Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Mireille Adler

He'll blow down her fairy tale world

Рекомендованные сообщения

He'll blow down her fairy tale world

 

9515c1c7d3d7b043fc13a868fb0bb31b.png

Дата: 24 Первопада 9:42 Века Дракона
Место: Территория Скайхолда. 
Погода: Спокойный холодный вечер. Небо чистое - впору для любования звездами. 
Участники: Mireille Adler; Reinchard Lassen
Вмешательство: Можно нинада
Описание: Оказавшись в незнакомом месте, наверное, многие из нас стремятся познакомиться с людьми из нового окружения. Или же, наоборот, отстранить себя от какого-либо общения, ограничиваясь таковым лишь по необходимости. Но даже выбрав второе, все часто идёт не по плану и поворачивается в итоге так, как мы даже и помыслить себе не могли…


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 4
  • Ломай меня полностью 2
  • Какое вкусное стекло 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Звезды б повысыпали давно уже, в такой-то вечер, замерцав холодными искорками, да вот только Брешь не дает. Движущаяся непрестанно, хаотично-упорядоченная, неестественной мертвенной зеленью ведьминского котла, как представляют его себе крестьяне, сияющая на небесах. Выше, чем небеса.

За гранью которых — орды демонов и Черный Город, суливший когда-то вошедшему могущество богов.

Райнхарт вытащил самокрутку. Лениво повертел ее в пальцах, сжал в зубах — раскусив чуть край, чтобы почувствовать на языке вкус травяной смеси. Не торопясь при этом прикуривать. Спешить ему было некуда. Более того, и без эльфийского корня, входившего в состав, в голове немного шумело. Совсем немного. Напиваться он не напивался никогда, зная прекрасно, что алкоголь язык развязывает не хуже, чем дыба, и при этом без применения какого-либо насилия. А так глупо разрушать легенду, что не взяли на прочность зубы храмовников, ему ох как не хотелось...

Его дела здесь были еще не окончены.

В таверне он посиживал часто, зубоскаля, байки травя под столь нелюбимый эль, да прислушиваясь внимательно к тому, о чем говорили другие. Народ-то разный заходил, от разведчиков до трудяг простых, и в пьяных обсуждениях девиц и заезженных слухов, мелькало порой интересное.

Что венатори обдумывал уже потом, в одиночестве и под хорошее вино. Прикидывая, можно ли — да и стоит ли? — использовать то, о чем узнал.

На сегодня со сбором информации Райнхарт закончил. Даже быстрее обычного, разочаровавшись и в чужих беседах, краем уха улавливаемых, и в той, что сам вел. Одни и те же темы, одна и та же суть, только другими словами обрастающая да подробностями такого рода, что ясно сразу: привирает рассказчик, причем берегов не видя. Не дали ничего и попытки вывести на новое нечто, о чем не говорилось вовсе или говорилось с опаской, так, что и надавить-то не рискнешь — а вдруг подозрительность проснется, которую едва вот усыпить удалось.

Разговоры же о четыре дня назад прибывших андерцах Регену откровенно приелись. Определенная доля любопытства у него осталась, и пополнить свой багаж сведений он был намерен при первом же представившемся случае. И для этого лучше всего подходило непосредственное, личное общение с кем-то из них. Слухи хороши, конечно, но лишь как ориентир, понимание того, в какую сторону двигаться и копать следует. И то повозишься порой как следует, выковыривая из нелепых придумок одну-единственную крупицу истины, что, как может потом оказаться, и не стоила вовсе приложенных усилий.

А повода наладить контакт таким образом, чтобы это не привлекло ненужного внимания, Райнхарт не придумал пока что. Однако все впереди еще, несмотря на то, что да, задачу эту решить надо бы в ближайшее время, не откладывая в долгий ящик.

Поджигает все-таки затлевший с тихим треском кончик самокрутки, затягивается — глубоко, во все легкие, привыкшие уже давно, задубевшие. Выдыхает бледное облачко дымка  к ночному небу.

Немного не тот все же вкус у сгорающей травы, которого венатори хотел добиться. Надо будет попробовать в следующий раз увеличить долю конопли в составе...

Расположился он возле таверны, но не у самого крыльца. Позади здания, чтобы и с людьми не сталкиваться, и от окон подальше. Курево подобного рода на всех действует по-разному. На Рейнхарда Лассена, из-за длительной привычки — расслабляюще. А вот кому-то хватит и один раз дыма глотнуть, чтобы бегать потом и ловить сантиметровых кунарийских шпионов по крышам Скайхолда.

Оно забавно, конечно, но то со стороны.

Огонек, хорошо видимый постороннему в полумраке, сдвигается, переползая вслед за самокруткой на другую сторону рта.

Задумчиво.

Вновь и вновь Райнхарт возвращался мыслями к Скайхолду. Не к штаб-квартире Инквизиции. Не людям, обитающим и обитавшим здесь. Не крепости, перестраивавшейся многократно, одним народом вслед за другим, волна за волной, оживления за долгим запустением вслед.

Он чувствовал на уровне инстинкта, что само место это пропитано древней магией. Отголоски коей чувствовались в самих камнях, в воздухе даже словно б — свежем, холодном, которого требовалось больше, чем в низинах, для того, чтобы надышаться.

Магией, к секретам которой так хотелось прикоснуться...

Что ему вряд ли светило, коли быть честным с самим собой. Но мечтать и тянуться к большему не вредно. Без этого нет движения вперед, лишь прозябание, смирение барана с рамками, неважно кем установленными — обществом, властями или самим собой.

Взгляд мага, если смотреть со стороны, немного плывет, рассеян; но самому ему свое сознание кажется ясным, как никогда. Лишенным к тому же лишних мыслей и забот.

Неплохой способ привести в порядок голову. После окуривания мозга вернется в него только то, что действительно нужно. А всякая мелкая шушера отсеется.

Очередная затяжка.


Where did all of the good people go?
They hide behind the bars on windows
In hopes they can forget we're close
Tryna get some of what they've got
5109fb739f5a28c6ed41da4a13739cfd_1__1.gif Cause I used to believe in justice
A place where there was better judgment
But now, I'm feeling so disgusted
By the "have its" and the "have nots"

 

  • Like 5
  • Ломай меня полностью 1
  • Какое вкусное стекло 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как быстро человек привыкает к новому? Да не просто к новому, а абсолютно непривычному - ненормальному, неестественному даже в какой-то степени. Да, пожалуй, для Мирей все было именно неестественным. Начиная с погоды, заканчивая людьми вокруг. И для того, чтобы привыкнуть ко всему этому, потребовалось очень много времени… 


Путь до Скайхолда был непростым, учитывая препятствия, которые то и дело вскакивали на пути отряда. Магичке приходилось действительно работать, применять свои способности как лекаря. И к смене климата постепенно привыкая, больше отвлекаясь на дела насущные… Но самое сложное началось именно с прибытием в крепость.


И дело не в горах, в которых обосновалась Инквизиция, и не в холоде. А в людях. Пожалуй, их было слишком много - разномастных. Подобная свобода действий девушку вгоняло в легкий ступор. Учитывая, что отряд, с которым она прибыла, вместе с сопровождающими его храмовниками сразу же свалил по поручению Bнквизиции. И Адальфус - наставник, заменивший отца Мирей - оставил чародейку одну, так сказать, обживаться на новом месте и наживать нервный тик от этого. Ведь заводить новые знакомства у Мирей выходило из рук вон плохо. 


Но несмотря на стадо тараканчиков в рыжей голове, девушка прекрасно осознавала, что запереться в келье башни, которую отвели для прибывших в стан Инквизиции магов, увы и ах, не получится, как бы не хотелось. И придется применять свои навыки на деле, дабы доказать, что не зря ее с собой вообще тащили за тридевять земель. И порой терпели ее бубнеж и прочие прелести сосуществования с Мирей Адлер. 


И не смотря на не очень уж и юный возраст, как самую младшую из группы магов, ее оставили. Ничего уже тут не попишешь - таково было решение старших. То ли из-за страха, что она накосячит, то ли боялись, что Адальфус не очень будет доволен потере своей названной дочери. Наверное, многие бы на его месте в таком случае расстроились. 


Пострессовав один день ровно, после того, как андерцы покинули для задания стены Скайхолда, Мирей нашла себе занятие. И не сказать, что было так много раненных, хоть и пара - тройка могли обратиться из-за не очень удачных тренировочных спаррингов на мечах. И не смотря на Брешь, некоторые заклинания применялись вполне себе легко и спокойно - уж царапину залечить и ребенок-маг сможет (нет, конечно, но Мирей считала, что подобный пустяк с самых азов учат). И основной ее работой в это время стало изготовление зелий и припарок. А также обучение такому мастерству других желающих. И к этой задаче андерка отнеслась со всей серьезностью, так как ремесло зельеварения она считала чуть ли не самым важным в жизни любого человека в принципе. И каждый уважающий себя авантюрист, боец, да вообще неважно кто, должен уметь в полевых условиях позаботиться о себе и о своем лечении в случае чего.


И вот на третий день ей выдался самый тяжелый фронт работ - почему то и покалеченных деревянными мечами выдалось много, и желающих научиться делать целебные припарки тоже. И расположившись в саду, рассказав уже про основные целебные свойства эльфийского корня и прочих прелестей, припрятала пару листочков этого растения на случай, так сказать, скуки и тоски. Комплектом к нему шел, естественно, оставленный Адальфусом мешочек с курительной смесью из Хоссберга. И пока Мирей не находила особого повода. До этого вечера.

 

Расслабляться иногда каждый имеет право, так ведь? К тому же день и так выдался на удивление суматошным. А лишняя суета Мирей всегда раздражала.


Не смотря на то, что территория Скайхолда была огромной, почему-то укромный уголок даже поздним вечером найти оказалось той еще задачкой. Оставив посох в комнате, да переодевшись в свою робу обычную, привычную - отправилась на поиски этого самого оазиса спокойствия. 


Честно - долго бродить не очень хотелось, тем более в одиночку. Поэтому не долго думая направилась к месту, где вроде и людно было, но при этом и можно куда спрятаться. Накануне за местной таверной полуразрушенный торговый навес заприметила. Там можно спокойно расположиться, любоваться себе на ночное небо и вряд ли кто-то тебя потревожит. 


Сказано - сделано. Находит место то, располагается на досках как на скамье, скрываемая полуразрушенной неширокой каменной стеной. Ловкими пальцами достает припрятанный ранее лист и на него щепоть смеси укладывает аккуратно, кончиком языка по краю листочка проводит, скручивает. Губами зажимает самокрутку, тот край, что был пустой - на кончиках пальцах, как на раскаленных угольках появляется свечение. Сладкий дым сразу ударяет в нос - закашлялась немного после первой затяжки. 


Слышит шаги и замирает. Не видно никого из-за стены, но и слышно, что уходить не собирается. Тихий шелест, вдох - Мирей видит дымок сверху. Хмыкает тихо, забавляясь тому, что не одна она выбирает такой способ развлечения вечером. И не сказать уж, что Адлер была очень любопытной, но сейчас так и подмывало посмотреть, кто же там. Она встает, наступает на дощечку, что под ногами валяется - та трескает в ночи достаточно громко. “Scheiße” - выругивается тихо, но слышно, судя по всему. Придерживаясь за холодные камни стены выглядывает из-за нее, глупо надеясь на то, что “шпионка” осталась до сих пор незамеченной. Высунув лишь голову из укрытbя, смотрит на того, кто нарушил ее идиллию. И замечает, что тот тоже смотрит на нее. 


Уставившись на мужчину, которого пока что в темноте досконально не разглядела, машинально, по привычке, к губам самокрутку подносит, которая так в руке и осталась и снова затягивается, уже не так сильно. И дым тонкой струйкой выпускает.
 


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 3
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Неясно, сколько бы так простоял — пока самокрутка до самых губ не дотлеет, наверное; до того желания не было возвращаться под укрытие каменных сводов, хоть бы и под ними было несравнимо теплее, чем на улице. Впрочем, холода Райнхарт не боялся; с огнем у него были отношения куда хуже, пусть и не до такой степени, чтобы бояться потрескивающего в костерке пламени, вспоминая о ревущем монстре, пожирающем Старкхевенский Круг. Расхожую фразу «все есть яд, и все есть лекарство», применить можно не только к травам и прочим ингредиентам зелий и снадобий. К жизни самой.

Дымок — бледный, различимый в полумраке едва — взлетает к небу, истаивает бесследно.

Небо. Воздух. Простор.

Даже смешно, что этого всего человеку недостаточно для того, чтобы чувствовать себя совершенно свободным. Всегда найдется что-то мешающее, кандалами тяжелыми висящее на руках и ногах — причем одни разбей, другие найдутся тут же, весомые менее гораздо, но не дающие жить спокойно тоже…

Маг с едва слышимым недовольством вздохнул, прикусив слегка нижнюю губу. Боль не ощущалась совершенно.

Кажется, мысли свернули куда-то не туда. Он рассчитывал отдохнуть, а не бродить в очередной раз по исхоженному лабиринту больного прошлого и настоящего.

Он вновь потеребил кончик самокрутки, заставив мелкие частички травы осесть горечью на языке. Затянулся глубоко — набрав полные легкие дыма — чувствуя, как расправляется грудная клетка. До предела, дрожащего напряжения…

Переступил с ноги на ногу, резко повернув голову.

Не послышалось.

Треск дерева — словно б под весом чьим-то — можно было б еще без внимания оставить, но вот мат…

Коли быть честным, в том, что это именно мат, Райнхарт уверенности не имел, хоть и слово было смутно знакомым, слышанным где-то однажды. Вывод сделать мог лишь по интонации, с которой произнесено слово было, ни по чему больше. А для вывода однозначного и достоверного, что главное, этого ох как мало.

Да и занимало его сейчас в большей степени иное нечто, точно так же извлеченное из одного короткого слова. Путем построения незамысловатой логической цепочки, на предположениях основанной.

И если в ней не окажется проржавевших, рассыпающихся, стоит лишь проверить на прочность, звеньев, то он смело может сказать: все складывается более чем удачно. Так, как он и планировал, чтобы все сложилось рано или поздно.

Венатори повернул голову в сторону, откуда доносился звук, благо определить ее большого труда не составляло.

Улыбнулся — искренне, глядя на высунувшуюся из-за угла девушку.

Ассоциации в первую очередь, которая возникла в мозгу. С диким зверьком, который никак не ожидал, что в его уютное убежище вторгнется кто-то посторонний. И более того — внимание обратит, в то время как сам зверек недоумевать будет: как же вышло так, он ведь столь хотел остаться незамеченным?

Райнхарт отводит руку, задерживая тлеющую все еще самокрутку в пальцах. Щурится, силясь рассмотреть в полумраке черты чужого лица — которых не видно толком, а запускать магического светляка у него желания нет. Вообще не хочется выдавать лишний раз то, что он маг. С простыми людьми разговаривают обычно, как ни крути, охотнее, чем с теми, кто даром обладает, отличается от других.

Обычная стратегия выживания любого стада. Человеческого в том числе, как бы ни хотелось гордо говорить про разум и все прочее, что должно б было поднимать человека над зверем.

Незнакомка не спешит скрываться — думает, что попалась, несмотря на то, что задерживать ее против воли венатори б в любом случае не стал? И что-то внезапно к губам подносит, узнанное быстро, мгновение спустя, стоило только тонкой струйке дыма ввысь взвиться.

Вынуждая улыбку, легкую было, изогнувшую уголки губ едва-едва, сделаться еще шире.

Не ему одному пришла в голову мысль развеяться подобным образом.

Добрый вечер, — произносит дружелюбно, игнорируя тот факт, что ночь уже скорее накрыла Скайхолд.

Невзначай словно бы, ненавязчиво, без банальностей, к природе и погоде относящихся. Чутье, опыт общения, срабатывающий уже на автоматизме? Да кто его разберет. Привык скорее к тому, что к настойчиво лезущим на глаза, внимания добивающимся, относятся настороженно, неприязненно даже подчас. Не все и не всегда, но ведь и понятие личного пространства у каждого разное?

Из тех же соображений Райнхарт не торопился подходить ближе, выдерживая дистанцию — хоть и разговаривать на таком расстоянии не слишком удобно было. Уловит какой-то хоть намек на то, что девушка не против его общества, так подойдет. Ну а нет…

Хотя несомненно, хотелось ему, чтобы пошло все именно по первому варианту развития событий.

Прикуривает снова, не торопясь, дым вдыхая едва-едва.

Когда еще представится шанс с глазу на глаз пообщаться с кем-то из андерцев? Вполне быть может, не узнает он ничего такого, что могло б представлять интерес… но мимо колодцев, из которых в теории может когда-то довестись напиться, Райнхарт никогда не проходил.

А быть может, и не андерка она вовсе. Мало ли в Скайхолде девушек, предпочитающих бродить в одиночестве.

Но проверить ведь стоило?


Where did all of the good people go?
They hide behind the bars on windows
In hopes they can forget we're close
Tryna get some of what they've got
5109fb739f5a28c6ed41da4a13739cfd_1__1.gif Cause I used to believe in justice
A place where there was better judgment
But now, I'm feeling so disgusted
By the "have its" and the "have nots"

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всматривается в силуэт какое-то время, старается разглядеть хоть что-то. Глаза постепенно привыкают к полумраку, да и фонари с факелами помогают, однако отсутствие дневного света на восприятии сказывается. Приятный голос незнакомца нарушает тишину - неловкую, как сначала показалось Мирей. Понимает, что выглядит она сама, наверное, немного глупо - выглядывая из-за стены. Ничего с собой поделать не могла. Все вокруг было настолько чужим и холодным, что наводило страшную тоску. Люди были не исключением. Чувство брошенности тоже не добавляло оптимизма магичке, хоть и понимала головой, что никто ее не бросал по факту. Просто так надо было. Но заставить себя чувствовать то или иное очень сложно. Можно скрыть, притвориться, надеть какую-либо маску безразличия, но направить чувство в нужное тебе русло - нет, невозможно. 


Незнакомец, вроде, показался нормальным. На первый взгляд. 

 

- Guten Abend, - тихо произносит по привычке уже скорее, просто повторяя услышанную фразу - морщится слегка от осознания того, что надо бы уже привыкнуть, что на андерском тут никто не разговаривает. Кроме андерцев, которых рядом не было. И исправляется сразу, поправляя приветствие на торговый - Добрый вечер… - с еле уловимым акцентом, но все же слышимым. 


Выглядывать подобным образом из своего укрытия было, возможно, не совсем прилично… Хотя не ей об этом заботиться, учитывая, сколько косых взглядов за эти четыре дня увидела и перешептываний услышала. Она вышла, бросив недокуренную самокрутку под ноги и притоптала носком сапога. Поправила длинные рукава своего одеяния и стряхнула пепел, что попал на подол. Кто его знает, как отреагирует на подобное… Собственно, также неизвестно, кем он в принципе является. Вдруг тем, кто следит за моральным обликом Скайхолда? Вряд ли такой человек вообще здесь есть, но забавная мысль уже голову посетила, собственно, так же быстро, как и улетучилась после этого.


Затем снова смотрит на мужчину, не произнося ничего больше, слегка набок склонив голову, неосознанно. Тот, вроде как, настроен дружелюбно. Это просто он еще не знает, кто она такая…


Мыслительный процесс уже заторможен слегка, хоть и выкурила всего ничего. Однако, она ведь этого и хотела - чтобы немного отвлечься от того, что накатилось. И дело даже не в том, что ей сложно готовить эти самые припарки или зелья, ей сложно было привыкнуть к чему-то новому. Незнакомому.

 

Магия чудесным образом способна отсеять нежелательных собеседников. Адлер не хотела тратить время на людей, которые, узнав, что она маг - сразу начнут кривить морды и отворачиваться от нее, словно от воняющей псиной бродячей собаки. Почему бы в этот раз тоже не воспользоваться такой замечательной возможностью?

 

Легкое движение ладони вызывает самое просто заклинание, которое только могло быть придумано вселенной - небольшой пучок света. Такой пустяк, как может показаться, может сразу расставить все точки над i. Ну и разглядеть уже наконец-то того, кто тоже пристрастен к курительным смесям разного рода. 
 


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 3
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Настороженная. Недоверчивая. Точно лесной зверь — принюхивающийся, поводящий ушами настороженно, не решающийся никак сделать шаг навстречу.  Это все еще забавляло мага немного — беззлобно, без насмешки какой-либо. Нечасто все ж доводилось сталкиваться с подобным. Ненависть открытая, на расстоянии держащаяся, злые глаза, смотрящие в щели меж ставен и шепот язвительный за спиной — то да, дело привычное. На которое и внимания не обращал он уже подчас большого, только зубы стискивал, напоминая себе: придет однажды и его время, когда каждый расплатится…

Незнакомка все-таки отвечает; и звучание речи ее — андерской, в этом Райнхарт уже уверен — приятно. Красивый голос, музыкальный, так и представляется негромко выводящим песню какую-то. На чужом, незнакомом языке. Акцент, когда девушка переходит на торговый, слаб, но слух все равно режет немного, несвойственным чем-то отдает, щербинку в органичности создающим.

Начало положено. Отреагировала, не скрылась — и то уже хорошо; значит, шанс зацепиться, выйти на контакт есть.

Не двигается сам, только лишь  очередную затяжку делает, ожидая, пока она выйдет из-за угла — невысокий, гибкий силуэт, бросивший наземь, затоптавший тлеющий огонек. До чего венатори дела точно никакого нет. Не страдает чистоплюйством; тем более чем хуже сушеный эльфийский лист такого же листа в поле, где и мысли в голову никому не придет подметать?

 Смотрит с интересом, сощурившись — неосознанно зеркально чужому жесту наклонив голову.

Кажется, Райнхарт может даже назвать ее имя. Слышал кое-что, так, краем уха… Только вот высказывать догадки свои он не торопится — не любят люди тех, кто слишком много о них знает, причем не будучи знакомым лично. Ох не любят…

Движение чужой ладони, светящийся сгусток энергии, зависший в воздухе. И вызвавший у Регена чувство легкого недоумения, несмотря на то, что соображали затуманенные слегка наркотиком мозги сейчас не лучшим образом.

Что она хотела этим сказать?

Впрочем, что бы ни хотела…

Венатори вынимает самокрутку изо рта, жестом небрежным подвешивает окурок в воздухе. И затушивает резким движением пальцев, не прикасаясь — магией только лишь, приложив ничтожное совершенно усилие.

Показывая словно жестом этим — здесь все свои.

Кажется, я Вам помешал.

Чуть улыбается вновь, пользуясь предоставленной наконец-то возможностью рассмотреть ее лицо.


Where did all of the good people go?
They hide behind the bars on windows
In hopes they can forget we're close
Tryna get some of what they've got
5109fb739f5a28c6ed41da4a13739cfd_1__1.gif Cause I used to believe in justice
A place where there was better judgment
But now, I'm feeling so disgusted
By the "have its" and the "have nots"

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

С магическим светлячком уже можно было разглядеть лицо незнакомца. Чем, собственно, Мирей и решила незамедлительно заняться. Она никогда особо не думала о том, что может смутить кого-то, вперив взгляд в человека. По сути - нее ее это забота была. Испытывают дискомфорт при зрительном контакте лишь те, кому есть, что скрывать. Открытые люди подобные вызовы стоически выдерживают, даже с легкой улыбкой на лице. Как и этот человек.


Он словно терпеливо ждал, когда Мирей немного к нему привыкнет. Момента, когда та хоть немного расслабится и сможет начать нормально разговор. Она могла бы, наверное, только не в таких условиях, как сейчас… Как последние несколько дней. Которые выбили немного из привычной колеи. Уже в голове стала выстраивать план - не хитроумный: о том, как можно ретироваться, не обидев своего невольного собеседника. Не смотря на то, что, чего себя обманывать, при магическом свете, рассмотрев уже лицо мужчины, Мирей отметила, что тот очень даже недурен собой. Человека с подобными чертами лица можно даже назвать смазливым. Но то не значит плохо или наоборот, очень хорошо. Просто в силу разного восприятия людей людьми для каждого это может быть как недостатком, так и достоинством. Конкретно Мирей ничего плохого в этом не видела. 


Возможно, неплохо было бы все таки завести какие-то знакомства помимо привычных магов и храмовников из Хоссбергского круга. Которых не было рядом. И еще долго не будет. И, как бы того не хотела, промелькнувшая идея о том, что новые друзья нужны - очень даже не плохая. 


Проблема была немного в другом - заводить их Мирей категорически не умела, каким-то чудесным образом отталкивая от себя потенциальных собеседников. 


Магичка сделала неуверенный шаг вперед прежде, чем замереть на месте. На его манипуляции с самокруткой девушка невольно улыбнулась. Слабо, может, чуть заметно, но все же. Да и сам факт того, что тот плеваться не начал, увидев, что она маг - хороший знак уже был. Ну, раз уж он сам оказался чародеем, уж точно не ему тут плеваться. Странным только магичке показалось то, что одет он был… Иначе. Да, именно иначе. Почему? Да потому что она привыкла к тому, что маги все-таки носят отличительную робу. Каждый Круг свою, даже если фасон, цвет и крой маги выбирают свои, то все равно одежда остается той же. Адлер могла предположить лишь то, что этот человек был не из Круга. От привычек очень сложно избавиться, тем более в одежде. 


Она некоторое время пыталась подобрать слова, чтобы ответить. Понимала, что выглядит глупо, возможно, даже вызывала раздражение своим молчанием, но поделать с этим ничего не могла. Но все же отвечает, взгляд отведя немного в сторону. Не от собственного смущения какого-то, а чтобы собеседника своего не смущать как раз:
- Нет… Вы не помешали. Собственно, нечему было мешать.


Говорит тихо, вкрадчиво, стараясь правильно слова и предложение выстраивать. 
- Меня Мирей зовут.


Так ведь начинают знакомство, правильно? Озвучивают имя, что-то спрашивают. Когда в условиях более форс-мажорных встречаешь людей - все более просто происходит. Сейчас же, в так называемом состоянии покоя казалось это в разы сложнее.
 


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 4

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Красивая — не прямо в лицо он ей смотрит, зная прекрасно, как неприятно внимание неприкрытое, откровенное, от чужака тем более, но это, однако, подметить может.  Благо света огонек сотворенный дает достаточно, не тусклое свечение, с помощью которого и не разглядишь ничего…

Рыжие волосы — распущенные, что обаяния своего придавало, хоть и смотрелось сомнительно с точки зрения удобства. Магу, например, собственная шевелюра подчас откровенно мешала — лезла в глаза, вынуждая постоянно убирать пряди со лба. Сам он себе говорил, что это игра на образ, мелкая деталь, придающая достоверности — хотя где-то в глубине души знал, что не в этом дело. Точнее, не только в этом.

Он продолжает играть и быть кем-то другим — не собой, пока не закончится его война.

А не закончится она, скорее всего, никогда.

Взгляд в глаза чужие, мельком брошенный — с легким удивлением заметив, что они разные. Сапфир и янтарь. Видеть подобное Райнхарту доводилось и раньше, однако в иной несколько форме. Зеленый и карий, часть радужки, имеющая другой цвет… а вот такое — впервые.

Много ли она натерпелась за годы своей жизни от людей, склонных гнобить тех, кто хоть сколько-нибудь отличается от них?

Склоняет голову чуть набок, ловя улыбку слабую и восприняв это как хороший знак. Расслабилась немного, поняв, что он тоже относится к числу обладающих даром?

Что в свою очередь тоже может быть многообразно истолковано и, следом — многообразно использовано… однако думать об этом рано еще. Да и привычное просчитывание ходов партии наперед — определенно не то, чем стоит заниматься на голову, пусть и приятно легкую, однако к сложным выводам не слишком-то и способную.

Сиюминутного ответа Райнхарт и не ждал, однако молчание начинает затягиваться. Раздражает ли его это? Ничуть. Время сегодня ему не дорого — тратить направо и налево может, не считая. Так, как ему — сиюминутно — хочется, а не так, как того требуют цели, долг, обстоятельства и все прочее, чем жизнь человека — и его в том числе — опутана, будто б цепями. Не вздохнешь лишний раз.

Когда магичка размыкает губы наконец-то, то произносит слова медленно — словно б ей было тяжеловато разговаривать на торговом. Впрочем, даже если оно так и было, магу это не мешало ничуть. Главное, что понимают друг друга, а все остальное дело десятое. Всякого за свою жизнь перевидать и переслушать довелось, что в сравнении с этим неторопливая, ошибиться будто б боящаяся речь — мелочи сущие.

Мирей. Имя, удивительно мягким кажущееся, и произносимым точно так же. Шелест прибоя, перекатывающего камешки на побережье…

— Рейнхард, — чужое имя, так похожее на собственное, слетает с языка легко. Спокойно, с ясно выраженной готовностью к разговору — и одновременно с одинаковой готовностью прервать его, если потребуется.

Фамилии венатори не называет; Мирей сама не озвучила свою, так зачем ему давать ей больше информации, чем получил? Не расположит к себе, насторожит только… от незнакомцев излишняя откровенность подозрительна всегда. Если не ясно с первого взгляда, конечно, что перед тобой балабол, который готов всю историю своей семьи выложить, как на духу, с самого сотворения мира.

— … бывший чародей Круга Ансбурга.

Произнести подобное ему кажется внезапно забавным. Или не ему, а дымку, вкус которого все еще ощущается во рту? Так или иначе, промелькнуло в голове что-то мальчишеское, рискованное. Жаждущее узнать, как законопослушная — на первый взгляд — чародейка отреагирует на известие о том, что общается, по сути, с отступником. Получившим временное отпущение грехов, на период, пока полезен будет, но суть от этого не меняется.

Как и церковные догматы, вбитые в головы не только храмовникам, но и, увы — магам некоторым тоже. Причем накрепко.


Where did all of the good people go?
They hide behind the bars on windows
In hopes they can forget we're close
Tryna get some of what they've got
5109fb739f5a28c6ed41da4a13739cfd_1__1.gif Cause I used to believe in justice
A place where there was better judgment
But now, I'm feeling so disgusted
By the "have its" and the "have nots"

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хруст под ногами снова слышится - невольно вниз опускает голову, смотрит. Не заметила, как шаг навстречу невольно сделала, хоть маленький, наступив при этом на сухую веточку, которую и рассмотреть-то практически невозможно было. 


Этот человек явно умел к себе расположить, даже такую неразговорчивую особу, как Мирей. Даже если не расположить, то заинтересовать уж точно. Вопросы сами собой в голове возникали и почему-то хотели, чтобы на них ответили.
Мирей, собственно, ничего плохого не видела в том, чтобы их задать. Интерес и любопытство надо утолять, а то они имеют свойство превращаться в недосып и нервозное состояние.


Одно только имя чего стоило - звучащее знакомо. Так звучат многие имена в Андерфелсе, что тоже не могло ее не заинтересовать. Возможно, это даже на ее лице как-то отразилось, стало оно менее напряженным, не таким сосредоточенным, не смотря на тень промелькнувшей улыбки. Только вот не вязалось с местонахождением Круга. Мирей знала, наверное, все Круги которые находятся в Тедасе - входит в программу обучения тех же Кругов. И тот, что назвал Рейнхард, относится, если она не ошибается, к Вольной Марке. Что ж, ровным счетом, это ничего такого не значит - перевод из Круга в Круг магов - дело обычное. Вопрос тут совершенно в другом - по какой именно причине переводят магов. Чаще из-за способностей, но и может быть такое, что нерадивых чародеев переводят в более строгие Круги. Конечно, она может и вовсе оказаться не права. Чего далеко ходить - ее собственное имя далеко не андерское. Выросла бы она при матери, то, наверное, спросила бы ее потом, когда возник бы такой вопрос, почему выбрали именно это имя для нее. Но, увы, спросить было не у кого, когда он таки появился. Сейчас уже сложно было оценить, как именно к этому относится Мирей - грустно ей или нет… Так получилось. И выбор был невелик - принять и адаптироваться или же бороться и умереть. Бороться ребенку безусловно бессмысленно, так что принятие одного из двух решений было очевидным. 


Цепляет слух слово “бывший”. Понять его сразу же не получается. Либо же это происходит тогда, когда действительно не понимаешь, о чем речь, либо же игнорируешь внутреннюю тревогу, потому что сам не хочешь испортить мнение о своем собеседнике. И почему возникает второе - только додумывать остается. Чародейка пока не понимала, почему именно конкретно она о плохом думать не хотела, однако слегка брови свела, снова немного напряглась - неосознанно скорее. 


“Почему “бывший чародей”?” - вопрос, который она хотела было задать сейчас, но сделала лишь мысленную пометку, что сделает это чуть позже. Девушка в этом ничего зазорного не видела и, как говорилось ранее, проблем со сном иметь попросту не хотела. Забавно сейчас было то, что она даже не сомневалась, что продолжение у этого странного и пока что достаточно куцего диалога все же будет.


- У Вас имя интересное, - непосредственно и непринужденно произносит рыжая, продолжая смотреть на парня, - на андерское похоже. 
 


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 3
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Зацепила ее последняя сказанная им фраза — понимает отчетливо; мелкие реакции тела не спрятать, как бы совершенно ты не владел своей мимикой. Единственный выход, известный Райнхарту: надежный, беспроигрышный, непростой пусть в реализации — действительно вызвать у себя эмоцию или хотя бы отголосок ее, ту, которая требуется. Заглушить истинное, сделать истинным надетую личину. Мирей же этим явно не владела, — дрогнули брови настороженно… однако не произнесла ничего. Быть может, позже этот вопрос задаст, обкатав его в голове? Или предпочтет промолчать вовсе?

Не говорит, и не уходит — тоже. Она нравилась ему все больше и больше. Другой на ее месте вцепился бы в сказанное, как крыса в неосторожно близко поднесенную руку. Как же не плюнуть в отступника, тем более столь нагло не скрывающегося, не опускающего взгляда?

Кто-то и впрямь верил во вбитые в мозг андрастианские идеалы (которые, к слову, можно было трактовать и совсем иначе! взгляни только под другим углом, не боясь отойти от общепринятого мнения), кто-то стремился таким образом лишний раз подчеркнуть свою лояльность. Последнее претило Регену, пожалуй, даже больше. Предательство тех, кто с тобой одной крови, одной силы; и не нужно оправдывать барана тем, что он баран.

При всем этом он сам лгал как дышал. И закрывал глаза на это маленькое несоответствие идеалов поведению.

Это все для дела. Для высшей цели.

И это будет оправданно.

Разноглазая все же размыкает губы.

Слова — но немного не то, что Райнхарт ожидал бы услышать.

Однако над ответом он не задумывается.

— Возможно, оно и есть, — пожав плечами, смеется приглушенно — без насмешки какой-либо, с одной лишь иронией легкой. Над самим же сказанным. И почти тут же замолкает резко, бросив взгляд на небо.

Зеленоватая Брешь клубится пробоиной, раной загнивающей на теле небес.

Венатори медлит пару секунд, затем продолжает, серьезнее уже:

Я не помню, какое имя носил мой отец. И не знаю своего рода на тридцать поколений назад. Так что кто знает? Вдруг где-то в семнадцатом…

Ни слова лжи. В самом деле не знает родни своей — что говорить, если о матери имя только лишь помнит, да лицо, из памяти полустершееся. Отца и вовсе не знал никогда, и уж тем более не помнил, чтобы о нем хоть слово произносилось.  Белое пятно, давшее жизнь и ничего более.

Было бы что-то в жизни его иначе, не обнаружься у него дар — благословение и проклятье?

Нечего думать об этом.

Прошлое и будущее едины, не имеют значения, лишь в Тени. Здесь же, в реальности, прошлого — уже нет, будущего — еще нет, настоящее сгорает, как сухая трава.

Невозможно изменить что-либо из того, что уже свершилось. Да и стоило бы, будь такая безумная, столь привлекательная для многих, возможность?

Нет.


Where did all of the good people go?
They hide behind the bars on windows
In hopes they can forget we're close
Tryna get some of what they've got
5109fb739f5a28c6ed41da4a13739cfd_1__1.gif Cause I used to believe in justice
A place where there was better judgment
But now, I'm feeling so disgusted
By the "have its" and the "have nots"

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Девушка приобнимает плечи, слегка ладонями поерзав по ткани. К такой погоде она еще не успела привыкнуть. Сухой и жаркий воздух, который порывами ветра бросает песок из стороны в сторону были ей намного привычнее и роднее, чем даже такой спокойный и безветренный вечер. Было холодно. От снега, что был за этими стенами и высоких гор. Слишком светло, слишком бело, снежно - одним словом: непривычно. Но ведь человек ко всему привыкает, так? 


Она следит за взглядом Рейнхарда и тоже смотрит на небо с неествественно-зеленым заревом. Чуть склоняет голову, рассматривая дыру в небе и одновременно слушая своего собеседника. И мысленно согласна с ним была, неизвестно ведь, кто был среди наших родственников… Особенно это неизвестно магам в Круге, которые, увы, утратили свою возможность изучать генеалогическое дерево с приобретением магического дара. Разве что уже потом, давно перепрыгнув ранг ученика, но, как правило, уже дела нет до этого никакого - копаться в том, что не так уже и интересно. Да и зачем? Что это изменит, например, узнай Мирей, что в роду ее есть орлесианцы, допустим? Да ничего. Она останется все той же - магом Круга Хоссберга, андеркой. 


И хоть мысли сейчас в этом направлении шли, стоило бы поддержать разговор с мужчиной, тему подхватить, но Мирей была слишком… Собой.


- Красиво… - лишь тихо произнесла, так взгляда от неба не отрывая. Спохватившись, она испуганно посмотрела на мага, слегка в разные стороны мотнув головой в отрицательном жесте.
- Я имею ввиду… Я не одобряю и не даю положительную оценку тому, что происходит, - бегло заговорила она на торговом, слегка проглатывая мягкие звуки, а уж картавя и того почти незаметно, - Просто… 


Она пытается подобрать хоть какие-то слова в свое оправдание, точнее в оправдание слова, что так неаккуратно вылетело. И она ожидала явного неодобрения от своего нового знакомого. Хотя, не наплевать ли ей всегда было, что о ней подумают другие? Странно. Почему-то этого человека, что оказался тут по такому случайному совпадению, ей не хотелось расстраивать. Или, сказать правильнее - испортить впечатление о себе. И она надеялась, что хорошее. Хотя, лучше бы вовсе рот не открывала… Вот, так всегда. Не умела знакомства заводить, нехрен и начинать.


- Если забыть о последствиях возникновения этой… Бреши, - так ее называли, да, - И абстрагироваться от того, что происходит вокруг нее, и просто посмотреть… Это явление выглядит необычно. Необычное зрелище, как правило, нас либо пугает, либо восхищает. И, как это не странно, первое впечатление об этом ошибочно…


Она нахмурилась, отвернувшись, понимая, что несет полнейший бред, который никто не обязан слушать. Лучше б сидела в отведенной магам башне Скайхолда, как делала до этого всю свою жизнь в Андерфелсе и не рыпалась. Это у нее лучше всего получается.


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 2
  • Какое вкусное стекло 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Взгляд от Бреши отводит, на собеседницу покосившись, брови недоуменно вздергивает — не на произнесенное слово реакция, на жест ее. Как если б сказала она… и пожалела тут же, что нельзя отмотать время немножко назад или хотя бы заставить забыть то, что слетело с ее языка.

В котором Райнхарт не видел ничего такого. Он относился к числу людей, которые могут заметить прекрасное даже в том, что усиленно порицается с точки зрения общественной морали или же тем же обществом пугающим считается, отвратительным чем-то, что не вызовет у нормального человека и тени какой-то положительных эмоций…

Рябина кровяных капель, вмерзшая в снег.

Мозаика обглоданных оленьих костей на снегу.

Искаженные блики на чешуе демона.

Брешь…

Страх и отвращение — беспричинные часто, испытываемые лишь потому, что их нужно, должно испытывать — забивают желание и лишают возможности взглянуть с иной стороны, под иным углом.

Райнхарт почти не слушает сбивчивых фраз. Понимает: одна лишь у них цель — тему перевести, заглушить в памяти недавнее,заставить забыть  о допущенной оплошности… точнее, о том, что считали оплошностью.

Красиво, — соглашается он спокойно, переведя вновь взгляд на небо и не добавляя более ничего. Однако тоном самим давая Мирей понять: ей нет нужды оправдываться за сказанное. Нет и не будет — перед ним, по крайней мере.

Ситуация внезапно всколыхнула в самой глубине души чувство неприязни. Не к рыжей девушке, о нет. К тем, благодаря кому она считала свое — отличающееся от чужого — мнение чем-то недостойным, за что нужно извиняться, за которое нужно чувствовать себя неловко и неуютно…

Как же маг ненавидел тех, кто считает свою позицию единственно правильной и пытается навязать ее другим, особенно посредством впихивания в неокрепшие еще, к доверию склонные умы — анализировать не умеющие, критическим мышлением не владеющие. Да, собственный опыт достается тяжело, потом, кровью подчас, но тем он и ценен — что твой он, что никто и никогда не отберет его у тебя. Если сам только не сдашься, не сломаешься, покорившись и согласившись, что дважды два — пять, а не четыре. Не откажешься от собственной сущности, своего права на волю и разум.

Хотя многие с ним поспорили бы. Привыкшие полагаться на других, не желающие принимать самостоятельных решений, выходить за границы хорошо знакомого мирка. Просто потому, что так удобнее. Потому, что, выйдя однажды из залитой солнцем уютной комнаты и увидев за ее пределами руины и серость, вернуться назад невозможно.

По крайней мере прежним.

— Необычного не всегда нужно бояться. Страх — хорошее чувство, но в малых дозах. В больших он попросту лишает возможности мыслить здраво.

Сказать на эту тему Райнхарт мог бы еще многое. Да и желание было — не так уж и часто все-таки попадается человек, с которым можно именно что просто побеседовать ни о чем, пофилософствовать даже отчасти… (нахватался он все же чего-то за время общения со Старшим, как ни крути). Только вот кстати ли оно сейчас было?

Не очень, думалось. С незнакомым человеком лучше не разговаривать все же в подобном ключе лишний раз. Кто знает — с готовностью ли он ухватится за возможность подискутировать, либо в депрессии глубокой окажется. Не говоря еще о некоторых возможных промежуточных реакциях.

У каждого свои темы, которые лучше не затрагивать — болят даже при легком надавливании.

Венатори переводит взгляд на собеседницу. Задумчиво склоняет голову набок.

В таверне сейчас гораздо теплее. И поводов для мрачных мыслей уж точно меньше. Вечер все-таки; и пусть людей много, вряд ли кто-то станет мешать их неторопливому разговору. Все уже подвыпили, расселись по компаниям… удивятся, максимум, чего это он вернулся, да и забудут тут же, через пару минут. А не забудут, так Райнхарт знал, как переключить нежелательное внимание с себя на что-то иное.

— Зайдем, может быть? — улыбается. И добавляет, сощурившись с хитринкой легкой: — Все развлечения за мой счет. Только, чур, много не проигрывать.

Алкоголь здесь подавали, конечно, большей частью отвратительный совершенно… во всяком случае, по мнению мага на него тратиться точно не стоило. А вот стол да пение бардовское пока что были бесплатны… да и нужно ли что-то большее для ни к чему не обязывающей беседы?

Помедлив и спохватившись, что мог смутить подобным переходом с места в карьер, Райнхарт произносит уже серьезно:

— А если честно, там просто уютнее.


Where did all of the good people go?
They hide behind the bars on windows
In hopes they can forget we're close
Tryna get some of what they've got
5109fb739f5a28c6ed41da4a13739cfd_1__1.gif Cause I used to believe in justice
A place where there was better judgment
But now, I'm feeling so disgusted
By the "have its" and the "have nots"

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Она смотрит на своего нового знакомого внимательно, присматривается. На сколько это возможно при тусклом свете магического маячка. Да, будь они у таверны, разглядеть получше можно было. А тут и навес от лунного света скрывал, да и вообще люди-то в целом существа дневные. Глаза их не приспособлены к ночи. Конечно, магию можно использовать, никто не спорит.

 

Вообще, Мирей даже нравилось то, то теперь она чувствует что-то наподобие свободы… Забавно, учитывая, что те же храмовники снуют туда-сюда, все так же косо посматривают, видно - не доверяют. Как и другие солдаты Инквизиции. Но тому, что Мирей минутой позднее назвала “красивым”, они не доверяют больше. Понимают необходимость присутствия магов, хоть эта самая Брешь и делала их обыденную работу нестабильной, неподвластной им самим же. Но такие простые заклинания не требовали даже чуточку концентрации, они доведены чуть ли не до статуса рефлекса. А вот более сложные…

 

Мирей бы, наверное, не осмелилась использовать на территории Скайхолда что-то более-менее серьезное. Неизвестно, как поведет себя магия с таким близким зеленым соседом, несмотря на уверенность магички в себе и своих силах. Дожила же до своих лет, в конце-то концов. Хоть и магом Круга была, и приключений тоже хватанула в свое время сполна. И вмиг волна этих мыслей ее отнесла к тем, кто сейчас действительно находился в опасности… Именно сейчас, в это время. Не успевшие толком приехать в эти стены, обосноваться, а снова ринулись в бой, без передышки. Ее даже чувство некоего стыда гложило, хоть и понимала, что все равно из них кто-то, да должен был остаться здесь. Жребий пал на нее, ничего не попишешь. Да и перечить слову Адальфуса она бы не стала… Тем более когда понимала, что тот прав так или иначе. Здесь была история немного иная, могла бы и поспорить, и в “позу” встать, но не стала показывать свое упрямство, которое иногда так и просилось вылезти наружу и показать себя. Соглашаться и идти на поводу намного легче, с этим даже спорить сложно. Но легких путей многие не ищут…


Мирей невольно улыбнулась, когда молчание прервалось повтором ее оценки зеленого зарева на небе Рейнхардом. Да пусть даже и ради приличия это сказал, не разделяя ее точки зрения - все равно приятно. Приятно, что кто-то не старается тебя задеть, а наоборот, немного расположить к себе. И у мага пока что это получалось. И весьма недурно. Андерка редко кому могла довериться вот так сразу, и этот малознакомый ей человек исключением не был. Она не собиралась ему сейчас рассказывать абсолютно все о своей жизни, какие-то свои тайны выдавать или секреты… Но глупо было отрицать, что определенной долей харизмы он обладал. И располагал этим самым к продолжению беседы. 


- Необычного не всегда нужно бояться. Страх — хорошее чувство, но в малых дозах. В больших он попросту лишает возможности мыслить здраво.
Она не могла не согласиться с подобным, поэтому неосознанно медленно закивала головой, соглашаясь.
- Много есть эмоций, которые нам мешают мыслить здраво. Но всегда ли это плохо? Наверное, нас это и отличает друг от друга и от других существ - страх, ненависть, симпатия… - она словно просто проронила вслух какой-то обрывок мысли, что рандомно пришел в голову. Посмотрела опять на Рейнхарда осторожно.


Она привыкла, что ее считают странной. И не удивилась бы, если маг думает абсолютно также. Но вот чему она действительно удивилась, так это приглашению продолжить этот, как может показаться сначала, нелепый разговор. Она даже не скрывает легкого удивления во взгляде, что бросает на собеседника. И честно, представившийся перед ней выбор, как именно провести остатки вечера, немного застал ее врасплох. С одной стороны, уж делай то, что делала до этого. Зайди в библиотеку (обнаружив которую впервые, Мирей чуть в обморок не упала, увидев количество книг, а главное - оценив их редкость), изучи какой-нибудь интересный фолиант, да спи себе спокойно. Или же… Пойди в таверну и закончится этот день вообще не понятно как. И последний вариант ее интриговал - соврала бы сама себе, если бы подумала иначе. Неужели стоит давать судьбе отворот-поворот, когда она тебе такой, может, не самый яркий, но все же шансик предоставляет?


Чуток поколебавшись, Мирей слегка щурится и произносит:
- Зря Вы это предложили. - Сначала можно было подумать, что смотрит осуждающе, но вмиг в лице меняется, искренне улыбается и завершает свою фразу, - Потому что проиграю я много, так как получается это у меня из ряда вон плохо. Либо придется меня учить, либо раскошелиться.
Мирей окончательно вышла из своего укрытия, попутно махнув рукой, как будто отгоняла назойливую муху. Светлячок, что висел в воздухе, тут же потух. Необходимости более в нем не было.
- Хорошо… - вдогонку, в подтверждение слов об уюте говорит, - а я, если честно, уже немного замерзла тут стоять… 
 


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 3
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

О чем она думает, глядя на него сейчас — с вниманием приглядывающимся, изучающим словно б, человеку свойственным, мало что видевшему в своей жизни кроме книг и стен? О многом, полагать надо… и честно признаваясь, Райнхарт не прочь был бы это узнать. Не так, однако, что это было его навязчивой идеей — отнюдь. Напротив, без прямого доступа к чужим мыслям было… интереснее. Угадывать исключительно по внешним признакам, какое воздействие оказали его слова и поступки, напрягать мозги и внимательность, а не пользуясь всем готовеньким.

Выслушивает ответ девушки — внимательно — жестом небрежным и, как всегда, раздраженным чуть, волосы отбросив со лба, заправив под другие пряди.

Ответ ему нравится. Однозначно.

В словах ее есть зерно разума. Искра рассудительности незамутненной, которой так хотелось помочь проклюнуться, пробить жирную почву — стремясь наверх, к свету…

Хотя бы просто потому, что ощущать себя едва ли не единственным адекватным всецело человеком Райнхарту уже наскучило. Нет, он вовсе не считал других идиотами, просто… скажем так, делал поправку на мировоззрение и убеждения, заложенные когда-то в далеком детстве, усвоенные без споров. И что он знал со всей точностью — чужую точку зрения люди такого склада воспримут недоверчиво, а то и опасной сочтут.

А потому при себе стоит держать свои мысли и рассуждения — как бы ни хотелось поделиться ими хоть с кем-то, обсудить, услышать альтернативные — ценные весьма порой — мнения. Молчать, скрываться и таить…

Неужели у него наконец появился шанс в кои-то веки найти собеседника — которому далеко до Старшего, конечно (было б глупо отрицать, что маг не скучал совсем по пространным беседам, в которых мудрость веков сталкивались подчас с современным критическим рационализмом…); но в сравнении со всеми прочими…

Здесь хотя бы есть просвет. И это хорошо.

И перечень длинный весьма, — соглашается спокойно. — Ибо каждому рассудок затмевает свое. Кого-то ослепляет любовь, кого-то ярость, а кто-то оступится на тропе под весом мешка с золотом, который так жаль выбросить — даже затем, чтобы спастись…

Истина, идеал лишь в чистом разуме, твердом, как клинок, договаривает про себя. Который принимает в себя лишь то, что способно его закалить, который даже в крови и грязи остается смертоносным, острым…

Мирей отвечает на предложение зайти под крышу — так, что в первое мгновение подумать можно, будто она его отвергает, причем решительно. Но в следующий уже миг отвечает на его улыбку своей, договаривая.

Вынуждая Лассена вскинуть брови — честно говоря, и не ожидал от нее такого.

Удивила.

Не неприятно.

Значит, будете проигрывать то, что выиграю я. Легко пришло, легко ушло, — смеется уже почти — к деньгам венатори и впрямь относился без особого пиетета. За исключением тех случаев, когда их стоило все же приберечь, и не из прихоти соображений, а банального вопроса выживания. — А учить… не проблема тоже, я считаю. Далеко, — с намеком явным, что в ее умственных способностях и обучаемости он не сомневается и близко.

Спокойствие, отсутствие негативной предубежденности, демонстрация своей расположенности — вот наиболее простые слагаемые установления контакта. Как с человеком, так и зверем.

Тогда тем более, — отвечает на дополнение ее с ворчанием словно б легким — однако негативного оттенка лишенным. С нотками даже заботы какой-то — не слишком явными, впрочем, для того, чтобы быть замеченными однозначно и, возможно, принятыми оскорбительно… — Зачем мерзнуть, если можно не мерзнуть?

Надо полагать, там, откуда родом она, намного теплее…

По правде, и он сам, после стольких лет в Тевинтере, привык к несколько иным температурам. Но и к этим, тем не менее, приспособился — к хорошо забытому старому…

Смотрит вновь на девушку — силуэт уже смутный; магический огонек-то погас, не различишь выражения лица… раздумывая, стоит ли произносить это. Но… почему бы нет, собственно? Он же ей не жениться предлагает. Обычная стадия общения, ни к чему не обязывающая…

— Ко мне можно на «ты». Просто «Рейнхард».

У имени много сокращений — совпадающих с привычными; однако маг не готов слышать от постороннего пока что человека «Райн», «Райни», «Райк» и тому подобное. Подобный уровень доверия в его глазах еще нужно было заслужить; и процесс этот был не из быстрых. Выйдет ли в этом конкретно взятом случае довести его до конца? Кто знает…

Сворачивает за угол, не оборачиваясь — знает что следует за ним, краем слуха улавливая шаги.

И распахивает перед девушкой дверь в пляшущий огнистый свет, пение с аккомпанементом лютни и тепло запахов с кухни.

Простая вежливость, ничего более.


Where did all of the good people go?
They hide behind the bars on windows
In hopes they can forget we're close
Tryna get some of what they've got
5109fb739f5a28c6ed41da4a13739cfd_1__1.gif Cause I used to believe in justice
A place where there was better judgment
But now, I'm feeling so disgusted
By the "have its" and the "have nots"

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Собеседник Мирей казался все более интересным. Или, может, ей просто это казалось из-за того, что давно уже толком ни с кем не разговаривала. Странно… Человек всегда хочет того, чего у него нет, чем бы его при этом не наделили, или какое бы желание его не выполнили. Мирей не любила особо никогда, чтобы ее доставали с расспросами, сама неохотно лезла в диалоги, полемики или простые разговоры. И не любила, когда к ней с подобным приставали. Сейчас же, когда вот, казалось бы, желание твое сбылось - с тобой никто не разговаривает, ей от этого было чуточку тоскливо. Точнее, разговариваешь по большому счету только ты, показывая и рассказывая тем, кому это нужно, как приготовить простые припарки в кустарных условиях, да отвары обеззараживающие. А вот на отвлеченные темы… Чародейка немного соскучилась по этому. Самую малость. Пусть даже и не признается самой себе сейчас в этом из-за присущего хоть и в малой степени, но все же упрямства. 


Тем более это не пустые разговоры как с той же Анкой, с которой она долгое время делила келью, пока не стала чародеем, а вполне интересные, как показалось на первый взгляд Мирей. Может, полезности никакой как таковой не несут, да и вряд ли с помощью них какое-то открытие маги сделают, зато узнает мнение другого человека на этот счет, которое, как ей показалось, не столь уж и отличается от ее собственного. И от этого вечер становился лишь интереснее и занятнее. 


- При этом для некоторых как раз таки эмоции являются некоторым ограничителем. Умение эмоции контролировать, а не полное отсутствие таковых позволяет нам принимать истинно верное решение, Вы так не считаете? - Мирей задала этот вопрос, делая шаг навстречу магу. Согласие на посидеть в таверне уже дано, поэтому стоять просто так на улице она действительно смысла не видела. И сразу же, задумавшись на секунду, снова слегка нахмурив брови на мгновение (как делала она практически каждый раз, когда вслед за высказанной мыслью вдогонку сразу же приходила иная или же вовсе противоположная), добавляет:
- Хотя… Что есть истина? Крайне субъективное и относительное понятие. - даже с легким пренебрежением сказала, равняясь со своим новым знакомым, медленным шагом направляясь к дверям здания, что стояло буквально в паре шагов от них. Осталось лишь пройти вдоль стены да за угол повернуть. 


Мирей снова улыбнулась. Легкая нотка непринужденности этой беседы ей определенно нравилась. Не могла не нравиться, устав уже от кислых рож и взглядов косых, что кидали на нее периодически. С магами она толком познакомиться не успела здешними, Рейнхард был первым, к счастью или сожалению. Пока неизвестно.


- Будем надеяться на старую поговорку “новичкам везет”. Может, не так все безнадежно, - с тенью улыбки говорит, смотря под ноги. Споткнуться она не боялась, просто взгляд ее порой уж был слишком навязчивым, так сказать. Сама это прекрасно понимала, поэтому старалась лишний раз не пырить на тех, с кем разговаривала. И легко соглашается на переход на “ты” не видя в этом абсолютно ничего сверхъестественного. Так даже намного удобнее.
- Gut, “просто Рейнхард”. Ко мне тоже можно так же - просто Мирей. 


Магичку часто не то, чтобы пугало большое скопление людей в одном месте, вернее сказать будет - доставляло некие неудобства. Причем в плане ее собственной уверенности в себе. Ей было дискомфортно лишнее внимание, а в местах таких, где людей много, вероятность этого внимания соответственно увеличивалась. Поэтому, когда теплый свет таверны встретил двоих магов, распахнув перед ними дверь, Мирей словно от холода поежилась и нервно потерла ладонями плечи, будто бы и здесь было так же холодно, как и на улице. Хоть и было абсолютной неправдой.

 

Она окинула присутствующих в общем зале бегло - собственно, так же, как и на них посмотрели немногие те, кто вообще обратил внимание на вновь пришедших. Да и по быстрой оценке обстановки не такой уж и аншлаг был: дай Создатель пол зала было гостей. Однако, как и сказал маг до этого, здесь действительно было достаточно уютно, поэтому Мирей зря боялась и настраивала себя уже заранее на то, что ей здесь не особо понравится. Ей и раньше приходилось быть в тавернах. Наверное, не так часто, как тем, кто вне Круга живет, но в любом случае для нее это не с лучшими ассоциациями связано. За пределы башни она выходила лишь в сопровождении храмовников или старших по рангу магов. И стоит многим за спиной у другого хоть что-то увидеть хотя бы отдаленно напоминающее посох - доверия не жди. И к этому со временем привыкаешь. Да ко всему, собственно, если не зацикливаться больно на подобном. 


И в этот раз Мирей ждала чего-то подобного, несмотря на то, что посох оставила в отведенной ей и еще нескольким магам комнате башни, что стояла у крепостной стены. Вспомнив, как она всевышнего молила о том, чтоб ей кровать досталась не возле, хоть и узкого, окна, заставило немного мотнуть головой, отгоняя подобные мысли. Для человека, которому даже на крышу сарая залезть сложно из-за боязни высоты, подобные виды заставляли нервно трястись и обливаться потом. Красиво, конечно, никто не спорит, но и до безобразия страшно.

 

Отвлек ее очередной бряк барда по струнам лютни, который до этого играл спокойную мелодию, а тут, видимо, сам уже засыпая, решил взбодрить народ и себя более веселой и заводной песенкой. 


Обойдя пару длинных столов, Мирей заметила, что один, который подальше, в углу, небольшой совсем столик никто не занял. Часто надо брать что-то в свои руки, перехватывая инициативу, поэтому, пока ее новый знакомый не присоединился к своим друзьям (или кто они там ему), чтобы перекинуться в партейку-другую картами, Мирей на носочках привстает, чтобы лучше было ее слышно за горластым певцом.
- Может, там пока посидим, - кивком указывает в сторону приглянувшегося ей места.


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 3
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Счел было завершенным уже сей диалог; ан нет, понравилась, видать, Мирей эта тема, раз соскакивать с нее не торопится. Теперь дело уже за тем, чтобы сдерживать себя от многословия, которым венатори грешил порой, особенно в подобном расположении духа, улучшенном еще воздействием эльфийского корня. Не потому, что опасался что-то лишнее сболтнуть, нет; себя он приучил давным-давно уже язык за зубами придерживать, не говорить необдуманно ни о чем, что его самого касалось бы, а не отвлеченным чем-то являлось. Не все просто любят через многословные рассуждения продираться, не все в состоянии держать в голове все сказанное собеседником, успевая еще и анализировать при этом, нужное выбирать и цепляться за него.

Все относительно в этом мире, — отвечает быстро, не задумываясь. И истина — в первую очередь.Даже Брешь. Для нас это — головная боль, а для обитателей Тени — возможность прикоснуться наконец к живому миру людей…  который для них как мираж, которого коснуться хочется, а не можется. Однако… стоит все же, пожалуй, выбрать какую-то одну позицию и ее придерживаться, иначе все возможные варианты в голове держать — разума не хватит. Да и в так называемой гибкой морали, подстраивающейся под изменения обстановки, шкуру и цвет меняющей, ничего хорошего нет. Просто нужно знать, что можно думать еще и по-другому… и учитывать это.

Не более, считал он. Держись за то, что имеешь, гни свою линию, не позволяй другим лезть к тебе в голову и исправлять твои мысли. И сам принимай тот факт, что эти самые другие могут думать образом, отличным от твоего.

Одна поправка: если оно никак не задевает и не унижает тебя.

Лассен мог даже к кунари и истово верующим андрастианам относиться более-менее ровно, несмотря на всю свою нелюбовь к религиям всех мастей. Покуда те не диктовали ему, как ему стоит жить, к чему стремиться и кому молиться.

Захочет — хоть в Думата с Гакконом одновременно веровать будет, и никто ему ничего не сделает.

Хотя нет. Не захочет.

Кивком принимает разрешение обращаться по имени — встречное; из вежливости данное или искреннее? Как бы то ни было, это удобнее и впрямь, нежели соблюдать этикет. Что в свою очередь не всегда было просто, хотя б из-за недостатка информации о социальном статусе собеседника, имевшем место порой…

Оглядывает помещение, шагает за Мирей; возвращение его пока что осталось без внимания, мало ли кого демоны на огонек принесли… и хорошо, по правде говоря. Маг приметил уже парочку людей, которых он в прошлый раз неплохо обчистил в карты. Чужое желание взять реванш было ему на руку даже — с учетом обещания научить играть, данного разноглазой, однако всему время свое…

Нашла, кажется, тихий закоулок.

Отлично, — соглашается, быстро взглядом сощуренным оценив обстановку: и впрямь уютненько, с учетом расположения… не будет ходить никто мимо, мельтешением раздражая, не запнется, свалившись сам лобешником или свалив что-нибудь на стол. Даже удивительно немного, что никто это местечко не облюбовал еще… хотя, есть ли в этом необычное что-то? Людям, жаждущим общения, свойственно собираться в компанию побольше, которая за тем столиком разместиться не смогла бы при всем желании… — Приземляемся.

Добраться до столика, лавируя между людьми и мебелью, предоставить девушке выбрать себе место по вкусу и расположиться, опустившись на оставшееся свободным, боком — чтобы хоть одним глазом контролировать, что происходит в помещении. Привычка, которую ничем не вытравить уже, даже осознанием, что дебоширить в этом заведении себе позволяют разве уж только совсем наглухо отбитые.

Ну-ка, приятель — закуску на стол! да подставляй-ка кружку, — сам не осознает, как принимается негромко намурлыкивать себе под нос, в такт звучанию струн и бардовского голоса, — жена говорит, что пить нельзя? А я говорю, что можно…

Осекается, бросив взгляд на Мирей, усмехается одним уголком рта и подчеркнуто медленно опускает ладони на столешницу.

Да уж, чего только не хранит память, как порой неожиданно выясняется.

Так.

Ну, я предлагаю…

Добрый вечерочек, — уже порядочно пьяненько доносится из-за спины.

Маг закатывает глаза и беззвучно выругивается — грязно. Осекается, взглянув на Мирей, также одними губами просит извинения. И за сквернословие, и за сложившуюся ситуацию в целом.

Не просто же так Мэлс подошел, верно ведь? Будь на его месте сейчас кто-то иной…

Придется тратить время и спроваживать.

Иди проспись, — бросает беззлобно, откинувшись и руки на груди скрещивая. — А то еще больше проиграешь. Не хочу брать на душу твою бесславную смерть от руки, вооруженной половником.

Справедливости ради — Райнхарт был абсолютно уверен в том, что говорил. Супружница у Мэлса была с норовом… хотя, может, и верно оно. А как иначе еще оберегать семейные средства от потока и разорения? Этому только дай золотой, к вечеру от него и медяшки не останется. Воздух один, да и только.

Однако, несмотря на это, обирать потихонечку бедолагу венатори не стеснялся. Не он, так другой кто-то это сделает. Если своих мозгов нет, почему он должен их роль исполнять и думать наперед?

— Откуда знаешь, что я отыграться хочу? Магию крови, небось… ик… использовал, не иначе…

Лассен холодно сощурился. Пальцы сжимаются рефлекторно: стиснули б сейчас какой-то мелкий предмет, принявшись крутить нервно, да вот нечего. А за монеткой привычной лезть в карман еще надо, несподручно…

— Иди. Проспись.

В каждой шутке, даже такой откровенно выходящей за грань допустимого, есть доля правды…

Однако, на это не смотря, с рук он спускать подобное намерен не был. Хоть бы и потому лишь, что того требовала роль, которую он играл.

Клацанье челюстей — легкое, лишь ему одному слышимое, ухмылка. Которую человек, знавший его лучше остальных, мог бы назвать нехорошей.

У тебя вообще осталось, что проигрывать-то? — смена интонаций и настроения — резкая; но только на первый взгляд.

Учить Мэлса и ему подобных можно лишь одним способом.

И сколько понадобится этот урок повторять — столько Райнхарт его и повторит.

Слова не дойдут — однозначно, подпитие учитывая; так, может, через синяки от половника со скалкой вдолбить что-то в дурную голову получится?


Where did all of the good people go?
They hide behind the bars on windows
In hopes they can forget we're close
Tryna get some of what they've got
5109fb739f5a28c6ed41da4a13739cfd_1__1.gif Cause I used to believe in justice
A place where there was better judgment
But now, I'm feeling so disgusted
By the "have its" and the "have nots"

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не могло не понравиться Мирей то, что одобрили ею выбранное место. Улыбнулась опять, незаметно почти - губы лишь на мгновение тронула улыбка. Но всё равно.


В помещении не то, чтобы тепло было, даже душно. Это хорошо. Мирей было комфортно в такой среде, в такой обстановке. Холод и влажную непогоду она переносила с трудом в силу непривычности к таковой. И самочувствие сразу было не очень, и настроение падало, одним словом - угнетало подобное. Сухо, тепло - вот, это было для рыжей вполне комфортно. А если бы людей еще в таверне не было - так вообще шик. Но даже это можно было упустить, если никто лезть не будет. 


Потихонечку стало морить - выкуренная самокрутка, хоть и не донца, начала действовать. Хотя, действовать она, может, и раньше начала, да все таки бодрящий прохладный воздух немного эффект этот гасил. А здесь вступил в свои полные права. 


Мирей следом шла за магом, буквально копируя его движения, обходя людей, что стояли у столов, либо же двигались между ними. Касаться даже одеждой магичка ни до кого вообще не хотела, даже мысль об этом заставляла немного нахмуриться, чуть дернуть в брезгливости носик. Место она выбрала то, что у стены. Ограниченное максимально пространство, в котором чувствовала себя уютнее попросту из-за привычки, вдолбленной за долгие годы на подкорку мозга, от которой самой иногда противно было. Но, как часто бывает, привычки нас намного сильнее, пусть они даже и приобретенные. 


Усаживается, тут же поправляет робу на ногах, расправляя складочки и стряхивая пыль, успевшую осесть на ткани под полуразрушенным навесом на улице. Сначала взгляда не поднимает, но, услышав слова песни, ей явно незнакомой, заинтересованно уставилась на мужчину, вслушиваясь, поймав его взгляд. Честно, ей нравилось слушать, как поют, особенно когда петь умели. Словно бы взглядом улыбается, от настороженности прошлой и следа не осталось - не значит, что теперь всецело доверяет малознакомому человеку, однако расположена с ним на дальнейшее знакомство и беседу. Она и не была особо против, если не проявляют агрессию к ней самой - почему бы и не быть дружелюбной?

 

Обращает внимание на руки его, спрятанные в перчатках. Ей показалось странным, что перчатки мужчина так и не снял. Вроде мелочи, а взгляд все равно за это зацепился, но тут же отпустил, когда маг заговорил. Но не успела что-либо ответить.


Мягкость взгляда исчезает мгновенно: смотрит на незнакомца также дичком, как до этого смотрела на Рейнхарда, стоило ему обосноваться для курения неподалеку от ее укрытия. Сразу видно - не любит незнакомцев, какими бы славными малыми не были те. Уже потом, перекинувшись парой слов, могла немного расслабиться, но изначально - никогда. Выпрямляется, напрягает спину, слегка сжав пальцы, задевая ногтями подол робы. 


В диалог не вмешивается. На извинение мага никак не реагирует, потому что даже и не заметила бы, что тот ругнулся. Сама, бывает, не брезгует подобными словцами. Однако этот жест ей нравится, подсознательно расположение к ее новому знакомому росло. 


Мужчина не представился, да и словно бы вовсе на Мирей внимания не обращал, и лучше бы так и продолжалось. Промелькнула даже мысль встать, извиниться, и уйти просто. Вновь неудобно стало как-то, сама не понимала, почему согласилась на это все…


- Монна… - Мирей не сразу понимает, что обращаются именно к ней, но когда это до нее доходит, с легким изумлением смотрит на желающего отыграться, что, скорее всего, со стороны весьма забавно выглядело, - Прощу прощения за мои манеры, - слегка склоняет голову, приложив ладонь к груди, - покорнейший раб Ваш - Мэлс. Не обессудьте, виноват. Но чувство собственного достоинства не позволяет ходить в долгу, а потому, - переводит пьяненький взгляд на мага, но при этом будто продолжая разговаривать с рыжей, - идиллию вашу я вынужден нарушить.


Немного неприятно для слуха скребет ножка стула по полу, когда Мэлс за спинку стал подтаскивать к столу, чтоб сесть. Достает колоду карт, как только поставил стул спинкой к столу и оседлав тот, словно коня. Плюет на пальцы, а затем начинает карты пересчитывать. 


Магичка игроком была не очень. Но при всем при этом по изображениям на картах понимает, что данная колода предназначена для игры в “Порочную добродетель”.


Имя, судя по всему, мужчину не особо интересовало, потому как более он был занят тасовкой карт. И начинает раздавать. На двоих. Потом доходит до работяги, что все же за столом их трое, смотрит сначала на Мирей, потом на Рейнхарда и спрашивает того:
- Цыпа с нами играет?


И “цыпа” замотала было головой, отказываясь, но искоса смотрит на знакомого своего. И хитрый взгляд его говорит о том, что тот уверен, что идея эта вполне себе неплохая. Вздыхает. 


А была не была… Один раз живем, как говорится.


- Цыпа играет. - холодно произносит, обращаясь к Мэлсу.
- Оппа… Разговаривать умеем. Это уже хорошо. 


Фыркает еле слышно и придвигается чуть поближе, положив руки на стол, одну на другую, наблюдая за раздачей карт.
 


7NTHrxJ0_N8.jpg.05ff46af8c93e1df2adf065026178aa7.jpg

file.gif.4d30f2920ecc697e2046c47509b1dcd2.gif

I see fire,
Feel the heat upon my skin
I see fire burn auburn on the mountainside

tCOacyNuIjk.jpg.4f1f0a488563be3d31e4648bd6a2da3c.jpg

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах