Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Рекомендованные сообщения

XVIII. COUP DE TAT

32L3u.png

Дата: 30 Первопада 9:42 Века Дракона
Место: Халамширал / Имперский Тракт / Подступы к Лидсу
Погода: мокрый снег, ветер. 
Участники: Bastien Proulx, Jehan Lavallee, Lorian de Sagazan, Jean-Gaspard de Lydes, НПС.
Вмешательство: добавление игроков по согласованию с GM. 
Описание: Верховный Маршал Бастьен Пру готовит армию Орлея к маршу на столицу. Союзники одержали две значимые победы – захватили Халамширал и отстояли Вал Шевин, чтобы сохранить инициативу, командующий объединённой армии принимает решение выдвинуться на столицу, гарнизон которой ослаблен из-за потерь в недавних сражениях. Однако, за последний месяц командиры армии дома Вальмонт подготовили военный переворот с целью перехватить командование войском и устранить угрозу в виде верховного маршала. Для этого не обязательно убивать Старого Льва, достаточно вывести из игры, но и это непростая задача. 

Большая часть войска Селины остаётся в Халамширале или готовится выдвинуться на север к Джейдру, где были замечены большие войска Венатори. Пру же ведёт свою старую гвардию и преданных ему солдат, шевалье и дворян на Вал Руайо, собираясь пополнить свои ряды обещанным герцогом де Лидс подкреплением в его владениях. Из “лагеря” Селины вместе с маршалом отправляется генерал Лориан с крупным отрядом пехоты и несколькими сотнями шевалье. Заняв замыкающее место в маршевой колонне и взяв на себя командование арьергардом, Лориан выжидает момента, когда ловушка захлопнется. 

Очерёдность:

  1. Бастьен Пру отписывает приготовления к маршу, каких НПС оставляет в Халамширале, каких берёт с собой. Отмечу, что Рейнгельмина Роммель вне игры, связаться с ней не получаестя с момента, как она начала расследование эльфийского подполья. 
  2. Жеан собирает заговорщиков и озвучивает им план военного переворота. 
  3. Лориан, Жан-Гаспар, далее по решению GM-а. 
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Bastien Proulx

 

Скрытый текст

В армии: 
Арианна, Лео, Дюпон, Роуз, Клод.
Вне Армии: 
Хесслер, Лорван, Роммель.



Чёрно-золотые флаги Объединённого Орлея развивались над армией, которая шла к последнему опорному пункту, в котором прибудет последнее подкрепление с помощью, которого гражданская война будет прекращена раз и навсегда. 

 

Страна кровоточила, а рана продолжала гноить. Армия Маршала включала в себя всё то, что некогда создавал Гаспар, который в отличии от Селины, куда большее внимание уделял не внешнему виду солдат, а их функционалу. Ветер развивал знамёна, а Верховный Маршал двигался в центре причудливого вида колонны, смысл которой разгадать не сможет и умудрённый опытом стратег. Колонна двигалась причудливым прямоугольником между которыми было, верно, выверенное расстояние за исключением генерала Жеан, который двигался позади колонны. С инициативы Этеры, конницу Лориана конвоировали пешие солдаты Де Валуа.

 

Опасность состояла не сколько в блокаде, а сколько в перехвате или же засады от сторонников Флорианны, а потому в каждом направлении были отправлены разведывательные роты в размере шести человек, готовые дать сигнал о незарегестированных вооружённых формированиях. Пру учитывал такое положение и находился в центре этого походного построения. Сама Этера держалась с боку от основных сил. Вместе с Маршалом был Лео и Дюпон, ответственные за баллисты, которые располагались так же в центральном формировании. Арианна двигалась рядом с маршалом, а её маги были так же в центре вместе с храмовниками, готовыми встречать огромного дракона, а также самих «красных». Обозы располагались чуть позади центрального формирования.

Сама армия Пру состояла из различных опытных бригад, в основном своём делившимися на пикинёров, мечников, щитников и застрельщиков всех сортов. Шевалье Пру присутствовали в каждом таком причудливом формировании. Спереди и сзади каждого формирования располагалось особое укрепление пикинёров, что касалось и формирования, за котором шла армия Лорианна.  Конница двигалась побоку, держа умеренную скорость из-за погоды, вязкой и скользкой земли. Армия двигалась без брони, но была при оружии за исключением гвардии Пру, размер который был примерно в сто душ, которая была в доспехах, как и сам Маршал. 

 

Что же до безопасности, то ещё до ухода Реингельмины, обеспечивал её заместитель, сводя на нет интриги в рядах армии Гаспара. Подобный вопрос Пру не желал оставлять открытым, ибо при Жеан водились крысы похлеще Роммель. Ветер бил в лицо, а Маршал вёл армию к Лидсу. 

Не было в его армии только его сына и оружейника, которые занимались вопросом флота по приказу Пру. Арианна смотревшая вдаль, выловила момент, чтобы суметь поговорить с Маршалом наедине. 

- Мне снился чёрный кот…, - тихо начала чародейка.

- И что это значит в вашем ведьмачьем мире? - несколько отстранённо поинтересовался Пру.

- Это значит, что рядом предатель. Я не суеверная, но мои чувства меня никогда не обманывают, - Маршла призадумался.

- Это Орлей, Арианна. Тут предатели везде, но даже и у предателей есть понимание нашего положения, – договорив, Маршал устремил свой взгляд вдаль, продолжая вести свою армию. 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На кануне

 

Сомнения. Сомнения рождают в душе смуту. Золотой Молот уже занесён над головой, и осталось лишь опустить его, высечь искры.

 

Кто бы что не говорил, а вот только в Орлее нет такого определения как предательство. Есть умелая Игра, есть выигрышный гамбит, есть победители, а проигравших нет...есть только мёртвые. Даже войне в этой стране не чуждо скрыть свой ужасающий лик за вычурной и обманчивой маской, и достаточно лишь заставить усомниться в себе, по твою душу придёт она и не оставит в проигравших. 

 

Стоило ли решение Жеан тех возможных смертей, которые последуют за ним? Да. Стоило ли это решение выпачканных рук? Безусловно. Сомневалась ли Лавайе? Ни сколько. Она была уверена в правильности мыслей, в лояльности тех людей кто находился в этом кабинете. Как там говориться? Короля делает свита? Так вот, и в данном случае эти слова работают. И пусть ни кому из присутствующих здесь генералов не хватило бы духу на такой шаг, но они верны своим клятвам, верны приклонённому колену перед Императорским троном, верны Её Величеству, а так же верны своей стране, и ради этой самой страны готовы пойти на авантюрные и сомнительные действия. 

 

Сегодня, как и неделю назад, за окном ледяной ветер. Сегодня, как и неделю назад в замке холодно, хоть отопление поддерживает постоянный огонь в каминах. Сегодня, как и неделю назад, на столе красного дерева, с вычурными узорами золота по столешнице, лежит карта страны. По карте бегут жилы дорог, водные артерии, вены границ, очерченные синим всё это вместе дышит и живёт, все это вместе их Орлей, на теле которого гниёт и кровоточит весь север, начиная с головы, а именно с самой столицы. Взгляд ледяных глаз бежит от красной точки Вал Руайо через Недремлющее море, по правому рукаву тракта, что выходит прямиком к морю и достигает, наконец, Лидса. Именно здесь молот высечет искры, именно здесь молот начнёт ковать новый порядок.

 

- Что же,- угрожающий отблеск огня свечей преломится в золоте маски-оскала, – Начнём без долгих вступлений, мсьё. Все вы знаете зачем мы сегодня здесь собрались, – Жеан окинет взглядом своих генералов. Для кого-то из них этот шаг был ожидаем, для кого-то даже желанным, ведь всем было сложно принять главенствующую роль некогда вражеской армии, и пусть слова были громки, о том, что все они были автономны, все знали, что за Объединением пойдут чистки, которые к слову начались сразу же на военном совете, однако, бумаги были подписаны и все имели то что имели. 

 

- Я хочу, что бы все здесь присутствующие понимали, что мой шаг взвешен и продуман. Ни для кого не секрет, что действия главнокомандующего я считаю поспешными и в корне не верными, и именно это даёт мне повод начать то, что в дальнейшем отразиться и на вас всех. С этой минуты все мы в одной лодке, и чья бы голова не полетела, он потащит за собой всех. Поэтому, я надеюсь, что и ваше решение принять в этом мероприятии участие, решение взвешенное и обдуманное, – фигура маршала возвышалась над столом с картой, отбрасывая ломанные и угрожающие тени на стены её кабинета, который графиня заняла как только город был отвоёван у Вольных граждан. 

 

- Лидс, – Жеан стеком пододвинула к точке на карте вычурную фигурку лошади из чёрного камня, устанавливая ту на вьющейся линии Имперского тракта перед красиво написанным названием города, –  Ни кто не знает данную местность так как Вы  герцог де Лидс, – Лавайе оторвала взгляд сапфиров- глаз от карты и взглянула на Жана-Гаспара, – Это Ваш дом. На сколько мне известно, рядом с городом нет каких-то выгодных нам высот, посему мы можем уповать только на то, что приготовленно внутри города. Ваша армия будет укомплектованна в состав бригады Шюрно, дабы укрепить её и при случае воспользоваться вашими знаниями местности. Так же с генералом де Сагазаном отправятся Пятая Имперская, полк гренадеров, и Вторая пехотная, – стек в руке затянутой в чёрную кожаную перчатку, подвинет к уже выставленной фигурке коня три пешки.

 

- Дивизия “Сомбре” укреплённая тяжёлой пехотой Третьей Имперской отправиться за вами через пару часов, что бы перекрыть правый рукав Имперского тракта, – маршал установит новую фигурку на указанной ленте дороги, – Мы должны воспользоваться этим преимуществом и взять армию Гаспара в кольцо. После того, как большая часть войск покинет стены Халамширала, все вороны, что будут вылетать из здешней воронятни будут отстреливаться. Генерал де Сагазан, ваша задача не дать армии улизнуть в Долы и укрепиться в Ревасане или цитадели дю Корбо, всеми силами перекройте им отход на юг, – Лавайе снова оторвала взгляд от карты, выпрямилась, – Первостепенная задача обезглавить армию Гаспара. Маршал Пру истинный сын Орлея, он икона в глазах своих псов, он ставленник самого Гаспара, и кто бы не занял его пост в пылу битвы он не будет и на половину на столько харизматичным как Бастьен. Без него армия будет деморализована, а с потерявшими надежду вести разговор куда проще. И вот тогда, ваша задача будет донести до генералов и воинов, что это не очередные разборки аристократии за власть. Жестокие времена требуют жестоких решений и это одно из них. Решения главнокомандующего не несут в себе созидательного, они несут лишь раскол и постройку железного занавеса между Орлеем и его потенциальными союзниками, а эту войну мы можем выиграть только вместе, – маршал помолчала и добавила, после продолжительной паузы, – Я отправляю вас не на смерть господа, я отправляю вас не за победой, до победы нам слишком долгая дорога. Я отправляю вас решить задачу, достигнуть цели. Вы – мой молот, что выкует новый порядок!

 

Скрытый текст

 

 


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На кануне

Жан-Гаспар молча отсалютовал своему маршалу. Его не удивило решение Жеан поставить точку в Войне Львов, обезглавив армию сторонников Гаспара. Это был только вопрос времени, ибо Пру так и не закончил эту войну, не смогла этого сделать и императрица, которой мирные переговоры стоили жизни. Примирить две враждующие армии было невозможно. Во всяком случае, таким образом как это попытался сделать Старый Лев. Поставив себя во главе объединённой армии, он оскорбил генералов императрицы, несмотря на то, что он был самым опытным и талантливым военачальником, обида пустила глубокие корни в сердцах тех, кто был вынужден последовать за ним на войну. Де Лидс был одним из тех, кто встал под знамёна верховного маршала в надежде на объединение Орлея, но даже он понимал, что Война Львов не окончена. Не может быть мира, пока Пру и Жеан возглавляют свои войска, готовые вцепиться друг другу в глотки с таким же удовольствием, как в горло общего врага. Мечты о единстве снова разбились о жестокую действительность. Орлей всегда будет оставаться Орлеем. В этом его сила и его слабость. Герцог обменялся многозначительными взглядами с генералом Лорианом и затем снова сосредоточился на карте, по которой Жеан передвигала войска. Армия императрицы проследует за верховным маршалом по тракту до самого Лидса, а дальше Жан-Гаспару и Лориану предстоит разделиться. Войска Лориана перекроют пути отступления Старого Льва в Долы, а солдаты и шевалье Лидса – северную дорогу к морю, отрезав возможность отступления к кораблям. В то же время из самого Лидса по маршевым колоннам ударят требушеты и лучники, возвращая долг Гаспару за резню под стенами Халамширала. Жан-Гаспар гордился тем, что именно Лидс был выбрал маршалом Лавайе в качестве места, где свершится правосудие и тем, кто резал солдат Селины под Халамщиралом, будет воздано по заслугам. 

Сегодня

Отбивая шаг обитыми сталью сапогами, тяжёлая пехота Лидса маршировала мимо Жан-Гаспара. Окружённый своими шевалье, он наблюдал за тем, как полки под знамёнами императрицы идут на север. Стены его родного города были видны невооружённым глазом. К ним в облаке пыли с развёрнутыми знамёнами, шла армия верховного маршала. Первыми – полки самого Старого Льва, ветераны гражданской войны. Жан-Гаспар видел и знамя Пру, он был уверен, что старик находится именно там. Согласно протоколу, ворота Лидса должны были открыться, но этого не произошло и с минуты на минуту, Старый Лев почувствует что оказался в ловушке. Герцог поднёс подзорную трубу к глазу и несколько минут наблюдал за тем, как арьергард Лориана разворачивается к бою. Сердце заколотилось в груди. С минуты на минуту, ловушка захлопнется. Ничего не подозревающая армия Гаспара, то что от неё осталось, шла к стенам Лидса, не зная, что за ними уже откалиброваны требушеты, а катапульты на стенах заряжены и их расчёты ждут приказа. Бросив последний взгляд в сторону войска Старого Льва, он прошептал:

- Умрите достойно. 

Жан-Гаспар направил коня следом за уходящими на север солдатами. Им нужно было перерезать тракт, ведущий на север. Очень кстати неподалёку возвышался мост, построенный ещё во времена владычества Тевинтера, его колонны потрёпанные временем и многочисленными войнами, уходили в затянутую туманом бездну. Именно там солдаты де Лидса встретят отступающих к кораблям воинов Старого Льва, измотанных и израненых. В том, что собирался совершить Жан-Гаспар не было чести, но герцог выполнит приказ без сомнений. Он постарается сохранить как можно больше солдат. Если Лориану удастся обезглавить войско Гаспара, многие солдаты просто побросают оружие. 

Анри, останови пехоту с пиками на мосту, кавалерию я поведу в атаку с фланга. До нас дойдёт то, что останется после битвы под стенами Лидса. Однако, нет зверя страшнее загнанного в угол льва. Он будет сражаться с отчаянием обречённого, ему будет нечего терять. Приготовьтесь, это сражение будет ожесточённым… Видел бы меня брат.

- Что бы он сказал? – поинтересовался знаменосец.

- Он бы сказал, что я наконец-то перестал думать как шевалье. Ему бы понравилось то, что мы собираемся сделать сегодня. 

- А вам это не нравится?

- Анри, сынок, для такой женщины, как Жеан, я бы принёс голову самого Гаспара, – рассмеялся герцог, – пусть Создатель присмотрит за генералом Лорианом, ему придётся тяжелее остальных. 

Всадники проскакали мимо маршевой колонны, в направлении перелеска в котором Жан-Гаспар собирался разместить свою кавалерию. Маятник истории качнулся обратно и теперь солдаты Гаспара шагали навстречую своей смерти от рук тех, кого когда-то считали товарищами. Они вместе штурмовали Халамширал, они вместе сражались против Вольных Граждан и вместе делили тяготы военного похода. Но Орлей навсегда останется Орлеем. И сколько бы ни пролилось крови, Орлей не насытится никогда. Вдалеке зазвучали трубы, призывающие армию Лориана к атаке. Из-за стен заговорила прославленная орлесианская артиллерия, десятки огненных шаров прорезали небо, оставляя за собой дымные следы. Ливень из стрел и арбалетных болтов посыпался на марширующих солдат и шевалье из армии Гаспара. Ловушка захлопнулась. 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Серебряный Ястреб сиял, как всегда. Красивый символ, который, тем ни менее, отличался на фоне «львиной» символики Орлея. Оно и понятно: Лориан не стремился держаться за уже привычный символ империи. В его жилах текла кровь «Чванливого Льва» благодаря матери, что происходила из рода герцогов Вал Монтеня, побочной линии рода Вальмон. Но образ Серебряного Ястреба делал Лориана более самобытным и ярким, он этого не стеснялся.
Лориан не удивился тому, что произошло на кануне нынешних событий. Заговор был тем выходом, что он увидел изначально: объединению двух армий мешала непреодолимая вражда, возникшая между командирами войск Гаспара и Императрицы. И было необходимо срезать одну из голов, что была сейчас у войск Империи. Лориан был в числе тех высших офицеров, что имели непримиримую позицию в отношении Бастьена и его сторонников, однако выражал её осторожно, преимущественно колкими и смелыми фразами в отношении маршала Пру. «Предатель» - слово, которое осмелится озвучить только безумец или самоуверенный человек. В какой-то мере молодой шевалье был и тем, м тем. Никогда – при маршалах, но в кругу своего общения, среди молодых прогрессивных роялистов, эту фразу он использовал в отношении Старого Льва. Гаспар отвернулся от императрицы, а вместе с ним – лояльные ему офицеры. Забывать об этом Лориан не хотел. И не собирался.
Сейчас же Серебряный Ястреб делал то, что от него и требовалось – выстраивал нападение так, чтобы силы Пру не смогли прорваться. Молодой человек действовал последовательно, не отклоняясь от плана и не нарушая его. Лориан не видел позора в том, что ему предстояло сделать, и готов был делать свое дело до самого конца. Конечно же, он даже не рассчитывал на то, чтобы в битве встретить свой конец; правда была на их стороне, и это было хорошим подспорьем для того, чтобы одержать верх. Вместе с Лорианом на себя немаловажную часть возложенной миссии брал на себя и Жан-Гаспар. Лориан чувствовал спокойствие благодаря этому, ведь герцог Лидский показал себя как умелого и надежного полководца.
Лориан верил, что выверенное и исполненное в совершенстве обязательно приведет к победе. И сейчас казалось, что для генерала каждая секунда имела свое место и значение, как пазл складываясь в единую картину. Был план, которому нужно было следовать. Была цель, которую нужно было исполнить. Равномерное дыхание, которое добивалось определенной дыхательной техникой шевалье, позволяло сохранять хладнокровие в столь ответственный момент и сопротивляться напряжению, тягучему, как мед.
Сигнал, прозвучавший своевременно. И атака, последовавшая следом. Лориан опасался, что войска Пру готовы к нападению, но на его счастье атака была неожиданной. Удар в тыл был болезненным, будто нож между ребер. Лориан отдавал приказы не колеблясь, исполняя то, что было предначертано: отсекая лишнюю голову армии они сделают её сильнее. Красивый, но эффективный резной лук и любимая шпага были свидетелями готовности довести свою миссию до конца.
То, что сейчас происходило, казалось столь неожиданным, что казалось, будто сами звуки битвы запаздывали: недавно дружественные клинки пронзали неподготовленных солдат. Лориан не спешил приблизиться, находясь на некотором расстоянии от заварушки: верхом на верном жеребце, он опустошал свой колчан, выпуская, по большей части, успешные выстрелы, поражающие и калечащие тела врагов. Пару стрел вывели из строя вывели одну из числа генералов Пру, сбивая с лошади. Лориан не отвлекался: он не намеревался упустить кого-либо из сил Старого Льва.
 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

За несколько минут до…

 

- Ворота Лидса закрыты, – заметил генерал Лансваль, указав закованной в латы перчаткой на замерший в безмолвии город. Крошечные фигурки солдат на стенах и бастионах казались застывшими в зловещем ожидании. Генерал Ги де Шалон, дальний родственник Гаспара де Шалона передал верховному маршалу подзорную трубу. 

- У меня очень нехорошее предчувствие, – пробормотал Ги, машинально опустив ладонь на рукоять меча. Дюпон только фыркнул и устроился поудобнее в седле. Сын Старого Льва держал знамя отца и с тревогой смотрел на марширующие мимо них маршевые колонны. Большая часть воинов была налегке, за ними тянулись повозки с доспехами, пиками и арбалетами. Подразделения в полной боевой готовности отбивали шаг железными сапогами по пыльному тракту… Солдаты и шевалье, проходя мимо верховного маршала отдавали ему честь и выкрикивали воинские приветствия, восхваляя его доблесть и мудрость. Пру сдержано кивал, время от времени называя знакомых ему ветеранов по имени и подбадривая своих бойцов. 

- Это не совсем то что обещал герцог де Лидс, – продолжил Лансваль, потрепав коня, – почему они не открывают ворота, почему никто нас не встречает?

- Потому что нас предали, – холодно молвил Пру, опустив подзорную трубу, – к оружию! 

 

Ветераны десятков сражений подняли щиты в ту же секунду, когда на них обрушился смертоносный ливень со стен. Однако марширующие налегке пехотинцы падали десятками, по камням древнего тракта заструилась кровь. Солдаты побежали к повозкам, вокруг которых уже падали снаряды оборонительных боевых машин Лидса. 

- По подразделениям, господа! – прорычал Старый Лев, опуская забрало, – Лео, держись рядом. И знамя выше! 

- За Орлей! – выкрикнули генералы, но Пру только невесело посмеялся над этими словами. Мечты о единстве рухнули к ногам предавших его союзников. 

- Нет, за Гаспара. За Императора! 

- За Императора! – пронеслось над рядами гаспаровых солдат, – За Старого Льва! К бою! 

 

Армия Бастьена Пру ощетинилась пиками, когда конница Лориана ударила по арьергарду. Эти солдаты не остановили атакующих кавалеристов, даже ценой собственных жизней. Но наспех развёрнутые каре пикинёров и арбалетчики Пру остановили атаку и Лориану пришлось разворачивать конницу для нападения на отставшие обозы и подразделения пехоты. Ворота Лидса наконец открылись и в бой бросились пехотинцы Жан-Гаспара. Заранее откалиброванные орудия били по окружённому войску верховного маршала, собирая свою кровавую жатву с каждым залпом. Старый Лев оглянулся. Каждую секунду вокруг него падали замертво шевалье и его генералы. Лансваль завалился на спину убитый метким выстрелом из лука. Дюпона не было видно – скорее всего он пытался организовать оборону на правом фланге. На мгновение, Бастьен увидел Ги де Шалона, но вскоре и их разделила битва. Больше Пру не увидит своего верного генерала. Он будет убит через десять секунд выстрелом из требушета, вместе со своим верным конём и полудюжиной пехотинцев, сомкнувших щиты вокруг него. 

 

- Прорубаемся на север! К кораблям! – взревел верховный маршал, он не собирался умирать здесь. Он должен был отомстить. Всадники сомкнули железную стену вокруг своего командира, Лео высоко держал знамя отца. 

- Мы что, бросим пехоту умирать? – пробормотал юноша, следуя за Старым Лвом. Пру не ответил. Всё было очевидно. Кое-где его солдаты смогли развернуть оборонительные построения и заставляли предателей заплатить кровью за это вероломное нападение, но эти усилия всё равно оставались тщетными. Постепенно, армию Гаспара оттесняли с тракта на север, в направлении кораблей. Со стороны моря их ждало спасение – флот, на котором было достаточно верных мужчин и женщин, чтобы перегруппироваться и отбиться от Лориана… 

- Всадники, слева! – прокричал кто-то из шевалье, Пру обернулся и увидел несущуюся на них конницу под знамёнами Лидса. И на острие атаки скакал герцог Жан-Гаспар де Лидс, тракт с севера был перерезан ощетинившейся пиками пехотой. 

- Сражайтесь с честью, – донеслось из-под львиного забрала, – и умрите достойно. За Императора. 

 

Цитата

Очерёдность: Лориан, Жан-Гаспар.

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Нельзя был недооценивать военный гений Пру – это был опытный и талантливый воевода. Но перед переворотом склоняют голову и куда более крепкие орешки. Неожиданность, слаженная работа и точность – вот залег того, чтобы впиться в шею сильному и мощному противнику. Противнику, что на проверке может оказаться ощутимо сильнее тебя.
Лориан не стал долго отсиживаться на заднем плане. Опустошив колчан наполовину, шевалье помчался на врагов, извлекая из ножен свою шпагу. Острая и элегантная, она на регулярной основе оставляла смертельно опасные раны и срезала головы с легкостью, что горячий клинок разрезает масло. Вид был великолепным: молодой воитель в сияющих доспехах, чей лик был скрыт шлемом, но в прорезях глаз виднелись проникновенно-голубые глаза. Вне всяких сомнений, этот молодой человек был явлением, прекрасным и завораживающим по-своему.
Чутье Лориана к битвам и здесь показывало себя с лучшей и ярчайшей стороны. Он метался от врага к врагу, избегая опасных ловушек и вражеских стрел, чтобы нанести очередной удар. Серебряный Ястреб сражался с достоинством, которое было присуще всякому дворянину его полета. И это вдохновляло, по-своему, но все же. Энергия жизни, заключенная в активных движениях генерала и адъютанта леди маршала, могла наполнить сторонних наблюдателей энергией жизни.
Ни на секунду Лориан не забывал возложенной на него цели. Противники не могли бежать, ибо подвластные Серебряному Ястребу войска умело пресекали любые попытки прорваться. Лориан корректировал действия по мере того, как появлялась необходимость. Но прежде всего – не забывать о цели: разгромить врага, окончательно и бесповоротно.
Офицеры, которых выдавали характерные доспехи, шевалье на вражеской стороне – вот были главные цели лично Серебряного Ястреба. Им нужно было победить врага окончательна. А росточки в виде выживших офицеров противника – неприятное и опасное наполнение любого войска, собранного из лоскутков противоборствующих армий.
Вдохновляющая, прекрасная маршал Жеан…Знала бы она, сколько мужчин сейчас готовы отдать жизнь по её приказу. Лориан, правда, никогда не был из тех, кто жертвует собой раде всеобщего блага, но так было лучше: выжить за Орлей было куда лучше, чем умереть за него. 
Молодой генерал понимал, что Пру – опасный, умный враг, и старался ни на минуту не забывать этого. Поэтому он должен был погибнуть, ибо только так Орлей мог зацвести вновь, как большое и могучее дерево с тысячью ветвей по всему Тедасу. Сердце трепетало всякий раз, когда он оказывался все ближе к Старому Льву. Будто бы пылкая молодость так яростно резонировала с мудростью и опытом бывшего верховного маршала. Лориан осмелился в своих мыслях уже присвоить победу своей стороне. Рано, но все же он верил в победу пламенем своей души, пылающем в сердце.
 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жан-Гаспар повёл конницу наперерез отступающей армии Старого Льва. Несмотря на шок и потери первых минут боя, старая гвардия Гаспара де Шалона оставалась армией, машиной войны. Пехотинцы собирались вокруг знамён и отступали, ощетинившись пиками, отстреливаясь из луков и арбалетов. Конница прорывалась на север по тракту, окружив верховного маршала. Огонь со стен уже не доставал отступающих, но армия генерала Лориана хирургически точным ударом отрезала конницу Пру от отставшей пехоты, поэтому солдаты оказались окружены с одной стороны подошедшими из Лидса свежими войсками, а с другой – ветеранами Лориана. Начался кровавый ближний бой, где поддержка артиллерии и стрелков сводилась на нет из-за опасности попасть по своим. Армия Старого Льва отказывалась сдаваться и погибать, они сражались до последнего болта и до последнего живого бойца в каждом из отступающих каре пехоты. Однако, в планы заговорщиков не входило поголовное уничтожение всей армии Пру и отчаянное сопротивление его солдат стало неприятной неожиданностью для Жан-Гаспара. Он был уверен, что потеряв своих командиров, пехотинцы сложат оружие, но даже те кто не смог пробиться к обозам с пиками и доспехами, сражались чем могли и как могли. Сдвигали телеги, вели огонь с них и из-под них. Война Львов полыхнула последний раз. 

 

- За Императрицу! - с горечью выкрикнул Жан-Гаспар, первым вонзаясь в развернувшийся навстречу новой угрозе фланг конницы Пру. Сходу зарубив первого шевалье с цветами Гаспара на щите, он парировал удар второго рыцаря и принял на щит копьё третьего. Это не будет лёгким боем, победу придётся выковывать из хаоса. Всадники под знамёнами дома Вальмонт и Лидса с оглушительным грохотом срубились со своими заклятыми врагами, отбросив маски. Они скрестили мечи снова, чтобы прервать круг ненависти и взаимных обид. Жан-Гаспару показалось, что этот грохот возвестил грах мечты о единстве Орлея, объединённого дипломатией и взаимным доверием. Империи создаются кровью и сталью, поэтому восстанавливать их тоже приходится в пламени сражений. Пожимая руки, Пру и Жеан прятали ножи за спинами, Жеан просто выхватила свой нож первой и полоснула старика по горлу прежде, чем он успел сделать свой ход. 

 

Де Лидс надеялся, что под стенами его города Лориан уже разоружает солдат Старого Льва. Он не видел, насколько отчаянно и ожесточённо отбиваются их бывшие товарищи. У него была своя задача – не пропустить маршала к кораблям. Поэтому, пехота герцога приготовилась встретить отступающих всадников Пру стеной пик и дождём арбалетных болтов. Пру едва вырвался из одной ловушки и попал во вторую, возможности вырваться теперь не было. Оставалось только дороже продать свои жизни или…

 

- Сложите оружие! Верховный Маршал, сохраните жизни своих людей, пока есть возможность! 

 

Герцог и его шевалье отбросили телохранителей Пру, но преследовать их не стали. Пехота Лидса заняла мост, а так же окружила оставшихся рыцарей кольцом пик и башенных щитов. С другой стороны, кавалеристы Жан-Гаспара были готовы нанести последний удар, численное преимущество было на их стороне, а в ворружении и опыте они не уступали ветеранам Гаспара. 

 

- Всё кончено, - выкрикнул Жан-Гаспар, – прикажите своим шевалье сложить оружие и отошлите гонцов к Лидсу, с приказом прекратить бой. 

 

Жан-Гаспар хотел не только сохранить жизни солдат и шевалье, но и доставить старика в цепях в Халамширал, получить благосклонность Жеан. 

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...