Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Viraenis Lavellan

For peace of mind

Рекомендованные сообщения

Ни на что не похожее звучание, словно бы всё и ничего, из того что знакомо и не знакомо. Но так прекрасно, так маняще. Заставляет забыть обо всём и всех, поддаться музыке, двинуться в пляс. Так звучала музыка в Висельнике много лет назад, где каждый вечер в шумной компании друзей и незнакомцев, за кружкой эля, жизнь лилась рекой и там, где были на пути облака в небе, то за ними непременно было видно солнце. То была хорошая жизнь и славная музыка. Однажды навсегда испорченная… песней красного лириума. И мир теперь солнцем обделён, и так надолго, навечно почти отправлен в самые тёмные свои времена.

 

- Противься, Грини, не слушай. Ничего хорошего в том зове нет, - словно бы не свои мысли транслировал Варрик, чужие слова говоря.

 

Чтобы не дать звуку музыки с собой совладать, колдовству ли или еще чему, дать бой, в голове устраивает гном погром, круша образы музыкальных инструментов, расталкивая музыкантов, вышибая окна и круша стены рисовавшегося ему Висельника. И тот Варрик, что бы внутри, словно бы транслятор здравомыслия. Ругается, кричит, напоминает Тетрасу кто он есть и где. И поясняет все причины того, почему вдруг разум слабеет и выдает желаемое за действительное. А всему виной всего лишь год. Какой-то год, но такой год, который почти наверняка войдет в историю, как один из худших.

 

- Чтобы то ни было, кто бы то ни был, мы должны…

 

Что должны? Пойти дальше и подняв лапки вверх, лечь и сдаться во власть некого лиха, сгинуть тут. И скольких погубить вместе с собой, кто рискнул преследовать беглецов, из Скайхолда за ними последовав. На каких-то рефлексах словно, просто потому что могли, шли дальше, сопротивляясь играми с их разумом, что было болезненно. Вирейнис сопротивлялась по-своему. Варрик прошел достаточную подготовку за свою неоднозначную, полную приключений жизнь. Чего только не видел, с кем только не сталкивался, но жив, цел и каждый раз, в новую передрягу попадая, там становилась лишь частью историй, которые он писал. И эта тоже станет. На этом и строилось сопротивление этой неведомой силе.

 

И был миг, когда хотелось сдаться. Опустить оружие, пойти прямо туда, на звук, закрыв глаза. Просто, будто провалившись в сон. И будь что будет. Даже если придётся оборвать прямо здесь воскресшую ниточку надежды Инквизиции. Точным выстрелом, быть может ударом. Лишь бы не мешала своими шагами, шарканьем по камням, дыханием таким громким, поддаться музыке. Но то был лишь миг. Погром продолжался и грохот тавернской посуды не давал гному глаза прикрыть.

Мрак всё сгущался, когда они наткнулись на труп. К которому Вирейнис рванула так, будто бы того знала. Знак плохой, ведь кто мог знать, кто полез сюда до них, по доброте душевной проверить всё самостоятельно, быть может не они тут первые глупцы. Но тут же Вестница отстранилась, труп немного изучив.

 

- Или краснолирумная жила, - предположил тут Тетрас самое безумное. - Лезет в голову, как… Я сталкивался, и то был лишь Идол. Жаль парнишку, что бы то ни было, да разум не справился его. Ни дойти, ни уйти не смог.

 

Утёр нос рукавом Варрик, на вопрос внезапный. Оглянулся в темноту, туда, откуда они пришли. Но ни на йоту не было желания возвращаться.

 

- А дойдем ли? А если это лихо вырвется наружу к стенам замка? А те, кто уже вышел за нами? Послать их на убой? - смачный плевок под ноги, уж такой грубостью в поведении Тетрас не славился. - Что бы там ни было — оно полезло мне в голову. Мне. Да это же вторжение! Я требую сатисфакции!

 

И не лукавил. Был готов хоть сейчас рукава закатать, да хоть на какого демона с кулаками. И будь что будет. Такое на тормозах спустить не мог ни дворф, ни его Бьянка.


See the puppet master laugh
Astride a pale horse 

2eeacd36caf490c58ead9c3316de807b.jpg.4f336eec1d09b1da07909e15afe3d088.jpg

file.gif.f22b9b32a56971e19cecadb5889fd3a0.gif

Reading out the epitaph
Of our pointless wars
For love we will tear us down.

And take another photograph
For selfie intercourse,

6OiZqhBlFhE.jpg.eb38619fbd214c5a59ff7350d52e9df9.jpg 

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вариант, который подкинул в мысли Варрик, звучал, пожалуй, ещё хуже демонов и природного галлюциногенного газа. Демона можно уничтожить, его можно развоплотить и заставить вернуться обратно в Тень, где этой твари самое место; от источаемой природной дряни можно уйти или пробив проход пустить сквозняк, что попросту утянет всю дрянь за собой… но вот красный лириум? Насколько Вирейнис было известно, эта зараза останется с тобой даже в том случае, если ты на другую сторону континента уплывёшь от неё подальше, и дело было даже не в приёме этой гадости внутрь или случайном ранении — всего потрошительница не знала, но судя по россказням, одного шепотка, одного контакта было достаточно, чтобы сойти с ума окончательно и бесповоротно.

 

— Боги… надеюсь я, что ты не прав. В голове… у меня голосов… хватает вдоволь и без лириума.

 

Тяжело дыша, долийка в очередной раз осмотрелась вокруг, толком даже и не осознавая, что именно она силилась увидеть. Настойчиво бившаяся мысль всё не давала остроухой покоя: учитывая то, как тяжело было дышать, как-либо предотвращать вдыхание было на самом деле вещью необходимой… так почему же тогда горняки этим делом не озаботились? У них ведь наверняка был доступ и к тряпью, и к воде, чтобы тряпку эту смочить и впоследствии прикрыть нос и рот хотя бы. Даже долийцы, несмотря на практически хроническую нехватку различных материалов, знали весьма простые способы защиты от того же дыма, если не повезёт попасть в горящий лес. От пламени взбесившегося дракона это, понятное дело, не спасёт, но через дым болотного торфа и мокрой древесины пробраться троице беглецов тогда помогло... Был ли смысл пытаться защититься сейчас, когда они и так изрядно надышались и сознание стало подкидывать не самые лицеприятные картины? Свой разум они ещё сохраняли, так что, быть может…

 

Остроухая достаточно торопливо опустила светильник на холодный камень прохода, после чего без особых церемоний сняла тёплую шерстяную накидку с капюшоном — сейчас скрываться было не от кого, да и холод не представлял такой угрозы, как непонятная хрень, от которой дышать становилось трудно. После нескольких точных движений клинка, часть накидки была пущена на пару продольных лоскутов шириной примерно в две ладони. Дышать через ткань бывшей накидки будет тяжеловато, ибо она была несколько плотнее, но это лучше, чем дышать лишь витавшей в воздухе гадостью. Оставался лишь ещё один шаг… с которым наибольшая проблема и складывалась.

 

Лавеллан сомневалась, что у Варрика при себе есть фляга не то, что с водой — с выпивкой. К чему на короткую «прогулку» по пещерам тащить провиант, если всё это дело должно было занять всего пару часов? Конечно, наверное, стоило для начала всё же спросить об этом дворфа, ибо мало ли, вдруг удача наконец-то решила повернуться к ним не пятой точкой, а своей уродливой мордахой? Но эта мысль в голову долийке попросту не пришла, поэтому вариант переходил в разряд более мерзкого. Опять же, проблема — в туалет остроухую пока что откровенно не тянуло, так что отпадал ещё один источник жидкости в виде банальной мочи. Да-да, для выживания и не таким приходилось пользоваться. Оставалось лишь одно. И, недолго думая, Вирейнис закатала чуть выше левый рукав и полоснула клинком себе по запястью, делая поперечный разрез — с ним справиться будет куда проще, чем с продольным. Приятный цветок боли лишь добавил к безумию, что цвело в разуме потрошительницы бурней плесени на застарелом хлебе, но пока что воля не ломалась. Пока что эльфийка ещё сдерживала внутреннего зверя, что сейчас чуть ли не пускал слюни от радости, язык свесив.

 

Тёплая пахучая кровь быстро пропитывала приложенные к ним лоскуты ткани, во многом с подачи Вирейнис, которая при этом сама ещё дополнительно напрягала руку для усиления кровотока. И первая повязка, мокрая от ещё свежей тёплой крови, досталась как раз дворфу.

 

— Молюсь, что от запаха крови чужой… с ума не сходишь ты. — пробормотала эльфийка, бесцеремонно всучая Варрику окровавленный лоскут. Куска ткани должно было быть достаточно, чтобы повязать его на голову в качестве эдакой маски. — Пятном мокрым… нос и рот прикрой… Дышать, быть может, легче станет.

 

Второй лоскут, естественно, долийка повязала уже себе на лицо, ровно так же мокрым пятном прикрывая нос и рот. Кашлять всё равно хотелось страшно, а запах собственной крови вызывал весьма неиллюзорное желание найти кого-нибудь, кем можно поскорей перекусить и кровь остановить, но для обеда время ещё не пришло. Но видят Творцы, это было лучше, чем постоянная тошнота и демоновы галлюцинации, которые пока что не стремились проходить.

Последний раз подвергнув истязаниям злосчастную накидку, потрошительница отрезала ещё один лоскут шерсти, которым и перевязала ранение на запястье поплотнее. От крови не истечёт, авось.

 

— Порядок?


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

И всё-таки песня красного лириума была бы более губительна. Чего нельзя было отнять, так это то, что этой отраве можно было сопротивляться, она хоть и дурманила разум, подкидывая странные иллюзии, но совершенно не подталкивала к безумию, к пропасти. Или это было незаметно? Ну да, какая бы гадость открыто сводила бы с ума. Всё потаясь, любая опасность скрытна и губительна.

 

- Так ты сходишь с ума? Ох, Вирейнис, - тяжело издал смешок Варрик. - А я то думал, какого лешего ты попёрлась со мной, и даже не покрутила пальцем у виска. Всё встало на места! Долбанутый гном позвал долбанутую эльфийку в долбанутое место, чтобы найти долбанутых приключений на долбанутую голову.

 

Самоиронию Тетрас мог выдавать в кредит, если бы мог, под хороший процент. Разумеется, деньгами бы брал. Памятник тому, что он в себе высмеивал, должен был быть отлит из золота высший пробы, украшенный самыми прекрасными драгоценными камнями. Губа не дура? Лучше об этом гному не говорить. Себя в летах увековечить он был обязан самым неординарным из способов, может быть даже вычурным.

 

На некоторое время попаданцы снова остановились. Причину краснобай не сразу понял, а когда понял, то уже было поздно.

 

- Ты что творишь!? - изумление Варрика касалось изничтожения накидки, но то был еще не вечер. - Эй, эй, ты чего уду…

 

Выживай, адаптируйся, импровизируй.

 

- ...мала.

 

Замысел гном понял по ходу дела. Но крайне удивился, что вот так легко Вирейнис могла причинить себе вред, пусть даже ради благой цели. Во-первых, это больно. Во-вторых — тоже больно. Живое существо только в случае крайней необходимости было способно и лапу себе отгрызть, и хвост, но себя же резать — это отдельная статья про садистов и ритуалы. Зрелище пугающее, и странное.

 

- А я ведь правилом хорошего тона считаю носить с собой фляжку с мало-мальски спиртным и пахучим. Сегодня, мать её за ногу, исключение сделал. Зайдём и выйдем, - качает головой сердито, двошит что конь разозлённый. - Ох Искательница жопу драть будет. Ох будет. С того света достанет и будет. Скажет, что вот, эта гномья башка совсем ухайдокал надежду Тедаса на спасение. А я ей что отвечу?

 

Получив повязку, осматривает не без опасений ту, на Вестницу смотрит, повязку нацепляет на морду лица. Контраст запахов несколько ощутим. Не то, чтобы критично, но всё-таки, мозги обманываются, не понимая от чего им дурнее, от крови запаха или от этой дичайшей вони.

 

- Опоздала, Грини, с ума меня сводить. Я пишу о мире книжки, о мире, который понимаю, пусть и не лучше всех, в вопросах магии или древних чудищ профан, но всё же… А наш мир может понимать только безумец. Я давно спятил и спокойно живу с этим, - смех Варрика звучит болезненно и хрипло, будто бы тот просто для приличия из него вырывается, прикрывая бреши слабеющего тела.

 

Нужно было продолжать идти, надеясь на то, что за ближайшим поворотом выход, источник беды, любое из решений их ситуации. И в этот же момент свет и тень, сводящий с ума дух и слабость тела, дали о себе знать. Раздался грохот впереди, словно бы кто пустое ведро уронил на камни. И в свете фонаря, на дальнем радиусе, куда только доставал свет, промелькнул будто силуэт, в сущности небольшой, словно дитя. И Варрик… Даже не задумываясь, с места сорвался туда же. Совершенно не разбирая, реально то или выдумка.

 

- Стой! Стой! - лишь крикнул он, отрываясь от места их с Вирейнис остановки.


See the puppet master laugh
Astride a pale horse 

2eeacd36caf490c58ead9c3316de807b.jpg.4f336eec1d09b1da07909e15afe3d088.jpg

file.gif.f22b9b32a56971e19cecadb5889fd3a0.gif

Reading out the epitaph
Of our pointless wars
For love we will tear us down.

And take another photograph
For selfie intercourse,

6OiZqhBlFhE.jpg.eb38619fbd214c5a59ff7350d52e9df9.jpg 

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кажется, дворфа всё-таки по голове торкнуло тотально, несмотря на все заверения в том, что он и так безумен и безумней уж едва ли будет — как иначе объяснить тот факт, что после внезапного грохота металла о камень он срывается с места и рвёт когти куда подальше, своими криками при этом пытаясь кого-то остановить? Потому что Вирейнис подняла светильник, взглянула в темноту в сторону звука… и ничего не увидела. Был, конечно, шанс того, что она попросту не успела уловить движение, которое спровоцировало Варрика броситься вперёд во мрак, но учитывая несколько сводившую с ума обстановку, в прямом смысле слова пахнувшую неприятной горечью? Ни в чём нельзя уверенною быть…

 

Потрошительница споро перехватывает оружие поудобней и, стараясь не обронить светильник, мчится следом за Тетрасом, но в отличие от дворфа бежит эльфийка молча, не тратя дыхание на лишние слова — воздуха чистого и так мало, не хватало ещё больше наглотаться, хотя грудь и без того переполнена дрянью настолько, что даже потрошительский метаболизм не справляется. Драконья кровь — могучий источник силы, но даже он не способен побороть всего, в особенности, когда речь всё же идёт о разуме… ибо разум она ровно так же подтачивает.

 

Ноги-то у остроухой несколько длиннее — по той причине за дворфом всё же поспевает, хотя и мчится Варрик, словно угорелый… или же это ей только кажется под сторонним воздействием? Бывшего сенешаля эльфийка из зоны обзора не выпускает, пусть светильник и не даёт столько освещения, сколько хотелось бы и с каждым мгновением бега становится свет всё более блеклым, словно бы теряя силы вместе со своей носительницей. Вирейнис пытается вглядеться во мрак впереди, надеясь, что сумеет заметить то, за чем столь стремглав мчится боевой товарищ, но эльфийский взор ничего не улавливает — лишь темноту, навстречу которой они теперь бегут вдвоём. Неужто вновь шутки одурманенного разума? А то и вовсе сон — быть может, сейчас они уж оба лежат на каменном полу, не в силах сделать и вдоха в этих отравленных шахтах.

 

— Варрик, демоны тебя дери! Что ты увидел там?! — выкрикивает Лавеллан наконец в попытке как обратить внимание дворфа на себя, — и, тем самым, отвлекая его от неизвестно чего впереди, что могло бы его в ловушку заманить, — так и всё же разузнать побольше; ведь как знать, впереди вполне их может ожидать всё же нечто материальное и живое… кто-нибудь из выживших, кого ещё можно спасти или тварь, с которой следует расправиться как можно скорее, чтобы потом слинять отсюда куда подальше — от местной пародии на воздух в горле было сухо, словно остроухая наглоталась песка вдоволь. — Одним Творцам известно, что впереди нас ждёт, а ты разделиться решил!

 

Эльфийка практически на пятки наступает своему спутнику в попытках за ним не отставать и всё так же старается в темноте увидеть то, что дворф заметил. Но вместо того, чтобы услышать какой-то шорох, вместо топота шагов или хотя бы шарканья подошв, эльфийка слышит утробный голодный рык и чувствует, что воздух вокруг стал заметно теплее — он ещё и более влажный, если чувства её не подводят в очередной раз. И там, впереди, она во мраке видит пару сияющих оранжевых глаз, венчающих массивную тушу… которая мчится им навстречу.
 

FENEDHIS LASA! — в сердцах выкрикивает женщина и, совершив рывок чуть вперёд, сбивает Варрика вбок телом, вместе с ним отлетая к стенке каменного прохода, лишь каким-то чудом сумев не разбить окончательно светильник — а может, то заслуга металлического каркаса и выпуклых краёв, что не дают стеклу с камнями соприкоснуться сразу.

 

В нос ударяет уже совершенно другая вонь. Знакомая, и от того в какой-то мере приятная — куда лучше иметь дело с тем, что тебе известно, а не с безызвестной тварью в темноте.

 

Запах зверя.

 

— Это медведь! Это хренов медведь!


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

К чему это преследование? Зачем? Кто убегает? И почему не останавливается? Это были правильные вопросы, которые должны занимать голову гнома...были должны. На деле же их совершенно не было. Ни одного, ни половины, ни даже скользнувшей где-то там в мозгу мысли не было. Просто погоня за чем-то, кем-то. И совсем ведь не доходит до этой вот головы, что это может быть галлюцинация от усталости, испарений, которыми они дышат или что-то похожее. Нет. Как пробежка ранним утром на свежем воздухе, даже ноги не гудят, а так, самую малость сбивается дыханием из-за тряпки на лице. Кто вообще додумался ему повесить её? Ах, да…

 

- Пацан! Там пацан! Нужно догнать дурилу, сгинет ведь! Я его видел, видел, быстрее! - и, что удивительно, скорости только прибавлял.

 

Через плечо и оглядываться не думал. Потеряется он тут или Вирейнис? Да что за бред, тут всего один путь и он им идёт, или уверен в этом, пропуская мимо себя развилки или расширения, быть может. А может, их и не было вовсе. Прыти Варрика это не унимало. Со стороны можно сказать, что совсем поплыл дяденька от приключений своих. И, был бы, в чём-то прав. Тут, без шуток, можно было рехнуться, а все происходящее в данный момент — просто усугубило положение. Да и не Варрика это вина.

 

- Куда ж он бежит, то, а? - пыхтя, гном пытается причитать. - Я же. Зараза. Такая. Уже. Не. Сопля. Зелёная. Мне. Надо. Постельный. Лежим.

 

И на каждый шаг ведь новое причитание, которых не переведётся у него. Вот где голова работает безоговорочно хорошо. Выходит, светлая? Местами просветления, хохма за три золотых.

 

И кто его знает, сколько бы бежал так Тетрас, пока рядом с ним не раздался крик, не иначе, как дурниной, крикнула спутница, чтобы доораться до ошалевшего гнома. И пока, не очень красиво, ласково и нежно, не полетела с ним в стену каменного прохода. Звеня светильником, шурша всем снаряжением, под гиканье Варрика, что от неожиданности его выдал.

 

В воздухе лишь на мгновенье повисла Бьянка. От неё гном взгляд не мог оторвать по куче причин, которые озвучивать не собирался никому на этом свете. И разум его проясняться начинал, получив встряску. Подставив руки падающему оружию, он арбалет свой поймал, облегчённо выдохнув. И плевать было на позу неудобную и удар о камень неприятный, кажется, даже головой, да только всё на второй план ушло. Поломки Бьянки краснобай бы точно не пережил.

 

- Очень эффектный способ завалить гнома, Вирейнис! - прошипел в сердцах мужчина, напряжение с себя скинув и осев вдоль каменно стены. - Но можно было просто пригласить прилечь, а не вот это…

 

И тут как бы доходит до его гномьей башки, что вообще-то, стоит сказать спасибо за то, что эльфийка его задницу из блуда мысленного вывела. Не эффектно, но эффективно, встряхнув. Но пока дошло. Пока все правила пришли поведения на свои полочки, уселись и рассказали что делать, Тетрас попытался встать, едва штаны не потеряв от рвения подняться и помочь встать Вестнице. И хоть что-то промямлить той в благодарность, та выдала вердикт.

 

- Медведь? Непростой, поди медведь, - руку подаёт девушке, а сам косится в ту сторону, в которую бежал. - Я ж из него коврик себе сделаю. Гад. Голову на стену повешу. Меня, Варрика Тетраса таким дураком выставлять… Ууусволочьубью.

 

Последнее было сказано одним словом. И подкрепляло это всё отточенное движение рук с арбалетом, приводящее тот в боевую готовность, громким щелчком. А в ответ на это раздался страшного звука рёв. Который боевитость Варрика несколько сократил, отчего тот, кажется, чуть сжал голову в плечи.

 

- О-оу.


See the puppet master laugh
Astride a pale horse 

2eeacd36caf490c58ead9c3316de807b.jpg.4f336eec1d09b1da07909e15afe3d088.jpg

file.gif.f22b9b32a56971e19cecadb5889fd3a0.gif

Reading out the epitaph
Of our pointless wars
For love we will tear us down.

And take another photograph
For selfie intercourse,

6OiZqhBlFhE.jpg.eb38619fbd214c5a59ff7350d52e9df9.jpg 

 

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

То, что долбаный медведь явно обычным не являлся было столь же очевидно, как и здоровенная зелёная воронка в небесах над Морозными горами. Потому что ни одна здоровая на голову, тело и остальные части естества дикая тварь из дикого леса не станет по своей воле торчать в пещере, в которой явно всё плохо в плане воздуха — животные они такие, они знают и понимают опасность зачастую куда лучше любого существа разумного. А что же здесь? Медведь, который сидит себе в пещере, где не вздохнёшь, не закашлявшись, и, судя по всему, его совершенно не смущает тот неприятный факт, что дышать тут практически невозможно даже с окровавленной мокрой тряпкой на лице.

 

Конечно, мысль о том, что и пауки-переростки обычными ни были так же закрадывалась в голову Вирейнис после столь неприятного умозаключения — они ведь тоже были в пещере и их тоже не шибко смущало наличие странного запаха. Правда, сильно вглубь членистоногие не лезли же — долийка не раз по пути оглядывалась назад, боясь увидеть «хвост» из голодных паучар, у которых с хелицер слюна капает. Ан нет, не полезли. Может, причиной тому был свет от факела… а может, всё было куда прозаичнее, и пауки знали, где действительно опасно.

 

— Зараза…

 

Долийка поспешно вскакивает на ноги, хватаясь за меч и не особо спеша потянуться за светильником — слишком близко он к хищнику, чей тёмный силуэт отчётливо заметен во мраке как раз во многом благодаря слабому огоньку… и паре, мать их, сияющих жёлтых глаз, дававших как минимум представление о том, где у зверя находилась башка. И либо он уже встал на обе задние лапы, чтобы теперь возвысится над пару пришедших в его логово идиотов, — и что так же означало, что идиотам-то крышка, заломает ведь, —, либо сам по себе был таких внушительных габаритов, но глаза у него расположены были где-то на четыре головы выше Вирейнис. Четыре медвежьих головы, а не эльфийских. Даже самый крупный представитель этого вида животных, которого Лавеллан доводилось повстречать, не был настолько огромен… а вырасти до подобных размеров медведь мог разве что в двух случаях, насколько долийке было известно из книг и рассказов, и ни один из них совершенно не внушал спокойствия.

 

Пропитанная кровью тряпка и стоявший в шахте запах банально не давали потрошительнице пронюхать, какой же из вариантов был верным, и в обоих случаях мишка уже явно будет выглядеть не столь привычно и пушисто. Шипов вроде бы не было, но… то-то и ключевое слово — вроде бы.

 

Это или берескарн, или его потрогал демон, идей других у меня нет! — как не было и времени на разговоры, судя по тому, как долийка с мечом наголо готовилась броситься вперёд на частично видимого медведя. Иллюзий она правда не питала — эта тварь ей врежет по первое и по десятое число, и это если повезёт, ибо в худшем случае пара эльфийских ушек наверняка станет завтраком для демонических медвежат… или кто там мог быть. Кровь потрошителя способна была на многое, вот только проверять свою силу против демонических или моровых медведей долийке пока не приходилось. — В глаза! В глаза целься, Варрик! — выкрикнула потрошительница первое, что пришло в голову.

 

Она-то скорее всего до глаз не достанет… но, может быть, даст дворфу время, чтобы тот нашпиговал бешеного зверя болтами прежде, чем мишка заломает их обоих. Ведь даже демоны не могли вечно держаться в теле, особенно если то получит достаточно повреждений.


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Зверь перед ними был совершенно точно необычным. Варрик смекнул по огромному силуэту и рыку. Он, конечно, слыхал и видал медведей, самых разнообразных, как в плане размеров и расцветки, так и рёву. И вот этот Мишель де ТопОт был совершенно точно экземпляром уникальным. Пусть даже был виден лишь его силуэт, который над гномом возвышался словно сказочный исполин, только сказка та очень мрачная, победило в ней, скорее всего, зло и мир оказался окутан тьмой. И во тьме правят вот такие вот обитатели, которым пообедать проигравшими поборниками добра, как сказать «доброе утро» или прорычать…

 

Суть не в том. Суть в другом — как с этой угрозой разобраться? Мягко говорят, в таких обстоятельствах и сообразить не успеваешь, что делать. А учитывая, что это обстоятельства, которые цензурно не описать — лучше носить штанцы коричневого цвета. Ну так, на всякий случай. У страха глаза велики, а также расстроен желудок, в горле комок, сердце в ушах, душа в пятках и «мамочки!». Если ничего не забывать, то приблизительно такая реакция на такого медведя и должна быть. ДОЛЖНА. Но вместо неё помноженное на два:

 

- Зараза…

 

У идиотов мысли сходятся, не иначе. И как-то толком и вонь перестала чувствоваться, и голова стала свежее, да и вообще прошедшие недавно события показались дурным сном. Сны закончились — явь постучала… Вернее, нарычала так, что даже мертвые могли бы проснуться.

 

Пришлось рвать дистанцию быстро семеня ногами. В ближнем бою от Варрика будет сейчас столько пользы, сколько мозгов у него было, раз подбил Вирейнис на такой простенький поход. Зашли и вышли — точно. Сразу в мир иной.

 

- Какая, медвежью мать, разница? - семеня, но понимая, что медленно, Тетрас гневно среагировал.

 

Понимая, что его может медвежье нечто достать, если вдруг Вестница ему не помешает, гном, сколь было сил, скакнул в сторону, с кувырком, по каменной поверхности плечами да спиной прошуршав. На ноги вскочил. И еще до того, как его напарница сцепилась со страшным зверем — принялся поливать арбалетными болтами голову чудовища.

 

- А то я не догадался! Череп каменный, отродье демоново! - и это, пожалуй, единственное что мог Варрик сказать.

 

Мощности оружия не хватало, как и точности, чтобы попасть в глаза зверя, который подыскал себе жертву. То появлялись огоньки глаз, то пропадали. Боеприпасы ведь не бесконечные. Ну подрал шкуру, да тому её хозяину плевать — лишь злее делается. Тут то у гнома план нетривиальный и созрел. И был он, на удивление прост.  Короткая перебежка в сторону, на сколько было возможно — упор на колено, и ручная зарядка Бьянки, с ручным же натяжением, для мощного выстрела. У Вирейнис не было времени на это всё, поэтому нужно было спешить. А целью для стрельбы были выбраны уши. Может, не насмерть, но дезориентировать зверя — хватит.  Медведь в прицеле, легкая дрожь в руках и почти остановившееся дыхание — выстрел в силуэт, когда тот с прицельным приспособлением совпал. Ответом — рёв и тряска мордой. Попал не в ухо — снаряд угодил зверюге в пасть, что тот открыл, почуяв угрозу в стороне. Да Тетрас медлить тут не стал — еще раз заряжает, останавливается, стреляет…

 

- Есть!

 

Медвежья шерсть от уха, простреленного болтом, казалось бы отлетела. Да только дезориентированный в краткий миг медведь отмахнулся от эльфийки, с которой завязался в драку, и ринулся на бедолагу-гнома. Решил, стало быть, покончить с надоедливым стрелком, а там уж и остроухую прикончить. Умный зверь, а Варрик что? А Варрик наутёк. Закинул Бьянку за плечо и ринулся, что называется бежать, да попытаться загнать зверя.

 

- Грини, рубани его, он бешеный! - хотя слышалось это всё прерывисто, так как на каждый шаг гном запинался.


See the puppet master laugh
Astride a pale horse 

2eeacd36caf490c58ead9c3316de807b.jpg.4f336eec1d09b1da07909e15afe3d088.jpg

file.gif.f22b9b32a56971e19cecadb5889fd3a0.gif

Reading out the epitaph
Of our pointless wars
For love we will tear us down.

And take another photograph
For selfie intercourse,

6OiZqhBlFhE.jpg.eb38619fbd214c5a59ff7350d52e9df9.jpg 

 

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Легко, блин, говорить «рубани его», когда тебя в сторону отшвыривает демоническая медвежатина, что решила всеми правдами и неправдами резко добраться до надоедливого дворфа, и Вирейнис в целом медвежатину в подобной реакции не винила, потому что уши — это святое! Правда, куда интересней было то, что попавшая в пасть зверю стрела не то, чтобы сильно ему помешала, что лишь подтверждало необычную природу напавшего медведя. Так что бить в глаза пусть и оставалось весьма приемлемой тактикой, но кажется, придётся действовать несколько радикальней — ведь кем бы тварь эта ни была, а без головы скорее всего двигаться да перестанет.

 

Конечно, к тому времени, когда Лавеллан всё же заставила себя подняться и броситься следом за преследовавшим Варрика медведем, некоторое расстояние они уже успели преодолеть… и проблема была в том, что потрошительница осознавала одну вещь: от медведя Варрик не убежит при всём желании, даже если бы зверь был совершенно обыкновенным косолапым. Даже самый шустрый и умелый охотник не сумеет перегнать медведя лишь на своих двоих. И для того, чтобы писака не превратился в плотный ужин для жутковатого обитателя этих копей, придётся приложить несколько больше усилий, чтобы в первую очередь догнать медведя, а во-вторую устроить ему сущий трындец, который положит конец как его мучениям, так и страданиям парочке искателей приключений на собственные пятые точки. Да и на раздумья времени не было.

 

Буквально набегу подхватив злосчастную лампу, эльфийка во весь опор ринулась следом за медведем, с каждым движением выжимая из собственного тела всю ту силу и скорость, на которую только способны были испившие крови дракона. Умей она испытывать боль в истинном её проявлении, так наверняка бы тело ныло с такой силой, что эльфийка и шага бы не ступила — простые мышцы и кости не способны на продолжительные и достаточно постоянные нагрузки, ступавшие за грань пиковых возможностей обычного человека или эльфа. Самый быстрый и умелый охотник не перегнал бы медведя на своих двоих… но вот потрошитель ещё мог бы попытаться и преуспеть.

 

Только это не была охота, что захлёстывала бы азартом. Не было в голове мыслей о том, что в этой битве должен победить лучший, более совершенный хищник, обладающий разумом, хитростью и силой, позволявшей потягаться с одним из самых опасных диких обитателей этого мира. Это было очередное, мать его, геройство. Ненавистное, безрассудное… но столь сейчас необходимое. Можно было сколько угодно винить Тетраса в том, что сам сунулся, сам завёл и, грубо говоря, сам виноват в том, что теперь его за жопу того и гляди норовил укусить бешеный одержимый — или не очень — медведь. Можно сколько угодно говорить, что Лавеллан себя героем не считала и, более того, геройство как таковое ей претило не меньше, чем её названному брату-выкормышу долийцев.

 

Но хера с два Вирейнис собиралась дать этому низкорослому придурку стать кормом для медведя, в особенности, когда он был одним из немногих, если не единственным, кому хватило яиц пойти наперекор Кассандре и вытащить долийку из сраной крепости. Другие словно бы предпочитали носиться с остроухой, как с писаной торбой или принцессой, которую всячески надо беречь и охранять. И хотя подобный поступок сам по себе был ужасно глуп и безрассуден, что какой-то частью себя Лавеллан понимала… это также был поступок, который она не собиралась оставлять без благодарности. Пожалуй, жизнь должна подойти. И, может быть, пара-тройка пинт эля в таверне.

 

— ВРЁШЬ, СУКА, НЕ УЙДЁШЬ!

 

И с жалобным пением разбитого стекла светильник был с силой брошен под ноги медведю, чуть впереди его разъярённой мордахи — эффект неожиданности как минимум должен был остановить зверя, заставить его замешкаться, а огонь… ну, всяко неприятно, когда шерсть горит. Не только воняет страшно, но и больно, что опять же должно заставить чудище хоть на мгновенье замереть, чего воительнице только и было нужно. И пока огонь, яростно расползавшийся по пролитому маслу и подпаливший шерсть зверюги не объял всё и вся полностью, долийка с разбегу напрыгнула медведю прямиком на спину и, ухватившись покрепче, вонзила одолженный меч по самую рукоять чудовищу в шею сбоку. Провернула разок. Быстро выхватила и пырнула ещё раз.

 

— НЕ ТРОНЬ! МОЕГО! ДРУГА!

 

И ещё. И ещё, пока зверь не додумался скинуть. О, Творцы всемогущие, оставалось лишь молиться, чтобы этого хватило.


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...