Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

XV. ...And Justice For All.

Рекомендованные сообщения

XV. ...AND JUSTICE FOR ALL.

32kRj.png

Дата: 20 Первопада 9:42 Века Дракона
Место: Орлей, Халамширал
Погода: Сильный снег с дождём, ветер, на улицах – гололёд.
Участники: Lorian de Sagazan, Jean-Gaspard de Lydes, Comte Pierre, Бесславные Ублюдки [НПС]
Вмешательство: Возможно вмешательство других персонажей.
Описание: Несмотря на отказ маршала Лавайе, безрассудный Жан-Гаспар де Лидс собирается освободить своего друга, графа Пьера из темницы в его собственном замке. Прознав об этом, генерал Лориан пытается остановить товарища и напомнить ему о приказе Жеан. Генералы встречаются у халамширальских казематов, где обнаруживают убитых стражников и записку, подписанную Бриалой:

«Возвращаю долг.» 

  • Like 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жан-Гаспар перевернул лежащее лицом вниз тело на спину. Чистый удар. Ножом по горлу, солдат даже не успел вскрикнуть. Кровь растекалась бурым пятном, капала вниз по ступеням темницы. Перешагнув через труп, герцог подошёл ко второму телу, сидящему, прислонившись спиной к каменной стене – и этот тоже мёртв, убит таким же выверенным ударом. Охрану перебили профессионалы, кем бы они ни были, сработали сволочи образцово. Опустившись на корточки, Жан-Гаспар осмотрел труп и заметил зажатую в его руке окровавленную записку. Развернув смятый и пропитавшийся кровью клочок бумаги, он прочитал одними губами: «Возвращаю долг.» 

- Бриала, - прошептал герцог, чувствуя, как сердце забилось чаще. Это послание можно было истолковать двояко – эльфийка либо собиралась освободить Пьера, либо отомстить ему за очередное сожжение Халамширала. Так или иначе, стражники были убиты достаточно давно, чтобы надеяться вытащить друга прежде, чем эльфы доберутся до него. Что-ж, это лучше чем ассасины Флорианны или люди Рейнгельмины Роммель, ибо с эльфийскими партизанами у Жан-Гаспара и Пьера существовала какая-никакая договорённость – остроухие резали Вольных Граждан и их союзников, а орлесианцы за это платили золотом и оружием. Жан-Гаспар не мог подобрать ни одной веской причины для Бриалы устранять Пьера. 

- Лавайе будет в ярости, - усмехнулся герцог, хлопнув труп по плечу, – но это ей к лицу, да, дружище? 

Жан-Гаспар поднялся с корточек и прислушался к тищине ночного города. В Верхнем Квартале было особенно тихо, масляные фонари освещали улицы, но на подступах к тому крылу крепости, где были расположены казематы, освещение отсутствовало. Герцог обратил внимание, что фонари погасили намеренно, а до очередного обхода стражи было около получаса. Можно успеть… Если не вляпаться в неприятности по дороге. 

Услышав у себя за спиной шаги, герцог обернулся, машинально схватившись за рукоять меча. В бледном свете луны, он не сразу узнал человека, следовавшего за ним, но присмотревшись получше, всё-таки отпустил меч. 

Не виделись с долийских линий фронта, генерал Лориан, – настолько дружелюбно, насколько это было возможно в такой ситуации, он приветствовал старого боевого товарища, – надеюсь, вы здесь не с приказом маршала Лавайе о моём немедленном аресте? 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лориан не торопился показать свое присутствие. Он следовал за герцогом де Лидс довольно давно, еще на подходах к истерзанному войной городу. Несчастное сердце Долов, оно не единожды было подвержено сожжению. Не было ничего удивительного в том, что эльфы Орлея обозлились на своих господ.

В этой войне Лориан был в числе тех генералов, что не демонстрировали свое присутствие на переднем плане. Тому была причина: как адъютант маршала Лавайе, на тонких плечах юноши лежала задача решать вопросы и более административного характера. Участвовал ли в боях Лориан? Безусловно: конница армии Её Величества Императрицы не единожды успела продемонстрировать свою эффективность в битве. К несчастью, или же наоборот, молодого Монтлауреса де Сагазана обходили стороной крупные и кровопролитные сражения: тот же Халамширал он не осаждал.

На фоне разрушений молодой шевалье, в своей сверкающей броне из сильверита, в плаще, с шлемом, скрывающим большую часть лица, оставляющим на обозрение лишь голубые глаза и полные юношеские губы генерал-адъютанта, смотрелся вызывающе. Но с точки зрения Лориана он был символом величия империи, которой он служил верой и правдой.

Виды Халамширала его угнетали. Но таково было лицо войны, которая раздирала и Орлей, и Тедас. Войны, что никак не могла закончится, пожирая все больше и больше. Доспехи не помешали Лориану двигаться тихо, и он был обнаружен только когда близко подошел к герцогу.

- Герцог де Лидс,  - произнес Лориан, едва склонив голову. В его голоса тоже не чувствовалась враждебность, хотя были некоторые нотки холода официальности. У Лориана, нетитулованного дворянина, не было ничего, кроме титула и имени. Потому он очень внимательно слушал, как к нему относятся в словах, интонациях. Герцог был в числе немногих, кто не относился снисходительно к столь юному генералу. – Нет, я здесь не для того, чтобы наказать, наоборот. Сейчас непростое время, и необходимость подвергать наказанию очередного полководца лояльных императрице сил была бы еще одним поражением перед лицом предателя Пру, - слово «предатель» шевалье особенно выделил, отмечая, кто с самого начала Войны Львов был неправ, поддержав мятежника Гаспара. Ужасная война, вне всяких сомнений, но с другой стороны когда бы ещё Лориан смог так высоко подняться в иерархии? – Я планировал силой, если потребуется, заставить Вас отказаться от задуманного. Однако, - молодой генерал бросил взгляд на мертвое тело неподалеку, - ситуация приняла неожиданный оборот. Было бы нехорошо, если бы граф Пьер оказался мертв. Тем более: ситуация складывается таким образом, что мы можем вывести графа из-под стражи, указав на то, что верховный маршал не способен должным образом обеспечить безопасность заключенного до того, как легитимная правительница Орлея вынесет ему приговор. Для этого лишь нам нужно взять зачинщиков, по возможности – живыми. И, спасти графа, если он ещё жив.

Лориан даже не читая записки предполагал, что произошедшее – дело рук эльфов. Он знал, насколько они могут действовать организованно, а причиной видел вновь горящий ярким пламенем Халамширал. Ситуация стала такой, чито им нужно было действовать осторожно и быстро.

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жан-Гаспар судил о людях исключительно по поступкам. Лориан был действительно молод, но недостаток опыта восполнял храбростью и смекалкой. За это, герцог де Лидс уважал юношу. Кроме того, его верность императрице была абсолютной, даже несмотря на её ошибки. Но там, где есть верность одному владыке нередко находит место ненависть и презрение к другому. Жан-Гаспар не был так категоричен в отношении Пру и не считал его предателем или мерзавцем. Старого маршала он тоже уважал, хоть и не простил ни Гаспару, ни его последователям бойню, учинённую под стенами Халамширала. Тогда погибло много хороших солдат и шевалье, а граф Пьер едва не поплатился жизнью за свою верность императрице. Это было пятно на чести орлесианской армии, во всяком случае той, что продолжала носить на груди цвета Великого Герцога в память о нём. И пусть их знамёна теперь заменило золотое солнце, эта бесчестная резня не забудется никогда. 

 

- Это дело рук так называемых “ублюдков”, mon ami- объяснил герцог, зажигая фонарь одного из убитых стражников, – можно сказать, наши с Пьером вынужденные союзники, которые должны были резать этих сволочей Вольных Граждан и терроризировать их не давая подобраться к Халамширалу. Не думаю, что эльфы обнаглели настолько чтобы пробраться в город для того, чтобы прикончить графа, в конце концов, для них он меньшее из зол. Скорее всего, они подумали, что верховный маршал задумал казнить Пьера или что его жизни угрожает опасность. Они понимают, что стоит в Халамширале смениться власти… – Жан-Гаспар перехватил фонарь левой рукой и всё-таки обнажил меч, осторожно открыл дверь и вошёл в тюрьму, построенную ещё эльфами до Священного Похода, – их всех просто перевешают на столбах. Девок перед этим изнасилуют. 

 

Де Лидс поморщился. Он видел изуродованные трупы эльфиек с задранными юбками и в первую и во вторую халамширальскую резню. Их бросали в канавах просто, как собак. Жан-Гаспар считал насилие над женщиной самым низким и отвратительным поступком, который мог совершить шевалье. Если бы его воины позволили себе такое…

 

- Идёмте, генерал, – невесело усмехнувшись, Жан-Гаспар певрым начал спускаться во тьму каземата, держа в вытянутой руке фонарь, – скорее всего нам придётся увидеть ещё двоих или троих мёртвых стражников… Ах да, вот и они. Бедные парни. Они даже не поняли что это было. 

 

Перешагнув через убитых солдат Бастьена Пру, герцог осветил коридор фонарём. Большая часть камер ожидаемо пустовали, ибо большую часть сдавшихся на милость победителей Вольных Граждан перевешали в первую неделю. Во-первых, они были клятвопреступниками и предателями, во-вторых, их было просто нечем кормить. Эльфийские пленники загадочно пропадали из своих камер – кто-то в пыточные из которых возвращались только ногами вперёд, а кто-то бесследно исчезал из-за решётки, вероятно, дело рук эльфийских лазутчиков или подкупленных стражников. По слухам, дело эльфийского подполья взяла на свой личный контроль Роммель, поэтому Жан-Гаспар не завидовал этим остроухим. 

 

- Судя по запаху, они выпивали, - с искреннем сочувствием, произнёс де Лидс, – merde, надеюсь это не солдаты маршала Лавайе. 

 

На нагрудниках убитых солдат было вышито золотое солнце, символ единства и надежды на победу. Многие молодые парни вышивали его на своих плащах и табардах, вдохновлённые обещаниями своих командиров. Подняв меч на вытянутой руке перед собой, Жан-Гаспар осторожно толкнул дверь в карцер. Плохо смазанные петли отвратительно заскрипели в тишине… 

 

- Если там арбалетчик… Передайте маршалу, что меня возбуждает, как она злится и я сожалею, что не смогу получить от неё п… - арбалетный болт вонзился в дверь в паре дюймов от головы герцгоа. Он прислонился спиной к стене, оставив дверь открытой. 

 

- Эй ты, “ублюдок”, - прорычал Жан-Гаспар, – если с головы графа Пьера упадёт хотя бы один волос, я кастрирую тебя а потом повешу на твоих собственных кишках. А если с ним что-то случилось, то твоих остроухих приятелей пересажают на кольях вокруг главной площади. Это моё слово, герцога Лидса! Так что не испытывайте моё терпение и выходите по одному. 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лориан не сказать, чтобы ненавидел Гаспара и маршала Пру. Но у него была веская причина не вставать на их сторону. Дело в том, что костяк сил шевалье на стороне Гаспара де Шалона составляли консервативные представители ордена, для которых прежде всего важны традиции и милитаристическая мощь страны. Ну и, прежде всего, именно эти шевалье не воспринимали всерьез Лориана за его молодость. Может, дело было в зависти, или же действительно прежде всего виной была консервативность взглядов. В этом плане войска Императрицы, возглавляемые маршалом Жеан, всегда были открыты для таких юных дарований, как Лориан.

- Эльфы такие же простолюдины, которые могут сжечь вельможу в его карете в тяжкое время, не разбираясь, кто прав, а кто виноват, - произнес генерал-адъютант. – Будет хорошо, если удастся призвать их к благоразумию. В противном случае я не буду сдерживаться, ибо покушение на дворянина – верная дорога на плаху для любого смерда.

Конечно, Лориан сочувствовал эльфом и не скрывал этого. Но в то же время, он щепетильно относился к той разнице, что была между простолюдинами и дворянами. В Орлее порой эта разница была столь велика, что казалась пропастью. Лориан, даже не обладая титулом, гордился своей древней кровью, восходящей к самой Андрасте. Он гордился тем, что в его жилах течет кровь первых императоров. И он не хотел расставаться со своим исключительным положением. То есть он будет первым, кто будет выступать против эльфа-дворянина, потому что в его сознании эльфы укоренились как народ слуг. Может, он был слишком молод для того, чтобы понять, что между их народами не так уж и много различий.

Генерал следовал за герцогом. Осторожна ступая, не позволяя своей поступи быть громкой. По тому, что ему довелось видеть, он понимал, что атака была внезапной. Охранники не были готовы, и убийцы разделались с ними стремительно. «ублюдки» как нельзя лучше подходило в качестве названия для их братии. Лориан испытывал к ним в лучшем случае равнодушие.

Вот, еще одна дверь. Лориан не стремился идти туда, особенно после упоминания герцогом того, что может быть там находится кто-либо из ублюдков. Или даже арбалетчик. Но он не стал останавливать герцога. Даже, можно сказать, не успел, ибо снаряд очень быстро пролетел и оказался недалеко от головы герцога. Лориан был в стороне, поэтому он ни капельки не пострадал.

- Потише, Жан-Гаспар. Тебя только что чуть не подстрелили, а ты думаешь лишь о благополучии приятеля, - Лориан вышел чуть ближе. Рука его лежала на рукояти так, чтобы он мог быстро извлечь клинок. – Я верю в благоразумность этих эльфийских ребят, и надеюсь, что они не тронули многоуважаемого графа, да?

Вышла такая, своеобразная постановка «хороший-плохой шевалье».

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Разделилась команда затемно, Альдо отобрал себе ребят для освобождения Пьера, и те двинулись в путь. Мягко и беззвучно ступали, как хищники в засаде.

Работая под прикрытием в форме простых фонарщиков, отряд двигался вглубь, с каждым разом гася всё больше фонарей. Пламя гаснет и наступает тьма, с помощью которой они и проберутся за графом. Перед уходом на задание, Бриала бросила им вслед пару фраз.

 

Передавайте от меня пламенный, привет, — сказала она, а после поспешила добавить, — только про ключи не забудьте, — Ведь хуже всего, если от этой демонической кутузки не было бы ключа. Но ничего, значит разберутся как-нибудь в своем стиле.

 

Продвигаясь всё ближе и ближе к месту заключения, ребята петляли через переулки и совсем узкие улочки попутно гася свечи, которые не раскроют их. Подобравшись ближе к ко входу, эльфы дождались удобного момента и подкравшись незаметно, перерезали глотки охране. Не забыв про трофеи, Бесславные Эльфятки мастерски скальпируют макушки шемленов.

Следом, Альдо перешагивает трупы и спускается вниз по лестнице, подавая знак своему отряду, следовать за ним. В самом низу, еще троим стражникам не посчастливилось столкнуться с элитным отрядом Бриалы. Эльфы действовали очень слаженно и без каких-либо заминок. Глотки перерезаны, а головы скальпированы.

 

Харель быстро просматривает тела погибших и в одном из карманов находит связку ключей.

Что ты там копаешься малец? — Делает ему замечание Альдо, и Харель в туже минуту поднимает руку с ключами вверх. Рыжик передаёт всю ключницу в руки Альдо Долийца. Еще некоторое время, команда ищет нужную им камеру и находит. Прямо с Графом Пьером внутри.

 

Альдо передаёт ключи на подбор, первому попавшемуся на глаза. И пока Фредерик копается с замком, его командир решает передать послание.

— Вам тут горячий привет от Бриалы, — он говорит не громко и в то же время, хитро улыбается, — еще просила передать вам, чисто по секрету, — он театрально наклоняется чуть ближе к решётке облокотившись на неё, — разведанные от вольных граждан докладывают, что ваши хорошие знакомые в лице Жан Гаспара и еще одного, Лориана де Сагазана являются агентами узурпаторши — в тот момент он пристально взглянул на Фредерика, тот возился с ключами, но в следующие секунды уже открывал дверь камеры.

 

Ну, так что? Вы с нами? Или холодная камера и одиночество приятнее чем общество эльфов?


Так легко надежду потерять..

Может страх веру погасить.

Вспомнив павших силы я найду,

Они меня ведут...

Никогда я не сдамся!

Спокойно спи, Земля.

На угли сердце разбейте,

И вновь восстану я! 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Собственно, у графа даже на тяжкие думы о судьбе мира, Орлея и себя самого не было толком времени – прошло меньше суток с того момента, как его со всем уважением, но решительно проводили в камеру. Камера самая обычная,  в его же собственном, чтоб вас  так, и этак, и растудыть вперехлест наискось, замке.  Умом-то граф понимал, что больше было особо и некуда, но все равно чувствовал себя  крайне глупо. Не город, а наказание какое-то, впору поискать себе другое обиталище, а это сдать злейшему врагу, пусть помучается. Это, вероятно, было глупой мыслью, но не для Пьера, который в последние годы от своего города видел  исключительно черт-те что, и даже  отбив его обратно у врага, в нем же пленником и оказался. Тут волей-неволей задумаешься о проклятых местах или о том, что ненависть и жажда мести эльфов наконец материализовалась, подпитанная годами унижений и страданий, и приложила со всей дури именно Пьера, не за что-то конкретное, а просто потому что подвернулся вовремя. Прямо хоть кун принимай, хуже-то точно не будет.  А что, вариант – а потом вернуться и откунарить тут все к архидемоновой матери. Интересно, каковы их женщины и мешают ли рога в постельных утехах? Или может, помогают? Рогатая графиня, мхм… Не скончаться бы на брачном ложе, однако.  Мда, Пьер, не  о том думаешь.  Явно не довела тебя развеселая жизнь до добра. Точнее, просто бабы давно не было, за всей этой политикой, которая все те же потрахушки, но риска больше, а приятности меньше. 

 

Но по крайней мере, его накормили и в целом обращались соответственно званию. Вероятно, вскоре придет и кто-то, кто задаст ему вопросы – слабо верилось, что пру забудет про таинственные события в эльфинаже и, возможно, не так просто графа решил изолировать. Вот только когда за дверью послышались шаги, это были вовсе не люди маршала. Если уж на то пошло, это вовсе были не люди, а самые что ни на есть эльфы. Граф тяжко вздохнул. Он примерно догадывался, каким способом им пришлось бы сюда проникать и у него сразу возникло много вопросов, в том числе и о том, выйдет ли он теперь из камеры целым. Что там эти чокнутые эльфы отрезают? Или сдирают?  Скальп, кажется… Вот черт. пьеру не сильно хотелось бы расставаться со своей шевелюрой вообще, а уж тем паче таким образом. Но как челдовек, которому в очередной раз и терять особо нечего было, и выбора не наблюдалось, усмехнулся:

 

- И ей того же. - Чудом не удержался от ехидного "...и её туда же”, но инстинкт самосохранения Пьера пока не покинул, а вот на следующих новостях он чуть не поперхнулся продолжением фразы, но собрался и отпарировал,  – Слушай, ушастый, я не спорю что мир рехнулся, но чтобы настолько? Вряд ли. У Флорианы не настолько крутые сиськи и задница, чтобы мой друг ею соблазнился, а других причин переметнуться я за ним не ведаю. Не говоря уже о вашем источники информации… Эти подлые свиньи вряд ли хоть что-то правдивое скажут, даже если вы будете сажать их на муравейник в форме члена Архидемона, чего я им от души желаю.

 

Если ты не шутишь и не зубоскалишь перед лицом возможной мучительной смерти – ты проиграл и хренговый из тебя орлесианец. А вот сыграть со смертью в её же кости – это по-нашему, это по орлесиански. 

 

- Не вижу причин упираться, так что да, с вами. Знать бы – куда. - Тут ясность внес зщнакомый голос где-то за поворотом, и граф вмешался, окликнув Жан-Гаспара, -– Успокойся, дружище, меня тут как раз выпускают, и даже приветы передают. И если мои новые знакомые не будут дергаться, мы с вами скоро воссоединимся и я наконец узнаю, что за ересь тут происходит.

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Не подстрелили и хорошо, - отозвался Жан-Гаспар на вопрос Лориана, – это был предупредительный выстрел, если бы они хотели стрелять на поражение, то целились бы в голову или корпус. Но сейчас граф у них в заложниках, даже если сам не понимает этого и надеется, что остроухие собираются вот так просто вытащить его из тюрьмы. 

 

Герцог выдохнул и крепче схватился за рукоять меча. Вот-вот их прижмут с другой стороны и об этом стоило беспокоиться в первую очередь. Солдаты верховного маршала Пру перекроют пути отхода наверх и Жан-Гаспар вместе с Лорианом, Пьером и его новыми остроухими друзьями окажутся в смертельной ловушке. А ещё хуже, они подведут маршала Жеан и старик сможет использовать эту ситуацию, чтобы скомпрометировать опасную и своевольную союзницу. 

 

- У меня за спиной рота арбалетчиков, - герцог блефовал, но у эльфов не было никакой возможности это проверить, – если через пятнадцать секунд вы вместе с графом Пьером не выйдете через эту дверь, - пинком, де Лидс открыл дверь, сам оставаясь в надёжном укрытии за каменной стеной, – мы пойдём на штурм и тогда пленных брать не будем. Если вы действительно освободили графа и не навредили ему, то вы будете достойно вознаграждены за это звонкой монетой и благосклонностью герцога Лидского. Даю слово. 

 

Не то чтобы у эльфов было много причин верить шемлену, но этот шемлен сдержал обещание, данное Бриале. Он передал ей оружие, которым “Ублюдки” сейчас убивали Вольных Граждан, снаряжение, которое позволило им выживать во время партизанской войны в тылу врага. Альдо, как командир отряда, должен был знать, что Жан-Гаспар союзник эльфийского сопротивления, во всяком случае когда дело доходило до войны со сторонниками Старшего. Да и в самом Лидсе из эльфов уже собиралось ополчение, поэтому убивать герцога просто так было бы очень неразумно. 

 

- Время пошло, – прорычал Жан-Гаспар, – un , deux , trois … 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...