Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

Приказ ставки командования VI: Коракавус

Рекомендованные сообщения

Дориан старался помочь всем на своём пути, но не потому, что в нём внезапно проснулась церковная сестричка с полной головой самопожертвенности и уснуло чувство самосохранения – сам факт того, что он выбрался, служил доказательством обратного. Нет, альтус просто понимал, что чем большие потери они понесут на каждом этапе этой проклятой затеи, тем меньше человеческих ресурсов у них останется и тем меньше будет шанс в итоге выбраться. Он боялся за свою шкуру, как все нормальные люди, но в противовес многим не ломанулся к выходу слепо, сшибая на ходу вынужденным союзников. Удача, на этот раз в дуэте с гравитацией, в свою очередь не преминула ему напомнить, что вне зависимости от его стараний выйти из подобной ситуации с идеальным исходом невозможно, раздавив ближайшего к выходу наёмника огромным камнем прямо перед альтусом, забрызгав его сапоги свежим слоем крови и до кучи завалив проход. Единственной позитивной мыслью в длинном потоке ругательств в его голове было то, что великан хотя бы теперь за ними не пойдёт. Вероятно не пойдёт. Если только в обход…

 

Мозг только что выбравшегося Дориана работал во всю: он подсчитывал количество жертв, размышлял, как обвал потолка в столовой может повлиять на общую целостность второго этажа и насколько безопасно им продолжать данный путь. Он винил свой исследовательский интерес за то, что вообще на это согласился. После того, что произошло наверху, вскинь легионеры руки кверху и откажись участвовать в суицидальной миссии – уже бы сушили промокшие сапоги на солнышке, а наёмники, в зависимости от уровня интеллекта, либо сами бы доставали сокровище, как душе угодно, либо были бы с ними, либо были бы мертвы. Но нет же, нужно было узнать, что таит в себе проклятая тюрьма!

 

На фоне такого урагана в голове звуки, которые издавал и считал речью Арнигот, были не более чем раздражающим высокомерным жужжанием. Что он только о себе возомнил, держа в руках один из злополучных ключей? Что он здесь главный? Что он лидер? Это же просто смешно. Нуждались в его существовании потенциально только его же наёмники. Остаткам венатори от него было уже ни жарко, ни холодно, ибо им нечем было удовлетворять его требования об оплате после произошедшего и они наверняка понимали, что он им союзник теперь до первого возражения. Для легионеров, возможно за минусом ранее разговорчивого Эрмианда, он был не более чем шумной помехой и лично для Дориана – занозой в мягком месте. А держателя второго ключа и их вольного пленного Сербиса он и вовсе уже так достал, что если бы это его камнем превратило в фарш, то его бывший начальник наверное сплясал бы на радостях и Дориан бы его прекрасно понял. Перед кем он вообще разыгрывал этот театр одного актёра?

 

Но внезапно пьеса прервалась, ибо один из наёмников не оценил потуг начальника и позволил себе испортить его драматичную речь. Павус и пикнуть не успел, как судьба парня решилась быстро и бесповоротно, оставив его наблюдать в неверии. И, словно пытаясь добить и без того хромой и больной здравый смысл, командир наёмников ещё и заявил, что готов познакомить со своим кинжалом всех, кто решит с ним не согласиться. У него некоторое время просто не было литературных слов, чтобы выразить собственное мнение, что непосредственно и позволило Сербису вставить несколько своих первым и даже загадочно помолчать. Демон подери, он только закончил считать, сколько они ещё потеряют с учётом их последних успехов и смогут ли они вообще выбраться, а Арнигот внезапно решил сделать свой вклад в проблему. И ведь стоит, чувствует себя хозяином жизни…

Искать Павуса глазами долго не пришлось, ибо он сам шагнул поближе, держа лишь такое расстояние, которое помешало бы агрессору быстро его схватить. На лице его было написано недовольство, плавно переходящее в злость.

 

– Арнигот, Вы что вообще себе позволяете?! Может, Вы забыли, в каком положении мы все пребываем? Пока мы не выберемся, у нас на счету должен быть каждый человек, Вы в своём уме?! – посреди возмущённой речи на альтуса словно снизошло озарение и он коротко надменно усмехнулся, – Хотя чего это я спрашиваю. Как Вы там сказали, “ключ у зверушки отобрали”? “ОтобраЛИ”? Насколько я помню, отобрал его Сербис, рискуя быть первым размазанным по полу огромной лапой, а Вы стояли на безопасной дистанции и никак не могли заткнуться. И Ваши же пятки засверкали первыми, когда что-то пошло не так. Вы бежали, как трусливый заяц, пока я пытался поднимать и своих, и Ваших людей. Любопытно, но неудивительно, ведь чтобы в Ваши руки попал первый ключ, своей жизнью также рисковали другие. Но зато какая гордость, правда? Вы ничего не делаете, ничем не рискуете, но зато слишком много говорите, от того сдаётся мне, что Вы ничего из себя не представляете. Поэтому будьте так добры, оставьте свои жалкие попытки показать силу и мужество на тот момент, когда мы все будем в безопасности снаружи. На них и так стыдно смотреть, а если Вы изволите сами всех своих людей перебить – Вам же и будет хуже. Я надеюсь, я понятно изъясняюсь?

Дориан кивнул Сербису, намекая, что рядом с невменяемым наёмником лучше не стоять от греха подальше, и двинулся поближе к “своим” легионерам вместе со взвинченным солдатом, которому ранее был отдан приказ альтуса охранять, а теперь появилась очень явная причина это делать. Уже отойдя и немного подумав о нужности такого очевидного требования, он обернулся и добавил:

– Ах да: махнёте этой зубочисткой в сторону одного из моих людей и я лично поступлю с Вами, как с опасным для транспортировки преступником.

Вот теперь он точно закончил, от сердца даже отлегло и на душе полегчало. И гордость взяла за собственную выдержку, ведь он всё-таки не послал Арнигота туда, куда так хотелось, и не назвал тем, чем он являлся – старым агрессивным петухом, который пытается быть главным в чужом курятнике. Пусть его наёмники теперь сами думают, нужен ли им такой “лидер”, не в ту сторону воюющий и чужими заслугами хвалящийся. Может вся эта история пробудит в них глас разума.

Их действительно ждала та ещё беготня наперегонки со временем и смертью, поэтому Дориан вместе с легионерами и кусочком Инквизиции зашагал в сторону лестницы, понадеявшись, что Сербис, будучи человеком явно умным, осмотрительным и главное – жизнелюбивым, в самый ответственный момент поймёт, с кем лучше пойти и кто его не прирежет, чтобы снять с тела ключик.


I have to somehow break out
I have to fight for the freedom to be
What is this life all about?
I have to fight for the right to be free

ezgif.com-resize.gif

∠( ᐛ 」∠)_

I went ahead just to see
What I would find there was worth fighting for
I went ahead to be me
And to return to my heart, to my core

 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Речь Дориана определённо была пламенной, воодушевляющей и показывала его прекрасным командиром, что заботился о попавших под его опеку людях… но проблема была в том, что практически каждое словцо, что проронил как он, так и Сэрбис в попытке отчитать командира наёмников не шибко затронули человека, куда больше интересовавшегося наживой нежели выживанием своих людей. Большинство людей всё же не идут в наёмники из-за красивой лёгкой жизни — нет, им попросту податься некуда порой и делать они ничего больше и не могут толком. Первое время они действительно могут быть благородны и следовать какому-то кодексу — Создатель, да порой бывали и те, кто сохранял подобные качества многие годы. Но не было ещё ни одного наёмника, который не желал наживы. И под началом Арнигота, который сам по себе был жадным сукиным сыном, действовали люди примерно с такими же склонностями — в противном случае, этот человек попросту не продержался бы в качестве командира наёмничьей банды.

 

— Ебать вы благородные, господа. Нет, я, конечно, не бессердечный, мои люди для меня — как дитетки родные, так что ваше требование я так и быть выполню, — с тихим смешком проворковал он, качая головой и переглянувшись с остальными искавшими наживы отморозками — некоторые из них даже вторили своему предводителю хихиканьем. Беглого взгляда на оставшихся наймитов было достаточно, чтобы всё-таки подсчитать их количество и разочароваться в несправедливости жизни — «Когтей» всё же было несколько больше, — Но не учи меня моих «детей» воспитывать, усатый ты петух-наседка. А теперь топ-топ вперёд.

 

— Спокойно, — Эрмианд чуть поднял одну руку в примиряющем жесте, — Арнигот, ты, несомненно, прав в желании двигаться побыстрее, но ты обещал не ругаться. Будь хорошим мальчиком и сдержи слово. Мы заходим наверх, стараемся избегать стычек и пробираемся к хранилищу. Думаю, всех этот план устроит и никому не придётся беспокоиться ни о махании зубочисткой, ни о тыкании пальцем.

 

— Это был бы просто великолепный план, если бы мы конкретно знали, что нас ждёт, — мрачно констатировал Рем.

 

— Что было бы не так весело, не так ли?

 

Конечно, напряжение с виду несколько спало, но чуть прикрытая бородой гаденькая ухмылка на наёмничьей харе ничего хорошего не предвещала если не сейчас, то уж на будущее — вполне вероятно. Что Красс, что Дориан поставили одно и то же условие: не тронь моих людей, иначе я тебе сам накостыляю, тем самым на затылках себе нарисовав самую яркую и жирную мишень. Хотя она и раньше там была, теперь же чуть ли не светилась. Наёмники жадные до добычи, но полными дураками не являлись. К тому же, про арбалетные болты не было сказано ни слова, что в извращённом понимании Арнигота означало «нормально, ещё сойдут на номинантов награды за командный дух». Конечно, в теории, если Дориан и Красс попробовали бы объединить силы, с наёмниками они могли бы совладать — стратегически брошенный огненный шар обещал разнести наёмников на части, но учитывая в прямом смысле рушившийся над головами потолок и капризный норов магической энергии, каков был шанс, что вместо расправы над ублюдками они не устроят себе тут персонализированный склеп с демонами и хрен пойми какими манифестациями древней тевинтерской магии?

 

Первым бежать вперёд Арнигот, понятное дело, не спешил и не собирался, да и прихвостни его действовали по той же схеме — куда проще противников расстрелять издалека, да и в случае чего «союзничков» покрошить, если что глупое удумают. И похрен, что арбалетов не то, чтобы много, а припасы к ним не бесконечны. Легионерам было не привыкать шагать вперёд и при этом порою озираться; Эрмианд, судя по выражению его лица, тоже был нихрена не удивлен происходящим, хотя посох он стал кажется сжимать чуть крепче. Интуиция подсказывала, что стычка с великаном будет прогулкой под луной в сравнении с тем, что творилось наверху — великан хотя бы не ломал потолок…


 

➣  Стоит помнить, что проход наверх, по сути, только один и тот по главной лестнице, если группа не желает тратить времени на разбор заваленных проходов и дверей.

➣  Также Красс помнит, что в главном зале сверху сосредоточены основные силы венатори. Почему помнит — потому что неизвестно, насколько эти основные силы теперь целы.

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Наверное, именно так и навешивают на людей ярлыки всякие сторонние наблюдатели. Вот тот парень рискует собой, задерживается, чтобы проверить всем ли удалось спастись, протягивает руку помощи упавшим и растерявшимся, он бесспорно хороший. А вот этот, который бежит если не быстрее великана и обвала, то хотя бы быстрее своих товарищей по несчастью, ни разу не оглянувшись спасая свою драгоценную шкуру, да, он точно плохой.

 

Хорошим в их истории явно был Дориан Павус. И как только этот тевинтерский маг умудрялся ошиваться где-то сзади, при этом его так и не сбил с ног какой-нибудь неблагодарный паникёр и не придавило неудачно упавшим камнем. Что ж, это было к лучшему. Нет, правда. Этот утонченный тип определенно был неплох. Хотя, может быть, Крассу казалось так только потому, что лидер тевинтерской экспедиции всё ещё не пытался его угробить, обвинить во всех грехах, заковать в цепи, да и даже общался даже как с человеком, а не заочно приговорённым к смерти преступником. В общем, всячески располагал к себе и даже создавал ощущение человека, к которому стоит бежать в случае неприятностей.

Вот так пало у Красса Сербиса определение безопасности за последний час.

Но и плохим себя командир венатори считать не собирался. Разве можно обвинять человека в том, что тот хочет жить?

 

А ещё Павус немало порадовал совершенно неожиданной и весьма достойной гневной тирадой в адрес Арнигота. Поступок лидера наёмников похоже, никого не оставил равнодушным, разве что большинство всё же скорее думало как бы не оказаться рядом остывающим телом неудачливого бойца. И пока Красс перебирал в голове все известные ругательства в самых неожиданных сочетаниях, Дориан Павус весьма связно поставил «Когтя» на место. Да и самого Сербиса упомянул. Ну, хоть кто-то оценил его самоотверженный подвиг.

И всё же все трое лидеров в тот момент как будто провели невидимую черту между зонами своего влияния.

 

Арнигота, что вполне ожидаемо, не проняло. От тихого, вкрадчивого голова наёмника у Сербиса волосы на загривке встали дыбом.

- С твоими методами воспитания, Арнигот, я надеюсь, что «дитеток родных» у тебя всё же нет. – Огрызнулся командир венатори. Его взгляд бегал по лицам ещё недавно подчинявшихся ему «Когтей». А ведь, между прочим, контракт ещё не закончился, пусть в нём и не были прописаны нападения демонов и прочие радости. Но, что ещё страннее, не похоже, чтобы кого-то из наёмников смутила незавидная судьба их опрометчивого товарища. С точки зрения Красса, у Арнигота недоставало не только сердца, но ещё как минимум мозгов. Не говоря уже о том, что он вполне мог добавить к какому роду петухов тот относится.

- И не торопи меня.

Руки всё ещё слегка дрожали.

 

Разношерстная группа потрепанных искателей древних сокровищ направлялась к главной лестнице. Не похоже, чтобы у них оставались ещё хоть какие-то варианты. А там, сверху, на втором этаже был разрыв в Завесе, поехавшие на всю крышу одержимые стражи и демоны. Может быть, всё ещё слишком занятые друг другом, чтобы интересоваться побитыми жизнью и жадностью людьми.

Но Крассу было не просто не по себе. На каждом шагу казалось, что вот-вот откуда-нибудь посыплются треклятые демоны или выглянет мстительно настроенный великан.

Что ещё скрывал в себе Коракавус?

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот так и получается в жизни – если не ты, то тебя. В данной ситуации это касалось использования имени весьма скандальной надоедливой птицы в качестве оскорбления. Почему-то Дориан такого поворота событий не ждал, хотя определённо стоило, учитывая кого он попытался отчитать с сомнительным успехом. Он обернулся снова, возмущённо фыркнул, что аж вышеупомянутые усы дёрнулись, и хотел уже было начать обзываться в ответ, но быстро передумал. Не потому, что боялся наёмников – он надеялся, что у них хватит ума не нападать на магов в разрушающемся на глазах помещении, а потому, что ему в голову пришла идея даже лучше. И он бы соврал, если б сказал, что она не была связана с ремаркой про сомнительное воспитание “детей” со стороны отца-Арнигота. Уж в чём, а в этом Дориан отлично разбирался.

– Петухи яйца не высиживают, – проворчал он, отворачиваясь, – Разве что дабы показать непутёвым курам, как садиться в гнездо или помешать им клевать собственные яйца. Так что я бы усомнился в том, кого конкретно Вы сейчас попытались оскорбить.

Сказал он это с таким уровнем уверенности в голосе, словно был фермером в десятом поколении. На деле же интересные факты о петухах занимали в его перегруженном сознании далеко не первое место и он только надеялся, что ничего не перепутал в информации, которую слышал, дай Создатель, раз в жизни.

 

На том Дориан на некоторое время замолчал, ибо хоть Эрмианд хорошим мальчиком попросил быть не его, на него тоже подействовало. Он и так уже достаточно обозначил антагонистичные настроения по отношению к этому вынужденному союзнику, пора уж было не усугублять. Только кулак вверх поднял в знак поддержки Сербиса, когда тот потребовал не торопить. Дориан вообще был подозрительно солидарен с человеком, которого приехал пленять, можно было подумать, что он какой-то двойной агент. Но если он и работал на кого-то, кроме Инквизиции, то только на здравый смысл. Попытки представить того самого “хорошего” Арнигота заняли его на некоторое время, за которое их недружная процессия успела добраться до единственного прохода наверх. Тут-то он и начал задумываться о ранее упомянутом Эрмиандом плане и том, насколько он был хорош. С общим смыслом поспорить было сложно, но то, как они собирались этого достичь, оставалось под вопросом. Павус остановился перед лестницей с крайне глубокомысленным лицом, посмотрел на неё так, словно она была должна ему денег, и наконец озвучил свои мысли.

– Не хотелось бы принижать Ваши идеалы веселья, Эрмианд, но я всё же думаю, что нам нужен скаут. Как минимум чтобы убедиться, что мы не выйдем прямо в эпицентр сражения, а как максимум – чтобы выделить, по какой траектории нам будет безопасно идти. Кто-то, чей шаг лёгок, а ноги быстры, – он бегло зыркнул на наёмников и продолжил, – Передвижение – само по себе проблема, разделяться надолго нам нельзя на случай нападения, но и двигаться одной большой толпой слишком заметно, а судя по звукам там есть, от кого прятаться. Предлагаю передвигаться небольшими группами одна за одной и ни в коем случае не терять друг друга из виду. Всех магов необходимо защитить. Если кто-то с данным заявлением не согласен, – тут Дориан даже сделал паузу, впившись взглядом в Арнигота на добрые секунды три, – То я напомню, что мой народ не известен созданием замков, которые можно открыть простым ключом и грубой силой, потому без нас о двери этого хранилища можно будет разве что убиться с горя. Сербис! Вы наверняка лучше всех знаете, где наша цель находится, быть может, у Вас есть советы касательно подходящей кандидатуры для разведки или хорошего пути?

 

Надежда умирала последней, даже если речь на надежду на здравый смысл в их разношёрстной компании. Дориан знал прекрасно, что умирать наёмники не хотят, но они для разведки куда более подходяще одеты и только что показали, что выживать и делать ноги они умеют прилично. Посылать туда легионера – неоправданный риск, посылать мага – неправильное распоряжение ресурсами под соусом из идиотии, ибо там уже наколдовано сверх всяких норм. Им нужно было быть осмотрительнее, эта проклятая тюрьма уже несколько раз научила Павуса не зевать и одарила лишними седыми волосами.

Надежда на здравый смысл жила даже несмотря на то, что Дориан прямо чувствовал, что если Арнигот предложит в качестве быстроногого разведчика самого Сербиса, то он может не сдержаться и дать ему по лбу посохом. Вдох-выдох. Вдох-выдох.


I have to somehow break out
I have to fight for the freedom to be
What is this life all about?
I have to fight for the right to be free

ezgif.com-resize.gif

∠( ᐛ 」∠)_

I went ahead just to see
What I would find there was worth fighting for
I went ahead to be me
And to return to my heart, to my core

 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Они не были командой. Сбродом, толпой, врагами, объединенными общей целью и общими опасностями, но только не командой.

Красс Сербис смотрел на Арнигота и отчётливо понимал – этот тип вопьётся в горло тевинтерцам, его венатори, да и лично ему самому, как только решит, что те ему уже не нужны, или, что ещё хуже – тянут его назад. Ну и когда представится возможность, само собой. А они потянут его назад. По крайней мере, в глазах самого лидера наёмников. Как стал неугодным этот несчастный парень, остывавший сейчас на запыленных камнях.

Командир венатори недовольно хмурился. Нет, происходящее его местами всё ещё шокировало, но какого-то глубокого удивления он не испытывал. Он уже немало времени проработал с Когтями, с венатори, даже с, упаси Тень, одержимыми стражами.

Нет, они точно не были командой.

 

Правда сейчас разговор свёлся к поведенческим особенностям петухов, которые с точки зрения Арнигота почему-то высиживали яйца и кур, которые вроде как эти самые яйца умудрялись клевать. Сербис, по правде говоря, не видел ни того, ни другого, и пухлую домашнюю птицу, бодро бегавшую в каждом подворье, в таких грехах даже не подозревал. В любом случае это вряд ли поможет им разобраться с обрушившимися на них в этой тюрьме бедами, ну, само собой, не помешает Арниготу называть всех петухами-несушками и какими-нибудь там курами, чтоб они и ему яйца склевали, пернатые твари.

 

Лестница на второй этаж выглядела пустой и даже безопасной, если не считать пыли по углам и следов множества ног, не первый день топтавших древний подъём.

Вот и додумался же он, выдвигаясь к той злосчастной двери, за которой осталась треклятая дыра в Завесе, не взять с собой амулет. А что вообще, должен был? Кто бы мог подумать, что эта условно ценная безделушка ему вообще пригодится в ближайшее время. По крайней мере, мучиться совестью за свою непредусмотрительность Красс точно не собирался.

- Амулет в моём кабинете.

Гордое название для весьма условно обжитого помещения в древней тюрьме. По крайней мере, по расчётам Красса, в этой комнатке когда-то заседал кто-то из управляющего персонажа тюрьмы.

- Мы либо может направиться туда все вместе…

Сербис потер подбородок. Ему такой вариант не нравился. Прорыв в Завесе никуда не делся, стражи и демоны или уже порвали друг друга в клочья и на останках пировали выжившие, или добивали последних. А их, живых и тёплых, таких манящих для всяких демонов людей тут собралось немало.

- Либо я подробно объясню как его достать, и мы отправим туда двух или трёх разведчиков, достаточно быстрых и незаметных. Там нет магических ловушек или великана.

Командир венатори сделал несколько шагов к Павусу.

- В таком случае я бы предпочёл, чтобы хотя бы одним из них был кто-то из твоих людей. В любом случае ключи у меня, а первый без него бесполезен.

Это уже больше для наёмников и остальных не слишком надёжных личностей. Он вполне понимал, что вряд ли у кого-то из потенциальных разведчиков хватит хитрости умыкнуть амулет или под шумок свалить куда подальше. А вот дурости решить, что он может заграбастать себе всю добычу в одиночку – вполне.

Ведь им всем хватило дурости вообще сюда прийти.  

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Действительно, где же ещё быть амулету? Дориан хотел было спросить у своего невольного соратника, какого демона тот не прихватил вещицу с собой, выходя в этот знаменательный день по важным делам Венатори, но быстро понял, что рациональность этого вопроса крайне слаба, поэтому просто вымученно вздохнул. Если бы он работал на сомнительный культ в окружении наёмников, которые по своему уровню развития и приличия напоминают больше придорожных бандитов, он с такой вещью, как таинственный амулет из древней тюрьмы, попросту не расставался бы даже если она совершенно не подходила бы к его новой накидке. Не из жадности или жажды власти, а из опасения, что один из окружающих его идиотов применит к амулету правило “кто первый встал – того и тапки” и умыкнёт его, пока Дориан лежит с закрытыми глазами в увлажняющей масочке, проигрывая неравный бой с сухим пустынным воздухом. Однако вся эта воображаемая ситуация была совершенно бессмысленна и не нуждалась в устном упоминании по одной простой причине: Дориан не был человеком, который работал бы на сомнительный культ в окружении агрессивных наёмников, а следовательно возможно мыслил слишком осторожно для ситуации.

 

То, что Сербис не оценит план пойти туда всем вместе было ясно без слов. Во-первых его ярко выраженное чувство самосохранения сияло, как маяк тёмной ночью, а во-вторых Дориан сам не стал бы отрицать, что ничего не смыслит в тихом и незаметном подходе к заданию и его идеи могут быть наивны. Единственной причиной для такой общей вылазки была возможность поместить амулет в руки легиона и подальше от ладошек Арнигота, что уже наверняка вспотели от предвкушения. За легионеров Павус откровенно волновался и оставлять их один на один с наёмниками не особенно хотел, учитывая как быстро те взяли в плен солдатов Инквизиции при первой же возможности. Но с другой стороны, легионеры куда способнее и скорее выйдут из конфронтации победителями.

– В таком случае стоит уж делить ответственность пополам, – “и количество мечей на каждой стороне тоже,” Двое с моей стороны, двое – с твоей. Их будет достаточно, чтобы защищать тыл друг друга, – “или нападать с него,” – А нам стоит быть настороже и быть готовыми в любой момент ринуться на помощь. Как только они поймут путь, можно будет разработать стратегию безопасного передвижения.

Переход на “ты” дался ему удивительно просто, даже показался в какой-то степени логичным. Ведь правда, им тут камни падают на голову, они тайны древней тевинтерской тюрьмы разгадывают в самой враждебной компании, а он тут всё на “Вы” да на “Вы”, будто со знатного вечернего приёма затесался. Проще надо быть, Дориан, проще…

 

Вот они уже выбрали подход, осталось только воплотить его в жизнь и не пролететь знатно по ходу воплощения. Подход был даже приличный, пусть и не оберегающий сердце Дориана от беспокойства. И будучи на пороге нового свершения он старался переключить свои мысли на что-то другое, что угодно, что не включало в себя разорванных демонами разведчиков и нужду пробираться к амулету с боем, но с меньшей численностью. Демонами… Откуда там демоны Дориан знал хорошо, а вот откуда “источник” демонов – уже интересный вопрос. Разрыв уже присутствовал, когда они поднялись, так что Эрмианд и его магия крови точно ни при чём. Может Венатори промышляли тем же и вызвали такую реакцию нестабильной Завесы? Возможно, но что ж они там должны были делать такого масштабного и как так быстро прибрались, что ни следа не осталось к приходу гостей? И как давно он там вообще, разрыв этот?

– Пока мы все ещё живы, ответь мне на один вопрос, – нервно сжимая пальцы на древке посоха обратился Дориан к своему “пленному”, – Как вы умудрились в тюрьме открыть разрыв? Если я умру, не узнав этого, клянусь панталонами Андрасте – я буду расстроен.


I have to somehow break out
I have to fight for the freedom to be
What is this life all about?
I have to fight for the right to be free

ezgif.com-resize.gif

∠( ᐛ 」∠)_

I went ahead just to see
What I would find there was worth fighting for
I went ahead to be me
And to return to my heart, to my core

 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всё бывает плохо. В таком хитром деле, как добыча ценных артефактов и прочих интересных вещей с целью их последующей продажи дела могут пойти плохо. Неожиданные столкновения интересов, недовольная стража или ещё более недовольные законные владельцы, подлости, обманы, хитрости, удары в спину – всякое бывает. И такой риск только будоражил кровь, делал этот не совсем традиционный способ получения доходов гораздо увлекательнее. Ведь не только тебя могут обмануть, заманить или ударить в спину, руки развязаны и у тебя самого. А продаваться могут не только древние артефакты, но даже знания или чего больше – человеческие судьбы. И вот оно, чувство власти, собственной силы и превосходства.

Наверное, именно поэтому Красс Сербис с такой лёгкостью согласился на предложение Венатори. Лишь бы выбраться из стен Минратоса и, пусть после столицы Тевинтера любой город в Тедасе казался чем-то вроде деревни на отшибе, воздух свободы сложно было чем-то заменить.

 

Но это уже перебор. Коракавус стал перебором. В тот момент, когда из-под земли попёрли треклятые Порождения Тьмы, с этим ещё можно было кое-как мириться и бороться, то теперь всё это казалось полным безумием.

Где-то позади рушился потолок и, скорее всего, великан больше не будет проблемой для охочего до богатства демонически разношерстного отряда. Но он был всего лишь одной проблемой. И Красс был готов поклясться – далеко не самой серьёзной.

- Согласен.

Сербис кивнул. Он-то был согласен, а что до их дружка Арнигота? Командир венатори прикрыл глаза, сделал несколько мелких вдохов и выдохов, а затем повернулся к ненавистной бородатой морде и произнёс:

- Это наши условия. За амулетом отправятся четверо разведчиков. Арнигот, двое из них – твои. И тогда ни один идиот не сбежит с добычей.

Чуть прищуренные глаза.

- Всё честно.

Настолько, насколько это вообще возможно в этой ситуации.

- Когда выберешь людей, я объясню, как достать амулет.

Тем более, что Когти должны знать дорогу к его кабинету. Они там к нему уже тропинку протоптали.

 

Кажется, им удалось обезопасить свой замысел настолько, насколько это вообще было возможно. И что самое ироничное – речь шла не о безопасности от каких-то тварей или ловушек, а друг от друга. Нет, для контрабанды это совершенно нормальное дело. Но не в тех условиях, в которых они оказались. Здесь и сейчас разливавшийся по жилам жар не приносил никакой радости, никакого радостного трепета.

- Эм.

Вопрос Павуса стал для командира венатори неожиданностью. Тот взглянул на тевинтерца глазами нашкодившего юноши, ненароком разбившего любимую мамину вазу, но ещё не придумавшего убедительную легенду о том, как именно столь же любимая мамина кошка эту вазу скинула. Хотелось сказать очень просто: «Я не знаю». Тем более, что он до сих пор не слишком понимал, что произошло.

- Мои маги напортачили с ловушками в хранилище.

Сербис скрипнул зубами. Поклоняются какому-то старшему, а с древней магией словно дети. Конечно, он не имел к этому никакого отношения к этой неудаче и к тому, что переложил на своих магов всю ответственность.

- Ловушки сработали. Думаю, это как-то связано.

Красс пожал плечами.

- Честно, я думал - всё рухнет. Ещё эта дурацкая загадка про кровь. Нет, мы поняли, что, вероятно, для снятия печатей нужна кровь, но разобраться не успели. Этот дурацкий страж со своим демоном прибежали одна Тень знает откуда и напоролись прямо на дверь. Когда страж умер, его демон взорвался, думаю, что-то из этого и открылся Разрыв.

Красс кисло поморщился уголком рта. Зрелище человека, разбирающего себе голову о дверь, всё ещё было в первой тройке самых мерзких воспоминаний о Коракавусе. Да и вся ситуация была исключительно нелепой. Не та история, которую он хотел рассказывать своим пленителям.      

- Не знаю, что это было.

Контрабандист дёрнул плечами. Хотя в его глазах, человек, способный согласиться на одержимость, вполне мог разбить голову о дверь просто так.                      

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Арнигот, понятное дело, не особо горел желанием потакать капризам двух тевинтерцев, но шибко ли велик у него был сейчас выбор? Эти двое, судя по всему, решили объединиться, и хотя вероятность того, что он вместе со своим отрядам пустит им достаточно крови, чтобы забрать с собой в Тень, если это потребуется, была весьма высока, как-то… сокровища-то потом тоже надо кому-то тащить, верно? А для этого всё же надо не только выжить, но и суметь выбраться в более-менее целом состоянии. А жить Арнигот любил.

 

— Ладно, ладно! Мы здесь будем просто стоять и ждать, пока и этот потолок не обвалится нам на головы к херам мабарьим… мог бы амулет с самого начала захватить и было бы куда меньше проблем, — проворчал он, зыркая на Сэрбиса, после чего на несколько мгновений отлучился к своим подопечным, дабы выбрать парочку «добровольцев». Ну, как добровольцев, их задоброволили с тем подтекстом, что по-хорошему больше посылать некого, а преимущество в команде разведчиков иметь всё-таки хочется. Сколь бы суровыми ни были наёмники, а лезть глубже в руины, кишащие демонами и хер ещё пойми чем нет-нет, а страшно. — Вот эти двое пойдут. Молись, чтобы они сумели пройти, Сэрбис — если вся эта возня тут хоть на что-то да намекает, так это что тут творится полный пиздец на конной тяге. Я не удивлюсь, если вместо твоих веников в зале будет толпа демонов или живых мертвецов — с этого места, блять, станется.

 

И учитывая висевший в воздухе гул, истина в словах Арнигота всё же была — не факт, что разведчики вернутся в целости и сохранности, если вернутся вовсе. Четвёрка, выслушав разъяснения Красса по поводу того, что они искали, куда им идти и как до искомого добраться, дружно, насколько это было возможно для столь разномастного отряда, отправилась в путь. Ждать, честно говоря, пришлось не настолько уж долго, однако даже эти минуты казались непростительно затяжными, а мозг услужливо подбрасывал весёленькие мысли. Найдут ли? Вернутся ли? А если вернутся, то в каком составе? И… те ли вернутся, кого послали? Встретится ли противник по пути или же всё пройдёт гладко?

 

И хотя гладко почти никогда не бывает, но на сей раз удача всё же решила повернуться к команде не пятой точкой — через некоторое время разведчики тихонько вернулись к основному отряду. Все четверо, вроде даже не раненные и не истекающие кровью, правда энтузиазма у них на лицах не было.

 

В большой зал лучше не ходить, — констатировал отправленный Дорианом разведчик, передавая амулет Павусу в руки. Судя по взгляду и поджатым губам, более подробно о произошедшем он говорить сейчас не собирался, да и его «товарищи» по разведке тоже не особо желали болтать. К тому же, инстинкт подсказывал, что любые длительные разговоры и разъяснения всё же стоит оставить на попозже. — И нам серьёзно стоит поторопиться к хранилищу. Тут не надо архитектором быть, если вы понимаете, о чём я…

 

В целом, учитывая то, что в прошлый раз до лестницы на второй этаж удалось добраться без особых приключений, скорее всего до столь желанного хранилища путь тоже будет не так уж затруднителен. Сомнительно, что на первом этаже осталось достаточно живых противников… если только не появились новые.

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хвала Создателю – Арнигот брыкаться не стал. Дориан уже было начал морально готовиться к ругани и физически – к поножовщине, потому облегчённо вздохнул – пронесло. Даже в более пустой, чем полной наёмничьей голове есть место здравому смыслу. Он даже искренне пожелал избранной четвёрке удачи, отправляя их в не очень добрый путь. Однако, не всё было столь идеально и скрасить нервные минуты логичным объяснением разрыва в тюрьме не удалось, ибо оказалось, что Сербис понятия не имел, как он там оказался. И всё бы хорошо, пожали плечами, пожурили напортачивших венатори и забыли, обидно, досадно, ну ладно… Да только чем больше Дориан его слушал, тем больше ему начинало казаться, что он знает ответ сам. Его первым инстинктом было свалить всё на небезопасные игры с магией крови, но услышав про донельзя странное поведение Стража он тут же прикусил язык. Не ругать же себя самого, не правда ли? Следим за руками. Венатори пытаются открыть дверь, требующую крови, совершают ошибку и тюрьма отвечает на это агрессивно, чуть не обрушиваясь на головы грабителям. Тем временем где-то внизу Дориан, стряхивая упавшие камешки и пыль с накидки, пытается нестандартным способом решить проблему одержимых трупов, ища связи с демонами внутри них. Он эту связь находит и начинает агрессивно тянуть существо к себе, но трупы при этом реагируют ровно никак. Снова перемещаемся на этаж выше, где одержимый Страж, явно пришедший что-то сообщить начальству, внезапно начинает агрессивно же биться лбом о ближайшую дверь, пока не убивает и себя, и своего подселенца. Загадка разгадана, дверь открыта, разрыв, к сожалению, тоже и тряска успокаивается. Дориан же внизу вообще не понимает, что произошло, теряет связь с демоном и задаётся вопросом, что он такого сделал, чтобы всё “починить”. 

 

– Не знаю даже, как тебе это сказать, но кажется это был я. Возмо-о-ожно это был я, есть такое подозрение, – Дориан бросил Эрмианду взгляд, говорящий “мы ещё это обсудим и изучим”, и покачал головой, – Прошу прощения за Стража, хотя не кажется, что ты им особенно дорожил. И если смотреть с позитивной стороны, то от этого хотя бы перестала работать ловушка! О, Создатель, почему ты не стукнул меня по голове посильнее, когда мне в голову пришла эта идея…

Естественно он решил в деталях не пояснять, как конкретно по его мнению он дистанционно заставил Стража совершить самоубийство об дверь. В таком виде это заявление наверняка было даже более пугающим, но его это не волновало настолько, насколько волновал сам факт.

 

За бурчанием было почти незаметно, что Павус переминался с ноги на ногу и периодически выглядывал вперёд, ожидая нервно возвращения разведчиков. Отвлечение сработало как-то наполовину: он вроде и думал теперь о чём-то другом, но это “другое” включало в себя его потенциальную вину в появлении разрыва вперемешку с потенциальной честью за решение проблемы с ловушкой, а потому вызывало смешанные чувства и не заставляло прыгать от счастья. Перекрыть один негатив другим – всегда так себе затея, но он не был бы собой, если бы не попытался. Когда разведчики вернулись целые и даже в полном составе, визуально натянутое струной тело Павуса расслабилось заметно и хоть на шею легионерам он не бросился и серьёзное лицо выдержал, рад он им был, что ребёнок – родной матери.

– Это великолепно, мы как раз туда не собирались, – он принял амулет, но далеко не сразу решил, что с ним делать, несколько раз собираясь убрать в разные карманы и несколько же раз осознавая, как легко его оттуда вытащить. В итоге он не придумал ничего лучше, чем надеть его на шею и убрать под накидку. Сделал он это без гордости или жадности, а напротив с выражением вынужденной муки, на пару секунд явившемся на лице, – Ваш героизм забыт не будет, господа, вы можете на это рассчитывать. Как и впрочем Ваши лично весьма дельные советы: чем скорее мы закончим с этим – тем скорее выберемся из этой шаткой ситуации. Сербис, я думаю, из нас дорога будет лучше всего известна так же тебе, потому милости прошу – веди.

Рука его указала куда-то в абстрактном обратном направлении, ибо он уже успел стать экспертом во всём – от призывания разрывов (возможно!) до тончайших ароматических ноток дыхания великана, но только не в точной карте Коракавуса.

 

По пути Дориан был весьма сконцентрирован на амулете, который пусть и висел себе спокойно, но на чисто психологическом уровне жёг ему грудь. Будь это нормальная экспедиция, он бы ни за какие деньги не нацепил на себя амулет-ключ от хранилища в древней тюрьме с кровавой во всех смыслах историей. Это было неприятно, неправильно, он не хотел ассоциировать себя с людьми, которые возможно носили его именно так. Но повести себя как они, пусть и по абсолютно иным причинам, ему приходилось: так он сможет держать эту важную побрякушку вдали от наёмничьих рук, так простой ловкости не хватит, чтобы утянуть её и тем самым нарушить баланс власти над ситуацией. После этого путешествия ему долго будет хотеться отмыться не только физически… 


I have to somehow break out
I have to fight for the freedom to be
What is this life all about?
I have to fight for the right to be free

ezgif.com-resize.gif

∠( ᐛ 」∠)_

I went ahead just to see
What I would find there was worth fighting for
I went ahead to be me
And to return to my heart, to my core

 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как бы сильно Красс Сэрбис не раздражался от необходимости признавать нечто подобное, но Арнигот был целиком и полностью прав. Худшее, что они сейчас могли придумать – это стоять здесь, ожидая, где и без того понесшая многочисленные повреждения тюрьма обрушится на них всей неподъемной массой древнего камня, и их тела не найдут даже самые инициативные порождения тьмы. Контрабандист невольно взглянул вверх, но покрытый тоненькими трещинами, но на первый взгляд всё ещё крепкий и надежный потолок. Осталась надежда, что тевинтерский архитектурный гений не подведёт их и сейчас.

 

- О, разве я мог думать, что эта треклятая побрякушка понадобится мне именно сейчас. – Огрызнулся в ответ командир венатори и вздохнул. Да, если бы подумал – сейчас им было бы гораздо проще. Но всего не предусмотришь, день-то обещал быть самым что ни на есть обычным.

Тевинтерец окинул беглым взглядом двух выбранных Арниготов разведчиков. Лица показались ему знакомыми, но имена он даже не пытался вспомнить, они все были него просто «Когтями» или «арниготовскими ублюдками».

- Пусть молятся те, кто умеют.

Его венатори и Старшему умудрялись молиться, но, судя по всему сегодняшнему дню, не очень-то помогало. Особенно тому парню, которого разорвал демон гордыни. Красс до сих пор не оттёр от себя всю кровь того несчастного.

- Не подведите нас. Вернитесь живыми и с добычей.

Банальное напутствие. Но этого Сэрбис хотел больше всего. Тем более что, драконья задница, Арнигот снова был прав. За последние часы тюрьма наполнилась одна тьма знает кем.

 

Красс Сэрбис ненавидел ждать, но никогда прежде ожидания не было столь мучительным. А что если разведчики не вернутся? Посылать новых? Меньшим составом? Большим? Идти всей группой? Или и вовсе бросить идею вскрыть хранилища и спасать свои жизни. Командир венатори хмурился и крутил головой от каждого шороха. Дважды где-то в глубине прокатывался низкий грохот, но скорее всего причина была в продолжавшей разрушаться столовой. Что сейчас сверху? Удалось ли стражам справиться с демонами? Не станут ли потом эти стражи проблемой похуже самих демонов? В последний раз в голову Красса лезло столько вопросов, наверное, когда он ещё ходил пешком под стол на кухне родителей, и каждый раз находил там что-то новое.

 

Впрочем, ожидание было не таким уж и совсем скучным. Красс поднял странный взгляд на Павуса, несколько секунд задумчиво моргал, а затем всё-таки произнёс.

- Так это был ты.

Перед глазами возникла та самая картина со стеной хранилища, хрустом человеческого черепа и брызнувшей во все стороны кровью. Картина, которую очень хотелось забыть.

- Ладно, вышло неплохо. Я бы сказал, очень уместно.

Красс слегка пожал плечами. По крайней мере, сам того не зная, энергичный тевинтерский маг решил очень серьёзную проблему, возникшую перед напортачившими венатори.

 

Тем временем вернулись разведчики. Все четверо. Живые, целые, по крайней мере, физически. Никто даже никого не угробил по пути, но, кажется, тем было не по взаимных разногласий. Сэрбис отчаянно не желал спрашивать, что они видели в большом зале, а те, к его счастью, не спешили делиться впечатлениями.

- Прекрасно! – Одобрил выполненную работу командир венатори, глядя как желанная добыча перекочёвывает из рук разведчика к Павусу. Он был даже раз, что не к нему. Он что-то уже наелся сомнительной ответственностью.

- Тогда поторопимся.

От слов одного из разведчиков шерсть на загривке встала дыбом, хотя тот лишь озвучил мысли каждого из присутствующих. Не надо быть архитектором, чтобы понять в какой ситуации они находятся.

Контрабандист быстро прикинул в голове план тюрьмы и указал на коридор.

- Нам туда.

А затем добавил сквозь стиснутые зубы.

- Как же я надеюсь, что больше нам никто не встретится.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Может быть, надежда Красса Сербиса и была сильна, но, с точки зрения вредного мироздания, не имела под собой никаких оснований. За последние несколько часов в древней крепости случилось столько невероятных событий, сколько не случалось за последние тысячу лет. Казалось, что даже стены ожили и теперь тени, скользившие по камням, видавшим расцвет и закат Империума, стали их безмолвными наблюдателями, с искренним интересом сопровождающие необычных союзников. Арнигот и остатки Когтей, старающиеся выдержать браваду и невозмутимый вид, молча двигались рядом с такими же поредевшими группами венатори Сербиса и солдатами Павуса. Лидер Когтей стойко игнорировал призывные взгляды своих наемников, которые не понимали, почему нельзя расправиться с конкурентами здесь и сейчас, но Арнигот раздраженно дергал уголками губ, что практически выражалось в подергивании густой бороды, украшенной пылью после таких приключений. Он как никто другой из присутствующих, может быть за исключением самого Красса, знал, что даже трое легионеров Тевинтера и один обученный маг с притязанием на кресло в Магистериуме, вполне могли бы не только отразить атаку, но и надрать им зад. Не без труда и теоретических потерь, но рисковать так сильно Арнигот не хотел. 

Первая дверь хранилища вызвала некоторое недоумение у тех, кто ее не видел. Потому что это была обычная, ничем не примечательная стена, на которую венатори сами наткнулись в свое время по чистой случайности. Один маг от раздражения стукнул камень и вот, пожалуйста, исследователям Старшего открылся проход, которого не было ни на одной карте. Радость открытия была недолгой, поскольку за стеной обнаружился небольшой спуск к другим массивным дверям с причудливыми гравировками, разъемами для двух ключей и нишей под амулет, который ныне болтался на шее Дориана Павуса. Не зря альтус испытывал странные ощущения от древней безделушки — эта самая безделушка вполне себе ощущала близость не менее древней крови, что по иронии судьбы текла в жилах магократа, чей род восходил к архонтам расцвета Империума. Амулет, словно созданная храмовниками филактерия, тускло светился в темных закоулках, нагреваясь от приливавшей к нему магии. 

— Вот и оно, — протяжно выдохнул Арнигот, задирая голову чуть ли не к потолку. Зачарованные двери со сложным механизмом открытия словно кричали о своей важности: они были в разы больше всех прочих и вообще это помещение имело высоту от пола до потолка такую, что великан Красса мог стоять бы в полный рост и даже попрыгать. — Давайте, кладите цацку на место и вскроем уже брюхо этой крепости. 

— Эти записи... — Эрмианд, подошедший к массивным дверям вместе с остальными, благоговейно провел пальцами по гравировке, сохранившейся через века. Тевинтерец и не думал, что когда-нибудь сможет прикоснуться к чему-то столь древнему и великому. — Его перевели? Кто-то вообще озадачивался тем, что здесь написано, до того, как пытаться открыть? 

Люди замерли, а взгляд Эрмианда, горящий в свете магических огоньков двумя раскаленными угольками, дырявил Красса Сербиса. Не то чтобы маг стремился обвинять лидера венатори, но он, как никак, долгое время был за главного в этой дыре и явно намеревался рано или поздно проникнуть в хранилище. 

— Выглядит как бессмыслица. Что это? — даже молодой Рэм отошел от Павуса, вглядываясь в выдолбленные надписи, залитые каким-то светлым металлом или демон его знает чем. 

— Шифр. Подсказка. Предостережение. Я не знаю, но мне не хотелось бы соваться туда без выяснения. 

— Да ядрена вошь, Эрмианд! — Арнигот рявкнул в нетерпении. — Мы уже почти все сделали, выруби свою ученую натуру и отойди в сторонку. 

— Мы не знаем, что открываем. Это может быть не хранилище.

— Ага, что еще бы охраняли тевинтерские жопы за такими воротами?

Эрмианд смерил Арнигота уничтожающим взглядом. На языке так и вертелось напоминание о том, как начались Моры. Сдержавшись от язвительного ответа, Эрмианд влил больше энергии в свет своего посоха, озаряя надпись, располагавшуюся между двумя отверстиями для ключей: «bc fyufsjpsjcvt be joufsjpsb». 

— Делайте что хотите. 

А разум тевинтерца уже пытался вспомнить, в каких фолиантах огромных библиотек Минратоса он видел нечто подобное, будучи еще совсем мальчишкой. 
 

_______
Надпись появилась в момент, когда Дориан надел амулет. Венатори и Красс эту надпись не видели. 
Ключи в скважины входят свободно и вращаются в любую сторону. 
Шифр разгадывать не обязательно, но он может помочь разгадать правильную комбинацию и действия для открытия врат.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...