Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Рекомендованные сообщения

ЭПИЧЕСКИЙ НЕВИЗЕЦ

31Ky2.png

Дата: 2 Харинга, 9:42 Века Дракона
Место: Морозные горы, Скайхолд
Погода: холодрыга жуткая, за окном валит густой снег
Участники: Viraenis Lavellan, Tal’venor Lavellan
Вмешательство: лучше идите отседова
Описание: один чуть не погиб на Глубинных тропах, вторая едва принялась оправляться после покушения на собственную жизнь. Видят Творцы, последним из клана Мирентар чертовски везёт… или же судьба как раз наоборот хочет навешать им по первое и по десятое, не желая отпускать эльфов на покой к Другу Мёртвых.


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Вирейнис! – видят Творцы, даже если их по версии магистра Моранте не существует, что маленький в размерах Тедаса эльф сейчас злее дракона, спалившего год назад Убежище. Да, уставший от долгого пути в снежные просторы Скайхолда, перегруженный новой и необычной информацией, да еще и насмотревшийся на Разрыв и упивающегося демона Тальвенор выглядит не в пример лучше, а то может и худше сестры, но чувствует он себя при этом явно на высоте. 

- Как так, стоило оставить тебя одну, снова, как тебе попытались отравить. Отравить! Потрошителя, который сам отравит кого угодно! Как это удалось, Вира? Ну вот как?  – на крик маг старается не срываться, скорее некое удивление прет из голоса, недоумение и всеобщее возмущение про случившееся узнал вообще случайно, когда по возвращению и пересечению границ въездной группы ворот резко захотелось с кем-нибудь поделиться тем, что случчилось в небольшом и необычном приключении, обходя остроты подробностей. Единственный, кто стал бы внимательно слушать, не перебивать и возможно даже поддерживать – сестра. И что же, ножеухий узнает, что его любимую Вирейнис какая-то погань, не стоящая ничего, попыталась к праотцам отправить. Это слишком неприемлемо, даже звучит как-то не правильно и дико, и болью раздается где-то в закромах души, напоминая, что случившееся однажды в Редклифе может повториться вновь, только на этот раз с предсказуемым . – Я провалился на Тропы не для того, чтобы по возвращению с них обнаружить тебя снова мертвой. 

Еще много эпитетов можно придумать относительно произошедшего в безопасном Скайхолде, да только смысла сотрясать воздух не особо много, Вира не прижмет виновато ушки и не промямлит что-то в стиле “извини, я не знаю, как такое вышло”. Скорее всего она вскоре начнет огрызаться и нападать в ответ, но ничего, они почти год не разговаривали, не считая мимолетной встречи в саду и таверне, теперь можно пометать молнии.

На самом деле просто сесть рядом на большой кровати в самой высокой башне крепости и немного помолчать тоже было бы идеально, но из данного предположения точно выйдет лишь посадить свой зад поближе к родному существу, и взять ее за здоровую руку, не пораженную проклятой меткой. Сестра кажется холодной, возможно еще последствия отравления дают о себе знать, или в комнате слишком холодно.

- Знаешь, ты похожа сейчас на Брешь. Такая же зеленая, только не яркая, а бледная. Давно сидишь в этой комнате? Я мог бы тебе заварить чего-нибудь из своих запасов, с мятой например, или чем-нибудь карминовым. 

Надо будет узнать, нашли ли отравителя, и если нашли и поймали, то что с ним сделали, потому что у Таля есть несколько иной способ наказания за такой проступок.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вроде как несколько дней прошло с того момента, когда благословенная Вестница, мать её за ногу, Андрасте пыталась в прямом смысле слова сожрать мага, что лишь желал ей жизнь спасти. Вроде как почти весь треклятый яд как минимум из желудка вышел, вместе с кровью и остатками трапезы, а Вирейнис всё ещё чувствовала себя настолько отвратно, что существование в этой реальности казалось ей уже не настолько ужасным, как это гадское чувство слабости. Нет, беспомощность уже давно прошла и, надо сказать, слава Творцам — беспомощность страшила потрошительницу и выводила её из себя похуже вынужденного заточения в стенах Скайхолда.

 

Но от одного звука голоса дорогого сердцу брата, которого демоны знает где носили несколько недель, эльфийка почувствовала себя дурно. Не потому, что не хотела его видеть — наоборот, нет, во имя всех Творцов она была рада, что он хотя бы жив и наконец-то вернулся под её крыло. Просто вскочила она резковата с дивана у камина, где уютно пригрелась за чтением одной из книг Варрика — не то чтобы Лавеллан рдела и смущалась, читая строки, что были отвратительно пошлыми для большинства… но стоило признать, у дворфа был талант. Не зря свой хлеб писательский ел.

 

— Таль… ох, Творцы… — Одной рукой эльфийка поспешно ухватилась за спинку дивана, лишь бы не упасть, а второй — зажала рот в попытке удержать в себе ту пародию на пищу, что сейчас ей дозволялось есть. Стоявший в горле ком тошноты уже порядком подзадолбал потрошительницу, которая и резкого движения сделать нормально не могла без очередного приступа головокружения, тошноты или, простите Творцы, рвоты. Но лекари говорили, что воительница шла на поправку. Здоровьем уж точно, а вот гордость… ей определённо предстояло восстанавливаться куда дольше. Наконец, Вирейнис таки, поморщившись, усилием воли заставила себя сглотнуть отвратительную жижу. — Потрошители не травят, брат мой… они врагов едят.

 

Вестница слабо улыбнулась, пытаясь хоть немного брата убедить в том, что она не в таком уж плачевном состоянии, как кажется. Правда, после того как с его уст слетели слова «провалился на Тропы», даже этот намёк на улыбку исчез. Несколько долгих секунд эльфийка просто молча стояла и пялилась на Тальвенора как на альтернативно высокого остроухого великовозрастного дебила. Потому что он таковым и являлся. Демоны его подери, если он это серьёзно говорил, то его нужно было срочно к лекарю — Mythalenaste, неизвестно же, чего он мог там нахвататься и чем его могли заразить эти треклятые порождения тьмы! Вдруг его ранили?! Что если он уже заражён Скверной, только не знает об этом?! От таких мыслей не только голова закружилась лишь сильнее, от чего воительница заметно зашаталась, всё ещё при этом панически держась за спинку дивана, но и сердце, судя по гулу, ушло где-то в район горла или головы.

 

Не удивительно, что Таль подметил зеленость сестры — после таких новостей не то, что позеленеть не мудрено. Можно и поседеть напрочь… Ноги у воительницы определённо подкашивались, так что от греха подальше она предпочла потихоньку, аккуратненько вернуться на диван, при этом старательно не спуская взгляда с брата, словно бы опасаясь, что он того и гляди попросту исчезнет.

 

— Чай… с ромашкой. Успокоительный. — С трудом пролепетала она, всё ещё несколько пришибленно взирая на младшего. — Так, говоришь, на Тропы провалился ты? Хорошо, что не узнала я дня четыре тому назад об этом. Отравление моё было бы меньшей из проблем…


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Возможно стоило бы фразу «провалился на Тропы» преподнести как-то иначе, вплести ее в общую речь, чтобы она выглядела сравнением с душевным состоянием, или даже физическим. В общем, в любом ддругом контексте, нежели чем тот, который на эмоциях маг выпалил. Так ведь недолго и по ушам получить за столь дерзкие и излишне самоуверенные подвиги. 
Что поделать, сказанного не воротишь, поэтому и приходится видеть, как пылающая ядом и жаждой действия Вира сначала улыбалась, потом из зеленоватой становилась сероватой и даже предпочла мягкий диван под седалищем заиметь. 
- Понял, ты это.. не вздумай куда-либо идти, я быстро, — определенно, Лавеллан друг друга стоят, если не в плане дружной и заботливой семьи,то уж точно в плане взаимного доведения до инфаркта. Как бы сказать, младшему есть у кого учиться. 
Сбежать вниз по лестнице особого труда не составило, немного одна посидит, переварит услышанное, но следом точно не пойдет, хвала Творцам силенок на столь долгие переходы ей еще не хватает. Тем не менее, чай заварить необходимо, тем более что в садовой каморке уже должны были просушиться некоторые травы, из которых и следует сварить напиток. Не признаваться же, что чай послужил лишь поводом смыться от праведного гнева, который наступит после осознания и переваривания услышанного, Ви не побоится надрать уши не то что магу, но и самому Архидемону.
Итак, что имеет в запасах? Типичный полевой сбор, настой валерианы, лепестки ромашки, крапива, корень смерти. Ей лучше добавить распространенный эльфийский корень, для тонизирующего эффекта и ускорения восстановления организма, мяты для привкуса и где-то еще лежала сущеная малина. И не забыть сам чайный лист, штука дорогая, но для Инквизиции вполне доступная. Все залить кипятком, прикрыть крышкой и можно подниматься, по дороге разварится, насытится, от движения перемешается, раскроется в плане аромата. Осматривая комнату, Таль заметил бутылек с жидкостью, возможно именно он его немного спасет там, наверху, если конечно сестре можно подобные добавки в питьё, целители точно против будут. Ну а проходя по улице не мог не заглянуть в трактир, оттуда веяло вкусными запахами, вперемешку с алкоголем конечно.
Причин для осторожного приближения к комнате Ви было несколько. Во-первых, чтобы чаек не расплескался, пусть и находился он в крытом глиняном кувшине. Во-вторых, сама хозяйка комнаты, задушить ведь может, на радостях, или в попытке получить ответ на свой вопрос про Тропы.
- Ви? Тебе полегчало? — ну да, ну да, безопасное расстояние, Таль на входе в комнату, сестра где-то в ее недрах. Оставалось надеяться, что она не напридумывала всякой гадости, потому что объяснить, почему ее любимый братик жив-здоров и ни капли не заражен , как с этим связан его спутник и так далее. Главное побольше воздуха в легкие. И вторая чашечка для чая, он понадобится обоим. - Я тебя наверное напугал, заикнувшись про Тропы, однако твое отравление все же важнее. ТЫ же символ, сестрица, -  снова издалека, потихоньку приближаясь. Видимо она все же немного пометалась по комнате, а может и нет, предположение в голову пришло само, зная неугомонную натуру. Каково же было лежать не вставая?
Все тот же  теплый взгляд с шаловливыми искрами, маг рядом с потрошителем чувствует себя настолько в безопасности, что расслабляется. Как бы боком не вышло. Тем не менее, отработать свой побег вниз стоит по полной, а посему принесенный напиток по чашкам разливать тоже младшему. 
Флжшбеки недавнего прошлого сами напрашивались на глаза, когда в поле зрения попаалась метка. Тот самый момент, когда Дариус, поддавшись на уговоры двух эльфов с различной мотивацией, взял и закрыл разрыв в Завесе. Как блестел Якорь на его руке, как демоны деревни падал ниц при его приближении. Пришлось слегка мотнуть головой, чтобы сбросить наваждение, но на секунду зкралась мысль, а может ли Дариус снять эту метку с эльфийки? При случае стоит поинтересоваться, осторожно и чтобы рядом даже мух не было. 
- Пойми правильно, я просто хотел немного собраться с мыслями относительно твоего возвращения, вот и  пошел пещеры обследовать. Кто же знал, что там все обвалится к гарлокам, и к этим гарлокам собственно мы и провалимся. Выбрались же. Кстати, северный магистр такой сильный маг! — восхищение скрыть явно не удалось, да и не старался особо, пусть это будет аргументом целостности обоих приключенцев. - Ах да, я немного не расслышал, ты чай с ромашкой хотела или с рюмашкой? У меня и то, и другое с собой есть, можно добавить.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Творцы всемогущие, вопрос «полегчало ли ей» сейчас казался какой-то издёвкой, учитывая то, что Вирейнис нихрена не чувствовала себя лучше — всё то время, пока Тальвенор бегал в сад и за чайничком, потрошительница продолжала сидеть на диванчике возле камина и смотреть невидящим взглядом в пространство. Если бы у неё было больше сил, она действительно пометалась бы по комнате, словно бешеный зверь, но сейчас... О, сколько чудных мыслей сейчас посещали её и без того затуманенную отравой голову! И что учтивость брата — это попытка смягчить удар, когда он скажет, что он заразился от порождений тьмы и что для всех будет лучше, если его прирежут. И что её брат повстречал какого-нибудь Серого Стража на тропах, который завербовал её брата в Стражи и теперь тот слышит проклятый Зов, о котором говорили в этом новом страшном времени. И что, демоны его подери, её брат — это галлюцинация, ниспосланная отравленным разумом, и что больше она никогда этого ушастого мелкого раздолбая никогда не увидит. Что теперь она в этом мире осталась одна, последняя из клана Мирентар и служителей Яваны.

 

Но… младший всё же вернулся и, судя по запаху, доносившемуся со стороны лестницы, в руках у него действительно был чай с различными травами. Лавеллан достаточно сильно себя ущипнула за щёку, чтобы попытаться проверить, не накрыло ли её очередной волной галлюцинаций. И только после того, как ласковая звезда боли расплылась по коже вместе с румянцем от раздражения, она вспомнила, что боль нормально чувствовать не умеет и хрена с два получится проверить, не спит ли она. Да что ж это такое, а?!

 

— Спасибо, что напомнил. — Без радости в голосе простонала потрошительница, когда брат заговорил про символы. О да, воспоминания о символизме были у неё в последнее время ой какие «весёлые», с тех самых пор, как Дариус тихонько нашептал их ей на ухо. — Надо б ото огня отодвинуться, чтобы не сгореть.

 

Вирейнис пыталась взять себя в руки, успокоиться в конце концов. Она честно пыталась, несмотря на то что сил как на различные попытки, так и на действия у неё было относительно немного и единственное, на чём она эффективно могла жить — так это на тяге из собственной ненависти, из злобы к своей же слабости и немощности. Вот только когда Тальвенор в очередной раз заговорил о гарлоках — да не просто о гарлоках, а о том, как он к ним туда провалился, попав, судя по всему, под обвал, Вирейнис беззвучно прошептала воззвание к творцам и с тихим плаксивым стоном сползла на диван в лежачее положение. Кажется, этот мелкий засранец попросту хотел её добить — вот точно демон какой-нибудь, заявившийся к ней во плоти или же во сне, да решивший пытать и без того истерзанный разум.

 

— Таль… если ты это? — С усталой мольбой в голосе, Вирейнис всё же заставила себя открыть глаза и посмотреть хотя бы в потолок, хотя от одного созерцания этого воистину огромного свода с плясавшими на нём зелёными бликами Бреши становилось тошно. — Всё, чего хочу я — знать, что брат мой в порядке. Чай вторичен. Ты приходишь сюда и говоришь, что на Тропы провалился. На Тропах доброго ничего не бывает. Лишь смерть и тьма, да порожденья тьмы. Так скажи мне…

 

Усилием воли, подпитываемым отчаянием и гневом, Лавеллан заставила себя вновь принять сидячее положение и уставилась на молодого эльфа.

 

— Насколько плохо? Правду говори, мне хуже уж не будет, наверное.


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Отвлекать соперника на малозначительные вещи научил сам того не зная Валериан. Мол враг на мелочь отвлечется и печенью поплатится. Здесь предполагался похожий  итоговый эффект, да видимо цель была слишком сильно поглощена своими рассуждениями и копаниями.
И Творцы не существующие, Вирейнис такой никогда не была! Вместо рычания и резкого сарказма нечто, похожее на стон от зубной боли; вместо решительности страх и беспомощность.
Ситуация очень сильно походила на встречу в саду, по памятным каплям крови. Тогда Тальвенор не готов был признать в пришедшей живое существо. Теперь наоборот.
Сидеть ей в одиночестве долго не пришлось, да и чай действительно подождет. Он просто ее обнял, прижав к себе настолько крепко, насколько мог позволить. 
-Я здесь, Вирейнис. Не призрак, не глюк, не порожденье тьмы или кошмара. Это я, твой брат. Я здесь, - на ухо обычно иные слова шепчут, да только не любовники они для более глубоких нежностей. - И если вопрос о плохо гложет, то скажу, -  на этом отстранит ее от себя, чтобы видеть изумруды глаз. - Я не заражен скверной. Совсем. Все хорошо.
«Я столько хотел бы тебе рассказать про этот памятный провал.»
На сколько ценна радость близкого существа? Бесценна. Не должны последние дети клана приносить друг другу горе.
-Это было сложное приключение, прилично нас измотавшее. Никогда не думал, что попробую на вкус глубинного охотника, - теперь он сидел рядом, внутренне ожидая нападения или какого-нибудь еще проявление эмоций от старшенькой растерянной милашки.
«Только не задуши меня, сестрица, в порыве любви и обожания за проделки.»
-Поэтому возвращайся в нормальный цвет, и давай поговорим немного и о тебе, скучать явно не пришлось никому.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Изумрудный взгляд неотрывно следил за эльфом, что сначала предлагал расслабиться, спокойно чайку выпить, — как будто от одной чашки травяного сока всё станет легче и понятней — а потом всё же решил оставить посуду в покое и подойти поближе. Кем был этот образ дорогого ей создания? Призраком, вернувшимся глодать её совесть, что мол не уследила, не спасла и оставила на произвол судьбы, позволив отправиться неведомо куда? Наваждением всё ещё ослабленного ядом рассудка, — а тот ведь порой и не такое подкидывал! — что вновь решил поиздеваться над собственной хозяйкой? Ладно, хотя бы в этот раз это был не огромный чёрный волк со множеством глаз. И не генерал Резерфорд с характерно перегрызенным горлом.

 

Но всего одно прикосновение. Объятия, что были необычайно крепкими для тонких изящных рук, привыкших больше таскать посох и книги, нежели кого-то прижимать к себе… И запах, столь явственно знакомый и родной — аромат грозы на болотах, пропитавшего пальцы эльфийского корня и родной крови, не запачканной влиянием дракона. Иллюзия разума такого не подбрасывала… иллюзия всегда давала запах куда более резкий, мощный, от которого слёзы на глаза наворачивались, хотя и сейчас солоноватые капли грозились того и гляди сорваться на щёки. Полный дрожи облегчённый вздох вырвался из её груди и Вирейнис попыталась его хоть как-то заглушить, зарывшись лицом в одежду брата, прижимаясь к его груди ухом, чтобы услышать биение сердца — ведь пока он стоял и прижимал её к себе, Вестница, в своём нынешнем положении, не так уж высоко дотягивалась.

 

— Da’isa’ma’lin…

 

Она зажмурилась, словно опасаясь, что сейчас вот-вот обман таки раскроется и она вновь окажется здесь одна, у постепенно утихающего очага, не зная и не ведая, где сейчас находится её непутёвый младший брат. Воительница буквально обхватила юного эльфа в ответ там, где могла, пальцами и ногтями буквально впиваясь в его одежду, возможно даже слегка задевая кожу — но не преднамеренно, лишь из опасения. Из страха, что птицей бился сейчас в её душе. Но Тальвенор не исчезал — он всё ещё был здесь, его дыхание никуда не пропадало, его сердце продолжало биться и его столь родной и знакомый запах никуда не исчезал. И следующий вздох, пусть он и был полон дрожи, сорвался с уст Вирейнис уже вместе с лёгкой, слегка не верящей улыбкой, когда маг слегка отстранился и взглянул сестре в глаза.

 

Два чистых аметиста взирали на неё. А Вирейнис всё так же лихорадочно цеплялась за одежду приобнимавшего её эльфа. Он был жив, здесь и реален. За последнее воительница была в особенности благодарна — последние дни, проведённые между слабыми попытками функционировать и погружениями в галлюцинации вымотали её в этом плане. Порой разбираться становилось всё тяжелее… настолько, что даже голос крови в голове уже не казался призрачным и бестелесным.

 

Но, в итоге эльфийка всё же вынужденно отпустила брата, чтобы дать ему возможность спокойно сесть… правда, она почти тут же в очередной раз изменила своё положение, усевшись всё же полноценно. Тем самым став выше вновь, но получив возможность ласково боднуть Тальвенора в висок, словно кошка, выказывавшая двуногому созданию свою к нему расположенность. Боги, как же мало этого было… Вирейнис хотела уже было бесцеремонно взять мага за руку, но в последний момент воздержалась. Она с трудом контролировала свои эмоции, но это не значило, что у неё было право всё и вся хватать, верно?

 

— Каждый раз, когда мы не рядом, происходит нечто дурное. Каждый долбаный раз. — Негромко произнесла она, косясь краем глаза на брата, что наконец-то снова был рядом. От одного его присутствия — настоящего, не иллюзорного, не привидевшегося — буря в душе унималась. — Со мной… ничего интересного не было. Мы с Кассандрой вернулись, а к ночи я уже была одной ногой в чертогах Фалон’Дина, плюясь кровью. Уж думаю, твои приключения интересней были…

 

Конечно, она утаивала многое — как чуть не сожрала Соласа живьём, например или что кровью она вовсе не плевалась, но чуть ли не изрыгала свои внутренности. Нет, такое Талю лучше не знать… не сейчас, по крайней мере — сейчас Вирейнис хотела, чтобы он говорил. Чтобы у неё была возможность слышать его голос, закрыть глаза и хотя бы на пару мгновений представить, что этот проклятый мир не катится ко всем демонам.


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Не бойся родная, позволь своим чувствам сейчас выплеснуться, нас тут только двое, и вряд ли нам посмеет кто-то помешать в семейной встрече, – то, что сама воительница не может себе позволить из-за, хм, предубеждений и самовнушения, может позволить себе немного наглый мелкий маг. Эльфы и так уже сидели рядом, так почему бы не обнять старшую в ответ на “бодания”, и не прижать ее к своему теплому боку? Вот и Таль не видел причин так не поступить. 

- Птичка в золотом вольере, – редкая и дивная, чья свобода стала резко ограничена. Ее надо выпустить отсюда, взять за пределы замковых стен позволить вдохнуть запах свободы. Снова. 

Эгоистично конечно было убегать в разведку и проваливаться на Тропы, зато теперь стало понятно, как на самом деле Лавеллан не хватает друг друга. – Тогда в саду я мог наговорить лишнего на эмоциях, хочу надеяться, что не сильно тогда задел, – пусть это было давно, пусть выглядит не совсем уместно в данный момент, о переживаниях, беспокойствах и замыслах надо рассказывать. Чтобы предотвратить еще большую скорбь, еще большие потери, и приобрести дополнительной уверенности. В самом себе, в близких, в правильности своих действий. Дополнительная и добровольная разлука показала еще один любопытный факт. – С нами постоянно что-то происходит, говоришь? Такова наша судьба?  Испытания разной степени сложности? Позволь не стану перечислять все жопные моменты, кроме последних. В чем-то ты права, у нас на Тропах приключения были веселее,  в частности из-за сильно ограниченных ресурсов. Зато теперь я знаю, как правильно готовить глубинного охотника, какие грибы под землей безопасны в пищу, и что внизу превосходная слышимость. Пригодится ли подобный опыт в будущем никто не скажет, но его получение было интересным. Мне магистр кстати кое-что пообещал, как только мы вернемся, надо будет ему напомнить. А и еще, огры невообразимо огромные и массивные, никакие книжное или словесное описание не в силах передать весь масштаб, – заливаться и дальше соловьем, да только лишнее слово может показаться помешательством на фоне провала вниз, а также влияния тех самых упомянутых грибов.

- Мы так мило сидим, пьем чай, а между делом у меня давно в голове крутится вопрос. Что стало с тем или теми, кто осмелился покуситься на тебя? Поймали? Осудили? Казнили? Заточили в тюрьмы крепости? – чтобы ни сделала Кассадра или Каллен, этого не будет достаточно за подобный проступок. Этих людей или нелюдей стоит наказывать по-другому, возможно у отравителя есть еще поддельники и завязавший храмовник с суицидальними наклонностями повязал всех, а возможно и нет. В любом случае кое-что показательное нагонит достаточно ужаса на всех, кто решит избавиться от Вестницы еще раз. – Эти личности должны быть приговорены к иному типу наказания, чем те, которые способны придумать высшее общество.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Короткий вздох, полный умиротворения и усталости вырвался из груди, когда Таль весьма бесцеремонно решил сестру приобнять, прижимая к себе покрепче. Особой силы в его руках не было — в конце концов, юному чародею не требовалось таскать различные тяжести как в бою, так и в быту, но для ослабленной воительницы этот простой жест по ощущениям напоминал чуть ли не медвежьи объятия. Она лишь слегка улыбнулась — на большее она была попросту не способна в нынешнем состоянии. Организм потрошителя в её ситуации был благословением и проклятием одновременно: он очень быстро принял в себя медленный яд, который обычно должен был набрать силу… но Вирейнис кое-как это пережить. Теперь предстоял период восстановления и даже сама Лавеллан не могла сказать, сколько времени на это понадобится. Возможно, что такой бесполезной тряпочкой она будет ещё долго…

 

Как же была отвратительна эта слабость. Омерзение к ней волнами накрывало в течение последних нескольких дней воительницу, что так стремилась быть сильной вопреки всему, что встречалось ей на пути — и всё это ради всего пары дорогих ей душ.

— Просто… держи меня так. Достаточно мне этого. — в ответ на позволение расслабиться, дать волю своим чувствам, эльфийка больше ничего и не сказала. Лишь глаза прикрыла и позволила таки каплям, словно бы прожигавшим глаза, сорваться из-под век по разрисованным валласлином щекам. — И не умолкай, прошу.

 

Ибо сейчас из уст брата она готова была слышать что угодно, хоть магическую теорию, хоть про то как он завёл себе девушку… да хоть даже про приключения по Глубинным тропам, лишь бы малец не умолкал, лишь бы его голос всё больше заставлял её уверовать в то, что её брат был реален. К тому же, слушать о магистре Моранте было не так уж и неприятно, как могло показаться со стороны — найти с этим тевинтерцем общий язык оказалось не так уж и сложно, да и при более тесном общении Дариус сумел оставить неизгладимое впечатление на потрошительницу. Жаль, что скорее всего тот след, который сама Вирейнис оставила на его благородной шейке уже наверняка исчез.

 

Хотя слова об обещании со стороны магистра всё же заставили женщину немного встрепенуться — ну как, Вирейнис скорее заставила себя открыть глаза, что было несколько тяжелее из-за слипшихся от слёз мокрых ресниц, после чего покосилась в сторону Таля. Она не знала досконально, что произошло на Тропах, но всё же успела немного познать Дариуса — в каком-то смысле даже поболе некоторых. И несмотря на то, что у них был общий враг, общая цель… доверять магистру целиком и полностью было попросту глупо. Как и доверять любому другому человеку, который был сильнее и при этом предлагал помощь.

 

— Моранте воистину человек очаровательный, но… не забывайся рядом с ним, daisamalin. Если он что-то даст, то он наверняка потребует и нечто взамен. Не удивлюсь, если цена высока будет… — пробормотав предостережение брату, эльфийка с трудом попыталась всё же сесть нормально, пытаясь при этом не сильно выворачиваться из объятий, что были так приятны и дороги сердцу. — Уж тем более аккуратен будь, если это аудиенция приватная. Поверь мне, я знаю. И не спрашивай, как. Лучше чаю давай действительно уж выпьем, а то остынет примерно так же, как известия об отравителе.

 

Потому как Вирейнис так и не сказали, что именно со злоумышленником произошло — был ли он мёртв или же сейчас находился в заботливых руках Лелианы и её агентов или же вовсе сумел таки сбежать. И, наверное, укрывая известия они всё же были правы — Вирейнис очень, ОЧЕНЬ хотела, чтобы ублюдок познакомился поближе с её зубами и не столько потому, что ей хотелось жрать. Нет. Она хотела мести, но не столько за себя, сколько за страдания тех, к кому она была неравнодушна… из всех них Солас, пожалуй, пострадал поболе остальных. Сердце её рвало на части от одной мысли о том, что этот пусть странный, скрытный, но благородный чародей чуть не стал обедом обезумевшего от крови зверя. Она определённо должна будет с ним поговорить потом, когда всё чуть уляжется и когда сама Вирейнис сможет встать на ноги. Потому что если она не сможет смотреть ему в глаза, то хотя бы сидеть не будет.

 

— Поскольку о судьбе его не знаю я.


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Как жаль, что неизвестно ничего, я хотел предложить его наказать более интересным способом, чем загнивание заживо за решеткой или обезглавливание на площади Скайхолда. Наверняка у него есть сообщники среди местных, и если бы  они увидели Вестницу в ее полном боевом величии, с глефой в руках и оскалом дракона, с наслаждением вгрызающуюся в своего несостоявшегося убийцу, то в ближайшее время ни у кого не возникло бы желания это эльфийское чудовище трогать. Или наоборот, последовала бы массовая атака, разбитая бравыми войсками генерала-храмовника. 

Хотелось бы увидеть подобную казнь самому. Хотелось бы даже лично держать ту мразь, что посмела свершить приказ. а лучше ту, которая отдала приказ. и что значит неизвестна? Верхушка предпочла скрыть столь важную вещь? Видят Творцы, несколько десятков килограмм свежего мяса и оркестр бульканья из рассеченного горла намного лучше способствовали бы восстановлению последней надежды Тедаса.

Не смотря на ерзанья этой самой надежды, хватку маг не очень сильно ослаблял или менял. Всё случившееся его непомерно злило, возможно даже до искр в глазах. Необходимо спустить раздражение, возможно стоит одолжить пару манекенов на тренировочной площадке и хорошенько прожарить их разрядами, полностью опустошив свои запасы, и провалиться в сон. Ранее подобного не требовалось из-за кочевой жизни. 

- Я так понимаю. никто за ворота нас с тобой не выпустит? Есть идея поохотится на местных козлов, эта затея ранее тебя быстро ставила  на ноги. Или еще вариант, пригнать его во двор пару-тройку животин и устроить соревнование, – под козлами к счастью можно понимать не только животных, хотя их разумеется в первую очередь. Мех там, рога, мясо. Лишь бы не дракон. И нет, маг умом не тронулся. Подобное развлечение несет в себе довольно много функций, будь то тренировка солдатам в погонях, установке ловушек, командной работе. И отвлечение от зеленого трындеца в небе. Конечно Таль предпочел бы загонять шемленов, на дорогах их хватает, но лучше козлов, против них точно никто не будет. – Как думаешь, солдаты согласились бы отвлечь свои мысли о неизбежной кончине подобным способом? Они с одной стороны, и ты с другой, - остаток слез с изумрудных глаз чародей стер опять же своей рукой. Он здесь, он материален, не призрак. Ни одному призраку не придет в голову то, что сейчас несет Младший. И уж тем более, что он скажет дальше:

- Насчет платы за обучение, я думал об этом. Личная аудиенция у нас была уже, две недели длилась, а вот дальше.. Представь, заканчивается все это, побеждаем мы Корифея, и забирают меня в Тевинтер. Ты остаешься с Калленом, Лелиана разводит воронов, Варрик пишет очередной роман, Кассандра… ну не знаю, крутит шашни с Быком. А через пару лет возвращаюсь и опа, счастлиое семейство в сборе. Долийско-тевинтерский маг, потрошитель, храмовник и парочка мелких ребятишек,  – Таль почти откровенно смеялся, пока произносил всю речь. Ушло раздражение и искры, осталось только озорство и улыбка.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Порой Вирейнис диву давалась тому, какая кровожадность порой просыпалась в её братце — при том, если раньше подобное происходило не то чтобы часто и каждый такой «приступ» становился памятной, но забавной вещью, то теперь Тальвенор уже не первый раз со времени возвращения проявлял некоторую жёсткость. Год под Брешью действительно повлиял на родную кровь потрошительницы и теперь тот, кто был для неё солнцем и звёздами, словно бы пропитался той же тьмой, с которой долийка жила большую часть своей жизни.

 

— Всему своё время, malin. Возможно, он жив ещё — в таком случае, я рада буду его придать живьём огню лично. Мы же не хотим, чтобы образ мой публичный для shemlen стал жутким, верно? — потрошительница позволила себе улыбнуться, слабой рукой при этом коснувшись щеки младшего брата и попытавшись легонько потрепать за кожу, которая уже не так сильно облегала его скулы — даже несмотря на не самые лучшие времена, здесь, в сердце Инквизиции кормили лучше, чем в долийском клане. — Я определённо должна буду переговорить с Валерианом. Кажется, в отсутствие моё влияние нашего дражайшего dafenlin на тебя уж слишком было эффективным…

 

Не то чтобы это совсем уж было плохо было, но Вирейнис всё-таки не прельщала идея того, что её маленький братец, что был для неё самым ценным сокровищем этого дрянного мира, начнёт сквернословить как последний сапожник, злоупотреблять спиртным не хуже портового алкоголика и кадрить мамзелей с упорством матроса, не видевшего женщину несколько месяцев. Конечно, всё это он так или иначе испробует рано или поздно, но хотя бы не в таких количествах, в каких этим любил забавляться Валериан.

 

— Хотя, быть может, он помог твои навыки охотничьи закрепить, раз так желаешь ты поохотиться? Это уж точно пополезней сквернословия будет… — и да, размяться на охоте было бы неплохо, имей Вирейнис силы на то, чтобы броситься в полноценную погоню за добычей. Но что-то эльфийка сомневалась, что после того фортеля с Варриком и недавнего отравления ей в ближайшее время позволят покинуть стены Скайхолда. Да и сама эльфийка понимала, что подобное поведение чревато будет — слабый хищник очень легко становился жертвой. И Вирейнис не имела права показывать лицо опасности, будучи слабой — груз ответственности всё ещё крепко держался на её плечах. — Быть может, позже мы поохотимся с тобой. А солдат уж пожалей — им и так приходится сейчас с тевинтерцами сосуществовать. Дела у них есть поважнее, чем эльфийку больную развлекать.

 

И вновь поддавшись той тёплой трогательной ласке, с которой Тальвенор стремился избавить сестру от слёз, Вирейнис прикрыла глаза, слегка ластясь к его пальцам, всё так же уподобляясь соскучившейся по своему двуногому опекуну кошке, и слушая тот забавный бред… который очень быстро забавным быть перестал. Ладно «личная аудиенция» — всё-таки, потрошительница сомневалась, что обсуждение было столь же полно событий и эмоций, как и спровоцированная вороватым котом беседа в покоях Дариуса до его ухода. Но остальное? Вирейнис в мгновение ока отпрянула назад, бледнея в ужасе от одной лишь пары конкретных слов.

 

— Нет. Нет и нет. — неверящий взгляд изумрудно-зелёных глаз столкнулся с сапфировым взором молодого мага, а голос предательски дрожал, хотя долийка и пыталась придать своим словам нетерпящей протеста строгости. — Даже представлять не желаю такое безумие. Конец войне — ещё куда ни шло. Но не мать я и никогда ею не стану во имя безопасности своего же потомства… и уж тем более не дам я никому тебя забрать в Тевинтер. И всё равно мне, что Дариус мог там наобещать и наобещает далее — Империум не место для тебя.

 

Кажется, не только с Валерианом стоило поговорить о том, какое влияние оказывалось на младшего из мёртвого клана. Тевинтер в качестве союзника — звучит неплохо, верно. Но позволить тевинтерцу забрать её брата, единственное, что действительно заставляло Вирейнис идти дальше и не сдаваться? Эта идея звучала для неё ещё страшнее, чем его смерть.


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Огню придать не самая плохая идея. Специи по вкусу после публичной прожарки на всеочищающем пламени Инквизиции, – не то чтобы Таль стал сильно кровожаден за прошедшее время. Скорее все это потихоньку всплывало из-за завесы молчаливого эльфа, предпочитающего ранее прятаться за спинами сестры и Валериана, а теперь готового в первых рядах рвать и метать. – Ты вовсе не жуткая, ты просто эффектная. Забавно, помнится мы ранее опасались на этом самом огне оказаться, а теперь приговор выписываем совершенно случайной личности, смелой, безрассудной и неосторожной. Это власть, дарованная организацией, сражающейся с демонами? Тогда нет никаких различий в том, Инквизитор ты или долиец, методы одни, мотивация немного отличается. Ой, прости, меня немного занесло в размышления. Часто заносит, когда я остаюсь один.

Развивая высказанную тему, можно легко прийти к мысли, что люди и эльфы не так уж и отличаются друг от друга, и если дать им общего врага, то все отличия сведутся к форме ушей. Так стоит ли продолжать вражду, и не начать ли этап сосуществования с шемленами? Клан Лавеллан вполне мог бы положить начало подобному союзу, если бы от него что-то осталось, кроме двух неудачников, влезших в самое пекло. Разведкой в местах обитания клана заниматься сложно, да и Инквизиции глаза и уши нужны в более нужных и “горячих” местах.

- Но теперь я не один, поэтому прошу, не делай такие полные ужаса глаза, это была невинная шутка. Про Тевинтер. А вот про потомство я бы на твоем месте подумал – дети могут конечно раздражать своими криками, но именно тебя наличие мелкого может держать в равновесии с внутренним драконом. Здесь стало душно, не находишь?

Возможно не хватало воздуха именно от эмоционального напряга, но вдохнуть его в комнату не помешает, тем более в комнате присутствует балкон с большими окнами. Пришлось выпутаться из сестринских объятий, чтобы встать, они словно на мгновение стали реально драконьими, подойти и распахнуть те самые двери. Холодный и морозный воздух мгновенно наполнил помещение, выстуживая его и превнося свою часть внутрь. Снежинки. Густой снегопад всегда казался каким-то чудом, петлей времени, уносящей в детство, когда нет проблем с пропитанием, забот о выживании. Есть только ты и снежинки. Кружащиеся в воздухе, грузно падающие вниз, одиночные и компанейские.

Много набирать снега не стал, иначе слишком заморозил бы комнату, однако для задуманного хватило. Маленькая шалость, даже слабость, в виде снежного комка, не особо плотного и крупного, чтобы не поставить очередной синяк Вирейнис, в которую тот и полетел.

- А теперь ты улыбнись, и скажи что думаешь. У меня есть мысли вернуться в клан.Найти их, узнать, живы ли вообще и в безопасности ли. насколько  это возможно. Большой пользы здесь от меня нет. Не скажу, что обращались как с хрустальной конфетницей, но постоянно слышать: “это опасно” уже достаточно поднадоело.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хоть маленький братец и списал слова о поездке в Тевинтер на невинную, но весьма дурную шутку, Вирейнис ему сейчас не особо-то верила — возможно потому, что такие слова её лишь ещё больше выбили из колеи, которую она едва-едва нащупала после отравления. А тут ещё и разговоры о детях… и о Каллене, что было весьма жирным намёком, от кого по предположению Таля эти самые дети быть должны. Творцы всемогущие, неужели их взаимное влечение было столь очевидно для окружающих, что даже её малыш-братец, отсутствовавший добрую часть месяца, стал подмечать это дело и подтрунивать?

 

«Не то, чтоб пряталась ты, когда навещала его…»

 

— Тальвенор, терпенья моего не хватит отпрысков воспитывать, характер которых с большой долей вероятности окажется столь же взрывным, как мой. Не говоря уже о том, что неизвестно, какие ещё последствия быть могут от крови дракона… а теперь ещё и от Метки. — долийка выдохнула, провожая направившегося к балкону эльфа взглядом. Вирейнис-то как раз жарко не было — озноб стал для неё весьма привычным спутником в последние дни, но воительница надеялась, что уж кое-как да вытерпит морозный ветерок. Не в первый раз… лишь бы не простудиться после. — К тому же, какие дети, когда тут…

 

Неожиданно прилетевший в ухо комок свежего снега заставил потрошительницу умолкнуть на полуслове. Эльфийка вздрогнула, ощутив, как столкнувшиеся с кожей хлопья снега начали быстро таять, превращаясь в капли ледяной воды, которые очень неприятно затекали прямиком за шиворот. Не сразу, но женщина принялась с кислой миной вычищать снег из складок одежды, периодически потряхивая головой, словно вымокшая насквозь собака — в ухо снег тоже всё-таки попал, несмотря на то что бросок был не шибко сильный, да и боли не причинил. Скорее, неудобство.

 

— О чём и говорю я — какие дети, когда тут ты есть? — улыбка, которой остроухая ответила на просьбу брата, была довольно натянутой, хотя проблеск смеха всё же достиг её глаз, показываясь во всей своей язвительной зелёной красе. — Уж третий десяток тебе пошёл, а всё туда же швыряться снегом в ухо мне. Дай лишь оправиться и уж тебя я нагоню… что же до клана…

 

Этот вопрос тревожил не только Тальвенора — когда Вирейнис только заявилась в новую обитель Инквизиции, на первом же совете ставки, на который были приглашены и посол Моранте, и леди Хоук, эльфийка подняла вопрос о судьбе эльфов, что приютили её и брата после гибели клана Мирентар в драконьем пламени на болотах Теллари, да и Валериана под своё крыло согласились взять, хоть и не без косых взглядов на долийского выкормыша. Помнится, Лелиана обещала послать своих агентов, чтобы те разузнали об их судьбе и в случае чего позаботились о безопасности, но… с тех пор сенешаль ничего не говорила, да и от самого клана, судя по всему, вестей не было ещё дольше. А учитывая доходившие из Марки тревожные вести…

 

— Помнится, год назад я говорила уже, что тебе вернуться стоит. Тогда сказал ты, что вернёшься позже и лишь со мной. — воительница коротко дёрнула уголками губ в очередной попытке улыбнуться. Он так изменился за год… и, что не удивительно, но Вирейнис всё больше замечала их с братом сходство — шило в пятой точке уж точно было чем-то семейным, раз юноша стремился броситься в самое пекло. Но в том-то и была проблема, что сейчас позволять Тальвенору отправляться в Марку, по мнению Вирейнис, было попросту разрешением для него голову сложить. — Судьба их тревожит меня не меньше, dalen. Сенешаль обещала, что про них разузнает как минимум. И, быть может, сейчас звучать это будет странно, но… тебе лучше пока что в Марку не возвращаться. Со мной останься. Коль хочешь действовать, со мной ты будешь рядом, а не в крепости… когда позволят выбираться мне. Сойдёт такое, дабы твою жажду действий унять?


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Да брось, не сможет она. Дракона убить может, а собственных отпрысков не получится воспитать? Тем более у них будет милый дядя Тальвенор, и не менее милый крестный Валериан, – продолжая сглаживать озвученную ранее шутку, эльф щедро посыпает ее своеобразным юмором и сарказмом. 

- Извини, похоже ты в куда более худшей форме, чем выглядишь. – безобидный снежок, а реакции на него практически не последовало. – Я бы на месте целителя смешал в бочке крепкий алкоголь пополам с кровью и подсунул под бок теплого мужика. Да-да, я помню, как быстрее тебя восстановить. У тебя же здесь найдется полотенце? Кажется даже его вижу, – ближе, чем ожидалось изначально, на другом конце той же самой кровати. Мда, размер у нее впечатляющий.

Некоторое время они провели в молчании, обдумать слова о клане, вестниках потенциальном его не существовании.

- Третий десяток. Представляешь, мог бы с отцом на равных сейчас колдовать и пасти драконят. А вместо этого умудрился сломать единственную оставшуюся от него вещь. В то время некогда было о таком думать, сейчас выдался момент. Похоже это своего рода знак, что прошлое оставить стоит там. Не оглядываться в то, кем или чем мы были, сосредоточиться на том, чем и кем мы стали, – маг снова присел рядом с сестрой, от подобной близости становится чуть теплее на душе. В ладони сверкнула искра и пробежалась между пальцами, оставляя приятный покалывающий след. – Я очень надеюсь, что сочетание: “Последние из...” к нам будет больше не применимо, и рано или поздно мы с тобой вернемся домой, – под “вернемся домой” молодой Хранитель подразумевал далеко не клан, а то место, которое станет  для долийских изгоев согревающим тело и душу очагом. –  Примерно год назад такой “дом” сжег дракон и армия красных храмовников. Это было потрясающее ужасное зрелище. Алые огни в ночи, покуда хватает глаз, эманации красного лириума, подвергающие людей в ужас, а магов сводящие с ума. Крики, съедающие дома языки огня, и жертвы. Домом тогда были люди, окружающие меня, пытающиеся защитить мелкого дикого звереныша и прочих гражданских. Я тогда не послушался ни Кассандру, ни Каллена, оставаясь до самого конца в Убежище. Тогда один человек сказал: “Попроси у нее прощения за меня. Мне будет не хватать...”, но закончить он не смог, не хватило времени. Даже не знаю, почему сейчас об этом вспомнил. Было не страшно, когда над головой пролетал дракон и поливал огнем поле боя, не страшно запускать разряды по красной армии. Но страшно оказалось потерять этих ненавистных людей. Конечно я останусь с тобой и никуда не денусь. Дождусь. пока ты встанешь на ноги, напомню про твою угрозу и снова встану рядом в очередном бою. Найдем то, что осталось от нашего клана или создадим свой.

“Или разойдемся по миру, каждый в свою сторону.”

- Помнишь что-то о том дне, когда попала в петлю?


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Спорить в очередной раз с заявлениями Тальвенора о том, что по какой-то непонятной причине его старшая сестра таки обязана обзавестись потомством Вирейнис не стала как минимум по одной причине — если разговор этот зайдёт дальше определённого момента, очередной эмоциональный взрыв с её стороны попросту неминуем даже в столь плачевном состоянии. А вступать в конфликт с младшим долийка совершенно не хотела — вступила однажды, пусть и не совсем по своей воле… чуть не загрызла тогда. Воспоминание о той злосчастной таверне, о той дуре-провокаторше и пламени, сжигавшем аравелы… сколь далёким оно было, при этом не потеряв яркости и отклика в душе.

 

Для Тальвенора, наверное, это воспоминание было теперь ещё хуже — судя по тому, как и что он рассказывал, падение Убежища для него должно было быть особенно болезненным… Присевшего подле себя брата женщина аккуратно приобняла в немой попытке как-то поддержать, согреть, да и самой тепла урвать — озноб никуда не девался и даже полотенце, которое маг до этого разыскивал, не сильно-то спасло. Лишь от воды позволило избавиться, но не от той, что ткань уже успела пропитать.

 

Как никогда раньше Вирейнис разделяла боль, что испытывал её брат. Shemlen всегда были теми, против кого долийцев предостерегали — от людей одно горе, одни проблемы и желают они лишь истребления ненавистных остроухих кочевников то ли забавы ради, то ли из нежелания делиться землями, которых так-то на всех хватило бы с избытком. Но то немногое время, что Вирейнис провела под опекой Инквизиции показало, в целом… что народы их ничем почти не отличались. Были и благородные духом, и полнейшие мрази. Были и те, кто умом блистал и откровенные глупцы вроде той же Великой Чародейки Фионы, продавшей свою свободу за призрачный шанс защиты. И не было ничего необычного в том, чтобы привязаться к этим людям.

 

В конце концов, привязанности и самой Вирейнис давали шанс не сойти с ума — именно благодаря таким вот якорям она более-менее выкарабкивалась из кровавого безумия, поглощавшего её разум во время очередного припадка. Каждый из тех, кого Вирейнис ценила, был домом — vhenas, — для кусочка её души и сердца. Vhenan. Быть может, все и каждый из них были в какой-то степени vhenan

 

— Дом, da’isa’ma’lin, там находится, где твоё сердце лежит. Нет плохого ничего в том, что привязался ты к этим людям, они… достойны, чтобы твоё сердце лежало к ним. — воительница чуть крепче обняла брата за плечи, самую малость тряхнув мальца усилием мускулов руки, но надеясь при этом, что не заставила его испытывать дискомфорт. Ведь часть её сердца лежала и с ним… пожалуй, самая большая часть. Её маленький брат был для Вирейнис домом. — Как и моё лежит с тобой. И даже если небо падёт нам на главу, ради тебя сверну я даже гору.

 

«Правда, небо-то давно уж на головы упало нам…» — промелькнула мысль в её голове, на что воительница грустно улыбнулась. И то верно… Лавеллан оставалось лишь действительно выполнить данное обещание.

 

— Видишь… вот даже из плена венатори выбраться сумела. Хотя в тот день, когда попала в эту западню я, честно говоря, даже не уверена была, что выживу. И самым страшным было, наверное, то, что… — Вирейнис умолкла, хмурясь собственным мыслям. Вспоминать тот самый первый день, блуждания по заросшему красным лириумом Редклиффу, страдания Блэкволла и Сэры… даже закоренелому воину, не раз смотревшему смерти в глаза вспоминать это было тяжело. — … что для меня прошло всего ничего, а для мира — целый год. Тревожней всего была, пожалуй, неизвестность. То, что я не знала твоей судьбы…

 

Вирейнис вновь замолчала и опустила взгляд. Уж слишком свежи были эти воспоминания… слишком ярко всплывало в голове то самое ощущение потерянности и шока, со всей силой обрушившееся на её плечи в тот день и гнавшее, словно хищный голодный зверь за спиной. И лишь одна мысль заставляла её тогда идти вперёд — что, быть может, не всё потеряно ещё, что ей, быть может, было за что сражаться… и что парочка долийских артефактов не станут единственным воспоминанием о юноше с глазами цвета аметиста.

 

— Говоришь, сломал?.. Напрочь, без возможности восстановить? — взгляд её задержался на аккуратном резном колечке из железной коры, которое Вирейнис носила с того самого памятного дня, когда драконье пламя полыхало над болотами Теллари.


I'm a wildfire you won't tame 
Not even my temper can put out the flame 
There's no way to contain 
This storm swelling inside me
 
ezgif.com-resize (41).gif ezgif.com-resize (40).gif ezgif.com-resize (39).gif I'm a bomb you can't defuse 
I would just accept you're going to lose 
Can't turn down, I refuse 
To hold back anymore 
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Я еще подумал, а сможем ли мы вернуться к обычной жизни в клане? Она спокойная и даже размеренная, по сравнению с тем, что происходит вокруг прямо сейчас. Не станет ли нам скучно просыпаться каждый день, чтобы сходить на охоту, наколдовать теплый костер или разведать обстановку вокруг лагеря? Смешно, но есть у меня подозрения, что мы станем одними из немногих долийцев, которые сумели ужиться с людьми и получить от их общества некую зависимость.
Брешь в целом сильно повлияла на восприятие окружающего мира. В сравнении, когда жилось хуже однозначно побеждает настоящее. Вместо одного конкретного врага и нескольких потенциальных теперь много конкретных противников, желающих отправить остроухих в желудок. Живущие прямо сейчас в отдалении от клана, конкретные Лавеллан не станут ли в итоге изгоями и среди долийцев, потому что примкнули к людям? Учитывая нетерпимость и агрессию большинства эльфов, такой расклад вполне стоит держать в уме.
- Правда наравне с зависимостью мы приобрели кое-что еще. Клеймо двойных стандартов, - даже при условии общей лояльности клана к шемленам, творящееся панибратство в стенах Скайхолда многим покажется возмутительным и недопустимым. - Или же я накручиваю, потому маг и испытываю потребность о чем-то постоянно думать. А посох да, сломал совсем. Когда на тебя рушится потолок думаешь совершенно о других вещах.
«И когда в тебя кто-то очень стремительно врезается. Лежать мне сейчас под тем завалом, если бы не его нечеловеческая реакция.»
Теперь уже очередь младшего бодаться, отвлекая внимание на себя, и буквально требуя, чтобы почесали за ушком — маленькие слабости, скрытые за тщательно закрытыми дверями, дабы не портить имидж злого и нелюдимого долийца. И от полученной ласки совсем растаять, потерять бдительность, чтобы с прикрытыми глазами облокотиться на сестринское плечо.
- Посмотрю в поставках потом что-нибудь подходящее по весу и размеру, а то к нашим магам если и ходить, то таскают они настолько тяжелые дрыны, что ими банально неудобно замахиваться и волков отгонять, - ну не только волков, излишне настырных людей тоже можно, или нагов, сующих любопытный нос в сумку. - К слову, я тебе не очень утомил своим присутствием? А то вдруг устала, стесняешься сказать об этом.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах