Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

IX. Crossfire grind through the sand

Рекомендованные сообщения

IX. CROSSFIRE GRIND THROUGH THE SAND

31Kvz.png

Дата: 30 Первопада, 9:42 Века Дракона
Место: Ферелден, Амарантайн
Погода: на море неспокойно (не зря оно Недремлющее), небеса затянуты густыми тучами
Участники: Alistair Theirin, Moureen Penthaghast, Luca de la Sereno
Вмешательство: ГМ
Описание: собрав под своими знамёнами часть войск и воззвав к вассалитету Мак Энригов для поддержки с моря, король Алистер решает двинуть армию на захваченную вотчину Серых Стражей, Амарантайн. Вот только родственные связи могучего морского рода тянутся за само Недремлющее море… к Неварре, дочь которой пообещала помочь королю, если это потребуется.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это определённо было безумие. Да, операция была тщательно спланирована, насколько это возможно. Войска были готовы, корабли ждали сигнала и, казалось, само небо затихло. Очередное затишье перед бурей. Но речь шла об Амарантайне, драть его налево. Алистер чувствовал бы себя куда спокойней, командуй этим нападением лучший командир в его распоряжении. Но Логейн сейчас был занят несколько иным и винить его король не мог. В конце концов, если план опального тейрна сработает, быть может осада эрлинга будет несколько короче. Или нет — ведь союзники от Аноры не зависели, а вот Анора от союзников…

 

Надо сказать, что на словах план был прост. Противник плотно засел в городе, это понятно, но в том была и его уязвимость. Взять его в окружение, забросать из осадных орудий и расстрелять с кораблей. При необходимости добавить войск для сдерживания отрядов противника и, самое главное, надеяться, что всё это не превратится в форменную мясорубку. Алистеру уже доводилось сталкиваться лбами и с венатори, и с красными. Но никогда в таких количествах. Павших храмовников, скорее всего, будет не так уж и много. Но и храмовников обычных, что решили встать под знамя короля, было всего ничего, не говоря уж о магах. А вот у венатори магической огневой мощи, судя по данным разведки, было достаточно. Соваться прямиком под стены было самоубийством, а потому единственным выходом была осада.

 

Конечно, у наступавших войск было небольшое преимущество в виде Серых Стражей Ферелдена, знавших эти места как свои пять пальцев. По большей части, естественно — за то время, что тут похозяйничал враг, многое могло измениться. Но, опять же судя по докладам разведчиков, как минимум частью тайных ходов в город можно было воспользоваться. Частично они, естественно, были завалены — судя по всему, ещё с момента явления венатори сюда. Но даже в таком ключе их можно было использовать: для этого по приказу короля было подготовлено достаточное количество взрывчатки в бочках. Сера, смола, селитра, уголь — всё, что могло гореть, взрываться и имело не самую большую стоимость шло в ход. По идее, при достаточном количестве этой дряни в подземных ходах под стенами эти самые стены должны были как минимум дать трещину. А без стен о какой защите может быть речь?

 

Те же ходы, что были более-менее целыми, должны были использоваться диверсионными отрядами. Не было никаких гарантий того, что венатори не охраняли эти ходы, но нужно было как минимум попытаться. А на случай, если враг вдруг решит по этим самым ходам уйти, подобно крысам, бегущим с корабля… что ж, для этого сейчас и готовили чаны с кипящей смолой. Да, они куда полезней были именно что для осаждённых. Но потайные ходы на то и потайные — они не шибко широкие и большие. Разлитая по полу смола позволит замедлить приближающихся беглецов, после чего всегда можно устроить им зажигательную встречу в виде залпа из подожжённых стрел и болтов в лицо и под ноги.

 

Ещё одним полезным фактором были корабли Мак Энригов. Банн Штормового Берега с готовностью ответил на призыв короля. Оснащённые осадным оружием корабли должны были вести обстрел по крепости с моря, в то время как с другой части кораблей должна была произойти высадка бойцов на берег. Венатори наверняка как минимум попытаются избавиться от атакующих с воды противников, а значит, корабли надо было защищать. Начиная с берега. Был ещё и слушок, что к бою на стороне атакующих должны были быть и другие корабли — помнится, банн Селбах ехидно так усмехался, когда об этом говорил. И то, как напевал он себе под нос «Беги, беги от дочери морей» определённо вызывало в короле какую-то совершенно непристойную толику надежды. Не должен он был думать об одной леди из Неварры, чьи волосы по белизне своей сравнимы были с морской пеной и чистым снегом вершин Морозных гор. Не должен, но мысль о вероятной встрече нет-нет, да проскальзывала в голове. Забавно, какой яркий отпечаток в жизни и памяти короля оставляли носительницы магии. Но возобновить конкретно этот, сделать его ярче, Алистер был совсем не против.

 

Желательно после боя, а не во время.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Moureen Pentaghast

Кассиан устало вздохнул и страдальчески потер виски. Потому что для адмирала флота он поразительно мало знал про морские сражения – и это он хорошо справлялся, ведь и так невероятно быстро учился морским премудростям. В решении поддержать родственников и законного короля чужой страны оба Пентагаста руководствовались в первую очередь национальным “кровь просит крови – и кровь будет платить за кровь”. Маркус не был первым Пентагастом, который лил кровь своей семьи – но по литражу опередил многих аристократов светлого Орлея. Мать не просто просила – она, женщина определенно преклонных лет, прямо требовала, чтобы Кусландам и Мак Энригам была выслана помощь. Отплыть прямо так, со всеми кораблями и сразу оба, они, разумеется, не могли. Потому поплыла Морин – раз уж дала слово, изволь держать, а подавляющая часть жителей Неварры убийственно верна своему слову. Это, все же, дело чести. Отплыло с ней пять кораблей – для флота это не было заметной потерей. Два фрегата, два барка и бриг – скромно, но со вкусом. К тому же, дело было вовсе не в скромности. Вывозить из-под носа у венатори и всех прочих самого умелого в делах военных формари с размахом не стоит. Только доверенные люди. Именитый галеон Бурегон – и тот остался в акватории Камберленда, поскрипывая на волнах. Работы по его восстановлению уже закончили, но отпускать в бой не стали. Именно из-за именитости. И заметности.

 

Мастер Скопидом должен был быть их тузом в рукаве – вернее, не столько мастер Скопидом, сколько его новая конструкция для морских сражений. Для формари у мастера были довольно милитаристские и кровожданые наработки. И это было даже интересно. Но и на сильную карту могла найтись управа – этому учит Порочная Добродетель. Поэтому оружие формари подкреплялось более привычным – отрядом камберлендских храмовников под предводительством Рыцаря-Капитана Басилио Гутиереса, человека сильной веры и неукоснительной верности, такого загорелого, что иногда принимаемого по ошибке за выходца из Ривейна, и двумя отрядами магов, каждый из которых возглавляло по Старшему Чародею. По одному отряду на фрегат. Были и простые служивые – в основном матросня, конечно, но в Неварре даже юнг муштровали так, что они могли присягу прочесть посреди ночи. Даже если некоторым из них до присяги был еще год. Они могли бы выделить больше и сил, и средств, и боевой мощи, но король Маркус не позволил бы. От мира он отгораживался так, как от веры в Создателя отгораживался Старший. Действовать приходилось тихо. И под угрозой плахи. Рисковать Йоном еще больше после всего того, что не так давно произошло, было нельзя – не его жизнью. И он нужен ей был на суше – рядом с братом и Старшим Чародеем Карлом, которому помощь чуткого к Тени и духам аввара была очень кстати. Особенно помощь требовалась последнему, конечно. Впрочем, в этот раз ее сопровождал Лука, что определенно вселяло надежду. Когда на твоей стороне сражается столь опытный морталитаси, трудно впасть в уныние. Сама смерть на твоей стороне – и она может сделать то, что живые не могут. А еще легат вызывал у нее то доверие, которое в Неварре (и, наверное, только в ней) вызывают мертвецких дел мастера. Пить чай с ним особенно приятно, потому что мастер Лука умен – и обладает своеобразным, но занятным чувством юмора.

 

Именно с чашечкой чая она кивает Селбаху – тот явно пялится в подзорную трубу, чтобы удостовериться, что перед ним друг. Морин даже в треуголке просто узнать – белые волосы всегда ее выдают с головой. Перед боем Леди Пентагаст наблюдает спокойно за своими людьми, проверяет посох – и знает, что капитан Ревущей Морозницы знает свое дело, как любой из других четырех капитанов. И Шальной Императрицы – брига, который чаще прочих плавал в Орлей, что повлияло на название. И обоих барков, один из которых звался Возлюбленной Губительницей, а другой – Губящей Возлюбленной. Само то, что капитанами на них были супруги, казалось забавной иронией. В Неварре иронию любили. Соленая Плакальщица была любимым фрегатом матери, а капитан был ее добрым другом и, кажется, тоже имел в Ферелдене родственников. Хотя для Морин, наверное, дело не только в родственниках. Просто ферелденский король – слишком хороший человек, вызывающий слишком приятные эмоции, чтобы отказать ему и кузенам в помощи. По плану именно фрегаты должны были стать основной боевой силой для бомбардирования с моря, в то время как более “младшие” судна небольшой эскадры брали на себя задачу по контролю берега и помощи в высадке и продвижении в первую очередь своим ферелденским товарищам. Она еще раз в составе остальных магов слушает инструктаж мастера Скопидома о его изобретении, объясняет вроде и научным языком, а понятно всем, хотя Морин несколько раз уделяет внимание своим двум вполне конкретным рыжим бестолочам – не Селбаху, он-то далеко, нет, Фредерику и Георгу, дорогим ученикам, которые в последнее время столько плавали, что уже и ругались с морским жаргоном, и между собой хихикали, и рыбу за воротник другим закладывали. Потому что если они не перестанут – останутся в трюме. Но это от нервов, конечно – они ведь еще помнили бой с морским чудовищем, а тут – целая осада целого города. Шутками они все пытаются себя отвлечь. Понятная психология. Но ошибочная. Все матросы все сейчас делают тихо. Потому что ждут сигнала.

 

И вот это вот ожидание на якоре – оно самое противное.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 За два дня до отплытия Ревущей Морозницы

– Это возмутительная глупость, дорогой! – Лукреция говорила мягко и так сладко, что создавалось впечатление, что она пыталась утопить в меду своего собеседника, который упрямо сопротивлялся ей.
- При всём уважением, иерарх, долг велит мне последовать за сеньором, в какое бы глупое предприятие он не ввязался, – Лука выделил почти мимолётной паузой титул своей коллеги по цеху, скрестив руки на груди. Разговор двух морталитаси проходил на этот раз не в покоях Лукреции, а в рабочем кабинете де ла Серено, среди книг и реагентов. Он решил сообщить о своём отъезде из Неварры в контролируемой и привычной для него обстановке – для него было не до конца понятен исход этой беседы, но лучше он столкнётся с яростью Жнеца тут, чем среди картин и безвкусных черепов.
- Она рискует вызвать неудовольствие Маркуса Пентагаста – главы дома Пентагаст, твоего истинного сеньора. Не говоря уже о том, что король ясно дал понять, что участие Ордена в этом деле исключено.
- Поразительно, что ты так легко согласилась с его доводами, Лукреция.
- Поразительно, что ты так легко не видишь силуэт смерти на горизонте, когда речь заходит об этой вылазке, Лука.

Они стояли друг перед другом – Жнец и Упокоитель – и в воцарившемся молчании можно было услышать далёкое пение из соседних залов – еще один послушник отправлял ритуалы по еще одному усопшему. Никто не могло остановить ход жизни и смерти. Людям оставалось лишь организовать всё так, чтобы для них первое было в радость, а второе – без лишней агонии. 
- Мы не получали докладов от наших связных из Ферелдена уже больше трёх месяцев. В последний раз в Амарантайне фиксировали магические возмущения разных уровней, первые два – небольшие вспышки от ритуалов, просто сигналы. После – что-то точно разорвало там Завесу. Наблюдатель писал, что до этого в город прибыл достаточно большой конвой. Много пленных из окрестностей и дальше, – рыжеволосая некромантка понизила свой голос почти до шёпота, не отрывая взгляда от Луки. Тот прикрыл глаза, прикидывая размеры гекатомбы, которая была создана, чтобы напитать мощью заклинание служителей Старшего. И для чего это было сделано.
- Если начнётся бой у стен города, если начнётся литься кровь, если духи и демоны учуют её…
- Храмовники леди Морин укрепят наши фронты.
- Лука, ты будешь на вражеской территории! Ты не знаешь, какие силы противопоставят вам!
- Я буду на земле Алистера Тейрина, рядом с ферелденцами, в чей дом уже в который раз вторглись прислужники ужаса, терроризирующий весь юг. Рядом с людьми, чей дух силён и необуздан, чья любовь к родине так же велика, как и наша любовь к Неварре. Я буду рядом с леди Морин, которой я лично присягал на верность, рядом с Дочерью Морей, легендой этого края. 

Де ла Серено выдержал паузу, открыв глаза и вспоминая, что именно попросила у него Пентагаст, когда говорила о поддержке осады Амарантайна.
- Я буду не один. 
Лукреция раздраженно цокнула языком и махнула рукой, после чего развернулась и вышла из кабинета. Упокоитель остался один на один со своими мыслями и невысказанным согласием иерарха на авантюру.

Наши дни

Волнение в воздухе было настолько осязаемым, что Луке оставалось догадываться – это ветер дул ему в спину, или же это нервничающий капрал Роукен начал проделывать дыру в его мантиях своим испытывающим взглядом. Де ла Серено стоял, заложив руки за спину, рядом с Морин, и всматривался в лицо мастера Скопидома, который с бубнежа вновь переходил на объяснения своих расчётов.
- Все приготовления готовы, миледи. Мы получили весть с Императрицы – они готовы принять нас и доставить на берег как только вы дадите сигнал. Мои...заготовки тоже уже ждут, – Лука старался говорить тихо, чтобы не мешать увлечённому формари, чуть склонившись над ухом беловолосой чародейки.
После окончания брифинга они как-то сами собой остались наедине – изолированная зона два на два вокруг двух магов образовалась буквально за минуты. Лука коротко улыбнулся и поклонился одними плечами Морин.
- Мы также получили сообщение от Его Величества, короля Алистера. Он и Серые Стражи обозначали несколько мест в бухте, где у нас будет шанс прорваться сквозь оцепление – магического или иного характера. Я взял на себя смелость выделить две наиболее подходящие точки. И там еще была приписка, я...миледи, позвольте мне лишь сказать – вечность всех объединит, и я всем сердцем верю в это, но спешить к ней навстречу вот так вот экстравагантно и прихватив с собой гробовщика, чтобы выглядеть как можно лучше – вы воплощаете собой весь шарм и красоту нации Неварры. Могу ли я порекомендовать вам бальзамов и соли? Король Алистер упоминал ванну… – Упокоитель улыбнулся одними губами, как в этот момент в небе над Амарантайном взвился и с треском взорвался малиновый шар косматого огня. Ударная волна и искры от него быстро встретились с сотворенными щитами – корабельные маги реагировали быстро, сразу убирая заслоны от отголосков провокации венатори, чтобы не тратить зря силы. Негромкий гул прошёлся над палубой – моряки пришли в движение, но без суеты, все взгляды были устремлены на фигуру чародейки.
- Нас обнаружили. Они пробились сквозь маскировочную вуаль мэтра Лейри. – Лука шумно вдохнул носом воздух, одним ловким движением отцепляя свой посох – Командуйте!
 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Командующий Варен опустил подзорную трубу, вспышку было видно невооружённым глазом. Пробный выстрел, обозначивший местоположение вражеской эскадры разбился о магические барьеры как и ожидалось. На стенах, маги и лучники венатори занимали позиции. Бойницы выступали вперёд, как каменные ласточкины гнёзда. Где-то там Тит Пулло орал на своих пехотинцев, возводящих баррикады в тех местах, где стена Амарантайна не была восстановлена после штурма, когда Красные Храмовники выбили королевскую армию из города. Они применили осадные машины и пробили стены, а теперь Варену это стало головной болью Варена. А ещё ворота, выбитые тараном… Там тоже возводили баррикаду из мешков, ящиков и обитых шипами щитов, вбивали колья и цепи. Ворота удерживали немногочисленные, но закалённые в боях красные рыцари, за них командующий обороной Амарантайна был спокоен. Тит и его солдаты должны были стоять насмерть на стенах и отступить за них, измотав армию, штурмующую город с суши, а большая часть магов была переброшена на бастионы, обращённые к морю. Маги и воины в белых одеждах и изысканно украшенных золотом доспехах, приготовились к бою. Среди них было немало бывших рабов – вольноотпущенников, но сам Варен и его побратим Тит были когда-то наёмниками, сражавшимися за Тевинтер на Сехероне. С ними в Амарантайн пришли ветераны сехеронской кампании, закалённые в боях с Кунари и теперь им предстояло отбить атаку ферелденской армии и их союзников из Неварры. 

- Продолжайте прощупывать их оборону, беспокоящий огонь, – бросил Люций через плечо и его приказ передали по цепи. Заработали установленные за стенами осадные машины, оставленные храмовниками. Они ещё не были откалиброваны, поэтому били наугад, в сторону противника и их снаряды не должны были причинить урона кораблям. Инженер на одной из башен сделал соответствующие заметки и передал их орудийной обслуге, следующий выстрел будет точнее. 

Тит Пулло поднялся на стену в окружении дюжины элитных бойцов с копьям и щитами. Королевская армия, разбившая осадный лагерь за стенами не спешила атаковать. Они разворачивали военные машины, подтягивали подкрепления. Тит различил знамёна нескольких баннов и синий стяг с серебряным грифоном. 

- Они не будут штурмовать стены, – констатировал Тит, доставая подзорную трубу, – они выжидают… 

Наёмник обернулся, когда в небе с другой стороны крепости разбился огненный шар. Пулло не видел этого, но слышал звук, а затем ударили крепостные орудия. 

-...атаки с моря, – закрнчил Тит, – интересно, что же задумал этот собачий король? Марней, отряды, отправленные в катакомбы уже вернулись? 

- Четверть часа назад, – отозвался один из гвардейцев-венатори, высокий мужчина с пышным белым плюмажем на рогатом шлеме, – мы замуровали ходы, ведущие в город, но подземелья оказались намного больше, чем нам сказали храмовники. Кроме того, они частично затоплены. 

- Природа сделала часть работы за нас.

- Едва ли. Я поставил там часовых, на случай, если собачники придумают как подобраться к нам из-под воды. Надёжные люди, они понимают важность своей задачи. 

Тит молча кивнул и вернулся к созерцанию королевской армии в подзорную трубу. 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Звук первого удара звучал оглушительно громко. И это несмотря на звенящий шум доспехов, шелест нервных переговоров и гул морских волн. Первый удар и был своего рода знаком для наземной части войск. Логично было предположить, что осадные орудия врага откалиброваны не были — у них не было ни времени, ни представления о том, откуда придёт первый удар. И, поскольку снаряд полетел явно не в сторону войск наземных, Алистер молча кивнул командующему артиллерией. Для него Амарантайн был отнюдь не первой крепостью, которую он осаждал.

Первый залп снарядов, посланных в сторону крепости, был необходим для пристрелки. Пускай командующий артиллерией своё дело знал, но требушеты требовали исключительной точности. В особенности нужно это было для свершения задуманного Алистером. Долбить стены Амарантайна камнями — тоже вариант, но стоило начать было с паники. Проклятье, эти фанатики ведь могут испытывать панику, верно? И даже если они вдруг надумали возвести над Амарантайном магический щит, вечно он не продержится. И потому, сразу после пристреливания и скорой калибровки, в ход пошли уже снаряды другого толка. Были зажигательные — чтобы поджечь всё, что можно, навести дыму и паники в стане противника. Были разрывные — сосуды, начинённые антиванским огнём и картечью. И, чего греха таить, были говённые — сосуды, начинённые не только взрывчаткой с картечью, но и различной дрянью вроде фекалий и гнилья, что практически должно было обеспечить заражение тем, кому «повезёт» попасть под удар. Классические простые каменные снаряды пока что стоило попридержать — вдруг действительно придётся долбить стены?

 

— Надеюсь, что этого хватит, — пробормотал Алистер себе под нос, — Если не выкосит их, то изрядно вымотает.

 

Тем временем, первый удар означал не только начало артиллерийской атаки. Среди моряков под началом банна Селбаха были и откровенные отморозки. Нет, речь шла не об их кровожадности и жестокости. Дело было в том, что им и предстояло погрузиться в холодную морскую воду, чтобы подобраться скрытно со стороны морских подходов. Это были наиболее закалённые во всех смыслах бойцы, которым нырять в холодную морскую воду всё же было не в новинку и оружие для которых было продолжением руки. Крепкие, мускулистые и в какой-то мере даже плотные ребята ещё перед боем разделись до пояса и тщательно вымазались гусиным жиром. Минимальная защита, понятное дело, но это куда лучше, чем после холодной воды бегать в мокрой одежде на холоду.

 

План был безумно, но гениально прост. После начала атаки несколько более лёгких кораблей, на которых и располагались отморозки-плавунцы, должны были подойти чуть ближе к берегу, пока остальные корабли вели обстрел с моря, отвлекая внимание на себя. Диверсанты должны были как можно более незаметно спрыгнуть с кораблей, прихватив с собой несколько шлюпок и, перевернув их, использовать их для сохранения запаса воздуха. И пройти по морскому дну оставшийся путь как можно быстрее, пока холодная морская вода не искалечила их тела. Мелкие корабли в это время должны были подойти совсем близко к берегу, чтобы высадилась оставшаяся часть моряков — опять же, для поддержания иллюзии и отвлечения внимания. И разведки, по возможности — их задачей в первую очередь было выжить, а не жертвовать собой.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Moureen Pentaghast

Заготовки мастера Луки – это, конечно, самая своеобразная часть из всего того, что с собой привезли неварранцы. Даже изобретение мастера Скопидома уступало заготовкам. Хотя в общем и целом это все, как и сама Морин, выглядело. Хм. Как бы это сказать. Очень по-неваррански.

 

При первом упоминании о сообщении от Короля Дочь Морей в первую очередь подумала, что там что-то, что касается боя – все же, дело было именно в сражении грядущем. Морин понимала, что Король Маркус не будет счастлив, если узнает, Морин понимала и то, что сейчас дома ее брат ведет войну шпионов для того, чтобы посыльные всяких умников не донесли на его сестру Королю, равно как и готовится в случае чего делать вид, что к похищению кораблей своей сестрой-упрямицей он отношения не имеет, все это было заранее оговорено. Идти против желаний Маркуса было опасно и сложно. Может, что-то изменилось в плане, поэтому записка? Тогда бы Селбах предупредил, а не рассказывал шутки своим морякам. Значит, ничего страшного не произошло? И правда ничего страшного, точки высадки на берегу и то, что Упокоитель уже обработал информацию и был готов к предстоящей высадке – это прекрасно. Но вот все остальное? Леди Пентагаст держит себя в руках, чтобы не приложить к лицу ладонь. Лука большой молодец, что прочел послание и сделал выводы, но некоторых вещей ему читать не было нужно. Морин выдыхает чуть более шумно, чем нужно, искренне убеждая себя, что речь идет про ванну для бальзамирования тела и его последующей подготовки для отправления в семейный Некрополь. От разговора на тему Короля, его записок, его приписок и “объединяющей вечности” Морин спасает начало сражения. И это будто переключает женщину в режим войны – чашечку с остатками чая она вышвыривает за борт. Не до чая уже.

 

- Про упокоение позже, Лука, – Морин хмурится, рефлекторно доставая из-за спины посох, голос ее становится резче, потому что бой есть бой, – Мастер Скопидом, берите людей, начинайте обстрел, как только мы выйдем на нужную вам дистанцию, выцеливайте их осадные орудия, – формари коротко кивнул в ответ и поспешил к своей установке, делая короткую отмашку части магов, тут же занимающих позиции у магических осадных орудий, следом отправились и несколько храмовников рыцаря-капитана, дабы обеспечить безопасность своих товарищей, – мэтр Лейри, обеспечьте нам защиту, – об этом можно было не просить, он уже знал свое дело, к сотворению защитных заклинаний присоединились оставшиеся маги, тут же возводя заново барьеры, – Капитан Санчез, выходите на линию баталии следом за Мак Энригами, дайте Возлюбленной и Губительнице крыло для маневра на левом борту, мы должны быть ближе к берегу, чтобы Императрица не тратила время во время Крюка, – Леди Пентагаст характерно, как всякий Пентагаст во время боя, поморщилась, после переходя на до такой степени драконий рявк, что напоминала отца до каждой черточки, – живее, кубриковы дети, вы не на адмиральском часу!

 

Между тем и другие корабли занимали позиции, Императрица держалась правого борта Морозницы, все еще готовая принять на себя отряд для высадки, ее роль в осадных действиях была куда меньше, равно как и корабельное вооружение, Губительница и Возлюбленная вышли вперед как наиболее легкие и быстрые из боевых кораблей, они куда живее вошли во построение ферелденских коллег, тогда как Плакальщица и Морозница с тяжелым скрипом под проворачиваемым рулями легли волны, врываясь в темные и холодные волны Недремлющего моря и с мрачной непреклонностью выходя на курс следом за Мак Энригами. Сама Морин заняла позицию ближе к носу корабля, бегло отправляя в сторону Амарантайна несколько ледяных снарядов, чтобы прощупать наличие магической завесы и ее силу. Не одними же осадными орудиями штурмовать – и если нужно будет истязать их магическую защиту, работы у магов будет больше.

 

Первый выстрел из магической установки звучит глухо, под умелыми руками формари она нацеливается еще до выхода для удара прочим вооружением, по коже от него идет колючее ощущение магии, но резкий рев пылающего магией ядра, летящего в сторону стен, звучит одновременно восхитительно и жутко.

 

Очень по-неваррански.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Дрожь, брызги, вспышки, рокот.
Энергия.
Лука ощущал всё происходящее, как и всегда, в две линии, идущие параллельно. Часть его сознания управляла телом, перемещаясь по борту корабля, подальше от неспокойных вод, поближе к Морин – отчаянная, хоть и не девчонка уже, кровь Пентагастов, драконья кровь, кровь Неварры клокотала в ней и толкала на безрассудство, с точки зрения некроманта. 
Другая часть сознания скользила в потоках энергии, маны, воспринимая отголоски, эхо от каждого действия, что происходило вокруг.
Он стал воронкой, к которой стекалась вся остаточная магия, что бушевала на море от магов Неварры и от атак чародеев венатори.
Тише, тише. Дыши ровно. Это еще не центр, еще не “око” бури. Ты лишь на одном из рукавов. Не давай себя перегрузить.
Его руки не делали сложных пассов, пальцы не складывали знаки, губы были лишь чуть приоткрыты, чтобы выдыхать. Это не было сложным колдовством, всего лишь акт концентрации, тест силы воли, упражнение для сознания.
Едва заметные аметистовые линии начали потихоньку закручиваться в сифон вокруг де ла Серено, становясь тем ярче и плотнее, чем яростнее взывала к буре льда и ветра Морин, чем мощнее щиты накладывали Лейри и Фредерик и Георг.
И, конечно, пушки формари. С каждым взрывом, с каждой вспышкой магии, мана дробилась, распылялась, текла в сторону ауры Упокоителя, насыщая его энергией и давя на его сознание всё сильнее и сильнее. 
Сердце начало биться чаще, дыхание становилось всё более и более частым. Тоненькие струйки пота начали стекать по лицу Луки, он стиснул зубы и шумно вдохнул морского воздуха носом.
- Морин! Ускорьтесь, или будете оттирать меня с досок! – со стоном прокричал морталитаси, забыв про церемонии и вздевая руки к небу, будто бы тяжесть собранной энергии начинала давить на него физически, как пресс сверху. Лука ухватился за Амину покрепче и начал выдавать простые заклинания на окружающих – элементарные щиты, что отвели пару стрел от матросов, укрепляющие чары для Пентагаст и корпуса магов, чтобы снять часть напряжения от быстрых очередей заклятий – всего лишь короткие импульсы, чтобы разгрузить огромный объём магии, и при этом не вызвать реакцию, которая приведёт к его слишком ранней встрече с Создателем.
Он должен был удерживать концентрацию и держаться до нужного момента, до сигнала Дочери Морей.
Краем глаза Лука увидел, как “Императрица” начала сближение.
Критическая точка почти достигнута.
Они почти достигли “ока бури”.
А потом для осажденных в Амарантайне наступит рассвет сразу со всех сторон. 

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Магические атаки с кораблей Неварры разбились о магический барьер, возведённый Венатори. Однако, несмотря на то, что основная сила боевых заклинаний была остановлена барьером, ледяные осколки всё-таки посекли защитников на стенах, пусть не убивая, но раня колдунов, поддерживающих магическую защиту. Изумрудный барьер задрожал, местами ослабевая и именно в эти слабые места ударили орудия кораблей Пентагаст. Второй залп пришёлся по слабо защищённым магией укреплениям и защитникам на них пришлось отступить, оттаскивая раненых и немногочисленных убитых. Ответный огонь повредил несколько ферелденских кораблей, но суда Мак Эрингов пусть и выглядели неказисто, были крепкими и практичными. С них уже высаживались боевые пловцы, под прикрытием союзных кораблей, они должны были пробраться в осаждённую крепость по стокам, ведущим в море. В этом отряде были как моряки банна Мак Эринга, так и ветераны штурма Западного Холма, в том числе несколько хасиндов из отряда Ульфа Гадюки. Король полагался на их опыт и ожидал повторения блестящей операции по захвату крепости, пусть сейчас им противостоял не уставший и обескровленный гарнизон на половину состоящий из предателей и перебежчиков, да и укрепления Амарантайна были намного серьёзнее, чем в Западном Холме. Поэтому и отряд, спустившийся под воду, был больше, чем группа Ульфа. Три десятка отборных бойцов, настоящих отморозков, вооружённых саблями и метательными ножами, пока что запакованных в водостойкие кожаные футляры за спинами бойцов. Там же было и стрелковое оружие – дротики, арбалеты, гранаты с антиванским огнём и королевские говно-бомбы. Последние пришлись особенно по душе хасиндам, добавившим туда ещё козлиную выжимку, делавшую вонь в месте разрыва снаряда невыносимой. 

 

Порт Амарантайна был его слабым местом. Он был открыт с моря и если союзники начнут там высадку, от стен будет немного толку. Венатори возвели баррикады, ощетинились кольями и лёгкими орудиями – катапультами, скорпионами и боевыми группами магов, готовых обрушить на высадившихся моряков и солдат свои смертоносные заклинания. Но пока что ответный огонь из крепости не мог причинить урон и тем более остановить флот союзников, в рукаве у Варена и Пулло оставался другой козырь. Капитан Санчез обратил внимание на две симметрично расположенные каменные башни – друг напротив друга, от которых в воду тянулись тяжёлые цепные звенья. Капитан немедленно доложил об этом Морин. Подъёмных механизмов снаружи видно не было, поэтому прежде чем высаживатья в порту, предстояло захватить эти башни, но на них так же были пусть небольшие, но боеспособные и крепко окопавшиеся гарнизоны которые приготовились встретить врага градом арбалетных болтов и заклинаний, когда они подберутся ближе. Конечно, можно было проигнорировать предостережение капитана и продолжить движение к порту – транспортные корабли под прикрытием боевых неваррских судов могли встать на якорь в двухстах-трёхстах метрах от порта, а дальше десанту предстояло проделать остаток пути на лодках, под огнём защитников. Десятки воинов погибнут, может быть сотни… И тем не менее, ферелденские солдаты и их союзники из Неварры спокойно грузились по обитым щитами лодкам, складывая туда дополнительные боеприпасы и целебные зелья. Дрожащий барьер постепенно выровнился и восстановился. Венатори-маги сменили своих раненых товарищей и третий залп с кораблей был остановлен магической защитой. В прочем, она тоже не могла держаться вечно.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пристрельный залп, ожидаемо, цели не достиг. Точнее, цель эта была укрыта магическим барьером. С какого демона иначе снаряды будут рассыпаться в воздухе, не задевая обитателей крепости? Ожидаемо и… ничего, на самом деле, с этим толком не поделать. В распоряжении Алистера не было такого количества магов и храмовников, чтобы щит рассеять. Однако даже магия не была всесильна. Даже она не сможет вечно спасать засевших в Амарантайне венатори от града снарядов. Тейрин позволил себе едва заметно улыбнуться — не без злорадства он представлял, как потеют вражеские чародеи в попытке поддержать защиту. Ведь каждый снаряд постепенно подтачивал барьер, заставляя магов отдавать больше сил. Но как только водолазы проберутся в крепость… скажем так, с перерезанной глоткой особо не поколдуешь.

 

— Пристрелка завершена? — будничным тоном поинтересовался Алистер к подошедшему командиру артиллерии, слегка повернув к нему голову.

 

— Да, Ваше Величество. Орудия откалиброваны, и мы готовы начать полноценный обстрел по вашему приказу.

 

Когда, как не сейчас? Конечно, Алистер не мог видеть данный с кораблей леди Пентагаст залп. Однако, во мраке не столь зелёных туч он мог видеть прошедшую по барьеру рябь. И судя по тому, что в это мгновение требушеты должны были готовить к полноценной артподготовке, дело было явно не в них. Значит, водолазы уже должны были отправиться в путь…

 

— Начинайте, командир.

 

Начало артобстрела подразумевало ещё и то, что остальная часть войска короля должна была выдвигаться. Конница здесь была бесполезна, в отличие от пехоты различной степени оснащённости, а также стрелков. Было под командованием короля и некоторое количество магов. Но, если сравнивать с тем, сколько носителей смертоносного дара было у противника, можно и вовсе сказать, что в войске короля чародеев не было. Так, лишь несколько, кто готов был идти в бой. И, насколько Алистер знал, среди этих храбрецов не было Ирис, хвала Создателю. Подвергать столь близкого человека опасности для короля было недопустимой роскошью. Она была далеко и, если Создатель смилостивится, в безопасности.

 

Сам Алистер держаться в стороне от боя не собирался. Оставив артиллерию вместе с достаточным количеством бойцов для охраны, Его Величество, уже давно облачённый в броню, водрузил на голову шлем. Услужливый оруженосец быстро подал ему щит и меч. Тейрин предпочитал не выделяться среди бойцов — его доспех пусть и отличался хорошей работой и более качественными материалами, но если не знать, кто под шлемом, можно и не узнать короля. А может, просто у него рожа была уж слишком простецкая и вовсе не веяло от неё голубой кровью.

 

Краткое затишье перед бурей, последние приготовления перед артподготовкой. Алистер понимал, что у него осталось всего пару мгновений покоя. Он закрыл глаза и глубоко втянул носом промёрзший воздух, отдававший солью моря. Забавно, как спокойно сейчас было. Замершее войско не издавало ни звука, за исключением кратких перешёптываний и бряцанья сочленений доспехов. Можно подумать, что и не на осаду вовсе собирались…

 

А, вот. Где-то над головой разнёсся хриплый вопль — «защитное построение!» И бойцы выставили вперёд щиты. Алистер нервно облизнул губы, чувствуя приятный и столь знакомый прилив адреналина. Невольно вспоминалась битва за Денерим, когда чёрная кровь порождений тьмы лилась рекой. Когда жаркое зарево над городом смотрелось так же спокойно… и странно естественно. Помнится тогда молодой король даже зазевался на мгновение. Одному Создателю известно, как он тогда не погиб, засмотревшись.

 

Но теперь противником были не порождения тьмы. Не тупые создания, ведомые единым разумом Архидемона в порыве первородной уничтожительной ярости. Нет. Теперь это были люди. И они будут отбиваться яростно…

 

Над головой пролетел один снаряд. Второй, третий… Требушеты, скрежеща, плевались ими, а войско короля двинулось к Амарантайну под этим огненным дождём, укрываясь щитами. Ведь эти ублюдки-венатори захотят высунуться наверняка. Захотят ведь напасть на то, что всё же могут повредить — требушеты слишком далеко для них. На тот случай, среди бойцов было достаточно лучников и арбалетчиков.

 

Только мабари не было. Может, и зря.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Сигнал с берега! Король Алистер двинулся в наступление! – прокричал кто-то сквозь рёв магических снарядов пушек формари. Лука уловил рядом с собой чью-то тень, затем кто-то мягко взял его за запястье. Сквозь предельную концентрацию де ла Серено смог уловить, как тонкий ручеёк чистой энергии начал стягиваться к неизвестному, облегчая ему ношу. Морталитаси проморгался и посмотрел на неожиданного помощника – им оказался мэтр Лейри, чьё лицо на половину залило кровью.
- Начну обновлять барьеры, а там и себя подлечу. Дан сигнал от ферелденцев – король начал атаку на город. Вам пора! – раненный маг отпустил Луку, после чего начал рисовать в воздухе руны барьера Уртемиэля. Переливаясь всеми цветами радуги, будто огромный мыльный пузырь, напитанный энергией, барьер укрыл Морозницу и  подошедшую почти вплотную Императрицу.
Лука кивнул с благодарностью, с облегчением отметив, что пока всё идёт по плану. В резерве у него еще оставалось достаточно собранной маны, и сбросив излишек так вовремя, он снова смог контролировать тело.
- Леди Пентагаст! 
Морин уже не было видно – на шаг впереди, она руководила перебросом отрядов для прорыва. Лука перехватил Амину покрепче и посмотрел на бушующее от магии и непогоды море – и он должен перебрать через это на Императрицу?
- Пускай впереди меня только тьма, но Создатель направит меня... – тихо прошептал маг, ухватившись покрепче за канат и прыгнув. На борту Императрицы его поймали пара мощных парней, одобрительно хохотнув и с силой хлопнув по спине.
- Леди Морин дала распоряжение начинать. Команда готова, корабль полностью загружен. 
- Груз...?
- В безопасности и закреплён, господин маг. Леди Морин дала строгий наказ следить за состоянием печатей. 
- Ох, Андрасте милосердная...скажите команде собрать всё к броску. 
Послышался зычный клич Морин, матросы споро начали готовить шлюпки. Лука взглядом отыскал Дочь Морей – неугомонная опять встала на нос, короткими импульсами и ледяными гроздьями осыпая приближающийся берег – их встречали, как и предполагали разведчики короля Алистера. Но враги явно не ждали того безрассудства, которая запланировала Морин…
- 25 узлов, господин! Идём вдоль!

 – Как только дадим сигнал – возвращайтесь к Морознице! Капитан Санчез возьмёт на себе командование.
- Так точно!

Лука краем глаза заметил, как упомянутый груз – “неизбывное очарование Неварры”, как любит говорить Лукреция, начали переносить на шлюпку. Де ла Серено сразу подбежал к массивному сундуку шириной в два метра и двумя пасами укрепил сдерживающие чары – ни к чему сейчас им локальная катастрофа. 
Содержимое сундука было причиной, по которой Лука в принципе участвовал в этом предприятии, предполагалось, что оно же станет залогом успешного прорыва неваррийцев. 

- Вперёд! – крикнул Лука, как только штурмовая команда полностью погрузилась. Тройка небольших ладьей двинулась к маленькой бухте. Лука использовал еще толику собранной энергии и выставил вперёд мерцающий щит – перехватив десяток стрел от защитников-венатори.
- За Неварру! Во славу Дочери Морей! – воздев к небу Амину, прокричал де ла Серено, едва они приблизились к берегу.
- Очистить берег! Райк, Авеленцо – спустить груз! И пошлите сигнал союзным войскам – они должны быть готовы к манёвру, как только мы прорвёмся через баррикады венатори! – Лука двумя короткими пасами расширил щит по ширине высадки, как только занялся бой, и посмотрел на небо, которое рассекали снаряды требушетов ферелденской армии.
- Морин, мне нужна площадка для ритуала и немного времени, – морталитаси приблизился к сундуку под прикрытием щита и начал водить по нему ладонями – с треском и вспышками завесного огня с хранилища начали спадать сдерживающие и защитные печати.
Над Амарантайном начала сгущаться тень, протянувшаяся через всё море – Смерть готовилась начать свою пляску.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Цитата

Описанные в посте заявки и реакции на них согласованы в ЛС администрации. 

 

Гарнизоны амарантайнских башен открыли огонь из огненных скорпионов, к ним подключились маги в белых, вышитых золотом одеждах. Пламя отражалось от масок, закрывающих их лица, когда на флот союзников обрушилось инферно. Расчёты корабельных орудий ответили им, а солдаты на палубах подняли щиты, прикрывая лучников. Магов у венатори было, безусловно, больше, но что толку от колдовских способностей, если ты падаешь вниз с башни, утыканный стрелами, как ёж, поэтому огонь на подавление по защитникам башен был верным решением неварранских капитанов, в то время как корабли банна Мак Энрига с десантом ферелденских солдат, шли напролом, игнорируя все попытки задержать и тем более остановить их. Некоторые из солдат, ожидавших высадки в порту, сами были родом из этих земель и им не терпелось отбить свой город. В дыму защитники Амарантайна казались хаотично мечущимеся из стороны в сторону тенями, призраками, но стрелы и заклинания, что они обрушили на корабли Штормового Берега, были настоящими. Союзники понесли первые потери, когда корабль “Копьё Дейна” вспыхнул от разорвавшихся на палубе огненных шаров. Он вышел за границу защитного барьера неварранских магов и несколько десятков солдат и моряков Ферелдена заживо сгорели в колдовском пламени. Немногих, успевших покинуть палубу добивали стрелки с башен, оказавшихся по флангам флота Штормового Берега и пока их ещё не взяли штурмом союзники, стрелки-венатори выбирали цели в воде и добивали тех, кому удалось выбраться из охватившего корабль огня. Сильно повреждённый “Вестник Шторма” остановился с перебитой мачтой и развороченной камнем из требушета левой гребной палубой (щепками и обломками вёсел посекло и часть гребцов с противоположной стороны, а так же нескольких солдат) и принялся высаживать десант в шлюпках. Похожие на плавающие гробы с вёслами, эти неказистые, но прочные лодки, должны были доставить солдат на берег. Моряки храбро защищали свой корабль, под огнём защитников башен и порта пока последний способный держать меч боец не загрузился в десантную лодку после чего покинули корабль, перебравшись на палубу подоспевшему на выручку кораблю неварранцев. Остальные суда Мак Энригов продолжали неумолимо приближаться к берегу, огрызаясь выстрелами из скорпионов и мангонелей. 

 

Тем временем, корабли союзников блокировали обе башни и высадили небольшой десант для их захвата. Теперь неварранцам пришлось догонять своих обезумевших от близости боя товарищей, чтобы прикрыть их барьерами и в конце концов присоединиться к высадке десанта на берег. Бой за сторожевые башни был коротким, но ожесточённым и несмотря на то, что атакующие заплатили за их захват жизнями многих храбрецов, эта опасность была устранена. Цепи, перекрывающие порт не поднимутся за спиной у союзников и не разрежут флот на две части. И вот уже со всех оставшихся кораблей началась высадка, когда за спиной у защитников порта раздались взрывы и пламя снова охватило Амарантайн. Алистер обрушил на укрепления всю мощь своих машин войны, что вызвало замешательство, а местами панику у воинов, оборонявших порт. Ненадолго но этого было достаточно, чтобы десант преодолел самые опасные участки порта. Да, они всё равно попали под перекрёстный огонь и понесли потери, но не захлебнулись кровью, а обозлились и когда гремя цепями откинулись деревянные рампы десантных лодок, солдаты Ферелдена бросились в бой. Стрелы спыались на них нестройными залпами, воины поднимали щиты, а с кораблей их прикрывали моряки и орудия, открывшие заградительный огонь, не дававший высунуться вражеским стрелкам. 

 

- Стена щитов! – прогремело над строем ферелденцев, солдаты построились в линию и образовали стену щитов, которая неумолимо надвигалась на баррикады. Под магическим барьером, стена щитов была практически непробиваема. На кораблях били барабаны, небо рассекали огненные хвосты снарядов из катапульт и требущетов. Обстрел королевской армии нанёс серьёзный урон как самим защитникам, так и их боевому духу. Люций Варен принял решение перебросить своих людей в порт и лично возглавить оборону на этом участке, таким образом, Тит Пула и его ветераны, а так же красные храмовники остались единственными защитниками, готовыми встретить армию короля Алистера, если он пойдёт на штурм.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Впереди ждал долгий путь до стен. Долгий не столько потому, что до них было действительно далеко, сколько из-за поджидавшей опасности. Защитное построение и стрельба из катапульт призваны были сохранить жизни наступавших, но… Стоило взглянуть правде в глаза: потери были неизбежны так или иначе. Даже при наличии магов, которых Алистер приютил под крылом своей армии — ведь их силы были не безграничны, а влияние Бреши оставалось весьма реальным.

 

Грохот доспехов шедших подле короля солдат сливался в единую какофонию, звучавшую удивительно стройно. И с каждым мгновением набиравшей скорость, ведь расстояние надо было преодолеть как можно скорее. Переходить на полный бег армия, сохраняя защитное построение, попросту не могла. Оставалось лишь быстро-быстро идти на полусогнутых, прикрываясь по возможности щитами. Стоило признать, что это выглядело от части даже забавно, хотя Алистер уже с толикой ужаса представлял боль завтра. Если оно будет, это самое завтра.

 

Разделяй и властвуй, как говорят мудрецы. Если план сработает, нынешним обитателям Амарантайна придётся разделить силы, чтобы сдержать нападение как с моря, так и с суши. Это, конечно, в любом случае была здравая тактика — не пускать же врага себе в тыл, пока пытаешься другого добить. Но в то же время это играло на руку нападающим — меньше врагов, меньше сопротивление. Мак Энриг со своими отморозками наверняка даст жару венатори. Чего-чего, а в старом пирате бастард Мэрика не сомневался. Он и сам его побаивался, ну так, самую малость — таких людей стоило в друзьях держать, а не врагами делать. Даже сейчас бравые моряки-берсерки Мак Энрига пробирались к цели. Холодные, полуголые, — ведь одежда и броня лишь помешали бы им сейчас, — злые… и радостно готовые убивать.

Нет, на морском фронте Тейрина больше заботили неварранцы. Не то чтобы он сомневался в эффективности их тактики… мало ли, вдруг они там нежить поднимать начнут. Нежить ведь не устаёт, нежить сражается без передыха и не знает боли. Нет, опасался он скорее за то, что корабли зачастую хорошо горят, а море в этот день не шибко спокойным было.

 

Как и в случае с наземными силами, потери на море были неминуемы. И Алистер молил Создателя, чтобы они были меньшими. Ледяные воды не прощают ошибок, они проглатывают с головой. Впрочем, как и всё в треклятой жизни этого проклятого мира.

 

И вот оно, первое испытание на ошибки: пехота наконец-то вошла в радиус поражения бойцов на стенах Амарантайна. Приглушённый шлемом свист стрел и болтов над головой говорил о начале характерного «обмена» между воюющими сторонами. Стоило поторопиться — такими темпами и огненный шар в лицо прилетит. И если у Алистера ещё была какая-то защита от магии и опыт разборок с магами, то большинство солдат в его армии не могли похвастаться подобной роскошью. Истинных храмовников, не подсевших на красный лириум, было ничтожно мало и, насколько Его Величество знал, были они по большей части в Инквизиции. Возможно, стоило дождаться их помощи...? Но уже поздно.

 

Как и опасался король, в скором времени раздался характерный грохот огня. Нет, это был не залп катапульт, хотя те стреляли без перерыва, заставляя поддерживавших защиту города колдунов венатори поднапрячься и жечь силы. Пускай-пускай, штурмовать же легче будет. Алистер лишь молился, что удар огня пришёлся на сегмент пехоты, где всё же был маг. Хотя бы один, Создатель его дери! Вовремя поставленный магический барьер мог бы спасти жизни. И уж лучше хотя бы часть — треть, четверть, пятая часть, — чем никого вовсе. Но проверять времени не было. Пехота была достаточно близко.

 

ЛЕСТНИЦЫ! — громогласно прорычал голос командующего.

 

Ферелденцы неплохо подготовились: имели при себе тяжёлые штурмовые лестницы, верхняя часть которых была окована железом для пущей крепости. Пусть и были они не особо удобны в перемещении, но и оттолкнуть их было не так уж и просто. Плюс ко всему, при столкновении со стеной от силы толчка опускался тяжёлый стальной захват с крюками. Пока такой открепишь, штурмующие добраться успеют наверняка. Проблема была лишь в одном: время. Нужно было поднять лестницу к стене, подняться уже по ней самой. И это было время, когда штурмующие были наиболее уязвимы. Но… для этого и велась стрельба из требушетов. Для этого же были и лучники с арбалетчиками. Сейчас был их момент показать себя: под защитой пехотинцев, они должны были обстреливать всех, кто дерзнёт высунуть нос за бойницы.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- ГОСПОЖА!

Криков над полем боя было более чем достаточно. И всё же, именно этот крик звучал для Луки чётко. И жутко. В голосе кричавшего были неизбывные ужас и горечь, которые могли испытывать лишь те, чьё сердце разбили. 
- Леди Морин! Госпожа! – Авеленцо продолжал кричать, держа на руках тело чародейки, опалённое огнём. Юноша был одним из её адъютантов. Еще один поклонник.
Он внутри сражения. Битва не на жизнь, а на смерть, против еритиков и безумцев. О, Андрасте милосердная, почему же ты продолжаешь усложнять сей путь? Мимо лица некроманта просвистела стрела – его собственный щит выиграл ему эти несколько сантиметров.
Что ты творишь, Лука, дорогой?
Голос Лукреции звучал, как всегда, мягко, но теперь в этой мягкости скользили нотки раздражения.
Твоя жизнь на волоске, а ты отвлекаешься на крики? Крики, Лука. Ты разочаровываешь меня.
Морин...Леди Пентагаст…
Его барьер задрожал от напряжения – в бой вступили маги венатори, начав наносить точечные мистические удары.
Морин
Его взгляд упал на сундук – печати всё еще тлели, но защита уже начинала спадать. Да и удерживать такое количество собранной энергии долго он всё равно не сможет.
- Приди в себя, идиот! Она дышит!
О, эта сталь. Фредерик пытается копировать манеру командования своей наставницы? Лука внутренне зааплодировал преподавательским навыкам Морин – её ученики явно не теряли голову так быстро, как обычные штатские помощники. 
- Перегруппироваться! Мы защитим Дочь Морей! – Лука перехватил свой посох левой рукой, правой начав вырисовывать колдовской рисунок. В ответ на это на него полетел град магических снарядов и зачарованных стрел – хватит ли сил барьера?
Его поддержали ферелденские вояки – словно одержимые духами, они бросились в контратаку, переключая внимание сил венатори на себя.  Часть из них пала на песок берега и больше не встала. 
Лука сложил пальцы в последний пас, завершая заклинание как раз в тот момент, когда защитная пелена барьера с треском разорвалась. Рой виспов взвился в воздух над позициями венатори, и одна за другой маленькие сферы света начали взрываться каскадом ярких огней, ослепляя защитников Амарантайна и не давая лучникам и магам прицелиться.
- Возвращаться в море сейчас опасно – наши корабли под тяжелым огнём. Позаботьтесь о леди Пентагаст и закрепитесь на этом берегу – нам потребуется плацдарм для отхода при любом раскладе, – де ла Серено провёл рукой над лицом Морин, накладывая лёгкие целительные чары. Чародейка была еще крепче, чем он думал – попав под прямой удар огненной стрелы в грудь, она успела защититься, но пламя сожгло весь воздух вокруг, вызвав обморок. 
- Мэтр, как мы пробьёмся? Ферелденцы заняли башни, но у подходов к туннелям и стенам без серьёзного штурма нам не подобраться. Хватит сил? – Фредерик старался держать тот же тон сурового командира, но при общении с некромантом, во взгляде которого плясали жутковатые аметистовые огоньки, это удавалось с трудом. Упокоитель вновь посмотрел на привезённый из Неварры сундук, после прикрыл глаза, отдаваясь своему дару в полной мере.
Он ощущал, как берег плылал – духи и потоки энергии Тени уже свободно текли из-за Завесы, кровь, смерть и эмоции бойцов распахивали врата в мир, откуда дули ветра бездны, зовя Луку взглянуть на мириады звёзд.
Но де ла Серено знал, что там нет звёзд на небе. Там попросту не было неба. И все те огни, что он увидит, протянут руки к нему, чтобы забрать его. 
- Нам не нужен штурм.
- Мэтр?
- Леди Пентагаст знала, что так будет. Это не первая её осада крепости у моря. Защитникам придётся разделиться. Нам нужно стать той проблемой, которая не позволит им концентрировать все силы на войске короле Алистере, – Лука говорил тихо и глухо, будто бы трансе, вновь глядя на сундук. В сторону их позиций снова полетели снаряды и пульсары – эффект действия вспышек виспов закончился.
- Фредерик, – морталитаси положил обе ладони на крышку сундука, в то время как ученик Морин начал заново возводить и укреплять барьеры. – Здесь я полностью полагаюсь на тебя. Береги нашу госпожу.
- Где будете вы, мэтр де ла Серено?
Крышка сундука с гулом откинулась, и Лука посмотрел на содержимое. Труп был всё в таком же чудесном состоянии, как и пять лет назад, когда он только был забальзамирован. Казалось, покойный был похоронен лишь несколько дней назад – даже слой специальных порошков от насекомых и грызунов не сошёл полностью. 
- Я буду танцевать.
Danse macabre – так на орлейский манер называла Лукреция то, что делали Жнец и Упокоитель их Ордена на протяжении веков. Пляска смерти. И его партия была ведущей. Мёртвые всегда, всегда шли за Упокоителями. 
Лука с нежностью провёл по лицу мёртвого юноши в сундуке и прошептал, ощутив биение духа внутри тела:
- Здравствуй, Каспар.

”Вечное служение”. Это не нечто пафосное и напыщенное в рамках философии морталитаси, в этом отношении некроманты подходят весьма буквально к своим обетам. Обычные слуги становятся частью огромной массы бормочущих духов-наблюдателей, послушники превращаются в Хранителей печатей, что охраняют захоронения и некрополи. Ну а адепты и жрецы навсегда отдают свои тела, чтобы в трудный час снова помочь родине в виде различных сущностей. 
Когда-нибудь и тело Луки после его встречи с Создателем предстоит пополнить ряды хора Сумерек – огромной симфонии теней ушедших, что поют во славу Неварры и всех под светом Создателя.
А сейчас же ему предстоит позвать то, что выбрало сосудом тело его дорогого Каспара.

- На границе ночи, во славу жизни, зову я тебя, – шёпот Луки перешёл в быстрый речитатив, руки его покоились теперь на одеждах трупа в сундуке, а собранная ранее энергия мощными волнами перетекала в мёртвую плоть. Завеса начала дрожать и искажаться, и почуяв это, де ла Серено встал в полный рост и принялся с помощью Амины рисовать в воздухе сложные геометрические фигуры, каждую из который он подкреплял импульсом энергии.
Ритуал начался, и назад дороги уже не было. Эту пляску он должен был довести до конца.

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

План атакующих начал приносить свои плоды, когда венатори были вынуждены перебросить боеспособные соединения со стен к пристани. Они расценили флот как более серьёзную угрозу, чем ферелденская армия, численность которой защитники города за неимением точных данных разведки не могли знать наверняка. Когда вся масса пехоты, скрытая до нужного часа, пришла в движение, Тит Пула осознал эту ошибку, но было уже слишком поздно. Он отправил гонца к Варену с требованием вернуть на стены хотя бы стрелков, но во-первых, на город продолжали сыпаться снаряды и стрелы, что делало перемещение по его улицам делом опасным и трудным, а во-вторых, эти самые лучники прям сейчас пригибались и прятались за баррикадами, отходя от действия заклинания Луки де Селено. А когда на защитников порта набросились боевые пловцы Мак Энгригов… Им стало не до призывов Тита на защиту стен. Отвлекающий манёвр сработал безупречно, а захват башен сильно ударил по боевому духу солдат-венатори. Теперь некому было поднять цепь и захлопнуть ловушку, а союзники могли бы перебрасывать свежие силы по морю практически безнаказанно… Если бы они были. Но этого оборонявшиеся не знали и знать не могли, а потому ожидали высадку намного большего войска, чем на самом деле, а потому первые ступившие на берег Амарантайна солдаты банна Мак Энрига умылись кровью. От полного истребления высадившихся спасла только отчаянная, практически самоубийственная атака диверсантов, голые или практически голые бойцы, вооружённые топорами, молотами и другим тяжёлым оружием, вызвали настоящую панику и выиграли несколько кровавых минут как для товарищей из войска банна, так и для неварранцев, творивших своё колдовство. Не считая нескольких стрел, просвистевших мимо Луки, его ритуалу ничто не мешало. Звон мечей и крики на берегу становились громче. Один за другим, десантные корабли высаживали солдат, которые бросались в бой на превосходящие силы венатори. Луций Варен и его элитные воины в серебряных масках, отбросили нападавших и перешли в контратаку, оттесняя ферелденцев к берегу. 

 

Тем временем, армия короля Алистера с незначительными потерями добралась до стен города. В распоряжении Тита Пулы не было достаточного количества лучников, чтобы остановить нахлынувший на стены прилив стали, плоти и злобы. Над головами солдат развевались знамёна Тейринов, Кусландов, Герринов, десятков баннов, верных своему королю. Воины со всего Ферелдена сейчас штурмовали стены Амарантайна, а в едва отремонтированные ворота снова бил таран. Вот только по ту сторону на этот раз стояла не потрёпанная и уставшая стража и остатки гваренского войска, но закованные в тяжёлую броню, фанатичные рыцари из падшего ордена под красным знаменем своего нового бога. Они подняли щиты, чтобы остановить град летящих щепок, когда ворота были пробиты. Смертоносный ливень стрел  так же не причинил защитникам ощутимого вреда, но если за барбакан бились красные храмовники, то на стенах ветеранам Тита Пулы приходилось постепенно уступать, щаг за шагом, а через бойницы перебирались всё новые и новые ферелденцы. Понимая, что стены не удержать, Тит Пула оставил небольшой арьергард из фанатично преданных своему делу венатори и повёл остатки своего сехеронского войска вниз, надеясь навязать противнику городской бой. Однако, смертельный удар пришёл от туда, от куда его не ждали. Разъярённая толпа вооружённая вилами, топорами, рогатинами и дедовскими мечами, атаковала из каждого дома, на каждой улице и венатори пришлось отбиваться со всех сторон от мужчин, женщин, стариков и детей сурового и воинственного ферелденского народа. Из окон домов и мастерских били арбалетчики, улицы перекрыли повозки, на которых собрались горожане и не давали пройти. Тит надеялся, что у его товарищей в порту дела шли получше и какое-то время это действительно было так. С тяжёлым сердцем, Тит Пула отдал приказ боевым магам расчистить путь. Он был воином, а не мясником, но иного выхода не оставалось. Заклинания обрушились на незащищённых доспехами жителей Амарантайна и проделали кровавую просеку в их нестройных рядах. Люди горели, в них били молнии, они превращались в ледяные статуи, падали на залитую кровью улицу, зажимая кровоточащие глаза и уши. Солдаты венатори, озлобленные потерями, добивали тех, до кого могли дотянуться. Перед Титом встал непростой выбор – пробиваться к Красным Храмовникам и удержать барбакан, а так же прилегающую к нему площадь до возвращения Варена, или идти к союзникам в порту, в надежде общими силами остановить атакующих...

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пока что бой шёл в пользу ферелденцев, насколько Алистер мог судить. Потери были неизбежны, с этой константой войны король давно уж смирился. Но их незначительность давала неплохую надежду на то, что эскалада будет успешной. Выстрелы со стен настойчиво стучали по стальным щитам первых пехотинцев, решивших подняться по штурмовым лестницам, но… их было откровенно мало. И замечая это, Алистер лихорадочно пытался сообразить.

 

Неужели у венатори так мало стрелков? Эскалада, насколько королю было известно, всегда была делом рисковым — в особенности, потому что поднимающиеся имели меньше возможностей защититься. Тут угрозу представляли не только выстрелы из арбалетов и луков: горящее масло, дерьмо и заклинания могли нанести и куда больший вред. Могли и вовсе лестницу уничтожить, отрезая путь. А тут как-то всё было относительно легко, в особенности если сравнивать с той мясорубкой, что была лет десять тому назад в Денериме во время Мора. Может, большая часть войска не здесь? Они не могли не заметить корабли с моря. Возможно, ожидали, что более сильный удар последует как раз оттуда.

 

Была, конечно, и другая вероятность, основанная на информации о союзе Аноры с врагом. Проводить разведку в этих землях было не так уж и просто, а значит, информация о силах врага в любом случае была не полной. Не было никакой гарантии, что сейчас другая часть армии не заходила за спину войску Алистера. Или располагалась уже в совершенно другом месте. В Денериме, например. Или снова в Редклиффе, что тоже имело смысл. Почему же Алистер задавался таким вопросом? Как минимум потому, что в прошлый раз пойдя против венатори его армия получила на орехи и вынуждена была отступать. И пускай раньше войско, с которым отправился король, было меньше, врагов тоже было не сильно больше. Впрочем, никто же не говорил, что всё будет просто, верно?

 

Наконец, Алистер оказался на стенах, присоединяясь к своим солдатам с захватчиками Амарантайна. Обдумаю это уже потом. Не хотелось бы пропустить огненный шар в лицо. Вместе с частью бойцов он направился на захват верхней части барбакана, где должны были быть механизмы для открытия ворот и поднятия решётки. Ведь какой смысл выносить тараном ворота, чтобы потом попасть в западню? Логичным решением было бы перебить находившуюся внутри стражу (которая, скорее всего, была не столь уж многочисленна, ибо смысл туда пихать много народу) и вывести механизм из строя. Починить всегда можно, а прямо во время боя полезней ворота иметь открытыми.

 

Тем временем, остальная часть забиравшейся на стены пехоты продолжала методично расчищать путь для арбалетчиков. Они прекрасно видели, что творилось на улицах захваченного города. Знали, что долг каждого солдата — защищать гражданских. Но в то же время понимали, что вступать в городской бой с поджидавшими их силами есть чистое самоубийство. Потому что попросту не успеют добраться вовремя, чтобы защитить всех оставшихся по своей ли или по чужой воле жителей. Потому что те из них, кто погибнут, так или иначе подточат силы венатори. Для начала стоило как минимум расчистить путь, а также найти магов, чтобы лишить врага магического щита. Сомнительно, что к тому времени останется хоть кто-то из гражданских… но за каждого погибшего невинного ферелденские солдаты готовы были взять с венатори должок вдвое или даже втрое больше.

 

Впрочем, некоторую помощь бойцы всё же могли оказать. Под непрекращающийся грохот артиллерии забравшиеся на стены арбалетчики и лучники короля Алистера принялись за свободный отстрел противника, укрываясь за внутренним бортиком крепостной стены, чтобы максимально защититься от вероятной ответной атаки. И не важно, были ли ублюдки на стенах или на улице города, главное — в зоне досягаемости стрелкового оружия.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Like 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лука смотрел на лицо тела Каспара, буквально сияющего синевой и аметистом от вложенной в него энергии, и едва сдерживал нахлынувшие на него воспоминания. Глаза, губы, кожа – все дышало в нём жизнью, ритуал и собранная энергия напитали некогда забальзамированный труп так, что на на перекрестье сумерек битвы, накрывших берег у подступов к Амарантайну не было до конца ясно, кто из них был живее.
- Каспар.
Дрожание век, короткий взгляд в его сторону. Де ла Серено не сдержал печального выдоха, когда невидящий взгляд равнодушно скользнул по нему, а после кивнул сам себе и своим мыслям.
Его здесь нет. Ты сам его упокоил. И теперь позвал на чужой земле, на службу к чужому королю, за чужой народ.
Но так и должно быть. В том и был смысл его стези. Мёртвые должны были защищать всех живых, не важно, где и когда. Политку можно оставить Лукреции и леди Пентагаст. 
Он же должен просто хранить мир живых и покой мёртвых.

Рывок ферелденцев выиграл ему лишь малую передышку, нападение сил Мак Энрига и корпуса неварранцев захлебнулось, когда венатори смогли перегруппироваться и клином выбить их с укрытий. Чародейская сила магов и клинки опытных воинов Тевинтера уверенно выводили сражение в стабильное противостояние, подставляя под огромный риск десантные войска и не давая им двинуться на более выгодные позиции.
- Мэтр!- крик Фредерика напомнил ему, что времени и возможностей что-то сделать всё меньше. Упокоитель смотрел на баррикады и силы венатори прямо перед собой, после чего тряхнул головой, покрепче сжал Амину и сложил ладонь в командный знак, соединив мизинец и большой палец и согнув на манер когтя остальные пальцы.
Тело Каспара качнулось, а после раскрыло рот до пасти неестественной длины, исторгнув из себя полный жути вопль.
Тишина легла тяжёлым пологом на берег, сковав на мгновение всех участников битвы, а после оба – некромант и оживленный труп – сорвались со своих мест.

Иерарх Каин сидел рядом с Лукой, невыспавшимся и все еще подавленным, наблюдая, как последний с остервенением выводит колдовские руны на руке трупа.
- Сущность Спутника – это не голод или ярость, не позволяйте столь ценному творению быть оскверненным демоническими аспектами, – голос наставника звучал буднично и как бы отстранёно, а от того еще сильнее раздражал.
- Он – не творение! – сквозь зубы процедил де ла Серено и тихо выругался, когда его рука дрогнуло, нарушив вязь рун.
- Несомненно, мальчик когда-то был личностью, частью Ордена. Но сейчас, Лука, перед вами – задел на будущее, залог благополучия детей Неварры. Пожалуйста, отриньте свои эмоции во время ритуала сотворения, или вы сделайте весьма могущественный и неконтролируемый сосуд инфернальной природы. Не могу гарантировать, что вы сможете потом лично наблюдать последствия причинённых разрушений – бракованные сосуды, как правило, первыми убивают своих легкомысленных хозяев! – Каин легонько ударил ладонью по столу, на котором лежал труп, подводя точку в их беседе. Лука сжался всем телом, а после сделал глубокий вдох.
Он хотел этого. 
Он знал, что так будет, поэтому просил о ритуале именно его. Он наверняка спрашивал Каина о том, что будет дальше, и ожидал, что Лука сам поймёт всё.
- Начните сначала. Спутник – не марионетка, не просто мёртвое тело. Он – катализатор и магнит, клинок и продолжение руки. Он…
- И танец и партнёр, – на выдохе сказал де ла Серено, вновь начиная рисовать символ за символом. Пожилой иерарх довольно хмыкул, а после молча присоединился к начертанию.


Лука пригнулся, пропуская над собой пущенный в него пульсар и короткими перебежками двинулся в сторону укреплений венатори. На одном уровне с ним двигался Каспар, переливаясь синими и фиолетовыми всполохами. Им навстречу выдвинулся такой же тандем – два бойца с длинными клинками. Один из них сделал ложный выпад, провоцируя некроманта и Спутника, но не успел сделать выверенный отскок назад – его голову снёс Каспар одним ударом наотмашь, едва только Лука двинул мизинцем. Второй боец венатори попытался поставить блок, но попал под мистический импульс, пущенный Лукой с навершия посоха, а после глухо захрипел, когда ладонь Каспара пробила ему гортань. 
Не останавливая движения, маг развернулся в одном шаге и взмахнул левой рукой, выкрикивая слово-ключ - энергия двух умерших бледно-голубым потоком вырвалась из тел, взвившись в воздух полу-куполом и закрывая пару от стрел и чародейских зарядов, хлынувших со стороны оборонявшихся.
Упокоителю и его Спутнику хватило не больше нескольких секунд, чтобы сократить расстояние до баррикад на четверть.
Лука чувствовал биение крови в своих висках, как отбивает свой такт сердце, и смотрел только вперёд, зная, что пульс энергии внутри Каспара был в том же ритме. Он слегка провёл ладонью по воздуху, и Спутник поднял клинок одного из павших венатори и снова замер перед еще одним смертоносным рывком.
Как только барьер угаснет, они снова сделают еще несколько па.
Морталитаси почти что слышал эту музыку, дикую и пленительную связь из напева магического гудения внутри мертвого тела его бывшего любовника, стука его собственного живого сердца и тишины, что они прерывали, двигаясь в танце, который нёс их обоих на ту границу, где они снова были вместе.

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Войска короля Алистера заняли барбакан и зачистили его в течение следующих десяти минут. Сопротивление здесь было ожесточённым но немногочисленным, враг пощады не просил и сам бился насмерть. Умывшись кровью на стенах Амарантайна, солдаты Ферелдена получили возможность вести огонь по построению Красных Храмовников внизу, лучники которых огрызались в ответ, но как только опускались щиты,чтобы дать лучнику место для стрельбы, туда немедленно вонзались болты и стрелы королевских стрелков. Однако, закованной в сталь “черепахе” падшего ордена эти выстрелы почти не наносили урона, поэтому офицеры отдавали приказ поберечь стрелы, некоторые стрелки даже доставали боеприпасы из лежавших на стене мертвецов, убитых ранее. Открыв ворота, ферелденцы дали путь тяжёлой коннице Редклиффа и королевским рыцарям. С развёрнутыми знамёнами, всадники врезались в построение Красных как нож в брюхо и прорубили там кровавую просеку. Следом за ними в город ворвались пехотинцы баннов и остатки отступившей из этого города армии. Красные Храмовники были окружены и перебиты, Алистеру подвели коня. 

 

И сам король и его воины видели кровавые последствия жестокого подавления восстания горожан руками Венатори и их магией. Баррикады дымились, огонь пожирал остовы сдвинутых повозок и награмаждённые ящики. Обугленные трупы и ледяные статуи когда-то бывшие людьми ударили по морали ферелденцев и некоторые из них бросились вглубь города, не дожидаясь приказа короля. Некоторые рыцари увлекались резнёй и направляли своих скакунов в сторону порта. Король мог попытаться остановить их или бросить все силы, собранные в кулак и зачистить город. Звон мечей и крики заполнили дымный воздух. Начался кровопролитный уличный бой где арьергард сехеронских ветеранов наносил удары по флангам королевской армии, используя тактику “ударил – отступил”, но вскоре отступать станет некуда. В порту тоже рубились не на жизнь а на смерть. 

 

Венатори не были удивлены некромантией – некоторым из них приходилось призывать демонов прежде, приносить жертвы и иметь дело с тварями Тени. Однако, они опасались прибегнуть к этому крайнему средству, ибо в месте такого кровопролиития, демоны были бы неконтролируемы. История уже знала примеры призыва этих тварей отчаявшимися защитниками и ничем хорошим это не заканчивалось, а у защитников Амарантайна всё ещё оставалась воинская дисциплина и они продолжали выполнять приказы. Они ещё не понимали, что вернувшийся в порт Тит Пула и его бойцы отступили, кто-то надеялся что королевская армия отброшена от стен и осталось зачистить морской десант Неварры и Мак Энригов, кое-где моряков действительно сбрасывали в море мечами и заклинаниями. Резервы атакующих были истощены, на лодках на корабли вывозили раненых, превращая палубы в полевые лазареты. Кровь сочилась по доскам, стоны и крики наполняли воздух даже вдали от боя. Но в том месте где в бой ворвался Лука, удалось прорвать баррикады и в образовавшуюся брешь хлынули уставшие, но всё ещё несломленные десантники. Они разрубили линию обороны надвое, но отозванные со стен ветераны встретили их пиками и мечами. Они надеялись, что арьергард задержит Алистера достаточно долго, чтобы разобраться с десантом, а тогда… Тогда можно будет развернуться и выбить ферелденцев из города. 

  • Like 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Взятый барбикан — считай, полдела сделано, вот вам и проход в город свободный. Вместе с солдатами перерезав находившуюся в барбикане охрану, Его Величество позаботился о временном саботаже механизмов. Нет, речь шла не о прямом уничтожении с последующим полноценным ремонтом. Здесь достаточно было просто засадить достаточно крепкий штырь так, чтобы быстро его было не вытащить. А уж дальше дело за малым. Даже сквозь рёв пылавшей вокруг битвы Алистер слышал громовой топот конских копыт. Тяжёлая конница не была идеальным вариантом, особенно когда речь шла о городском бое. Но когда на полном скаку в строй врезается около полутора тысяч фунтов живого дрыгающегося веса в полном боевом обвесе, да ещё и с рыцарем на хребте… да ещё и не одна такая скотина… Пожалуй, лучше шанса пробить строй красных храмовников у нас и нету.

 

И хвала Создателю, что конница действительно себя хорошо показала. Неизвестно ещё, насколько затянулся бы бой с этими чудовищами, решись пехота пойти против них сразу. Выносливость и сила красных храмовников вполне справедливо пугала. С наскоку простому человеку такого не взять. На такое-то и существовала славная чудесная конница, честь ей и хвала.

 

Лишь после того, как барбикан был закреплён за нападающими, Алистер позволил себе спуститься по лестнице вниз. Дело было не столько в безопасности царственной особы, сколько в нежелании самого Тейрина оставлять дело незаконченным. Барбикан имел стратегическое значение, а значит, о его полном захвате стоило позаботиться с самого начала. Оруженосец, подведший коня и узнавший короля даже в простом доспехе, явно не сумел бы всё сделать заместо бывшего Стража. Да и… смог бы Алистер думать об этом после того, когда узрел происходящее на улицах города?

 

Король чувствовал, как кровь в его венах вскипает. Сначала — от негодования. Ведь перед его глазами были совершенно простые люди, что не стали мириться с захватчиками. Мужчины, женщины, дети. И хотя ему стоило бы испытывать гордость за собственный народ, куда больше его сейчас сжирало горе. Эти люди пошли на самоубийство в попытке отомстить врагу, застать его врасплох и нанести удар. Храбро, воистину. Как и положено ферелденцам… но как же глупо! И несправедливо. Обгоревшие, обмёрзшие, разорванные на куски. Взгляд Алистера метнулся сначала в сторону крепости, а затем в сторону маяка. Он понимал, что скорее всего наступавшие с моря неварранцы и силы банна Мак Энрига сейчас столкнулись в бою примерно с такими же по численности силами, если не больше. И сомнительно, что те, кто пытается сдержать наступление с побережья готовы к тому, что им ударят в спину. Как там говорится? Разделяй и властвуй? Но не Алистер сейчас командовал войском — он понимал, что его тактические и стратегические навыки всё же далеки от необходимых.

 

Впрочем, командующего ждать пришлось недолго: не удивительно, что он решил собственной персоной заявиться на передовую, чтобы самостоятельно оценить ситуацию и решить, что же стоило делать дальше. Вместо расшаркиваний и поклонов — короткий приветственный кивок. На этикет времени нет.

 

— Командир, я предлагаю направить наши силы в порт. Взять силы врага там в тиски, перегруппироваться с солдатами банна Мак Энрига и неварранцами, после чего уже полной силой зачистить город от этих выродков, — сказал Алистер, забравшись на коня. — После чего мы можем вырезать захвативших Амарантайн чужаков под корень. До последнего.

Ваше величество, пленных не брать? — седовласый ветеран гражданской войны и шутрма Денерима поднял забрало и даже на лице повидавшего всякое мужчины была заметна маска едва сдерживаемой ненависти. Он ждал этого приказа. Он был готов броситься в бой на острие атаки вместе со своими людьми.

Заразу выжигают, командир, а не задают ей вопросы. Если и захотите кого-то взять в плен, сожгите их живьём вместе с трупами их товарищей после допроса с пристрастием. Без отпевания. 


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Каспар взмахнул клинком, отражая очередной выпад в сторону Луки.
Поворот, в низкую стойку – пусть летит еще одна горячая голова.
Вокруг них образовалась “мёртвая зона” – венатори больше не пытались давить тандем числом, хватило пары коротких мистических импульсов от Луки, чтобы заставить вибрировать их кости и чувствовать вкус зубов и крови на языке. Десантники Мак Энригов же попросту опасались сражаться рядом с некромантом и трупом, который прибавлял к своему полку всё новых и новых товарищей. 
Они прорвались. На секунду, Лука бросил короткий взгляд в сторону береговой линии и кивнул своим мыслям – Морин Пентагаст была надёжна укрыта за барьерами своих учеников, неварранцы заняли оборону для возможно отступления, предоставляя Упокоителю вести бой от их имени.
Так и должно быть. Мёртвые бьются за живых.
Словно отзываясь на эту мысль, Каспар отвёл мечом ещё одну стрелу, летевшую в сторону Луки, после чего отсалютовал клинком и замер. Тело Спутника гудело от духовной энергии – посмертный дар от каждого врага, сраженного им.
Де ла Серено огляделся, оценивая ситуацию вокруг него – “глаз бури” прошёл, сейчас они переходили в ту стадию противостояния, когда промедление могло вывести бой в грубую мясорубку. Тевинтерцы были умелыми войнами, и за каждый яростный удар ферелденцев они выдавали два профессиональных. Морские волки теснили полки венатори, но заклинания последних и усталость начинали брать своё.

Лука выпрямился во весь рост, после чего протянул руку, устанавливая канал энергии с телом Каспара. Корпус Спутника дрогнул, аметистовые и изумрудные всполохи пошли от него волнами, заставляя дёргаться в конвульсиях ближайшие трупы.
- Да пылает в вашей душе, – морталитаси провёл ладонью по воздуху, огоньки завесного огня заплясали на кончиках его пальцев, – Неугасимое пламя.
Лука резко сжал ладонь в кулак и вскинул его вверх. С рокотом импульс некротической энергии вырвался из выпущенного на волю заклинания, забирая накопленную Каспаром энергию и перекачивая её в тела павших ферелденцев и венатори. То тут, то там, начали раздаваться утробные стоны, лязг метала, зелёные огни зажигались в глазах восставших, отбрасывая жуткие тени на их лица. С десяток тел поднялись снова, и все, как и Каспар, замерли, ожидая, когда и они смогут присоединиться к танцу.
- Всепожирающее, – тихо нараспев сказал Упокоитель, медленно наводя посох на позиции венатори, – и ненасытное!
И тут же Лука почувствовал то, что ждал еще с момента реанимации Каспара. Где-то там, далеко и одновременно в двух шагах тяжело задышала сущность. В сознании мага она отдавалась роем вскриков, всхлипов и звуков льющейся крови. 
Завеса давно уже не являлась надёжным барьером от демонов нигде
И в тот момент, когда мёртвые, ведомые Каспаром, ринулись в атаку на тевинтерцев, Лука повернулся лицом к новой угрозе.
И эта часть танца обещала быть самой тяжелой. 
 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Командир отсалютовал королю и гремя доспехами направился к своим людям. Некоторые Венатори, не успевшие отступить, бросали оружие и пытались сдаться, но их безжалостно убивали ферелденские солдаты. Арьергард, оставленный Титом Пулой стоял насмерть  и его ветераны Сехерона дрались с яростью обречённых. Они были здесь чужаками, врагами и не надеялись на милосердие в отличие от своих товарищей, не прошедших через тот мрак и мясорубку, из которой Тит с Вареном вывели своих бойцов. И привели а новую битву, за нового бога, и если придётся отдать за него свои жизни, пусть будет так… Маги-венатори лупили разрушительными заклинаниями в упор, забирая за собой в Тень как можно больше врагов. Солдаты Ферелдена отвечали тем же – с жестокостью, граничащей с безумием, они бросались на завоевателей в белой броне, рубили их топорами, кололи мечами, разрывали голыми руками. На улицах Амарантайна началась резня. 

 

Тем временем в порту, где активное использование магии и кровопролитие лишь ослабили и без того тонкую Завесу, грань реальности начала трещать по швам. Демоны, жаждавшие прорваться в мир живых, хлынули на залитый кровью пляж. Лука вовремя обратил внимание на то, что оказалось у него за спиной: огромный разрыв, из которого полезли обитатели Тени. Демоны, привлечённые резнёй, бросились на окровавленных солдат, не различая между неварранцами, венатори и ферелденцами. И пусть демонов было немного, их появление внесло смятение как в ряды защитников города, так и среди остатков морского десанта. Этого никто не ожидал. Луций Варен прорубился через созданий Тени к Луке и обратился к нему:

 

- Что-то пошло не по плану?! – перекрикивая шум битвы спросил наёмник, описав кровавую дугу мечом, – Мы можем объединиться и загнать этих тварей обратно в Тень! У меня одно условие! Моим воинам гарантируют жизнь и безопасный выход из этого проклятого города! 

 

Тем временем, остатки красных храмовников и защитников амарантайнских стен вышли по улицам к порту и были готовы броситься в бой. Это подкрепление могло изменить исход битвы на пристани и вынудить ферелденцев с их союзниками отступить обратно на корабли, либо рисковать быть сброшенными в море. Банна Мак Энрига нигде не было видно и Лука обнаружил себя не только лицом к лицу с вражеским командиром, но и старшим среди офицеров союзного десанта. Появившийся из-за спины Луки демон гнева расправил крылья и бросился на него, предвкушая скорую победу. Положение становилось отчаянным. 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Отдав приказ и взяв у услужливого оруженосца копьё, король закрыл забрало и тронул коня. Сначала шагом, потом всё быстрее и быстрее. Ритмичный грохот копыт тяжёлого ферелденского скакуна придавал какую-то толику порядка в хаос битвы. Алистер не собирался оставаться в стороне — как и прежде, он желал врубиться в строй врагов. Вести бойцов за собой на собственном же примере. Наверное, в этом он в чём-то всё же походил на Кайлана. Тому тоже не терпелось броситься в бой… только скорее с целью пережить сказку на своей шкуре. За все эти годы, что Алистер носил на своей голове вес короны, ему удалось на многое взглянуть иначе. И Кайлан был наивен. Он желал победоносной славы. Алистер же сейчас желал лишь выжить и спасти как можно больше своих людей, отправив в Тень побольше врагов. Не было в этом ничего славного и сказочного. Лишь кровь, пот и нечистоты.

 

Естественно, в одиночку Алистер отправляться на берег не собирался. Благо, ферелденские силы уже были в городе, что определённо облегчало задачу — ждать не придётся слишком долго. Как и было предложено, часть наступающих сил была направлена в сторону порта Амарантайна, чтобы вместе с неварранцами и головорезами банна МакЭнрига взять врагов в тиски и быстро покончить с ними. В противном случае, шанс того, что враг оправится от нападения и перегруппируется для удара был слишком велик. И допустить этого было категорически нельзя. Конечно, артиллерия тоже служила весьма неплохим подспорьем, заставляя врага не высовываться особо, но снаряды-то не бесконечные.

 

И каково же было «удивление» короля, когда он увидел тех самых врагов на пути к порту. Пусть остатки, пусть не шибко свежие в плане сил, но так ли это важно было, когда речь шла о красных храмовниках? В пешем бою против этих изменников сражаться было, мягко говоря, тяжеловато: обычный пехотинец красных стоил минимум трёх хороших солдат. Но даже против такого лома должен быть приём в виде другого лома. И имя ему было «тяжёлая ферелденская конница», в составе которой сейчас Алистер и направлялся практически на полном скаку в сторону порта. Красные храмовники были крепки. Были сильны и стойки. Были практически бессмертны с точки зрения большинства простых вояк. Но затоптать их всё ещё было можно.

 

— Лучники! Прикрытие! — отрывисто и громко рявкнул Алистер стрелкам, занимавшим неподалёку позицию. Может, он и не был их действующим командиром, но в кои-то веки надо было пользоваться авторитетом голоса короля, верно?

 

И раскатами грома по камню летит тяжёлая поступь конских копыт. Места для разбега коннице здесь было объективно недостаточно, но это если бы рыцари стартовали с места, а не уже были в движении в сторону порта. Что плохого? Сейчас этих коней так просто не остановить, в сторону не свернуть, не увернуться. Атакующая конница была в весьма уязвимом положении — для этого и требовалось прикрытие со стороны лучников на стенах.

 

Стук копыт. Разъярённый храп боевых конец. Грохот доспехов рыцарей и их скакунов. И покалывающее ощущение ожидания неизбежного столкновения с толпой. Оставалось лишь надеяться, что конница затопчет достаточное количество врагов, чтобы посеять в их рядах ещё больший хаос. И что пехота подоспеет на помощь прежде, чем противники опомнятся. Я выжгу вас. Я выжгу вас всех. Я изничтожу эту заразу на моей земле!

 

И что захлёстывавший короля холодный гнев не затуманит ему разум окончательно.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...