Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

IX. Crossfire grind through the sand

Рекомендованные сообщения

IX. CROSSFIRE GRIND THROUGH THE SAND

31Kvz.png

Дата: 30 Первопада, 9:42 Века Дракона
Место: Ферелден, Амарантайн
Погода: на море неспокойно (не зря оно Недремлющее), небеса затянуты густыми тучами
Участники: Alistair Theirin, Moureen Penthaghast, Luca de la Sereno
Вмешательство: ГМ
Описание: собрав под своими знамёнами часть войск и воззвав к вассалитету Мак Энригов для поддержки с моря, король Алистер решает двинуть армию на захваченную вотчину Серых Стражей, Амарантайн. Вот только родственные связи могучего морского рода тянутся за само Недремлющее море… к Неварре, дочь которой пообещала помочь королю, если это потребуется.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это определённо было безумие. Да, операция была тщательно спланирована, насколько это возможно. Войска были готовы, корабли ждали сигнала и, казалось, само небо затихло. Очередное затишье перед бурей. Но речь шла об Амарантайне, драть его налево. Алистер чувствовал бы себя куда спокойней, командуй этим нападением лучший командир в его распоряжении. Но Логейн сейчас был занят несколько иным и винить его король не мог. В конце концов, если план опального тейрна сработает, быть может осада эрлинга будет несколько короче. Или нет — ведь союзники от Аноры не зависели, а вот Анора от союзников…

 

Надо сказать, что на словах план был прост. Противник плотно засел в городе, это понятно, но в том была и его уязвимость. Взять его в окружение, забросать из осадных орудий и расстрелять с кораблей. При необходимости добавить войск для сдерживания отрядов противника и, самое главное, надеяться, что всё это не превратится в форменную мясорубку. Алистеру уже доводилось сталкиваться лбами и с венатори, и с красными. Но никогда в таких количествах. Павших храмовников, скорее всего, будет не так уж и много. Но и храмовников обычных, что решили встать под знамя короля, было всего ничего, не говоря уж о магах. А вот у венатори магической огневой мощи, судя по данным разведки, было достаточно. Соваться прямиком под стены было самоубийством, а потому единственным выходом была осада.

 

Конечно, у наступавших войск было небольшое преимущество в виде Серых Стражей Ферелдена, знавших эти места как свои пять пальцев. По большей части, естественно — за то время, что тут похозяйничал враг, многое могло измениться. Но, опять же судя по докладам разведчиков, как минимум частью тайных ходов в город можно было воспользоваться. Частично они, естественно, были завалены — судя по всему, ещё с момента явления венатори сюда. Но даже в таком ключе их можно было использовать: для этого по приказу короля было подготовлено достаточное количество взрывчатки в бочках. Сера, смола, селитра, уголь — всё, что могло гореть, взрываться и имело не самую большую стоимость шло в ход. По идее, при достаточном количестве этой дряни в подземных ходах под стенами эти самые стены должны были как минимум дать трещину. А без стен о какой защите может быть речь?

 

Те же ходы, что были более-менее целыми, должны были использоваться диверсионными отрядами. Не было никаких гарантий того, что венатори не охраняли эти ходы, но нужно было как минимум попытаться. А на случай, если враг вдруг решит по этим самым ходам уйти, подобно крысам, бегущим с корабля… что ж, для этого сейчас и готовили чаны с кипящей смолой. Да, они куда полезней были именно что для осаждённых. Но потайные ходы на то и потайные — они не шибко широкие и большие. Разлитая по полу смола позволит замедлить приближающихся беглецов, после чего всегда можно устроить им зажигательную встречу в виде залпа из подожжённых стрел и болтов в лицо и под ноги.

 

Ещё одним полезным фактором были корабли Мак Энригов. Банн Штормового Берега с готовностью ответил на призыв короля. Оснащённые осадным оружием корабли должны были вести обстрел по крепости с моря, в то время как с другой части кораблей должна была произойти высадка бойцов на берег. Венатори наверняка как минимум попытаются избавиться от атакующих с воды противников, а значит, корабли надо было защищать. Начиная с берега. Был ещё и слушок, что к бою на стороне атакующих должны были быть и другие корабли — помнится, банн Селбах ехидно так усмехался, когда об этом говорил. И то, как напевал он себе под нос «Беги, беги от дочери морей» определённо вызывало в короле какую-то совершенно непристойную толику надежды. Не должен он был думать об одной леди из Неварры, чьи волосы по белизне своей сравнимы были с морской пеной и чистым снегом вершин Морозных гор. Не должен, но мысль о вероятной встрече нет-нет, да проскальзывала в голове. Забавно, какой яркий отпечаток в жизни и памяти короля оставляли носительницы магии. Но возобновить конкретно этот, сделать его ярче, Алистер был совсем не против.

 

Желательно после боя, а не во время.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кассиан устало вздохнул и страдальчески потер виски. Потому что для адмирала флота он поразительно мало знал про морские сражения – и это он хорошо справлялся, ведь и так невероятно быстро учился морским премудростям. В решении поддержать родственников и законного короля чужой страны оба Пентагаста руководствовались в первую очередь национальным “кровь просит крови – и кровь будет платить за кровь”. Маркус не был первым Пентагастом, который лил кровь своей семьи – но по литражу опередил многих аристократов светлого Орлея. Мать не просто просила – она, женщина определенно преклонных лет, прямо требовала, чтобы Кусландам и Мак Энригам была выслана помощь. Отплыть прямо так, со всеми кораблями и сразу оба, они, разумеется, не могли. Потому поплыла Морин – раз уж дала слово, изволь держать, а подавляющая часть жителей Неварры убийственно верна своему слову. Это, все же, дело чести. Отплыло с ней пять кораблей – для флота это не было заметной потерей. Два фрегата, два барка и бриг – скромно, но со вкусом. К тому же, дело было вовсе не в скромности. Вывозить из-под носа у венатори и всех прочих самого умелого в делах военных формари с размахом не стоит. Только доверенные люди. Именитый галеон Бурегон – и тот остался в акватории Камберленда, поскрипывая на волнах. Работы по его восстановлению уже закончили, но отпускать в бой не стали. Именно из-за именитости. И заметности.

 

Мастер Скопидом должен был быть их тузом в рукаве – вернее, не столько мастер Скопидом, сколько его новая конструкция для морских сражений. Для формари у мастера были довольно милитаристские и кровожданые наработки. И это было даже интересно. Но и на сильную карту могла найтись управа – этому учит Порочная Добродетель. Поэтому оружие формари подкреплялось более привычным – отрядом камберлендских храмовников под предводительством Рыцаря-Капитана Басилио Гутиереса, человека сильной веры и неукоснительной верности, такого загорелого, что иногда принимаемого по ошибке за выходца из Ривейна, и двумя отрядами магов, каждый из которых возглавляло по Старшему Чародею. По одному отряду на фрегат. Были и простые служивые – в основном матросня, конечно, но в Неварре даже юнг муштровали так, что они могли присягу прочесть посреди ночи. Даже если некоторым из них до присяги был еще год. Они могли бы выделить больше и сил, и средств, и боевой мощи, но король Маркус не позволил бы. От мира он отгораживался так, как от веры в Создателя отгораживался Старший. Действовать приходилось тихо. И под угрозой плахи. Рисковать Йоном еще больше после всего того, что не так давно произошло, было нельзя – не его жизнью. И он нужен ей был на суше – рядом с братом и Старшим Чародеем Карлом, которому помощь чуткого к Тени и духам аввара была очень кстати. Особенно помощь требовалась последнему, конечно. Впрочем, в этот раз ее сопровождал Лука, что определенно вселяло надежду. Когда на твоей стороне сражается столь опытный морталитаси, трудно впасть в уныние. Сама смерть на твоей стороне – и она может сделать то, что живые не могут. А еще легат вызывал у нее то доверие, которое в Неварре (и, наверное, только в ней) вызывают мертвецких дел мастера. Пить чай с ним особенно приятно, потому что мастер Лука умен – и обладает своеобразным, но занятным чувством юмора.

 

Именно с чашечкой чая она кивает Селбаху – тот явно пялится в подзорную трубу, чтобы удостовериться, что перед ним друг. Морин даже в треуголке просто узнать – белые волосы всегда ее выдают с головой. Перед боем Леди Пентагаст наблюдает спокойно за своими людьми, проверяет посох – и знает, что капитан Ревущей Морозницы знает свое дело, как любой из других четырех капитанов. И Шальной Императрицы – брига, который чаще прочих плавал в Орлей, что повлияло на название. И обоих барков, один из которых звался Возлюбленной Губительницей, а другой – Губящей Возлюбленной. Само то, что капитанами на них были супруги, казалось забавной иронией. В Неварре иронию любили. Соленая Плакальщица была любимым фрегатом матери, а капитан был ее добрым другом и, кажется, тоже имел в Ферелдене родственников. Хотя для Морин, наверное, дело не только в родственниках. Просто ферелденский король – слишком хороший человек, вызывающий слишком приятные эмоции, чтобы отказать ему и кузенам в помощи. По плану именно фрегаты должны были стать основной боевой силой для бомбардирования с моря, в то время как более “младшие” судна небольшой эскадры брали на себя задачу по контролю берега и помощи в высадке и продвижении в первую очередь своим ферелденским товарищам. Она еще раз в составе остальных магов слушает инструктаж мастера Скопидома о его изобретении, объясняет вроде и научным языком, а понятно всем, хотя Морин несколько раз уделяет внимание своим двум вполне конкретным рыжим бестолочам – не Селбаху, он-то далеко, нет, Фредерику и Георгу, дорогим ученикам, которые в последнее время столько плавали, что уже и ругались с морским жаргоном, и между собой хихикали, и рыбу за воротник другим закладывали. Потому что если они не перестанут – останутся в трюме. Но это от нервов, конечно – они ведь еще помнили бой с морским чудовищем, а тут – целая осада целого города. Шутками они все пытаются себя отвлечь. Понятная психология. Но ошибочная. Все матросы все сейчас делают тихо. Потому что ждут сигнала.

 

И вот это вот ожидание на якоре – оно самое противное.


spacer.pngspacer.pngspacer.png

     

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 За два дня до отплытия Ревущей Морозницы

– Это возмутительная глупость, дорогой! – Лукреция говорила мягко и так сладко, что создавалось впечатление, что она пыталась утопить в меду своего собеседника, который упрямо сопротивлялся ей.
- При всём уважением, иерарх, долг велит мне последовать за сеньором, в какое бы глупое предприятие он не ввязался, – Лука выделил почти мимолётной паузой титул своей коллеги по цеху, скрестив руки на груди. Разговор двух морталитаси проходил на этот раз не в покоях Лукреции, а в рабочем кабинете де ла Серено, среди книг и реагентов. Он решил сообщить о своём отъезде из Неварры в контролируемой и привычной для него обстановке – для него было не до конца понятен исход этой беседы, но лучше он столкнётся с яростью Жнеца тут, чем среди картин и безвкусных черепов.
- Она рискует вызвать неудовольствие Маркуса Пентагаста – главы дома Пентагаст, твоего истинного сеньора. Не говоря уже о том, что король ясно дал понять, что участие Ордена в этом деле исключено.
- Поразительно, что ты так легко согласилась с его доводами, Лукреция.
- Поразительно, что ты так легко не видишь силуэт смерти на горизонте, когда речь заходит об этой вылазке, Лука.

Они стояли друг перед другом – Жнец и Упокоитель – и в воцарившемся молчании можно было услышать далёкое пение из соседних залов – еще один послушник отправлял ритуалы по еще одному усопшему. Никто не могло остановить ход жизни и смерти. Людям оставалось лишь организовать всё так, чтобы для них первое было в радость, а второе – без лишней агонии. 
- Мы не получали докладов от наших связных из Ферелдена уже больше трёх месяцев. В последний раз в Амарантайне фиксировали магические возмущения разных уровней, первые два – небольшие вспышки от ритуалов, просто сигналы. После – что-то точно разорвало там Завесу. Наблюдатель писал, что до этого в город прибыл достаточно большой конвой. Много пленных из окрестностей и дальше, – рыжеволосая некромантка понизила свой голос почти до шёпота, не отрывая взгляда от Луки. Тот прикрыл глаза, прикидывая размеры гекатомбы, которая была создана, чтобы напитать мощью заклинание служителей Старшего. И для чего это было сделано.
- Если начнётся бой у стен города, если начнётся литься кровь, если духи и демоны учуют её…
- Храмовники леди Морин укрепят наши фронты.
- Лука, ты будешь на вражеской территории! Ты не знаешь, какие силы противопоставят вам!
- Я буду на земле Алистера Тейрина, рядом с ферелденцами, в чей дом уже в который раз вторглись прислужники ужаса, терроризирующий весь юг. Рядом с людьми, чей дух силён и необуздан, чья любовь к родине так же велика, как и наша любовь к Неварре. Я буду рядом с леди Морин, которой я лично присягал на верность, рядом с Дочерью Морей, легендой этого края. 

Де ла Серено выдержал паузу, открыв глаза и вспоминая, что именно попросила у него Пентагаст, когда говорила о поддержке осады Амарантайна.
- Я буду не один. 
Лукреция раздраженно цокнула языком и махнула рукой, после чего развернулась и вышла из кабинета. Упокоитель остался один на один со своими мыслями и невысказанным согласием иерарха на авантюру.

Наши дни

Волнение в воздухе было настолько осязаемым, что Луке оставалось догадываться – это ветер дул ему в спину, или же это нервничающий капрал Роукен начал проделывать дыру в его мантиях своим испытывающим взглядом. Де ла Серено стоял, заложив руки за спину, рядом с Морин, и всматривался в лицо мастера Скопидома, который с бубнежа вновь переходил на объяснения своих расчётов.
- Все приготовления готовы, миледи. Мы получили весть с Императрицы – они готовы принять нас и доставить на берег как только вы дадите сигнал. Мои...заготовки тоже уже ждут, – Лука старался говорить тихо, чтобы не мешать увлечённому формари, чуть склонившись над ухом беловолосой чародейки.
После окончания брифинга они как-то сами собой остались наедине – изолированная зона два на два вокруг двух магов образовалась буквально за минуты. Лука коротко улыбнулся и поклонился одними плечами Морин.
- Мы также получили сообщение от Его Величества, короля Алистера. Он и Серые Стражи обозначали несколько мест в бухте, где у нас будет шанс прорваться сквозь оцепление – магического или иного характера. Я взял на себя смелость выделить две наиболее подходящие точки. И там еще была приписка, я...миледи, позвольте мне лишь сказать – вечность всех объединит, и я всем сердцем верю в это, но спешить к ней навстречу вот так вот экстравагантно и прихватив с собой гробовщика, чтобы выглядеть как можно лучше – вы воплощаете собой весь шарм и красоту нации Неварры. Могу ли я порекомендовать вам бальзамов и соли? Король Алистер упоминал ванну… – Упокоитель улыбнулся одними губами, как в этот момент в небе над Амарантайном взвился и с треском взорвался малиновый шар косматого огня. Ударная волна и искры от него быстро встретились с сотворенными щитами – корабельные маги реагировали быстро, сразу убирая заслоны от отголосков провокации венатори, чтобы не тратить зря силы. Негромкий гул прошёлся над палубой – моряки пришли в движение, но без суеты, все взгляды были устремлены на фигуру чародейки.
- Нас обнаружили. Они пробились сквозь маскировочную вуаль мэтра Лейри. – Лука шумно вдохнул носом воздух, одним ловким движением отцепляя свой посох – Командуйте!
 

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Командующий Варен опустил подзорную трубу, вспышку было видно невооружённым глазом. Пробный выстрел, обозначивший местоположение вражеской эскадры разбился о магические барьеры как и ожидалось. На стенах, маги и лучники венатори занимали позиции. Бойницы выступали вперёд, как каменные ласточкины гнёзда. Где-то там Тит Пулло орал на своих пехотинцев, возводящих баррикады в тех местах, где стена Амарантайна не была восстановлена после штурма, когда Красные Храмовники выбили королевскую армию из города. Они применили осадные машины и пробили стены, а теперь Варену это стало головной болью Варена. А ещё ворота, выбитые тараном… Там тоже возводили баррикаду из мешков, ящиков и обитых шипами щитов, вбивали колья и цепи. Ворота удерживали немногочисленные, но закалённые в боях красные рыцари, за них командующий обороной Амарантайна был спокоен. Тит и его солдаты должны были стоять насмерть на стенах и отступить за них, измотав армию, штурмующую город с суши, а большая часть магов была переброшена на бастионы, обращённые к морю. Маги и воины в белых одеждах и изысканно украшенных золотом доспехах, приготовились к бою. Среди них было немало бывших рабов – вольноотпущенников, но сам Варен и его побратим Тит были когда-то наёмниками, сражавшимися за Тевинтер на Сехероне. С ними в Амарантайн пришли ветераны сехеронской кампании, закалённые в боях с Кунари и теперь им предстояло отбить атаку ферелденской армии и их союзников из Неварры. 

- Продолжайте прощупывать их оборону, беспокоящий огонь, – бросил Люций через плечо и его приказ передали по цепи. Заработали установленные за стенами осадные машины, оставленные храмовниками. Они ещё не были откалиброваны, поэтому били наугад, в сторону противника и их снаряды не должны были причинить урона кораблям. Инженер на одной из башен сделал соответствующие заметки и передал их орудийной обслуге, следующий выстрел будет точнее. 

Тит Пулло поднялся на стену в окружении дюжины элитных бойцов с копьям и щитами. Королевская армия, разбившая осадный лагерь за стенами не спешила атаковать. Они разворачивали военные машины, подтягивали подкрепления. Тит различил знамёна нескольких баннов и синий стяг с серебряным грифоном. 

- Они не будут штурмовать стены, – констатировал Тит, доставая подзорную трубу, – они выжидают… 

Наёмник обернулся, когда в небе с другой стороны крепости разбился огненный шар. Пулло не видел этого, но слышал звук, а затем ударили крепостные орудия. 

-...атаки с моря, – закрнчил Тит, – интересно, что же задумал этот собачий король? Марней, отряды, отправленные в катакомбы уже вернулись? 

- Четверть часа назад, – отозвался один из гвардейцев-венатори, высокий мужчина с пышным белым плюмажем на рогатом шлеме, – мы замуровали ходы, ведущие в город, но подземелья оказались намного больше, чем нам сказали храмовники. Кроме того, они частично затоплены. 

- Природа сделала часть работы за нас.

- Едва ли. Я поставил там часовых, на случай, если собачники придумают как подобраться к нам из-под воды. Надёжные люди, они понимают важность своей задачи. 

Тит молча кивнул и вернулся к созерцанию королевской армии в подзорную трубу. 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Звук первого удара звучал оглушительно громко. И это несмотря на звенящий шум доспехов, шелест нервных переговоров и гул морских волн. Первый удар и был своего рода знаком для наземной части войск. Логично было предположить, что осадные орудия врага откалиброваны не были — у них не было ни времени, ни представления о том, откуда придёт первый удар. И, поскольку снаряд полетел явно не в сторону войск наземных, Алистер молча кивнул командующему артиллерией. Для него Амарантайн был отнюдь не первой крепостью, которую он осаждал.

Первый залп снарядов, посланных в сторону крепости, был необходим для пристрелки. Пускай командующий артиллерией своё дело знал, но требушеты требовали исключительной точности. В особенности нужно это было для свершения задуманного Алистером. Долбить стены Амарантайна камнями — тоже вариант, но стоило начать было с паники. Проклятье, эти фанатики ведь могут испытывать панику, верно? И даже если они вдруг надумали возвести над Амарантайном магический щит, вечно он не продержится. И потому, сразу после пристреливания и скорой калибровки, в ход пошли уже снаряды другого толка. Были зажигательные — чтобы поджечь всё, что можно, навести дыму и паники в стане противника. Были разрывные — сосуды, начинённые антиванским огнём и картечью. И, чего греха таить, были говённые — сосуды, начинённые не только взрывчаткой с картечью, но и различной дрянью вроде фекалий и гнилья, что практически должно было обеспечить заражение тем, кому «повезёт» попасть под удар. Классические простые каменные снаряды пока что стоило попридержать — вдруг действительно придётся долбить стены?

 

— Надеюсь, что этого хватит, — пробормотал Алистер себе под нос, — Если не выкосит их, то изрядно вымотает.

 

Тем временем, первый удар означал не только начало артиллерийской атаки. Среди моряков под началом банна Селбаха были и откровенные отморозки. Нет, речь шла не об их кровожадности и жестокости. Дело было в том, что им и предстояло погрузиться в холодную морскую воду, чтобы подобраться скрытно со стороны морских подходов. Это были наиболее закалённые во всех смыслах бойцы, которым нырять в холодную морскую воду всё же было не в новинку и оружие для которых было продолжением руки. Крепкие, мускулистые и в какой-то мере даже плотные ребята ещё перед боем разделись до пояса и тщательно вымазались гусиным жиром. Минимальная защита, понятное дело, но это куда лучше, чем после холодной воды бегать в мокрой одежде на холоду.

 

План был безумно, но гениально прост. После начала атаки несколько более лёгких кораблей, на которых и располагались отморозки-плавунцы, должны были подойти чуть ближе к берегу, пока остальные корабли вели обстрел с моря, отвлекая внимание на себя. Диверсанты должны были как можно более незаметно спрыгнуть с кораблей, прихватив с собой несколько шлюпок и, перевернув их, использовать их для сохранения запаса воздуха. И пройти по морскому дну оставшийся путь как можно быстрее, пока холодная морская вода не искалечила их тела. Мелкие корабли в это время должны были подойти совсем близко к берегу, чтобы высадилась оставшаяся часть моряков — опять же, для поддержания иллюзии и отвлечения внимания. И разведки, по возможности — их задачей в первую очередь было выжить, а не жертвовать собой.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...