Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Jehan Lavallee

Comme dans une vieille blague!

Рекомендованные сообщения

Comme dans une vieille blague!

(Как в старом анекдоте!)

s8O9ANE1-XA.jpg

Скрытый текст

 

Дата: 9:34 ВД, 13-ое Утешника
Место: Орлей, корчма “Под драконом”, где-то на Имперском тракте
Погода: на день синоптики обещали зной, на вечер тёплый дождь и стрекот цикад
Участники: Matias Arcas, Morin, Jehan Lavallee 
Вмешательство: нет
Описание: заходят как-то в таверну воин, разбойник...и воин? Нет, так не годится! Заходят как-то в таверну орлесианка, невварец и...эльф? Ерунда какая-то! Вот! Заходят как-то в таверну Белка, Волк и …. Да ну вас к демону, права слова! 

 


Let's fuck and fight

Make Love, Make War

Full Metal Whore

 

 

 

  • Like 2
  • Ор выше гор 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ах эта таверна. Второй такой на всём свете не сыскать путнику. Тяжкий выбор она не предоставляет, в пересечении путей лишь одна она находится там, где ей бы и не следовало находиться. Но в районе этом тракта, увы, хозяин отчаянный однажды открылся и тут дела свои он делает, клиентуру спаивая и кормя. Конкуренции тут не видать, а репутация местечка мирного всё за себя решает. Не тут, не на пороге, не где-то в области ограды мечи народ не обнажает, и стрелы не пускает, словами, да кулаками проблемы решают и то лишь в рамках человеческого приличия. Захаживают сюда всякие… личности. Но будь ты добр, вражду оставь подальше, с врагом своим присядь за стол, да выпей, а как покинете вы место, так хоть в соседней чаще поприрежьте вы друг друга. Кто выживет, тот может и вернуться. За плату умеренную вот тебе и есть, и пить, и заночевать. Корчма то не мала, в пристройке коек предостаточно. Оттуда постоянно слышен храп. И музыканты, что сюда по пути заезживают, при игре неумелой могут громкость ту не перебить. Да обычно, песни тут орут и ферелденец, и орлесианец, и, чем черт не шутит, ривейнец-путник. Занятия и родина твои тут мало кому будут интересны. Тут все путники, и будь добр звонкой монетой всё оплати. Не оплатишь — начинай молиться, или отрабатывать. Владельца толком-то никто не видел.

Чаще всех, из посещаемых персон, что постоянно тут находятся, являлся лекарь. Не маг, а так, самый обычный врачеватель, что раны залатает, замажет ожоги мазью. Цены кусучие, но и у него тут клиентура…

- Легче! - вскрикивает Матиас, над рукой которого грузная фигура согнулась. - Что ты, демон, вытворяешь?

Второй рукой по столешнице от боли Аркас стучит, зубы стиснув. А фигура лекаря спокойна. Коротко стриженный, усатый, внушительных размеров дядька. Просит обращаться Телишем, а так лишь мат он слышит, да прочую ругню. Магическими способностями обделенный, делает что может. Клиентура благодарна, но в процессе зла бывает.

 

- Вывих и куски стекла в руке. Ты хочешь, чтобы я оставил их, сержант? - спокойно спрашивает лекарь, света в лампе прибавляя, чтобы и в коморке посветлело, и на душе, и было видно лучше, с чем имеет дело.

 

Храмовник взгляд на руку опускает. На коже, природной шерстью лишь слегка прикрытой, из небольших ранок, в которых что-то да застряло, сочится кровь. И от этого ощущения болевые усиливаются. Отворачивается Матиас, не пересиливая себя и бурчит:

- Делай, что должно, кудесник, - шипит парнишка. - Хорошо хоть кусок побольше выдрал…

- А потому что… - за паузой в речи лекаря последовал рывок, рассеялся вой, утопающий в ткани рубахи на плече. - … Две кольчуги носи. Или доспехи получше. Желторотики, дохнете как мухи, по незнанию.

 

Сказать, что Аркас прислушивался — полностью соврать. Он выл от боли, закусив ткань и терпел, пока в его руке ковырялся врач. Обезболивающий отвар конечно выдал, дал выпить, да то ли плохо тот действовал, то ли еще не успел.

 

Это не первый визит сюда. И каждый раз, волей-неволей, а приходилось посещать Телиша. Зависело от сложности задачи, от того, какой маршрут путешествия. Да всё равно выстраивал маршруты так, чтобы хоть одну ночь сытым лечь поспать, и не спешить никуда с утра пораньше.

Некоторое время спустя, лекарь заматывал повязку на руке храмовника, напевая под нос какую-то странную песенку на языке Матиасу непонятном. Боль стихла, осталось лишь ощущение дискомфорта. Он шевелит пальцами, пытается шевелить кистью.

 

- Тебя спас щит. Но в руку его некоторое время не бери. Она слаба. В другую бы тоже ничего не брал тяжелее кружки, - Телиш зафиксировал повязку и отошёл к тазу с водой, начав ополаскивать руки. – Деньги оставить у стойки. И позови следующего.

 

Храмовник поднял руку со стола, на котором остались следы его крови, в маленьком блюдце металлическом куски закалённого стекла. Кивнул одобрительно, да принялся одеваться, накидывая поверх попорченной рубахи дорожный плащ, чтобы своим внешним видом никого не смущать.

 

- Благодарю, - коротко говорит Матиас. - Храни тебя Создатель.

 

Из каморки лекаря сержант Аркас вышел в заметно большее помещение, наполненное музыкой, светом, запахами еды и выпивки. Не аншлаг, но народу хватало. Следующему в очереди за ним клиенту кивнул, подбородком указав на дверь. Сам направился к корчмарю, вышагивая так, будто бы не он недавно выхватил порцию приключений на свою жопу.

Подбородок выше, плечи шире, рожа невозмутима. Как вычислить храмовника в дикой природе? Смотрите, вот оно, чудо чудное. Не хватает только книжной улыбки, глаз голубых и волос цвета блонд.

Минуя девушку с подносом полным кружек, на месте оборачивает, вслед той смотря, оценивая вид. В лицо ее не разглядел, - засада! Секунду на месте стоит, да смотрит. С наигранным разочарованием на лице идёт к своей цели дальше. У стойки, за которой корчмарь орудует, на стуле новый силуэт сержант примечает, обходит, полубоком к стойке становится. И с прищуром смотрит. Черные глаза, и волосы черны, смугла и кожа. Улыбается она, улыбается и он в ответ. Склоняет голову к корчмарю.

 

- Бутылку той прелестной бормотухи, что пьют судари за столом у входа. А хлеб-то?…

 

- Свежий. Каждый раз одно и тоже, служивый, - ворчит старик корчмарь, ставя непрозрачную бутыль и круг хлеба укладывая перед храмовником.

 

Мешочек с монетами парнишка потрясает, кладет спокойно, смотрит на ту девушку, что оценил буквально миг назад. Видит во взгляде разочарование. Заказ, должно быть, чем-то сбил улыбчивую спесь.

 

- Тут за трапезу. И за услуги, ну, ты понял, - бутылку подмышкой зажимает, хлеб берёт в руку и подмигивает барышне с черными глазами.

 

Стол в сторонке свободный примечает, с двумя скамейками. Садится на одну, расставляя своё нехитрое приобретение. К окну сдвигается. Посредством подмышки и руки здоровой открывает он бутылку, принюхивается. В нос шибает запах крепкого, аж до слёз. Трясет головой и как-то будто «ух» говорит.

Перед собой бутылёк оставляет. Кружку по обычаю не брал. То ли на собеседника, то ли на свою пьяную храбрость рассчитывая. И никак не возьмёт он в толк, как другие храмовники могут пить едва ли не вёдрами, и говорят про анестезию. То ли это от неопытности так корёжит с выпивки тавернской, то ли не для Матиаса всё придумано.

Отрывает кусочек хлеба, взгляд в окно устремляет, как-то задумчиво буравя пространство по ту сторону стекла, и пожевывая свежайший хрустящий хлеб.


I've told the truth so many years
No one seems to wanna hear that
I'm not someone else inside
1947130790_ezgif.com-resize(20).gif.5f7e3d50d446c285f08d592c3f07c303.gif 1021481225_ezgif.com-crop(30).gif.f5fb2d1ac30c0eb8569c05d34af5777b.gif 529885400_ezgif.com-crop(31).gif.205d5948ff4667f584d2fc702f314234.gif I've been alone this lonely road
Looks like I'm not coming home
But I don't mind, please don't cry

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Дорога Имперского тракта была оживленной: на ней всегда можно было увидеть либо обоз торговый, либо одинокого путника, либо отряд солдат, что были назначены в патруль для охраны порядка. От широкой, дорожной полосы шло множество путей поменьше, что уводили то к ближайшим поселениям, то в орлейские леса, где раздолье для охотников и не только. 

 

На небольшом открытом участке леса, который чудным образом окружили многолетние деревья, что, не рискуя вступать в круг, пускали корни, выглядывающие из-под зеленого ковра травы и цветов. Если ранним утром на поляне могли отдыхать от всего мира, наслаждаясь звуками леса, редкие заблудшие парочки, то теперь местечко, казалось, топтали несколько крепких мужей. Но нет, всего лишь оккупировали те, что прозвища звериные носили.

 

Истязать подопечную нужно умно и грамотно, а то от бесполезных хрипов и стонов, вызванных ударами и бесконечными тычками с пинками, не получит мучитель никакого удовольствия. А потому тренировка была долгой и структурированной. Но вот уже через несколько часов подопечная заныла, обломав весь кайф. 

 

- Я есть хочу. Воин должен быть сытым! - уже пятый раз за этот день. 

 

- Воин должен, а мы – нет , потому что у таких как мы мотивации не будет.

 

Очередной толчок - и девушка лежит плашмя на траве, пропуская через себя очередные болевые ощущения. Над ней навис уже с явным ощущением победы Лис, что удовлетворенно руку протянул ей, чтоб помочь подняться. Ухватив за кисть, Белка быстро потянула на себя. 

 

И вот уже побежденным стал эльф. 

 

- Ах ты грызут мелкий! - старается вырваться не из захвата, но уже из объятий, - Этот гадкий прием я запрещаю! 

 

- Белкин маневр! - победоносно восклицает она. 

 

- Я вообще-то говорил про крысу... - усмехнулся Лис своей издевке и тут же получил  косой по уху, чуть затрагивая щеку, от резкого поворота головы девушки в знак своей обиды.

 

Но долго длиться их молчание не может, ибо желудок девушки предательски урчит, нарушая тишину :

 

- Есть хочу, Лис, давай поедим? - чуть ли не жалобно она скулит. 

 

- Я готовить не хочу, мне сейчас готовкой заниматься - мука, - лежал он тихо, двигаться даже не  
пытаясь, поджидая момент подходящий. Жертва, что считает себя охотником, вот-вот оступится и попадет в капкан. 

 

- Тогда я могу подстрелить и приготовить кого-нибудь, - мурлыкала у самого уха наставника Моринь, перебивая свою песнь урчанием живота, на что лишь краем глаза видела, как губы наставника в улыбке кривятся.  

 

- Ладно! Убедила! Идем в таверну! - он извернулся и нажал двумя пальцами на ключицу, от чего Моринь неожиданно вздрогнула и чуть ослабила хват. Эльфу этого было достаточно для того, чтобы полностью перехватить инициативу. Через секунд десять девушка лежала лицом вниз, прижатая к земле весом разбойника, крепко держащего ее руки за спиной. 

 

- Нагнись, Лис, я скажу кое-что, - крехтя, стараясь вырваться хрипела Моринь, прикладывая все усилия, чтобы издать из себя ласковый и нежный голос, который получался на уверенную двоечку с плюсом. 

 

- Ну уж нет, Белка, я по носу второй раз получать не намерен! И откуда ты только таких приемов грязных нахваталась? Я тебя такому не учил. - хохотнул эльф, аккуратно встав, но все еще держа руки подопечной под контролем.

 

***

 

В таверне было шумно и людно. Трактирские работницы носились ураганом между столиков и разносили напитки с едой. В противоположной от двери части комнаты располагалась деревянная стойка, за которой стоял корчмарь, небрежно разливая очередную порцию пойла по деревянным стаканам, которые в ту же секунду ставила к себе на поднос молодая девушка, неспешно покачивающая бедрами своими на ходу, ловя на себе тут же довольных постояльцев взгляд. Взгляд же эльфа тут падает на тех, кто с собой оружие принес, а Моринь же лишь запах втягивала заодно. “Найди свободное местечко нам, Белка, я позабочусь о заказе”, - руку из плаща он высунул и дернул девушку за ее собственную накидку, на что она кивнула и двинулась вперед. 

 

После нескольких минут поисков девушка приметила местечко за столом у окна, но только был он занят фигурой в плаще. Ну не беда! Сидел незнакомец один и занимал немного места, а пара разбойников также много не отнимет. Плавной походкой она приблизилась к столу и осторожным кашлем привлекла к себе внимание. 

 

- Здравствуй путник, позволь мне и моему другу составить тебе компанию, - она уже приземлилась на скамью напротив незнакомца и открыто улыбнулась ему. За свои неполные семнадцать лет Моринь до сих пор не потеряла той детской наивности и открытости, которую так отчаянно старается выбить из нее Лис. 

 

С другой стороны помещения ее уже пасли. Эльф недовольным взором впивался в подопечную. Как только девушка столкнулась с ним взглядом, начался эмоциональный диалог без всяких слов.

 

Ты издеваешься? Говоря про свободное место, я подразумевал это! ” - напряженно смотрит и правой рукой указывает на стол в другой части трактира, где сидели две молодые девушки. Моринь повела взглядом и оценила несостоявшихся собеседниц. В нескольких столах от стойки сидели две эльфийки. Одна из них - брюнетка с вишневыми губами и глазами цвета льда; другая же не уступала ей по красоте - русы кудри, карие глаза, точеная фигура и гордый стан. “Выкуси, Лис”, - довольно улыбается Белка. “Ты смотри, какой он большой!” - вырисовывает руками эльф фигуру, как поняла девушка, незнакомца, которому та мило улыбалась. Наставник лишь очень громко ударил себя по лбу. 

 

- Приятного аппетита вам, - демонстративно переключается она с Лиса на высокого мужчину, чье тело было прикрыто плащом. Любопытные глаза постарались заглянуть под ткань, но ничего не вышло. было понятно лишь то, что там он скрывал какое-то повреждение, как девушка предположила. Свои же ссадины и синяки она прятать не стала, так как не боится их, поэтому предплечья все светились синими и багровыми цветами. Хорошо, что лица ее не смеет трогать Лис, иначе быть беде, - Меня зовут Моринь, а вас как зовут?  

 

Незнакомец смаковал хлеб, запивая чем-то крепким, что сразу же подметила Белка из-за запаха. “Как бы он не превратился в тех, что рядом с нами сидят”, - промелькнуло опасение. Девушка повернула голову и тут же наткнулась на пьяноватую лыбу одного из постояльцев, тут же отвернувшись. Но сидящий напротив мужчина не очень был похож на пьяницу. Воин, возможно, наемник.   

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

пыль из под копыт, лошади шагают устало, неторопливо, изнывают под зноем небесного светила, отмахиваясь хвостами от настырных оводов да ос, что норовят ужалить, да побольнее. Злые, от вездесущего зноя, насекомые, не оставляют верховых и в сени изумрудных деревьев, только и слышно как верховые смачно шлёпают себя по открытым частям тела, да ругаются на орлесианском, изредка приправляя ярким, да горячим словцом эти звуки. Перья на плюмажах покачиваются в такт шагу лошадиному, а солнце отсвечивает от начищенных шлемов, что за лиги видно, что по тракту движется отряд регулярной армии Её Величества, только-только покинувший территорию учений, на которую их собрали пару недель назад.

 

- Эй, Мерсье! – слышно откуда-то из конца длинной и пёстрой колонны шевалье, – Интересно, а Тыковка твоя ещё там работает? – те кто слышит этот вопрос заходятся заливистым хохотом, от чего перья на плюмажах подрагивают, в такт задору смеющихся. Воины расслабленны, воины чувствуют близость отдыха, хорошего пойла и пусть не самых, но всё же удобных матрацев. 

 

- Да иди ты к демону! – скалиться, не от злости, а от ухмылки Мерсье, мельком оглядываясь через плечо, ища глазами острослова, – Робишо, тебе завидно что ли? – скалится он ещё сильнее, – Тебе ж даже трактирные девки не дают!

 

- Потому что рожа прыщавая! – вставляет своё слово длинноволосая рыжуха что прозвище имеет “Искра”, а по фамилии значится Бернье, – А бабы прыщавых не любят, вот и ходит наш Робишо с дубиной в штанах! – хохот девичий звонкий, заразный и находит отклик у всей колонны, что вновь взрывается хохотом. 

 

- Ты-то поди ни одной дубины в штанах не видела Искра! – вроде усмехается Робишо, но в голосе так и слышится обида, – Такую бабу как ты на лопатки не уложить, через колено переломишь и поминай как знали!

 

- Вот я сейчас спешусь, Робишо, и шею тебе намылю! – огрызается рыжеволосая гордо вздёргивая веснушчатый нос

 

- Уж ты-то намылишь...ты всем намылишь и не устанешь, – подключается к взаимным уколам кто-то ещё из колонны, чем вызывает очередной приступ хохота у окружающих.

 

Лавайе усмехается, двигаясь в самом начале колонны, ведя своих воинов в сторону дома, и даже не думает упрекать их в острых или срамных словах. Пусть развлекаются, то они заслужили, верным мечом, да стройным рядом, силой духа заслужили и выучкой. Пусть острят, пусть даже подеруться, если на то будет причина, а причина обязательно найдётся, как только хмель ударит им в головы и затмит разум. Воину нужна хорошая драка, воину нужна хорошая чарка эля, усть и не самого хорошего, воину нужна трактирная девка под боком, что бы тот не забывал, что помимо войны есть ещё и мирная жизнь. 

 

Генерал-адъютант Лавайе бодро расправляет плечи, да лицо без маски солнцу подставляет, щуриться довольно одним глазом, а потом пот со лба белоснежным платочком смахивает. Жара!

 

Зной да горячий ветер! Это то что генерал Лавайе любит. Разнощёрстный голос насекомых в траве, стайки чёрных мушек на голубом и от того слепящем небе, отблески близкого ручья, да его призывное журчание, мерный цокот копыт, довольное ржание “Танцора II” и хруст яблока, что Жеан подсовывает своему коню на ходу. 

 

- Сэр! Сэ-э-эр Лавайе! – слышно за спиной голос Мерсье, что сейчас наклоняется влево, что бы увидеть своего генерала, – Можно отлучиться на пару минут? – спрашивает белокудрый Мерсье, шлем снимая и подмышку его укладывая. Лицо его сморщенное от солнечного света, покрасневшее от него же. Знает Жеан, что Норбер Мерсье не по нужде отлучиться хочет, а дабы нарвать полевых, непритязательных цветов для своей такой же непритязательной девицы трактирной. Не впервой! Нарвёт Мерсье белоснежных ромашек, да разбавит букет яркими васильками, добавит пряных луговых трав. Просто и красиво…

 

- Ступай, что уж там, – ухмыляясь отмахнётся Жеан, – Коня своего передай оруженосцу, да долго не задерживайся, за колонной что бы в двух десятков шагов максимум шёл, – наказывает генерал, тоном спокойным, но твёрдым. Все знаю, у генерала не забалуешь, может и нагайкой отвесить пару ударов, для острастки, но на общую дисциплину влияет хорошо. 

 

И вот, впереди показывается долгожданный приют, скрытый под сенью раскидистого дуба, что растёт тут явно с начала времён. Зрелище как в сказке! Тишь да гладь кругом, из окон доносятся призывные крики, да разудалая мелодия, трактир живёт своей жизнью и если прислушаться и присмотреться, то можно увидеть как он “дышит”. Дышит громко, надрывно, но довольно, иногда не в силах вместить всех желающих под своей крышей, поэтому в тёплые месяцы тут часто столы выставляли на улицу, от чего гомон перекачёвывал и за пределы трактира, смех разливался по тракту, воздух наполнялся историями, ароматом свежего хлеба и жареного мяса. Всегда сложно было поверить в существование этого места, и для незнающих оно обязательно покажется выдуманным, местом из баек и историй краснобаев и любителей приврать. 

 

Они подошли к трактиру когда солнце только-только перешагнуло свою верхнюю точку и собиралось клонить свой румяный лик к линии горизонта, а это значило, что обитатели этого мирного клочка земли могут рассчитывать ещё на пару-тройку часов зноя.

 

Лошадей оставили в конюшне, на попечении кто конюхов, кто своих оруженосцев и пёстрой толпой ввалились в и без того полнёханькое помещение. Все толкались, смеялись, пыхтели изнывая от жары и усталости, звенели латами, щекотали носы друг другу жёлтыми перьями шевалье на плюмажах шлемов. Докатились так до стойки хозяина, что сверкая белоснежной улыбкой, натирал щербатые чашки для эля. 

 

- Эко дело! – громогласно приветствовал трактирщик – Явились не запылились!

 

- Запылились-запылились, – отвечала Лавайе, локтем упираясь в стойку и присаживаясь на единственный стул, – Ты бы нам друг дорогой налил твоего фирменного, да снеди сделал. Колбасок нажарь, зелени побольше, картохи, да печеных овощей, – говорила Жеан, взглядом следя, как её ребята проталкиваются в дальний коридор, где была пара закрытых от общего глаза комнаток, собственно где они всегда и заседали.

 

- Вам как всегда, милсдарыня? – трактирщик понизил голос, перегнулся через стойку, как заядлый заговорщик, – Красного антиванского? – то был бо-о-льшой секрет трактирщика, ведь красное сухое антиванское он подавал только проверенным людям, ведь коль узнали бы его постояльцы, что подчует он некоторых хорошим пойлом, то устроили бунт и вынесли бы все его запасы.

 

- Только перелей в крынку самую неприметную, – улыбается Лавайе, сверкая белоснежными зубами, сапфиры глаз коварно прищуривая.

 

- Будьсделана, милсдарыня, – довольно кивает трактирщик и к вину готовит сыра нарезку, прикрывая тот белоснежным полотенцем, спрашивает, – Колбаски да яищенку с лучком, милсдарыня? – довольно кивает как только замечает одобрительный блеск голубых пронзительных глаз, – Маришка! Маришка! – кричит трактирщик, вынимая из-за пояса белоснежное полотенце, да машет им подзывая пышногрудую прелестницу с раскрасневшимися щеками от работы, да взглядов сальных, – Быстро метнись наверх да приготовь её светлости комнату. Да простыни почище постели, да проветри! – голос его строгий, но не грубый, видно, что работниц своих он уважает, да почём зря не гоняет и не кричит.

 

- Спасибо, дорогой, – Лавайе говорит и спину потягивает желая снять наконец амуницию тяжёлую, дабы плечи полностью расправить, глазами следит за тем как Мерсье преподносит букет свой даме сердца, что дама сердца она тут почти у кажлого, Мерсье знает, но не особо обращает внимания, ожидая долгожданной девичьей ласки.

 

Прошагивается генерал неторопливо по трактиру, останавливаясь у окна, к раме того плечом приваливается, ожидая приготовления своих сегодняшних “опартоментов”, глаза прикрывает не столько от усталости, сколько вслушиваясь сквозь гомон к простой, но от того прелестной музыке. Вот она жизнь! Непритязательная, с простой едой, и тёплым смехом, с глупыми историями и байками, некоторые из которых и всерьёз-то сложно воспринять, но в них верить хочется. И пусть где-то наверху кто-то придаётся телесным утехам, за двором в свинарнике кто-то храпит, а у ворот отходит от попойки проблевавшийся разбойник...в том была такая неописуема прелесть, какой никогда не будет при дворе, ведь только здесь ты можешь забыть о масках, и статусах, если хочешь конечно, и просто прожить день да ночь переждать.

 

И так генерал замечталась, в голове своей приглушая гомон толпы и вслушиваясь в перелив струн лютни, что не сразу поняла, что поодаль стоящая компания ринулась выяснять отношения, толкаясь и разговаривая на повышенных тонах. Компания оттеснила Лавайе сначала от окна, а затем буквально втолкнула её вглубь помещения, от чего генерал саданулась бедром о край стола, за которым сидел юноша и кажется ещё более молодая девчонка. От того толчка, всё что стояло на столе этих двоих зашаталось, зазвенело, разлилось. Толпа словно злобный тайфун укатилась из трактира под одобрительный гомон окружающих, оставляя генерала практически сидеть на столе с недоумением на физиономии.

 

Поняв, что случилось непоправимое, Жеан вскочила со стола, оглядела бардак на столе и прицикнула:

- Эхей, – подбоченилась она лязгая позолоченными доспехами, покрытыми слоем пыли от долгого перехода по тракту. Аккуратные брови взмыли вверх, а обветренные губы вытянулись в узенькую полосочку, – Прощения прошу, многоуважаемые! 

 

- Ай-яй! – послышалось за спиной Лавайе восклицание трактирщика, что торопливо шагал к ним, – Ох уж эти дебоширы, всё неймётся! – причитал он, накидывая на расползающееся пятно на столе влажную тряпку, поднимая повалившиеся и потухшие свечи, – Милсдарыня, вы в порядке? А вы? Эко угораздило! – он перевёл взгляд на сидящих за столом, словно чародей смёл тряпку, так, что ни кто и не заметил, как всё на столе было как и прежде, разве что разлитую выпивку вернуть обратно в чарки и бутылки вернуть было нельзя.

 

- Эй! – Жеан окликнула стремительно ретирующегося трактирщика, – Ты бы повторил то что у них было?

 

- Угощаете, ваша светлость!? – коварно усмехнулся трактирщик

 

- Чего? – возмутилось было Лавайе, но понимая, что трактирщик своё не упустит кивнула улыбаясь – Ты….прохвост. Валяй, прощелыга...- генерал повернулась к юнцам и лицо её озарилось еле заметной улыбкой, – Ещё раз прошу меня простить, сейчас трактирщик всё вернёт на круги своя, - она решила задержаться и проследить за тем, что бы этот прохвост действительно выполнил то что она просила, но дабы не нависать над людьми и не загораживать проход, решила отойти в сторону взглядом и жестом подгоняя трактирщика.

 

 

 

 


Let's fuck and fight

Make Love, Make War

Full Metal Whore

 

 

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Созерцание лета за окном. Как оно прекрасно. Нет грязи, снега, не страдаешь от холода, а жар он, ведь, костей не ломит. Всматриваясь через окно вдаль, можно увидеть, как прогоняет пастух стадо коров. Жаркая пора для них, и для одних, и для других. Одни иссушенную траву жуют, а другой по лугам на жаре шляется, ища куда приткнуться в тень. И за какое счастье выйти на какой-нибудь пруд, или речку спокойную, да там и провести целый день, купаться, пока животина бродит, не уходя далеко от прохладной воды, гоняя оводов, да так называемых бзыков.

Жизнь бурлит, даже несмотря на тягу каждого найти уголок в тени. Это прекрасно. Теперь было понятно, почему старшие товарищи, некоторые, с таким упоением рассказывали меньше о драках, и больше о своих мирных случаях, в которых происходило, ровным счётом, ничего, но так многое. И не уставали вспоминать всё новое. И становилось понятно почему так. Никакой мордобой хороший не заменит вот таких моментов.

Глядя на то, как за проезжающей мимо повозкой бежит ребятня, Матиас задумывается. Да, ему это не чуждо. Думает о том, каким он был ребёнком, как презирал насилие в принципе, ища способы договориться, свести в шутку, в шалость превратить какую-то передрягу. А теперь хлебом не корми — дай обидчику в морду двинуть, да мышцы размять.

От этих дум он несколько сильнее, чем раньше, мрачнеет, взгляд от окна отводит и смотрит на открытую бутылку. Всё ещё не пьёт, снова, в который раз, пытается себя уговорить, чтобы быть как старшие товарищи. Отдаться змею зелёному отравления алкогольного, чтобы душевные и телесные раны не смели донимать его раздумий.

Сегодня случай подходящий. Можно уже. Лишь бы не так болело. Поэтому берёт в руки бутылку. И нет бы дураку в кружку налить, распить, распробовать. С горла хлебать начинает. К удивлению, вкус сразу кажется приятным, жидкость не обжигает, льётся внутрь, будто вода. А потом, будто бы организм сообразил, что с ним делают. Рот обожгло, в нос ударило будто паром, а вкус стал настолько горьким, что бутылка была сразу отставлена на место, лицо закрыто руками. Предпринятые попытки восстановить сбитое дыхание были успешны, но медлительны.

«Гадость. Как они это пьют? Не дай Создатель, ещё раз попробовать!» - ругается он мысленно, начав моргать глазами, что слезами наполнились.

Вернул взгляд к окну, голову подперев рукой и уже ничего не предвещало перемен до завтрашнего утра. Да только события покатились своим чередом, и храмовник был лишён компании себя и себя, а вовлечён в компанию совсем уж юного создания. Улыбчивого, простого, с нравом, как кажется с первого мгновения — лихим.

 

- А? - едва успевает спросить он, оглядываясь, пытаясь понять, что за друг. - Какой…?

 

Оглядывается, и видит, что девчонка-то с кем-то переглядывается. Но, видимо, не сошлись в поиске свободных мест. Оставалось лишь пожать плечами, и зажевать гадкий привкус свежим хлебом. Да и запах тоже.

Место перед ним оказалось занято. Против какой-либо компании он в принципе не был.

 

- Да пожалуйста, - пожал Матиас плечами. - Я не возражаю.

 

Пока не завязался какой-либо диалог, он продолжал жевать хлеб. И мысленно надеялся, что так и будет дальше. Но, давайте будем честны, севшую перед ним девчонку трудно было оценить как «молчаливую и спокойную». Внутри уже заползал червячок, предчувствующий развитие событий.

Тем временем в помещении поднялся небольшой шум, привычный всем посетителям. Опять кто-то что-то не поделил, или не разобрался в шутках, а то и вовсе не поделил трон какой-нибудь из стран. На пьяную голову-то, все короли.

 

- Благодарю, - сдержанно реагирует Аркас, поднимая свой взгляд на Моринь. - Сержант Аркас, Матиас. Лучше по имени. Храмовник. 

 

Откладывает было хлеб, готовый сделать замечание о том, что совсем юное создание, отбилось от сопровождающего и в таких местах подсаживается к незнакомцам. Либо это комплимент светлой ауре храмовника, либо непростительная глупость девушки. Но что-то подсказывало, что чем больше Аркас скажет, тем больше услышит в ответ, и тем гуще будут последствия.

И как-то совсем не обращает он внимания, что потасовка стала слишком активной, и более шумной. Так шумно обычно ближе к самому вечеру, когда сбиваются сюда все ближайшие путники.

Последствия не заставили себя долго ждать. И стол оказывается сотрясен ударом, от чего нехитрая снедь вся попадала, пойло, чтоб его, пролилось и не появлялось бы. Матиас на одних рефлексах, подскочил на месте, обеими руками уперевшись в столешницу. Но только увидев, кто стал причиной, осел спокойно обратно.

Доспехи высокого качества, остальная экипировка высшего класса, и в это упакована светловолосая женщина, которая и сама не поняла, как произошло то, что произошло. От одного лишь взгляда на причину встряски, стало понятно, что это орлесианка. Еще и офицер, из старших. Рыцаря-капитана нет на этот случай, жаль, он родом из Орлея и, что-то подсказывает, даже подсказал бы кто перед ними. Ну а так, они все лишь голодные рты и уставшие путники.

 

- Да не стоит Вам…, – готовый убрать устроившийся беспорядок.

 

Договорить даже не успел Аркас. Стол, как метлой подмело, всё вернулось на место, хотя там возвращать-то было нечего, кроме приличной буханки хлеба, да посуды. Со стороны Матиаса точно. На заказ Моринь он внимания не успел еще обратить. А теперь ещё всё должны были повторить. За счёт уважаемой и известной тут офицера из Орлея.

 

- Может лучше присядете к нам, раз таки дела? В ногах правды нет, а коли в наше заседание незнакомцев вмешалась еще одна незнакомка, то она обязана представиться. - смотрит он на носительницу доспехов дорогих, потом переводит взгляд на девушку, что застолбила место напротив него. - Вы же не против расширения компании, Моринь?


I've told the truth so many years
No one seems to wanna hear that
I'm not someone else inside
1947130790_ezgif.com-resize(20).gif.5f7e3d50d446c285f08d592c3f07c303.gif 1021481225_ezgif.com-crop(30).gif.f5fb2d1ac30c0eb8569c05d34af5777b.gif 529885400_ezgif.com-crop(31).gif.205d5948ff4667f584d2fc702f314234.gif I've been alone this lonely road
Looks like I'm not coming home
But I don't mind, please don't cry

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Храмовник, значит. Ну, храмовников без их массивных доспехов с эмблемой меча и искр так просто не узнаешь. “Хорошо маскируются”, - отвела себе в голове шутку Белка, усмехнувшись собственной мысли. Знала она одну магичку-отступницу - спасибо Лису за это - которая описывала верные мечи и щиты церкви либо как здоровенных детин с лицами, не обремененных даже частично интеллектом, либо как тех же амбалов, но с напыщенностью и важностью павлинов, которыми они явно не являются. Кто такие павлины - девушка не знала, но вот аналогия и интонация златовласой эльфийки позволяли понимать, что эта птица считалась красивой и высокомерной, если такое качество можно было приписать им. 

 

Мужчина же, что представился полным именем, но скромно попросил называть его лишь сокращенно, сидевший перед ней, совсем выбивался из описания отступницы. Более того, Моринь сама не верила носительнице магического дара. Как верующая в Андрасте и Создателя, лучница была более лояльна к служителю церкви, чем к тем, кто способен испепелить ее одним взмахом рук. Поэтому из магички, очередной подруги Лиса, и храмовника, о котором толком-то она ничего и не знает, молодая девушка выберет второй вариант.

 

- Храмовник? Значит, мне повезло. Создатель свел меня с тем, кто сможет защитить от демонов и магов крови. Сегодня нечисть мне не страшна, Матиас, - она широко улыбается, наклоняя голову набок, но лицо, полное любопытства и наивной радости, быстро каменеет, стирая положительные эмоции, как только в трактире раздался крик и громогласная мужская брань. 

 

Все шло к драке - ясное дело. Распаленная крепким градусом мужская голова всегда начинает искать себе кого-то, кому, по ее мнению, обязательно нужно доказывать свое главенство. И хозяин не станет противиться, хозяин пойдет в драку. 

 

Здесь таких “хозяев” в достатке. 

 

Даже жаркий день может стать прекрасным временем для тех, кто не хочет дожидаться каноничного вечера. Повод найдется всегда, а время выяснению отношений никогда не было помехой.

 

- Ну, - она вжалась в стенку, отстраняясь от стремительно раскрывающейся гульбы и размашистых мельниц из рук поддатых вояк, - Разве что подобного типа демонов. Матиас, а вы сражались с алкогольным демоном? - нервно издала молодая девица смешок.

 

Пьяниц Моринь не любила. И на то были причины. Теряющие контроль люди теряют и грань ответственности. От тех, кого не держит мораль и ответственность, можно ожидать чего угодно. Тогда ее детский ум смог понять истину. И если бы не заботливый эльф, прибило бы девочку пьяное лихо еще года три назад. С тех пор любое пьяное начинание инстинктивно отталкивало молодую Моринь в противоположную сторону. Ладони живо коснулись теплых стен, нагретых за это жаркое утро, и уперлись в столешницу, сохраняя напряжения, сжимая выступ деревянного полотна. 

 

Глаза затронули храмовника и метнулись в сторону защитника и мучителя. Объект ее поисков отыскался на том же самом месте. Он по-прежнему сверлил взглядом стол и сидящих за ним. А секунду назад еще и потасовка попала в поле его зрения. Когда толпа приблизилась к столу, лучница не могла видеть, но зрит сейчас, как из-под плаща недобро поблескивает пара небольших плоских и узких кинжалов, более всего подходящих описанием под заостренные перья птиц. Такие лезвия он спокойно запускал в неприятелей на короткой дистанции. Но сегодня все обошлось. Лис быстро подмигнул девушке и чуть наклонил голову, с любопытством и ухмылкой рассматривая еще одного участника, который появился в поле зрения картины его наблюдения. 

 

К их берегу, в роли которого выступал стол, прибило, а точнее, выбросило на этот берег волной перепивших людей женщину. Моринь хотела бы переключиться с нее на учителя, проследив за его местоположением, но не могла. Уж очень она ее заворожила. Незнакомая госпожа была статна и красива. Даже из неудобной и неприятной ситуации она выходит с достоинством и изяществом. Скорее всего, перед ней сейчас был идеал для девушек, что решили связать свою жизнь с ратным делом. Была ли она таким идеалом только что открывшей для себя этого человека лучнице? Возможно. Правда, для девушки ввиду ее специфической деятельности идеал был немного другим, но женщина также заставила глаза расшириться. От восхищения? Или от опасения? Доспехи у нее слишком уж соответствующие тому, кто как раз пресекает работу, таких как Моринь и Лис. Нет, незнакомка выглядела величественно и богато для той, что собственноручно занимается поимкой преступников их уровня. Но высокий чин и происхождение читались в ней. 

 

Пока девушка не могла оторвать взгляд от незнакомки, Матиас, не располагая такой впечатлительностью по отношению к таким воительницам, уже предложил ей присоединиться к компании, в которой никто не знал друг о друге ровным счетом ничего. 

 

Лис разглядывал сначала спину незнакомца, а затем принялся изучать женщину. Ее вид, командный голос и то, как резво прыгал на задних лапках перед ней трактирщик, выполняя с подачи ее громкого и четкого указа все поручения, затыкая свою важность за пояс, - все рисовала в голове эльфа образ командующего. Также к его образу он добавлял орлесианских солдат, что не так давно наводнили трактир. Их стройный ряд конницы подъехал к трактиру, когда путники уже зашли в заведение. При появлении людей, закованных в доспехи, Лис немного напрягся, переключаясь с прелестных эльфийских барышень на мужчин. Наблюдать за ними долго не пришлось, так как солдаты быстро растворились среди общей толпы, а часть ушла наверх. К этому еще добавилась угроза драки, поэтому интерес учителя изменился в пользу Моринь. Девочка до начала быстрой потасовки мило улыбалась незнакомцу, что-то ему то ли объясняя, то ли рассказывая. Эльф скривил свои тонкие губы, смерив подопечную строгим взглядом полным безнадежности. Сколько он говорил: строить глазки, мило улыбаться и говорить с незнакомыми людьми опасно для нее. Но нет! У Белки, видимо, от рождения заложена программа непреодолимого желания общаться со всеми, кого болтливый зверек видит. Ладно, он мог наблюдать за ней преспокойно, когда девушка сидела только лишь с незнакомцем, но вот появление командира орлесианских воинов вынудило двигаться к необычной компании, разбавляя людей своим расовым колоритом. 

 

Тем временем работница трактира поставила рядом с ним тарелку с ароматным хлебом, чашкой с простой ароматной похлебкой и две чарки, от одной из которых тянуло горячительным напитком. Количество рук было у наставника всего на один базовый комплект, но ходить два раза ему лень, если откровенно говорить. Молодая девушка, что принесла ему еду, ахнула, когда эльф поставил тарелку с хлебом себе на голову, взяв в свободные руки похлебку и напитки. Трактирщик, что прошел мимо, смерил Лиса недобрым взглядом, показывая свое недовольство и осуждение. Разбойник лишь оголил свой клык в ответ человеку, достигнув стола.

 

- Этот день несет нам интересные встречи, - он поставил на столешницу все, что было у него в руках, а тарелку на голове снял лишь тогда, когда убедился, что все собравшиеся у стола и за столом наблюдают за ним, - Позвольте и мне присоединиться.

 

Он улыбался, его голос звучал максимально приветливо, что даже Моринь не верилось в то, что с ними говорит именно ее учитель. А Лис тем временем уже показывал все свои тридцать два зуба незнакомке.

 

- Не каждый день мне выпадает удача лицезреть столь сильных женщин, что способны вести целый отряд мужчин за собой, - он чуть склонил голову в знак почтения. Комплимент и лесть не являются неприятными способами вытягивания информации для него. Правда, предпочтительнее говорить подобное девушкам с острыми ушками, но женщина выглядела приятно, поэтому такое несоответствие его запросам можно ей простить. 

 

Посмотрите-ка на него! Как хвост распушил!” - с явными нотками ревности возмущалась мысленно Моринь, стягивая со стола кружку, что заботливо была поставлена к ней ближе. Девица поднесла сосуд к губам и сделала первый глоток, недовольно уставившись на своего учителя. Отдать ему право свободно общаться к этой женщиной или нарушить его планы - трудный выбор, но не для Белки. 

 

- Я всегда за хорошую компанию! А это, кстати, мой учитель. Его зовут Фэлос, храмовник Матиас, - мило улыбнулась мужчине напротив Белка, - Позвольте спросить: какая цель привела вас в эти края? И что у вас с рукой?

 

Лиса тут же передернуло от имени, которым ученица назвала его. 

 

Фэлосом звали скупщика краденого на черном рынке, которого эльф всей душой недолюбливал и испытывал отвращение. Этот ублюдок как-то подставил его с награбленным. Лис тогда чуть не угодил в руки защитников порядка, рискуя оказаться без собственных «лап». Свернуть бы голову за такое предательство своего же клиента, но у ублюдка были свои покровители, что позволяли ему жить припеваючи среди таких же торгашей. Поэтому идею мести он оставил, прекратив всякие деловые связи, а имя Фэлос стало оскорблением. 

 

Мстишь? За что, Белка? Хотя надо признать, что даже это лучше твоей готовки”, - усмехнулся эльф, садясь рядом с лучницей, специально придавливая ее ладошку, которой девушка не вовремя оперлась на скамейку. 
 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Все дороги ведёт в трактир “Под драконом”. Сюда устремляются ноги разбойников, убийц, служивых, церковников, и простых путников. Здесь можно было не называть настоящего имени, тут, ты для всех был знакомцем на один день, с которым можно поговорить по душам, иногда вывернув эту самую душу наизнанку, только лишь потому что, перед тобой будет сидеть незнакомый человек, а как известно, душу обнажить порой перед незнакомцем куда проще, он может сказать тебе правду, может ввернуть хлёсткое словцо или понимающе покивав обозвать твоего обидчика “редиской” и тем самым поддержит тебя...незнакомец...прохожий в твоей жизни...друг на одну ночь. И в этом была прелесть этого места.

 

А ещё, одной из таких вот прелестей была традиция, если тебя пригласил за стол вот такой прохожий, ты не должен отказываться от приглашения. Это повелось ещё с того времени, когда Жеан и не слыхивала о таком месте, и кто она такая что бы эту традицию прерывать. И вот, стоит она такая вся в золоте, возвышаясь над столом, который сама только что не перевернула, и пусть по случайности, но всё же потревожившая покой отдыхающих, размышляет как представится. Перед ней теперь уже тройка молодых, простенько одетых да и выглядящих людей. Не броские лица, добродушная улыбка белокурой девчонки, что кажется, за словом в карман не полезет, чуть более серьёзный молодец, поцелованный солнцем, и эльф, с присущей их роду хитринкой в глазах и обворожительной улыбкой на устах. 

 

Жеан представила, вот сейчас она выпалит вот это вот “Генерал-адъютант Её Величества, виконтесса Жеан Мари-Анж Лавайе и бла-бла-бла” так она точно распугает эту компашку, ну или сделает время препровождение в ней скучной. Генерал огляделась по сторонам, её оруженосец о чём-то спорил с трактирщиком, видимо сбивал цену за комнату, ведь порой трактирщик заламывал баснословные деньги, стоило представиться до того, как Ксавьер высокопарно представит её сам, это уж он умел не хуже чем махать мечом. Её взгляд вновь вернулся к сидящим. Уж явно они были не глупы и сами понимали, что не просто странствующий рыцарь перед ними, однако, пригласили, и даже носом ни кто вроде не крутил, так зачем высокопарничать, посему:

 

- Жеан, – представилась орлесианка, – Надеюсь не спутала ваши планы господа, – голос её был немного хриплым, не был он мягок, в нём чувствовались командные нотки и было слышно что голос этот чертовски устал на учениях выдавать громогласные команды. Лавайе оправила пояс, бряцая амуницией и переводя взгляд на эльфа, – А мне достаточно часто приходилось видеть...столь ловких эльфов, – губы орлесианки дрогнули в обманчивой улыбке, она сдула со лба плотно закрученный в спираль золотой локон, что выбился из заплетёной толстой косы перехваченной голубой шёлковой лентой с золотыми нитями.

 

- Что же, говорят, тут не принято отказываться от приглашения, и я его безусловно приму, как только, – Жеан окинула себя взглядом, представляя как сейчас выглядит её покрасневшее от прямых лучей солнца, запылённой дорогой, лицо, – Облегчу свою ношу, – добавила она и махнула освободившемуся трактирщику. Тот торопливо покинул свою стойку, на ходу заправляя уже изрядно промокшее полотенце за пояс клетчатого фартука. Жеан двинулась ему на встречу. Раз уж пошло такое дело, то негоже было, что бы она распивала красное антиванское, а её сегодняшние компаньоны пили ту бурду, что трактирщик гонит в подвале. 

 

- Вот что дорогой, – Лавайе подбоченилась, взглядом показывая Ксавьеру, что бы тот поднялся наверх, что бы они смогли снять доспехи, – Организуй стол по высшему разряду, да спроси  у кого какие предпочтения, что бы мне не стыдно было сесть за этот стол потом как я спущусь.

 

- О,вы приняли приглашение? – в голосе трактирщика звучали нотки удивления и удовлетворения одновременно, он растянул рот в довольной улыбке и направился к сидящим за столом, – Дорогие гости, вам сегодня просто до демона в печенках повезло, – он склонился чуть ближе к компании и добавил, – А мне уж как! Итак-итак, чем вас угостить дорогие гости, наша светлость угощает, и я бы просто требовал не стесняться, иначе наша доблестная воительница обидеться, не так ли ваша милость?  – он повысил немного голос пытаясь перекричать гвалт голосов и донести информацию до уже поднимающейся на второй этаж леди-шевалье. Та же в свою очередь отмахнулась, не поворачивась и растягивая губы в улыбке. 

 

Второй этаж был залит солнечным светом.В лучах, пробивающихся сквозь белые кружевные занавески плясали мириады пылинок, пахло свежими букетами цветов, которые обновили в вазах, точно совсем недавно, судя по их благоуханию и свежему вижу. Лавайе прошагала по не слишком широкому коридору, изредка пригибаясь проходя под скошенными балками. Она предвкушала свежесть бадьи для умывания, что бы поскорее смыть с себя пыль дорог, да расправить плечи без доспеха.

 

Ксавьер ждал её с перекинутым через плечо полотенцем, он уже приготовил воду и аккуратно уложил меч и щит у видавшего виды, но все ещё опрятного кресла голубой саржи, с вычурными подлокотниками изображающими раскрытую пасть льва, у одной из которых не хватало пары-тройки зубов, а у второй позолота на гриве благородной кошки изрядно обтёрлась. Окно в деревянной рамы было распахнуто, от чего к комнату залетал шум с улицы, но было в том шуме, нечто неописуемо приятное, что это даже не могло испортить настроения генерала.

 

- Ты решила отобедать? – поинтересовался Ксавьер, расстёгивая застёжки наплечников, – Что за сброд там собрался за тем столом?

- От чего же сразу сброд, – голос Лавайе звучал устало, она пожала плечами, ловя взглядом пролетающую стайку пёстрых птичек за окном, – Молодёжь какая-то. Меня угораздило лишить их снеди, почему бы не сделать жест доброй воли?

- С каких пор ты с челядью разговоры вообще заводишь? – оруженосец снял наплечники и уложил их рядом

- Ты забыл где мы находимся? Это трактир “Под драконом” здесь нет челяди, знати, оборванцев или попрошаек. Здесь есть путники, стремящиеся по своим делам и нашедшие приют на одну ночь, друзей на одну ночь, любовь на одну ночь. Разве не прекрасно? – Жеан слегка обернулась, когда Ксавьер расплетал её косу, любовно прочёсывая костяным гребнем с россыпью изумрудных камней. 

- По мне, так это обыкновенный гнойник и рассадник бандитизма, – проговорил оруженосец, расправляя плотно закрученные локоны по плечам.

- Фу, Монсиньи, ты рассуждаешь как мой дед, – Жеан слегка нахмурилась, – Хотя, чего я удивляюсь, он же тебя воспитал, – Жеан накинула белоснежную рубаху, что передал ей Ксавьер, позволила ему помочь с пуговицами, пока сама застёгивала ремень на котором висел изящный жалообразный кинжал, с заметным рубином на рукояти.

- Тебе нужно сопровождение, – проговорил Ксавьер, ополаскивая руки в бадье.

- Даже не думай. Каково это отдыхать, когда ты будешь следить за каждым моим словом, взглядом и действием? Лучше проследи за ребятами, вот уж кому нужен глаз да глаз.

 

За сборами прошло не так много времени, однако, когда генерал вновь спустилась в зал, музыка стала куда более задорной, и кто-то в отдалённом углу трактира плясал на столе, перекрикивая голос барда. Это было так нелепо и в то же время искренне, что Жеан не смогла сдержать широкой улыбки. 

- Что же, вижу на стол уже накрыли? – она слегка поклонилась своим новым знакомым и опустилась рядом с юношей поцелованным солнцем. Пока она всё равно чувствовала себя не в своей тарелке, ведь она даже не знала о чём ей говорить с этими людьми.

немного наглядности

 

Скрытый текст

e866f8071300331be95c0ca2576bf283.jpg

 


Let's fuck and fight

Make Love, Make War

Full Metal Whore

 

 

 

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

События развивались слишком шустро, слишком. Тихая посиделка в одну недовольную харю отменялась. Перестрелка взглядами с прекрасным полом, по видимому, тоже. Слишком всё шустро…

Подозрения в том, что Моринь — это улыбчивый клубочек бед на занудную храмовничью голову. То что нужно, чтобы отвлечься от всякой кутерьмы. У таких полно «почему», а если нет ответов, то есть что самим рассказать. Это было идеальным раскладом.

 

- У меня выходной, - поднимает на мгновение Матиас ладонь перед собой, коротко обрезая продолжение диалога о пользе храмовников в дикой природе. - Приводите зло завтра. Буду сытый, выспатый и весь из себя рыцарь.

 

Капелька самоиронии, с рожей пресноватой, даже задумчивой каким-то местом. Взгляда глаза в глаза сержант избегает, на всякий случай. Ему не нравилось, когда в его глазах ищут что-то, так и ему не нравилось проникать в закрома других. Очень хороший способ обезличить нечто живое перед собой, в случае чего, чтобы прикрываться долгом и не взывать к морали.

А ещё таким взглядом можно просто напугать безобидного собеседника.

Как оказалось — ко времени, ведь завязалась потасовка, которая заставила историю обернуться новым покрывалом подробностей. Не белоснежным, но золотым, буквально внесённым вместе с ругающимися смутьянами.

 

- Алкогольный… демон? - ведёт как-то бровью неуверенно, медленно соображает, и не находится ничего лучше, кроме как сказать: - Демон есть демон. Любому можно преподать урок церковного гостеприимства.

 

Фраза звучала бы куда увереннее, говори это его сержант, прожжённый мужик. У которого голос, как ржавый горн, а глаза сверкают недобро голубоватым из-под тяжелых бровей. Хотя, Матиас ведь сам сержант. И от того косится на бутылку пойла, что взял для уговора себя на то, чтобы спьянеть. От чего-то перспектива себя доводить до состояния, когда ни земли, ни неба не чувствуешь, ему не понравилось.
  
                                                                                                        ***

Компания за пару мгновений разрослась уже до четырёх персон. Храмовник, привыкший сидеть тут либо один, либо с пьяными вдрызг товарищами, поначалу попал в ситуацию, которую комфортной не назовёшь. Завязывался, по его мнению, анекдот. Моринь, девочка совсем, несмотря на то, что снаружи ей выпали испытания, стоит только присмотреться. Офицер из высших орлейских, если слишком не ударяться в копания, Жеан. А теперь и Фэлос, товарищ, или кто бы он ни был Моринь, с хитрецой во взгляде и чрезмерной ловкостью даже в мелочах.

«Интересно, как скоро мы будем драться на вилках за право обладать последним золотым?» - думает Матиас.

Сам же на автомате приветственно всем улыбается, если можно называть его пресный оскал улыбкой. Весь из себя солдатик, пытающийся естественно улыбаться. То ещё, наверное, зрелище. А говорили ему, что лучше забрало не поднимать, если что.

Тем более, внутри уже покатила волна облегчения. Всё внимание заберёт себя учитель Моринь, тому не в первый раз, сразу видно. Он поделится им с Жеан, доспех доспехом, но невооруженным взглядом видно, что внимание она собирать умеет. Далее заберёт его самая юная особа за столом, в виду своей улыбчивости и наивности. Самому неприметному и скучному, по его же мнению, остаётся роль того, кто одобрительно кивает и угукает. В общем, ничего нового, только еще трое за столом это не пьяницы с нытьём о том, как тяжела храмовничья доля.

 

- Не думаю, что у всех нас тут очень насыщенные планы. Кроме как живот набить и просто отдохнуть. В компании интереснее, как не крути, - чешет сержант затылок и оседает на место, уступая право хозяйки стола Жеан, на которое он претендовал лишь в гордом одиночестве.

 

И теперь, когда контроль, если так можно сказать, над столом, перешёл к хозяйке, Матиасу его снедь показалась попросту позорной. Хозяин и помощники засуетились, принялись снимать допрос. Предлагали всё по самому высшему разряду, и такое, что жалованию Аркаса не снилось, где-то, лет пяток. И это при том, что еду он будет воровать, деньги копить в носке и так далее. В меру своего воспитания, вежливо отказывался, отмалчивался, жестами отнекивался от допрашивающих. И выглядеть, в своих же глазах, начинал как дева в первое свидание на сеновале. Потому, просто понял, что бесполезно, и правда может на обиду нарваться. Бронебойный аргумент, гласящий, что плохой заказ леди-воительницу обидит, в итоге сделал своё дело.

 

- Мяса. Свининки. И помидоры. И хлеб. Но мяс-о-о-о, - протянул он, прикрыв глаза, исходя внутри голодной слюной.

 

- А пить? - интересуется хозяин, с такой улыбкой, что хоть тресни, а тот всё равно встанет и продолжит скалиться.

 

- Вино. Только чтобы я с него ноги мог нормально переставлять, а не волочить, - тут провести Матиаса было бы сложно, это у них семейное.

 

А сам храмовник голову опускает, явно стыдясь, что сам себе подобное оплатить не в силах. Ну а что? В беды прыгаем сами, медяки добываем сами, но чаще за простое «спасибо» и «помолимся за тебя», так и тут бы по всем своим неписанным правилам за всех заплатить. Но куда там. Оставалось надеяться, что остальные по степени наглости заказ смогут повторить, и не придётся выглядеть самым прожорливым свинтусом за столом, жрущим за чужие деньги.

Моринь выручила, от мыслей отвлекла вопросом. Хвала Создателю. Никто лучше самого неварца ему мозги не выносил. А если выносил, то что происходило? На голову падал трёхкилограммовый кусок льда, и тот отмораживался на ближайшие сутки, буравя в стенах одни и те же точки по несколько часов за мыслями о непостижимом «ни о чём».

 

- Служба, - односложно ответил Матиас, но продолжил, чтобы совсем уж не выглядеть враждебным. - Грешникам неймётся, гоняем потихоньку. Когда-нибудь переведутся. А пока, вот, парой тумаков и затрещин профилактические беседы проводим.

 

При вопросе про руку, вдруг, улыбка посещает лицо. Будто бы это не рядом с ним недавно шандарахнуло нечто опасное, что могло просто убить. А обошлось всего-то, по меркам возможного ущерба царапиной.

 

- Ну так… Грешники не очень любят, когда их тумаками погоняют. Сопротивляются, - и пока стол накрывался, Жеан отсутствовала, и нужно было убить время, сам спрашивает. - А вас двоих? Вдвоём путешествовать в этих краях затея не из лучших. Рискуете ради важного чего-то, а?

 

А спустя еще некоторое время стол был накрыт так, что пустоватый желудок храмовника пел оды поварскому искусству и порывался поглотить это всё. Храмовник и так себя чувствовал неловко, видимо, из-за своего несколько голодного взгляда. Так еще глупее стал его взгляд, когда появилась Жеан, избавленная от тяжеленных доспехов и одетая, скорее, к ужину в куда более приличном обществе, чем случайные путники.

 

«Оторвать взгляд. Оторвать. Нет, на Моринь и Фэлоса не смотрим таким взглядом, неверно поймут. Куда? Куда? Под ноги? Тьфу, зараза, выручай!», - думает мужчина, отчаянно скрывающий свою восторженность увиденным.

 

Выкрутиться спешит прямо на ровном месте. И снова спасибо, что вместо него первым говорит кто-то ещё. Вот только лёгкая заторможенность, несколько секунд мешает встретить «хозяйку» стола. Но куда вояке с большой дороги до манер высшего света.

 

«Создатель, ты есть...»

 

- Как-будто в сказку попал, - лишь отпустил комментарий Аркас негромко, на вопрос о готовности трапезы.

 

Без разрешения и первого тоста, правда, приступать к поеданию не решается. Уж каким-то понятиям о культуре поведения обученный, сообразил. За что себе поставил поперечный тумак в область лба, где-то в мыслях. На всякий случай. Чтобы меньше болтать и вести себя как что-то, из чего потом делают шкафы. Недалекое будущее сулило весьма интересный ход событий.


I've told the truth so many years
No one seems to wanna hear that
I'm not someone else inside
1947130790_ezgif.com-resize(20).gif.5f7e3d50d446c285f08d592c3f07c303.gif 1021481225_ezgif.com-crop(30).gif.f5fb2d1ac30c0eb8569c05d34af5777b.gif 529885400_ezgif.com-crop(31).gif.205d5948ff4667f584d2fc702f314234.gif I've been alone this lonely road
Looks like I'm not coming home
But I don't mind, please don't cry

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Казалось, что храмовник был немного нелюдим: отводил взгляд, был молчалив и, кажется, немного некомфортно себя чувствовал в присутствии посторонних. Возможно, Матиасу было бы лучше сидеть в гордом одиночестве за столом и потчевать себя хлебом с крепкой жидкостью в кружке, даже если бы перед ним сидел такой же нерешительный на общение тип, то это не так вредило бы атмосфере. А за стол к нему подсели не самые тихие люди и эльфы. 


Но Моринь лишь показалось это… Его ответов было достаточно, чтобы Белка зацепилась за него, с  интересом рассматривая и хихикая на его слова о демонах и долге храмовника. Даже без алкоголя ей достаточно было хорошего настроения, чтобы на любую забавность широко улыбаться и вести себя достаточно открыто. 

 

А появление Жеан в их поле зрения и присоединение учителя только способствовали усилению интереса и уровня болтливости Белки. Хотя наставник и был призван для того, чтобы этот уровень постоянно снижать, но ее это не очень останавливало, если, конечно, голос Лиса не синергировал с чем-либо еще. 

 

Собеседников становилось все больше. Казалось, это место создано для того, чтобы ты был постоянно вовлечен в круговорот событий, который расщепили в неравных дозировках по столам трактира. Если ты одинок, то кто-нибудь обязательно заденет тебя локтем или найдет твою компанию интересной; если ты одинок, но вполне себе не переживаешь по этому поводу, то к тебе обязательно подсядут, привлеченные независимостью; если ты пришел один из большого скопления людей, объединенных чем-либо, то будь уверен, что для тебя также под этой крышей ждут заинтересованные глаза и приглашение за стол; если же ты не хотел ни того, ни другого, то, возможно, сам нечаянно станешь для кого-то из перечисленных обозначенной традицией судьбы. 

 

Лис понимал всю серьезность подобного стечения обстоятельств, поэтому вел себя в очередной раз осторожно, но заинтересованно. Ему, как он уже успел подметить, несомненно сильная и властная Жеан внушала, если не уважение, то понимание и признание. Опасных и сильных людей эльф уже научился распознавать, а тут и знатоком быть не нужно, чтобы сложить два плюс два. 

 

- Не стоит так меня хвалить, - еле кивнул в качестве благодарности, чуть улыбнувшись так, чтобы были видны немного его клыки, - Мою ловкость я даже не демонстрировал. 

 

Лис, надо сказать, врал, потому что в потайном кармане его куртки несколько минут как лежал небольшой кожаный мешочек. Никогда нельзя оставлять какой-либо из навыков без тренировки. Быть пойманным он не боялся, потому что кошель принадлежал одному из вояк этой прекрасной женщины, который преспокойно ушел наверх. Не стал бы трогать эльф конкретно его, понимая всю опасность, но орлесианец уж слишком высокомерно посмотрел на разбойника, а кошель так угрожающе выглядывал и просился в руки. Да и кошелем назвать его нельзя - так, маленький кошелечек. Не остался довольным Лис от такой добычи, поэтому обязательно вернет его, но потом. А сейчас пусть полежит в знак победы какого-то эльфа над сыном Орлея. Молоденькая девушка, что сидела рядом, ничего не заметила, иначе просто защипала его и давно уже испепелила взглядом.

 

А Жеан все продолжала удивлять. В этом случае удивлять своей щедростью, посылая к их столу трактирщика, выказывая широкий жест в знак их знакомства и последующего общения. Не всякая орлейская госпожа согласится сесть вместе с незнакомцами, когда у нее под носом целый отряд из более подобающе одетых и проверенных людей. Могла бы найти множество предлогов дать отказ, но не поступила так. Командир, а присутствующие уже точно не сомневались в этом, была желанной и обласканной гостьей этой таверны, иначе лебезил бы так трактирщик перед ее статной фигурой? 

"Извивается как уж на раскаленной сковороде перед ней. И улыбка такая ядовитая - он также ядовито улыбнулся ему в ответ, будто бы искренне веря в его благие намерения угодить им, хотя лишь угодить себе, вызывая одобрение работой у этой златовласой госпожи, - А она и так уже давно знает, что он ее золотые носки готов языком вылезать так, что пылинки дорожной не останется!"

 

Экая роковая женщина в своей манере и положении заставит пресмыкаться, ничего толком не делая. Такие вызывали, пусть и не восхищение у разбойника, но вот уважение - точно!

 

А Моринь…Но Моринь…. 

 

Лис вздохнул и болезненно посмотрел начала на нее, а затем на удаляющуюся на второй этаж воительницу. У сидевшей рядом с ним молоденькой протеже с растрепанной от утренней тренировки косичкой по глазам видел Лис, что в сердечке девичьем ему придется потесниться. За несколько минут общения эта женщина уже впечатлила его спутницу чуть ли сейчас не до потери ориентации в пространстве. 

 

Потому что то, как она проводила взглядом, даже не обратив внимание на самопровозглашенного ужа и возможность легкодоступной еды любого уровня, было похоже на мимолетную влюбленность.

 

Лучница смотрела с восхищением на вид Жеан, которая величественна и угрожающая, внушая своим видом трепет и необъяснимую покорность. Наверное, то было вызвано и ее голосом, что, пусть и казался вымотанным, звучал четко и повелевающе. Скорее всего, сероглазую даже ненадолго загипнотизировали, словно змею. Но таких змеек просто так под гипнозом не удержишь, потому что после подобного накатывающего потрясения кем-то вроде воительницы, приходит непреодолимое желание выплеснуть эмоции в виде монолога, потому что физически невозможно будет превратить нескончаемый поток информации, в котором ты делишься со всеми и так уже понятным наблюдением. Вот и почти бесшумный лепет Белки говорил об этом.

 

Утрировать эльф не любил - опасно для дела и для общения, - но этой шпилькой уколоть подопечную ему очень хотелось.

 

Легонько дернул - нет ответа. Ущипнул за худенькое предплечье, чтобы никто из присутствующих не заметил, - раздалось шипение. Моринь повернулась к нему, чуть ли не готовая закатить сцену, приправленную возмущением и обидой, но, видимо, помня о том, что они не одни, лишь с глазами побитого котенка кинула обиженный взгляд.

 

- Заказывай, золотце, человек стоит тут уже давно, - в театральной манере указал он на трактирщика, который также продолжал натягивать улыбку, которую чуть подкосило, если учитывать, что он явно не оценил отношение эльфа, который, словно так и должно, передавал свои мысли спутнице.  

 

Моринь совершенно спокойно посмотрела на мужчину, которому, как ей показалось, было немного неудобно или же неприятно стоять рядом с ними. То ли от того, что у него и так много забот, а они ничего не заказывают и отвлекают, то ли он неприязни к эльфу - всем известно, что эльфов в Орлее принимают за второй сорт, - то ли от всего сразу. 

 

В Орлее девчушка жила меньше пяти лет, но многое уже повидала, влезая в дома с Лисом. Видела она и богатые позолоченные комнаты, и аппетитнейшие яства для господ, и многочисленные бутылки с винами и шампанским. Она бы попробовала все, что видела своими глазами - аппетит у подростка был завидный - но сейчас, как ни странно, ничего не хотела, грея руки о теплую похлебку. Хотя была у нее одна мысль:


- А пирог у вас есть ?


- С мясом или с сладкий? - он все также дружелюбно интересуется, но девушка все также спокойна. Чувствует свое превосходства и ведет себя высокомерно? Нет, не может отойти от Жеан. 


- С яблоками! - загорелся огонек в ее глазах. 

 

Сам же Лис заказал себе мясо и крепкое вино. Если девушка, видя ее виноватые глаза, еще думала про правильность принятия предложения об обеде за чужой счет, разбойник никак не смел винить себя, понимая, что они могут еще долгое время потом не поесть ничего подобного.  

 

- Я тоже хочу вино! - обязательно должна была отозваться Моринь на этот заказ. 


- Мелкая еще, окосеешь. Белкам алкоголь нельзя! - с легкой улыбкой парировал ее нужду эльф. 


- Тебе его тоже нельзя - нюх притупится и разум еще больше пострадает, - поспешила отбиться лучница, но дальше ее фраза: “...хвост загнется и из прекрасного Лиса ты превратишься в выхухоль”,  - не была озвучена, потому что Матиас заказал себе нечто подобное. Да и показывать свою обиду в незнакомой компании не так уж было выгодно для нее. 

 

Моринь тут же переключилась на храмовника, который засиделся в одиночестве и уже начал думать о своем. Кажется, после озвучивания своего заказа ему стало, по мнению девушки, неловко еще больше. Но, оправившись от эффектного жеста новой знакомой, Матиас, словно его одернули очень сильно, вступил в диалог в бодром духе.

 

- Интересные у вас, храмовников, методы, - она уже подперла подбородок рукой и, кажется, была захвачена полностью интересом к Матиасу, - А кого храмовая стража считает грешниками? И почему храмовники отходят так далеко от церкви? Как вообще ведется служба у храмовников? 

 

- Слишком много вопросов, Белка, - откомментировал ее интерес наставник, отпивая из большой кружки первый глоток принесенного вина, что стоило однозначно дороже того пойла. что куплено им же. Также он с сожалением поглядел на мужчину напротив, зная, что этому человеку придется очень многое рассказывать и долго отбиваться от вопросов Моринь, если той он понравится, если в нем она разглядит источник знаний. Но внутри все радовалось тому, что сейчас много говорить будет не он, а Матиас. 

 

На улыбку Матиаса Моринь реагировала крайне спокойно и с сочувствием на лице, но вот Лис сразу примерил на него роль мазохиста. Почему? Потому что чутье подсказывает. Девушка хотела поинтересоваться про неудобства и боль, но остановилась. И так было понятно, что такие травмы не приносили своим носителям ничего хорошего. Но она также безобидно хихикнула от способа рассказа про травму и продолжила:

 

- Видимо грешники обрастают железной броней, раз тумаки приводят к повреждениям конечностей, - Моринь все также продолжала смотреть на Матиаса, изучая, но уже в ее глазах можно было уловить некую хитринку, которая горела ярким пламенем заинтересованности в глазах рядом сидящего эльфа. 

 

- Мы охотимся на мелкую и среднюю по крупности дичь! - выпалила девушка на автомате. Ее звонкий голос и легкость в общении располагали к себе. Но провозглашенный Фэлосом эльф осторожно посмотрел на Матиаса. Вряд ли в его понимании этот вопрос был задан с каким-то подозрением, но Лис помнил, что у охотников есть луки, а на их пару лук всего один. Охотник Фэлос не имел оружия, зато взломщик Лис располагал иглами и кинжалами, пропитанными ядом. Не очень охотничий набор. 

 

- Не пропадем мы, Матиас, в лесах намного безопаснее, чем на дорогах, как бы это абсурдно не звучало. А от зверья защититься сможем, - он дружески махнул рукой, расслабленно откинувшись на спинку лавки, - Лучше скажи, как сам храмовник может путешествовать в одиночку? Или у тебя здесь есть друзья? Тогда почему ты сидишь в одиночестве?

 

Вино грело душу и тело, а карман грел небольшой трофейный кошель. Все в этом дне было хорошо, так казалось и разбойнику, и его жутко довольной сейчас первым куском пирога ученице. К тому же еще и вино с мясом не ударит сегодня по карману спутников. 

 

А виновница всего этого пиршества уже спешила показаться в поле зрения, привлекая к себе всеобщее внимание. Тут уже Лис переключается на Моринь, чьи серые глазищи смотрели лишь на одну фигуру, забыв, кажется, даже о недоеденном куске пирога. 

 

Как только запах женщины коснулся Лисьего носа, реакция Белки не заставила себя долго ждать:

 

- Вы прекрасно выглядите, Жеан! - она подскочила, чуть не задев свой же пирог с яблоками. И тут же сильная эльфийская рука с размахом опустилась на плече, заставляя сесть. Но в лице девушки ничего не поменялось: она все также с восхищением смотрела на женщину. 

 

- Да, присоединяюсь к оценке Моринь, - совершенно спокойно добавил эльф. 
 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Каблук, мысок, каблук, мысок. То дробь отбивают изящные сапожки из синего замша, невысокой девчушки, что вытянула подругу потанцевать. Волосы рыжие словно пламя, а лицо веснушчатое раскраснелось, глаза пьяны, а движения честны, тело желает движения, задора. Подружка же чуть более стеснительна и чувствуя на себе взгляд десятков глаз не может танцевать так как рыжая, то ли дело в природной стеснительности, то ли в недостаточном количестве алкоголя в крови. Таких танцев не танцуют при дворе, и даже в салонах домашних. Эти танцы настолько просты и честны, что Жеан не может оторвать взгляда от крутящейся волчком рыжей. Осиная талия её подпоясана пёстрым кушаком с тонкой цепочкой увешанной мелкими монетками, вычурный корсет поверх лёгкой рубахи, под которой нет и намёка на бельё, шея увешана цацками всех мастей, безвкусно, сказала бы маман, а Жеан нравиться эта странная неуместная эклектика. Впервые в жизни Жеан задумывается о том, что хотела бы так жить, вдали от долга, от множества высокородных родственников. Быть распущенной, лёгкой, строптивой и свободной, как эта рыжая…

 

Так о чём таки они? Ах да, она же не одна! Компания по словам оруженосца из прощелыг и бандитов? А даже если и так, почему бы не забыть о том кто ты есть хотя бы на один вечер и не притвориться кем-то иным? Однако, это не возможно по самой главной причине, ей уже назвали светлостью, а значит придётся преодолевать барьер в виде статуса. Всё как всегда. 

 

А разговор, кажется, всё ни как не клеиться. Собравшиеся такие разные, что найти общую темя для беседы практически невозможно,да ещё эти восторженные взгляды, к которым Жеан попросту не привыкла. В армии всё иначе, при дворе всё иначе и если на тебя кто-то и смотрит вот такими глазами как эта юная белокурая девица, то всё это прикрыто маской и тонной завуалированнх речей. Посему, Жеан чувствовала себя немного скованно, будто бы сняв доспехи она обнажилась перед окружающими.

 

- Благодарю, – наконец, возвращается мыслями и взглядом Львица ко столу, отрываясь от созерцания разудалого танца и отвечает на восторженную оценку Моринь её внешнего вида. Она к этому не привыкла, и даже на какое-то мгновение растерялась от пристального внимания, девчонки. А вот молодые люди были гораздо более скупы на проявления заинтересованности, но оно и к лучшему, не нужно будет в случае чего челюсть ломать.

 

- Это же разве сказка, – улыбается Лавайе переводя взгляд сапфиров-глаз на молодого воина, который кажется смущён не менее самой Жеан, и на какое-то время генерал теряет мысль, чем обусловлена такая реакция. Молодостью? Вероятно. Более прожжённые вояки легче относятся к подобным жестам щедрости, не чувствуя скованности или неудобства. По всему видно, Матиас, человек ещё не слишком порченый военным делом, ещё умеет быть благодарным и совсем по мальчишечьи смущаться излишнему вниманию к своей персоне, тем более, как поняла из разговора Лавайе юнец ещё и служитель церкви, а с ними дела вообще обстоят сложно. Ни чего пооботрется и возможно немного расслабиться, – Сказка это побывать в трактире в Вал Руайо, что в самом центре рядом с пристанью. Помнится в юности мы туда хаживали с однокашниками по академке. Если будете в столице, зайдите в таверну “Три пёрышка” не пожалеете, – улыбается шевалье, а волосы словно ореолом горят от солнца, что через окно за спиной ей просачиваются и собой заливая весь стол, от чего капли воды буквально светятся на омытых и свежих фруктах, да овощах.  Самой же Лавайе её жест не кажется чем-то из ряда вон, ей даже приятно. Странное ощущение. 

 

- Куда путь держите? – спрашивает Жеан у всех разом, на мгновение гривой золотой встряхивая поворачиваясь в сторону громкого хохота, распространяя аромат полевых цветов. В углу троица подозрительной наружности играет в “Порочную благодать” и кажется кто-то изрядно проигрывается, судя по недовольству на лице одного и хохот оставшихся двух. Веселье в таверне только начинается, ведь даже до сумерек ещё далеко, что же будет тут ночью? – Погода располагает к путешествиям, – возвращает взгляд совй обратно к сидящим и за аккуратным кубком тянется, что наполнен антиванским красным, а купаж превосходный. Лицо Лавайе светлое, а улыбка открытая, словно и не она только что привела целый отряд солдат, и не она была облачена в золотые доспехи и шлем с забралом в виде кошачьей ощерившейся морды. 

 

- Что же, – кубок свой поднимает вверх, – Мне приятно, что сегодняшний день я проведу в такой...интересной компании, – говорит Лавайе честно. Она всегда честна, иногда до зубного скрежета окружающих, и сейчас не изворачивается и не привирает, – За знакомство и добрый вечер!


Let's fuck and fight

Make Love, Make War

Full Metal Whore

 

 

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

Суета таверны, такая затягивающая, заходишь и пропадаешь. Ты остался за порогом, внутри это совсем не ты. В этом месте, в этот час, пишется немного другая твоя история. Что-то можно отпустить, что-то можно взять с собой.
Всё ещё неловко и неудобно. Моринь и Фэлос между собой обмениваются парой шпилек. Как-то так, по родственному, что ли. Знают друг друга так хорошо, что любая шутка и шпилька — часть ритуала общения. Со стороны так именно и кажется. Этим двоим третий вряд ли нужен, когда они обсуждают что-то своё, а остроты и проявление девичьих капризов лишь добавляют этому факту шарма. Матиасу хочется слиться со стеной, чтобы не мешать. Хотя, большей степенью, ему так даже лучше. Рядом возня и разговоры, а до него нет никому дела. Устраивает расклад, полностью.

 

Но, фиг бы там плавал, а дерево бы там не росло, если бы не жизнь, с её чувством юмора. Какой-то миг, и храмовник ощутил, как в него, будто стрелы, влетают слова девушки так часто, будто бы в него целый взвод лучников выпустил по снаряду. Закрывайся и уворачивайся, только и знай. Еще и поза за столом такая, что, да, голубчик, на тебя смотрят и с тобой говорят, в окно таращиться не выйдет, делая вид, что ничего не слышал.

 

- Да ничего, Фэлос, за интерес не наказывают, - ну да, конечно, новой порцией вопросов.

 

Хотя, в тайне, даже самый нелюдимый персонаж желает, чтобы кроха внимания ему перепадала, и радуется как дитя, если интерес не иссякает, и он искренний. Подделку, вымученную, раскрыть весьма легко.

 

- Не мы считаем, а Церковь. Кто сеет несправедливость — тот и грешник. Бандит, грабящий бедолагу-путника ли, а может маг, сбежавший из Круга и творящий бесчинства. Мы несём справедливость в Тедас. И неважно, как далеко нам нужно уйти от обители. Если миссия того требует, то с запада на восток пройдёт каждый. А про службу… долго рассказывать. Если коротко, так как в обычной армии, только руководствуемся словом Создателя и указаниями старших в иерархии Церкви, - без фанатизма в голосе даже, с полуулыбкой такой глуповатой, ведь сам не знает как описать всё точно.

 

Служба давно стала привычкой, давно стала жизнью. Без неё не было другого пути, не было даже видимого ориентира куда двигаться дальше. Только каждодневное исполнение долга храмовника. А как и зачем — думалось об этом в последнюю очередь, или совсем не думалось. И такие вот и нужны были Церкви. Прочно приросшие к ней бойцы, что без колебаний исполнят любой приказ. Это окрыляло своей важностью.

 

- Грешники умело швыряются тем, что не каждый доспех выдержит, - в кривой усмешке отвёл Матиас взгляд.

 

Стало быть, охотники. С одной стороны — похожи. А с другой — видел Матиас охотников. Как правило, здоровые мужчины и женщины, которым и с волком, и с медведем сладить приходилось, встретившись лицом к лицу. Обросшие, немытые и в обносках, пополам с мехом. Самый обычный образ. Но бывают и исключения, учитывая, что эльфы совсем не похожи на охотников -людей, к примеру, и методы у них немного отличаются. Заострять на этом внимание не хотелось. Своё брала усталость и ночь без сна. Не в этом месте копаться в подноготной каждого.

 

- В лесах всё больше банд и отступников, да и на тракте. Всё меняется, - пожав плечами и губами одновременно, говорит сержант. - У меня тут нет друзей. А вот сослуживцы со мной.

Взгляд за дальний столик, за которым тройка храмовников осушала стаканы и пыталась руками до официантки дотянуться, строгий, как старшего храмовника в кваде. И жест, когда один из взглядов встретился, рука у горла и покачивание головой. Многое говорящий капралу о том, что ждёт его за нарушение дисциплины, пусть даже и на привале.

 

- Есть причины. Не хочу никому портить аппетит, - потряс Матиас головой и повесил её над столом.

 

И радовало, что рядом была Жеан. Ей ничего не стоило отвлечь внимание всех на себя одним своим внешним видом. Комплимент из себя выдавить не вышло, это сделали до него. Так что оставалось просто украдкой посматривать на неё, и на остальных участникам маленького пира.

Все внимание тех, кто не был занят едой и выпивкой, привлекали танцующие. Мотив музыки был простой, понятный. В пляс так и звал пуститься. Вот только знал сержант о своих потугах плясать. Сидел на месте и похлопывал в такт музыки ладонями. Вот так незамысловато таверна забирала всё плохое, заставляя вбирать в себя хорошее.

 

- Сказка, - утвердительно кивает Аркас. - Сказочнее только дома.

 

А затем внимает рассказу о заведении в Вал Руайо. Город всегда тот рисовался каким-то сказочным, невесомым, далёким ото всех проблем, изысканным и утончённым. И таверны там, стало быть, совсем другие. Наверняка, не приходят абы какие посетители. А если и приходят, то звонкая монета нужна в достаточном количестве. И вспоминает, что рассказывал лейтенант о похожем месте, про пристань, и что в позднее время можно выходить и послушать звуки моря. Вот название только не говорил. То ли не помнил, то ли врал, шельмец.

 

- А мне как-то рассказывали об этом месте. Кто знает, занесёт служба может. Хотя, скорее, расселят в казармах каких-нибудь ибо… - тут Матиас голос понижает, делает его похожим на голос своего первого командира. - Негоже защитнику справедливости потреблять в местах полных алкоголя и блуда, негоже ему веселиться, пока грешники беснуются, и нечего глазеть, пока… И тут сержант обычно брал со стола кружку эля и залпом выпивал, уходя обжиматься с очередной пассией.

 

У того мужика стоило многому научиться. Но судьба — штука злая. Ни времени не дала, ни возможности. Зато теперь всё познаётся горьким опытом, вплоть до ношения двух кольчуг. В остальном, многие советы, чем дальше, тем серьёзнее рассматривались. Сегодня Матиас впервые пригубил местного пойла, и уже даже не отказывается от вина, к которому относился с ноткой осторожности. Задурманенный разум был для него чем-то неизвестным, страшным. Но, что греха таить, пару раз случалось выпить. А потом мучиться от головной боли.

 

- Только не в полном доспехе, - снова улыбается храмовник, глядя прямо в столешницу перед собой. - Боюсь, когда прибуду в Киркволл — буду похож на прожаренный окорок. Кажется, моя увольнительная будет этим омрачена. Эх, c'est la vie, как говорится.

 

Право первого тоста предусмотрительно забрала себя хозяйка маленького пира. И Матиас отреагировал сам для себя удивительно с живостью подняв кубок полный вина. Наверное, стоило дать стихии шанс, и унестись на её волнах.

 

- Благослови нас всех Создатель, - качнул храмовник кубком в воздухе, опустил и слегка пригубил. - А куда вас ведут ваши пути?

 

И лицо не скривилось, на него просочилось удивление и удовлетворение. Хозяин не подвел — подобрал вино чрезвычайно вкусное, не креплёное и за это ему стоило отвесить похвалу. Но та похвала ему прозвенит монетами, обойдётся.

 

К трапезе, на удивление, все приступили охотно. Или Матиас просто не замечал, так как головы не поднимал, ел, что голодный зверь, хотя и старался держать себя в рамках приличия. Но было же вкусно, не его в том вина, что так быстр был. Не позорился тем, что всюду руками и не облизывал тарелку — уже здорово.

 

- Эх, люблю я эту таверну… - говорит Матиас, допивая кубок вина и отстраняясь от стола. - Кормят вкусно, поят сносно. А какие песни поют. Вы бы слышали. Но чаще тут откровенно сходят с ума. Интересно, давно тут за что-то ценное турнир не проводили? Лейтенант как-то бутылку антиванского бренди выиграл, просто попав вилкой в глаз жареному поросёнку через всю таверну.

 

За соседним столом кто-то услышал вопрос, судя по тому, что беседа, шедшая живо о том, какая порода лошадей для езды по грязи в этих местах подходит лучше, приостановилась. Там заерзал стул, плеча Аркаса коснулись через пару мгновений. Он не сразу сообразил, напрягся и рука машинально сжалась в кулак на здоровой руке. Что поделать — привычка, а она, как известно, хуже неволи.

 

- Пару недель не было ничего. Ты погоди, если смелый. Народ до кондиции не дошёл, - рука на плече разжалась и пропала, стул по полу обратно проехался.

 

Матиас выдохнул, сел как раньше и попытался придать своему лицу выражение, будто бы совсем ничего не произошло, а это он так, от неожиданности заёрзал. Отчасти, это правда, конечно. Но больше из ожидания какой-нибудь подлости в адрес храмовника.

 

- Так, будьте готовы сдвинуться ближе к окну, - подмечает сержант негромко. - Зрелище, если не участие, нам обеспечено.


 

 

 


I've told the truth so many years
No one seems to wanna hear that
I'm not someone else inside
1947130790_ezgif.com-resize(20).gif.5f7e3d50d446c285f08d592c3f07c303.gif 1021481225_ezgif.com-crop(30).gif.f5fb2d1ac30c0eb8569c05d34af5777b.gif 529885400_ezgif.com-crop(31).gif.205d5948ff4667f584d2fc702f314234.gif I've been alone this lonely road
Looks like I'm not coming home
But I don't mind, please don't cry

 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Я предупреждал, - все еще довольный перекидыванием бремени общения с разболтавшейся Моринь Фэлос сделал еще один глоток, обратившись к храмовнику.


Звуки таверны наполнялись новыми голосами. Люди все приходили и приходили, разбавляя своим появлением этот уже подвыпивший и не очень контингент. Ноты монотонных переговоров, не выходящих у каждого за пределы их стола, в какой-то момент дополнили музыкальным сопровождением, подталкивая посетителей не только с задушевным беседам и спорам, но и к возможности немного поубавить свой тон, приобщаясь к колоритному звучанию инструментов. В этом месте оказались достаточно смелые на откровенные песенки барды, что сначала не сыскали славы у прихожан, но потом зашли на ура, когда и новоприбывшие опрокинули в себя по кружке. 


- По твоим словам, храмовники являются образчиками доблести и справедливости, выступающими в роли этаких рыцарей эпохи, - хлопнула в ладоши девушка, преисполненная вдохновением от собственного вывода и рассказа нового знакомого. - Сам посуди: спасаете людей от зла; обычно, носите ваши доспехи; с мечами и заветами от церкви; еще бы белую лошадь и…
- И принцессу из башни спасти? Морри, боюсь это не тот образ, который стоит складывать о храмовниках. Они воины, выполняющие еще и грязную работу, которую им поручит Церковь. И по жестокости храмовая стража может не уступать любому рубаке. Я же верно говорю, Матиас? - придерживая кружку с напитком, Лис нашел опору для головы в указательном пальце поставленной на локоть руки, опустив на него свой висок, чуть откинув прядь своих волос.   


- Фэл, это некрасиво! - стукает девчонка своего соседа по скамье в бочину, - Храмовники много раз помогали людям и, как уже подтвердил Матиас, ловили опасных малефикаров, что магией крови могут призывать демонов! 


- Да, но это не мешает им пачкать руки на других заданиях, Белка, - хватает за руку и, несильно заламывая, возвращает хозяйке на привычное место, кладя ее ладонь на стол, - Пусть совершенно непонятно: будут ли беглые маги или те же малефикары творить зло. 


Эльф признавал магию как источник опаснейшей силы, но также считал, что не все маги должны сидеть в башнях. Отсюда его круг знакомых разбавляли и некто, обладающий магическим даром. Да, все они - отступники, но кому это мешало? И сама Белка сейчас молчала о знакомой, с которой учитель ее познакомил по вынужденным и весьма печальным обстоятельствам, что означало: Моринь не заведет разговор про знакомых отступниках. Хотя девушка уже забыла про это.   
Реакция на высказывания о причине серьезного повреждения руки храмовника была предсказуемой: Белка захихикала, но старалась сдерживать эту реакцию, поджимая губы. 


- Прости-прости, это печально, но я представила, как среди этого “много чего” могла быть и обычная кочерга. Странный вывод, - смеятся над опасной работой мужчины ей было стыдно, но сама формулировка просто вывела из равновесия, в котором, если признать честно, лучница не так уж и часто находилась. 


Новые знакомства дали ей глоток свежего воздуха. Она любила быть в компании Лиса, но вот разбавить его общение кем-то другим было приятно. Особенно, если девушка симпатизировала собеседникам, а то часто бывало так, что от общения с разными инкогнито на черном рынке очень хотелось натравливать на них свору голодных собак или же просто высказывать все в лица, которые Моринь не видела бы еще очень и очень долгий промежуток времени. 


- Мы предельно осторожны с нашей охотой. Да и проводим много времени в лесах только в пути, а так стараемся держаться ближе к поселениям. Но скажи мне, Матиас, где сейчас безопасно? Даже та толпа, что столкнула обворожительную Жеан с вами, могла унести чьи-нибудь жизни, - “Или это я кого-нибудь из них бы убил”, - продолжил мысль эльф, - Но ты прав: в лесах сейчас все опаснее, к превеликому сожалению.  


А Моринь не побоялась повестись на поводу у любопытства и обернулась в сторону, куда смотрел сейчас их новый знакомый. Лицезрев картину того, как сослуживцы храмовника старались привлечь внимание молоденькой конопатой девушки, пархающей между столиков с подносом, как и ее подруги, образ рыцарей в ее голове, который та возвела в один миг, внезапно померк. Теперь люди, сидевшие за круглым столом, дружно выпивая свою пинту пива или еще какого-либо горячительного напитка, отличались от остальных завсегдатаев таких таверн только заведомо подготовленной информацией о принадлежности к ордену. Но они все были вместе, а Матиас сидел здесь. И в этом лучница чувствовала несправедливость. 


- И среди них у тебя нет друзей? - повернулась девушка обратно, спросив с осторожностью и сожалением одновременно, - Знаешь, тогда мы будем твоими друзьями здесь! 


- Угрозы пошли, Матиас, - издевательски вставлял эльф еще одну шпильку в наивность и открытость Белки, - Теперь ты в ее списке. Могу лишь обнадежить, что не первый, - смеется и отпивает еще немного. 


На следующую реплику сидевшего напротив храмовника Моринь напряглась, нахмурилась и подставила кусок сладкого яблочного пирога, с таким же хмурым лицом взирая на Матиаса. Этот день был слишком хорошим, чтобы одно из лиц, на которое смотрела Белка, было слишком кислым для общения. Чтобы избавить пленника дурных мыслей от оков хмурости, и предпоследнего куска пирога было не так жалко. Чтобы не есть лакомство, Моринь тихонечко умыкнула корку хлеба у Лиса и зажевала ее, похрустывая, и осознавая, что за это мелкое проказничество на нее уже смотрит пара медовых глаз, и ловкие пальцы щипают за бедро. 


- Я же говорил, что она угрожает быть другом, - Лис заботливо пододвинул к ней тарелку с еще сохраняющим в себе тепло хлебом, взял масло и осторожно смазал пару ломтиков для ученицы. 


А общий градус выпитого алкоголя преодолел уже отметку, пройдя которую люди ищут выход энергии посредством кулаков, не задумываясь о том, что оружие боя может промазать и найти совершенно непричастную ко всем разборкам жертву. Если эта черта была присуща сильному полу, то прекрасная половина таверны, окутываемая пьянящей пеленой крепких напитков, которые так нехотя и с показательной скромностью нимали с подносов, хмелея, выходили из-за столов ради того, чтобы закружиться в танце, показывая свои стройные ножки и пластику движений. Даже, сидя спиной к танцующим девушкам, путники могли понимать происходящее позади благодаря веселым выкрикам и ритмичному удару каблучка о пол. Свидетельствуя этому танцу лишь своими ушами, Белка тихонечко отбивает ритм этого незамысловатого танца, прибавляя дроби с каждым зазывающим криком барышни. Но она отвлеклась…


Жеан была, действительно, из тех женщин, что вызывали восхищение. Даже сейчас ее простой, казалось бы, наряд компенсировался ореолом солнечного света, придающего этой воительнице, что командовала таким количеством людей, божественные черты. Да, в этом потоке солдат, вытягивающихся ровным строем за своим командиром, несомненно, были те, кто возводил ее на пьедестал обожания. Также были те, кто трепетал и боялся этой энергетики, которую несла Жеан. Моринь же просто была в восхищении, а вот Лис, помимо отпускания ненавязчивых комплиментов, следил за каждым ее действием, словно любопытный ребенок, но, зная учителя, ничего тот никогда просто так не делал: будь то слежкой за кем-то или же простое приглашение прогуляться. В первом случае он обязательно собирал информацию для успешного дела, а во втором внезапно устраивал нападение на свою подопечную, чтобы еще раз показать, насколько важно держать ухо востро. 


На благодарность Жеан девушка лишь скромно, словно в секунды растеряв всю смелость и живость от голоса, кивнула. На вздох Матиаса от количество яств, дожидающихся своего часа в тарелках, горшочках и бутылках с вином, Жеан поспешила переубедить того, рассказывая о трактире, чье название было несомненно знакомым для эльфа. Самому отведать дивных блюд, что подавали в сказочном заведении, не довелось, но вот некоторых клиентов можно найти не всегда на черном рынке. Приходилось захаживать в самое сердце столицы за информацией, но вот, видя опущенные глаза протеже, Лис усмехнулся, вспомнив, как она стащила с их кухни однажды пирог. Кажется, на его глазах рос настоящий монстр. Белка сжала губы и загадочно улыбнулась, понимая причину реакции ее учителя. 


- Никуда, - на широкую улыбку Моринь отвечает также открыто, - Мы отдыхаем от наших дел, а учитель меня еще и тренирует. Потом, может, направимся ближе к столице, а сейчас можно просто посмотреть страну. 


Лис ничего добавлять уже не стал, потому что ничего лишнего его протеже не сказала в этот раз. Стоило лишь теперь поддержать тост влиятельной госпожи своим кубком, заведомо обновив его содержимое. Последовав примеру людей за столом, единственный представитель эльфийской расы отпил где-то половину. 


- Вилкой в глаз поросенку через всю таверну? Это невозможно!? - воскликнула лучница, кладя нетронутый второй кусок хлеба с маслом обратно на тарелку. 


- Но кто-то вилкой в глаз, а кто-то стрелой с красящим наконечником в пах…. Бедный Эстебан.

 

Немой вопрос застыл на ошарашенном лице девушки, на что Лис лишь снова улыбнулся. А после обещания лицезреть в скором времени один из турниров для Матиаса от незнакомца, эльф, видимо, поймав прекрасное настроение, поддержал разговор о меткости предложением: 


- Так давайте устроим состязание по стрельбе из, скажем, лука? В качестве приза можем выбрать символическую плату. Например, если Белка проиграет, то я расскажу историю про цветные наконечники и Моринь.


- А если я у тебя выиграю? - полушипящими звуками выдавила вопрос девушка, стараясь приподняться, чтобы быть выше ростом, словно дикий зверек. 


- Будешь освобожденной от внезапных проверок на две недели, - судя по застывшей фигуре перед ним, разбойник понял, что попал в точку с поощрением.


Стрельба из луков для них была чем-то обыденным, но все менялось, как только кто-то решал вводить ставки. Соревновались на что угодно, будь то простым обедом или же вещь из награбленного, которая понравится победителю. Последнее применялось редко - слишком опасно держать вещественное доказательство преступления, - но было. Сейчас спорить на еду и добычу глупо, так как оба наелись, а из украденного в кармане лежал лишь мешочек со звонкими монетами, зато присутствовала неудобная история и спокойные недели в дороге. 


- Вы с нами? - эльф посмотрел на противоположную сторону стола. 
 

  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну, вот и разговор завязался. Даже как-то лихо, возможно потому что, за столом сидели не чопорные аристократы с их этикетом да придворными протоколами, где без ужимок и прыжков и не получиться начать общение, покуда не раскланяешься перед всеми, да не почтишь словом и делом все высокие титулы. Иногда Жеан искренне любила простой люд, хотя бы за то, что он был простым, да вот так странно получалось, что высокородная особа из высокого общества не любила жизнь придворную, наверное, потому что была воспитана не матушкой и сердобольными нянюшками, а строгим дедом-шевалье, который был прожжённым воякой, что безусловно наложило отпечаток на восприятии Жеан окружающего мира.

 

- Вольная Марка значит, – кивает она со знанием дела, – Далековато вас перебрасывают ...сэр Матиас, – на какой-то момент Лавайе тушуется, с точностью не зная, как правильно обращаться к молодому мужчине. По сути храмовники рыцари, ровным счётом как и шевалье и будет правильно такое обращение, с другой стороны, они вроде как не на службе и стоит ли так сильно подчёркивать статус собеседника, Жеан не знает, но пока придерживается субординации,  если Матиас посчитает нужным, поправит её, ну или примет такое официальное обращение, – Никогда не бывала там, однако….- леди-шевалье на секунду задумывается, в той задумчивости покусывая губу, но всё таки доводит свою мысль до конца, –  Слышала место не из самых лучших. Опять таки, теми слухами земля полниться, – улыбается еле заметно изучающе на юношу смотря. В её стране принято считать Марку немногим получше Ферелдена, а тамошних аристократов и вовсе не воспринимать всерьёз считая их нуворишами и чуть ли не бандитами разбогатевшими на спекуляциях и прочих тёмных делишках. Сама Жеан, конечно, в слухи ни когда не верила, да и отец её много лет вёл дела с торговцами из Марки, и к слову, люди те были весьма приятны и достойны.

 

- И где же ваш дом? – отпивая глоток терпкого вина, из кубка, которое на солнечном свету играет бликами, окрашивает обветренные губы в плотный бордовый цвет. Снова осекается, снова задумывается на мгновение, как-то нервно покручивая тонкими аристократичными пальцами, что давно огрубели и покрылись застарелыми мозолями, кубок, – Ох, простите мне моё любопытство! – извиняется искренне, не желая задеть собеседника, эх, проклятая субординация и привычный деловой тон.

 

- Наверное не плохо ни куда не держать путь, ну, или иметь возможно идти в любую сторону, – переводит тему и взгляд сапфиров глаз на девчушку, да эльфа. Вид у них как пить дать разбойничий. Нет, не такой, что оставляет неприятный осадок и желание постоянно обернуться да проверить не приставлена ли к твоей печени заточка поострее. Тут скорее вид озорной, с налётом баловства и воровства, но, Жеан, конечно гасит в своём взгляде нотки профессиональные, глядя на Фэлоса, при этом точно убеждаясь, что ни какие они не охотники, чутьё не проведёшь. Однако, она не констебль и не жандарм, что бы ставить в пику своим нечаянным собеседникам их преступные дела. А если уж пропадёт что-то с её пояса, ну так сама виновата, нечего рот раззевать. Хотя, что-то подсказывало Лавайе, что не случиться такого, возможно зря она так думала. 

 

А про местные турниры Жеан тоже слышала, даже однажды в скачках участвовала, правда не победила, но удовольствия хапнула будь здоров. На кону тогда стоял бочонок гномьего эля, отвратительное пойло, не достойное существования, но интерес есть интерес, и в какой-то степени Лавайе тогда была рада, что проиграла, зато её оппонент был рад  такой простой, казалось бы, наживе. Возможно, если представиться возможно и Жеан поведает эту историю, ведь таких историй из этой таверны у неё завались, – Да уж, место воистину волшебное, – подтверждает слова Матиаса о любви к этому месту, – А может быть и впрямь тут замешано какое-то колдовство, – пожимает плечами и в удивлении вскидывает брови, вспоминая с кем сидит за одним столом. Да, отличный ход, говорить о волшебстве с храмовником! Блестяще, Жеан! Глазами бегает некоторое время между собеседниками, неловко, ой как неловко. В такие моменты, Лавайе всё чаще понимает на сколько она далека от людей не её круга.

 

- Поросёнку в глаз, это ещё что! – сама же неловкую паузу в разговоре сбивает,  – Вот помнится по осени, один из моих солдат стрелял еловой шишкой из рогатки в глаз добровольцам...в темноте. Такая глупость! Проспорил один, что солдат мой не попадёт, ну они и пошли проверять. Потом трое постояльцев с бланшами на пол лица ходили по таверне и гоготали как оголтелые довольные результатом, – Жеан тихо рассмеялась, понимая всё абсурдность ситуации, – Солдат мой, помню выиграл кунарийский нож для чистки рогов, – она чуть громче хохотнула, – Такая бесполезная штука, но он его до сих пор хранит и временами грязь с каблуков счищает им. 

 

- С вами? – Жеан невольно ведёт плечами. Она отвратительно стреляет и стрелять тут – это потешить окружающих,- Боюсь я пас, Фэлос. Видите ли, я немного иной направленности воин – отмазка что ни на есть глупая, и скорее всего не рабочая,но что поделать, как-то же отмазываться надо, иначе позор плохого стрелка ещё долго ей будут припоминать местные сторожилы, – Я вот что могу,  поставить на кон что-нибудь интересное, – рука её скользнёт на пояс, где в аккуратны, изящных ножнах покоится кинжал-жало с вычурной рукоятью украшенной красным сверкающим камнем, – Мне хочется, что бы Моринь получила приятную безделушку, – Жеан тайком подмигивает, девчонке, сама от себя не ожидая такого жеста, но что-то в этой открытой и милой белокудрой, её подкупает, словно она увидела себя, только иную, свободную и лёгкую, и от того на душе шевалье становилось как-то светло.


Let's fuck and fight

Make Love, Make War

Full Metal Whore

 

 

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Чего еще можно желать в один из таких дней, если не этого? Еда на столе, есть чем запить, есть с кем поговорить, есть о чём говорить. Не дать — не взять, есть ровно столько сколько нужно, чтобы не чувствовать себя хотя бы на грамм более несчастным в этот летний день. Ведь лето же, лето! Время приключений, теплых ночей, росы по утрам, босым по ней ходить и наблюдать на своих длинных маршрутах группы косарей, что с травой ведут бой. Прекрасная картина, солнечным утром, под дымкой легкой.

 

Но к таверне, снова к таверне. Видимо, мысли стали легче, чуть веселее, быстрее забегали, заиграли красками. Виной тому сытная трапеза и пара глотков вина. Так немного, но так достаточно организму, что крови накануне немного лишился и скрытая рука с повязкой, как напоминание, уже не спрятана от глаз, а лежит на столе, в пальцах зажат кубок и алой жидкостью, от которой запах такой, будто бы в саду оказался, когда плоды уже вовсю готовы к сбору.

 

И как-то совсем легко удаётся собраться и реагировать на тех, кто составляет компанию в это время. Моринь и Фэлос, кажется, совсем не стесняются тех, кто с ними сидит. Слаженный тандем, им вряд ли стоит вслух говорить, но говорят, препираются. И воспринимаются они с какой-то легкой наивностью, глупостью, радостью. Улыбка на лице чуть сама наползает, предательница. Вино ли виной?

 

- Да хватит вам, друзья мои, о службе моей. У всех нас в жизни есть дело, которое мы делаем. Хорошее или плохое, но это то что мы умеем, что делаем, что будем делать, потому что так выбрали мы, и Создатель так распорядился. А рассуждать о природе того, что мы делаем, хороши ли это или плохо, увы, не нам. Я — лишь орудие Его, и подчиняюсь приказам, - пожимает воин плечами, глаза прикрыв, будто бы устало. - И пусть они останутся за порогом таверны, там, подальше. Тут положено отдыхать, набираться сил и поменьше копаться в этом всём. Не сочтите меня грубым. Мне достаточно службы на сегодня и ближайшую пару дней.

 

Сержант мог бы обвинить себя в том, что несдержан, в том, что не занимается пропагандой своего ремесла или не начинает поносить магию, да бандитов, на чём свет стоит. Но лёгкая доля расслабления, скопившаяся усталость, небольшое умиротворение в такой обстановке, которую повторить — это надо вымудриться, своё делали. Хотелось забыть о своей службе. Немного. Побыть простым случайным человеком, как тогда в Ривейне. И искренне надеялся, что поймут его, не станут больше распрашивать.

 

- Может, и кочерга. Но это, увы, секрет фирмы, - подмигивает юноша Моринь. - Рот на замок! Но в лесах эти кочерги можно найти. Будьте осторожны, и лишний раз не ввязывайтесь в проблемы. А лучше разыщите патруль и укажите на подозрительных засранцев.

 

И демонстрирует рукой, будто ключ ко рту поднося, проворачивая его и выкидывая абы куда придётся. Артистизм и пластика — не его конёк. Жест мог выглядеть нелепо, да мог идеально подчеркнуть, что лучше и сюда нос не совать. Не хотелось бы, чтобы кто-то пытался разузнать состав, какое стекло подходит для хранения и как подорвать храмовника получше. Перестраховка на случай, если завтра эта парочка окажется вдруг…

 

- Ох, нет. Только не среди этих. Эти-то они… - махнул рукой Аркас. - Я, конечно, не против дружбы. Только не втягивай меня в авантюры, о которых я смогу пожалеть. Правда. Я страшный зануда и испорчу всё веселье. Пятьдесят на пятьдесят, что испорчу.

 

Фэлосу же храмовник просто подмигнул, не забыв улыбнуться в сторону Жеан. Забавно, его нагнало ощущение из детства, когда братья казались не кем-то далеким, а родными. И Моринь сейчас ощутилась, будто бы младшая сестрёнка, с которой скучно не будет, даже если их запереть в пустой комнате.

 

- Волка ноги кормят, - продолжает улыбаться Матиас, но отчего-то сдержаннее.

 

Какой контраст. Глядя на Моринь и Фэлоса улыбка какая-то легкая, детская, а едва обращается к женщине-офицеру, так становится сдержаннее, и плечи сами собой выпрямляются, и спина. Ох уж эти привычки со службы. Как перебороть? Старшие товарищи знали — уже знатно квасили, и там им было всё равно, хоть брат, хоть зять, хоть командор, хоть сам Создатель.

 

- Место не хуже и не лучше других. Без орлесианского стиля и изящества, но тоже неплохо. Мне там даже нравится бывать. Особенно в Верхнем Городе. Хотя не очень люблю города. Вот здесь, мне кажется, больше жизни, чем в них, - окидывает Матиас взглядом ту часть таверны, что мог охватить. - Ох, и не надо этих «сэр», прошу. Когда это говорят старшие товарищи — мне слышится издёвка, потому как еще не дослужился. Когда говорит кто помладше — чувствую себя словно злобный дядька-сержант, что задаст трёпку за неправильный выпад.

 

Аж раненую руку повело слегка, вспомнив едва, как лупили по кривым лапам, что меч не могли держать и правильно бить. Воспоминания не самые приятные, но отзывались теплом в сердце. Это с ним делает вино? Ведь сержанта своего Матиас люто ненавидел.

 

- Ничего-ничего, это никакая не тайна, - дивится храмовник тому, как женщина перед ним осеклась, задумалась и начала извиняться. - Мой дом в Камберленде. Правда, даже толком не знаю, как он сейчас выглядит. Цветет и пахнет, как в детстве, или всё это поменялось и теперь там всё по другому? Но я не скучаю, нет.

 

Темы менялись, вино шло хорошо. Даже Матиас, принципиально не пьющий столько, сколько выпил сегодня, чувствовал себя вполне нормально. С него даже спадал потихоньку ступор, смущение, сомнения. Он все легче относился к непоседливой Моринь и колким комментариям Фэлоса, а под взглядом Жеан больше не норовил прикинуться солдатиком, каких она каждый день видит. Всё стало проще. Он стал меньше думать.

 

- А если тут замешано колдовство! - сержант указательный палец оттопырил над столом, будто бы в назидание, потряс им. - Мы его быстро…

 

И сказал таким тоном, будто бы и вправду, сейчас может начать пытаться магию гонять по помещению. Но он не настолько пьян, не настолько глуп, да и это могут успешно сделать другие, но позже.

 

- Шучу-шучу, - лицо немного изменилось, по его ощущениям, на деле, вряд ли сильно поменялось. - А про хрюшку не шучу. Так и было. Тут этим не шутят! Погодите… Еловой шишкой из рогатки? Из рогатки! Почему меня не было?! Проклятье…

 

Человек себе судьбу запоровший рогаткой, готов был хоть сейчас взяться за старое. Кое-что детское из человека не выдавить даже чеснокодавкой гигантских размеров. И шанс почти сразу представился.

 

- А если выиграю я? - как бы согласившись уже, Матиас привстал над столом, уперевшись в столешницу локтями. - Что тогда? Только… Краткий курс для лучников-чайников, будьте добры. Иначе, это совсем нечестно.

 

А еще в одном месте заиграло желание у упомянутого солдата отыграться, взяв рогатку. Но его не было здесь, не было и рогатки. Зато была очень интересная Жеан, его командир, и грядущее пари по стрельбе из лука. Чем черт не шутит, а? И пусть она шла в отказную. Юный неваррец был немного пьян, в неплохом настроении и ему казалось, что шальная авантюра ничем не хуже, чем продолжать сидение на этом самом месте.

 

- Жеан, прошу вас, как будущий офицер Ордена, примите участие. У вас же есть шанс поставить этого неваррского выскочку на место. Состязание аутсайдеров тоже состязание ведь. Отказ сродни поражению. Давайте, один раз живём! - Матиас уже чуть ли не нависал над бедняжкой, которую решил просто спровоцировать на авантюру, не его амплуа, но руку пригласительно уже вытянул. - Решайтесь! Что было здесь, то здесь и остаётся!


I've told the truth so many years
No one seems to wanna hear that
I'm not someone else inside
1947130790_ezgif.com-resize(20).gif.5f7e3d50d446c285f08d592c3f07c303.gif 1021481225_ezgif.com-crop(30).gif.f5fb2d1ac30c0eb8569c05d34af5777b.gif 529885400_ezgif.com-crop(31).gif.205d5948ff4667f584d2fc702f314234.gif I've been alone this lonely road
Looks like I'm not coming home
But I don't mind, please don't cry

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Гулкий и оживленный трактир, переполненный голосами, запахами и фигурами, что неравномерно распределялись по залу, жили собственными мгновениями, присущими каждому желаниями - и вместе они наполняли жизнью это место. Что самое прекрасное, эта жизнь кипела и бурлила, не задерживаясь одной статичной картиной, представшей перед каждым, кто открывает дверь. Сделав шаг внутрь, и преодолев путь к стойке, чтобы заказать еду от бесконечного физического голода и напиток от душевного, на глазах путника эта картина бесконечно менялась, преображаясь, то в тихую гавань для отдыха с трудной дороги, то в громкую и многолюдную пристань, куда человек, как корабль, прибывает, чтобы повеселиться и прервать одинокое плавание хотя бы на время. И никто, попадая в пучину воронки этого заведения, не мог остаться тем, кем был и тянул ногу для преодоления порога. Четверо также попались, став частью картины для новых душ. Они также изменились, пусть и  на ничтожное, по сравнению с жизнью, время. Их пути разойдутся и действие этого места исчезнет, растворившись, не выдерживая конкуренции привычному укладу. А пока собравшиеся влияли друг на друга, пусть даже не готовые этого признавать. Храмовник больше не выглядит угрюмым одиночкой, удалившимся от собственного отряда, оставляя тяжести службы за соседним столом, становится человеком, что также смеется и улыбается, искореняя горечь перед людьми. Жеан сейчас  - просто путница и удивительная женщина, что отбросила свой чин и формальности, садясь за стол один с ними, незнакомцами с неопределенным призванием и прошлым. А разбойники - простые путники, так удачно нашедшие копанию для скрашивания отдыха, приятных людей, откидывая сегодня скрытность. Не боясь ни храмовника, ни командира, все больше и больше отдаваясь простой беседе, граничащей взаимными подколами, бесконечным любопытством и дружелюбием. Все они - путники в этот момент и не более.


Лис прекрасно давал ответы на любые вопросы и не заставлял себя ждать, находя в себе все то, что выражало его полностью, не оставляло ничего, чего бы ему хотелось показать присутствующим. А еще он,  как и полагалось наставнику, усмирял юношеский пыл молодой ученицы, сглаживая те углы, что могли раздражать некоторых особ. Более всего подобный навык приходился как нельзя кстати среди прочих воров и головорезов, скрывающихся именно в тех местах, куда им двоим, по мнению большинства аристократов, жертв этих двоих, прямая дорога. Правда, чаще всего если подумать, господы желали покусившимся на их собственнойсть либо смерти, либо сырой темницы и позора. 


- Не горячись, бравый вояка, ты нам интересен, не часто мы имеем возможность говорить с храмовником. И уж точно ничего не желали плохого, - он поднял свою кружку и широко ему улыбнулся, - То, что твоя работа грязна и опасна уже давно была известно. Мне лишь хотелось это подтвердить. Да и Белке больше знаний, - рядом молоденькая девушка забубнила недовольно, когда эльф, по мнению Моринь, вновь постарался выставить ее глупенькой. 


- Выпьем за тех, кто мы есть вне этого стола, - этими словами сделал глоток, чуть морщась от крепости. 


Следующим голосом со стороны двоих разбойников был молодой девичий. Он звонко захихикал на простую, но от этого не менее веселую шутку на заданный вопрос. Девушке нравился подобный юмор, пусть и казался он для того же эльфа простым. Если бы выбирать между легкими шутками храмовника и язвительными Лиса, лучница без сомнения отдала победу первому. Зачастую подобные проявления внимания с помощью юмора у разбойника заканчивались обидами и возмущением. А потому ирония в словах Матиасиа была своего рода отдушиной перед путешествием в мир темного юмора своего наставника. “От жизненных трудностей”, - отвечал разбойник, пока в очередной раз опрокидывал ее во время тренировки. 


- Если чугунные изделия - основная сила малефикаров и прочих бандитов, то, боюсь, нам не выстоять против них, - нарочито наигранно изображала беспокойство девушка, - Если увижу сковородку в лесу - лучше её отберу у злодея при проникну в их логово, а там уже могу и за тебя отомстить, и за прочих пострадавших от рук и чугуна этих негодяев!


 Смеется, прикрывая рот ладошкой, не отводит взгляда от храмовника, с прищуром в глазах, как будто оценивая, слушает внимательно. 
- А вот я тебе не верю. Некоторые авантюры и стариканов бурчащих могут исправить или же вписать как веселящий объект. Да и пятьдесят на пятьдесят не такая уж и плохая статистика! Получится испортить веселье один раз - не получиться в другой. Методом проб и ошибок, -  подперев кулачком щеку, положив локоток на стол, девица продолжила, - Но мы не дадим тебе, если вдруг попадешь с нами, испортить все веселье. Правда, Фэлос?


- Правда! За тебя это сделает прекрасно Моринь! У нее шансы где-то восемьдесят на двадцать, - подмигнул лис в ответ, приняв подобный жест достаточно весело. 


- И почему ты меня так сильно не любишь?  - хмурится, глаза с Матиаса на Лиса переводя и устремляя на Жеан, будто бы ища поддержки с трепетом, следя за ее расслабленным станом. 


Пусть и храмовник и окрестил себя занудой, сидевшие напротив него эльф, девушка немного разошлись во мнениях. Моринь, увидев его угрюмое лицо и одинокую фигуру у окна в самом начале, считала, что ему просто не хватало человеческого общения, смеха, в конце концов. Лис же был частично согласен с мужчиной и возможные авантюры в компании двух зануд, одна из которых до сих пор ворчит по поводу их призвания, а другой очень похож на того самого спящего солдата, что сейчас на отдыхе, зато на службе готов к любому приказу и действию. Но сейчас никто приказов не отдавал и все за столом ведут себя достаточно естественно. 


Одновременно с Жеан рассматривающая женщину до этой секунды лучница также переводит свой любопытный и до неприличия пытливый взгляд со светлых волос, рук, спокойного и от чего-то строго взгляда, на столешницу, делая вид, что занималась своими делами, в качестве которых прекрасно выступал пересчет дощечек стола или же наблюдение за эльфм, что тоже не пренебрегал моментом метания немого вопроса, которым тот, впрочем, не обходился. В том, что разбойница нашла себе объект воздыхания, не было ничего хорошего по нескольким очень весомым причинам. Во-первых, Жеан была не из тех людей, к кому стоило проявлять столь заметную, по его оценочному мнению, симпатию; во-вторых, главным любимчиком должен был оставаться он сам, а не какая-то орлесианка. 


- Да, согласен. Уверен, что служба в орлесианской армии также способствует к путешествиям, - максимально мило растянул уголки губ в улыбке эльф, - Только у нас не совсем прогулка. Охота может понадобиться в любом месте. Например, охота за сердцами. Здесь, - он перевел многозначащий взгляд на девушку, что всем лицом кричит “Ты что такое творишь вообще?”, - тебе не было бы равных, как я успел заметить


С каждым невероятным рассказом эти двое убеждались, что диковинным примерам меткости их скромные навыки не ровня. До этого момента Моринь думала, что большинство людей, приближенных к аристократии и армии либо чопорные зануды с непревзойденной самооценкой, либо шахматные фигурки на доске, двигающиеся с подачи своей железной, как в армии повелось, дисциплины под указку игрока. А нет, несчастных авантюристов и забав, которые те желают попробовать, помимо банальных и извечных, как синяков у девушки после вступления Лиса в фазу полусадистского мочинения тренировок. Из всех достижений она могла похвастаться лишь единичным попаданием в яблочко с закрытыми глазами. Могла бы, но не стала, так как тот же эльф, что с неподдельным интересом вслушивался в истории, попадал так трижды и один раз в хмельном состоянии.


На вопрос о награде два “охотника” задумались, но ненадолго, ибо напитки располагали к интересным и забавным, по мнению эти напитки употребляющих, предложениям. “Тогда можешь забрать ее , - раздался чуть приглушенный на фоне общего шума из болтовни, выкриков и музыки, передаваемой чеканьем и ударами кружек о столешницу, смех Фэлоса, - Ладно-ладно, я шучу. Не нужно на меня так злобно смотреть”. Эльф искренне улыбался, казалось, лишь для одной девушки в этот момент, игриво смотря на нее. Та же, такой шутки не ожидая от собеседника, воскликнула возмущенно, а затем покраснела от возмущения, быстро выстрелив ответом на поражение. 
- А если Выиграю, можете забрать Фэлоса с сробой! - ответный удар. 
- Эй! А как ты одна-то будешь? Так я тебя хотя бы пристрою к сильным людям. Почему ты никогда не ценишь моей заботы? - не скрывая смеется Лис, -Я шучу, что еще раз повторяю. Ты и мертвого можешь из себя вывести. Матиас, мне кажется, не настолько сильно провинился перед его Богом, как я.  


- А тебя? - чуть ли не шипит и не извивается змеей рядом с невозмутимым эльфом.


- А я исключение, - на это лишь было кинуто быстрое: “Наивный”. И разговор про рабовладельчество в качестве приза был окончен под общий смешок двоих.


Но интерес к соревнованию мог намного осесть, если четвертый участник не согласиться присоединиться к ним. Нужно было как-то уговаривать Жеан пойти на риск, показав свой навык меткости. А та после отказа внезапно упомянула лучницу.


Девчонка вытягивает шею с интересом наблюдая за движениями командирши, как только разговор коснулся ее имени. Любопытство губит множество кошек, но Белка кошкой не была, пусть это не освобождало ее от столь глупой, на первый взгляд, поговорки, которую, кажется, придумали для детей. Но любопытство - часть профессии, которой обучается в данный момент у спутника Моринь. Да и не того рода этот интерес, что кошек губит, поэтому своими серыми и чуть прищуренными глазами она наблюдала, как тренированные и жесткие от множественных тренировок и боев пальцы воительницы извлекают нечто, от чего в глазах появляется блеск от восторга данным жестом со стороны Жеан. Рот чуть приоткрылся от созерцания вещи, которую хотят отдать просто так в память о встречи, не требуя никакой подлой и незаконной услуги взамен. Она смотрит со, скрытым желанием, рассматривая этот кинжал, понимая, что такое видела лишь на черных рынках да у обеспеченных людей. Уголки губ чуть дернулись в детской улыбке, но тут же вновь сползли вниз. Молоденькая девушка посмотрела на Лиса, что мерил вещь профессиональным взглядом оценщика. Как только он почувствовал на на себе девичье внимание пары глаз, ничего не изменил в своем положении. Моринь сама знала, что ответить на такой подарок. 


- Я благодарна за этот клинок, но не могу его взять, - она опустила глаза на тарелку, пересчитывая ломтики хлеба, покоившиеся на деревянном блюде. Нет, не из-за разочарования и жалости к себе, что такую вещь нельзя получить, но из-за понимания опасности, которой может этот нож подвергнуть их. Да, прекрасная работа и, нет сомнения, ляжет отлично в любую руку, став с того момента смертельным оружием, что не подведет. Но лишь у аристократа или того, кому по статусу этот нож подойдет и не станет вопросы других вызывать. У двух же разбойников виды ножей и орудий максимально просты и не вызывают подозрений. Да и на рынках с этой диковинкой не походишь - воришек, метких на глаз до диковинок, полно. - Он будет слишком выделяться среди всех охотничьих инструментов, - такие ножи и тяжелыми могут быть, а лишний вес им ни к чему.

 

Продать можно - вариант кто-то предложит, но разве подарки такие от таких людей продают? Не встретятся эти люди за столом никогда больше, Жеан никогда не узнает, но девице совесть не позволит. Да и одобрительная чуть заметная улыбка Лиса с постукиванием девушки по коленке говорили о правильности поступка. Жаль, что Моринь не умела отказывать смело, а потому глазами продолжала пересчитывать еду, перейдя на фрукты. 


- Мы благодарны за столь щедрый дар с твоей стороны, воительница, но, как сказала Белка, мы его не возьмем. Прошу не держать обиду. Делается все из соображений нашего спокойствия, - думал о цене - профессиональная деформация, но с решением протеже был согласен полностью.


- Лучше решитесь посостязаться с нами. Это же ради веселья, а уроки мы вам, - обратилась и к храмовнику, - предоставим. Думаю, что вы, госпожа Жеан, можете выставить этот нож в качестве приза. Мы будем соревноваться с Фэлосом между собой, а вы друг с другом, - сложила ручки в молитвенном жесте, - Пожалуйста. 


Упрашивает, а краем глаза видит, как эльф как-то неприлично много намазывает масла на хлеб и отправляет в рот, морщась. Белка скривила лицо от непонимания происходящего. Либо эльф перепил, либо опять строит коварный план. 
 

  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Загоревшиеся авантюрой компаньоны, кажется точно решили эту самую авантюру воплотить в жизнь. Жеан же была вовсе не азартным человеком, и ежели и играла в карты, то только на крупные ставки, такие, за которые тут бы, наверняка, голову проломили. Да и принцип у неё был – не играть на интерес, и не важно какого именно толка была та игра, королевы, скачки, карты или дурацкие фишки младших сестриц, в которые Жеан обычно проигрывала, что было не в её характере. А тут ей предлагали турнир, ну, права слова турниром это конечно было сложно назвать, скорее дружеская пострелушка с пьяных глаз, которые к слову и у самой Лавайе стали блестеть чуть более задорно от выпитых пары бокалов вина. Знает она, что пить ей много точно нельзя, иначе не миновать беды, а в такой радушной компании мало выпить будет сложно, поэтому, возможно этот “турнир” как раз и есть та возможность хоть немного проветриться и сократить литры горячительного, пусть и креплёного вина, что подал им трактирщик. Ох, этот орлесианский гусь знал как задобрить своих постояльцев, кого девкой, кого жирным мясом, а кого хорошей выпивкой.

 

- Что же, – Лавайе опускает взгляд голубых глаз обратно на своё “жало”, что как влитое лежит в руке. На самом деле она им за всю жизнь ни разу не воспользовалась. Вещица для красоты, так этот кинжал называл её дед, который попросил выковать у кузница этот кинжал ещё для своей совсем юной внучки, которая к тому моменту ни чего тяжелее тренировочного меча в руках не держала. Не смотря на такой подарок, “жало” не напоминало ей о деде, этот нож всегда пылился где-то в седалищных сумках её коня, носился на балы или приёмы, ладно, пару раз вскрывал конверты, да протыкал ломти жареного стейка на стоянках – Я понимаю, – кивнула Жеан умело покрутив кинжал в пальцах. Понимала ли она до конца причину отказа, наверное всё же да, чем нет. Она была не глупой женщиной, да и казалось, что и храмовник понимает, что ни капельки эти двое не похожи на простых охотников, внимательный взор остроухого уж точно был слишком...”цепким”, не то что бы охотники были бы менее внимательны, хотя, охотников Жеан вообще мало когда встречала. По правде сказать она была на охоте всего трижды, один раз на лис, второй на уток и третий на виверну, но то больше забава для знати, мало кто на таких сборищах действительно занимается охотой, она вот например предпочитала просто переждать, ну или на крайний случай вдоволь наскакаться на своём жеребце в компании отцовских гончих.

 

- Однако, – словно вернувшись из своих мыслей в бренный мир, Жеан уложила “жало” обратно в ножны и как-то доселе не привычно её лику, хитрюще прищурилась смотря на охотников, – Я всё таки поставлю этот нож на кон, – проговорила она подмигивая Моринь, – И вот тут отказов не приму. По правде сказать, я соревнуюсь только на высокие ставки, – голос её был задорнее обычного, а взгляд игривее что ли, будто бы все привычные ей препоны упали. Сейчас над ней ни стоял её оруженосец, который даже не спустился в общий зал, а видимо по обыкновению своему стал приводить в порядок её амуницию и оружие, сейчас Жеан знала, что её солдаты отдыхают в закрытой зоне под пересмотром младшего офицерского состава, и уж кто-кто, а они точно не волнуются ни о чём и просто живут этот день получая от него удовольствие, – Так что, даже не знаю дорогие мои друзья, что поставите на кон вы, – она улыбнулась, широко и радостно, от чего на щеках Лавайе появились ямочки. Конечно. то было чистой воды шутка, но это уточнять Лавайе уже не стала, надеясь на догадливость своих компаньонов.

 

- Ай, демон вас побери! – покачала Лавайе головой и ухватившись за протянутую руку храмовника, начала выбираться из своего уютного уголка, – Я не привыкла быть в аутсайдерах, – честно призналась она, – И, это меня определённо нервирует, –  её смех был практически не слышным. Она выбралась из-за стола, но почему-то на долю секунды ещё удержала руку Матиаса в своей, – Ну,ежели выиграите вы,- орлесианка улыбнулась и пожала плечами, – Даже не знаю, выполню ваше желание, идёт? Ну, а если я расскажите мне о своей родине. Ни кто не может рассказать о стране так, как тот, кто в ней жил. А мне по роду занятости не удалось побывать в тех краях, – Лавайе, наконец, отпустила ладонь храмовника и вызывающе метнула взгляд на дверь, – Ну-с неваррсский выскочка, готов продуть в сухую? – рассмеявшись Жеан направилась к выходу, мотнув кудрявой головой Моринь, призывая ту поступить так же.


Let's fuck and fight

Make Love, Make War

Full Metal Whore

 

 

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Где не дотягивает в пучину бед и радости нелепая случайность, когда не хватает точек соприкосновения для общения, и ежели на завтра от ваших имён, знаний и мыслей, для других, останется лишь дымка, мимолётный огонёк свечи в окне, мимо которого пройдёт из вас каждый, своё возьмёт крепость вина и сладость азарта, что разгорается на ровном месте. Неловко брошенный вызов, простая формальность в словах и стремительно, как полёт стрелы, ситуация переменится. Легкое соревнование отменит все противоречия, заставит чувствовать единым целым в отдалении от всего мира, ведь важнее вашего ребяческого спора ничего и нет, а победителя определить, будьте добры, чтобы реки вина продолжались не формального застолья для, а по причине так конкретно выведенной каллиграфическим почерком на пергаменте уходящего вечера.

 

- Ребят, ребят, ну что вы так завелись. Ставки можно и попроще, - обратился Матиас к парочке скандалистов, пусть и в шутку, но всё же азарт их заводил так легко, что во многом, догадки о том, с чем они имеют дело, начинали проявляться всё охотнее. - А лучше, придумайте, как быстро научить двух горе-стрелков стрельбе из лука. Сразу предупреждаю — из рогатки я стреляю хорошо, так что можно без лишней теории. Ну, стрелял. Давно без практики.

 

Как раз полжизни назад последний раз практиковался. Заметочка на полях, от которой на секунду в груди защемило, нелепая случайность, из-за которой колесо жизни не в ту сторону покатилось. Ну а чего еще стоило ожидать самому удачливому из семейства Аркас.

 

Вот с призом, на удивление, произошла заминка. Не знали с какой стороны лучше подойти и что на кон поставить. Но не на корову же война, и даже не телёнка. А больше, скорее, для проведения времени в компании, вдали от своих мыслей, обязанностей, даже имён и чинов. Видит Создатель, больше планов, чем выспаться и Матиаса немногим ранее не было. А теперь он не знал, уснёт ли он вообще сегодня, или прокутит в такой необычной для себя компании до утра, и следующий сон настигнет его в лагере, где-то у костра.

 

- Ух ты! - чуть не присвистнул воин, разглядев оружие, что шло на ставку. - Заказная работа, совсем не для резки хлеба, туш или недоброжелателей. Статусное оружие. Когда-нибудь и я смогу себе позволить!..

 

Как и всегда, Аркаса несло совсем не туда, когда компания была на своей волне, он несколько отдалялся, углублялся в некоторые свои мысли. И в этот раз успешно ретировался, поддержав общий порыв и потащив Жеан в этот круговорот событий, настояв и руку предложив. Долго ждать ему не пришлось. Подбить орлесианку, еще и офицера, в шалость детскую — успех, который другим не пересказать. В Неварре бы его обсмеяли, в Орлее не поверили бы, это точно. Знакомые бы вовсе сказали, что лжёт. Ведь с каких это пор, такой, как Матиас, вдруг выпил, и в авантюру вдруг полез.

 

- Вот это наш человек! - одобрительно кивает парень, отчего его слегка покрасневшее лицо выглядело чересчур довольным, ну ещё бы, это ведь сиюминутный, но успех в социализации себя любимого. - Авангард всегда впереди, не люблю плестись позади, - с ноткой вызова во взгляде, Матиас посмотрел на воительницу, норовя опустить глаза.

 

Вот только крепость вина, да полное отступление от планов обыденных запустили совсем непредсказуемую цепочку событий. Оставалось ей наслаждаться, и не обращать внимания на то, как сильно напылит этот воз событий к утру.

 

- Тогда от нервов можно избавиться только одним способом — участием, - храмовник, безусловно обратил внимание, что руки его и Жеан соприкасались несколько дольше, чем то было нужно и он не упустил возможности, не только украсть капельку тепла, но и большим пальцем еле заметно погладить тыльную сторону ладони, на миг, но всё же. - Желание… Это хорошо, постараюсь не разочаровать, если выиграю. Но тогда я тоже должен поставить желание, но и Вам придётся придумать что-то. О родине постараюсь рассказать, только если желание будет таково.

 

Матиас проследил за взглядом Жеан, что отпустила его руку, и снова подыграл её тону:

 

- Всё бывает в первый раз, но, чувствую, что сегодня не мой черёд.

 

Гордая процессия из четверых стрелков и увязавшей пары зевак, направилась на выход. А на улице лето, прекрасная пора, хочется дышать им, впитывать тепло, кричать от радости, как в детстве, носясь в догонялки с друзьями.

 

Мужчина опускает взгляд на поврежденную руку, сгибает её в локте и шевелит пальцами. Болевые ощущения притупились и повязка не так и сильно пропитана кровью. Можно не бояться сказаться болезным посреди соревнования.

 

- И по старой традиции соревновательной стрельбы, все участники, которые будут заняты в состязании, при разных своих умениях в стрельбе, должны выбрать себе наставника, и произойдёт это старым устоявшимся способом, - заехал Матиас издалека, вешая лапшу на уши, чтобы быстро сказать. - Мне покажет Моринь, чур со мной!

 

Оскалу этого взрослого детины можно было сейчас позавидовать, или даже испугаться. Таким довольным он был редко. Но сейчас был. И почему именно девчушку совсем юную в наставники выбрал — даже не знал. Наверное, расположила к себе непосредственностью и весельем, лёгкостью, с какой она может донести до него всё необходимое. Ну и что греха таить, если его будет учить Фэлос, будет не так приятно и воину, и старшему охотнику.

 

- А для пущей честности можно такими командами и посоревноваться. Кто лучше стрелял, тот и победил, что думаете? - Матиас откровенно отдался ситуации и был готов к любой глупости, хоть верхом на козе кататься и кидать копья, и он прекрасно понимал, что ребёнок внутри него всё еще жив и ждал подобного очень долго.


I've told the truth so many years
No one seems to wanna hear that
I'm not someone else inside
1947130790_ezgif.com-resize(20).gif.5f7e3d50d446c285f08d592c3f07c303.gif 1021481225_ezgif.com-crop(30).gif.f5fb2d1ac30c0eb8569c05d34af5777b.gif 529885400_ezgif.com-crop(31).gif.205d5948ff4667f584d2fc702f314234.gif I've been alone this lonely road
Looks like I'm not coming home
But I don't mind, please don't cry

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Одолеть каждого человека, что сидел за этим столом, для Моринь в состязании по стрельбе из лука сродне лазанью по деревьям в солнечную и сухую погоду - легкое дело, если верить признаниям Жеан и Матиаса в неуверенном навыке стрельбы. Лук - любимое оружие девушки, каждый изгиб которого, каждую пущенную стрелу которого за она обожает и лелеет. Да, по сравнению с опытными лучниками империй, что тренировались десятки лет у мастеров континента, разбойница еще слишком юна для звания мастера стрелкового дела. Но даже ее срок держания этого инструмента охоты и ведения боя на расстоянии, не превышающий одного десятка лет, определял границы