Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Corypheus

Режь да не гляди

Рекомендованные сообщения

РЕЖЬ ДА НЕ ГЛЯДИ

PVUN6RIRUfU.png?extra=5wXk0nonzWMsR0rSkZ

Дата: 9:45 Века Дракона.
Место: страдающий и стенающий от крови и боли Тедас.
Погода: мрачно и ужасно, зелено и страшно.
Участники: Вальтер Крауц, Старший.
Вмешательство: давайте не надо? Закройте тему и живите спокойно, не читая ничего отсюда...
Описание: король и Бог, Андерфелс и силы того, кто признан Богом большею частью сломленного, избитого Тедаса, в борьбе против зла большего, чем алый ужас, что зеленью покроет мир истерзанного неба весь и гибель принесёт.

Отчаяние. И боль. И безысходность. Нет веры в день грядущий, но Светоч мудрости горит.

А параллельно — танцы на ножах и непонимание культур старинных.

Изменено пользователем Corypheus

I don't want

your money

spacer.png

spacer.png

Holy water cannot help you now

See I've come to burn your kingdom down

I don't want

your crown

spacer.png

 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Отринув имя Корифей, становится он Старшим — тем, кем именовали его истинно уверовавшие; Бог в обличье человека, что погрузил однажды мир во тьму, вытащив из нутра самой Тени кошмар доподлинный, что Скверной назван ныне, а после — алым поразил, из заточенья выйдя, что долговечным должно быть. Не повезло миру — он кричит; не повезло миру — он возвопил, ступил лишь магистр окаянный и проклятый вновь на землю, вновь под небо, где даже звёзды местоположенье изменили, статичными камнями не зависнув в бархате столь чёрном — кровь старая под ним казалась бледно-серой, к белой ближе. И небо это он вспорол зелёным — навсегда, похоже, таким оно осталось; нет уж Бреши той, что против воли объявилась — есть лишь небо изумрудное, контраст острейший для рубинов, рассыпанных под ним.

Скрипят они под шагом его, в пыль обращаясь; желает он их изничтоженья — и ткань бытия покоряется воле его, сливаясь с Тенью стремительно воедино, как прежде было — он уверен в том, сомненья нет, что раньше Завеса не царила, мир отделяя от мощи страшной и опасной, что уничтожала скоро всякого, кто дерзнул её схватиться и утащиться в Бездну, откуда хода нет обратного. Но выжил Старший, сновидцем что был однажды и стал вновь, обличье кровью и криком возвернув — человеческое тело горело его, полыхало, но не отторгалось боле, пускай агония короткая порою и настигала, мучительно впиваясь в разум сам.

Узрев его в былой плоти, не отвернулась паства. Слишком далеко зашли уже?

 

Ни Солнца, ни Луны над головою боле, а звёзды, что столь далеко, едва рвутся сквозь туман зелёный, облаком единым небо затянувший — и пожраны пеленою все они, сокрыты, как говорят иные, отчаявшись, что навсегда; нет больше света — осталась только Тень, наползающая со всех сторон на мир живых, что был отрезан чрезмерно долго и отвык уже от силы той, что струилась ныне.

Старший обучал всех — всех, кто пошёл вслед за ним; всякого, кто доверился; показывал он, как с силою справиться, совладать так, чтобы не погибнуть в демоническом пламени, одержимым из-за заклинания простого став вдруг, и сил не щадил на изобретение путей новых для того, чтобы не умирала паства его, стремительно расширявшаяся. Поверили они в него — или в спасенье, что нёс он, колыханием воли обращая мир Тени-Не-Тени в то, что желал узреть? От демона спасти, иль духа привести, иль от лика смерти отвратить, иль раны исцелить, иль алое изъять из алого нутра, не дав изнутри отравить — мог он всё, только пожелать того осталось.

Он слышит голоса теперь — тех, что кличут Старшего, моля о помощи сейчас; он слышит голоса теперь — и отзывается, о сне забыв и замерев меж двумя мирами будто. Не человек, не Бог — подобие обоих, их смесь, что пламенеет изнутри, горит и полыхает, умирать никак же не желая; не тварь уж скверная, но не забыто ничто, им сотворённое — не канет в небытие, исчезнув навсегда, и не перепишет он слова, чернилами вросшие в пергамент о каждом его зверстве, о сути искажённое, об ошибках, что совершил.

Об ошибках, что не повторит.

 

Юг за спиной оставлен, и грани нет там боле — дыханье Тени сильно настолько, что опаляет искру блага, дара величайшего и страшного сейчас, опасного, пока печать красная не ляжет — он долго мыслил, как сберечь меньшинство, и настолько долго задержался, что печать, отголосок блага его, понадобился всем — и тем, кто не слышал столь остро Тени, подходившей с каждым днём всё ближе.

Он закрывает, как щитом; накрывает благодатью и не смыкает глаз, следя тревожно за состояньем магии своей. Лишённый сна, он слышит голоса. Старший, молят они, зовут, кричат, алкают, внимания искать стараясь; Старший, вопят в отчаяньи великом, Старший, взор свой обрати и помоги. И милость он щедро раздаёт — так, как мечтал всегда; кипит внутри, едва не падает, скрывая состояние своё успешно, но не молчит, не замолкает ни на миг, Песней сквозь печать свою всех собирая — и объединяя.

Он Светоч их, что не угаснет — клянётся в том себе и всем и шепчет вновь: «Non relinquam», клянётся, обещает.

Не говорит он никому, как алым расцветает вновь и вновь, сминая всякий раз отравленную свою кровь; молчит о том, как чешется под кожей; ни слова не молвит, как кровь горит, лишь заматывая всякий раз шею, красным, что крови ярче, оплетённую, и лицо скрывая неизменно под маскою — не той уже, что носил, другим являясь, в прежней жизни, что окончилась давным-давно, покрывшись пылью и небылью. Не Корифей уже он — не Хора Проводник, не Бога он слуга вернейший, не раб почти, не тот, кто откликнется вновь на призыв справедливый; не Корифей уже он — но и не Сетий, что из Амладарисов рода вышел и тень на него нагнал. Он — Старший; мыслит о себе лишь так, когда вновь и вновь молитвы к себе слышит.

 

Зелёным воссиять мир не готов — то знает Старший; быть может, однажды смог бы, но постепенно, не резко столь, не зеленью залитый слоем поверх того, кто не высох ещё, не застыл и не готов принять новый порванный шов. Эфир Теневой, выползающий из прорех бытия, кусает, как мороз, вцепляясь и в руки, и в лицо, и колет он порезы, наспех зашитые, ибо боль — суть его. Страдать он должен — верит в то; страдать за всё, что совершил, и превозмогать, очищаясь всякий раз. Гореть он должен — сгорать в огне и свете, что несёт.

Светя другим, сгораю сам. И не иначе.

Но пепла на душе, внутри себя не ощущает — лишь странный привкус на губах, как если бы поцеловала сама Тень.

Думата так он не услышал; примолк тот навсегда — желает он того! Не похоронит прошлое своё — не обретёт он будущего того, что всем преподнести великим даром своим желает; он окликает реже всё, не веря ни во что, пока голос последнего, что верен оставался, не смолкает. Он зол уж — не влюблён; он зол уж — недоволен, яростен, гневлив, предательством себя марая и веру личную отвергая от себя, как имя, что жизнь его сломило и изменило вместе с миром всем, что не готов был от Думата стерпеть обман, ложь, Скверну, Мор — и дракона, что принёс смерть и разрушения, нёс их двести лет, испепеляя Скверной, гневом и огнём, с небес сходя и из-под земли армию ведя. Оставленный наедине с собой, теперь он видит.

 

На Севере — светлее чуть, не так темно и мрачно, как на Юге, покорённом; на Севере — ещё живут, боясь того, что из мрака дышит и глядит, глазами алыми сверкая — не так страшна уж армия чудовищ бывших из гнилых кристаллов, что живы до сих пор и перерождены. Страшнее их — Великий Волк, открывший охоту на весь мир; страшнее их — Великий Волк, что Народом своим провозгласил совсем не тех, кто во плоти скитался по Тедасу или заперт оказался в грязи — не тех, кто всеми презираем, загнан, покорён.

Мрак разрезан светом там ещё — он двигает вперёд остатки южан былых, сплотив и предложив защиту от Тени, возвысившись над миром смертных, как сам желал того; факел их, совсем уж не Силентир, что смолчит и отвернётся — зычный голос Бога нового ведёт туда, откуда воззвал к нему знакомый былой, предложить отгородившиеся земли готов.

Взамен на многое, конечно.

Но Старший согласен на всё, чтобы паству свою спасти — и во мрак отчаянно уйти? Найдёт ли в Бездне южной он того, кто убить его желал однажды, чтобы власть былую вновь обрести? Найдёт ли там он погибель, смерть свою, которой избегал слишком долго, таясь бессмертием случайным, нежеланным прежде?

«Мы идём», — он обещает, разум нужный отыскав среди всех прочих сразу, без ошибки. Нынче разум тот корона венчает — тяжёлая, принадлежащая государству, что в джунглях когда-то жило и в пески перешло; не давит ли? Старший то знает и ощущает.

 

Упала Инквизиция столь быстро, не успев сердца зажечь же в мере полной, как могла бы в реальности иной, благосклонной, что в сказках существует лишь. Не сказка жизнь — и обмануться же никак нельзя, поверив в исход вернейший — сразить должны были врага злобного мира всего живого, отправить туда, откуда он явился, уничтожить Корифея навсегда и лириум его горящий — низвергнуть так, как будто не бывало; не удалось.

Он выжил вопреки всему, возвысившись над миром и обозрев его с божественной мощи.

И видит он сейчас кошмар, что явью стал. Осталось доломать? Отнюдь. Спасти. Он верит — и верою горит.

 

Жив Андерфелс. Жив Тевинтер ещё — но сколько же ему осталось, что был однажды Родиной его? Гиганты о рогах и коже серой не оставят просто так державу, где маги правят, столь мерзкие им саирабазы; не слепцы они, чтобы не видеть небо, и не слепцы, чтобы понять, кто Богом стал вдруг, Церковь основав, что воспылала на фоне той, сгоревшей, обращённой в прах почти везде, особенно в сердцах.

Саирабаз он — кто ещё? Не везде он Богом станет — знал то наверняка, ещё до возвышенья своего.

 

Огонь сияет — и не во мраке им брести, унылым и усталым, что вдохновением своим питает он, из мира, что вокруг, не Тени уж, черпая свой ресурс беспрестанно; сильнее, чем когда-либо, он стал — сильнее, чем когда лириум горел в лице его и сути, сильнее, чем когда он резал руки, сильнее, чем когда чёрное пылало изнутри и Песнею вязало его. Пламень их не оставляет, как Музыка, что он породил и объединил; слышная едва, не Скверная уже, она связала с ним, что Богом стал.

Контакт то. Их общенье. И божье благословенье.

 

Впереди раскинулась пустыня, сверкающая в ночи зеленью больной едва.

«Мы здесь уже», — предупреждает, коснувшись разума чужого вновь. Не защититься от влиянья Бога, пронзающего суть мира своего.

Брести сквозь снег-пыль осталось, утопая.

В Исходе с Юга он терял. Сейчас — дойти осталось.

Сейчас — не растерял.

 

— Мы благодарны, молвит он, весь бледный и уставший запредельно, — за вниманье Ваше, приглашенье, кров, пищу, что нужна сейчас пастве моей, изнеможённой и крови потерявшей Исходом страшным и ужасным. На Юге — мрак остался лишь, нет жизни за спиной, какая ранее царила, и Тень упала там на земли — не сдержать её напор сейчас и не вернуть на место, где была, скрыв за Завесой вновь, — то слово выделяет, — но есть идея у меня, как сделать то.

Молчит — недолго то, рассматривает одним глазом короля, седого, в чёрное облачённого. Красив контраст тот — не отметить кощунством будет; и так похож он на того, кто Богом новым стал вдруг, пусть выше, пусть шрам пересекает лицо его — зеркальны прочи, лёгшие давно, будут всё равно.

— Вы помните меня, Вальтер, что родом Крауц был, как вспомнить я могу былое, в Убежище ещё оконченное? — вдруг вопрошает он. — Мне жаль отчасти, что рухнуло всё то, что вселить в мир могло надежду, когда нуждался он в ней столь остро, слёзно, безысходно, но рад одновременно я, что их разрушил, смёл и уничтожил, оставив пыль лишь и забвенье. Я помню Вас, глядит в глаза он без отрыва, — и помню, как та лавина смела часть армии моей. Потеря страшная была, но я не держу зла — сейчас важнее есть проблема, что ждёт южнее всех нас и мир пожрать готова, и памяти от такового не оставив жалкой крохи…

И щурится опять, чуть ближе наклоняясь.

— Паству потерять страшусь я и не желаю их смертей. Позвольте им скрываться здесь, коли позвали Вы меня. Помощь не только Вам, но нам нужна. Объединимся, может быть, перед лицом врага, отринув то, что было раньше?


I don't want

your money

spacer.png

spacer.png

Holy water cannot help you now

See I've come to burn your kingdom down

I don't want

your crown

spacer.png

 

  • Ломай меня полностью 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...