Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Zevran Arainai

My Baby Left Me For The Crow

Рекомендованные сообщения

My Baby Left Me For The Crow

4fad430a26b75234eb5b750d6b353254.gif


Дата: 29 Волноцвета 09:40 Века Дракона.
Место: Порт Оствика и его окрестности.
Погода: Солнечно, ветер с моря.
Участники: Zevran Arainai, Tidus.
Вмешательство: Не требуется.
Описание: Слышали про мужскую солидарность? А про эльфийское братство? Даже тут, в Вольной Марке, когда, казалось бы, между этими двумя нет ничего общего, остроухий не бросит остроухого в беде, ведь так? Особенно если эта беда бежит следом и размахивает ятаганом, раздасадованная, что в отсутствие один антиванец грел постель чужой жены.

 

 

Изменено пользователем Zevran Arainai

118575778_8e36fb5de88db56d17733a44df105431(1).gif.5092e8591f362bed45a5dda727ad3322.gif

Still, will you let me, will you let me over?

 

'Cause your high heels take me higher,
So your talk won't take me under.
Now, can you give me one night to keep me over?
So I can take you higher
As the world goes up in fire.

 

  • Like 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прекрасный солнечный день выдался в Оствике. С моря дул прохладный ветер, в порту все еще цвела ароматная миндаль, а с утра Зевран умудрился, словно портовый кот, построить глазки прелестной торговке моллюсками и получить кулечек вкуснейших тигровых креветок, жаренных в панцире на оливковом масле. Магнолии шумели, где-то в отдалении у пристани в колокола били множество рук. Здесь, на оживленной торговой улочке, утро только наступило, но народу толпилось множество. Лучшее место, чтобы подыскать себе работенку или очередное приключение на ночь, а может и не на одну.

 

Хоть та вылазка на фестиваль сыра и последующее безудержное во всех смыслах веселье с прекрасной Изабеллой были, как всегда, незабываемыми (как и все, что было связано с пираткой), последствия того, что эльф бросил знатную даму с дурацким смехом одну перед пустой постелью, все же его настигли. Он столкнулся носом к носу с одним из её охранников прямо в порту и тот, не долго думая, схватил эльфа за шкирку. Зевран, конечно, мог бы вывернуться и сбежать, однако тащили его всего пару шагов, поставив перед той симпатичной хохотушкой, у которой гнева за сорвавшуюся ночь любви в глазах отнюдь не читалось.

 

–  А где Фердинанд Четвертый? – только это она и спросила.

Могу показать! – подмигнул Зевран, прекрасно понявший намек. 

 

Зевран не был удивлен тому, как все невероятно удачно сложилось. И при первой встрече эта хохотушка, имени которой он так и не узнал, создала впечатление дамы вполне деловитой, знающей, чего она хочет. Наверняка два трупа под окном несколько прояснили обстановку, а то, что Зеврана после этого не ловила с собаками вся окрестная стража, убеждало в том, что она оставила приметы весьма запоминающегося антиванца при себе. А Оствик, если так посудить, не так уж и велик. Разве сложно  в нем найти прекрасного эльфа, который не то, чтобы прячется, а вполне себе у всех на виду ест тигровых креветок с лимончиком в окружении парочки кошек и великого множество чаек.

 

И вот они вдвоем уже отправились в бордель к маман Феодоре Свистунелло, где и обитал его светлость Фердинанд Четвертый по прозвищу Лютый Жмых, первый помощник адмирала Стенфорда (ныне покойного). В пути Зевран вновь шептал прелестнице на ухо разные непристойности, а она в ответ все так же по-идиотски смеялась. Смех немного раздражал эльфа, но тонкие плаьчики в замшевых перчатках, что крепко сжались на его ягодицах и блеск глаз с нежным персиком полных губ на прекрасном лице заставляли его продолжать. Судя по тому, как охранники уверенно шли рядом – один впереди, другой позади, они все прекрасно знали о том месте, куда желал увести свою смешливую подругу Зевран.

 

Недоеденные креветки так и упали на мостовую, на радость чайкам и кошкам. Четверо фигур, под аккомпанемент дурацкого смеха, уверенно двигались к квартальчику, где даже днем горели красные фонари. Никто не оглядывался на них, никому не казалось чем-то странным, что знатная хорошо одетая дама идет под руку со смуглым татуированным и, хоть и весьма щеголявым, но все же эльфом, что уже почти месяц как живет в лучшем борделе этого города под протекцией грозной мадам Свистунелло. 

 

Когда они вошли в “Пряные Запахи”, их, вместе с ароматом благовоний и звоном колокольчиков встретил крик хорошего друга Зеврана и верного спутника хозяйки.
 

Мать-ебать! – громко и скрипуче поприветствовал их его светлость Фердинанд Четвертый сразу после того, как колокольчики над дверью только начали звенеть.

Глаза безымянной дамочки, что шла в обнимку с Зевраном, тут же зеблестели. 

Это он! – пролепетала она. Не узнать голос первого помощника адмирала Стенфорда было невозможно. Оставив своих охранников у дверей, она схватила Зеврана за руку и побежала в главный зал, где их встретила маман Феодора с попугаем на плече. Увидев своего приятеля, птица встрепенулась, взлетела с плеча хозяйки и уселась к Араннаю на голову, ласково потрепав золотистые волосы.

– Разукрашенный эльф! – почти нежно (насколько это вообще можно было сказать относительно мерзкого голоса зеленой хохлатой птицы из джунглей) поприветствовал убийцу Фердинанд Четвертый. Эльф попытался погладить его в ответ, но тут же был укушен.

 

Дородная и властная Феодора, как обычно ярко и броско разодетая, словно на антиванский карнавал, бросила беглый взгляд на спутницу своего приятеля и квартиранта,чему-то усмехнулась и кивнула, удаляясь к себе за стойку. Оживившиеся было девочки и мальчики, повыглядовавшие из “комнаты ожидания”, увидев Зеврана, стали прятаться назад, поняв, что это не клиент. Эльф почтительно кивнул старой подруге и, вместе со своей спутницей по ручку, которая восторженно смотрела на перебравшуюся с головы на плечо птицу, отправился по лестнице наверх, в свою небольшую комнатку, в которой он успел неплохо обжиться за прошедшие несколько недель. 

 

На этот раз у меня есть вино, belleza* (красавица)*.  Антиванское. Так что, надеюсь, ты меня не оставишь, а то мало ли, что может произойти снова…

 

Едва они закрыли дверь в пристанище убийцы, корсет дамочки затрещал по швам. Видимо, в этот раз все обойдется без вина. Попугай тут же взлетел с плеча и присел на уже облюбованный  шкаф. Девица страстно поцеловала эльфа и властно толкнула на кровать, расправляя волосы.

– Мать-ебать! – гордо заявил наблюдательный Фердинанд.

Я хочу, чтобы он смотрел, – прошептала она.  

– Tu deseo es la ley, un sueño perfecto!* (Твое желание – закон, прекрасный сон!)*.

 

Одежда летела во все стороны, а за страстными поцелуями жадно наблюдал со шкафа большой зеленый попугай, воздержавшись от дальнейших коментариев. Эльф был в своей родной стихии и, кажется, прекрасно знал, что будет дальше, но в этот момент дверь, закрытая за внутренний засов, слетела с петель. В комнату дико крича влетел грозный бородатый мужчина в моряцкой шапке и ятаганом наголо, а сзади безуспешно охала Феодора, пытавшаяся хоть как-то его удержать. Странно, куда делись охранники в этом чертовом лучшем борделе Оствика?

 

Эльф знал, что случилось, он понял это еще до того, как дамочка кинулась ворвавшемуся мужчине на грудь и громко закричала. Слишком много раз с ним это случалось. Схватив штаны, голый эльф с готовностью прыгнул в окно и, быстро их натянув, побежал по улице – и каково было его удивление, как бородатый мужик, в полном обмундировании и с ятаганом на голо, прыгнул за ним следом. Эльф был быстрее, он хорошо знал улочки, но чувствовал, что, несмотря на это, ревнивец почти не отстает –буквально пара минут форы. Даже свернув назад, в людные торговые переулки, он слышал позади грязную ругань и призывы схватить его – и пару раз на эти призывы даже кто-то окликался – и Зевран уверенно уворачивался, резко меняя траектории.

 

Круто повернув за угол, он вскарабкался на крышу и перебежал на соседнюю улочку, где, скрывшись в толпе, забежал в трактир,испуганный, задыхающийся, полуголый.

 – Помогите…  мне… кто-нибудь... – взмолился эльф, даже не успев посмотреть на тех, кто внутри, и отчего-то не сомневаясь, что его обманка не выиграла так уж много времени у этого грозного бородача.

В окно трактира следом за эльфом залетел попугай и уселся на плечо. Так вот как его столь легко находили в толпе!

–  Тихий, но смертоносный! – прокомментировала птица.

Изменено пользователем Zevran Arainai

118575778_8e36fb5de88db56d17733a44df105431(1).gif.5092e8591f362bed45a5dda727ad3322.gif

Still, will you let me, will you let me over?

 

'Cause your high heels take me higher,
So your talk won't take me under.
Now, can you give me one night to keep me over?
So I can take you higher
As the world goes up in fire.

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Так, наверное, случается в жизни каждого. Сидишь себе в трактире, никого не трогаешь, а следующее мгновение становишься свидетелем сцены, достойной любого орлесианского драматурга. 
Тидус пребывал в Оствике вот уже три дня, в ожидании книги для Громгарда. Гном сделал заказ чуть ли не до отплытия из Ферелдена, но к торговцу товар прийти не успел и тогда было решено оставить кого-то, кто дождется его и потом догонит труппу. Эльф вызвался одним из первых. Более того, он был единственным, кто решил задержаться в Оствике дольше, чем требовала радость вновь оказать на суше. Кому-то не нравился шум города, кому-то не доставало развлечений. Тидус же был очарован Оствиком: его жителями, мелодиями улиц, запахами. Хотя, конечно, последнее было слишком далеко от понятия «приятный». Но эльф наслаждался и даже в тайне надеялся, что товар запоздает на недельку. 
Ему нравилось прогуливаться по улочкам, рассматривать диковинки на прилавках, смотреть на корабли в порту. Пару раз он даже заблудился, с трудом найдя дорогу к постоялому двору, где остановился. Как оказалось, люди в Оствике эльфов не очень жаловали (а где вообще в Тедасе им был бы выказан почет?) и дорогу подсказывать не собирались. Отмахивались, посылали (порой даже в нужное, но слегка неправильное, направление), требовали деньги за помощь. В общем, вели себя как нормальные горожане в любом нормальном городе. 
Спокойная, тихая, размеренная жизнь. Если бы не ураган, ворвавшийся в трактир. 
«И попугай» - заметил про себя менестрель, разглядывая явление, представшее пред ним и другими посетителями. Эльф. Полуголый. Полуголый эльф с татуировкой и попугаем на плече. Тидус с недоумением посмотрел на свою кружку, то же самое движение сделало несколько постояльцев, но большинство просто не обратило на «гостя» внимания. Ну, пожалуй, пара человек только хохотнули, а кто-то откровенно начал рассматривать попугая. Наверное, никогда не видели. 
- Подыхай за дверью! – среагировал хозяин заведения, скорей всего, не в первый раз страдая от разборок местных с неместными в стенах своей таверны. Ну, он был прав. Мебель стоит денег. 
Возможно, Тидус мог бы не обратить внимания на эльфа, молившего о спасении. Но тогда бы он стал врагом самом себе. Незнакомец нуждался в помощи и столь сильно походил на Короля Нагов, влипнувшего в очередную любовную историю, что менестрель не выдержал и свистнул, привлекая внимания эльфа.
- Эй, с попугаем. Сюда. 
Конечно, под столом прятаться было бы глупо, но Тидус уже успел расстелить на столешнице свой плащ, край которого он услужливо придерживал, и даже достать лютню. Ну да, это будет единственный стол со скатертью во всем трактире. Но разве менестрель не может претендовать на что-то лучшее, чем просто деревяшка под задницей и деревяшка под тарелкой с похлебкой. Ну а если будут искать? Короля Нагов приходилось и в чистом поле прятать. Так что, Тидус был готов к любым трудностям. Лишь бы попугай молчал. Вот попугаю эльф не доверял. Видал он попугаев, которые одним своим словом могли выдать все секреты, которые так рьяно хранили их хозяева. Нехорошие птицы. Не думаю, что говорят. 
 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Попугай, между прочим, тоже не доверял этому эльфу. На своем веку Фердинанд Четвертый видел немало эльфов, которые выдавали секреты куда более страшные, чем те, что он рассказывал про кое-чью мать. Потому птица нахохлилась, угрожающе выгнула хохолок, недовольно и грозно зыркнула глазом-бусинкой на незнакомца, предложившего помощь. Судя по всему, бывший первый помощник адмирала Стэнфорда (ныне покойного), очень оскорбился, что кто-то посмел попытаться помочь подопечному, что находился сейчас под исключительной протекцией его пернатой светлости. Однако Зевран сторонней помощи кого угодно, кроме этого зеленого хохлатого недоразумения, напротив, был исключительно рад.

 

Это было практически чудом, невероятной удачей. В очередной раз фортуна не оставила своего любимца и даже когда сам трактирщик весьма однозначно указал на дверь, где в очередной раз должна была случится судьба, от которой антиванец бегает с тех самых пор, как подписался на убийство Героя Ферелдена, в конце беспросветного туннеля забрезжил свет. Зеврана не нужно было уговаривать или намекать дважды.

 

– Сompadre… Gracias!... А тебе, дорогой мой Финли, следует полюбезнее обращаться с друзьями капитана Изабеллы, если ты хочешь продолжать вести дела в этом порту, – последние слова были предназначены для трактирщика и, видит Создатель, попали в точку. Трактирщик тут же замолчал и демонстративно отвернулся. Что не говори, друзьями своими эльф мог гордиться.

 

Зевран даже не стал особо разглядывать незнакомого эльфа, а лишь кивнул и в решительном  кувырке отправился прямиком под стол. Укрытие, конечно, не самое надежное, однако вполне себе удачное, чтобы успеть нанести первый удар из темноты и выбить у ревнивца из рук ятаган, а дальше уже – как повезет. Вся загвоздка, конечно, крылась в Фердинанде. Птица, которая и не дала эльфу оторваться от погони, могла еще сыграть свою роль в сегодняшнем приключении. 

 

Когда ассасин ловко и уверенно направился под стол – единственное доступное убежище – попугай взвыл вверх, к подвесному канделябру, свечи на котором не меняли уже очень и очень давно и он висел здесь в скорее в назидание, чем для освещения. Зеврану оставалось лишь надеяться, что птица проявит сдержанность – в конце концов на их последней вылазке с Изабеллой зеленый умудридся не испортить им всё, так может и сейчас до его куриных мозгов дойдет, как серьёзна сложившаяся ситуация. Фердинанд и в правду молчал, наблюдая с высоты потолка за происходящим.

 

Когда он зайдет, – прошептал эльф своему неизвестному спасителю из под стола, –  отвлеки его. Мне нужен момент, всего один момент, чтобы вышибить оружие из рук. А дальше я разберусь.

 

Кто такой этот он, эльфу довелось узнать довольно скоро. Дверь очень скоро отворилась и в трактире оказался чернобородый мужчина в форме, весь красный от гнева, задыхающийся от изнурительного бега и мокрый от пота. Трактирщик тут же закрылся на кухне, не желая вступать в конфликт, на одной чаше которого злобный черный бородач, а на другой – приятель знаменитой Изабеллы. Посетители замолкли, ожидая развязки. Ревнивец отдышался, грозно осмотрелся по сторонам и вышел в центр зала.

 

–  Блядский эльф. Где он? Я  оторву его яица и скормлю своим псам! – говорил он тяжело. Пробежка далась ему очень нелегко. И в тот же момент, когда он озвучил свои намерения, сверху, с канделябра, на него упала белая густая масса. Фердинанд был тих и смертоносен. Как и обещал.

 

Глаза рогатого мужа неверной жены налились кровью.

Изменено пользователем Zevran Arainai

118575778_8e36fb5de88db56d17733a44df105431(1).gif.5092e8591f362bed45a5dda727ad3322.gif

Still, will you let me, will you let me over?

 

'Cause your high heels take me higher,
So your talk won't take me under.
Now, can you give me one night to keep me over?
So I can take you higher
As the world goes up in fire.

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Птицы. Птицы всегда были горазды на сюрпризы. Не важно, обычный ли это голубь, роскошный петух или экзотический попугай. Они полны сюрпризов, готовых упасть на ваши головы и растечься молочными струями по лицу. Тидус даже слегка испугался… Ладно. Он очень испугался, когда в таверну ворвалось яростное тело с бородой вот-вот рисковавшее взорваться прямо на виду притихшей честной публики. Мужик был страшен. Борода вообще многих человеков делает похожими на кого-то, кто решил позавтракать белкой. Или дикообразом. Этот человек, похоже, решил обняться с метлой. Его борода была роскошной, но Тидус был готов поклясться, что, если ее сбрить, данного молодчика уже никто не узнает. 
И вот, когда по позвоночнику эльфа пробирались цепкие пальцы страха, а сам Тидус усиленно старался сидеть так, чтобы ни одна конечность несчастного под столом не стала общественным достоянием. Когда эльф поигрывал на своем инструменте и делал вид, что все хорошо, а посетители переглядывались друг с другом, изредка бросая косые взгляды в сторону стола, накрытого плащом. Тогда попугай и нанес свой ответный удар. 
Тут уж не только менестрель, никто не смог удержаться и не захохотать. Но, на самом деле, засмеялись только те, кто был в одной весовой категории с ревнивцем. И Тидус.  
- Прошу прощения, господин. Кажется, вам нужен платок. – конечно же, у этого эльфа нашелся белоснежный платок, невесть как завалявшийся в кармане и ни разу не использовавшийся. Потому что был просто образцом материи для одного из костюмов Нимы. Тидусу казалось, что еще немного, и этот человек просто-напросто упадет замертво. И что бы там не говорил эльф, прятавшийся под столом, с таким громилой никому не справиться. Будет хорошо его увести. 
- Тот, кого вы ищите выбежал через заднюю дверь и давно уже дал деру. А вы, наверное, хотели послушать музыку, господин? – пара аккордов стали подтверждением слов менестреля. Но лучше будет убраться до того, как столы отправятся в полет. И вывести отсюда несчастного любовника. То, что тут замешана измена, эльф только догадывался. Но больно уж ситуация была похожа на одну из тех, в которые попадал Зоин. Того, правда, теряли реже. Люди не всегда могут протискиваться в узкие щели. 
 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

– Музыку? – скрипуче вторил эльфу Фердинанд Четвертый и, отчаянно махая хохлатой головой так, что канделябр угрожающе закачался, он заорал нечто, что не походило бы на музыку даже в самых кошмарных уголках Тени. – АААААА! 

 

Бородач выхватил белоснежный платок из рук эльфа, все еще багровея, словно слопал сразу полную горсть антиванского жгучего перца. Скрипя зубами он начал вытираться, но в итоге только размазывал густые массы в жестких волосах и бороде, что, разумеется, его отнюдь не радовало. Мужика, конечно, можно было понять – мало того, что его жену прилюдно лишили чести (который раз!), так еще и его самого, в прямом смысле этого слова, обгадила чересчур говорливая птица, а честной народ вокруг хорошо над этим поржал, вместо того, чтобы посочуствовать. 
 

Зевран, наблюдающей за всем с не самой удачной точки обзора – из под стола – затаился, выжидая момент, чтобы атаковать – Антиванский Ворон предпочитал бить первым. Он не увидел бомбардировки, затеянной Фердинандом, но по смеху понял, что к чему. Птица, как обычно, не отличалась изобретательностью, но действовала все равно крайне эффектно. Слова неизвестного спасителя казались вполне себе удачным выходом – возможно все и выгорит, если в трактире не окажется какого-нибудь умника, который решит, что посмотреть на то, как очередного эльфа будут пытаться прилюдно линчевать, это весело. Но умников не оказалось. Быть может этот темпераментный муж неверной жены уже успел засесть в печенки всему городу? Судя по хитрому взгляду, который бросила маман Свистунелло на его супружницу, это в любом случае было не сильно далеко от истины.

 

– Возможно ты прав, – недовольно признал грозный бородач, хорошенько обдумав слова эльфа. Он все еще пытался – безуспешно – оттереться от следов внезапной птичьей угрозы. – Но откуда мне знать, что ты его не покрываешь? Все вы, остроухие выблядки, заодно. И что тогда здесь делает эта тварь? – он указал пальцем вверх, на птицу.

– ТВАААРЬ! – радостно повторил Фердинанд знакомое слово, продолжая раскачиваться на канделябре. Ему нравилось всеобщее внимание.

– Может этот гаденыш и сбежал. – он осмотрел остальных посетителей трактира, хранивших молчание. Зевран превратился в один сплошной рефлекс – даже дышать перестал. – Ну ничего, он вернется за этим петухом в любом случае, ведь так? А я подожду. Вон, как раз мне и стол скатеркой накрыли! 

 

Все еще тяжело дыша после пробежки, мужик направился прямо к столу, под которым прятался Зевран, и устало рухнул на дубовый стул, продолжая пытаться оттереться. Он отпил вино, которое предназначалось для барда и требовательно посмотрел на него.

– Ну и какие ты песни знаешь? Про жену-блядь что-нибудь, может быть?   

Изменено пользователем Zevran Arainai

118575778_8e36fb5de88db56d17733a44df105431(1).gif.5092e8591f362bed45a5dda727ad3322.gif

Still, will you let me, will you let me over?

 

'Cause your high heels take me higher,
So your talk won't take me under.
Now, can you give me one night to keep me over?
So I can take you higher
As the world goes up in fire.

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Буря миновала. По крайней мере, так казалось. Обманутый муж никого не душил (даже птицу), но все еще был раздражен. Тидус все еще чувствовал ту горячую волну гнева, которая исходила от мужчины. Может быть, она стала чуть прохладнее, но только до того момента, как мужик своей ногой заденет эльфа под столом. Отбрехаться, что это просто менестрель такой длинный и широкий, вряд ли получится. Люди в таком состоянии горазды на скорые выводы и лишь чудом несчастный любовник не был обнаружен. 
Тидус улыбнулся мужчине. Вино было немного жалко. Неплохое такое вино было. В голову не ударяло, дарило приятное чувство легкости и, самое главное, вкус его был намного более тонким, чем эльф когда-либо пробовал. Жалко вина, еще более неприятным было отношение к музыке. 
- Про блядь-жену?  
Песен таких менестрель не знал. Были у него песни про веселых любовников и ярких дам, про подвиги ради любви (иногда очень глупые подвиги), про старые времена и новых героев. А вот про блядей жен как-то ничего в закромах и не водилось. Но отвлекать внимание мужика надо было. Мож совсем успокоится, уйдет, тогда несчастный эльф под столом хоть вздохнет спокойно.
- Конечно, есть, господин мой. – заверил Тидуса мужчину и провел пальцами по струнам. Что ж, придется импровизировать. Не любил он это дело, но ничего больше не оставалось. Откажешь этому рогоносцу, костей точно не соберешь. 
- Песня про жену-блядь. 
Несколько веселых аккордов для того, чтобы собраться с мыслями и, вот уже Тидус, старательно навесив улыбку, залихватски поет, чуть притопывая ногой. 
- Эй, Создатель, ты скажи, 
Для чего блядей создал?
На одной из них женился
Десять лет покой не знал.

 

Только выйду за порог,

К ней уже мужик стучится, 
И в кровать с женою скок, 
Чтобы вдоволь порезвиться.

 

А за ним стучится гном, 
С братом, сватом, сыном, зятем, 
Впятером иль вшестером, 
Все в кровать, назад не глядя.

 

А за гномами уж эльф, 
По стене ползет, как муха, 
Он женой моей пригрет 
И обласкан. Вот же шлюха!

 

После эльфа снова стук,
Да такой, что двери в крошку,
Демоны кого несут
К белым женушкинам ножкам? 

 

То сердитый я пришел:
«Жинка, ты совсем рехнулась?»
Я в отместку ей привел, 
Пять любовниц, чтоб очнулась.

 

Вмиг тогда котлы взметнулись,
Поварешки полетели, 
Жинка тотчас же метнулась, 
На руках моих к постели.

 

И с тех пор не знаем горя, 
Каждый день так ублажает, 
Шлюхой мужа опозоря, 
Нынче мужа уважает. 

Тидус примолк, стараясь не выдавать своего волнения. Более отвратительных стихов у него никогда не случалось. Все в их труппе знали, что к эльфу только за музыкой нужно приходить, в стихах он совершенно не селен. Но коль припекла такая напасть, то хочешь-не хочешь, а рифмовать начнешь. 
Надо было уводить разговор в сторону от несчастного любовника. Лучше всего, вообще как-нибудь вывести мужика за двери. Тогда уж и эльф выйти сможет, но, увы, коварные планы были не подвластны Тидусу. Поэтому, тот просто решил попытаться свести беседу к чему-то светскому. И не помереть. 

- А вы, случаем, не желаете еще выпить, господин? Я угощаю. 
 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...