Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

XVII. О Дипломатах и Особистах

Рекомендованные сообщения

XVII. О ДИПЛОМАТАХ И ОСОБИСТАХ

OwwP3Rz.png

Дата: 27 Первопада, 9:42 Века Дракона
Место: Орлей, Халамширал
Погода: “Погода как всегда полное дерьмо. Снег потаял, грязью размыло все дороги к Халамширалу. Не привезут вино. Придётся воевать...”
Участники: Элисса Кусланд, The Стервятник, Жеан Лавайе, Ульф Гадюка (НПС Фергюса Кусланда). 
Вмешательство: Нет
Описание: посольство от Короля Алистера I Тейрина прибывает в охваченный гражданской войной Орлей. Тейрна Элисса Кусланд к своему отчаянию понимает, что северный сосед находится в такой же заднице, как и они, но всё ещё надеется заключить союз против Аноры, Старшего и всех, кто мешает Орлею и Ферелдену по-рыцарски вонзаться как в старые добрые времена. По дороге, посланников Алистера перехватывает военная разведка (в данном случае выполняющая роль контрразведки). Кусланд и её телохранителей вежливо разоружают, оставив только фамильное оружие и под конво… То есть почётной стражей доставляют к главному особисту на месте, который решил поболтать со знатной особой прежде чем та предстанет перед маршалами. 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Оказаться в цепких лапах орлесианской разведки – это последнее, на что рассчитывала военная советница короля Алистера. Она разослала воронов старым знакомым своего отца при орлесианском дворе, но делая эта испытывала ставший в последнее время до боли знакомым привкус тлена и безысходности. Многие из этих достойных людей мертвы, те кто поддерживал Императрицу Селину скорее всего погибли в Халамширале или сгинули в Теринфале вместе с лордом Абернашем. Кто-то бежал, кто-то остался в стороне, но Элисса надеялась, что хотя бы один ворон доберётся до верных императрице вассалов. В прочем, императрица мертва, её трон узурпирован амбициозной и жестокой самозванкой, которая превзошла свою ферелденскую “коллегу”, избавившись от обоих законных правителей. До Хайевера доходили тревожные слухи о том, что при дворе в Вал Руайо приняли новую императрицу, перешептываясь о том, что дом Вальмонт в своё время захватил власть схожим образом, да и у самой Селины руки были по локоть в крови. 

Элисса уважала императрицу Селину. Она не оплакивала её смерть, но сожалела о потере возможного союзника, ведь ещё до начала гражданской войны её императорское величество делала всё возможное для налаживания отношений с Ферелденом. К сожалению, её старания обернулись прахом и теперь пришло время короля Алистера протянуть руку… Кому? На троне в Вал Руайо сидит самозванка, присягнувшая сумасшедшему тевинтерскому магистру, объявившему себя богом. Долы оккупировала армия верховного маршала Пру, вокруг которого собрались военачальники со всего Орлея, верные своим старым клятвам. Где-то в тенях вела свою войну самопровозглашённая защитница остроухих Бриала и даже до Хайевера доходили рассказы о жестоких убийствах, которые эльфы совершали в тылу воюющих армий. 

Тейрну Кусланд сопровождал доверенный воевода её брата по имени Ульф Гадюка. Несложно догадаться, что этот достойный муж происходил из хасиндского племени укротителей змей, имевшего жуткую репутацию даже за пределами Диких Земель. Элисса так же отобрала отряд из десяти хайеверских гвардейцев, выполнявших роль телохранителей. Небольшой отряд не должен был привлекать к себе внимание и перемещался по имперскому тракту в тёмное время суток, останавливаясь в отдалённых тавернах и сохраняя инкогнито тейрны. Все хайеверцы и хасинд были облачены в простые серые плащи, а знамёна бережно хранили в рюкзаках, а в военное время, кому какое дело до дюжины вооружённых всадников, которые никого в общем-то не трогают и за версту объезжают даже малонаселённые деревни. 

Приключения начались уже после пересечения границы. Знакомые тейрна Кусланда среди гномов-наземников обеспечили безопасный переход через горные перевалы, дело оставалось за малым – добраться до Халамширала и развернуть знамёна. Но Элисса недооценила паранойю орлесианцев, не успел её маленький отряд приблизиться к территории, контролируемой армией верховного маршала, как его взяли на прицел арбалетчики в цветах дома Вальмонт. Кроме солдат, в отряде было достаточно мрачных фигур в плащах без опознавательных знаков, что говорило о том, что эти парни хотели, чтобы их опознали как оперативников военной разведки. Элисса приказала своим телохранителям опустить оружие и выехала вперёд, скинув капющон. 

- Моё имя Элисса Кусланд, военная советница короля Алистера Тейрина. При верительная грамота, подписанная его величеством, – женщина подняла руку в кожаной перчатке, поверх которой красовался прекрасный перстень с синим камнем и белым венком Кусландов Хайеверских. Именно таким перстнем была проставлена восковая печать на каждом из писем, которые вне всякого сомнения прошли через людей в капюшонах прежде чем достигнуть своих адресатов. 

Орлесианцы обошлись без лишних формальностей и предложили тейрне разоружить отряд для сопровождения в ставку. Элисса немедленно согласилась, оставив при себе только фамильный хайеверский клинок, выкованный ещё во времена войн с волколаками и проливший немало орлесианской крови в руках её предков. Ульф молча пожал плечами и сдал ближайшему особисту свои топоры, кинжал, удавку, пояс с ядами, арбалет, четыре метательных ножа и несколько предметов, о жутком назначении которых оставалось только гадать. 

Сохраняя инкогнито, отряд добрался до Халамширала, где тейрна оставила свой эскорт на попечение местного квартермейстера и в сопровождении троих типов в капющонах направилась на встречу с… С кем бы то ни было, лишь бы он или она располагала полномочиями для принятия решений на уровне главнокомандующего, либо возможностью обеспечить встречу с верховным маршалом. 

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

...- Говорит, при ней верительная грамота с подписью самого Тейрина, – голос Стервятника был приглушён. Он редко носил маску, зато всегда его лицо прикрывала тёмная повязка в купе с капюшоном, но даже сквозь эту не замысловатую маскировку, маршал всегда знала, что внимательные и колкие глаза де Пинетта следят за ней.

 

- И что, ты теперь будешь тащить ко мне всех кто трясёт в воздухе именем ферелденского короля? – маршал сидела за вычурным столом, перебирая бумаги, в правой руке тонкими пальцами держа изящное перо. Рядом с ней лежал нож для вскрывания писем, кипа запечатанных конвертом с сургучной печатью дома Лавайе и маршальской печатью, подсвечник с тройкой только что поменяных свечей,  да аккуратная белоснежная фарфоровая чашка с красивой голубой росписью, которая парила ещё горячим чаем. Лавайе оторвала свой взгляд от бумаги, которую только что Стервятник всучил ей в руки, взглянула на своего шпиона сквозь прорези своей костяной маски, чей угрожающий оскал красного льва, не сулил ни чего доброго.

 

- Бумага похоже настоящая, ваша милость, – Стервятник помолчал, его вытянутая худощавая фигура отбрасывала угрожающую тень на входную дверь белого дерева с вычурной позолоченной вязью узоров, – В былые времена, я бы даже не упомянул это имя в этих стенах, но сейчас, – де Пинетт сделал весьма говорящую паузу, в тишине которой маршал слышала как за несколько комнат где-то скребётся мышь, – Вы сами не так давно говорили о нужности союзов. Что другое могло привести сюда военного советника короля Тейрина?

 

Помолчали.

 

- К демону, давай её сюда, – выдохнула Жеан поднимаясь со своего насиженного стула, звеня амуницией. В Халамширале, после захвата она носила только парадную броню,  классическую позолоченную со львом на груди, и гербом на сочленении наплечника – герб рода Лавайе, – И будь рядом, если вдруг эта мадемуазель решит выкинуть какую-нибудь глупость.

 

Стервятник откланялся, а Жеан одним глотком допила чай и подбоченевшись принялась буравить взором ледяных глаз такой же ледяной пейзаж за окном.


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Неразговорчивые упыри в капюшонах провели ферелденку окольными путями до Верхнего Города, где так же без лишней помпезности сопроводили в замок местного графа, в котором расположилось командование армии сопротивления. То, что встречали советницу короля Алистера не гвардейцы и шевалье, а особисты, говорило хотя бы о том, что её сейчас приведут к кому угодно, но не к Старому Льву. Первой мыслью был сам граф Пьер из Халамширала. А возможно кто-то из командующих орлесианской армии ведёт двойную игру или ищет себе союзников на случай если верховный маршал оступится и кому-то придётся занять его место. Отец рассказывал об орлесианских интригах достаточно подробно, чтобы Элисса отбросила надежду на то, что имперцы перестанут играть в политику хотя бы на войне и объединятся против общего врага. В том, что её попытаются втянуть в опасные игры местной военной аристократии, тейрна не сомневалась. Оставалось только продать себя подороже и выполнить задачу, поставленную королём. Не особенно надеясь на ответ, Элисса вежливо поинтересовалась куда и к кому её ведут и когда она сможет поговорить с верховным маршалом. Ответа не последовало.

«И куда только подевались куртуазные рыцари, слава о которых гремела далеко за границами Орлея…»

С другой стороны, если бы хозяин этих мрачных упырей и хотел сорвать переговоры, она была бы уже мертва. Кроме того, профессиональные шпики в отличие от шевалье не имеют привычки болтать лишнего, поэтому тейрна могла быть спокойна за секретность своё инкогнито. 

Ходячие капющоны остановились напротив двери, в прочем, любой путь по замку так или иначе оканчивался возле той или иной двери. Один из орлесианцев без стука просочился в помещение, а спустя несколько минут вышел обратно, жестом пригласив ферелденку войти. Ни один из них не произнёс ни единого слова с тех самых пор, как они обменялись приветствиями на границе.

«К чему такая секретность...»

Элисса молча прошла в помещение, оказавшееся кабинетом, в котором её ожидали двое орлесианцев – мужчина и женщина, шпик и шевалье. И если с особистом всё было понятно, то герб на наплечнике не был знаком тейрне, только лев, но благородная кошка скалилась с доспеха каждого шевалье. Сама же Кусланд была облачена в простой доспех без герба. Откинув серый дорожный плащ, Элисса поклонилась, стараясь не касаться рукояти Луперкаля. На пальце тейрны сверкнул фамильный перстень, единственное украшение и знак отличия, который можно было получить только по праву рождения или снять с трупа. Оставалось надеяться, что паранойя орлесианцев ещё не достигла критической отметки и они согласятся хотя бы рассмотреть первый вариант. Элисса решила на этот раз не представляться, так как её вероятная собеседница и так должна была знать кто перед ней и зачем, в противном случае зачем ещё нужны все эти щпионские игры. 

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всё нынче происходящее было несколько не вовремя и совсем не кстати. С восточных границ Стервятник ожидал чего угодно – маневра Корифея, внезапно образовавшегося легиона Тевинтера, полоумного дракона, выдвижения сил Инквизиции для закрытия местного разрыва в “завесе”. Да Создатель мог послать для хорошей головной боли что и кого угодно и это было бы ожидаемо.

Но, почему-то Поль не ожидал того, что по тракту в Орлей придут ферелденцы, так еще и с дипломатической миссией. Внезапно? Еще как – всё таки никаких особых предпосылок к этому не было, как не было ни единого ворона с той стороны Морозных Гор на тему переговоров. Как минимум, ловчие опального барона таких писем не перехватывали. А теперь – якобы аж целая Кусланд с эскортом, фамильное кольцо и запечатанная королевской печатью туба с той самой “верительной грамотой” ферелденского короля. Стервятник строго настрого запретил трогать внезапных гостей и ни в коем случае не вскрывать тубус. Не хватало еще дипломатического скандала. Безусловно, что тубус с грамотой, что фамильный перстень, можно снять и с трупа и тогда люди де Пинетта ведут в ставку самозванцев и, возможно, убийц и диверсантов.

Или это всё подделка? В любом случае это или дилетанты которые решили пойти самым простым и очевидным путем, что непрофессионально. Или действительно Кусланд и свита...- Поль задумчиво пожевал губу за своей рабочей маской стоя несколько в стороне от Жеан, с боку от стола у стены. Чуткое ухо как раз уловило приближающиеся шаги за дверью и Стервятник предупреждающе кашлянул оповещая своего патрона.

Сначала в помещение скользнул один из людей де Пинетта и сделал короткий доклад, естественно тихо и Стервятнику. Если уж не у стен были уши, то у гостьи за дверью они были точно. Дав молчаливую отмашку, Поль дал разрешение впустить “дипломата”.

Освещения в непримечательном кабинете, одном из многих здесь, было достаточно чтобы все могли разглядеть друг друга. Поль, естественно, пристально всматривался в черты лица гостя. Это могло показаться абсолютно неприличным и бестактным и, собственно, так оно и было на самом деле, но свою работу Стервятник знал и делал. То бишь – плевал на приличия когда они попросту мешали.

Вроде бы похожа… –  шпик наблюдал за тем как женщина отвешивает свой поклон. Конечно же, Стервятник не был с ней знаком ни прямо ни косвенно и уж тем более не видел вблизи. Но бывать в тех краях приходилось, еще до начала активного противостояния последнему Мору.  Мелькнула рукоять клинка, но больше всего к себе привлек внимания тот самый перстень, который и мог определить кто есть кто здесь. – А вот и оно. Что ж, попробуем кое-что провернуть...

- Монна Кусланд, позвольте представить – Маршал Второй Конной Армии в составе Объеденённой армии Орлесианской Империи, сэр Жеан Мари-Анж Лавайе. – Стервятник обратился к гостю с помощью ферелденского обращения и представил самого старшего и главного здесь, попутно делая плавный указывающий жест рукой согласно церемониалу. – Меня зовут Роланд Дюран, я возглавляю разведку маршала. Надеюсь, что с вами и вашим эскортом обращались хорошо и дорога не доставила неудобств. Времена нынче, сами знаете, неспокойные. – Естественно он назвался своим подставным именем и попутно прокинул легкую пробу на то, что вообще может знать человек, который ломанулся по тракту к недавно чуть ли не полностью сгоревшему городу. Стервятник делает слегка неуклюжий поклон. Самое-то для привыкшего простолюдина, но плохо для дворянина. Всё таки, он ведь не назвал своего титула, ни настоящего ни выдуманного. – Монна Кусланд, у меня к вам будет одна просьба, но она очень важна чтобы развеять все сомнения и мы исчерпали этот неловкий инцидент и забыли о нем как будто его и не было. Мне бы хотелось осмотреть ваше кольцо. Понимаю, это бестактно и я не в праве просить такое у высокого гостя. Но, в нынешней ситуации, благородный сэр...будьте так любезны… – Роланд распрямляется и становится видно его глаза. Ни грамма любезности, что подкрепилось изменившейся интонацией. Нажим, самую малость. Это был вежливый, но всё же разведчик и это было ожидаемо. – Позвольте мне его изучить. Клянусь честью и своей жизнью, оно тут же вернется к вам, безусловно. В ином случае вы вправе требовать ответа в любой форме. – Стервятник снимает перчатки, убирает их за пояс и протягивает ладони сложенные пригоршней – в руках ничего нет и они открыты глазам Кусланд. Чистый жест отсутствия угрозы от человека.


Untitled-4.gif

tumblr_p6090i7fHW1rgiji6o1_500_.jpg

What's Yours Is Mine

Untitled-3.gif

 

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Элисса пожала плечами и, не делая резких движений, сняла с пальца перспень-печатку. Она не видела на столе у маршала алхимической лаборатории, чтобы проверить состав, да и особого смысла в этом не видела – для дорогой подделки использовались бы самые лучшие материалы. Что там собрался смотреть особист, не понятно, но тейрна понимала, что выбора у неё нет. Если хочет, он всё равно получит это кольцо, вопрос только в том, придётся ли ему снимать безделушку с трупа или привязанного к стулу тела. Женщина вложила кольцо в протянутые руки шпика, после чего перевела взгляд на Жеан. Как же они были не похожи, воительница и упырь в капюшоне. Последний не вызывал у тейрны ничего кроме отвращения и холодного липкого страха, который она спрятала под маской из безразличия. Это была его работа, но настоящий профессионал мог бы обойтись без лишней помпезности. В том, что перед ней мастер плаща и кинжала, ферелденская военачальница не сомневалась, значит, он делает это специально. 

- Для меня честь встретиться с вами, маршал, – игнорируя шпика, произнесла Элисса, обращаясь к воительнице, – несомненно, вы знаете обо мне и моей миссии всё, что хотите знать. И всё-таки я гостья в вашем доме, поэтому позвольте мне принести извинения за отсутствие хороших манер. Элисса Элеанор Кусланд, военная советница его величества Алистера I Тейрина, законного короля Ферелдена и наследница Хайевера. 

Ох неспроста маршал Лавайе перехватила посланницу ферелденского короля. Элисса была ещё жива, значит, Жеан и её мрачному подручному не выгодна её смерть. В армии её королевства, звание маршала не прижилось и со времён оккупации, не использовалось, но тейрна понимала, что сейчас она стоит перед вторым после самого Старого Льва человеком в армии сопротивления. Что-ж, эат женщина несомненно ведёт свою игру и Элисса собиралась оказаться на стороне победителя в этой партии. Королю был нужен могучий союзник, им мог стать либо Пру либо эта новая фигура на шахматной доске. 

- На троне в Вал Руайо сидит узурпаторша, так же как и в Денериме. В Орлее идёт братоубийственная война, так же как и в Ферелдене. Король Алистер хочет обрести могущественного союзника против нашего общего врага. Должно быть, ваша разведка сообщала о падении Амарантайна и последующих сражениях. К слову, мои поздравления в связи со взятием Халамширала и если верить слухам. свет и мудрость императрицы Селины снова поведёт Орлей к победе. 

Элисса не верила слухам о том, что Создатель воскресил Селину, но она понимала, как никто другой, что Орлею был нужен символ. Если бы, убереги Андрасте, король погиб от предательского удара в спину, она бы сама заставила Тегана облачиться в его доспехи и повести армию в бой, под личиной Алистера. Кто бы ни прибыл в Вал Щевин в сопровождении Священного Похода, это была не императрица Селина, в прочем, Церковь даже в далёком Ферелдене восхваляла проявление воли и милосердия Создателя. Это могло означать только одно – Элиссе, как верной андрастианке, придётся поверить или хотя бы сделать вид, что она верит в воскрешение императрицы. Пусть будет так, а Создатель возраст каждому по его вере или неверию. 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Когда тишина кабинета огласилась лязганьем доспехов и шагами, Лавайе развернулась ко входящим лицом. Рука её покоилась на эфесе Pétale écarlate, вторую же маршал уложила на спинку позолоченного кресла, обитого ультрамариновой, ослепительно-дорогой тканью. 

 

Лавайе не удостоила вошедшую словом, пока...лишь кивнула коротко, от чего свет свечей, преломился на позолоченных деталях её родовой маски. Теперь перед ней стояла та самая посланница короля Алистера. Ферелденка, по меркам породистых орлесианцев женщина заурядной внешности, светловолосая, высокая, статная, наверное воин из неё был не плохим, хотя, кто мог поручиться наверняка. О семье Кусландов, Жеан знала преступно мало, помнила разве что то, что именно выходец из их семьи нынче зовётся Героем Ферелдена, спасителем от Пятого Мора, чем были примечательны остальные представители этого рода? Именно это Лавайе и де Пиннету, нужно было узнать. Однако, место в военном совете при королях не получают на пустом месте, так ведь?

 

Маршал прекрасно понимала, для чего Стервятник просил кольцо этой монны. Кому как не карманнику со стажем, незаурядному вору и бандиту, знать, подделка в его руках или истинное семейное украшение? Лавайе наблюдала за тем, как кольцо оказалось с цепких и длинных пальцах мужчины, словно в коварных лапках паука, и тот развернувшись в пол оборота к ферелденке вознёс украшение ближе к свету настенных свечей. Его вытянутая, худощавая фигура, абсолютно полностью затянутая в кожаный, какой-то совершенно не привычный для окружающих доспех, бросила угрожающую тень на стены кабинета, а глаза шпиона загорелись профессиональным интересом. Временами, даже сама Жеан чувствовала какое – то беспокойство находясь рядом с этим мужчиной, при этом зная, что кому-кому, а ей он не сделает ни чего дурного, де Пиннет умел отдавать долги,и пока, его долг не был отдан до конца, можно было не беспокоиться о ноже прилетевшем в спину. 

 

Честь? Что знала эта женщина о чести? Разве в подобном знакомстве стоит упомянуть честь? 

 

Жеан сощурилась, слегка сжав губы. Что сейчас говорило в ней? Пресловутая орлесианская военная гордость? Та гордость, что сопротивлялась даже одной лишь мысли, что им нужен союз с собачниками. С неотёсанными, упрямыми, ни чего не знающими о чести шевалье, ферелденцами. Что они знают о чести….

 

- Прошу, присаживайтесь, сэр Кусланд, – проговорила Лавайе, пряча за пазуху свою выхолощенную многими годами гордыню. Говорила она с заметным, немного картавым акцентом, а всё лишь потому, что терпеть не могла общего языка, хоть и знала его отлично, однако, это не мешало Лавайе считать его грубым и однобоким, лишённым поэзии и певучести. 

 

Знали ли они хоть что-то о ситуации в Ферелдене? В последние недели маршал была слишком увлечена происходящим в своей стране, и лишь сейчас, когда они, наконец, отбили пограничный Халамширал, вся их ставка начала задумываться о делах их  восточного соседа. И, как, могли они сделать вывод, восточному соседу, сейчас точно было не до того, что бы вторгаться на их ослабленную границу. Однако, так же доходили слухи, что король формировал армию где-то не далеко от границ с Орлеем. Вся последняя информация об этом, конечно же была доступна Роммель, но она могла поделиться ей только с Пру, поэтому, Жеан и её Стервятникам приходилось уповать на малые крупицы просочившейся информации. Посему, всё что сейчас произошло,было чистой воды удача. Возможность узнать что-то раньше Гаспаровской подстилки, а значит...как, говорил дед, информация правит бал. И теперь, Жеан не могла не согласиться со своим давно почившим стариком. Сколько лет прошло, а его слова всё ещё правдивы.

 

- Что же, теперь, я полагаю, у нас есть возможность, узнать, что происходит в Ферелдене из первых уст, – продолжала шевалье, присаживаясь в своё кресло, напротив Элиссы. Она кивнула, – Благодарю, монна, пусть свет озаряет путь нашей возлюбленной Императрицы, ведь сам Создатель пожелал что бы она вновь взошла на своё законный престол, – пафосные, глупые, лживые слова, и если Кусланд была не глупа, то прекрасно всё понимала. Восставшая Селина, не больше чем символ, которым можно красиво сотрясать воздух, пугая крестьян. Однако, символ бывает куда действенней чем грубая сила.

 

 


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как только заговорила маршал Лавайе, Элисса сосредоточила всё своё внимание на женщине-шевалье, игнорируя шпика, изучавшего её фамильный перстень с видом бывалого карманника. Он словно оценивал безделушку, прикидывая сколько можно получить за неё на чёрном рынке. Особист, вне всякого сомнения, имел тёмное прошлое и находясь в одном помещении с ним, тейрна с трудом скрывала тревогу. Это было неприятное, липкое ощущение похожее на страх, но куда более сложное. Страх можно объяснить. Страх можно побороть. Страх можно обратить в силу и выжить. Стараясь не обращать внимание на упыря в капюшоне, ферелденка отстегнула пояс с мечом и насколько это позволяли доспехи, изящно присела напротив Лавайе. 

- Леди, – очаровательно улыбнувшись, поправила Элисса на практически безупречном орлесианском, отметив то, что не являлась рыцарем в привычном для орлесианцев понимании этого слова. Конечно, вся без исключения фереоленская аристократия была военной аристократией. Эли люди умели не только обращаться с оружием для защиты своих владений, но и командовать войском, будь то профессиональная дружина тейрнира, или ополчение, наспех набранное и вооружённое в баннорне. И всё-таки культура рыцарства в Ферелдене отличалась от принятой в Орлее. Элисса не была воином. Она служила королю своим умом, а не мечом, – в эти неспокойные времена, знатным девам приходится менять платья на доспехи, а очарование на меч. 

Конечно, по орлесианским стандартам, Лисса была никчёмной интриганкой, но несколько намёков для своей собеседницы она оставила, надеясь, что вышло не слишком неуклюже. 

- К сожалению, ничего хорошего, - отозвалась тейрна, снова перейля на торговое наречие, о событиях дома и, прислонив ножны с Луперкалем к стулу, устроилась поудобнее, – его величество старается избежать братоубийственной войны, надеясь, что банны и эрлы поддержат его, а генерального сражения получится избежать. Мне пришлось отвести армию из Амарантайна и Гварена к Хайеверу, где сейчас собираются основные силы верные королю. Эта армия находится недалеко от границы, но от имени его величества Алистера, я заверяю вас в том, что эти мечи не будут обращены против Орлея. 

Элисса замолчала, ожидая реакции Жеан. Слова об императрице она благоразумно оставила без ответа. Тейрне не было дела до того, кто взойдёт на престол Орлея, тем более что Вал Руайо оставался в руках красных храмовников. Она проделала долгий и опасный путь, чтобы договориться с тем, кто командует орлесианской армией. Дав собеседнице какое-то время чтобы обдумать услышанное, Элисса продолжила:

- Наши солдаты уже сражаются плечом к плечу с орлесианскими под знамёнами Инквизиции. Мне не нравится та сила, которая она может стать, но это оставляет мне надежду о том, что наши армии могут объединиться и эффективно действовать сообща. Сейчас мне больше всего хочется повесить Анору на суку и я уверена, что у вас, сэр Лавайе, схожие фантазии в отношении Флорианны. Деревьев на всех хватит…

Женщина заговорщически улыбнулась орлесианке. Она не смогла скрыть от шпика оценивающий взгляд, которым окинула орлесианку, машинально отработав один из возможных вариантов ведения переговоров. Жеан произвела впечатление железной девы, неприступной и холодной как нож приставленный к горлу. Заигрывать с ней Лисса не спешила, опасаясь настроить против себя, да и зловещий особист пока никуда не делся. 

- Если ваш человек закончил рассматривать моё кольцо, я бы очень хотела получить его обратно, – Элисса вновь заговорила по-орлесиански, гости отца в своё время находили её акцент милым, а одна маркиза использовала менее скромное определение. 

  • Like 4

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

И Стервятник действительно закончил осмотр безделицы, у уже беззвучно преодолел пару шагов от пылающего камина, до кресла в которое умастилось ферелденка. Де Пинетт, некоторое время молча стоял будто бы оценивая сидящую перед ним женщину в аккуратных доспехах, а потом с вычурностью иллюзиониста раскрыл перед ней свою изящную ладонь, в которой лежало искомое украшение.

- Ещё раз прошу у вас извинений, за предоставленные неудобства, леди Кусланд – говорит он, а голос холодный и совсем не вяжется с любезными словами. Разумеется, де Пинетт ни чего не станет говорить искомой монне, он лишь так же, беззвучно, словно тень проскользнёт к маршалу и склониться над её ухом, на что Жеан лишь скосит ледяной свой взгляд, выцепляя боковым зрением часть лица шпиона, прикрытого лицевой повязкой, сама же останется недвижимой, как каменное изваяние. 

- Кольцо настоящее, ваша светлость. Ошибки быть не может. Родовое клеймо присутствует, металл исключительный, подделок с таким качеством днём с огнём не сыщешь, – шепчет стервятник так, что бы было слышно только Лавайе, и она знает, что Стервятник в этих вопросах не ошибается. Как-то он поведал, что по количеству потёртостей и сколов, глубине выщерблен, можно определить возраст украшения. Кто бы мог подумать, что эти его знания и умения пригодятся в таких вопросах.

 

- Что же, – проговорит Лавайе, немного расслабляя позу, когда шпион отойдёт от неё на пару шагов, закончив пока свою работу, но, разумеется не исчезая из комнаты, а лишь слившись с окружением, что бы не отвлекать своим присутствием двух знатных по своему особ, от важного разговора, – Думаю, вопрос о истинности ваших слов исчерпан. Я тоже приношу вам свои извинения, монна, – Жеан лукавила, дело ей не было до затронутой чести ферелденки. Её сейчас заботило лишь то к чему они могут прийти в этих их неожиданно удачно подвернувшихся переговорах. 

 

- Я слышала дурные вести, о том, что королева Анора тоже укрепляет свои позиции. Как вы сами оцениваете шансы избежать столкновения, монна? – Жеан закинула удочку, прощупывая и пытаясь понять, что же могут две противоборствующие стороны предоставить друг против друга. В каком состоянии нынче армия Тейрина, и способна ли Анора переломить ход игры, или это всего лишь очередные потуги отвергнутой и не смирившейся со своим поражением женщины. А ещё Лавайе слышала, что к армии короля примкнули варвары. Надо же варвары решили подружиться с варварами, после стольких лет раздрая. Но, об этом Жеан предпочла пока умолчать, возможно Кусланд сама решит об этом упомянуть без наводящих вопросов.

 

- Ни кому не нравиться сила которую набирает Инквизиция, – покивала Лавайе на слова ферелденки, – Однако, радует и то, что многие понимают надобность в этой силе, – пока Жеан не стала распространяться о том, что переговоры с Инквизицией прошли ужасно, она всё ещё уповала на то, что поставленный Роммель ультиматум не придётся притворять в жизнь и главы Инквизиции не встанут в позу, как это сделала Рейнгельмина, и всё таки явятся в нужный срок. Иначе...иначе придётся искать другие лазейки для них, ведь Пру уже было не переубедить, словно упёршегося рогами барана, для которого честь и пресловутая гордыня была кажется куда более важна, чем истинная победа, которую можно было достичь лишь союзами и укреплениями тылов.  И при этом ещё её называют Быком!  - Инквизиция смогла приютить под своим крылом многих, кто раньше бы и есть за одним столом не стал. А сейчас, они не просто работают вместе, но ещё и считают своим долгом продолжать следовать приказам и оставаться под командованием Инквизитора. Это ли не показатель того, что они следуют верным путём?

 

 

 


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Элисса с минуту молчала, подбирая слова. Она понимала, что это не прелюдия к переговорам с верховным маршалам, но именно сейчас делаются первые ходы партии, которую тейрна не имеет права проиграть. Напомнив себе, что королю нужна помощь орлесианской армии и наплевать под каким знаменем, Кусланд приготовилась к непростой беседе, в ходе которой ей нужно было не только расположить к себе собеседницу и её мрачного приятеля, но и представить потенциальных ферелденских союзников так, чтобы Жеан не усомнилась в значимости этого союза. То, что против Старшего и его приспешников нужно объединяться, было очевидным для всех. Но вопрос только как и с кем… Столетия войн и кровной вражды до сих пор давали о себе знать, взять хотя бы выходки тейрна Логейна в Ферелдене и великого герцога Гаспара в Орлее. 

- Сейчас у Аноры недостаточно сторонников для генерального сражения, – ответила Элисса, прикинув какие данные могут быть в распоряжении орлесианской разведки и решила говорить как есть, если её слова подтвердят информацию от агентов Лавайе или Старого Льва, тем лучше. Доверие в Орлее было редкостью, а паранойя напротив, была распространена как сифилис в дешёвом портовом борделе, – присягнувшие Аноре банны отступили к Денериму, но меня беспокоят союзники узурпаторши. В неприступном замке Редклифф до недавнего времени сидел тевинтерский магистр, а красные храмовники захватили Амарантайн, куда сбежал магистр из Редклиффа. С такими союзниками, Анора сможет утопить Баннорн в крови. Превосходство королевской армии в тяжёлой коннице и опытных солдатах очевидно склонит чащу весов в нашу пользу, однако, победа в генеральном сражении Аноре не нужна. Она победит, истощив обе армии – и короля Алистера и своих союзников. Остановив первого от похода на столицу и навязав свои условия вторым, она будет разделять и властвовать, а всё что ей нужно для этого – одно генеральное сражение. 

Действительно, ферелденские сторонники Аноры были разбиты или отступили, но армии её союзников представляли опасность для войска короля. Если орлесианцы столкнулись с теми же проблемами, договориться о военном и экономическом союзе труда не составит. Но Элисса всё ещё не понимала игры, в которую была втянуто и чего от неё хочет женщина-маршал. 

- К сожалению, Инквизиция пользуется поддержкой знати по обе стороны Морозных гор, - заметила Кусланд, – её императорское величество Селина отправила им военную помощь и его величество Алистер думает об этом, в случае, если переговоры с Инквизицией пройдут успешно. Нам нужно вернуть эти войска и сосредоточиться на той войне, которую мы ведём здесь и сейчас. Закрытие Бреши, если это вообще возможно, может подождать. 

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жеан выслушала ферелденскую леди молча. Пусть Элисса и не могла видеть её лица, но она должна была предугадать, что сейчас маршал Императорской армии хмурится. Хмурится сильно, заламывая глубокие морщины между аккуратно очерченных светлых бровей.

 

Ситуация в Ферелдене выглядела паршиво. Как бы на нее не гляди, со всех сторон она выглядела именно так. И можно было даже не предполагать, можно было сказать прямо, что положение у короля Тейрина было, мягко говоря  шаткое.

 

В другие годы, Жеан бы ни за что не поддержала заведомо проигрвшную фигуру на доске, однако, что говорить, в другие годы перед ней бы и не сидела ферелденка с дипмиссией. Но сейчас...сейчас когда обе, некогда враждующие, да и чего греха таить, враждующие сейчас, страны, горят красным пламенем, а сиятельные особы по обе сторонв границы желают лечь под самозванного Бога, как портовые шлюхи, стоило смотреть дальновиднее, стоило искать возможности и идти на компромиссы. 

 

Интересно, что бы сказал сейчас тот же Пру или Жан-Гаспар. Выслушали бы они ферелденского посла или же упёрлись бы рогом? Что судить о других, когда можно было бы повернуть заведомо провальную миссию Кусланд в нужное русло.

 

- Звучит все это крайне неприятно, - проговорила Лавайе, не шевельнувшись за все время рассказа леди Кусланд, словно каменное изваяние, что врасло в изящное орлесианское кресло. Огни свечей угрожающе поблескивали на золотом узоре маски-оскала - А если быть более честной, то звучит это так, что ваш противник имеет большее скрытое преимущество, чем демонстрирует вам. Как я полагаю, королева Анора незамедлительно воспользуется этим самым преимуществом, ведь она дочь своего отца, - почему-то Жеан сейчас, совсем ни к месту вспомнила рассказы деда о последнем столкновении армии Орлея и Ферелдена. 

 

- Я не люблю ходить вокруг, да около, леди Кусланд, и зубы заговаривать не умею, я не дипломат. Скажу больше, я не вижу в этом смысла, по крайней мере не в нашем с вами положении. Посему, я хотела бы услышать то, что вы планировали предложить маршалу Пру. Ведь именно с предложением вы к нам явились, это слишком очевидно, даже без вскрытия ваших дипломатических бумаг, - Жеан немного помолчала, задумчиво разглядывая сидящую перед собой особу, - Мы проделали большую работу. Собрали действительно важную силу, которая может переломить ход войны. Если мы сохраним свои силы от раздробленности или приумножить их. Ваше же положение, леди Кусланд выглядит куда плачевнее нашего. И в какой-то степени, я предполагаю, что заключение союза между Императрицей и Королем, может склонить чашу весов в вашу сторону, так же как и орлесианское подкрепление в рядах вашей армии. Но, - Жеан сделала очередную паузу, сверля взглядом Кусланд - Что вы можете предложить нам в замен? Армию варваров, не обученных горцев или дикарей из топей Коркари? Вы сами сейчас находитесь в капкане, пусть вы и осознаете свое положение, но капкан может легко захлопнуться, перемолов и ваши потрёпанные силы и возможные наши. Простите, но риск с нашей стороны неимоверно велик, леди Кусланд. Так что может нивелировать этот риск? Что может уменьшить его? 

 

 


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 4
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Мне нечего предложить верховному маршалу, – отозвалась Элисса не отводя взгляда, – а предложение его величества Алистера предназначается для командующего объединённой армией Орлея… 

Тейрна машинально отработала в уме возможные варианты дальнейшего развития событий. Во-первых, мрачный особист в капюшоне мог попытаться сделать какую-нибудь глупость, например, приставить ей нож к горлу. Элисса находилась в Орлее инкогнито, поэтому рассчитывать на дипломатическую неприкосновенность ей не приходилось. Во-вторых, маршал Лавайе может отказаться подыгрывать ферелденке, не искушённой в тонкостях орлесианских интриг и потребовать ответа здесь и сейчас. В-третьих, становилось совсем очевидно, что железная леди-маршал ведёт свою игру и в ней Старый Лев сидит по другую сторону шахматной доски. 

«Интересно… Эта женщина в маске действительно верит в то, что говорит или блефует? Мы хотя бы не плетём интриги друг против друга во время войны.»

- Если не ошибаюсь, звание верховного маршала сейчас принадлежит Бастьену Пру, – тонкие губы младшей из Кусландов Хайверских изогнулись в неприятной улыбке, слово её ударили ножом по лицу, – но не исключено, что эта информация безнадёжно устарела, или в ближайшее время устареет. Мы с вами могли бы скоротать время за чем-нибудь более приятным, чем беседа о войне и политике под присмотром вашего особиста, маршал? Я бы с удовольствием рассказала вам поподробнее о положении ферелденской армии в обстановке менее напряжённой. Мы ведь с вами на одной стороне относительно сумасшедшего тевинтерского магистра, возомнившего себя, помилуй Создатель, божеством?

Это всё ещё не было флиртом, скорее осторожным выпадом в незримой дуэли, где вместо мечей противники были вооружены острым словом и умом, но тут Элисса безнадёжно проигрывала даже заурядному орлесианскому шевалье, прожившему достаточно долго, чтобы командовать армией при императрице. Для ферелденской знати политика была развлечением, а для их орлесианских коллег, умение Играть определяло выживание. Горькая правда и для Лавайе и для Элиссы заключалась в том, что они уже были союзниками, против своей воли они уже сражались с одним, общим врагом, вот только постоянно оглядывались через плечо друг на друга, ожидая предательского удара в спину. Хотела бы Лисса сойтись на одном поле боя с Лавайе? Конечно! И она была уверена, что это желание было взаимным. Армии Орлея и Ферелдена сражались во времён их пра-пра-прадедов и продолжат сражаться, если эти государства останутся на карте Тедаса. А сейчас именно это стояло на кону. 

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

“Что эта ферелденская шавка себе позволяет?”

 

Эта мысль кипятком обожгла разум маршала, оставляя приторно-едкий привкус где-то в глотке, срываясь с ухоженных губ Лавайе, еле слышным вздохом не недовольства, а….разочарования? Лавайе буквально спиной чувствовала, как Стервятник собирает вокруг себя тени, теряя лицо и вздёргивая по обыкновению брови в немом удивлении. Сама же Жеан позволила себе лишь дёрнуть уголком губ, не в усмешке нет, скорее в раздражении.

 

- Вот что, леди Кусланд, – её голос полился словно патока, медленно, обвалакивающее и не громко, но было в нём что-то неприятное, дрожащее и даже угрожающее, на грани шелеста ветра и звона стали, – Сейчас, дверь, через которую вы вошли отвориться, и вы будете вольны идти к маршалу Пру, так как вы это и планировали. Однако, всё что вас там ждёт больше не будет меня касаться, леди Кусланд. А ждать вас там может несколько вариантов событий, – Жеан так и не поменяла своего положения, казалось из всего окружения, что было в комнате шевелились только тени на стенах и губы маршала, которых нельзя было увидеть за стройным рядом звериных зубов её маски-оскала. 

 

- В лучшем случае, вас отправят восвояси, но это маловероятно, – добавила Лавайе, – В худшем случае, вы отправитесь домой в деревянном ящике, без головы, рук, и ног. Однако, эти варианты лишь крайняя мера. Я предполагаю иное. Скорее всего, вы будете закрыты в казематах под Халамширалом, и закованы в орлесианский сапог. Леди Кусланд, вы знаете что такое орлесианский сапог? Дюран, – голова маршала лишь немного двинулась, для того, что бы краем глаза уловить еле заметное движения Стервятника, что мягко поклонился, как только услышал обращение к себе – Поведайте леди, о чём я говорю, ежели она запамятовала…

 

- Каждая ваша нога, будет помещена между двух досок. Под действием специальных механизмов, доски постепенно начнут сближаться, дробя, расплющивая и ломая кости ног. Естественно, что при этом кожа и мышцы превращаются в кровавое месиво.С каждым ударом месье Шарля Анри Сансона, палача Её Величества, этот станок будет всё больше обездвиживать вас, постепенно крови некуда будет деться, из-за высокого давления, и она будет приливать выше, к гениталиям, даря вам более, – ни кто не мог видеть, как тонкая полоска губ Поля, под повязкой исказилась в злобной улыбке, – Приятное  время провождения, леди Кусланд.

 

- Под пытками, вы выдадите главнокомандующему всё, что знаете. Расположение ваших сил, информацию о местоположении короля. Вы согласитесь на капитуляцию и армия варваров вас не спасёт, если маршал Пру узнает хоть долю той информации, что вы мне поведали. Он заставит вас заверить его  в том, что ваши войска покинут Хайевер, отходя от орлесианской границы, вглубь...в баннорны, леди Кусланд. Где вас утопит в крови ваша же королева, – Лавайе сделала паузу, смотря на ферелденку долгим, изучающим...и ледяным взглядом, – Я уверена, что это не тот исход, который вы хотите получить от этой встречи, леди Кусланд. Время Игр закончилось, пришло время Войны, – голос Лавайе стал жёстким, стальным и непреклонным,- Имя мне “la forge” (молот) и если вы хотите, я принесу вашей стране Войну.

 


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Наслышанная об орлесианском гостеприимстве, Элисса не удивилась, когда маршал Лавайе перешла от попыток договориться к угрозам. И в этом тоже обошлось без сюрпризов, ибо как ещё сторонница императрицы Селины могла отзываться о главнокомандующем верховного герцога, только как о больном ублюдке, который либо пытает, либо четвертует пленных. Тейнра считала Старого Льва человеком чести, но вовремя одёрнула себя, вспомнив о другом “человеке чести”, который бросил своего короля умирать при Остагаре. А ведь он тоже был ветераном войны и патриотом. Тем не менее, сторонники Гаспара в своё время призывали к открытой войне с Ферелденом, а теперь и на первый взгляд договороспособная Жеан угрожала войной. 

«Орлесианцы недооценили нас в прошлом, но на своих ошибках не учатся, – заметила Элисса, – они по-прежнему верят в своё превосходство, даже выбитые из собственной столицы, вынужденные сражаться на два фронта одновременно, даже сейчас они думают, что сильнее нас. Интересно, а что вообще они платят своей военной разведке?!»

 

- Monsieur Дюран, это меня даже не возбуждает, – с притворным разочарованием в голосе отозвалась тейрна, внимательно выслушав описание пытки, которой её собирались подвергнуть, – если это всё, чем может меня развлекать палач верховного маршала, то я скорее помру со скуки прежде, чем герцог Адриан дю Кото начнёт интересоваться причиной, по которой я не добралась до Вал Шевина для встречи с вашей императрицей. 

 

Не делая резких движений, Лисса осторожно отодвинула левую часть плаща в сторону и так же медленно извлекла из-под плаща прочный кожаный футляр с вензелем короля Алистера. 

 

- Здесь у меня не только бумаги от его величества, но и письмо герцога Вал Шевинского, с печатью императрицы Селины. Признаюсь, мы с королём сперва усомнились в её подлинность, но кто бы ни приложил сургуч к этому листу бумаги, у него была настоящая печать. Неужели вам не интересно в этом разобраться, маршал Лавайе?

 

Кусланд передала тубус в руки особиста, даже не глядя в его сторону. Он был мерзким, его слова должны были напугать, но вызвали только отвращение с примесью разочарования. Ветераны войны вспоминали о зверствах, которые орлесианцы вытворяли на ферелденской земле, про жестокие показательные казни и вопли из подземелий лояльных Орлею замков. Неужели, у них вымерли все палачи, знающие своё ремесло, или их всех перевешали люди короля Мэрика…

 

- Хотите знать, что его величество хотел попросить у верховного маршала? - Элисса закинула ногу на ногу и вела себя показательно расслабленно, – Обеспечить мою безопасность на орлесианской земле и принять участие в переговорах о заключении военного союза против нашего общего врага. Чтобы заинтересовать маршала, мне велено поделиться данными нашей разведки о силах Старшего в Ферелдене начиная с Амарантайна и заканчивая Теринфалем, где, как мне известно, красные храмовники удерживают знатных орлесианских пленников. Проблема в том, маршал, что все эти данные вот здесь, - женщина поднесла палец  ко лбу и обворожительно улыбнулась, – видите ли, я весьма посредственная мечница, эту железку ношу с собой больше для статуса, зато мне не составит труда нанести на карту всё, что мне известно. Итак, маршал Лавайе, я действительно могу встать и пойти к верховному маршалу Пру с письмами от герцога и короля, обеспечивающими мою безопасность, или вы можете предложить мне что-то кроме страшных историй о том, что ожидает меня в ваших застенках? 

 

На всякий случай, Элисса проверила языком всё ли в порядке с ампулой, наполненной чёрной жидкостью – концентрированной выжимкой корня смерти. Тейрна прикрыла лицо ладонью в этот момент, чтобы это не приведи Создатель не выглядело неприлично. Кашлянув в руку для приличия, Кусланд устроилась поудобнее, уверенная в том, что как только её попытаются арестовать, она сможет принять яд и тогда герцогу придётся отвечать не только за сорванные переговоры, но и за её смерть. Станет ли Алистер мстить? Безусловно, вот только война с Орлеем в планы Элиссы не входила и мысли о том, что Алистер развяжет войну чтобы отомстить за неё – не радовали. Ферелдену был нужен сильный союзник, врагов и без орлесианцев хватало. 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Собачнице могло бы показаться, что всё что она говорила, ударялось словно в стену из стали. Слова этой белобрысой, незаурядной дамы из Ферелдена, тонули в голубизне холодных марщальских глаз, не находя там ни малейшей эмоции. Глаза эти сканировали сидящую перед собой, отрешённо, безэмоционально...а самое главное безжалостно. Жеан действительно было всё равно, выйдет ли Элисса сейчас за эту самую пресловутую дверь или же нет, если так произойдёт, Лавайе действительно будет всё равно на судьбу ферелденки, но вот тот шанс, что Кусланд могла подарить, своим опрометчивым действием, жёг маршала изнутри. Шанс уличить Пру в поспешности действий, шанс показать большинству заинтересованных, что Бастьен не тот человек, кто должен стоять у руля сейчас. Этот шанс поднимал из глубин честолюбивой души неприятное желание переступить через праведность, и пустить бахвалистую ферелденку на пытки палачу Пру, а затем, в один из нужных моментов ткнуть офицеров носом в то, что наворотил главнокомандующий.

 

В миг почерневшие, от подобных мыслей глаза Жеан, коснулись взглядом бумаги, которую только что уложила на стол Элисса. Как иронично...Бастьен принял новую Императрицу, переиграл их всех, и эта бумага, которой словно флагом сейчас невидимо махала перед лицом Львицы Орлея, эта шавка, могла ещё больше развязать руки Пру. 

 

- Вам могло показаться, что я пугаю вас леди Кусланд, – взгляд маршала скользнул к окну, за котором танцевал холодный морок снежинок, угрожающе стучась в витражное стекло, – Однако, я с вами предельно честна, – добавила она холодным, не терпящим возражений голосом, – То, что я сказала, не угроза, а лишь ваше ближайшее будущее, – Лавайе поднялась из кресла, лязг выходных доспехов разрезал мерный треск свечей, словно был он тут чужеродным. Маршал отсчитала пять шагов до окна, в которое только что смотрела и замолчала. И пусть молчала она не долго, но это молчание было давящим, болезненым.

 

- Не так давно, буквально пару дней назад, – начала, наконец, маршал не разворачиваясь к своей гостье, продолжая гипнотизировать снежинки за окном, – Главнокомандующий Объединённой Армией Орлея, признал правление Императрицы Селины I Вальмон, – Лавайе слегка развернула лицо, можно было заметить хищную ухмылку её изуродованных шрамом губ, – Беспрецедентно, не так ли? Маршал Гаспара становиться шавкой ненавистной Императрицы, тем самым получая практически безграничную власть в свои руки. Как вы понимаете, теперь, та бумага, что лежит на столе, может стать козырем в рукаве маршала Пру. Ведь теперь, он может открыто действовать от имени Императрицы, – Лавайе замолчала на некоторое время, – Дипмиссия Ферелдена, была уничтожена силами Императрицы Орлея, – пространно добавила Жеан и, наконец, развернулась к собеседнице, – Не плохой шанс выставить правление в дурном свете.

 

- Вы, наверняка, знаете Бастьена Пру, как благородного сына Орлея. Таковым он и является, здесь даже спорить с вами ни кто не станет. И, как истинный сын своей земли, он хочет вернуть в эти земли покой, мир...и величие. Как звучит, верно? Величие! – на этом слове тон маршала Лавайе стал высокопарным, чуть ли не театральным, – Величие, леди Кусланд, ради него делается всё в этой стране! Ради него, маршал Пру, пойдёт на всё, это уж он наглядно показал. Знаете, что первое он сделал как только снял кандалы державшие его в узде? Он устранил одного из моих людей, естественно от имени Императрицы, – Лавайе вернулась к своему креслу, уложила на его спинку тонкие запястья, переплетая утонченные и длинные пальцы в замок, – Как я и говорила, я с вами предельна честна, леди Кусланд. Ваш дальнейший путь, я описала, хотите скажу, что будет со мной? – многозначительно поинтересовалась маршал, и в её голосе не было ни чего, кроме рубящей, неприятной стали правды, – После того, как маршал Пру устранит всех по настоящему лояльных мне и Императрице людей, он возьмётся за меня. Это произойдёт, рано ли, поздно ли, – взгляд Жеан блуждал где-то за плечами Кусланд,её фигура возвышалась за креслом, и с такого ракурса, маска её закрывала обзор ферелденке, от чего лицо маршала могло казаться вовсе лишённым глаз, – Но случится, и после этого, ему останется лишь одна фигура, которую ему нужно будет устранить, – конечно, Лавайе не называла ни фамилий, ни титулов, но если Кусланд не была глупа, то всё должна была понять. 

 

- Мы можем спасти друг друга, леди Кусланд. Вы пришли за союзом и он может состояться. Видите ли, ради Величия и я могу многое сделать, но впереди моего желания, всегда будет стоять любовь к своей Родине, а как известно, этой самой любви не может быть в избытке, – Лавай вернула взгляд к ферелденке, – В вашей голове содержится много информации, и будет плохо, если эта информация попадёт не в те руки. Итак, стоит ли мне ждать конструктивного диалога, или вы всё таки хотите покинуть мой кабинет? 


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Элисса попыталась было найти в словах женщины-маршала страх, но его там не было. Только холодная констатация фактов, пусть и в высшей степени тревожных. С одной стороны это восхищало, с другой – пугало и отталкивало. Лавайе сидела сложа руки, зная о том, что её карьере и её жизни угрожает опасность. Лисса одёрнула себя на мысли, что карьеру ставит на ступеньку выше выживания, в прочем, наверное именно это называется гордостью или, если угодно, честью. Ферелденка несколько долгих минут молча обдумывала предложение маршала. Она понимала, что её сейчас впутывают в местные разборки, из которых она может и не выбраться. Но перспектива оказаться в подземелье Халамширала без возможности связаться с герцогом или императрицей была ещё хуже. Осторожность – напомнила себе Элиса. 

- Я согласна выслушать ваше предложение и не буду говорить с верховным маршалом. Однако, я прошу об ответном одолжении, могли бы вы написать письмо герцогу Адриану дю Кото и на всякий случай его брату Беннедикту? Я не хотела бы чтобы благородный герцог подумал, что король Алистер проигнорировал или того хуже, отверг его предложение. 

К сожалению, армия Хайевера был далеко, а по внешнему виду и манерам тейрны было очевидно, что наёмная убийца из неё никудышная. Так для чего же Жеан собиралась использовать её в своём заговоре, Элисса не понимала и от этого становилось не по себе. Орлесианцы славились своими изощрёнными интригами и ферелденка понимала, что здесь она словно в солёной морской воде, окружённая голодными акулами. Она или захлебнётся, или её сожрут, но что если Жеан действительно предолагает помощь, что если её глаза не затуманены пеленой старой ненависти, как у тейрна Логейна и верховного маршала Пру, старых ветеранов, не забывших запах вражеской крови на своих мечах и доспехах… Они никогда не перестанут ненавидеть. 

- Мы с вами разорвём круг ненависти, маршал Лавайе, - вслух произнесла Элисса, – мы сделаем то что не смогли бы ни Пру ни Логейн. 

Тейрна протянула руку маршалу Жеан, надеясь, что она пожмёт её. 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сомнения…

Сомнения селят в душе смуту, заставляя искать отступные пути, подвох или двойное дно. У Лавайе сейчас не было ни времени, ни средств, ни сил для сомнений. Кажется теперь каждый её шаг был ва-банк, каждый неловкий взгляд мог обернуться падением или стать дорогой на эшафот. Боялась ли она того? Нет. На это у неё тоже не было времени. Бояться, будут другие, страшиться будут другие, а она теперь должна идти вперёд, не даром ведь её называют Le Forge, и теперь она будет бить, как тот молот коим её называют, и если удастся, возможно, она выкует новый мир...или порядок. 

 

С неожиданным появлением ферелденки, она задумалась, а так ли она далека от той самой пресловутой Игры, непричастностью к которой она так кичилась ранее. Так ли ей это неинтересно и не нужно? Всё меняется с приходом новых фигур на доске для игры в Королевы? И кажется, эта новая фигура действительно могла что-то изменить, возможно не самолично, возможно не сию секунду, но могла, потому как, кажется маршалу удалось вложить в голову леди из Ферелдена, важную, а самое главное правильную мысль. И пусть она сомневается, это свойственно всем, особенно тогда, когда ты становишься на сторону неизвестного тебе соратника, когда в целом-то у тебя и выбора нет. Ни у кого из них не было выбора…

 

Ферелден, Орлей, между ними на деле не было особой разницы, лишь титулы погромче, да золота больше, а на деле одинаковая свара, готовая продать и предать за власть, прикрываясь громкими словами о величии, чести и достоинстве. Свара, что перед лицом врага, готова разбиться о камни, но доказать кому-то былое величие. Однако, так ли сильно сейчас отличается Лавайе от всех остальных? Так ли её мотивы далеки от мотивов Пру или Флорианы? 

 

Нет. Сомнения селят в душе смуту…

 

- Там, где так долго жила ненависть, сложно взрастить что-то новое, – проговорила Лавайе, позволяя себе тень улыбки на изуродованной линии губ, – Однако, если не попытаться, можно упустить шанс, вырастить поистине что-то достойное, верно? – рукопожатие было крепким, совсем не женским. Рука маршала была изящной, но в той изящности было силы с избытком. Лавайе отпустила руку Элиссы и присела в своё кресло, на просьбу ферелденки она утвердительно кивнула – Ваша просьба будет удовлетворена, я незамедлительно сообщу герцогу и его брату, о том, что вы добрались до Халамширала, и размещены по высшему разряду. А так же, донесу информацию, что король Тейрин откликнулся на предложение. Можете быть спокойны.

 

- Что же касается моего предложения. Сейчас наши страны обе находятся в не самом лучшем положении, но полагаю, вашей армии пришлось бы кстати подкрепление из лучших орлесианских солдат, вымуштрованных профессионалов своего дела. Это крайне затратное мероприятие, ныне все силы нужны нам для захвата столицы. Однако, у границы стоят пограничные отряды, которые первыми могут быть направлены к вам, благо, путь не так далёк. Это может показаться крупицей в море песка, но это может стать залогом состоявшегося союза. 


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рукопожатие орлесианки было крепким. Хотелось бы верить, что искренним. Всё в этой женщине говорило о её несгибаемом характере и железной воле. Это возбуждало, ибо сама Элисса могла только делать вид, что она – дева воительница без страха и сомнений. На самом деле она такой не была и завидовала тем, кому не приходилось идти на компромиссы со своей совестью и честью. 

- Надеюсь, орлесианское гостеприимство включает горячую ванну и красивую женщину, чтобы отдохнуть после долгой дороги, - улыбнулась тейрна. Всего за несколько минут, перспектива быть “размещённой” в подземельях маршала Пру сменилась обещанием обойтись с ней, как с почётной гостью герцога. Теперь нужно выжить в этом каменном мешке со змеями достаточно долго, чтобы дю Кото сделал свой ход. Просить Лавайе о защите Элисса не станет, в этом нет чести и перед лицом такого непростого союзника, как Орлей, нельзя проявлять даже тени трусости. 

- Ваше предложение военной помощи неожиданно… - женщина осеклась, не веря в то, что только что услышала, – ...но я прошу вас принять мою искреннюю благодарность и благодарность его величества. Несомненно, орлесианские солдаты склонят чашу весов на нашу сторону и принудят самозванку сесть за стол переговоров, однако… Что вы хотите взамен? К сожалению, со мной всего несколько воинов и всё что я могу предложить сейчас это свои навыки и свой меч. Однако, когда закончится обучение и вооружение хайеверских полков, мы будем готовы прийти к вам на помощь и воздать красным храмовникам за осквернение Белого Шпиля. 

Действительно, дома Элиссу ожидали набранные из жителей тейрнира полки, прекрасно вооружённые и обученные, но ни разу не бывавшие в настоящем сражении. Это были совсем молодые парни и девушки, не видевшие войны и знавшие о сражениях только по книгам, песням бардов и рассказам ветеранов. Тейрна не хотела бросать этих детей на братоубийственную войну, ибо те кто выживет в этой войне сохранят горькую ненависть и обиду за убитых товарищей, с которой проживут до глубокой старости, а значит, до тех пор Ферелден не будет до конца единым. Другое дело – отправиться на праведную войну, на священную войну против врага, осквернившего само сердце Церкви и принесшего неисчислимые беды на земли людей Тедаса. 

Этого врага нельзя простить. Его нельзя понять. Его нельзя пощадить. Это – чистая война, хорошая война. Те, кто вернётся домой, будут воспеты как герои а их павшие товарищи никогда не забыты. Они принесут обратно в Ферелден гордость и честь, славу и мир. Осталось всего ничего – победить...

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шаг сделан. Сложный, ответственный шаг. Шаг, который, возможно, запомнится историей как верный, а возможно будет после трактоваться как провальный. Однако, он сделан. Не потому что это залог верного положения Лавайе в глазах Кусланд, а затем и короля. Он сделан, потому что так нужно. Потому что иначе ни кто из них не сможет выстоять. Победить они могут только вместе.

 

- Как мы знаем, войны порой выигрывает один герой, – маршал снова улыбнулась, мимолётно, но искренне, – Вспомнить только вашего брата, Героя Ферелдена, и пусть у него была целая свита помощников, но он является иконой вашего государства. Не стоит недооценивать силу и значимость пусть даже одной тейрны из Ферелдена. Я верю, что ваш меч и ваши знания пригодятся нам, а так же послужат общей победе над заигравшимся в Бога.

 

Жеан скосила взягляд в сторону Стервятника, что всё это время почти беззвучно находился за спиной маршала, и казалось, ему действительно удалось слиться с окружением, раз ферелденка кажется стала менее напряжённо коситься в его сторону. Одного взгляда было достаточно, что бы Поль понял,что от него требуется. Мужчина поклонился, и беззвучно покинул кабинет, притворять в реальность пожелания тейрны. Уж кто-кто, а глава стервятников точно знал где найти лучших девок, не шлюх из подворотни, и не простую жрицу ночи из ближайшего борделя, куда хаживали солдаты. Лавайе же сказала, что примут ферелденку в лучших традициях орлесианского гостеприимства, посему нужна лучшая девка. Дорогая, с одурманивающих ароматом цветочных духов и жемчугом в волосах, не толстая и не худая...и откуда Жеан всё это знает? Маршал лишь фыркнула насмешливо на свои мысли. Когда тебе приходиться заниматься не только войной, нужно знать даже то, какую лучше девку подложить в постель гостю, что бы тот на следующее утро был в таком восторге, что бы выложить и деньги и информацию. 

 

- Что же. Это хорошая новость, что у вас подготавливается подкрепление, – Жеан покивала. После того что она задумала, после столкновения под Лидсом, и её силы и силы маршала Пру понесут потери и этого не избежать, и вот тогда, можно будет укрепить проряженные войска полками ферелденцев, но прежде, прежде стоило заслужить доверие, а посему, нужно было помочь королю Тейрину одолеть узурпаторшу, и вот тогда можно было бы просить ответа, и уж если слухи о короле Алистере ходили правдивые, то он был человеком чести и не останется в долгу перед теми, кто помог ему, пусть даже эти кто-то орлесианцы, – Подобные полки могут помочь нам и укрепить наши общие силы.

 

- Полагаю, вечер выдался не простым, верно, – маршал снова улыбнулась, натянуто, но кажется вовсе не притворно, – И время всем нам отдохнуть и найти возможность подготовиться к завтрашнему дню. Ведь, если мы с вами договорились, то та информация, которую вы обозначили как важную, должна дойти до меня без искажений и чётко. Вас проводят в ваши покои, если вы хотите кого-то из своих людей оставить подле себя, так тому и быть. Остальных же мы разместим в казармах с нашими солдатами. Если у вас больше нет вопросов или пожеланий, я бы хотела заняться письмом для маркиза дю Кото и собственными важными мероприятиями. 


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...