Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

X. A world of pain

Рекомендованные сообщения

X. A WORLD OF PAIN

h23D9p1.png

Дата: 14 Первопада, 9:42 Века Дракона
Место: Вал Руайо, темницы под городом
Погода: снаружи холодно и сыро
Участники: Adrian du Couteau, NPC
Вмешательство: ГМ
Описание: командир Теней Империи получает известие, что в Вал Руайо содержится особо важный пленник, которого узурпатор Флорианна велела стеречь, как зеницу ока. И герцог дю Куто решает, что упускать возможность в очередной раз спутать планы убийцы Селины будет попросту грешно. Собрав небольшой отряд, Призрак отправляется в осквернённое сердце Орлея.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вопреки ожиданиям, Вал Руайо не сильно изменился с того дня, как под его стенами дал свой последний бой самопровозглашённый император Орлея. Да, фортификации всё ещё несли на себе следы недавних сражений, а некогда Белый Шпиль зловеще мерцал красным лириумом, но не считая мёртвой полосы вокруг оплота Красных Храмовников, столица продолжала жить своей относительно размеренной жизнью. Армия Старшего не стала предавать столицу Орлея огню и мечу а выжившим и не успевшим отступить с генералом Жюно солдатам и шевалье был дан выбор - вступить в ряды Вольных Граждан или отправиться в подземелья, до возвращения новой императрицы, которая должна была решить их судьбу. Не было ни массовых казней, ни грабежей. Отовсюду поснимали флаги дома Вальмонт, и лишь только церкви подверглись осквернению, но остановить это никто не мог да и не пытался. Вскоре, городская стража снова вышла на улицы и взяла сиутацию условно под свой контроль, сменив зловещих красных рыцарей к немалому облегчению жителей столицы. И лишь немногие внимательные глаза подмечали детали, слышали о чём перешёптываются по ночам слуги и стражники, имевшие допуск ко дворцу и Красному Шпилю. И до тех пор, пока за эту внимательность платили звонкой монетой, нужные сведения исправно ложились на стол человека, оставшегося во главе разбитой, но не уничтоженной тайной службы императрицы Селины вместе с данными о поставках красного лириума в Вал Руайо и маршрутами караванов Хартии, их паролями и даже копиями векселей на оплату. Оставалось только найти подходящий караван...

Повозки, гружённые тяжёлыми ящиками медленно ползли по тракту на северо-восток. Караван покинул владения, всё ещё верных старому порядку правителей и  теперь оставалось преодолеть последние мили до Вал Руайо, передать груз и пересчитать деньги. Всего шесть повозок, охрана - вооружённые до зубов головорезы Хартии, шестеро конных, две дюжины пеших, в том числе гномы в тяжёлых доспехах. Пехотинцы с щитами идут по бокам от повозок, рядом с возницей - по арбалетчику, ещё один стрелок сидит на ящиках, озираясь по сторонам. Всадники - сопровождающие из числа Вольных Граждан, бывшие шевалье, как гарантия безопасности. Они встретили караван за стенами Вал Форэ, нейтрального города, не отправившего войска ни к столице, ни в Долы, где собиралась армия маршала Пру. Можно сказать, эти шевалье чувствовали себя счастливчиками, ибо они сейчас здесь, меньше чем в одном дне пути от столицы, а их товарищи в это же время сражаются и умирают на стенах Халамширала или под стенами Вал Шевина.

Караван замедлился ещё сильнее, когда тракт пересёк поле одной из недавних битвы. Гаспар отступал с боем до самой столицы, надеясь, что Старый Лев успеет привести подкрепления, а потому сражался практически за каждый населённый пункт, который можно было удержать, за каждую башню, руины и постоялый двор, оставляя в конце концов отчаянные отряды арьергарда, которые стояль насмерть, до песледнего. Красные Храмовники забрали своих убитых и раненых, оставив трупы орлесианцев разлагаться на солнце. Вот тут-то на сцену вышли мародёры, дезертиры и как ни странно - жители окрестных деревень, действовавшие исключительно из прагматических соображений. Во-первых, трупы могли стать причиной эпидемии, во-вторых, придорожные побоища начисто парализовали торговлю ну и в-третьих, при солдатах и тем более шевалье были оружие и доспехи - а в военное время ничто не ценилось выше, чем добрая работа кузнеца и оружейнкиа. И вот уже эти люди начали сбиваться в банды, наводнившие окрестные леса, поэтому едва завидев зелёную стену из деревьев, караван приготовился к неприятностям. Немногие местные головорезы жили "по понятиям" и принадлежность к Хартии не давала никаких гарантий безопасности. Но что поделать - тракт проходил через лес, некогда бывший охотничьими угодьями императорского двора, а ныне... Местным егерям придётся хорошо потрудиться прежде чем это место снова станет пригодным для развлечений знати.

  • Ор выше гор 1
  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Адриан всё же предпочитал работать в несколько более… цивилизованных условиях: дворцы, города, поместья в конце концов. Да, герцог дю Куто во многом был неприхотлив и универсален, вплоть до того, что при необходимости мог сожрать и подмётку от сапог, если уж совсем туго придётся. Но ведь куда приятней носить хорошую одежду из дорогих тканей, танцевать, чувствовать на губах вкус изысканных вин и прекрасных дам… нежели торчать в сраном лесу, ощущая подкрадывающуюся холодную судорогу и выжидая приближения каравана.
Призрак, как и его отряд верных бойцов, были разодеты по последней разбойничьей моде — если вдруг не удастся перебить охрану и караванщиков, то никто не станет задавать лишних вопросов, увидев трупы оборванцев в разномастной броне и одежде. Впрочем, герцог Вал Шевина не собирался давать себе возможности провалить задание: многочисленные пташки по пути следования каравана стабильно сообщали ему количество охраны, провизии, качество вооружения и оружия. Да даже у кого были проблемы с желудком, и кто чаще всего поглядывал в сторону борделя в крупных деревушках, которые доводилось проезжать.
Отряд был готов. Профессиональные убийцы и наёмники. Все до единого верные мёртвому дому Вальмонт и для пущей уверенности получившие неплохой аванс — остальная сумма будет лишь в том случае, если дело закончится успехом и если удастся выжить. Мертвецам-то золото не нужно. Среди них так же было ещё несколько Теней Империи — кодовые имена Серебряный Лис и Ласка. Первый в лучшие времена был одним из слуг Селены — считай, из тех, кто опустошал ночной горшок Императрицы, кто всегда был неподалёку от Её Величества, когда она была в своих покоях, будь то Зимний Дворец, её покои в Вал Руайо или же роскошные гостевые комнаты в одном из многочисленных замков различных вельмож, разбросанные по всему Орлею. Один из лучших бардов, что Адриану доводилось знать. Вторая же была из мелкого дворянства, но тайная служба позволяла получать достаточное жалование, чтобы она и её семья ни в чём не нуждались. Речи о роскоши сравни графам и герцогам даже не было, но своё положение женщина сохраняла ревностно. Пожалуй, она была одной из лучших взломщиков среди Теней.
Призрак знал их в лицо, в то время как они лица своего командира никогда не видели и не знали, как и лиц друг друга. Замаскированные по самые уши, изменённые до неузнаваемости гримом и прочими театральными, но столь полезными примочками, троица Теней выжидала жертву, скрываясь среди деревьев и тех, кто был достаточно лоялен и дерзок, чтобы напасть на караван.
Ловушка была подготовлена пусть и простая, но эффективная: впереди первой повозки будет свалено крупное дерево, что преградит путь и не позволит убежать. Второе такое же дерево рухнет сзади — пускай повозки скорее всего не смогут развернуться достаточно быстро, но никто не мешает отстегнуть лошадь и на ней уже промчаться до ближайшего дружественного аванпоста, чтобы сообщить о нападении… а такого неприятного обстоятельства герцог допускать не собирался. Сначала будет пущен залп стрел и арбалетных болтов, но только по разумным созданиям — кони и прочие вероятные твари ни в чём не провинились. Прицеливание, естественно, в наиболее уязвимые места, с прицелом на как можно меньшее количество дырок в трупах — пятна крови на одежде, если понадобится переодеться, всегда вызывают вопросы. Если повезёт, в рукопашную идти не придётся, но как раз на такой случай поближе к дороге располагались несколько наёмников, что должны были расправиться с остатками сопротивления. С одной стороны, всё просто. С другой… всегда, когда так думаешь, что-то да идёт не по плану.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Что хорошего в лесных засадах? Они работают. Всегда. Несмотря на то, что все прекрасно знают что произойдёт сразу после того, как перед первой повозкой на дорогу упадёт срубленное дерево, они никогда ничему не научатся. Охранники каравана не успели рассредоточиться вокруг повозок и отыскать укрытия прежде чем в них полетели болты и стрелы. Первым упал арбалетчик с замыкающей повозке - арбалетный болт в спину буквально выбил его с ящиков на обочину. Следующим, гремя доспехами, рухнул один из шевалье, три стрелы пробили ему нагрудник, всадник даже не успел поднять щит. Его товарищ, матерясь через стиснутые зубы, тем временем выбирался из-под убитой лошади и тянулся к мечу. Не долго. Сначала его руку пригвоздило к повозке метким выстрелом, затем выбежавший из кустов головорез ударом обитого сталью ботинка вырубил беднягу. Нужно было захватить пленных. Снаряды продолжали сыпаться на окружённый со всех сторон караван, когда на ходу доставая мечи и кинжалы, на выживших охранников Хартии набросились наёмники из отряда Адриана. Они знали своё дело не хуже бойцов Хартии и Вольных Граждан, работали спокойно, как профессиональные убийцы. Конечно, без потерь не обошлось. Во-первых, Хартия не нанимала кого попало для охраны важных караванов, а поставки красного лириума в столицу были одним из самых прибыльных предприятий в последнее время. Во-вторых, нападавшим приходилось действовать осторожно, чтобы не повредить груз - свой входной билет в Вал Руайо, а так же захватить пленных,в то время как охрана каравана просто отбивалась, сражаясь за свою жизнь. Особенно хорошо себя показали гномы, один из которых успел уложить двоих наёмников Адриана, сражаясь с торчащими из груди болтами, пока метким выстрелом Тень Императрицы не вогнала в его забрало стрелу. Стрелки, укрывшиеся под повозками, выбили троих прежде, чем их вытащили и на дорогу и перерезали горло. Вокруг звенели мечи, кричали люди. Возницу стащили с повозки и убили ударом кинжала по горлу. Последний из шевалье успел расправиться с одним из нападавших, когда и его выбили из седла выстрелом из арбалета. Осталось только добить раненых и допросить пленных, прежде чем они присоединятся к своим товарищам.

Наёмники Адриана стаскивали трупы в придорожную канаву, не церемонясь ни с головорезами Хартии, ни со своими убитыми подельниками. Времени на церемонии не было, а мёртвым уже всё равно. Цинично, но что поделать, у живых ещё было много работы. Тем временем Лис уже начал развязывать язык пленному охраннику. Нередко, хватало простой демонстрации пыточных приспособлений, чтобы жертва начинала говорить, но сейчас на "чистую" работу не было времени, да и комплекта дознавателя под рукой не было, поэтому Тень Императрицы показывал какие чудеса можно сотворить при помощи верёвки и ножа. Пленник орал и дёргался.

- Это действительно красный лириум, - констатировала Ласка, несколько минут повозившись с отмычками. Она захлопнула ящик, удовлетворённо сунув в карман слепок ключа, на случай если Адриан задумает подменить груз или испортить его по дороге, - хорошо, что не ошиблись. Нас бы не пропустили в Красный Шпиль с арбалетными болтами или припарками.

Когда первый заложник отключился, Лис привёл в чувство шевалье и начал с того, что выдернул кинжал у того из ладони. Ноги бедолаги всё ещё были придавлены лошадью, что добавляло неприятных ощущений.

- Не думаю, что нам стоит приводить караван в порядок. На месте храмовников, я бы не поверила, что на нас хотя бы не попытались напасть по дороге... Лис, ты там скоро?!

- Погоди-погоди, у него ещё остались пальцы на этой руке...

- Merde! Fils de chien sale!

Меньше чем через четверть часа, в распоряжении Теней Императрицы были пароли для каравана в зависимости от времени прибытия в Вал Руайо, контактные данные рыцаря-капитана, который должен был принять груз, а так же дополнительная информация о стоимости этих ящиков, иронично, но красные храмовники сами того не зная проспонсируют организацию Адриана. Добив пленных и бросив их в общую кучу, наёмники оттащили бревно с дороги и распределились по повозкам. Забрызганный кровью, потрёпанный караван, продолжил свой путь к столице Орлея.

***

Называя выпытанный у офицера Вольных Граждан пароль, Лис ничем не выдал своего волнения. Полученные под пытками показания следовало проверять, затем перепроверять, но времени на это не было. Задержка каравана могла вызвать ненужные подозрения. Однако, на этот раз повезло и повозки одна за другой проехали под аркой ворот Вал Руайо. Услышав пароль, командир стражи немедленно выделил нескольких своих людей, чтобы отконвоировать караван к Красному Шпилю. Одна за другой, повозки гружённые ящиками с красным лириумом въезжали на площадь, навстречу каравану вышел отряд красных храмовников, состоящий из пятерых рыцарей и дюжины послушников. Командир отряда жестом отослал стражников прочь (к немалому облегчению последних) и сняв шлем, подошёл к первой повозке. Согласно информации, полученной от пленных это был рыцарь-капитан Дюран. Выглядел этот тип неважно, чувствовалось воздействие красного лириума. Рыцарь махнул рукой, приказывая каравану остановиться и обратился к вознице:

- Кто у вас главный? Пусть назовёт пароль и предоставит накладную. Мои люди заберут ящики и отнесут их на склад, - его взгляд пробежался по пробитым стрелами бортам повозки, обильно забрызганной кровью, - хм-м-м-м... Вижу по дороге на вас напали?

-

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

С одной стороны, верный груз — это действительно хорошо. Это заметно облегчало задачу по проникновению в Вал Руайо, хотя Тени и могли вполне пробраться внутрь без всякой помощи — старые подземные ходы уж точно никто уничтожать не стал бы, поскольку те могли послужить новой власти. Однако, не было никакой гарантии, что проходы не охранялись…

 

С другой стороны, герцогу совершенно не нравилось то, что придётся демон знает сколько времени трястись в повозке, полной красного лириума. Адриан солгал бы, сказав, что его совершенно не волнует груз: он не раз и не два видел тех закованных в красные кристаллы чудовищ, которыми полна была армия так называемого Старшего. И он слышал о том, что треклятый минерал способен делать с теми, кто попросту находился рядом с ним. Оставалось лишь надеяться, что сил его закалённого годами разума хватит на то, чтобы эта дрянь не возымела над сыном Орлея власти. Впрочем…

 

— Мне что-то подсказывает, что в Вал Руайо уже достаточно красного лириума… — произнося эти слова, Адриан добавлял в свой голос настолько сильный северный орлесианский акцент, что разобрать его слова становилось труднее обычного. Но Ласка должна, Ласка умница. Посмотрев в сторону оставшихся выживших, Призрак продолжил: — Думаю, наши друзья с этим согласятся. И попытаются немного искупить свои грехи перед встречей с Создателем, частично разгрузив ящики, положив туда по весу столько же всякого хлама, а сверху присыпав красной дрянью. Неплохая епитимья, нет? Ящик-другой трогать не будем, на всякий случай: вдруг проверить захотят.

 

Уменьшение количества красного лириума было рисковым решением, но как минимум позволило барду немного успокоиться душевно. Естественно, не было никакой гарантии, что по дороге никто не слетит с катушек под влиянием губительного минерала, но герцог надеялся, что хотя бы снижение количества дряни снижало и вероятность безумия. Тем более, что они же не повезут ящики обратно: эти треклятые броненосцы заберут их все, до остатка. А значит, чем меньше они привезут красной дряни в столицу, тем лучше.

 

— Кто сумеет — переодевается под этих ублюдков! Дырки в броне усердно прячем, кровь оттираем по пути… а если уж совсем всё плохо, то оставляйте так. — Герцог опустил взгляд на весьма разношёрстную одёжку мёртвых Вольных Граждан. — Они и так выглядят, как сброд без знамён.

 

Естественно, к тому времени, как слегонца потрёпанный караван достиг Вал Руайо, Призрак уже узнал от Лиса всю выпытанную информацию чуть ли не наизусть. Понятное дело, что Вольные Граждане не могли знать всего, однако Тени могли и умели добывать совершенно разнообразную информацию. В том числе и о том, что в подземельях столицы сейчас содержалось достаточно разномастных «важных пленников», чья степень важности варьировалась примерно так же, как титулы в самом Орлее. Естественно, все они — враги престола в глазах Флорианны, но по какой-то причине не казнённые, но содержащиеся в плену… Как знать, быть может, красный лириум идёт как раз на то, чтобы пленников с ума сводить — о тактике забрасывания заражённым «балистным мясом» перед полноценной атакой красные храмовники знали и практиковали её весьма часто. А уж заражённые аристократы, которые в итоге встанут на сторону узурпаторши в своём безумии…

 

Наверняка там был манифест, список тех, кто содержался в плену. Оставалось лишь проникнуть внутрь, найти список и тех, кто мог бы принести наибольшую пользу на свободе и благодарным воскресшей императрице, нежели в плену узурпаторши.

 

Когда же рыцарь-капитан, выглядевший от части похуже жертвы моровой скверны, позвал главного и потребовал очередной пароль, Призрак, зажмурив якобы травмированный левый глаз, с недовольным бурчанием выбрался из повозки и озлобленно уставился на красного храмовника, предварительно смачно откашлявшись, харкнув и сплюнув куда подальше — не под ноги красным, разумеется, не хватало ещё стычки.

 

— На горшке сидит ферелденский король, мусье. — Прохрипел он всё с тем же отвратительным северным акцентом, при этом протягивая накладную, которая от части выглядела столь же потрёпанной и помятой, сколь и сам замаскированный по самое небалуйся герцог. — Да, херовы остроухие ошалели в край. Мы через лес проезжали, а они нам засаду устроили. Мы таки отбились, но несколько парней я потерял. Вам это, мусье, не помочь с переноской? Ящиков много, тяжёлые… хотя, честно говоря, от одной их близости у меня башка нахер раскалывается, но уговор есть уговор.


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Чтобы заставить храмовника, проведшего большую часть своей жизни в четырёх стенах, поверить в то, что стоящий перед ним мужчина действительно хартийный головорез, не нужно было быть бардом. Достаточно было просто вести себя естественно, так сказать, войти в образ а дальше хорошо подвешенный язык делал своё дело. Проблема для рыцаря заключалась в том, что перед ним был профессиональный шпион и убийца, а их он представлял не иначе как мрачных типов в чёрных плащах с капюшоном, а в действительности опасность могла принять и более неочевидную форму, как например, один из спутников Адриана. Кому-то везло больше – скрытые агенты Теней Императора оставались в Вал Руайо. В таверне, где отдыхали красные храмовники и вольные граждане, среди остатков городской стражи, среди портовых рабочих, садовников, уличных торговцев. То тут то там, неосторожно обронённое слово записывалось и передавалось от агента к агенту, так чтобы даже под пытками невозможно было извлечь имя настоящего заказчика информации и наиболее ценных членов агентурной сети. При императоре Дракконе их называли “Глазами Императора” и во время Второго Мора они распространились по всему Тедасу, но работа агентов была слишком завязана на императорскую семью и с вырождением династии Драккона, вырождались и Глаза Императора. Становилось меньше донесений, в потоке информации увеличивалось количество мусора… Но информаторы, оставшиеся в распоряжении Адриана на этот раз отработали на отлично. Храмовник кивнул, беспечно доверив тяжёлую работу наёмникам. В стенах Вал Руайо захватчики чувствовали себя в безопасности. Они ждали новостей о победе под Вал Шевином, где рыцарь-капитан Лютер должен был добить остатки северной армии Орлея, а объединённые силы маршала Пру увязли в Долах и под стенами Халамширала слишком далеко, чтобы беспокоиться. 

 

Дюран махнул рукой. 

 

- Разгружайте телеги. Я пришлю несколько человек, чтобы проводили вас в хранилище. Охота вам тащить эти ящики, – лязгая доспехами, красный храмовник направился к ступеням, ведущим наверх к воротам Шпиля, но на полпути остановился и обернулся, – не думайте, что я забыл про накладную. Покажете её в хранилище, заодно проверим содержимое ящиков. Вы же понимаете, насколько важны для нас эти поставки. Если всё будет в порядке, уйдёте отсюда с деньгами и головами на плечах. 

 

Двое красных рыцарей распахнули ворота перед Дюраном, когда он наконец поднялся по ступеням. Обитые сталью створки гремели от чего-то особенно зловеще. Затем, открылась небольшая дверца для храмовников рангом пониже и из неё вышло трое бойцов в лёгких кожаных доспехах, которые были характерны для войск прикрытия ордена, в основном – стрелков. За спиной каждого, действительно, был арбалет и колчан с болтами, на поясе – по короткому мечу. Послушники выглядели немного менее упоротыми, чем их командир, но всё равно, были какими-то нездоровыми, их движения были дёргаными и небредными. Новобранцы помогли разгрузить ящики. 

 

- Ох и тяжёлые же… – выдохнул один из храмовников, – а ну-ка вместе, братья! 

 

Храмовники взяли несколько ящиков и потащили их в сторону калитки, огораживающей основное здание Шпиля от остальных помещений. Стоящий на карауле рыцарь молча открыл тяжёлый замок и пропустил носильщиков вперёд. 

 

Цитата

Адриану нужно решить, как распределить носильщиков – своих людей с ящиками относительно рекрутов-храмовников. В любом случае, певрым идёт рекрут, дальще, у игрока есть возможность вмешаться и выбрать очерёдность.

 

Задний двор Шпиля практически не изменился. Красные Храмовники не тронули шикарный парк с фонтанами, в котором некогда отдыхали церковники, не считая осквернения статуй Андрасте и святых. Белоснедный мрамор был измазан чем-то красно-бурым, но это больше походило на самодеятельность по инициативе отдельных не в меру ретивых рекрутов, а не на целенаправленную акцию  осквернения. К складским помещениям вела аккруатная каменная дорожка, по бокам которой – густые заросли фигурно подстриженных кустарников и деревьев. Фонтаны, в виду времени года, не работают. Вода в ручье покрыта тонкой коркой льда. За спинами носильщиков закрыли дверь – но придётся вернуться за второй партией ящиков. Один человек может нести не больше одного. Адриан заметил, как храмовник-рекрут ударил три раза кулаком по створке, после чего она открылась и он негромко обменялся репликами с часовым, затем он снова закрыл дверь. Мужчина поднял ящик и занял своё место в “строю”. 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это было уже любопытно. Насколько Адриану было известно, красные храмовники отличались куда большей силой, чем обычный человек, для которого ящики действительно были достаточно тяжёлой ношей. А тут вроде как красные храмовники, пусть и новобранцы, и жалуются на тяжесть груза? Похоже, что та дрянь, на которую подсели эти отступники, не придавала им сил сразу… и не искажала мгновенно, судя по тому, что бойцы пусть и выглядели так, будто болезнь их изрядно побила, но в целом не то чтобы отличались от обычного человека. Бледнее обычного, но вроде как без алой искры в глазах и проступающих чёрных вен, которыми могли похвастаться другие члены ордена — Призраку всё же доводилось видеть красных без шлемов. В качестве свежих трупов, по большей части.

 

— Я не понял, мусье, эт вы на меня быканули, что ли? — С хрипотцой воскликнул «наёмник», после чего кашлянул и в очередной раз сплюнул на землю. — Мы тут, сука, жопы рвём, доставляем вам отменный лириум, который хоть сейчас растолочь и занюхнуть или в дёсны втереть. А вы, ёперный имперский теятер, сомневаетесь?

 

Ответа от Дюрана герцог дожидаться не стал — времени у них определённо было не так много, чтобы продолжать тут разводить представление. В том, что красные храмовники были зарвавшимися неблагодарными засранцами, Призрак даже не сомневался — как ещё назвать тех, кто решил треклятым красным лириумом засрать одно из красивейших зданий Вал Руайо? Пускай Адриан и не был истово верующим андрастианином и, по сути, лишь притворялся ради поддержания образа, но он не мог отрицать того, что картина изуродованного Белого Шпиля ему определённо не по душе. Заражённое сердце Империи… Бездна, он надеялся, что не увидит подобной картины.

 

— В край охуели. — Распределяя ящики между рекрутами и своими людьми бормотал Адриан, стараясь ворчать достаточно громко, чтобы храмовники его слышали. — Здоровые торговые отношения портят, сука. Хоть раз их Хартия подвела? Нет, конечно. Но неееет! Они будут подозревать, ебанаты железноголовые. А честные дельцы страдают потом мигренью.

 

Естественно, в руки троице рекрутов выдали ящики, что были наполнены красным лириумом до краёв, без всякого мусора — раз уж они уже были не в самом лучшем состоянии, то страдать от влияния минерала они будут не так сильно, а подвергать красному лириуму своих людей герцог определённо не желал. Из верных ему ребят Адриан на перенос ящиков подозвал тех, кто был по телосложению максимально похожим на подошедших рекрутов, аккуратным жестом распределив их прямиком за спиной юнцов — один храмовник, один наймит и так далее чередование. Остальных Теней он пока что решил оставить снаружи, как раз на тот случай, если всё пойдёт не по плану — а подобное, волею судьбы, случалось довольно часто — а сам решил всё же пойти следом за носильщиками, помахивая помятой накладной и тем самым приводя бумагу в ещё более плачевное состояние. Для начала следовало оценить ситуацию… и быть на месте на тот случай, если потребуется действовать быстро. Краткий план был таков: если красных будет не слишком много, то устранить свидетелей, пока те держатся за ящики, а после замаскироваться под них. Была, конечно, проблема с лицами, но Адриан не раз и не два видел, что стрелки красных храмовников носили достаточно глубокие капюшоны, во многом скрывавшие их лица в тени. Добавить к этому полумрак и вуаля… какое-то время они смогут скрывать свою личность.

 

— Эй, рекрутики. — Спросил он, пока носильщики шли. — Вас тут какая нелёгкая занесла, а? Вроде парни нормальные, а решили юбки храмовничьи напялить. Ужели всё так с золотишком херово было?

 

С одной стороны — просто разговор, призванный разбавить тишину и обстановку. С другой — отвлечение и, возможно, попытка разговорить ещё не до конца обращённых парней. Ибо если Адриан был прав, если все наблюдения за время войны были верны… безумие красного лириума не сразу настигало тех, кто его принимал. И если он был прав, молодым парням здесь было совсем не место. Возможно, что они и вовсе здесь были не совсем по своей воле.


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Казалось, что храмовники-новобранцы никак не отреагировали на слова Адриана. Казалось. Но только не мастеру Великой Игры, который улавливал даже незаметные изменения в поведении, голосе и выражении лица. Он заметил то, что парни в рекрутских робах хотели бы оставить незамеченным. Смятение, неуверенность, сомнения. И только выражение “старшего” из новобранцев оставалось каменным, вероятно, он был из идейных, или был слишком туп, чтобы сомневаться и задавать хотя бы самому себе неудобные запросы. Ответом Адриану стала тишина, а когда она стала совсем уже неловкой, конвой добрался до дверей кладовой. Старший из новобранцев поставил свои ящики на землю и потянулся к поясу, за тяжёлой связкой ключей. Несколько секунд, он перебирал их, пока наконец не нашёл ключ от тяжёлого амбарного замка, висевшего на двери. Провернув ключ три раза, “старший” открыл двери и вошёл внутрь, чтобы зажечь свет, оставив ящики на земле, чтобы один из послушников метнулся за ними, отгрузив собственную ношу. Окон в помещении не было, единственным источником света было пламя свечи в фонаре рекрута. Он провёл остальных мимо стеллажей, загруженных ящиками с боеприпасами, частями доспехов и прочим военным барахлом, до второй двери, обитой снаружи железом и что-то подсказывало Адриану, что одним амбарным замком тут дело не ограничится. Новобранцу пришлось повозиться с замком, а затем, он принялся подбирать ключи ко внутренним замкам, времени это заняло достаточно, чтобы люди Адриана успели обменяться со своим командиром многозначительными взглядами. На незаметном языке жестов, один из наёмников предлагал перерезать конвой, завладеть ключами и устроить диверсию в запасах лириума как только рекрут откроет дверь. Часовых на улице не было, а вероятность того, что кто-то услышит возню из кладовой, стоя на стенах снаружи, была крайне мала. Всё-таки подразумевалось быстрое и бесшумное устранение новобранцев, а виновата всё равно будет Хартия. Об этом стоило хотя бы подумать, ибо устроив такую диверсию, Адриан и его команда могли бы не только пустить кровь и попортить запасы лириума, но ещё и стравить Хартию и Красных Храмовников. Одного из парней, в прочем, стоило оставить в живых, чтобы показал где держат пленных… 

- Брат, ты там долго ещё будешь возиться с этим замком? – раздался голос из хвоста колонны. 

- Ты думаешь мне это самому в радость? 

- Замок в радость, лириум в сладость, – шутканул один из наёмников Адриана, входя в образ бывалого уркагана, – тебе может помочь, пацанчик? Я кой-чего смыслю во вскрытии замков, хе-хе. 

- А ну заткнитесь! – огрызнулся “старший” новобранец, которого можно было-бы прозвать “Кирпичом” за совершенно каменное выражение лица, с которым он продолжал подбирать ключи, ковыряясь в замочных скважинах сверху вниз. 

- Нем, как могила, – усмехнулся человек Адриана, жестом намекнув, мол, может пора? 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

О да, сомнения — одно из лучших и самых смертоносных оружий в руках барда. Опасней были лишь слова, услышанные нужным человеком в нужное время. И, судя по всему, сомнений в сердцах юнцов, облачённых в храмовничьи одежды, было достаточно как минимум для того, чтобы Адриан мог ими воспользоваться. Герцог не был уверен в том, что мальцов удастся спасти — чего уж там, спасение рекрутов красных храмовников, которых уже явно напичкали красным лириумом, не было среди его приоритетов. Но дать им шанс сделать что-то стоящее, чтобы хотя бы частично искупить свою вину перед страной и миром… уж на такое Призрак был вполне способен.

 

Весьма правдоподобно кряхтя, поскольку всё же ящик был достаточно тяжёлым для правдоподобности, герцог аккуратно поставил его вниз, себе под ноги, пока старший рекрут возился с замками, после чего принялся слегка разминаться, словно столь короткий промежуток времени порядком утомил его. Утомил, понятное дело, но не настолько, как командир Теней Империи это сейчас правдиво изображал.

 

— Уж увольте, держать эту хрень в руках, пока вы тут с замками возитесь до второго пришествия Андрасте я не собираюсь… — Проворчал Призрак, после чего кивнул на остальных храмовников и своих людей. — И вам того ж советую, господа. А то его грыжу раньше времени схлопочете, потом на поле боя страдать будете от этого… как его… рвематизьма.

 

Тут-то и случилась та самая небольшая перепалка между старшим из рекрутов и одним из бойцов Адриана, что началась с недовольства другого рекрута в хвосте их небольшой колонны. Поймав взгляд «уркагана», мужчина неторопливо обратил взор на возившегося с ключами рекрута, тем самым обозначая его как основную цель, после чего парой вроде как совершенно обычных неприметных жестов, которые обычный человек мог бы совершить во время ожидания, обозначил тех юнцов, на чьих лицах он видел сомнения — их следовало не устранить, но обездвижить и прикрыть рты, чтобы глупостей не наделали. И лишь после этого отдал команду действовать.

 

Понятное дело, что первым делом герцог занялся именно старшим рекрутом, который и так был слишком занят, чтобы обращать внимание на другие раздражители вроде шебуршившегося «наёмника» рядом. Скрытым клинком, что быстро выскользнул из левого наруча, Призрак нанёс один точный удар прямиком в шею рекруту с ключами, целясь в область гортани, что столь выгодно выделялась благодаря выступающей части хрящика в шее. Удар должен был не просто стать смертельным, но и не дать храмовнику возможности вскрикнуть, а потом стоило как можно более аккуратно его «усадить» на землю, чтобы не грохотал телом — несмотря на то, что до часовых вроде как было далеко, Призрак не собирался жертвовать возможностью действовать тихо. Наёмники, как он ожидал, тоже должны были безмолвно начать исполнение задуманного. Проследить, конечно, в любом случае стоило — простаивать в сторонке и наблюдать за резнёй Адриан не собирался, прекрасно понимая, что если хочешь, чтобы работа была сделана действительно хорошо, то её нужно делать самому. Даже если с тобой люди, которым ты так-то готов доверить свою жизнь…

 

Нет, не готов. Тут Адриан откровенно лукавил, в чём себе признавался — возможность предательства Призрак никогда не исключал, став ещё более параноидальным в этом плане после событий в Зимнем Дворце.


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Наёмники сработали быстро и слаженно. Иного не ожидалось от профессионалов, альтернативной стоимостью услуг которых мог бы стать небольшой замок где-нибудь на границе с Неваррой. Ножи не сверкнули в руках головорезов, ибо были предусмотрительно обмотаны тканью и до тех пор, пока не вонзились в незащищённую плоть своих жертв, не выдали себя отсветами факельного света. Одного из рекрутов, того самого общительного паренька, пощадили, во всяком случае на какое-то время. Он не сопротивлялся и молча поднял руки, когда тела его товарищей упали на пол, устланный соломой, а у его собственному горлу приставили ещё тёплую от крови боевого брата сталь. Ключник захлебнулся кровью прежде чем успел закричать. Команда Адриана сработала почти бесшумно, но это было не важно, ибо от остальных храмовников их отделяли не только толстые каменные стены, но и пустующий внутренний двор, так что даже если бы парни и закричали, им едва-ли кто-то прибежал бы на помощь. 

Выжившему рекруту заломили руки за спину и крепко связали верёвкой. Ударом под колено, наёмник заставил парня упасть на колени перед Адрианом. Его товарищ уже ловко расшнуровывал кирасу убитого рекрута. Этим ребятам не требовалось отдавать приказ о “маскараде” для таких, как они это было чем-то на уровне инстинкта. Входить в логово врага можно было только в его униформе, а кроме того, наёмники внимательно следили за своими жертвами, запоминая паттерны их движений, чтобы хотя бы как-то выдать себя за пропавших рекрутов. 

- Хочешь жить, отвечай на вопросы. Если мне хотя бы покажется, что ты задумал какую-то глупость, зарежу – донёсся хриплый шёпот из-под скрывающей нижнюю часть лица полумаски. 

Рекрут судорожно сглотнул, он догадывался что оставлять ему жизнь всё равно не собираются и вопрос был в том насколько быстро он умрёт и насколько болезненной его смерть будет. В прочем, надежда умирает последней, а в случае с религиозными фанатиками, это можно было использовать как оружие. В конце концов, иногда Создатель действительно защищает...

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ох уж эти наймиты… с одной стороны, действовали они эффективно и правильно — всех быстро обезвредили, языка оставили, и никто даже не пикнул. С другой стороны, можно же действовать ну хоть самую малость изящней? Глядя на трупы других сомневавшихся рекрутов, Адриан не без искреннего сожаления во взгляде покачал головой. Да, этих юнцов было уже не спасти — рано или поздно красный лириум возьмёт свою плату по полной, но им можно было дать шанс поработать на благо, раз их жрали сомнения.

 

Ладно, что сделано — то сделано. Если у них остался только один рекрут, который может помочь провести их внутрь, придётся использовать такой немногочисленный ресурс. Адриан видел страх в глазах пленника. Понимал, как он сейчас себя ощущает — герцог не раз и не два становился свидетелем подобной картины, а пару раз ещё и попадал в такую же передрягу. Один раз даже по своей воле, но ему удалось выбраться и выжить… А парень умрёт. И он это понимал, что несколько усложняло задачу.

 

Впрочем, к каждому живому существу в этом мире можно найти подход и задачей Призрака было этот самый подход найти, сейчас, сиюминутно — вот к этому самому запуганному парню, только что потерявшему товарищей, братьев по оружию и, возможно, друзей. Мужчина аккуратно присел на корточки перед рекрутом, чтобы смотреть юнцу прямиком в глаза, не заставлять того задирать голову — жест доверия, показательное желание говорить всё же наравне… несмотря на то, что никакого равенства сейчас между ними не было. Но никто же не запрещает обмануть сознание?

 

— Парень… я понимаю, каково тебе сейчас. — Начал Адриан говорить негромко, вкрадчиво даже, не хватало только положить рекруту на плечо ладонь в попытке успокоить. Жуткий орлесианский акцент, правда, никуда не девался. — К тебе воззвали, говоря об исполнении священного долга перед народом и Создателем. О славе, что ты получишь, когда все прознают о твоих делах. А в итоге ты оказываешься среди предателей веры, говорящих о новом боге и тебя пичкают какой-то дрянью, от которой у тебя в голове назойливые такие голоса начинаются… тут нечему завидовать и я, признаюсь, искренне тебе сочувствую.

 

По большей части, естественно, сочувствие это было фальшивым. Лживым — ведь сочувствие к вероятному врагу или цели может помешать исполнению задуманного. Но, кажется, где-то глубоко внутри, самым краешком давно очерствевшего сердца Адриан действительно сожалел — ведь были не только те, кто не совсем по своей воле стал красным храмовником… но были и те, кого делали такими чудовищами насильно. Простые люди, используемые в качестве мясца в авангарде войска этих нелюдей. И это сожаление вызывало в барде холодную клокочущую ненависть. Одно дело обманывать людей и использовать их, не причиняя физической боли и страданий — так, как обычно поступал сам Адриан. И совершенно иное — приносить мучения и подчинять так своей воле. Не выпытывать информацию, а превращать в раба.

 

— Буду честен и не стану приукрашивать — ты в дерьме. Но в тебе ещё осталось что-то хорошее. Что-то от того парня, что просто хотел помогать людям и защищать их. И ты можешь сейчас помочь нам защитить других. Помочь другим. — Говоря эти слова, Адриан пристально смотрел в глаза рекрута, осматривал его лицо, следил за теми немногими движениями, на которые храмовничек был способен в нынешнем состоянии. Маска сожаления и сострадания на лице командира Теней выглядела столь искренне, что ему, наверное, трудно было не поверить. — Я верю, что для тебя ещё не всё потеряно. Что ты всё ещё можешь послужить Создателю. Но прежде, чем ты ответишь… начни со своего имени. Как тебя зовут?


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- М-меня зовут Б-б-беннедикт, – заикаясь, парень едва выговорил собственное имя, – я не хочу умирать, милорд, – в его умных, влажных от слёз глазах ясно читалось понимание собственной участи, новобранец осознавал, что обречён, но ещё в это не верил. Он не был похож на тех кровожадных упырей, в которых превратились его боевые братья и сёстры. Но он был обречён стать одним из них, ибо красный лириум одинаково поражает тело и мысли как хороших людей, так и плохих, невинных и тех у кого руки по локоть в крови. 

- Если будешь хорошим мальчиком, останешься жив, – прошипел ему на ухо один из наёмников, не убирая кинжал от горла пацана, – только сделай нам одолжение, не мочи портки, мы тебя по-дружески предупредим, если соберёмся убивать, вот тогда можешь обоссаться и обосраться, если захочешь. А сейчас давай без этого, хорошо?

- Т-так точно, – выдавил новобранец, покосившись вниз, к чести молодого человека, штаны у него оставались сухими, – милорды, поверьте, нам не оставили выбора… Мои братья, которых вы убили, они не были злодеями, они только хотели защищать невинных, офицеры сказали нам, что если принимать особенный лириум, мы станем сильнее…

- Если хочешь послужить Создателю, объясни нам как пробраться в подземелье, где твои отбитые братья держат пленников, – потребовал общительный наёмник, его голос уже не был таким грубым, поймав холодный взгляд своего нанимателя, головорез прекратил издеваться над пленником, – если вы их сортируете перед тем, как бросить гнить в камере, орлесианских пленников. 

- Вы имеете в виду тех, кого захватили в битве за Вал Руайо? – пролепетал новобранец, – среди боевых братьев ходят слухи, что в этих подземельях есть секретная камера, доступ к которой имеют только самые приближённые к Лорду Искателю офицеры и ветераны… И что в этой камере якобы содержится пленник, которого подвергают нескончаемой пытке, постепенно лишающей его рассудка. Он постоянно кричит, но среди этих воплей якобы содержится стратегическая информация, которую он бы никогда не выдал по своей воле… 

- И-и-и что же это за пленник? 

- Я не знаю, милорды. Остатки армии Гаспара де Шалона были разбиты под стенами Вал Шевина, это может быть кто угодно… Его маршал, генерал, да и сохрани Создатель, сам император! 

Последним, что успел сделать Гаспар за своё недолгое пребывание в Вал Руайо, было наречь себя последним императором Орлея. Он не правил и недели, когда армия лорда-искателя подошла к стенам столицы, он понял что несмотря на свой военный гений, эту битву выиграть не сможет. Аристократия Орлея отвернулась от него и ни один город кроме Вал Шевина не прислал подкреплений, но армия генерала Жюно была разбита на подступах к столице и отступила. Император был обречён, но предпочёл смерть в бою бегству, но его тело так и не было найдено… В качестве жеста доброй воли, Флорианна де Шалон приказала вернуть многих павших шевалье и знатных воинов их семьям с соболезнованиями, но среди них не было тела Гаспара де Шалона. 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«У мироздания воистину отвратительное чувство юмора», — подумалось Адриану, когда он услышал имя несчастного рекрута, который, как и любое другое живое существо хоть с какими-то остатками инстинкта самосохранения помирать не желал. Тот Бенедикт, за которого у герцога Вал Шевина действительно болело сердце сейчас был далеко и, на что Адриан искренне надеялся, в безопасности хотя бы минимальной. У того Бенедикта совершенно другие глаза, другие скулы и волосы, другой голос. Волевой подбородок и полная башка благородного упрямства. Но Призрак старательно гнал тревожащие его мысли — в конце концов, он сейчас на задании был, здесь нет места сентиментальности и раздумьям. А тут этот юнец одним лишь своим именем заставил Адриана вспомнить о брате. Ох, хоть бы он поладил с Селеной… зная упрямство своего младшего брата, герцог был более чем уверен, что проблем с ним будет изрядно, в первую очередь — проблем с доверием. Но он не дурак. Он, демоны его побери, дураком воспитан не был.

 

И не он сейчас был заражён красным лириумом… опять же, Адриан на это искренне сейчас надеялся. Одной Бездне известно, какую дрянь приволокли враги к стенам Вал Шевина и чем они решили город забрасывать. Были же слухи о катапультах, швырявших целые куски красного лириума. Такой дождь из осколков кого-то наверняка да и обсыплет… и выжившие позавидуют мёртвым.

 

— Такова уж жизнь, юный Бенедикт. Зачастую нам попросту не оставляют выбора… а порой выбора мы сами себя лишаем. — Не самые лучшие слова, учитывая ситуацию и то, что парниша вроде как проблемным не был. Но Адриану было необходимо, чтобы тёзка его брата заглотил наживку поглубже, да ещё и поблагодарил бы за это дело, отметив изысканный вкус жирненького сочненького червячка на крючке, при этом металл из нёба не вытаскивая. — Я верю тебе. Ты не похож на тех отморозков, что с богохульными воплями бросаются в бой. Ты… выше них. И поэтому я прошу тебя о помощи.

 

Учитывая то, как быстро расправились с остальными красными храмовниками наёмники, парень наверняка понимал, что в случае чего он и пикнуть не успеет — прикончат на месте, не моргнув и глазом. Именно по этой причине обычно параноидально осторожный Адриан решил рискнуть и, слегка наклонившись вбок и вперёд, разрезал спутывавшие руки рекрута верёвки скрытым клинком на запястье. Раз сказал, что веришь — надо это подтверждать действиями, верно ведь?

 

— Ты говорил, что твои братья хотели защищать невинных. Если ты разделяешь с ними это желание, то проведи нас к месту, где хранятся списки нынешних заключённых. Возможно, это учётная книга у начальника тюрьмы… или кого-то из ваших командующих. — Ободряющая улыбка, которой герцог одарил рекрута, выглядела как можно более тепло и дружелюбно, хотя грим сурового вояки-наёмника несколько портил эффект очарования, но уж тут приходилось работать с тем, что было. — Ты знаешь это место уж точно получше нас. Патрули, посты, хранилища, кодовые фразы. Помоги нам, и я позабочусь, чтобы тебя запомнили героем. Чтобы твоя семья гордилась тобой и жила в достатке.

 

Учитывая то, что семья юнца скорее всего погибла, либо находилась вовсе в другой части света это обещание, скорее всего, было попросту неисполнимо, но дать надежду стоило — в конце концов, со сладостными клятвами наживка становится лишь вкуснее и крючок становится куда трудней заметить, даже когда он уже во всю впивается тебе в нёбо, заливая рот кровью.


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Я не хочу умирать, – пробормотал храмовник, посмотрев на Адриана неожиданно осмысленными глазами. В них практически не осталось страха, появилась скорее обречённость и печаль. Очевидных следов заражения красным лириумом на парне видно не было, но кто знает, в каких порциях его заставляли принимать эту дрянь. Да и нахождение в близости от Красного Шпиля не могло пройти бесследно для парня. А сколько их ещё было таких, молодых и наивных, обманутых, обречённых стать пушечным мясом в армии красных храмовников…

- Кроме того, вы не сможете пробраться в подземелье, это самоубийство, - рекрут перевёл взгляд на наёмников, – даже если вы сможете обмануть охрану, никуда не денутся Испытания Веры, которые может пройти только офицер… Я даже не догадываюсь, что это такое, но если этот пленник действительно так важен, Лорд Искатель предпринял все возможные меры, чтобы до него никто не добрался. 

Наёмники переглянулись. Они были готовы обходить и обезвреживать ловушки, но Испытания Веры это точно не нажимные плиты с дротиками и не проваливающийся под ногами пол. Все офицеры красных храмовников уже изменились, они мыслили не как обычные люди, тела их тоже претерпели изменения. Но если захватить кого-то из офицеров… В прочем, кто знает, может эти твари и не боятся смерти. 

- Ненавижу фанатиков, – пробормотал один из наёмников, видимо, подумав от том же, – в отличие от этого пацана, им терять нечего. Что будем делать? Как проберёмся до камеры? 

Подземелья Вал Руайо были одними из самых больших и древних в Тедасе. Там было множество ходов, скрытых залов, некоторые из которых помнили времена императора Кордилиуса Драккона. Не существовало ни одной полной и точной карты подземелий, потому что охватить весь этот подземный мир было бы просто невозможно. Город под городом куда не пробивался свет Создателя. Попасть в подземелья можно было из множества мест, начиная с этого склада. А вот выбраться из них и тем более добраться до цели… 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Никто не хочет умирать, но что уж поделать, все в этом мире смертны. Ради правого дела и сам Адриан, которому было что терять и уж тем более за что сражаться и жить готов был принести собственную душу, сердце, моральные ценности и почки с печенью на алтарь победы. А жизнь? Жизнь уж тем более. Однако, эти слова определённо не успокоят юнца, а сейчас он герцогу нужен был в превосходном состоянии… насколько это возможно при красном-то лириуме в организме.

 

— Поверь, Беня, есть вещи и похуже смерти. Но, если всё пройдёт удачно — с твоей помощью — то, быть может, никто из нас и не помрёт. — И ободряюще улыбнулся, похлопывая парнишу по плечу. Адриан-то не уточнял, что «никто из нас» в данном случае всё же относилось в первую очередь к нему самому и наймитам. — Что же до пути внутрь… то у меня есть идея.

 

Катакомбы под Вал Руайо уже давно были исследованы Тенями Империи вдоль и поперёк — уж слишком полезный способ незаметно пробраться из одного края города в другой, пусть и не самый приятный из-за обилия смрада и плесени. Убирались-то тут редко. Единственная часть, известная Теням несколько хуже — то, что находилось прямиком под владениями Церкви, которые сейчас и находились под контролем красных храмовников и их прихвостней. Церковь, как-никак, зародилась в Орлее, и Великая Игра даже самой благостной сестре была не в диковинку, чего уж говорить о высших эшелонах при Солнечном троне и на нём самом. Так что проходы эти уже давно держались в тайне и под охраной — во избежание. В наличии у Теней были разве что совсем старые карты, которые Адриан, признаться, видел всего пару раз и помнил откровенно плохо… в отличие от известных Теням ходов. И вот по ним можно было уже строить предположения — ведь всё это было единой сетью, пусть где-то частично неизвестной, но полностью перекрывать проход из одной секции в другую было бы попросту глупо.

 

Мысли одна за другой проносились в голове Призрака:

«Катакомбы под Вал Руайо достаточно велики, чтобы мы смогли найти проход в нужную нам секцию. Полностью отсекать фрагмент, что под контролем красных храмовников, было бы попросту глупо и недальновидно — проход может понадобиться им самим, как это было у церковников, так что как минимум один-два входа там быть должны…»

 

— Вопрос лишь во времени… и достаточно умелом взломщике. — Да, тут определённо пригодились бы навыки Ласки, но она сейчас пока что была снаружи. И, скорее всего, им в любом случае придётся выбраться отсюда, чтобы пройти к ближайшему из входов в катакомбы города. — Скажи, Бенедикт, через сколько времени твои… — Он осёкся, слегка покачав головой. — Через сколько времени красные храмовники здесь скорее всего поднимут тревогу? Тут-то пусто… но их отсутствие заметят рано или поздно.

 

Конечно, сомнительно, что они сразу догадаются про катакомбы. Пока что картина, которую могли бы заприметить менее дружелюбные красные храмовники, складывалась именно что диверсийная, а не попытка проникнуть в самую охраняемую часть под городом. Более того, «вина» пока что была на плечах Хартии, а не орлесианского сопротивления, которому могли бы понадобиться вероятные пленники. Конечно, был вариант такого, что Адриан мог бы попросту раскрыть свою личность — тенденция была такая, что знать убивать не спешили, а брали в плен, а герцог Вал Шевина был достаточно заметной и известной личностью, чтобы его скрутили… вот только выбраться тогда будет несколько тяжелее, чем в случае с Вольными гражданами.


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Ну… Разве что рыцарь, который остался с вашими людьми снаружи, у повозки… – отозвался храмовник-рекрут, – не знаю, как долго он будет ждать прежде чем отправится за нами, но время вам не союзник. Возможно, я смогу помочь… Если я помогу, вы отпустите меня? 

 

В глазах парня блеснула надежда. Он был готов предать своих братьев по оружию, чтобы спасти свою жизнь. Беннедикт понимал, что чести в этом немного, но к чему честь мертвецу. Он был ещё молод и не чувствовал в себе заражения красным лириумом, он хотел жить, возможно даже начать всё с чистого листа. Исчезнуть в стране, охваченной войной несложно, никто не станет искать его, никто не вспомнит о нём. Головорезы Адриана с интересом уставились на пацана, они были готовы пустить его в расход по сигналу своего нанимателя, но не спешили. Они понимали, в какой заднице оказались и что им придётся хорошо постараться чтобы выбраться живыми из подземелий Вал Руайо. И они постараются. 

 

- Если вы доверитесь мне, я приведу рыцаря-капитана Дюрана сюда. Сегодня я видел у него на поясе тяжёлую связку ключей… Знаю, что нет никаких гарантий, что там есть ключ от подземелий и тем более от камеры с пленником, который вам нужен, но лучше сэр Дюран придёт сюда один чем с отрядом боевых братьев… Вы можете сделать с ним что хотите, только обещайте, что отпустите меня. Согласитесь, это хорошая сделка: офицер красных храмовников в обмен на простого новобранца, о котором даже не вспомнят, если он пропадёт без следа. Договорились?

 

Наёмники тем временем рассредоточились по складу, прислушиваясь и прикидывая что здесь можно использовать для ловушки или просто прихватить то что плохо лежит. В конце концов, украсть у Старшего это даже преступлением нельзя было назвать, скорее диверсией против неприятельской армии. Вокруг было полно снаряжения, доспехов, оружия… Можно было вооружить небольшую армию, которой храмовники в общем-то и были до своего падения. Сейчас они набирали в свои ряды добровольцев а иногда и забирали юношей и девушек силой, не обращая внимания на навыки и духовные качества. Сейчас им нужно было пушечное мясо, ибо орден вёл войну на множестве фронтов в Орлее и Ферелдене одновременно. Поход на Вал Шевин, битва за Амарантайн и другие кампании выбивали самый ценный, почти незаменимый ресурс – обученных и верных рыцарей. Храмовникам приходилось удерживать ключевые опорные пункты, например, Теринфаль, или Красный Шпиль здесь в Вал Руайо и на это тоже требовались люди. 

 

Адриан должен был выбрать – принять предложение Беннедикта или избавиться от него и придумать что делать с рыцарем-капитаном. Снаружи у него были верные люди, но их было немного а на шум боя немедленно сбежится гарнизон Красного Шпиля вместе с городской стражей, теперь укомплектованной из Вольных Граждан. Те ещё сволочи, если подумать. Гарантий того, что упоротого красным лириумом офицера получится прикончить по-тихому не было. Конечно, можно было попытаться, но в случае провала придётся пробиваться с боем. А в этом случае, придётся забыть об исследовании катакомб Вал Руайо. 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ситуация была… проблематична, мягко говоря, и сейчас Адриан старался как можно более спокойно обдумать все варианты. Парниша, судя по всему, действительно готов был пойти на предательство «собратьев по ордену», что сошли с верного пути, решив присягнуть Старшему на службу и, если Адриану не изменял его многолетний опыт Игры, умение чтения языка тела и жестов собеседника, а также его собственные глаза, то Бенедикт не лгал. Он просто хотел жить подальше от этого безумия и в чём-то герцог его понимал. Жаль, что этот юнец был так наивен — от войны не сбежать, особенно учитывая то, что хаос происходил не только в Орлее, но и за его границами.

 

С другой стороны, Призраку усердно нашёптывала ставшая давним другом паранойя. Красный лириум туманит разум, красный лириум меняет людей и, демоны их подери, красные храмовники очень любили кормить новобранцев этой дрянью чуть ли не сразу, вне зависимости от того, насколько эти самые новобранцы были хороши — можно было уверенно владеть лишь мотыгой да вилами и всё равно попасться в цепкие лапы этих ошалелых вооружённых фанатиков. Где гарантии, что в самый ответственный момент у юнца с благими намерениями не помутится рассудок? Что он не решит сдать убийц его братьев рыцарю-капитану Дюрану ради получения повышения в этом проклятом ордене? Люди в большинстве своём слабы и падки на подобное, особенно юные и горячие сердцем — достижение амбиций было уж слишком приятным грехом, не потакать которому было бы само по себе преступлением.

 

— Мне нравится твоя деловитость, парень… — Адриан пристально смотрел мальчишке в глаза, сосредоточенно пытаясь выловить в его поведении какие-либо намёки на бесчестность и прочие угрозы, которые пресекать стоило бы как можно скорее. — Но ты же понимаешь, что я не могу полагаться только на твоё честное слово? Тут и моя жизнь на кону, и моих людей, а слово — слишком невесомая и ветренная величина. — Тут Адриан чуть крепче сжал ладонь на плече молодого храмовника. — Чтобы я был уверен в чистоте твоих намерений, к рыцарю-капитану Дюрану пойду я с тобой вместе. И приведём мы его сюда вместе. Если поможешь нам, то по окончании всех этих злоключений будешь свободен, как птица и получишь щедрое вознаграждение, которое тебе поможет как минимум какое-то время просуществовать на свободе в достатке. Договорились?

 

В конце концов, мало ли по какой причине один из наймитов Хартии решил переговорить с такой важной шишкой, как рыцарь-капитан? Быть может, речь идёт о манифесте привезённых товаров; или о том, что оплата слишком мала; или что необходимо проверить качество доставленного лириума… или что его бравые наёмники вместе с несколькими красными храмовниками схватили опасного противника, который собирался устроить диверсию на складе красного лириума и вот сейчас, сию секунду, этот самый супостат дожидался своего часа — надо лишь, чтобы рыцарь-капитан заявился туда сам и решил судьбу пленника. Вариантов было множество — главное, чтобы эта уродливая рыбина клюнула на столь аппетитную приманку, внутри которой скрывался острый крючок.

 

— Спрячьте трупы на складе, стойте на охране и всячески изображайте из себя красных. В случае чего — дайте знать остальным нашим снаружи, что дело плохо. — Бросил мужчина наёмникам, что уже приоделись в снятые с трупов врагов одежды и доспехи. Оставалось надеяться, что по пути удастся как минимум пройти мимо повозки и избавиться от того красного храмовника, что её охранял — помощь Ласки и Лиса определённо пригодится, даже если заполучить ключи рыцаря-капитана не получится. В конце концов, эти двое были во многом куда опытнее наймитов, которые пусть и обязаны были Адриану, но явно не обладали такой же отточенностью навыков, как Тени. — Ну что, пошли, Беня?


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мальчишка коротко кивнул, в последний момент сдержавшись, чтобы не отсалютовать. В конце концов, перед ним был обыкновенный головорез, об истинных мотивах которого храмовник-новобранец не мог даже догадываться. Это сложно было назвать даже сделкой с совестью, скорее всего, ему пришлось придушить то, что осталось от его чести чтобы предать своих братьев. Как бы низко они ни пали, они всё равно были его братьями. Кроме того, в храмовники никого не затаскивали насильно – обманом, возможно, но Беннедикт давал свои обеты не под прицелом арбалета.

- Конечно, пойдёмте. Рыцарь-капитан уже, должно быть, теряет терпение, - произнёс молодой человек и голос его почти не дрожал. Один из наёмников по-быстрому поправил плащ и воротник храмовника, видимых повреждений на нём не было. Кивнув, головорез хлопнул своего недавнего пленника по плечу. 

- Ну давай, будь хорошим маленьким юбконосцем и возможно, мне даже не придётся тебя убивать. 

Беннедикт вымученно улыбнулся и разгладил пятернёй растрёпанные волосы. Ну, с Создателем… 

Сэр Дюран! – меньше чем через три минуты, парень докладывал своему командиру, стараясь не обращать внимание на Адриана, который тенью следовал за ним, – Там это… Брат Матиас уронил один из стеллажей, там было несколько ящиков и всё их содержимое… Того. Брат Матиас, кажется, тоже. 

- Что значит “того”?! – вспыхнул рыцарь-капитан, – ну-ка повтори, брат, я тебя что-то не очень хорошо расслышал. 

- П-прошу меня простить, сэр! – этого краснолириумного упыря пацан боялся не меньше чем своих недавних пленителей, поэтому ему практически не требовалось притворяться, – я хотел попросить вас пройти со мной на склад и посмотреть своими глазами на то, что там случилось, кроме того, помощники вот этого благородного человека так же немного… Пострадали. 

- Вы все понесете епитимью за порчу имущества ордена, – прорычал рыцарь, капитан, – ну пошли, брат. 

Храмовник раздражённо толкнул рекрута плечом и направился через сад к складскому помещению, не оборачиваясь. Беннедикт молча уставился на Адриана, глазами испрашивая разрешения прямо сейчас броситься бежать прочь отсюда, не оглядываясь и чтобы никогда не вернуться обратно. Свою часть сделки он выполнил. 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах