Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Гость Cullen Rutherford

Страшилки на ночь

Рекомендованные сообщения

Гость Cullen Rutherford

Страшилки на ночь

http://funkyimg.com/i/2KWRC.png

Дата: 9:25 века Дракона;
Место: Один из учебных монастырей храмовников;
Погода: Тёплая летняя ночь;
Участники: Alistair Theirin, Cullen Rutherford;
Вмешательство:Мне хватит головной боли в роли его будушего Вашества...
Описание: Очередная история о том, как будущему королю стало скучно и он отказался подчиняться правилам. А вообще дело было ночью, Алистеру спать не хотелось, или жара замучила, или мошкара. И он решил пройти прогуляться, но самому будет скучно. Поэтому он вытащил пай мальчика. Кто знает, что их ожидает в тёмных стенах монастыря.

Отредактировано Cullen Rutherford (2018-09-03 22:09:48)

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Алистеру откровенно не спалось. Он уже и овец считал про себя, и пытался вспомнить какую-нибудь жуткую скукотень вроде Песни Света. Он даже пару десятков раз пытался лечь на другой бок, но создавалось впечатление, что боков не хватало. Уже битый час бастард ворочался и ёрзал в кровати, как червяк, пытающийся зарыться в землю. Не помогало. И вроде как не было ни особо жарко, ни холодно, но сон ускользал от будущего храмовника, вроде как даже насмешливо и мерзотно хихикая. В конечном итоге, парень всё же вылез из постели, которая теперь была больше похожа на комок различной ткани, и принялся лениво расхаживать по келье.
Комнатка была небольшая — Алистер мог пересечь её от окна до двери за пять больших шагов. Было здесь две койки, стол со свечкой и двумя стульями, бадья для умывания да ночные горшки. Порядки в монастыре были суровые, прям без пяти минут тюрьма. Даже «сокамерник» имелся, но он, в отличие от Алистера, времени скучать не находил. И не удивительно — Каллен поступил сюда куда позже Алистера, и он, в отличие от бастарда, именно что хотел стать одним из защитников справедливости. Именно потому Резерфорд весьма усердно навёрстывал то, что Алистер в принципе знал, но не особо усердно учил. В целом, если исключить занудство, Каллен был неплохим парнем. Из тех немногих развлечений, что иногда позволялись юнцам в монастыре, кудрявый увлекался «королевами». Игра требовала изрядной усидчивости, и от части Алистер понимал, как так Каллен мог часами сидеть над книгой, не отвлекаясь — он почти так же сидел над игровой доской.
И сейчас, глядя на мирно сопевшую в другой койке тушку с кудрявой головой, Алистер внезапно понял, как ему хотелось… поесть. Желудок своим недовольным урчанием в то же мгновение лишь подтвердил желание бастарда. И вот в чём заключалась дилемма: с одной стороны, выходить после отбоя из кельи было запрещено, за исключением крайних случаев. Алистеру уже доводилось проводить несколько ночей на голодный желудок из-за боязни того, что накажут. С другой стороны, сейчас его мучали и голод, бессонница и скука. Чем не экстренный повод выбраться из своего заточения хоть ненадолго? Сёстры наверняка спят уже, ночь глубокая, а прокрасться мимо караула из старших учеников было не так уж и трудно, как Ал однажды узнал. Проблема была в одном: чем дольше Алистер пялился на кучеряшки своего товарища, тем больше ему не хотелось вылезать в одиночку. Тем более, что порой Каллен был настолько занудным, что бастард его стукнуть по голове хотел. Но не делал — должен же был кто-то из них двоих быть примерным маленьким храмовником. Однако именно сейчас Алистеру казалось, что время для того, чтобы сделать Каллена нормальным, было самое подходящее. Совершить налёт на кухню или кладовку вместе, хитрожопо избегая наказания — что может быть лучше? Более того, что может лучше сблизить столь разных парней?
Именно поэтому бастард подошёл поближе к товарищу и стал аккуратно его тормошить. Алистеру было немножко совестно будить Резерфорда, ибо тот весьма усердно учился даже после окончания занятий и порой засиживался допоздна. Но ему определённо надо было развеяться.
—Каллен, — громким шёпотом позвал мальчишка, — Каааааааллееееееен. Проснись. 
[icon]http://funkyimg.com/i/2L3NC.png[/icon][status]Пожрать бы...[/status]

Подпись автора

No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

http://funkyimg.com/i/2LzBs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

[icon]https://imgur.com/y3KMoS0.png[/icon]
Сегодня был весьма трудный день, как впрочем, и все предыдущие дни с момента прибытие мальчишки сюда. Учёба, учёба и ещё раз учёба. Бывало даже такое, что он сидел один, в полутьме и занимался, пока все остальные сладко спали в своих кроватках. Не зря же Каллен столько старался, чтобы попасть на обучение к великим героям Тедаса - храмовникам. Но за всё время пребывание здесь он так и не смог найти себе друзей или хотя бы парочку людей, которых можно назвать хоть немного, но своеобразными друзьями. Многие смотрели на него свысока, ведь большинство здесь с малых лет и уже многое умеют, а не только-только приехали и толком ничего не умеет. Да и не любили его за то, что он был заучкой. Пока все тренировались и учились как обычно, этот же прикладывал двойные усилия. Наверное, многие думали, что это он хотел казаться крутым перед ними, чтобы можно было задирать нос. Но на самом деле, Резерфорду до этого всего просто не было дела. Он хотел как можно быстрее хотел получить те необходимые правила и навыки, чтобы не выделяться белой вороной. Он даже был готов помогать остальным, но его энтузиазм быстро затухал под суровые взгляды сверстников. Поэтому со временем он попросту начала их сторониться и занимался в вечном одиночестве.
А ещё для Каллена был принцип следовать всем правилам, которые присутствовали здесь. Точнее тут даже был не принцип, а скорее страх. Когда он только сюда добрался, и его поручили старшим ученикам, которые умудрились понарасказывать ему всяких страшилок. И самой ужасной было, что если Резерфорд не будет следовать правилам и не будет слушаться старших, то из Тени за ним придёт дух старого Курнуса и утащит в своё логово. По словам старших учеников, Курнус - жил давным-давно, был страшным и ужасным магом, который занимался богомерзкими ритуалами, скрывался от церкви и портил всем жизнь. Он любил похищать маленьких храмовников и вытворять с ними всякие гадости и непотребства. Этого злого дядьку в итоге всё же нашли храмовники и умертвили. Но старый Курнус отказывался просто так сдаваться. Каждый раз, кода мальчик-ученик среди храмовников много пакостил Курнус приходил из Тени и утаскивал их к себе, и их больше никто не видел. Вот такая вот страшилка. Только кто в здравом уме поверит в этим бредни. Таким можно было бы напугать только пятилетнего ребёнка и то, врятли он поверит в такое. Хотя всё же нашёлся тот, кто поверил в это. Ну не могут же старшие братья обманывать, зачем им это нужно, они же хорошие и заботятся. Поэтому каждый раз, когда Резерфорд делал какую-то оплошность, даже если это выходило случайно, он полдня вымаливал прощение у Создателя и просил защиты от старого Курнуса.
Но хватит уже о былых страхах. Сегодня был очередной день, когда Резерфорд засиделся допоздна за книгами и совершенно не заметил, когда прозвучал отбой. Старшие ученики нашли его в библиотеке, уже после того, как прошёл час после приказа. Его отвели в комнату к соседу. Каллен помолился перед сном, прося прощение за то, что не услышал команду и нарушил правила и улёгся в кровать. Как только кудрявая голова оказалась на подушке, мальчишка погрузился в сладкий сон.
Правда посреди ночи его разбудил тихий голос и лёгкое тормошение. Кудрявый приоткрыл глаза, но после сна всё было как в тумане, поэтому пришлось слегка потереть их.
- Алистер? Что-то случилось?

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мальчишка тихо выдохнул, глядя на едва проснувшегося товарища. Где-то на задворках души у бастарда ёкнуло — вдруг он неправильно поступает? Может, не стоит ещё и кудрявого в это дело втягивать? Всё же, Каллен старался искренне, изо всех сил, да ещё и постоянно говорил о своём желании стать храмовником. Но, с другой стороны, когда ещё возможность выйдет подурачиться? Нет, конечно, на следующей неделе они наверняка будут устраивать бой подушками и прыгать на кроватях, надеясь, что те не развалятся и что сёстры не услышат. Но Каллен, как всегда, участвовать в этом деле не будет, а потому надо было этого задохлика вытаскивать.
К тому же, жрать всё ещё хотелось.
— Вставай, — прошептал бастард, — Дело есть.
Вопрос только как это дело оправдать, как дать товарищу стимул послать правила и пойти прогуляться по тёмным коридорам, ныкаясь от суровых взглядов ещё не спавшей охраны? К тому же, памятуя бурную реакцию Резерфорда на сказку про мага Курнуса… ладно, надо попытаться-то. А то так и будет занудой до конца обучения. А учитывая то, что двое парней сейчас торчали в одной келье, Алистер скорее всего попросту повесится с таким товарищем под боком.
Дождавшись, пока Каллен хотя бы глаза протрёт и перестанет одной ногой по Тени шастать во снах, Алистер присел на край кровати товарища.
— Когда отбой дали, я кое-что обослышал, — негромко произнёс он, — На кухне ещё остались сладости. Те самые, масляные с сахаром.
О да. Бастард заприметил не только то, как Резерфорд ёжился от сказки про мстительного мага. Он видел и блеск в глазах кудряша, когда тот лопал простенькую сладость, которую им разрешено было на ужин съесть. То ли сёстры любили этим баловаться, то ли храмовники постарше… не важно. Куда важнее было то, что даже такой маленький праведник, как Каллен, имел свои слабости. В данном случае, это были простые «пирожные», которые в Орлее-то даже таковыми не назовут. Ферелденская еда для них вообще, наверное, едой не была как таковой. Но они ж не в Орлее.
Частично слова Алистера были правдой — он действительно слышал, как одна из сестёр говорила об оставшихся на кухне сладостях. Конечно, добраться до них было бы неплохо, но Ал уже наивен не был — наивность прекрасно вытравила леди Изольда, послав его сюда. Скорее всего, сладости уже слопали кухарки, сёстры или храмовники постарше. Но на кухне и в кладовке наверняка были и другие вкусняшки. Конкретно Алистера интересовал сыр — простенький такой, регулярно подавали. Но его наверняка было много, и он был свежим. Не засохший, какой ему порой доставался в Редклифе, а вполне съедобный и даже не плесневелый. Никто ж не оголодает, если он утащит кусочек от одного сырного круга? Забрать целый-то не получится, но хоть немножко погрызть! И можно будет спать ложиться.
— Скоро смена караула. Делов всего минут на двадцать. Сбегаем до кухни, никто и не заметит нашей пропажи, — Алистер широко улыбнулся, взирая на Каллена с энтузиазмом и некоторой мольбой во взгляде, — Тебе сладости, а я себе сыра прихвачу.
Тут желудок бастарда весьма одобрительно и громко заурчал. Не то чтобы Ал не поел, нет — учеников не лишали еды ради наказания. Но порции у всех были одинаковыми. Будь у тебя хоть трижды растущий организм, добавки ты не получишь.
[status]Пожрать бы...[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2L3NC.png[/icon]

Подпись автора

No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

http://funkyimg.com/i/2LzBs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

[icon]https://imgur.com/M6jwPn1.png[/icon]
Кудрявый мальчишка пытался сосредоточится на своём соседе, но у мозга было совершенно другое мнение на этот счёт. Он требовал отдыха и хорошего сна, после такого яростного издевательства над ним в виде столь яростной учёбе. Поэтому Каллену приходилось прикладывать больших усилий, чтобы веки окончательно не слиплись, и он не рухнул обратно в объятие кровати. Мальчишка сидел на кровати и покачивался взад и вперёд. Он пытался сосредоточится на том, что ему говорит Алистер, но всё звучало настолько отдалённо и приглушённо, что Резерефорду казалось, что он просто видит сон наяву или у него окончательно спеклись мозги от постоянной и бесконечной учёбы. Кудряшка снова протёр руками глаза и наконец-то смог заставить себя вслушиваться в то, что от него хотел его сосед.
"И чего ему не спиться то ночью? Про какие-то сладости говорит, про какой-то караул... Не, явно надо мной какой-то дух из Тени подшучивает. И вообще я, наверное, на самом деле сплю ещё. Сейчас похлопаю себя по щекам, ущипну и сразу же проснусь. Вот ведь вредные духи позаводились, шутить изволят над будущим храмовником! Ну я им ща покажу!!!"
Будущий храмовник всерьёз вознамерился победить зловредных духов. Поэтому что есть силы похлопал ладонями себя по щекам. После такого, щёки горели, да что там, пылали и на них был чёткий след ладоней. Но это почему-то не помогало, Алистер всё ещё находился перед ним, а не спал, да и всё было совершенно как прежде. Значит оставался ещё один весьма верны способ. Каллен очень больно ущипнул себя за бок, пришлось даже немного пошипеть.
"АУЧ!!! Да, что ж это такое?! Всё же должно было прийти в норму. Что же за зловредные духи пристали. На самом деле Алистер спит, да и вообще спят или у меня лунатизм начался.
И тут до будущего храмовника постепенно начало доходить, что он явно уже не спит, а просто зачем-то хочет себя в этом убедить. Зачем - это уже второй вопрос. А вот первый - страшный по-настоящему. Это же было прямое нарушение всех правил и устоев. Их же накажут за такое, если словят, но сомневаться, что словят, не приходилось.
"Ой, мамочки! Лучше бы это был страшный сон... Нас же накажут, побьют, лишат еды, заставят выполнять тяжёлую работу, или, что страшнее всего вообще выгонят отсюда!!!"
Но упоминание о сладостях заставляли кудряшка задуматься, прежде чем отказать. Ему хотелось сказать нет, но от чего-то эта мелочь заставляла согласиться на эту опасную авантюру. Резерфорд помнил, как родители покупали каждому по одной штуке на праздники. Мия всегда отдавала половину своего, ведь она прекрасно видела, как у одного из братьев загорались глаза и обильно текла слюна при виде сладкого. Каллен нервно сглотнул, пытаясь сообразить, что же ему всё-таки делать.
- Но ведь это очень опасно, Алистер. Старшие братья бдят за нами, а если словят, то уши надерут и вообще выгонят...
И тут в голове всплыла вновь история о духе злобного мага. Тем более сегодня вечером очередной старший не забыл упомянуть об этом чудовище, рассказав, что недавно лично видел, как этот дух бродит ночью по коридорам и всё ждёт, когда хоть кто-то нарушит правила, чтобы утащить кого-то к себе.
- А что если нас Курнус словит. Он же поджарит нам пятки, утащит к себе и съест, даже косточек не оставит. Тем более его уже видели и не раз у нас в коридорах. Мы только за дверь выглянем, так он же нас сразу и хвать.
За дверью, что-то толи шаркнуло, толи скрипнуло, толи пискнуло, кто его знает, но Резерфорду этого было достаточно. Он быстро подскочил с кровати, точнее сказать смачно грохнулся с оной запутавшись в одеяле. Подскочив на ноги, он схватился за книгу, лежавшую на столе и замахнулся для удара.
"Ну заходи мерзки дух, я покажу тебе, что значит связывать с будущими храмовниками!"

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Слушая доводы Резерфорда, мальчишка слегка нахмурился. Н-да, с таким товарищем кухню обнести будет тяжело. Ещё не дай Создатель решит сдаться, руки вверх поднять и закричать, что мол виноват и кается. Не, так они далеко точно не уйдут. Вопрос лишь в том, какой подход к товарищу найти. Можно было бы попробовать успокоить, уговорить, но на это времени уйдёт ведь куда больше. А можно и на слабо взять — хоть Резерфорд вроде как не страдал особо гордыней, почти любой мальчишка попался бы на достаточно крепкую и яркую «удочку». Вот только заглотит ли? Это ещё стоило проверить. В самом крайнем случае, конечно, он мог бы вылезти на кухню один. Так-то и шансов попасться меньше — следить придётся только за своей башкой, а в своё время Алистер ещё в Редклифе научился прокрадываться на кухню. Именно что прокрадываться, потому что те разы, когда он приходил внаглую, оканчивались краснеющим задом на пару дней от розог. Но серьёзно, одному не хотелось идти. От слова совсем. Тем более, что огребать веселее как раз вдвоём — тут не только ты виноват оказываешься.
— Да лаааадно тебе, опасно, — бастард махнул ладонью, усмехаясь, — Или ты струсил? Цыпа-цыпа Каллен?
И как же не отобразить при этом хлопанье куриных крылышек, согнув руки в локте. Вот уж обвинений в трусости наверняка не стерпит — Алистер и сам таким же был. Как оказалось, техника «на слабо» как минимум на бастарде работала отменно. Ох и прилетело же ему тогда… от одних воспоминаний пятая точка болела. Ну, не то, чтобы сильно, но так. Напоминая о себе, грубо говоря. Помнится, тогда он на спор крал яйца из курятника и его таки поймали — мабари лаять начал. Пытался он задобрить пса, отдав ему одно яйцо, но то ли зверь не понял, что с ним делать, то ли не в настроении был. Порка была неприятная, да. Хуже было лишь то, что ужина ему потом не дали, как и завтрака. Ходить считай два дня, громыхая животом, словно больная корова было неприятно. А ведь ещё дела всякие заставляли делать. Одному. Скучно до ужаса.
Так хоть если попадутся, то приключений схлопочут на свои зады оба. Это уже чуточку интересней.
— Курнуса он боится, братьев старших он боится. Может, тени ещё своей боишься, а, цыпа-цыпа?
Правда, кто тут ещё цыпой был, когда за дверью послышался какой-то шум. Услышали его, судя по всему, оба юнца, поскольку Каллен тут же бухнулся с кровати. Алистер, впрочем, решил избрать иную тактику — он-то на этой самой кровати сидел. Оставалось лишь шустро устроиться на ней, бухнуться головой на подушку, комком свернуться и глаза сжать. И всё, вот он спит невинно, никого не трогает и розгами его бить не будут. А вот Каллен, похоже, воевать решил — вон, аж за книжку схватился, весь в одеяло завёрнутый ещё, аки в плащ. Если б он ещё в этом самом одеяле не запутался во время падения, то можно было бы сказать, что вид у кудрявого будущего храмовника был героический. Сейчас же при виде товарища, за которым Алистер наблюдал сквозь прикрытые веки, был настолько комичный, что хотелось смеяться. Да только нельзя. Оставалось лишь сдавленно похрюкивать, надеясь, что там за дверью просто что-то скрипнула, а не сестра решила проверить, спят ли все. Потому что тогда Каллену реально не поздоровится, причём ещё ни за что, ни про что. А уж наказание без причины Алистер не одобрял от слова совсем — уж слишком часто отхватывал его сам. Ну, как ему казалось, просто так. На самом же деле? Никто не узнает. Ведь кому какое дело до причины наказания сироты-бастарда.
[status]Пожрать бы...[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2L3NC.png[/icon]

Подпись автора

No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

http://funkyimg.com/i/2LzBs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

Каллен было начинал подумывать о том, что бы помочь соседу по комнате, как тот начал кривляться и вести себя так, как ненавидел мальчишка. Он прекрасно был знаком с таким типом людей. В его родном поселении было много таких детей, который пытались взять Резерфорда на слабо, точно так же, как многие смеялись над его попытками затесаться к храмовниками. Эта тема чаще всего и ставала причиной попыток взять на слабо. Все они говорили, что храмовник ничего не боится, а если Каллен боится, то какой из него будущий храмовник. Вот мальчишка и вёлся на все эти слова, даже не думая, что над ним просто потешаются и выставляют за полного дурака. Он ведь и правда верил всему, что говорили, ведь не могли же его обманывать, ведь он не мог оступится, он должен доказать всем, что достоит быть храмовником. И вот одна такая попытка доказать в прямо смысле чуть не стоило Каллену шеи. Посреди посёлка стояла огромная статуя, мальчишки и девчонки взяли Резерфорда на слабо, что он испугается и не полезет. А вот мальчишка по глупости полез, хоть ему было и страшновато. Но сделав вид, словно это лёгкое дело и сцепив зубы мальчишка полез. Несколько раз он съезжал вниз, но не оставлял попыток и в итоге залез. В победном кличе он поднял руки вверх и почувствовал, что падает. Повезло, что он умудрился удачно упасть и только больно ударился спиной. Ох и наслушался же тогда от Мии. Глаза мальчишки опасно сузились.
- Похоже, ты не сильно различаешь разницу между трусостью и осторожностью, Алистер. Зачем же не обдумано лезть в пасть ко льву, зная о последствиях, когда лучше взвесить все за и против, а возможно всё хорошенько распланировал. А те, кто любит брать на слабо, обычно им самим слабо что-то сделать.
Продолжать говорить об этом не было смысла, да и привлекать хозяина шороха за дверью особенно не хотелось. Нет, Каллен был готов принять того, кто сейчас вломится в комнату, но всё же зачем лишний раз дёргать льва за усы. Наконец-то шорохи за дверь стихли и можно было вздохнуть с облегчением. Резерфорд опустил книгу и повернулся к своему соседу по комнате. И каково было его удивление, когда тот, кто только что так храбрился и был готов пойти на авантюру, притворялся спящим. Каллен тихонько хмыкнул и положил книгу обратно на стол.
- И где же твоя хвалёная храбрость, а, Алистер? Пытался взять меня на слабо, а сам при малейшем шорохе сразу же спрятался и сделал вид, что спишь.
Резерфорд поднял с пола свою простыню, поправил всё на кровати и начал пихать под одеяло всё, что можно было, что бы создать иллюзию, что тут лежит мальчик и вид, прекрасные сны о том, что бы служить высшему благу и так далее. Удостоившись, что более менее выглядит правдоподобно, по крайней так казалось будущему храмовнику, кто знает какое мнение будет у сестёр и старших братьев. Каллен почесал затылок, тяжело вздохнул и посмотрел на Алистера.
- Ладно, идём уже, что зря меня будил. Не хочу потом выслушивать о том, что Каллен Резерфорд бросает друзей в опасности и одних решать проблемы. Надеюсь это того стоит.
Каллен тихонько прокрался к двери и легонько приоткрыл её. Глупая деревяшка так скрипнула, что мальчишка подумал, что его сердце остановиться. Испуганное взгляд, сменился на взгляд обещаю все муки и пытки подлой предательнице. Выждав минуту и убедившись, что никто не идет, и никто не бежит на этот шум. Резерфорд тихонько вздохнул довольный тем, что пока удача на их стороне. Он обернулся на Алистера, вопросительно посмотрел и аккуратно помахал рукой, чтобы тот поторапливался, пока удача на их стороне.
[icon]https://imgur.com/M6jwPn1.png[/icon]

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

— Это не трусость, а тактическое отступление! — громким шёпотом возмутился бастард, сползая с кровати и, надувшись, аки мышь на крупу, уставился на кудрявого аколита. — К тому же, сам говорил: надо продумать. Вот я заранее и продумал, что если кто явится сюда, то я притворюсь спящим.
Следующие действия Каллена сначала вогнали парнишу в ступор. Однако, раскусить план его оказалось весьма просто — со стороны Ал достаточно быстро заметил, что под определённым углом напихиваемые под одеяло вещи были в объёме примерно равном телу мальчика его возраста. Умён, пройдоха! Решив последовать примеру товарища, Алистер также стал таскать оставшиеся вещи под одеяло. Благо, сменных туник, штанов, портянок, роб и прочих облачений у аколитов было неожиданно много. Получилось… нечто похожее на спящего мальчонку, да. Правда, Алистер попытался всё же своему чучелу придать форму, как будто бы он ноги во сне подтянул. А то какие-то неварранские мумии в двойном комплекте получались. Не порядок.
Успокоившись и, как казалось Алу, обеспечив свою безопасность на случай внезапного ночного визита (хотя это реально было скорее для успокоения души), парниша почесал следом за Резерфордом. Забавно, что теперь уже кудрявый аколит принял на себя негласную роль заводилы. Ещё и про опасность затирать начал… Ой, да какая тут опасность, разве что зад ремнём надерут и за уши оттаскают. Не убьют же. Верно?
Высунув голову в проход, бастард шустро осмотрелся, глянув в обе стороны коридора по очереди, а затем на цыпочках побежал вперёд, до следующей двери. Выждав пару мгновений, пока Резерфорд не последует его примеру, он вновь проверил, чтобы путь был чист и двинул дальше. Прячась по теням, как заправский разведчик (ну, по крайней мере, ему так казалось), Алистер продвигался всё дальше и дальше, подавая товарищу по налёту на кухню жесты, когда стоило остановиться, а когда следовать за ним. И вот, первое серьёзное препятствие: достаточно большой зал, освещённый факелами и жаровнями. Здесь было где укрыться — несколько столов, кресел и достаточно крупных статуй, за которыми мальчишек их возраста видно не будет, в случае чего. Но и Алистер, и Каллен помнили, что здесь обычно регулярно стояли часовые. И бастард искренне надеялся, что со временем он не прогадал, и что за созданием подменыша они не проморгали момент, когда здесь действительно никого быть не должно. Мальчик аккуратно выглянул из-за статуи, стоявшей у арки прохода. С одной стороны вроде никого не было; но взгляд в другую сторону обнаружил весьма… любопытную картину. Приглядевшись, Алистер заприметил в уголке кого-то в характерном храмовничьем облачении. Но не в одиночку. Совсем рядом, практически прижимаясь к силуэту в броне, он видел желтоватую робу церковной сестры…
— Тююю… Каллен, глянь сюда, — шёпотом окликнув товарища, он головой кивнул в сторону любопытной парочки и скривил мордашку в отвращении. — Рейд на кухню уже не кажется таким преступным, не считаешь?
С одной стороны, это просто было несколько мерзко в понимании Ала. Ну, лизаться с девочками? Они же скучные, капризные и вообще слишком хрупкие! А ведь на уроках этикета учатся с ними правильно обращаться… С другой стороны, Алистер помнил и другую вещь, а именно то, что сёстрам Церкви такие вещи были запрещены. Невесты Создателя, все дела. И хотя бастард очень не любил переводить стрелки и ябедничать, именно этот случай нужно было бы запомнить. Как знать, когда пригодится упоминание весьма любопытной связи, м?
— Я, конечно, тут не святоша. Но это как-то не по уставу, не?
[status]Пожрать бы...[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2L3NC.png[/icon]

Подпись автора

No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

http://funkyimg.com/i/2LzBs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

На замечание мальчишки соседа Каллен ответил лишь тихим хмыком. Он не раз уже слышал подобные слова, что, мол, этот не трусость, что, мол, они не бегут, а тактически отступают, но ведь кудрявый мальчишка знал, что это не так. Паническое бегство - вот как он бы это правильно назвал. Но спорить с Алистером он уже не стал, какой смысл в этом был, ведь переубедить точно не получится, кто же из них в здравом уме признается в таком, а тем более какой смысл тратить время, когда его и так недостаточно. Вроде бы это и Церковь, и всё здесь должно быть по уставу, но Резерфорд не думал, что они первые, кто посреди ночи, куда-то пытаются пролезть, поэтому может случиться всё, что угодно. А кудрявому мальчишке не хотелось получать по шее из-за собственной глупости и недальновидности. Каллен уж точно не ожидал, что его сосед начнёт повторять за ним, чтобы скрыть свои следы исчезновения. Он скорее ожидал каких-то укоров в лишних переживаниях или что-то в таком духе, или что он тратит их время зря. Хоть по Резерфорду и не скажешь, но он не всегда был таким, не всегда следовал правилам, просто ему не хотелось вылететь, он слишком долго шёл сюда. Когда-то мальчишка частенько убегал из дома, чтобы побродить по ночным полям или помахать деревяшкой, словно он машет мечом. Правда всё же его хватались, но уже под утро и чаще всего Мия. Если бы хватились бы родители, сидеть Каллен не смог бы ещё очень и очень долго.
Тяжело вздохнув, почесав затылок и морально подготовившись к самому худшему, кудрявый аколит нырнул следом за соседом в тень коридоров. За собой Резерфорд закрыл дверь, правда она издала резкий и противный скрип. Мальчишка затаил дыхание, выждал минуту и, убедившись, что всё хорошо направился дальше следом. Хоть они шли достаточно тихо, хотя самому мальчишке казалось, что они идут как стадо коров и слишком сильно шумят. Он даже иногда останавливался, специально вглядывался в тени и вслушивался в тишину, надеясь, что коридор останется всё таким же тихим и безлюдным, как и минутой ранее. Пока им везло и это не могло не радовать Резерфорда, проблема заключалась лишь в том, что это лишь первый небольшой этап в их полным опасностей приключений.
И вот пришло время для первого препятствия, огромный зал, полный факелов. Хоть радиус освещения факелов не такой большой, но тут такое правильно не работает, потому что тут факелы висели так плотно, что тень можно было найти только за столами и стульями. Сердце колотилось с такой бешеной силой, что казалось, что они стучит настолько громко, что созовёт все, кто в радиусе километра проходят рядом с этим местом.  Периодически Каллен даже задерживал дыхания, поскольку считал, что дышит слишком громко. Наверное, если был Алистер не показал на зажимавшуюся парочку, кудрявый аколит даже не заметил бы их. Рот мальчишки приоткрылся от удивления, а щёки стали просто пунцовыми. Он закрыл руками глаза и пытался туда не смотреть. Однажды он застукал свою сестру за подобным, тогда он тоже прятался, правда, в кустах.
- У.. У.. У... Каждого есть своё право на личные желания. Мо.. может, когда подрастём тоже такими будем... И вообще мы здесь не за этим.
Каллен с трудом выдавливал из себя слова, да и вообще малейшие звуки. Сейчас в Резерфорде боролось два желания: с одной стороны ему хотелось сейчас вмешаться и разогнать эту сладкую парочку и напомнить им правила, но тогда, скорее всего и им влетит, а с другой - сейчас у них очень "важная" миссия. Взяв себя в руки и отведя взгляд, Резерфорд схватил напарника за шиворот и аккуратно потащил за собой. Отпустив его, он аккуратно пролез к выходу без особых приключений и пополз в глубь тёмного коридора.
[icon]https://imgur.com/M6jwPn1.png[/icon]

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Право на личные желания? Сами такими будем?! Да Резерфорд, кажется, совсем уж башкой тронулся, раз такие слова говорил. Как ещё можно забыть столь простой факт, что жрицы Церкви, как и сама Андрасте, обещаны Создателю? Подобное деяние было грехом как со стороны самой девицы, так и того храмовника, что решил покуситься на запретный плод. Ну, говорят мол, что этот самый плод сладок. Но настолько ли, чтобы рисковать потерять неплохое жалование и статус рыцаря ордена? Честно говоря, это Алистер проверять не собирался и не хотел. Достаточно того, что теперь у них в случае чего был эдакий козырь. Использовать это дело для того, чтобы немножко кое на кого надавить… и тогда можно, может быть, не красться по среди ночи, а поставить условие. Всяко лучше, чем подставлять собственную шею под вероятное наказание.
Пораздумывать подольше ему помешал товарищ по ночной прогулке. Бастард еле сдержался, чтобы не зашипеть и не заверещать, когда Резерфорд ухватил его за шкирняк и потащил дальше. С одной стороны, Ал реально хотел сейчас вырваться и сам идти. Не маленький. С другой стороны… случившееся говорило о приверженности Каллена делу. И пускай дело по-хорошему было не очень-то правое и бравое, мальчишка был рад, что скорее всего они с кудрявым мальцом пойдут до конца. И огребут на двоих, если что. Отбывать наказание вдвоём всё же чуточку веселее, чем с кислой рожей чистить котлы в одиночку.
Перед ними лежал очередной коридор, несколько менее освещённый в это время суток: всё же, ночью на кухне обычно никого не было, не говоря уж о трапезной. Стряпухи уже давно замесили тесто для выпечки на утро и пошли прикорнуть на какое-то время. А уж от еды, приготовленной на прошедший день, оставалось слишком мало, чтобы это выносить для еды. А значит, в теории, проход был относительно чист, если не считать патрульных.
И, подходя к кладовке, мальчишки услышали в другом конце коридора достаточно отчётливый стук тяжёлых сапог. Сопровождался он достаточно стабильным светом от масляной лампы. И Алистер прекрасно понимал, что не дай Создатель их сейчас заметят. Неделю сидеть не смогут на жопе ровно, не говоря уж о других весёлых аспектах наказания. Думать надо было быстро. Даже очень быстро, потому что несмотря на неторопливый шаг, свет всё приближался. Мальчишка быстро начал придумывать вероятные отмазки, от того, что ему дурно стало и он попросил Каллена его сопроводить до несуразицы из серии «у нас в комнате демон». Но куда лучше смотрелась идея нырнуть в ближайшую приоткрытую дверь, из-за которой лился едва заметный свет. Бастард полагал, что это попросту догорающая свеча или ещё что. Ухватив кудрявого товарища за руку, ученик нырнул в дверь, утягивая Резерфорда за собой.
Он уж совсем позабыл, что в этом же крыле был расположен кабинет преподобной матери. И как только он увидел согбенный силуэт, сидевший за письменным столом, он тут же понял свою ошибку. Вот теперь точно бежать было некуда, потому что старушка, несмотря на свой возраст, почти тут же оторвала взгляд от бумаг и взглянула на стоявших у двери мальчишек.
— Создатель милосердный… что вы здесь делаете в такой час?
Голос преподобной матери Аланны был мягким и тихим, но во взгляде её было удивление, смешанное с толикой тревоги. Этой женщине уже было много лет, её лицо было украшено тонкой сетью морщин, но, несмотря на прожитые годы, она не зачерствела сердцем. Это была добрая женщина, которая как минимум несколько раз говорила с Алистером и пыталась помочь ему прижиться в монастыре. Впрочем, сейчас Ал сомневался, что она будет столь же добра.
— Ну, что такое, Алистер? Или мне спросить Каллена? — старушка слегка улыбнулась, не торопясь подниматься со стула с высокой спинкой. — Прогулки-то детям полезны, но не после отбоя…
— Я… это…
Бастард не знал, что ответить этой женщине. С одной стороны, она всегда готова была выслушать, о чём не раз говорила и что подтверждала делом. С другой стороны, именно эта её отзывчивость делала их с Калленом акт мелкого воровства ещё более… греховным, что ли? Алистеру было банально стыдно что-либо сказать.
[status]Пожрать бы...[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2L3NC.png[/icon]

Подпись автора

No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

http://funkyimg.com/i/2LzBs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

Хоть Каллен был достаточно яростным приверженцем догматов и правил, которые распространялись среди ордена Храмовников и Церкви, но со многим мальчишка был не согласен, возможно, в силу своей неопытности, возможно в силу своего детского максимализма и детского видения мира. Но он считал, что Церковь и Орден забывают такую вещь, как человечность, человеческий фактор, который и движет людьми, а если нарушишь хоть один, то сразу отлучают, выгоняют, чуть ли не в прокажённого превращают. Нет, Каллен не из таких и никогда таким не станет, ни за что. Он не будет использовать увиденное ни при каких обстоятельствах, он не такой, даже если это спасёт его положение или его жизнь.
И конечно же при возможности он не даст Алистеру воспользоваться этим шансом, теперь нужно было следить за ним глаз да глаз.
Но что-то кудрявый мальчишка задумался о том, что будет в будущем, тут ещё нужно было пережить настоящее. Если их словят, то точно шкуру сдерут. И ладно если заденет только Каллена, но тут главное было сделать так, чтобы наказание прошло мимо Алистера. Почему-то мальчишка решил, что обязан защитить того и уберечь от возможного наказания любой ценной, даже если это будет стоить самого дорого для него - Ордена Храмовника. Хоть кудрявый и боялся, что его выгонят, но что он будет тогда за рыцарем, если не смог спасти даже своего сожителя.
Плохо было то, что они выбежали из своей комнаты совсем не продумав о том, как будут возвращаться, но что самое худшее и глупое среди их поступков, что они не продумали план отступления, на случай если им перекроют дальнейший путь или что ещё хуже словят. Каллену постоянно казалось, что их шаги настолько громки, что оставалось только удивляться, почему их всё ещё не нашли и не словили. Темнота конечно лучший друг таких недоворишек, как они, но даже привыкшие к этой темноте глаза, казались ничего не видят, что в свой следующий шаг он споткнётся, полетит кубарем и нашумит, что весь монастырь сбежится на этот грохот. Неожиданно спутник остановился и Резерфорд чуть не ушёл далеко вперёд, но вовремя заметил приближающийся свет от лампы.
Мозг мальчишки сразу начал продумывать, что делать и как поступать в сложившейся ситуации. Дорога вперёд перекрыта, там их точно словят и надерут уши. Вжаться в стену и раствориться с ней не получится, а значит остаётся три пути. Первый - это Каллену выбежать к патрулю с бравым, "воинским" криком и попытаться убедить патрульных, что он не в кровати просто так, а что он охотится на демона, что похищает молодых храмовников. Второй - отступить обратно в трапезную и попытаться скрыться там на какое-то время пока патруль не пройдёт мимо. Ну и третий самый "позорный" вовсе отступить в комнату и оставить попытку пробраться на кухню. Но Резерфорд склонялся всё же к первому варианту. Но ему не дали до конца продумать план. Грубо схватили за руку и потащили в ближайшую комнату. Но вместо того, что бы уйти от проблемы они угодили в ещё большую проблему. Если бы была возможность, то Каллен хлопнул бы себя по лбу со всей доступной силы. Ведь не просто так, в опасной ситуации, даже если страшно нужно сохранять холодный ум и действовать обдумано, а не бежать, куда глаза глядят. Мальчишка выдержал пристальный взгляд преподобной матери, но, похоже, Алистер проиграл этот "бой" и был готов сдаться. Поэтому кудрявый решил взять всё в свои руки. Каллен Резерфорд вышел вперёд заслоняю собою Алистера и пристально посмотрел на преподобную мать, словно они не собирались совершить "преступление" минуту назад.
- Не вините Алистера, преподобная мать. Это я во всём виноват. Я вышел на охоту на ужасного Курнуса. Хватит этому чудовищу пугать молодых храмовников и я решил ему показать, что мы его не боимся и что ему стоит бояться нас. Тем более я услышал шорох за дверь и подумал, что он собирается похитить очередного ребёнка. А Алистер попытался меня остановить, но видя решительность в моих глазах, решился поддержать меня в этом не равном бою с чудовищем. Но не бойтесь преподобная мать, я защищу и Вас и всех детей в этом монастыре от Курнуса.
Каллен ударил себя кулаком в грудь в области сердца и занял героическую позу, которую видел на картинке в книге.
[icon]https://imgur.com/M6jwPn1.png[/icon]

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Стоп-стоп-стоп. Что?! Ал не верил своим ушам. Да он и глазам не верил. Да и вообще тому, что он не спит сейчас и не видит какой-нибудь странный сон, нагнанный желанием съесть сыра. Каллен… заступался за него? Брал вину на себя? Нет, он конечно знал, что кудрявый малец представлял из себя куда лучший образ будущего храмовника, чем сам Алистер. Но настолько? Да он без пяти минут подвиг Андрасте повторяет, становясь мучеником. Ненене, он не мог позволить зануде такое сделать. Как бы Алистеру не хотелось выйти сухим из этой ситуации, Каллен всё-таки был не виноват. Он не должен был брать это дело на себя.
— Ты что, с дубу грянулся?! — возмутился малец, шустро вставая рядом с Калленом, который видать себя героем возомнил, — Ты тут вообще ни при чём, это я тебя вытащил наружу!
Потому что серьёзно, пускай Ал и не хотел получить на орехи, он не собирался позволять кудрявому другу отдуваться за чужие проступки. Неправильно это. Уж лучше сказать правду, хотя бы частичную, получить розгами и всё, дело с концом. А если Каллен будет вынужден мучиться с наказанием за то, что он не совершал, то совесть ещё долго не оставит бастарда Мэрика в покое.
— Это моя вина, матушка Аланна. Мне не спалось, я разбудил Каллена и мы… прогуляться хотели. Патруль впереди заметили и… — мальчишка развёл руками в стороны, показывая тем самым, куда в итоге завело парней желание прогуляться. — Пожалуйста, не наказывайте Каллена. Он виноват лишь в том, что поддался моим уговорам. Я за двоих готов отдуваться, если что.
Виновато потупив глаза, Ал смиренно ожидал приговора. Он уже видел, как его сейчас возьмут и поведут наказывать. Вот за ухо прямиком и кастрюли на кухне драить. В лучшем случае. В худшем — пороть, ибо нарушил распорядок, да ещё и другого ученика за собой утащил. Парень совершенно не ожидал того, что преподобная мать тихо рассмеётся. От подобного он удивлённо шарахнулся назад, вылупив глаза на жрицу и кидая непонимающие взгляды в сторону Каллена. Он что, что-то ещё сделал такое, от чего старушка рассмеялась? Или она сейчас постепенно зальётся злодейским хохотом, развеивая всякое представление о себе как о милой и доброй женщине? Но нет. Преподобная мать всё так же тихо смеялась, покачивая головой, аккуратно прикрыв рот ладонью и позволяя улыбке коснуться глаз.
— Полагаю, до кухни прогуляться, да? — мягко спросила женщина, с кряхтением поднимаясь с кресла и неторопливо подойдя к мальчишкам, — Куда ж ещё, в такой-то час и холод…
Её пристальный улыбчивый взгляд заставил Ала вновь виновато потупить взор, словно бы очень заинтересовавшись каменным полом. Он даже столь коротко кивнул, что заметить жест можно было с трудом, если только не смотреть прямиком на мальца. Шумно выдохнув, преподобная мать ласково потрепала парней по растрёпанным волосам.
— Вы поступили не самым лучшим образом, когда решили выбраться из кельи. Вам нужны силы для завтрашнего дня… но мне нравится то, что я сейчас увидела. Желание заступаться за других, — тут она мягко улыбнулась Резерфорду, пальцем аккуратно крутанув одну из свалившихся ему на лоб кудрей, — и готовность принять ответственность за свои поступки. Так что давайте договоримся так… мы вместе сейчас сходим на кухню, вы возьмёте себе немножко поесть из того, что осталось после ужина, а после я провожу вас до вашей кельи. Вы ляжете спать и пообещаете мне, что больше такого не повторится. Добродетель похвальна, но послушание и дисциплина для храмовника так же важны. Договорились, Алистер?
Старушка мягко приподняла личико Ала за подбородок и ласково потрепала его по щеке, всё с той же улыбкой вглядываясь в полные вины глаза мальчишки. Парень кивнул не сразу — всё ещё не верил, что им двоим так повезло напороться на преподобную мать Аланну посреди ночи и не получить знатную порку. Тут явно был какой-то подвох. Должен быть. Но был ли у него выбор сейчас? Если он скажет нет, то могут и Каллена наказать, а то и вовсе вышвырнуть взашей из монастыря. Так что бастард лишь несколько раз кивнул, за что получил от преподобной матери очередные почесушки по волосам. Всё-таки, мать Аланна была заметно лучше и приятней, чем её заместитель. И Алистер молился, что до того момента, как он выберется из этого места Аланна доживёт. Он очень не хотел, чтобы её заменили. Чтобы на её место пришла эта женщина, которая считала храмовников чуть ли не своей собственностью.
[status]Пожрать бы...[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2L3NC.png[/icon]

Подпись автора

No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

http://funkyimg.com/i/2LzBs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

Каллен чувствовал себя не героем, нет. Куда там каким-то героям-путешественникам до легендарных храмовников - защитников простого люда от всевозможного зла, не только магического и их собственного. Кудряш грудью защитил своего напарника по несчастью собираясь принять сам весь удар. Как настоящий храмовник, что щитом прикрывает своего собрата от тяжёлого удара. Вместо того, чтобы потупиться виновато смотреть в пол, заломить руки за спиной и шаркать ногой пол, мальчишка смотрел в глаза преподобной матери таким взглядом, словно он тут чуть ли не дракон пожирателя всего живого победил голыми руками, а на лице гуляла победная улыбка. Это был его способ отвлечения внимания от персоны Алистера. Была надежда, что напарника отпустят в келью и забудут, что он тут вообще был. А чем накажут Каллена? Молитву заставят читать, на гречку поставят, переписывать книги заставят? Так ничего страшного в этом нет. Резерфорд этим и так постоянно занимает, ну кроме стоять на гречке, такое будет с ним впервые, но и этого мальчишка не боялся.
Но тут произошло то, чего кудряш уж никак не мог ожидать. Алистер зачем-то встрял в разговор и попытался выгородить Каллена. Кудряш чувствовал, как его прекрасный план не просто рушиться на маленькие части, а что его бесцеремонно, скорее всего, тяжёлым молот разбивают вдребезги. Каллен закатил глаза, со всей силы зарядил себе ладонью в лоб, от той глупости, что совершил Алистер и зашипел не то от разочарования, не то от боли. Зарядил кудряш себе знатно. Теперь посреди лба, красным отпечаталась его ладонь, так ладно, если бы просто след, так он ещё и печёт неприятно.
"Так вот значит, что такое сдавать с потрошками. Я-то думал, что это просто рассказывают правду и в извинение за лож, отсыпают горсть куриных потрошков. Эх... Алистер, Алистер, дурья твоя голова. Ну как можно было вот такое вот сделать? Уж лучше промолчал и постоял в сторонке. А что теперь, теперь мы оба получим и тут даже не понятно, что страшнее, получить вдвоём или получить одному."
Резерфорд отвернулся куда-то в сторону и внимательно смотрел в стенку, делая вид, что он больше ни слова не скажет. Он, конечно, уважал преподобную мать и врать было не хорошо, но ухудшать ситуацию выдавая полностью всю информацию точно не хотел. А вдруг по-настоящему накажут Алистера или вообще выкинут. А что же Каллен за будущий храмовник, если позволит другу взять полностью всю вину на себя. Внутри кудряш чувствовал себя виноватым за то, что нарушил устои и правила, но всё же показывать вид подобного не собирался. Каллен позволил Алистеру сдать всю правду, хотя самому хотелось закрыть его и сказать, что его напарник просто бредит с просони или вообще страдает лунатизмом.
Но почему-то вместо того, чтобы наказать детишек преподобная мать решила... пожалеть их? Каллен не могу поверить своим глазам и ушам. Он уже готовился к худшему. Но вместо того ожидаемого наказания, их похвалили ещё и выдадут по вкусняшке? Что-то тут было явно не то, по крайней мере, так казалось кудряшу. Здесь был явно какой-то подвох. Неожиданно глаза Калена расширились от ужаса, прижав руки в груди в защитной позе, мальчишка начал медленно отступать к выходу, боязно оглядываясь и стараясь делать так, чтобы преподобная мать не исчезала из поля его зрения.
"О нет, нет, нет. Я не попадусь в твою ловушку, мерзкий Курнус. Я всё понял, неплохая иллюзия, но тебе не захватить нас. Я не позволю тебе утащить Алистера с собой."
Каллен начал яростно и с праведным гневом читать молитву, ставя свою надежду на то, что таким образом сможет прогнать злого духа и спасти себя и Алистера.
[icon]https://imgur.com/M6jwPn1.png[/icon]

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Резко попятившийся назад Каллен не мог не привлечь внимание своего товарища по келье. Да и как тут не обратишь внимание, когда преподобная мать переключила своё внимание с бастарда и с удивлением уставилась на юного Резерфорда. Впрочем, лицо матери Аланны быстро исказила тревога. Она оглянулась назад, потом по сторонам, словно бы выискивая то, на что так перепуганно пялился Каллен. И, надо сказать, что картина и Ала переполошила. До и без того встревоженного разума юнца не сразу дошло, что Каллен молился. Лепетал Песнь Света столь рьяно, словно она могла спасти его от чего-то. Или кого-то. Вот только Алистер никого не видел в комнате, кроме самого себя, преподобной матери и Каллена.

 

Спятил, что ли? Видит Создатель, бредит, бедолага. Не надо было мне его вытаскивать... Но и оставлять его в таком состоянии не стоило. Его надо было как-то привести в себя, как-то успокоить. А то ещё пеной изойдётся… или так только бешеные делают? Бастард хотел было шагнуть поближе к юнцу, схватить его за плечи да тряхнуть хорошенько. Однако, мать Аланна оказалась проворней, поспешно подскочив к Каллену и положив свои иссохшие старческие ладони ему на плечи.

 

— Каллен, что с тобой? Ты что-то увидел? Тебе дурно? Может, вызвать лекаря? — она аккуратно сначала тыльной стороной ладони коснулась щеки юнца, а потом и лоб его проверила, — То ли я так замёрзла здесь, то ли он совсем горячий… Ох, хоть бы не лихорадка.

 

В глазах преподобной матери к тревоге добавилась искренняя жалость. Душа старой церковницы болела за всех и каждого из детей, что решили отдать себя в услужение Создателю. И не важно, будь то бытие мечом и щитом или же духовным проводником для страждущих. Покачав головой, женщина посмотрела в глаза Каллену:

 

— Давай, присядь лучше на всякий случай. Подождёшь меня здесь вместе с Алистером. А я за лекарем схожу. Только не убегайте никуда, хорошо? — всё с той же ноткой тревоги в голосе сказала она, после чего аккуратно погладила Резерфорда по кудрявым волосам, — Алистер, проследи за ним, будь добр. Лучше уж удостовериться, что всё в порядке.

 

Другой ладонью она указала на своё кресло, хотя в комнате были и другие сидения. Затем, преподобная мать поспешно покинула комнату, оставив мальчишек наедине. Бастард, наслушавшись тревожных слов о вероятной болезни, выглядел теперь отнюдь нерадостно. И теперь уже его руки легли на плечи товарища, который откровенно выглядел то ли как бредящий-помешанный, то ли как призрака увидавший. Но ведь тут не было призраков… верно ведь?

 

— Слушай, ты чего мне не сказал-то, что тебе плохо?.. — в какой-то степени Алистер был возмущён и это по тону его было видно, однако…

 

Куда ярче он чувствовал себя сейчас виноватым. Во всём, что произошло. В том, что надоумил товарища вылезти посреди ночи. Что они взяли и ввалились в кабинет преподобной матери. Что сейчас Каллен бредил, демоны его побери! Определить точно было трудно, ибо одежда и прочее. Но, кажется, Резерфорд действительно был по ощущениям несколько теплее, чем следовало. Сквозь одежду. Лоб товарища Алистер как-то не додумался потрогать. Да и вовсе как-то не додумался проверить хоть что-то. Просто стискивал плечи Каллена, чтобы тот никуда не убежал, и смотрел на него взглядом побитой собаки.

 

Я виноват. Я виноват. Я ВИНОВАТ. Я не должен был этого делать! Надо было оставить его спать! Может, его продуло, пока мы шли? 


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

Молитва возымела совершенно не тот эффект, которого желал добиться Каллен. Похоже, мальчишка из-за глупых предрассудков напридумывал такого, что чуть было не натворил кучу страшных вещей. Хорошо, что у мальчишки не оказалось чего-то в руках или что он не нашёл ничего такого, чем можно огреть несчастную старушку или запульнуть в неё. И вот, теперь перед ним встала самая настоящая дилемма – как из сложившейся ситуации вылезти, если не сухим, то хоть лишь со слегка подмоченной репутацией?

Прыть Преподобной заставляла удивиться любого. Откуда у этой старой женщины столько энергии, что ей могут позавидовать любые молодые? И вот что теперь отвечать и говорить этой женщине… Что кудрявый мальчика посчитал Преподобную демоном или одержимой злым духом, который хочет вытащить из них души или унести в своё логово и там сожрать их? И как такое сказать, когда она от всего сердца к ним отнеслась: и шалости простила, и вкусняшку обещала, а Резерфорд в обмен на это устроил тут сцену экзорцизма, пытаясь изгнать Курнуса.

Такого стыда Каллен не испытывал никогда. Он не то, что не мог смотреть в глаз Преподобной – казалось, что он даже задержал дыхание. Могло даже показаться со стороны, что он хочет провалиться сквозь землю или раствориться в воздухе и больше не попадать на глаза ни Алистеру, ни Преподобной матери. Кудрявый мальчишка не просто покраснел, а залился пунцовым цветом. Он не знал, что говорить, как теперь выходить из сложившейся ситуации. Может сказать, что это такой розыгрыш и что он просто хотел похвастаться, как он умеет читать молитву? Но это будет звучать настолько же глупо, насколько глупо было бы засунуть голову в пасть волку. Но вечно отмалчиваться у Резерфорда не получится, как ни крути, да и не был он тем, кто отступает перед трудностями.

- Эм... Преподобная мать, не нужно лекаря… Со мной… Со мной всё в порядке. Просто привиделось что-то спросонья, да и ночь  – такое время, что всякое видится. Не переживайте, не нужно лекаря.

Но похоже, Преподобная мать не слышала его, считая, что Каллен болен. Приложенная рука и испуганный взгляд старой женщины слегка напугал самого Резерфорда. Он уселся в указанное кресло. Повторив движение Преподобной, приложив руку ко лбу, он непонимающе пожал плечами. Чего это они переполошились, про какой-то жар талдычат, про какую-то лихорадку... Нет ничего такого, нет и не может быть, всё с ним в порядке, с чего они взяли, что он болен? Здоров он, как маленький мишка. Каллен взглядом скакал с Преподобной на Алистера и обратно. А потом Преподобная мать куда-то ещё и убежала, похоже, за тем самым обещанным лекарем.

- Я вполне себе здоров, Алистер. Не надо держать меня, не буду я буянить, устраивать погромы. Так что можешь меня отпустить.

Сейчас кудрявый сидел с видом словно ничего только что не произошло; точнее будет сказать, что он пытался так выглядеть, хотя выходило у него по ощущениям не очень, можно сказать, что даже плоховато.

- Ты лучше давай иди, я дождусь Преподобную. Ты на кухню сходи и не забудь мне пирожное взять, как мы договаривались. Давай, давай.

Каллен даже жестами показал, чтобы Алистер брал руки в ноги или ноги в руки, какая сейчас была разница и бежал на кухню, чтобы набрать, то ради чего вся эта вылазка, переросшая в представление шутов, затевалась.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кажется, где-то Алистер слышал такое выражение, что пьяный никогда не признается в своём состоянии. Видать, то же самое и с больными. А уж учитывая трудолюбие и упорство Каллена, оооо… Предположение, что товарищ попросту не обращал внимание на своё состояние, углубившись в учёбу, вполне могло быть обоснованным. И тут Алистер со своими предложениями вылезти в ночи и расхитить кухню.

 

Так что, когда Каллен попытался убедить товарища, что с ним всё хорошо, Ал не поверил. Уставившись на кудрявого светловолосого аколита, бастард отрицательно покачал головой, выглядя при этом чисто как щенок, которому пинок под зад отвесили. Он слишком твёрдо был убеждён, что товарищ-заучка-зануда теперь был не в лучшем состоянии. И виноват в этом был он — бастард, которому стоило жить со свиньями. Которому стоило быть скормленными свиньям ещё в младенчестве, ибо ничего хорошего из такого юнца не получится.

 

— Не. Нененене! — головой он закачал ещё более яростно, да так, что та того и гляди грозилась слететь с плеч, — Мать Аланна сказала мне приглядывать за тобой. Я уже дел наделал, вытащив тебя из кровати посреди ночи. Дай мне хоть какой-то шанс вину перед тобой загладить…

 

Хотя, если так подумать, кухня ведь была совсем близко — всего-то ничего пройти по коридору. К тому же, преподобная мать так и так обещала им отжалеть вкусненького, сколь бы невероятным это ни казалось. Алистер с некоторой тревогой взглянул на дверь, которая закрылась-то не так давно. Кажется, он всё ещё мог слышать торопливо удалявшиеся семенящие шажки матери Аланны. Чтобы дойти до лекаря, ей всё же потребуется какое-то время, верно? Может… может никто его не заметит? Подобным мыслям решил поддакивать и живот юнца — характерное бурчание, кажется, слышно было на всю комнату. Каллен уж точно мог это дело слышать.

 

 — Это… ладно, сиди тут. Жди. Я быстро на кухню метнусь, одна нога здесь — другая там. Хорошо? Только не уходи. А то порку наверняка получим потом или палкой по костяшкам пальцев. Лады?

 

На самом деле, причиной было не столько желание Каллена уладить всю эту ситуацию, сколько искренне желание Ала помочь. И подбодрить. Сладкое наверняка сделает и без того отвратительное существование больного приятней. Легче. Настроение поднимет и всё такое. К тому же, бастард надеялся, что не только сыр да пирожные сумеет ухватить на кухне. Быть может, там ещё осталось немного похлёбки или супа. Подостыло всё, скорее всего, но парень помнил, что одно из лучших средств при температуре да лихорадке — это бульон. Крепкий такой, наваристый. А на пропитание храмовников Церковь не скупилась: если на трапезу подавали похлёбку или суп, она была достаточно сытная, с действительно наваристым бульоном. Алистер не понимал, почему столь многие не любят похлёбку — тот же Кайлан, когда бывал в Редклиффе, на неё зыркал так презрительно… А Ал бы всё отдал, лишь бы слопать полную плошку, пока леди Изольда не рявкнет на него очередной раз убираться в псарни. К скотине, с которой тебе под стать жить.

 

Приоткрыв дверь из комнаты преподобной Аланны, мальчишка выглянул и оглянулся по сторонам. Грохот доспехов патрульного был достаточно далеко, чтобы Ал всё же расхрабрился и шмыгнул прочь из комнаты, в сторону кухни. Такой вкусной, такой ароматной… Живот парня вновь заурчал в предвкушении. Нет, он не был голоден, но сыр был для юнца настоящей слабостью. Сыра всегда ему не хватало.

 

Мальчишка на цыпочках прокрался на кухню и, убедившись, что стряпух да поваров тут не было, принялся разыскивать съестное, стараясь не греметь посудой. Чан с похлёбкой всё ещё был достаточно горячим, хотя остатки похлёбки в нём уже нельзя было назвать с пылу с жару. Кажется, пар от него шёл только потому, что вокруг воздух был холодным. Юнец поспешно нашёл кое-какую плошку, чистую с виду. Туда и зачерпнул тёплой похлёбки. Потом — принялся разыскивать кое-чего повкуснее. Взгляд бастарда лихорадочно искал заветный кусок сыра. Казалось, что мальчишка даже принюхивался, надеясь найти лакомый кусочек. Впрочем, глаза оказались надёжней: Ал заметил остатки здоровенного сырного круга — видать, того самого, от которого на ужин куски отрезали. И неподалёку, на небольшом подносе, лежали заветные пирожные. Точнее… одно пирожное. Всего одно-единственное, слегка уже оплывшее, но это было оно. Поднос и сослужил бастарду помощь: на него парень водрузил плошку с похлёбкой, и на него же — кусок сыра, который с трудом отрезал сам. Кусок, понятное дело, оказался несколько больше положенного. Раза эдак в три.

 

С добычей пробираться скрытно, как оказалось, было несколько сложнее. Тут не подержишь себя в равновесии, пока крадёшься — тут ещё поднос надо балансировать. И, самое главное, не уронить всё то, что на этом самом подносе торчит. Грохот доспехов был уже куда ближе и Ал не совсем был уверен в том, что успеет в таком темпе добраться раньше, чем его заметят. Потому и припустил чуть быстрее, шлёпая босыми ногами по холодному полу. Проклятье, какой же он был холодный! Бастард уже пальцев толком не чувствовал. Лишь когда он приблизился к двери преподобной матери он почувствовал свои пятки. Потому что в них душа ушла.

 

Ведь мать Аланна сейчас как раз собиралась туда войти вместе с лекарем…

 

Не успел.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

Каллен вопросительно поднял бровь и непонимающе уставился на Алистера, словно смотрел на того, кто несёт какую-то полную чушь. Может в него и в преподобную мать Аллану вселился призрак зловредного мага, а точнее сказать, сначала тот занял тело преподобной, а потом частичку себя поселил в мальчика. Тогда возникал вопрос, почему тот не смог повлиять на кудрявого? Потому что мальчишка яростно верит в Создателя или начитался кучу книг и знает, как защититься от вселения? Резерфорд был конечно достаточно доверчив, особенно того, что касалось религии и магии, да и верил на слово старшим, под прикрытием того, что они же плохого точно не скажут и не посоветуют, но точно не был полным идиотом. В такую теорию только умалишённый не поверит.

Кудряшка тяжело вздохнул и почесал голову, размышляя как втемяшить своему собрату в голову о том, что всё с ним в порядке и поводов для беспокойства нет. А слова про вину, вызвали тихий стон, который мальчик попытался сдержать, но у него плохо получилось, да и пришлось закатить глаза. Тут впору нужно было Алистера проверять на состояние здоровья, может его лихорадить или чего-то похуже. Но Резерфорд не слез со стула и не пошёл проверять, не было смысла, видел, что того грызёт совесть, только непонятно за что.

- Про вину нужно было раньше думать, Алистер, а сейчас уже бессмысленно. Тут лучше думать, как будем выпутываться из сложившей ситуации. Мать Аланна сейчас придёт с лекарем, и всё представление раскроется и тогда наши пятые точки точно будут красными и пульсирующими от знатной порки.

Каллен внимательно смотрел на Алистера. Казалось, что тот был в полной растерянности и не знал, что делать или что вообще происходит. А может, пытался, как и Резерфорд втолковать, как обычный поход на кухню за мелкими радостями в жизни превратился в такое до жути глупое приключение, которое может весьма болезненно, для попы, закончиться. 

- Алистер, только скажи мне, что ты не поверил в то представление, что я устроил… Ты же понимаешь, что я специально подстроил это всё, чтобы отвести подозрение и дать тебе возможность бежать. Так что не теряй шанса пока он есть.

Но похоже голод или просто жажда “наживы” в облике сладенького и вкусненького для ребёнка всегда берёт вверх, даже над их виной или ещё чем-то. Поспорить с этим или в чём-то уличить и обвинить будет выглядеть весьма глупо и не логично. Все этому податливы, кудряш не исключение, за ним тоже такие грешки числятся, хотя он хочет казаться весь из себя таким правильным и хорошим. Поэтому когда Алистер заявил, что сейчас мотнётся кабанчиком на кухню за вкусняшкой, Каллен чуть не рассмеялся во всё горло, так, чтобы его слышал весь храм. Поэтому мальчишке пришлось закрыть рот и пытаться проглотить свой собственный смех. Кудряш несколько раз положительно кивнул.

Когда Ал таки покинул комнату, Каллен не сдержался и тихонько прыснул со смеху. Но тут точно было не до этого. Было бы хорошо, если бы Алистер и правда успел, но вопрос заключается в том, что делать, если тот всё же не успеет вернуться. Малец слез со стула и уставился на дверь. Каллен вновь тяжело вздохнул и почесал голову. Он был раздосадован и разочарован собой. Как он мог поверить в чушь про призрака в злобного мага, который похищает непослушных детей. В следующий раз точно зарядит сказавшему в нос или в живот. Резерфорд был далеко не таким добреньким и миленьким, как могло показаться изначально, просто для этого нужно поддеть его.

Каллен услышал тяжёлые шаги в коридоре. Такие точно должны были принадлежать кому-то из взрослых. Хорошо если это просто, кто-то из храмовников бродит по коридорам, но вот что делать, если это преподобная мать решила вернуться. Алистера всё ещё не было, поэтому нужно было быстро решать, что делать. Резерфорд потащил стул к двери и подпёр им дверь. Когда дверь начала пытаться приоткрыться и стоявшие у неё пытались войти, Каллен приготовился действовать.

- ТЫ! НЕ! ПРОЙДЁШЬ! КУРНУС!

Резерфорд с разгона, все весом своего тела приложился и подпёр дверь, чтобы вернуть её в исходное положение.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мы в дерьме, безрадостно заключил юнец про себя, наблюдая за происходившим. Наверное, за такие мысли и слова Алистеру положена была порка. Ибо правоверным андрастианам так выражаться не положено вовсе… даже если эти самые андрастиане порой вынуждены спать в свинарнике по воле орлесианской жёнушки дядюшки Эамона. Но ни одно другое известное выражение не позволяло достаточно ёмко очертить всю ситуацию. Потому как мало того, что Алистер не успел вернуться с едой — мать Аланна прямо сказала никуда не убегать. Так ещё и Каллен, судя по всему, помешался окончательно. Голова спеклась и все дела. Как иначе объяснить вопли про этого треклятого Курнуса, которого ну никто даже не видел?! Ну… вроде бы не видел. А вдруг Каллен всё же видел? Он же про него тут всё кричал и прочее. Или это у него такой план реально?

 

Встретив сопротивление в столь простом занятии, как вход в дверь, мать Аланна не без удивления уставилась на преграду. Тельце подростка-храмовника вкупе со стулом внезапно оказались достаточно эффективной баррикадой. Конечно, оба взрослых могли бы приложить усилия и всё свести старания Каллена на нет, но что Аланна, что лекарь особо силой и молодостью не хвастались. Преподобная мать так скорее всего выдохнется раньше, чем сумеет протолкаться.

 

— Н-да. Кажется, мальчик действительно перетрудился. — задумчиво пробормотал лекарь, отойдя чуть назад и попробовав открыть дверь, приложившись к ней плечом; если коротко, то не вышло, а сам лекарь стал яростно тереть травмированную часть тела. — Что не мешает ему быть настырным и достаточно крепким. Он там что, стол подвинул?

 

Я очень надеюсь, что нет. Сам он скорее всего не смог бы это сделать, а поскольку он там со своим товарищем… Создатель милостивый. Алистер! Каллен! Мальчики, откройте дверь. Никто вас не собирается пороть. Мы просто пришли помочь. — после чего престарелая женщина весьма настойчиво постучала в дверь.

 

Алистер нервно сглотнул. Он был снаружи, он стоял у них за спинами. Он никак не мог повлиять на своего товарища по келье, у которого, судя по всему, рассудок действительно куда-то пропал. Это же Каллен должен был соблюдателем правил. Это же Каллен должен был быть правильным. А вместо этого каким-то совершенно безумным образом судьба поменяла их местами… почти. Тот факт, что у Алистера руки были заняты стыренной с кухни едой, никто не отменял. Даже несмотря на доброту матери Аланны, что-то подсказывало юному храмовнику, что за ночные проступки ему всыплят. И не только ему. Наверное, стоит всё-таки сразу с этим делом разобраться. Чтобы не тянуть мабари за хвост. Чистосердечное признание же лучше, нет? Так хотя бы розги вымачивать в соли не будут…

 

Всё ещё чувствуя, как его бастардская душонка бесится себе где-то в районе пяток, Ал сделал резкий глубокий вдох. Деревянно, словно бы не слушающимися ногами он ступал по холодному каменному полу, шлёпая босыми ступнями. Лекарь и мать Аланна, впрочем, пока что были куда больше сосредоточены на двери. Потому-то женщина и слегка подскочила, когда ещё пока что не сломавшийся голосок Алистера она услышала рядом с собой, а не приглушённо по другую сторону.

 

Я могу попробовать открыть дверь, но что-то мне подсказывает, что Каллен не особо хочет её открывать. Простите, мать Аланна. Я… думал метнуться на кухню быстро, чтобы вам потом ходить не пришлось.

 

Алистер! Я же сказала вам обоим никуда не убегать.

 

— Ну, Каллен не сбежал. Так что если кого пороть и будете, то меня.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

Стоявшим за дверью явно не повезло: мало того, что стул их не пускал, так ещё и кудрявый мальчишка навалился всем телом на дверь. Могло даже сложиться впечатление, что только с тараном эту дверь и можно вынести, но даже в этом случае Каллен ни за что не отступит и будет стоять до самого конца. Он прекрасно понимал, что порки ему не избежать, что пятая точка будет красная до невозможности, что недельку-другую точно на ней уже не посидит и это в лучшем случае, а в худшем – вообще попрут куда подальше за непослушание, но так он хотя бы вытащит всё на себя. Сейчас сам для себя Резерфорд казался воителем или героем из легенд и историй, что стоял насмерть, защищая тот или иной проход, чтобы спасти и прикрыть своих товарищей. Мальчишка не отвечал ни на слова преподобной, ни того, кто похоже был лекарем, которого старушка привела с собой.

Кудряш тяжело вздохнул: похоже, так и закончится его мечта пополнить ряды хранителей света, людей и веры в Создателя; не сможет плечом к плечу стоять с братьями и сёстрами, быть стражем. Похоже, в этот момент давление, которое создавал мальчик, ослабло, ведь дверь слегка скрипнула, оповещая, что она вот-вот уже готова открыться. Резерфорд быстро очнулся, мотнул кудрявой головой и ещё раз, с яростным рыком, приложился всем телом о дверь, захлопывая ту обратно. Ну, хотя бы он остался верен себе и своим убеждением, а дальше будь, что будет, может, примкнёт к армии или к каким-то наёмникам, кто знает. На лице мальчишки расплылась довольная и наглая улыбка. Теперь самое главное продержаться ровно столько, сколько нужно, чтобы Алистер прошмыгнул или пока двое за дверью не позовут кого-то, кто явно крепче их, тогда уже Резерфорда вынесут на пару с дверью.

Но, похоже, планам Каллена не дано было сбыться и все его “геройские” потуги пошли насмарку, точнее их просто взяли, изорвали на мелкие кусочки, измяли и выкинули в выгребную яму. Продолжать ломать комедию, придумывать всякие глупости и держать дверь, не было смысла. Кудряш тяжело выдохнул и плюнул себе под ноги. Он схватил спинку стула и поволок его обратно на место, так, чтобы все за дверью это слышали, параллельно бурча себе что-то себе под нос, будучи разочарованным в провале. Громко шлёпая босыми ногами по полу мальчик подошёл к двери и резко открыл её.

Лицо Резерфорда выражало крайнее недовольство и разочарование; могло показаться, что не он тут правила нарушал и устраивал целое представление, а те, что стояли за дверью. Похоже, что его сейчас совершенно не волновала возможность, что его выпорют или ещё что-то сделают вообще, словно бы он тут правое дело отстаивает. Оправдываться кудряш или сваливать вину на Алистера не собирался – будет отстаивать свои позиции, как бы это глупо и бесполезно ни выглядело со стороны. Вновь тяжело вздохнув и разочарованно помотав головой из стороны в сторону, Резерфорд сделал несколько шагов в сторону, словно приглашая стоявших за дверью войти, будто бы это был его кабинет, а не преподобной матери. Постояв так немного, кудрявый мальчик зашагал в центр кабинета, где остановился и скрестил руки на груди.

Выражение лица ничуть не поменялось, оставаясь всё таким же раздражённым и недовольным. Резерфорд молчал, отдавая право голоса своему партнёру – Алистеру. Раз тот уже начал выкладывать все карты на стол, пусть и продолжает.

Максимально не повезло лекарю, потому что того мальчишка просто прожигал взглядом, не понимая зачем вообще тот сюда явился, считая того лишним. Любой другой бы сказал дать хорошего подзатыльника нарушителю спокойствия и не беспокоить больше по пустякам, а энтот нет, пришёл.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Наконец-то получив возможность войти внутрь, лекарь и мать Аланна всё же вошли в кабинет, жестом без всяких слов пригласив и Алистера. Юнец, всё так же аккуратно держа посуду, прошёл следом и поднос поставил прямиком на стол. Проходя мимо Каллена, он бросил на товарища по келье короткий извиняющийся взгляд. Что поделать, чувствовал себя парниша действительно виноватым. Если бы ему не приспичило посреди ночи пойти пожрать, если бы он стерпел… всё было бы куда проще. Легче. Каллен бы выспался, а не стоял сейчас перед матерью Аланной вместе с ним. А так репутация святоши-заучки была несколько подпорчена, и всё по вине Алистера и незримого шила в его пятой точке.

 

Он должен был сделать правильный выбор. А вместо этого… повёл себя как форменный осёл. Теперь пороть будут их двоих — бастарда просто за крики пороли, когда он пытался развлечься. А тут кража еды. Ещё и среди ночи. Если ещё и лекарь решит вмешаться и скажет, что они оба больные, то ещё и неделя тоски в лазарете обеспечена. Хотя можно будет выспаться. И пожрать. Но скучно ж будет до ужаса…

 

— Мать Аланна. Как я уже говорил… виноват я. — решительно произнёс мальчишка, поднимая взгляд на служительницу Церкви.

 

Аланна лишь покачала головой, полным сожаления взглядом окидывая обоих парней. Лекарь пока что стоял в стороне, с явным недоумением на лице. Он, похоже, совершенно не понимал, зачем его сюда вовсе притащили. Ещё и среди ночи. По его мнению, проблема была решена, однако пока мать Аланна не дала приказа, он не мог уйти.

 

— Алистер, прекрати посыпать голову пеплом. Вы двое — не первые и не последние юноши, которым в голову взбрело ночью прогуляться на монастырскую кухню. — Аланна в очередной раз за этот вечер мягко улыбнулась.

 

— И всё же. Я не должен был этого делать. Устав этого не позволяет, да и тырить всякое… неправильно. Так что если кто и должен понести наказание за случившееся, то это — я. Пожалуйста. Оставьте Каллена в покое, не трогайте его. Если так нужно наказать нас двоих — накажите меня за двоих сразу. Это я тут прохвост и прохиндей, а Каллен… он отличник. Он пришёл позже других, но уже лучше остальных.  

 

— Лестная характеристика с твоей стороны, Алистер. Но как я уже сказала, я не собираюсь наказывать вас двоих за произошедшее. У вас впереди вся жизнь, чтобы научиться тому, что правильно, а что нет. Ты уже осознаёшь свою вину, и ты готов принять последствия своих поступков — я не вижу смысла в дополнительном наказании, когда тебя гложет стыд. К тому же, я всё ещё хочу удостовериться, что с Калленом всё порядке — залы монастыря весьма холодны. Если у Резерфорда жар и галлюцинации по поводу этого… Курнуса… то это может вылиться в нечто более серьёзное. — Аланна сосредоточила своё внимание на Каллене. — Лекарь тебя осмотрит. Убедится, что всё в порядке. Вы перекусите в моём кабинете, чтобы вас никто больше не тревожил, а потом пойдёте спать.

 

Мать Аланна, вы не же собираетесь серьёзно всё это дело спускать им с рук? — вопросил лекарь. Они нарушили режим и, судя по всему, откровенно воровали с кухни.

 

— Они — просто мальчишки. Которые осознают свою вину. Не думаю, что Создатель готов покарать их за то, что растущему организму попросту захотелось есть. Он наверняка куда больше заинтересован в более яростных грешниках.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Cullen Rutherford

Каллен стоял на месте, переминаясь с одной ноги на другую. Он чувствовал себя виновным в том, что обманывал настоятельницу и устроил весь этот спектакль. Но с другой стороны мальчишка поступал так, как считал правильным. Принять весь удар на себя, чтобы другому не досталось. Ни порка, ни выговор, ни голодовка его особо и не пугали, это всё можно выдержать, главное, чтобы дух был стойким, да и выдержать позволил. А если ещё и не выгонят, то вообще можно спокойно вздохнуть полной грудью, а то в противно – случаев для позора не оберёшься, а потом как смотреть в глаза родным, особенно Мие? Она ж его заклюет за это. Представляя это, Каллен чувствовал, как по телу пробежали мурашки, а его самого аж передёрнуло от такой перспективы. Но отступать и бежать он не собирался; раз уж ввязался помогать, то нужно уже до самого конца идти. Да и вообще, своих бросают только подлецы, трусы и попросту отъявленные негодяи, которых Создатель карает постоянно. Двум смертям не бывать, одной не миновать. Мальчишка почесал свой кудрявый затылок и виновато выступил на шаг вперёд. Встал в полоборота и посмотрел на Алистера.
- Хватит выгораживать меня, Алистер. Я виноват не меньше твоего, если не больше. Я бы мог попытаться отговорить тебя или остановить, уговорить или просто не пойти с тобой. Но я не сделал ни одного, ни второго, ничего. Те отговорки про страшного демона-призрака были лишь жалким подобием попыток. Я отправился с тобой в это небольшое приключение, прикрывал твою спину. А значит, я виновен не меньше твоего, поэтому нести ответственность будем вдвоём, раз мы начали всё это. Двум смертям не бывать, одной не миновать, Алистер.
Мальчишка отвернулся от своего друга и теперь уже виновато стал рассматривать носки своей обуви. Он ожидал гневной тирады от настоятельницы, ожидал криков, ударов, да чего угодно, но только не тихой, успокаивающей и обещающей речи. Кудрявому не верилось своим ушам; может это какая-то подстава, может тут что-то не так. Может это уловка, чтобы они расслабились, после чего можно подгадать момент и устроить взбучку. Но ничего подобного не происходило. Однако, Резерфоду почему-то не верилось в совсем уж хороший конец это милой истории. Мальчик тяжело вздохнул и снова почесал затылок, не зная, куда и деться, что делать, что говорить. Сделав ещё один шаг вперёд, Каллен тихо заговорил.
- Преподобная мать, простите мою выходку с Курнусом и попыткой удержать дверь. Я хотел прикрыть Алистера и отвлечь внимание на себя, чтобы, возможно, смягчить наказание для него. Я не отрицаю, что поступил плохо. Это была полностью моя, и только моя инициатива и Алистер об этом не знал. За такой обман я готов понести любое наказание, какое Вы посчитаете необходимым.
Каллен поднял голову и внимательно посмотрел в глаза преподобной матери. Ему жутко хотелось опустить взгляд и больше никогда не смотреть старушке в глаза, но мальчишка держал себя в руках. Он осознавал, что если сейчас струсит и отвернётся, то где гарантия, что он не будет отворачиваться всю жизнь?
- Преподобная мать, со мной всё в порядке, я хорошо себя чувствую. Так что, господину лекарю не стоит беспокоиться и проверять меня. Просто… просто… я хотел отвлечь Ваше внимание.
Резерфорд перевёл взгляд на лекаря, что стоял за преподобной матерью и попытался натянуть лёгкую улыбку на лицо в попытке показать, что с ним всё хорошо и тому не стоит беспокоиться и просто нужно вернуться туда, откуда его вытащили.
- Господин лекарь, прошу прощения и у Вас. Из-за моей выходки Ваш сон был нарушен и Вас вытащили из постели. Мне очень жаль и стыдно, прошу простить меня.
Ну всё, теперь кудрявый мальчишка готовился к тому, что ему как следуют надерут уши и устроят саму настоящую порку, что он на пятой точке месяц сидеть не сможет при благоприятных условиях.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В ответ на попытку Каллена выставить самым виноватым себя Алистер смотрел на самого Каллена как на человека не очень умного. Впрочем, дураками, наверное, были они оба. Виноватыми, готовыми понести наказание, но дураками. Один известный театральный критик назвал бы их «малолетними дебилами», но ему эта драма была неизвестна, так что оба пострела были в безопасности. Тот факт, что мать Аланна относилась к ним достаточно мягко и готова была простить определённо немного успокаивал.

 

— Ну, я тут всё равно себя виноватым больше счи…

 

— Хватит, — достаточно резко произнесла преподобная мать, явно подустав от игры мальчишек в перетягивание одеяла, на что Алистер с негромким щелчком закрыл рот. — Своё решение я уже приняла. Каждый из вас благородно поступает, заступаясь за товарища, но я не хочу затягивать эти пререкания. Если ты в этом уверен, Каллен, то так и быть, осматривать тебя не станут. Но поедите вы здесь, в моём кабинете, а потом пойдёте спать. На первый раз я вас прощаю, но надеюсь, что больше вас за подобным делом не застану. Если уж будет совсем невмоготу, лучше придите и попросите добавки, а не крадитесь в ночи. Не пристало храмовникам по теням шариться, как воришкам.

 

При разговоре о тенях, конечно, в голове Ала всплыло одно воспоминание. Обжимавшаяся в зале парочка. Храмовник и сестра Церкви, что вроде как по правилам было запрещено. И по-хорошему, чтобы действительно заслужить прощение и сохранить порядок в монастыре, он должен был об этом рассказать. Мало того, что это было противно, — фу, девчонку целовать! — так ещё и не по правилам. Не по заветам Создателя. И Алистер хотел уже было открыть рот, рассказать, восстановить справедливость, но…

 

Тут в ночи прозвучал громогласный рёв желудка голодного подростка. И повисшая после этого звука тишина казалась настолько неуютной, что Алистер покраснел аж до самых кончиков ушей. Мать Аланна не выдержала, негромко хихикнув, в то время как лекарь лишь покачал головой. Повернувшись к Каллену, мужчина пристально его осмотрел и весьма бесцеремонно потрогал ему лоб.

 

— Жара не чувствую, так что может быть обошлось. Если почувствуешь себя дурно — не геройствуй и приходи, договорились? И желательно больше не ешь на ночь, чтобы тебя не мучали кошмары, — он переводит взгляд на Алистера, не без усмешки ведя бровью. — А вам советую последовать совету преподобной матери. И быть благодарной ей — она милостивее меня.

 

После чего лекарь, покачав головой, отправился прочь, оставляя юных храмовников вместе с их спасительницей. Еда была вкусна и сытна, хотя и потеряла порядком теплоты. Однако, даже холодная похлёбка была лучше, нежели пустой желудок. Который, к слову, Алистер получил в качестве наказания за предыдущие проступки, но… этого он предпочитал не говорить. Мать Аланна наверняка так и так знала, но пожалела — душа у неё добрая была, а Каллену слышать об этом не стоило. Иначе даже его желание защищать ближнего не спасёт от праведного гнева кудряша. Одно дело нарушить порядок разок-другой и совсем иное — делать это систематически и с завидной регулярностью.

 

Именно это качество и потянуло Алистера за язык, когда мальчишки под присмотром преподобной матери вернулись в свою келью. С размаху плюхнувшись на свою кровать и с довольной сытой рожей уставившись на товарища, Алистер, немного выждав и убедившись, что женщина ушла, негромко пробормотал:

 

— Надо будет повторить.


No soul, knows his trouble
High upon his throne.
Loved by few and judged by many
He bears that weight alone.

g0OMJIs.png

It's a life long expedition:
Second guessing your decisions,
Trying to find out what's been missing.
Pages keep on filling.

Heavy is the head that wears the crown...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта. В ней нельзя оставлять ответы.

×
×
  • Создать...