Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Viraenis Lavellan

Кровь родная — не водица

Рекомендованные сообщения

КРОВЬ РОДНАЯ — НЕ ВОДИЦА

http://funkyimg.com/i/2LaKe.png

—Серьёзно, брат? Табуретка?
—Зато дальше вижу.

Дата: Элувиеста, 9:41 Века Дракона
Место: Внутренние Земли, Ферелден
Погода: с приходом весны с каждым днём становится всё теплее.
Участники: Тальвенор Лавеллан, Вирейнис Лавеллан
Вмешательство: если вдруг хотите присоединиться — пишите, обдумаем. А так сами справимся.
Описание: посланники из клана Лавеллан были вынуждены остаться под надзором Инквизиции для восстановления порядка и закрытия треклятой Бреши. Но прежде, чем это произойдёт, им предстоит разрешить изрядное количество шемленских проблем, среди которых — конфликт магов и храмовников, многочисленные демоны из разрывов, проблемы различного масштаба... и собственный дискомфорт по поводу того, сколько же людей вокруг.


A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

2H4za.gif

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сначала кандалы и допросы, потом закрой-ка дырку над останками Храма, отдохни и топай выполнять свою священную миссию. Прекрасно людишки устроились, ничего не скажешь. А как виртуозно переложили решение проблем на плечи долийских проходимцев! Именно проходимцев, потому что эльфы по одиночке не ходят, только группами по двое.
У Ви в голове побольше проблем будет и переживаний, Таль в свою очередь был отчасти рад, что им выпала возможность отправиться куда-то, подальше от Убежища и подальше от просто огромного числа шемленов. Отдавая им должное, большая часть предпочитала не замечать остроту ушей и общаться по делу, хотя нет-нет да и бросались косые взгляды.
А теперь вокруг лесная полоса, процветающий животный мир, донесения разведчиков о стычках некоторых человеческих групп между собой, донесения о зеленых разрывах, донесения еще о чем-то. Как можно жить, когда вокруг настолько огромный поток информации, по сути своей очень важный, но занимающий много места в головах?
Необходимо немедленно очистить мысли, разгрузить тяжесь последних недель и отдаться на волю случая, продержав себя в расслабленном состоянии как можно дольше. Желательно вообще из него не выходить и ни с кем никогда не драться.
- Даже странно, что нам позволили уйти из Убежища в одиночку. Не похоже это на жест доверия, скорее глупость. Или шемлены действительно верят, что безысходность не позволит нам сбежать в сторону дома? - Валериан как заложник не рассматривался, он сможет сбежать из лагеря без особых проблем, разве что потом при воссоединении опять старшие решать устроить разборки, кто круче, сильне и кто прав. А Талю вновь придется заживлять им раны и следить за периметром, чтобы не подкралась какая-нибудь дрянь со спины. - Или за нами по-хитрому следят.
Исключать подобный вариант глупо, к тому же он сам просится на язык.
- Я тут подумал, ведьма могла бы научить кое-чему еще, очень важному, но либо не захотела, либо не могла предвидеть случившееся. Было бы здорово, расскажи она нам немного больше про людское общество, как себя в нем вести, как мириться с численным превосходством, как глушить в себе закипающую ненависть, когда в тебя едва ли не тычут пальцем. Как ты справляешься?
Зная боевой характер старшей Лавеллан, можно предположить, что часть своих эмоций она глушит в эле, попивая его по вечерам в небольшом кабаке на территории Убежища, но только это? Порой так хочется быть сильным и целеустремленным, как сестра.
- Как ты держишься, не срываешься на всех подряд, хотя имеешь все основания?

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Позволили ли? В этом Вирейнис не особо-то была уверена — в Убежище она постоянно ощущала на себе чужие взгляды, даже если те, кто на неё взирали, всячески пытались этот факт спрятать как от неё, так и от окружающих. Вот и сейчас потрошительница буквально чувствовала, как её разглядывали, рассматривали, оценивали и критиковали каждую секунду за каждый сделанный шаг. Возможно, это были враги, что только и поджидали момента напасть, а может это просто были агенты сенешаля Инквизиции, посланные за парочкой долийцев, чтобы удостовериться, что они точно никуда не сбегут. Если второе, то это определённо было неприятно, поскольку бежать-то всё равно некуда, и это Вирейнис знала уже те несколько месяцев, что они помогали Инквизиции в восстановлении порядка в мире.
—Даже если и следят, то ничего нового они не увидят, — ответила воительница, чуть повернув голову к брату, но так на него и не взглянув, — Сомневаюсь, что Хранительница Дешанна тебя научила какому-то невиданному ритуалу, после которого на нас из кустов выпрыгнет куча враждебно настроенных кроликов, жаждущих крови.
Мрачные шуточки в последнее время стали практически постоянным спутником так называемой Вестницы Андрасте, которые, тем не менее, весьма эффективно выдавали тот факт, что она была на нервах. Не то чтобы она собиралась бросаться на каждого встречного с оружием наизготовку, но ей и самой стоило быть крайне осторожной сейчас, чтобы никого не разбередить. Люди, как показывал опыт, горазды были обижаться практически на всё, что угодно, особенно когда быстро замечали острые уши, валласлин или неестественно острые клыки, которые Лавеллан всё чаще старалась скрывать, не улыбаясь открыто. Церковь ведь уже называла её шарлатанкой, а Инквизиция от тех же жриц получила весьма неприятное клеймо еретиков, что определённо не сулило чаепитий с печенюшками. Не хватало ещё, чтобы возобновились небылицы о том, что эльфийские скитальцы любят приносить детей в жертву и вообще есть младенцев на завтрак, обед и ужин. Хотя они так и так уже пошли, наверное — уж если не канцлер Родерик об этом позаботился, то кто-нибудь другой, кому это могло бы принести выгоду.
И вопрос Таля был весьма резонным — ведь он-то знал, с какой лёгкостью Вирейнис могла сорваться чуть ли не по щелчку пальцев, первым делом метя зубами в горло или вовсе готовясь снести собеседнику или противнику голову на месте. Особенно когда разница между этими двумя понятиями стиралась, и болтуну хотелось влепить неплохую такую зуботычину как минимум. Впрочем, правда была как никогда проста:
—Годы тренировок, da’len, — женщина постепенно замедлила шаг, заприметив впереди достаточно открытую поляну среди многочисленных деревьев. Окончательно остановившись, эльфийка потянулась к сумке на поясе, чтобы извлечь оттуда аккуратно сложенную карту близлежащей местности, которую любезно предоставили сегодня с утра разведчики в лагере Инквизиции, — Я просто выжидаю момента, когда можно будет всё накопленное выплеснуть на чью-нибудь голову. Врагов у нас пока не отбавлять, так что можешь быть спокоен, набрасываться на тебя не собираюсь.
Эльфийка слегка нахмурилась, разглядывая рисунок. Если она всё верно поняла и при этом не заплутала в холмах Внутренних земель, то здесь неподалёку должен располагаться небольшой лагерь мятежных магов, которые не только периодически устраивали потасовки с не менее мятежными храмовниками, так ещё и угрожали простым жителям местных земель. При всём уважении к свободолюбию других, Вирейнис определённо не одобряла излишнего насилия, учитывая то, что и сама себя постоянно сдерживала. Но если ярость потрошителя практически всегда обрушивалась на головы тех, кто хотел как-то навредить её близким или помешать самой Вирейнис, то в случае с мятежниками всё было куда печальней — они порой, судя по донесениям, нападали на беззащитных. И уж этого долийка терпеть не собиралась.
—Кажется, мы уже недалеко, — пробормотала она вслух.

Подпись автора

A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

http://funkyimg.com/i/2H4za.gif


A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

2H4za.gif
  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Выжидание явно не моя техника, куда проще и эффективнее поджарить неприятеля здесь и сейчас, - на несколько секунд эльф замолчал, словно задумался. - Если только количество потенциальных врагов не превышает приемлемо-допустимое значение.
Бьющая через край энергия и жажда сбросить накопившееся в паре друг с другом образуют ту самую гремучую смесь, которая как нельзя лучше дополняет образ чокнутой потрошительницы. Осталось только пальцем показать, на кого в этот раз стоит обрушить гнев небес (в свете последних событий это выражение принимает дополнительное значение, странно действующее на верующих). И стоит сказать, не так долго ждать осталось потенциального врага.
Замечание о расстоянии заставило засунуть свой острый язык подальше за заслон из зубов и обратиться в слух и ощущения. Первый немного притупился за время жизни среди шумных людей, однако даже изрядно "подсевший" он уловил отсутствие привычных лесных звуков поблизости, ни птиц, ни насекомых. Лишь отдаленные крики и противный лязг металла. Видимо и правда не далеко от первой точки из доносов.
Протоптанная тропа уходила вниз через небольшой овраг, делала поворот и терялась в свисающих зарослях местных трав. Был и другой путь - по верхней части оврага. Что же, стоит сначала осмотреться, а потом уже выбегать на шум и мечом, или глефой наголо, благо зелено-коричневые тона одежды долийцев как нельзя лучше подходят для маскировки в подобной местности.
Обзорная точка оказалась достаточно удобной, информативной, еще и спуск прямо с края более-менее приемлем, для тренированного воина.
Воздух пронизывала какая-то странная магия, чуждая и в какой-то степени противная. Ее источника не было видно, и не ощущался он на ином уровне, что говорила лишь об остаточном явлении. Не хотелось бы встретиться с носителем лицом к лицу.
Внизу тем временем две группы людей пытались уничтожить друг друга, вызывая вполне закономерный вопрос - а стоит ли вмешиваться? К сожалению ответ может быть только положительным - необходимость зарабатывать хорошую репутацию среди сирых и убогих, нести слово и волю Инквизиции в массы, вселять в сердца надежды. Единственное, что с удовольствием вселил бы сейчас Таль в окружающих - это несколько молниевых разрядов.
- Как думаешь, если я сейчас призову парочку сильванов, этого будет достаточно для разрешения копошения внизу? Заодно агенты Инквизиции убедятся, что не только кроликов-убийц-людоедов могут эльфы вызывать.
При учете, что сильваны самое мощное оружие Хранителя и они призваны защищать призывателя, и что у Тальвенора получается призвать дружественным только одного духа из десяти, то не сложно догадаться, чем закончится потасовка внизу с подобным вмешательством.
- Прикрытие или атака?
Бой неизбежен, а потому стоит сейчас, до его начала, решить, как действовать, на что сделать больший акцент. Выберет сестра первый вариант, и получит полностью защищенную от атак спину и своевременную поддержку, если внезапно решит устать. А при втором раскладе внизу начнется некое подобие бойни, потому как стесняться в использовании доступного арсенала никто не будет.

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Глядя на сражавшихся внизу магов и храмовников, Вирейнис невольно задавалась одним-единственным вопросом: а стоило ли оно того? Нет, от части она понимала магов в их стремлении освободиться — шемленские Круги были ничем иным, как золотыми тюрьмами, судя по тому, что она слышала, да и то позолота там изрядно потускнела и облезла, оставляя напоказ лишь отвратительное уродство жестокой реальности. Но в то же время она могла понять и храмовников: хаос никому на руку не будет, а учитывая весьма предвзятое отношение остального мира к носителям магического дара и желание большинства этих самых носителей сражаться за свободу всеми доступными способами, хаоса будет столько, что как бы не захлебнуться. И самым скверным было то, что и те, и другие юбконосцы под крылышком Церкви совершенно не желали взглянуть на эту ситуацию со стороны, упряма глядя только в ту сторону, в которую им самим хотелось. Вирейнис, конечно, тоже подобным порой страдала, но в моменты просветления, которых всё же было больше, она могла более-менее оценить ситуацию.
Но к демонам мысли, они сейчас уж слишком от дела отвлекали. Потасовкой внизу, в теории, можно было бы воспользоваться, как своеобразным прикрытием — мятежники с обеих сторон были настолько поглощены боем друг с другом, что скорее всего не заметят парочку эльфов под сенью деревьев, и Лавеллан могли бы проскользнуть мимо. Но тогда скорее всего могут пострадать другие — те, кого этот конфликт вообще не должен касаться; и, хотя Вирейнис никогда не считала себя героем, да и быть им совершенно не хотела, терпеть подобное бесчинство и откровенное мародёрство она не собиралась. Она никогда не замечала за собой сентиментальности, но от мысли о том, что простые и безоружные люди — шемлены! — могут оказаться меж двух огней хотелось скрежетать зубами от досады. Вирейнис должна была положить этому конец, должна была показать себя, но не столько ради своей собственной славы, сколько ради того, чтобы шемлены наконец-то перестали смотреть на эльфов свысока. Маловероятно, но…
—Я предлагаю для начала слегка проредить их, — негромко произнесла эльфийка, после чего с силой воткнула глефу в землю и сняла со спины лук, который, благодаря её недюжему росту, всё же не цеплялся за землю. Почти что любовно погладив перья стрел, что наполняли висевший на бедре колчан, долийка выхватила одну из них и неторопливо наложила на тетиву, пока что не спеша прицеливаться и брать на прицел кого-либо из сражавшихся внизу, — Давно не практиковалась на движущихся мишенях. Можно сказать, что мне даже немного стыдно, что меня по меткости и скорости обходит шемлен.
Стрельба всё же была стезёй Валериана, но Вирейнис, как и любой другой уважающий себя и своё наследие долийский эльф, стрельбе из лука была обучена, и весьма недурно. Пусть взмах клинка и кровь в лицо были милее сердцу потрошительницы, пение тетивы и лёгкий свист стрелы всегда ласкали её слух. Как знать, быть может, не забери её Явана себе в услужение, из дочери хранителя клана Мирентар вышла бы превосходная лучница — в глаз белке со ста ярдов, все дела. Но судьбы не изменить.
—Хочешь поиграть, da’len, или же мы просто дело сделаем да пойдём себе дальше? — воительница слегка улыбнулась, краем глаза поглядывая на братца. Он, быть может, ростом-то не вышел, но от части эльфийка ожидала, что в небольшом вероятном соревновании победит как раз Таль, во многом благодаря его магическому могуществу, которое, кажется, росло всё больше с каждым днём. Уж если он сильванов призвать сможет, то о какой игре может быть речь? Они ведь просто разорвут внизу всех, не оставив потрошительнице и капельки свежей крови, — Ты можешь даже призвать сильванов и выпустить их раньше, чем я спущу первую стрелу.
И ей было искренне любопытно, что же решит сделать обычно весьма задумчивый и серьёзный Тальвенор, который вспыхивал, как сухой валежник при одном упоминании его не самого выдающегося роста.

Подпись автора

A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

http://funkyimg.com/i/2H4za.gif


A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

2H4za.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вместо ответа, прямого и понятно, да даже вместо того, чтобы сорваться вниз с глефой наперевес, сестра предлагает сыграть в небольшую игру. Игру, ставка в которой жизни смутьянов на перекрестке. Можно ли считать вмешательство прихотью эльфийской агресивной натуры? Лавеллан старались обходиться мирно в стычках, где на них тычут пальцем. Будут ли спасенные гражданские также ууказывать и шипеть гадости за спинами или с благодарностью молиться на пришлых... не важно, лишь бы камнями не закидали по итогам.
Условия игры вполне понятны, а вот мотивация сыграть немного странная. Ви же понимает, что против магии с ее массовым поражением не сравнится ни один лучник? И чем чреват спонтанный призыв?
Все она понимает. Она хочет, даже жаждеть рискнуть и немного развлечься, почему бы немного не подыграть ей? Мишеней внизу хватит обоим, так что принятие предложения вылилось в самую саркастичную улыбку, на которую эльф способен.
- Право Ви, я даже дам тебе фору. Как шемлены любят говорить? Старшим надо уступать?
Колдунство магов сопоставимо с искусством. Сосредоточение, отдача, видение конечного результата. Отличие в способе реализации: пропуская через себя энергию Завесы, маг впускает в этот мир нечто неосязаемое, смертоносное и красивое. Привычка и предрасположенность запускают процесс за секунды, но даже этого времени опытному лучнику хватит, чтобы подарить кому-то "поцелуй". Глупые люди даже не поймут, по крайне мере не сразу, что к их истреблению приложил руку кто-то еще, кто скрывается  на фоне деревьев.
Жалящие стрелы оставляют после себя свист, а яркие искры молниевых зарядом лишь боль в глазах заворожено смотрящего на них. Смотреть и видеть вою погибель, потому что здесь и сейчас Таль не собирался скромничать. Собранные словно из воздуха в каждой руке, снаряды были заряжены на убийство не меньше стрел.
Разбившись о металлический доспех воина, заряд выпусил энергию в носителя, отправившись рикошетом дальше. Пускай магия теряет свою силу с каждый ударом и четвертый в связке уже не поймет, что доставило ему дискомфорт, однако самый первый удар носил смертельный характер. Два человека судорожно дергаясь оказались на земле, их противникам сие стало хорошим подспорьем, ровно до того момента, как они не ступили в притаившееся на земле облако ослабляющей энергии, вытягивающее из нападавших энергию двигаться дальше. Еще один прекрасный фокус, предоставивший большое количество медленных мишеней, возможно даже дезориентированных.
Чародей был вынужден несколько отступить к ближайшему древесному стволу, прежде чем повторить колдунство необходимо немного времени на восстановление, а там возможно и что-нибудь более смертоубийственное подготовит.

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Краем глаза видя, как братец сплетает заклинание, Вирейнис невольно улыбнулась уголком губ — честно говоря, воительница всегда немного завидовала младшему, поскольку именно он унаследовал магический талант их отца. Не зло, не в коем случае не зло, нет, но она прекрасно помнила своё разочарование в тот день, когда поняла, что кровь Арлатана в её венах слишком слаба, чтобы позволить эльфийке сотворить даже небольшой сгусток пламени в ладони. Тогда она была фактически подростком, искавшем в этом мире изъяны и мрак, на которые можно было свалить собственное несовершенство. Но к тому моменту, когда магический талант проявился у Тальвенора, его сестра уже успела смириться со своей судьбой, и, хотя шёпот драконьей крови чуть было не пробудил зависть и паранойю в очередной раз, Вирейнис смогла унять тогда зверя внутри себя. Не без гордости она следила в свободные минуты за тем, как юный Первый клана Мирентар постигает таинства древней магии.
Безусловно, ему ещё предстояло многому научиться и сейчас — ведь Таль был столь юн в сравнении с сестрой, что она попросту не могла смотреть на брата не как на ребёнка. Порой он был поистине наивен, а порой — по-юношески импульсивен, хотя жизнь его уже достигла второго десятка. Более того, от него ранее не требовалось контролировать собственные эмоции столь жёстко — он не испивал драконьей крови, что со временем делала даже самого здравомыслящего кровожадным психопатом. Вирейнис была уверена, что брат в случае чего сможет защититься от демонов, которые, как ей было известно, только и ждали момента застать мага врасплох и сделать из него одержимую марионетку. Но вот в другом она ещё могла ему помочь — в конце концов, тот контроль, которому её обучал в своё время Ганник, полезным мог быть не только для потрошителей. «Физическая сила без контроля ничего не значит», говорил он. Сила разума требовала не меньше контроля — зачастую, над самим собой.
И после каждой стрелы, которую долийка спускала с тетивы, Лавеллан бросала на брата короткий взгляд — не устал ли он, не нужно ли ему было время… не заигрался ли он. Ведь, по сути, эта так называемая «игра» была не ради её удовольствия, а ради него — Вирейнис как минимум надеялась, что братец спустит пар и ему будет хотя бы чуточку легче справляться с тем грузом ответственности, который он из гордости ли или из братских чувств решил разделить с сестрой. Потрошительница о возложенном на неё шемленами бременем спасительницы никогда не просила, но в итоге вынуждена была его нести на своих не самых хрупких плечах. О помощи она также не просила, но… когда Таль в последний раз действительно прислушивался к ней?
Когда же брат решил немного отступить, чтобы собрать силы, Вирейнис весьма шустро воспользовалась очередной форой — по замедленным противникам стрелять было куда проще — меткостью и скоростью стрельбы воительница не отличалась, но сила позволяла натягивать куда более тугие луки, чем использовали большинство долийцев. Стрелять по тяжело бронированным храмовникам всё равно особого смысла не было — даже с таким натяжением наконечник попросту увяз бы в поддоспешнике. А вот мятежные маги были весьма лёгкой целью, которые ещё и не ожидали подобного подвоха. Магия Тальвенора заранее избавилась от магических барьеров чародеев — столь полезных, когда их сотворяют вокруг тебя, и столь раздражающих, когда ими защищён противник, — так что стрелы в целом беспрепятственно достигали своей цели. Самое смешное, что несмотря на дистанцию боя Вирейнис определённо чувствовала знакомый ей охотничий азарт — вон даже пару раз наложила две стрелы на тетиву вместо одной, правда, случалось и так, что второй снаряд уходил в молоко или проходил по касательной, доставляя цели разве что неудобство… но обычно выстрел попадал ровно туда, куда женщина целилась — или рядом. Так ли велика разница, засадили тебе стрелой в живот, пропоров внутренности или же в пах, а то и вовсе промеж ног?
—Ещё не устал, da’len? — шутливо спросила воительница, когда ей показалось, что отдых юного чародея затянулся — в битве время порой летит куда быстрее, чем на самом деле, — Я всегда могу взяться за глефу…
А учитывая то, что стрелы в колчане бесконечными не были, этот момент приближался достаточно быстро. Главное, чтобы Таль не распалился и в итоге не накрыл бы её саму очередным разрушительным заклинанием — определённые виды колдовства даже потрошитель не всегда способен пережить, не говоря уже о простых воинах.

Подпись автора

A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

http://funkyimg.com/i/2H4za.gif


A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

2H4za.gif
  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- В таком случае, предлагаю немедленно это сделать!
Времени перевести дух и собраться с силами было предостаточно,осталось исполнить задорное предложение и закончить с потасовкой внизу. Люди заметили нового врага, однако слаженности в их действиях все еще не наблюдалось, четко выраженные противники не смешались и не стали временными союзниками перед лицом ненавистных эльфов. Похоже люди думают, что с парочкой остроухихи справятся без проблем, ведь их много. А то, что много магии уже было пострачено в пустую на бессмысленный бой друг с другом, что закованные в броню солдаты подустали - почему такие столько очевидные вещи никто не хочет замечать? Раззадоренный потрошитель, как только почует свежую кровь, разойдется так, что ее придется остужать ведром холодной воды, ну или сидя на каком-нибудь дереве повыше. А спину в то время прикроет маленькая грозовая тучка.
Таль не стал тратить физические силы на то, чтобы спуститься вниз, они ему еще понадобятся, чтобы уворачиваться от прямых атак и постоянно перемещаться по полю. Вместо этого, он вплотную подошел к сестре, взял ее за руку и в один шаг, объятые корнями местных древ, долийцы оказались внизу. Выстроенный вокруг места появления щит тут же словил на себя несколько атак, затем появились корни и вуаля, лесные демоны из уничтоженного клана готовы биться с любым противником.
Да, несколько опасно самому спускаться вниз, однако в паре куда эффективнее пойдет мясорубка. Энтропическое облако постепенно расползается по траве, вытягивая из нее жизнь. Вира конечно от него тоже пострадает, когда ринется в бой, однако ее спасет одержимость боем, а храмовников... Тут се просто, или они сосредоточатся на сопротивлении воздействию заклинания, или будут защищаться от нападок более свирепого врага. А вот магов Таль возьмет на себя. Сверху хорошо было видно, что массовостью заклинаний местная группа не блещет, иначе уже давно бы кто-нибудь скастовал бурю и избавился от проблемы. А значит одиночные цели или небольшие скопления - увернуться от подобных выпадов проще простого, особенно если ранее ты уворачивался от малышей драконов, желающих сделать кусь.
- У нас еще много дел, - давай закончим поскорее сестра, давай покажем им, что некогда терять время на одном перекрестке, когда вокруг еще полно объектов для устранения. Прежде чем сорваться в сторону на безопасное расстояние, кое-что сунул Ви в руку. Так, небольшая скляночка я ядом, разобьет ее глефой если вообще красота будет. А после снова в корневую клеть и к магам, отвлечь их на себя и немного поджарить.

Отредактировано Tal'venor Lavellan (2019-01-19 23:47:14)

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В голове той, кого люди столь поспешно нарекли Вестницей, по поводу выходок братца регулярно проскальзывали самые разные мысли. Порой она воистину восхищалась тем, как Тальвенор сплетал нити магии в самое настоящее чудо, заставляя корни деревьев оживать и, кажется, поджигая сам воздух у ног врагов. Когда всё было не так радужно, эльфийка откровенно хотела схватить младшего за острое ухо и отчитать так, чтобы это самое ухо вместе со вторым свернулось в трубочку — чтобы знал, как не стоит поступать, если он хотел сохранить душевное здоровье сестры. Сейчас же, когда она уже хотела было сорваться с места с глефой наперевес, когда он ухватил её за руку и нырнул вместе с ней сквозь земную твердь, мысль в голове была ровно одна.
«Выпендрёжник».
И это, на самом деле, Виренийс ужасно нравилось. Большую часть времени младший братец был своеобразным голосом разума, за что потрошительница ему несказанно благодарна — порой одного его присутствия и вовремя сказанного слова было достаточно, чтобы она хотя бы частично сменила гнев на милость. Таль был одним из тех немногих, ради кого женщина была готова хоть до последнего дыхания сдерживать кипевшую в жилах кровь, рвавшегося на волю зверя и все те беды, что следовали за очередным срывом. Даже если это стоило бы ей жизни. Мальчишка и так настрадался, когда они потеряли клан — если так подумать, куда больше, чем Вирейнис, к тому времени уже успевшая изрядно пожить. И когда они были на пути в Вольную Марку, эльфийка уже успела дать клятву, что никогда не причинит вреда брату во гневе, что будет беречь его, не щадя живота своего, если это потребуется. Валериану, естественно, подобное было бы не по душе… никогда не было. Привязанности, которых у него было достаточно, он, как ни странно, не любил; и злился, потому что понимал, что слабости у него всё же есть.
Но Валериана сейчас рядом не было — он нехотя трудился на благо Инквизиции в ином месте. Что же до двух выживших из клана Мирентар… Вирейнис, перехватив глефу поудобней, рванула в бой в тот самый момент, как они с братом вынырнули посреди потасовки. Изящно раскрутив оружие сбоку и чуть над головой, воительница рубанула первого же попавшегося противника, не ожидавшего подобной подставы. Капли тёплой крови обагрили лицо остроухой, что, казалось, в мгновение ока преобразилась из спокойной и достаточно симпатичной женщины в оскалившегося зверя, готового рвать глотки зубами. Приятно было видеть удивлённые лица тех, кого жизнь уже покидала — ведь это значило, что она уже прожила дольше.
Говорят, храмовники — самая настоящая армия. Обученная, хорошо обмундированная армия, исполняющая волю Церкви в своём стремлении уберечь мир от опасностей магии. И в навыках этих воинов Лавеллан уже несколько раз сумела убедиться на своём опыте, как стоя в дружеских спаррингах в Убежище, так и пуская мятежных храмовников на кровавый фарш во время многочисленных стычек во Внутренних землях. Да, они действительно были неплохи в бою и моги за себя постоять. Проблема? Они не умели сражаться против потрошителей. Обычный воин с глефой, возможно, не был бы столь опасен для воителей Церкви, но те, кто испил крови дракона и услышал шёпот демонов обычными не были. И долийка использовала это преимущество на полную.
Доспехи, что мечтателям казались непробиваемыми, не спасали от быстрых ударов весьма необычным для храмовников оружием, не говоря уже о том, что каждый раз, когда воительницу кому-то удавалось задеть, она начинала сражаться куда более яростно. Для неё поле боя было бальной залой, а битва — привычным и чарующим танцем, в то время как для тех, кто ни разу не видел ярость потрошителя, это событие было настоящей бойней. Облако энтропии лишь подливало масла в огонь, вытягивая жизненные силы из долийки, приближая её к смерти… и тем самым лишь придавая больше сил. Каждый удар — в уязвимое место; с каждым мгновением — с такой силой, что металл попросту перестал держать удар, проминаясь, раздираясь и ломаясь. Шлем, разрубленный вместе с головой, отрубленные конечности… привычная картина, ужасная для других, но столь приятная для жадной до крови потрошительницы. Дракон внутри вёл её, направляя движение мышц, ласково шепча и чуть ли не завывая от счастья ежесекундно. Эта война была для зверя поистине прекрасным событием.
И Лавеллан была рада ему сейчас потакать — ведь зверь давал сил сражаться и защищать. Даже если для этого требовалось вот этому вот конкретному храмовнику снести шлем с головы, чтобы затем вгрызться в горло, при этом прикрываясь телом, как щитом. А уж страх в глазах его товарищей, узревших подобную картину, лишь придавал остроты ощущениям. В кои-то веки зверь был доволен.
Склянка с ядом, что оказалась в руке остроухой, осталась практически незамеченной ровно до того момента, пока на глаза женщине не попался храмовник-стрелок. Судя по замешательству на его молодом лице, он не знал, в кого бы выстрелить лучше — в бешеную эльфийку или же в несколько растерявшихся магов, среди которых был ещё один эльф. Стрелок, конечно, был не один — к чему лезть в бой ближний, если можно расстрелять? На их несчастье, потрошительница уже положила глаз на цель и, подкинув склянку в сторону стрелков, в последнее мгновение ударила по ней глефой, забрызгав тем самым лица и глаза храмовников. Их крики во время попытки протереть глаза воистину были музыкой для ушей хищника.

Подпись автора

A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

http://funkyimg.com/i/2H4za.gif


A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

2H4za.gif
  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Магов убивать совсем не весело - большинство из них из грозных противников на ближней дистанции превращаются в беспомощных котят, которых злой долиец может спокойно дорезать имеющимся кинжалом. И это при учете, что не особенно учился с ним управляться! Мятежники сильно полагаются на барьеры, сквозь них действительно не пройдет стрела, но ничего не стоит магическому удару снести защиту, словно пушинку порыву ветра. И все, время упущено, нужно готовить новый каст полностью отдавшись на волю случая.
Экс-Хранитель использует несколько иную тактику, частично подсмотренную у своих старших товарищей по оружию, а именно постоянную атаку и перемещение по полю. Это отнимает много сил и затягивать подобный бой самоубийственно, зато когда не останется чароплетов на перекрестке, можно будет вздохнуть спокойно и даже отдохнуть - с ходячими металлическими гробами есть кому разобраться, если сейчас рискнуть влезть в ее бой, то можно отхватить люлей за отъем добычи и игрушек для битья.
Крик со стороны привлек к себе внимание. Было в нем что-то такое, смесь проклятий, кары небесной (одной словно мало), ужаса и отчаяния. Выжимка из растений принесла эффект, надо полагать. И это к лучшему, потому как по целям, выдавшим себя голосом, прокатился сгусток электрической энергии, рассеиваемый с каждым удар и оставляющий не самые приятные ощущения после себя. А потом еще один, а третий уже не Таль бросал, видимо со стороны наконец-то решили вмешаться и начать  жечь и замораживать всех подряд, и своих и чужих. Такой подход был весьма кстати, есть немного времени на передыщку, оно весьма кстати. И пусть укрытие представляло собой всего лишь крупный камень, свою функции оно исполнило. А пока сидел и успокаивал звон в голове от поразившего не только чужого мага, но и самого себя, разряда, в ту же самую голову пришла шальная мысль.
Если рядом есть потрошитель, значит ищи в траве и потрошка, вываливающиеся из вспоротого брюшка. Несколько маневров на местности позволили подобраться немного ближе к месту бойни, правда около уха свистнула стрела и дальнейшие перемещения стали опасны. Это ненадолго. Главное Таль нашел что искал, осторожно притянул это себе в руки. Следующая стрела воткнулась в призванные корни, оплетающие хозяина и утягивающие его. Куда? За спину, только не стрелку, с ним позже разберется. Среди мятежников нашелся любитель побегать, уворачивающийся от разрядов.
- Лови! - эффект неожиданности сыграл свое. Тот не только рефлекторно поймал отрубленную руку храмовника, но еще и ухватился за металлическую перчатку. Удивленный взгляд останется у эльфа в памяти для какой-нибудь байки, потому что после зрелище стало совсем нелицеприятным - горящая от высоких температур одежда, обугленная плоть, искаженная гримаса. Больше никуда не убежит.
Нельзя не отметить уменьшающееся количество противников. Пока драконица рвет и мечет, дальнобойные бойцы предпочли кто убежать, кто остаться и продаться подороже. К примеру упрямый лучник, маскирующийся среди деревьев. Он будет сложным противником, потому что эльфы, какую-бы броню не носили, умеют использовать местность себе во благо, а то что уши у стрелка острые уже не было сомнений - шлем давно валялся на земле, как и пластины доспехов.
Если затаиться и не двигаться, то оставшийся храмовник предпочтет видимую цель.
Первая стрела, теперь видно направление, и он почти попал. Теперь под покровом магии можно перебежать на его позицию, невидимо для противника. Таль видит, как тот оборачивается, ища источник опасности. Но не видит, и не увидит. Небольшой рывок вперед, и в бок вонзается кинжал, чуть выше печени, задевая легкое. Грязный прием, но что поделать, в честном бою один на один маг проиграет. А тут немного энтропии, чтобы вытянуть силы для себя, и чтобы не особо сопротивлялся, и все, проблема решена. Сил осталось немного, как раз хватит на еще одно перемещение по полю. Точкой выхода на этот раз стала дорога, усыпанная телами и конечностями. Мерзкое зрелище, падальщики будут в восторге.
- Ви, я принес тебе десерт. Он правда немного пассивный, зато десерт! - оставшегося в живых эльфа-храмовника вытолкнул вперед, сам же Лавеллан предусмотрительно отошел назад, стараясь не споткнуться и не подскользнуться, примерно представляя, что сейчас сделает дракон в качестве финального аккорда немного затянувшегося боя.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как жаль, что время для последнего аккорда битвы наступило вскоре после чарующего крещендо, полного крови и воплей ужаса. Последний храмовник, что столь усердно старался держаться подальше, оказался в самой настоящей западне, получив к тому же от дражайшего братца воительницы не только кинжал под рёбра, но и самую неприятную подставу, на которую Тальвенор сейчас был способен: оставить фактически беспомощным на растерзание потрошителю, ошалевшему не только от чужой крови, но и от собственной.
На теле Вирейнис было множество свежих открытых ран, кое-где и вовсе стрелы обломанные торчали — храмовники, как-никак, жить хотели и сражаться всё же умели, а значит, без новых шрамов из этой битвы воительница не вышла бы в любом случае. Обычный боец изнемогал бы от боли, еле передвигая ноги, тяжело дыша и пытаясь хоть какую-то из ран зажать. По-хорошему, последнее стоило сделать и самой потрошительнице, но… перед ней был десерт. И выглядел он слишком аппетитно, чтобы себе раны зажимать.
Эльфийка подскочила к бедолаге так быстро, что он и моргнуть не успел; и уже буквально в следующую секунду храмовник оказался на земле, шлем сорван и отброшен куда подальше, в то время как долийка в прямом смысле слова набросилась на свежую плоть, силой заставляя жертву наклонить голову на бок и обнажить шею. Смотри кто со стороны, не приглядываясь и не прислушиваясь, этот акт можно было бы назвать… интимным. Красивым, даже — вот любовница пылко припадает к шее, оставляя на ней ласковый и настойчивый след губ, что потом покраснеет и посинеет, превращаясь в кокетливый синяк. Вот только рычание, походившее на то, что издают дикие звери, чавканье и крик, достаточно быстро перешедший в неразборчивое бульканье, портили всю картину. Дёргался храмовник недолго и очень вяло, на что, впрочем, эльфийке дела не было: вязкий металлический вкус крови заполонял рот, и одинокие капли скатывались по подбородку вперемешку с обильной слюной. Металла на языке было заметно больше — храмовники всегда были такими на вкус, скорее всего из-за лириума, который, как Вирейнис знала, они принимали регулярно. Но… надо же иногда разбавить диету, верно? Дракон внутри довольно улыбался, принимая каждый глоток тёплой карминовой жидкости и каждый кусочек ещё тёплой плоти. Словно бы ласково поглаживая носительницу драконьей ярости по израненному телу, что достаточно быстро регенерировало, получив столь необходимую подпитку. Раны затянутся, пусть и не до конца, наверное, но об этом уже можно позаботиться потом, когда будет время на подобную мелочь. И сейчас, с удовольствием проглатывая последние кусочки, заставляя себя оторваться от порядком обгрызенной шеи и лица, потрошительница жалела лишь об одном: она не могла вкусить их души. Узнать, каковы они были на вкус.
С удовлетворённым стоном, в котором всё же прослеживались нотки недовольства, остроухая покончила с трапезой и неторопливо поднялась на ноги, попутно вытирая кровь с лица и облизывая пальцы, не желая упускать ни одной капли. Вещь невозможная, но всегда ведь можно было попытаться, верно? Горящий зелёный взгляд скользнул по полю боя в поисках выживших и остановился лишь на одном. На том, кого эльфийка жрать уж точно не собиралась и о чём зверь внутри помнил, пусть и пытался гнуть свою линию. Попытка не пытка, как говорится. Но пока что тварь сидела и лишь напрягала цепь, покуда Вирейнис пристально смотрела на брата, цепляясь за него взглядом и мыслями. Он был её якорем, её способом вернуться в реальность, вновь стать собой. И пока что он был самым надёжным.
— Ну-с… я пообедала. Надо и тебе что-нибудь найти. — совершенно будничным тоном пробормотала воительница, покуда зловещее сияние глаз её медленно утихало. Правда, тяжёлое сбивчивое дыхание при этом выдавало истинное положение дел — каждую секунду потрошительница усердно давила в себе позывы наброситься на единственную родную кровь, оставшуюся в этом проклятом мире. — А то спотыкаться начнёшь с голодухи. Не порядок. Нам ещё несколько миль пути минимум.
Не то чтобы у них при себе не было еды — сухой паёк из вяленого мяса и сушёного подсоленного творога, болтавшийся где-то в поясной сумке, всегда мог помочь заморить червячка. Только в том-то и дело, что червячка морить — плохо, когда есть возможность разжиться нормальной едой.
— Как думаешь, у них при себе что есть? Или в лагере?

Подпись автора

A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

http://funkyimg.com/i/2H4za.gif


A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

2H4za.gif
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Я за тебя рад. Кстати, как думаешь, этот храмовник в твоем меню не является актом каннибализма? - с одной стороны явно является, потому как такой этой остроухий, как и Лавеллан, с другой стороны, можно включить долийца и фу-фу-фу все другие эльфы не эльфы, а Вира вообще потрошитель, ей можно. Так что вопрос носит скорее оттенок любопытства, нежели действительно требует ответ. И еще это повод пока что держаться подальше, битва внешняя закончилась, а вот внутренняя у сестры явно еще продолжается, раз та не поднимает глаз. - И потом, даже если у них есть какая-нибудь еда, то сомневаюсь, что она теперь пригодна к употреблению. Впрочем, можно кого-нибудь боле-менее целого разделать и поджарить,хорошенько посолив и натерев травами, но мы не на пикник вышли. Так что давай я лучше перебьюсь собственными запасами. Тем более тебе кормежка больше необходима.
Глядя на побоище и слушая довольно спокойное рассуждение, можно подумать, что маг либо тронулся умом, либо настолько привык к подобному зрелищу, что считает его обыденным, но при этом брезгливо обходит стороной все возможные проявления богатого внутреннего мира  свежеубиенных тел.
- Тебя ранили в бою? Может имеет смысл отойти в сторону на привал? Заодного раны перевяжу, с ориентируемся, в какую сторону идти, местность осмотрим, природой полюбуемся, - и банально отдохнем, а то все магические прыжки и колдунства порядком истощили выносливость, и Таль свалится скорее от усталости, чем от голода. Но разве можно в таком признаваться? Тем более той, на которую половину сознательной жизни стараешься равняться, потому что считаешь своего рода эталоном? Да ни в кое случае!
Осмотревшись, Таль заметит подходящее местечко для небольшого привала. Осталось только вернуться на то возвышение, с которого начали побоище и прихватить оттуда сумки с едой и прочими принадлежностями.
- Разберешься со стоянкой? Принесу наши вещи, пока их зверье не растащило.
По ходу правда сделал небольшой круг, как ни крути, но у магов могут при себе быть полезные вещи: амулеты, кольца, посохи, которые можно осмотреть на предмет полезности, оставить себе, или вообще продать, монеты лишними не будут.
И вот что странно, в воздухе словно какое-то напряжение ощущалось, схожее со туго натянутой нитью, которая вот-вот порвется. Более точно ощущение не описать, но оно заставило лишний раз осмотреться вокруг, вдруг кого-то упустили или что-то еще.

  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Честно говоря, ответная забота всегда несколько вгоняла Вирейнис в ступор — она ведь старшая, демоны её раздери; она должна заботиться о брате, опекать его, обеспечивать всем, что ему только может понадобиться, а в итоге он опять над ней хлопочет. Она же выживет, перетерпит, переживёт всё это дерьмо. Она не столь слаба, чтобы от пары ран рухнуть наземь, не в силах двинуться и слово сказать. Вирейнис хотела было возразить брату, сказать, что она могла двигаться дальше, но постепенно отступавшая пелена ярости позволяла видеть куда больше, чем ранее — и эльфийка видела, что Таль едва на ногах стоял. Отдых действительно был нужен, но скорее не ей, а ему. Вопрос лишь в том, почему он не попросил об этом? Неужели гордость не позволяет, и он пытается держаться лишь потому, что не хотел казаться слабым? Потрошительница улыбнулась юному эльфу уже не столь по-зверски, с толикой той сестринской любви, что всегда теплилась в её душе даже в самые страшные мгновения. Всё же, как минимум в упрямстве своём они точно были родичами.
— Ma nuvenin, da’len.
Местечко, которое заприметил Тальвенор для привала не осталось незамеченным — всё же Вирейнис ещё в Антиве регулярно выходила на охоту, когда ведьма давала на это добро и следопыт из потрошительницы был в принципе весьма недурной. Местечко сухое, достаточно ровное, кусты есть рядом, чтобы за ними укрыться можно было в случае чего. Разве что ощущение в воздухе было какое-то… странное что ли? Лёгкое покалывание, от которого волосы на затылке подняться хотели, если бы могли — и так ведь убраны в тугую косу, чтобы в бою не мешаться в случае чего. Поджидая брата уже на месте и всё же стараясь послеживать за путём его перемещения, остроухая несколько настороженно заоглядывалась по сторонам. Зверь внутри всё ещё был достаточно встревожен, чтобы несколько подстегнуть и без того поднявшую голову паранойю. Может, за ними наблюдали? Или поблизости был очередной Разрыв? На второе похоже не было — треклятая Метка на левой руке была спокойна и лишь ныла, напоминая о своём существовании, глухо поблескивая.
Выждав, пока Тальвенор всё же спустится к ней, потрошительница негромко спросила:
— Место неплохое в целом, но… мне кажется, надо отойти отсюда. И лучше бы подальше. Дурное предчувствие.
Говорить всё это не доставляло остроухой никакого удовольствия — она прекрасно видела состояние брата, понимала, что он в бою потратил достаточно много сил; ведь несмотря на то, что бить кого-то посохом по голове ему толком-то не приходилось, расшвыриваться заклинаниями тоже было весьма энергозатратным занятием. Творцы всемогущие, почему она попросту не могла взять его на руки или хотя бы через плечо перекинуть, чтобы хоть так передохнул? Правильно, потому что гордыня, мать её, не позволит. А обижать Тальвенора — последнее, что Вирейнис вообще хотела сделать.
— Мы можем, конечно, рухнуть, но что-то мне подсказывает, что ты и сам чувствуешь неладное… — эльфийка слегка вскинула бровь, вопросительно взглянув на брата. Сейчас её взор хотя бы не был таким жутким, как раньше — она успела минимально утереть кровь со рта, пока Тальвенор за вещами ходил, хотя следов от недавнего пира оставалось ещё достаточно, особенно на ткани.

Подпись автора

A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

http://funkyimg.com/i/2H4za.gif


A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

2H4za.gif
  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- В твоих словах есть куда больше смысла, чем ты думаешь, хотя бы потому, что окружающий воздух можно едва ли не рукой потрогать. однако я настаиваю на небольшом отдыхе, - спорить друг с другом сейчас бесполезно, каждый из эльфов упрется невидимыми рогами и станет доказывать, что он прав, а поэтому лучше оставить подготовку места на сестру, монотонные действия ее немного успокоят, если конечно же не произойдет обратного эффекта. - Возможно нам стоит немного отойти в сторону, под покров леса, а не оставаться на открытом пространстве. Безопасность, все-таки.
Творцы, почему колдовать так тяжело, что едва хватает воздуха на все это!
Конфликт шемленских фракций наделал много шума, распугав возможную живность, но почему настолько тихо? Насекомые должны были остаться или прилететь заново. К сожалению, ответ на сомнения придет весьма многозначительный и неожиданный.
- Ты слышишь? - началось все с множества голосов, нашептывающих в мозг своё мерзкое хихиканье или нечто подобное. Знакомое явление, дезориентирующее, а потому пугающее еще больше. Так "смеются" демоны.
-Fasta vass... - почти прошептал, когда недалеко пространство прорезала зеленая нить, разрывая его на кусочки, вгрызаясь в материальный мир, чтобы выплюнуть из своего нутра чудовищ хлеще, чем только что убиенные маги и храмовники. И все это на головы двум эльфам, мирно идущим по своим делам. Где-то в недрах сумок должна лежать "подпитка", чтобы хватило еще на один затяжной бой, или на не менее затяжной побег.
Разрыв вспыхнул, ударив своей энергией расходящейся волной. Рядом скрутило от такого зрелища Вирейнис, и неизвестно, кому сейчас хуже.
Драться?
Бежать?
За отражающей зеленой гладью различалось движение, и вот уже длинная когтистая лапа показалась из окна в иной мир. Тощая, покрытая шерстью, на вид хрупкая, на практику весьма и весьма крепкая. Первый демон пробует переступить порог и начать хозяйничать в непривычном для себя мире.
Бежать.
Куда угодно, хоть за камень, хоть в лес, лишь бы твари не увязались следом, лишь бы выкроить немного времени. Резких выдох, чтобы освободить полностью легкие для дальнейших действий. Сбор сил на вдохе, и в любопытную голову прилетел немаленький разряд, заставивший демона отпрянуть назад, туда, где ему самое место. А Таль тем временем зашел на рывок в сторону леса, захватив за собой сестру.

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вирейнис смотрела на брата с некоторой снисходительностью во взгляде. Она не могла понять, насколько выдохся Тальвенор, что даже готов был наплевать на ощущение неуклонно приближающегося пиздеца. Ибо сама она тоже была потрёпана, но все инстинкты со всё нарастающей громкостью и настойчивостью кричали ей бежать куда подальше от этого места. Сгрести в охапку этого упрямого мелкого эльфы и утащить его, даже если начнёт пинаться — швыряться магией уж точно сейчас не станет, судя по тому, как сбледнул. Отход под покров леса — уже хорошее начало, но этого было мало. Слишком мало, как оказалось.
Она не слышала ничего, и это тревожило долийку куда больше, чем если бы она что-то действительно услышала кроме голоса брата — лес вокруг словно бы вымер в ожидании чего-то грандиозно страшного. Вопрос только чего? Ответ не заставил себя долго ждать. Омерзительно пронзительный треск разрываемой реальности вгрызся в неестественную тишину лесов и сияющий зелёный шрам расчертил воздух. Вестница прекрасно знала, что после этого стоит ожидать… и всё же каждый раз боль била в мозг, как впервые. Зелёные искры снопом посыпались из сияющей Метки на левой ладони и лишь усилием воли воительница заставила себя не схватиться за злосчастную конечность, а попросту сжать кулак покрепче. Не помогало нихера. Неприятное осознание того, что они с Талем попросту не готовы сражаться после стычки с магами и храмовниками перевешивалось тем, что если она сейчас не закроет эту зелёную дырку, демоны успеют и повылезать, и расползтись по окрестностям. Может, у Таля что-то есть про запас — у каждого уважающего себя долийца при себе есть если не зелья какие-то, то какие-никакие средства для оказания первой помощи. Может… может они смогут перерубить достаточно демонов из последних сил, чтобы успеть всё же ухватиться за нить, запечатать, закрыть… Обозлённо вглядываясь в рябь на глади между реальностями, Лавеллан перехватила глефу поудобней, стискивая зубы до едва слышимого хруста напряжения — проклятье, она не позволит какой-то сраной дырени поставить её на колени от боли. Не на ту напала. Не для того Вирейнис пережила взрыв в храме, не для того она вышла из Тени живой, чтобы вот так вот скопытиться у разрыва в Завесе посреди леса и трупов врагов.
— Держись позади меня! — Рявкнула воительница, даже не поворачивая головы в сторону брата. Он и так поймёт, что это к нему обращаются, ибо больше-то не к кому — вокруг лишь трупы и, теперь уж, демоны. Но ничего, подбадривала она сама себя, сейчас вторых уж точно поуменьшится в количестве.
И вот, когда голова первого демона показалась из разрыва, когда он уже готов был протянуть свою мерзотную лапу в этот мир… ему прямиком в голову прилетел мощный разряд, заставивший тварь отшатнуться. И в какую-то долю секунды Вирейнис думала, что вот он, рабочий план — оставалось лишь вытянуть руку, ухватиться за ту незримую нить, что связывала реальность и Тень и дёрнуть посильнее. Пускай даже получив на орехи от одного из демонов, что наверняка попытаются выбраться. Но, кажется, у Тальвенора было совершенно иное мнение на этот счёт — утащить её самостоятельно он физически не смог бы, а потому в очередной раз прибегнул к магии… что наверняка ещё ближе подведёт его к той грани, из-за которой уже можно и не вернуться. Злость на брата в одно мгновение сменилась тревогой, которая была сильней даже простреливавшей до челюсти боли. Не физически, нет, но одна лишь мысль о том, что она может остаться последней заставляла Лавеллан двигаться, хотя ощущения буквально приказывали эльфийке рухнуть на землю и прижать к груди этот бесполезный кусок плоти, называемый рукой.
Первый же шаг из магического рывка и Вирейнис поспешно подхватила брата и перекинула его себе через шею, поверх плеч, придерживая одной рукой за ноги и надеясь, что брат не отключится полностью.
— Fenedhis lasa… Только не отключайся. Не отключайся, слышишь меня?!
Возможно, она рычала на него слишком уж агрессивно. Но такова уж природа страха: беспомощность зачастую вызывает злость, а сейчас Вирейнис только и могла, что оттащить Тальвенора подальше от разрыва на своём горбу.
Где-то позади послышался душераздирающий вопль демона ужаса.


A justice rage for all to feel,
With innocent cries and hatred squeals.
The gore of evil seems to satisfy,
When slain and maimed and pacified.

My chosen torture makes me stronger
In a life that craves the hunger,
A Freedom and a quest for life
Until the end, the judgment night.

2H4za.gif

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Инстинкт, сработавший быстрее разума, не оставил последнему шанса на оценку происходящего вокруг, за что впоследствии маг и поплатился. Да, он ощущал, как кто-то не позволяет ему упасть, как движение продолжается, не смотря на то, что рывок давно закончился. Окружающий мир казался расплывчатым и сильно не стабильным.Отдаться на волю несущего вперед течения, а там и сестра найдется, догонит. 
Сестра.
Крик.
- Вирейнис! – движение прекратилось, мир снова стал четким. Что это было?  Истощение? В любом случае, они относительно далеко от разрыва, не в прямой его видимости. Из озвученного ранее плана удалось исполнить только один пункт – укрыться под покровом леса. Но работа еще не закончена. – Опусти меня пожалуйста.
Голова не только кружится, но еще и раскалывается, а вопящий неподалеку ужас добавляет дополнительных аккордов. Свернуться бы сейчас подобному коту в клубок и немного поспать. Но сначала придется разобраться кое с чем. И в первую очередь это грозный взгляд Виры, осуждающий и одновременно с этим испепеляющий. Тяжело в общем, это просто надо пережить. Сидя на земле с болезнью алкоголика, как подобное состояние окрестил когда-то Валериан, много не сделаешь, но что-то можно.
Имеется разрыв небольшой величины, уже кстати хорошо, из которого высунулась парочка тварей и вроде больше не лезет, это визуальная оценка пиздеца, творящегося за деревьями. Теперь немного логики... как же сложно в подобном состоянии думать! И даже льда кусок не наколдуешь.
Так и сидел бы на земле, обхватив себя руками и дрожа от накатывающего все сильней озноба, но визг ужаса раздался совсем уж близко. Пронзительно и в мозг. Где-то должен быть лириум в закромах, он хотя бы временно притупит головную боль. 
- Ви, может их отвлечь и закрыть дыру к архидемоновой бабушке? Только чем... аааах, как же они визжат!
Замолчи.
Замолчи.
Тварь.

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах