Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Adalfus aus Hossberg

Möge mein Opfer das letzte sein

Рекомендованные сообщения

Часть I

 

Adalfus aus Hossberg Адальфус из Хоссберга
Корб, Усмиренный, Кирпич, Ада
13 Августа 8:95 БВ, человек
Маг, Энтропист Старший Чародей Хоссберга, Песчаный Призрак, агент Инквизиции    

 

Способности и навыки:
 

Адальфус из-за специфики работы своего отца знал достаточно много о камнях и минералах, но эти знания уже подстерлись.
Умеет вырезать деревянные фигурки и игрушки, чем заслужил непомерную любовь детей в Круге. Также за семнадцать лет жизни Призраком научился выживать в пустыне, простой готовке и штопанию порванных вещей, ориентироваться по звездам. Есть сносные навыки первой помощи.
Обладает истинно андерским здоровьем, так что может пережить и пустыню, и проливные дожди с резкими порывами ветра, и, возможно, снега, хотя пока проверить на практике это у него не вышло.
Знает как обороняться и без магии, используя посох, и всегда берёт только с лезвием или булавой на конце, чтобы не быть слабой мишенью перед противниками. Не слишком хорошо, но умеет размахивать кулаками.
Прекрасно владеет своим языком, пусть это мало кто знает из-за его неразговорчивости.
Знает достаточно о магии, Тени, в теории знает особенности школ, но достаточно поверхностно. Из-за отсутствия каких-либо фолиантов по магии крови - только пропаганда Церкви и лично увиденные эпизоды её использования. 
Бытовые и базовые заклинания знает и часто использует.
Из школы стихий плотно изучил Огонь и Молнии на уровне мастера, а также углублённо изучил школу Энтропии, за что по праву считается Мастером Энтропии. 

 

 

Часть II

 

 

 

 6faa83c71e1836abacf4c99e5a533e54.jpg

>Sauron 
>Crowley
(отфотошоплено под персонажа)  

Рост: 176

Телосложение: мезоморф 
Цвет глаз: сине-фиолетовые
Цвет волос: рыжий с проседью

Особые приметы: Рыжие волосы в купе с сине-фиолетовыми глазами уже можно было бы назвать сильной приметой, ибо андерцы в большинстве своем не обладают подобными особенностями, но не только этим он может привлечь внимание.
Имеется татуировка на левой стороне лица.
Шрам над левой дровью, ближе к виску, уходящий куда-то за линию роста волос, и с левой же стороны рассечена губа от самого носа почти до шеи.
Нос больше похож на орлиный клюв, глаза узкие, будто всегда прищурены, возрастные морщины не шибко видны, зато в волосах прекрасно видно целые седые пряди. 
По телосложению достаточно сильно отличается от большинства магов Круга, ибо более плотно сложен и имеет определенный рельеф мышц, но он скорее жилистый, ибо ему больше нужна скорость и маневренность в бою, нежели сила ударов. 

Имеет низкий приятный баритон, несколько хриплый, не лишенный мелодичности. Редко когда повышает тон, но этого ему и не нужно, ведь наводит ужас на врагов именно своим спокойным, даже несколько отстраненным тоном речи. Мимика и жесты его обычно сдержаны. 

 

Характер:
 

- Страхи и слабости:

Из страхов можно выделить один, самый яркий, что способен вывести мага из душевного равновесия - страх потери близких ему людей. Его гиперопека играет с ним же злую шутку, так что если кто-то из его родных пострадает или погибнет, то чародей, скорее всего, не сможет оставаться по-прежнему спокойным, что скажется на его магических способностях весьма негативно. Также в какой-то степени боится демонов отчаяния, так как они - самые близкие к нему, так как он был пусть и давно, но пропитан отчаянием, и теперь эти демоны могут вызвать не самые приятные воспоминания и почти физическую боль от удушения.
Слабость Корба в том, что он человек. Как бы смешно это ни звучало, но его человеческое начало - это то, что делает его слабым, и в физическом и в духовном плане. Он смертен, если потеряет руку или ногу - не сможет драться так же, как и прежде. Также не на руку играет возраст, подтачивающий его способность к долгим изнурительным походам или к долгому бою. И, не смотря на Кодекс и внутренние барьеры, может чувствовать привязанность, что может очень негативно сказаться на нем самом.


- Общее описание:

Безэмоциональный. Черствый. Грубый. Бесчеловечный кусок мяса, не умеющий сопереживать монстр. Именно так отзываются о нем те, кто не особо близко с ним знаком, кто так и не смог разговорить молчаливого мага.

И как его только не называли из-за полного неумения и нежелания показывать свои эмоции кому-либо в этом мире. Из одиннадцатилетнего задиры с свежими шрамами от своих приключений на лице он превратился в обычно хмурого и неразговорчивого мужчину, что уже давно замкнулся в себе и не собирается выбираться из кокона, что он соорудил из одиноких вечеров в библиотеке, книг, запаха ладана и одинокой кельи. Он предпочел уединение новым разочарованиям в людях и новым проблемам. Предпочел знания и учебу попыткам пофлиртовать и шутливому поджиганию "юбок" храмовников. И ровно одна вещь так повлияла на его нынешний характер - он маг. Этот факт изменил все в его жизни, перевернул все с ног на голову и разрушил, буквально уничтожил в прах мечту юнца пойти по стопам отца и делать из кусков камня живые, почти дышащие фигуры. Для него дорога эта раз и навсегда стала закрыта, как и родительская поддержка. Вместо неё он получил камнем прямо в лицо и крики, а затем хлопок двери почти перед носом. С той стороны он отчетливо услышал  только одно: "Ты мне больше не сын.". Это было для мальчишки ударом по живому, так что он замкнулся в себе, и даже его учитель, опытный и умный чародей, не смог пробиться через этот выросший панцирь. Корб пытался покончить с этим навалившимся кошмаром, в час, когда все в Круге спали, брал наволочку и шел к самой близкой балке и завязывал петлю, не имея рядом ножа и не имея возможности выброситься прямо из окна. Один раз у него даже почти это вышло, но его своеобразную петлю разрубил мечом храмовник, подхватив тяжело дышащего мальца одной рукой, будто тот ничего и не весил. Был долгий, тяжелый разговор, из которого маг себе подчерпнул мысль - если нет возможности найти силы в себе, стоит найти их в Вере. Он начал каждый день посещать утреннюю и вечернюю службу в часовне, читал в перерывах между обучением и физическими тренировками Песнь Света, и в итоге смог оправиться, смириться со своей судьбой, и просто продолжил жить. Во имя Создателя и святой Андрасте, дабы убить всех малефикаров, проклятых, неверных людей и эльфов, так что его дальнейшая судьба как мага была уже известна. Охотник на отступников и малефикаров, верный пес Церкви, непоколебимый и суровый. Правда эта маска трескалась, когда он видел ребенка, проклятого, покинутого, или мага, что не желал себе такой жизни, что хотел спокойной жизни. Он несколько раз убивал семьи малефикаров, забирая ребенка с собой, прямо на руках, мыча ему какую-нибудь колыбельную. Такое к детям отношение понятно — сам пережив боль и обиду, он хотел дать всем кому может хоть немного поддержки и заботы, отдавая все свои эмоции, на какие он способен, поэтому многие дети в Круге, не смотря на суровое лицо, все-таки с теплом относятся к чародею, прося его читать какую-нибудь книгу вслух, собираясь вокруг него в кучу, пока девочки за спиной чародея плели из его волосы немыслимые прически с лентами и цветами. Большую часть детей считает своими, пусть и не кровными.
Мало кто знает об этом, но Ада способен и на сарказм, что демонстрирует редко.
К отступникам относится по ситуации, может быть и спокоен, и по-отчески ласков, и суров, как настоящий охотник. Малефикаров и одержимых ненавидит, так же не особо хорошо относится к тевинтерцам, считая их сплошь и рядом еретиками и отвернувшимися от Создателя. В эльфам относится так же, как и к людям — по ситуации, не видя между расами большой разницы. Гномы вызывают у него уважение, пусть кастовую систему он не понимает. Кунари же для него — загадка, так как пока ни одного не встречал, но с опаской относится к слухам, которые про них идут.

 

Биография:

 

Родился Корбериан в деревушке близ Хоссберга, в семье коренного андерского скульптора и рыжеволосой ранее уроженки Неварры, но её семья переехала по своим причинам в Андерфелс. Он в итоге оказался единственным сыном у этой пары, но никто не жаловался — рос мальчишка активным, здоровым и крепким, если судить по его давно зажившим шрамам как на лице, следам его приключений с ровесниками. Правда, идиллия продолжалась вплоть до одиннадцати лет, когда он при свидетелях взмахнул рукой, желая отогнать от себя разгневанную собаку, то исполосовала его лицо, и в итоге отшвырнул её от себя ударом молнии. Родители, когда узнали о произошедшем, были несколько в шокированном состоянии, ведь ни у кого из них в роду не было ни одного мага. Мать старалась успокоить сына, в то время как отец медленно но верно переставал смотреть на сына как на человека, и через некоторое время и вовсе вышвырнул мальчишку за дверь, а потом камнем погнал его подальше от дома. Корб был в шоке, напуган и растерян, не знал куда обратиться за помощью и что делать дальше. И в родной деревне ему так никто и не открыл дверь, не впустил внутрь, не сказал и слова, ведь жители слишком хорошо помнили случай, когда кто-то пригрел у себя беглого мага, что потом вырезал большую часть жителей, став одержимым. Он стучался буквально в каждую дверь, только вот вместо вразумительных ответов слышал ругань и неразборчивое "Убирайся прочь!" или "Пошел вон отсюда, мажье отродье!". Корб брел по протоптанным тропинкам, чувствуя, что уже начинает замерзать, и как на него нападает отчаяние и тоска. Оставалась только одна дверь - в том старосты деревни, куда ему дорога уж точно заказана - ещё ведь погонят собаками, и счастьем будет если они разорвут его сразу на куски, не загнав его далеко в пустынные земли. Подойдя к двери, он услышал знакомые голоса старосты и старшей жрицы, которые меду собой переговаривались на повышенных тонах, судя по паре слов, по поводу него. Появилось желание взять и сейчас же побежать отсюда, сломя голову, невесть куда. лишь бы больше не слышать ругани и криков в свой адрес. И только он хотел развернуться и побежать, как врезался прямо в одного из храмовников, что довольно потянул "А вот и наша пропажа". Видимо, они пошли к его бывшему дому, чтобы забрать. Корб не раз слышал, что магов из семей забирают храмовники, только вот куда - это ему было неведомо. Храмовник, в которого мальчишка врезался, осторожно положил одну ладонь тому на плечо, вторую сжав в кулак и постучался в дверь, из-за чего ругань-таки прекратилась. Жрица открыла дверь нараспашку и широко, даже ласково улыбнулась порядком замерзшему и измотанному психологически мальчику, сказав, что сегодня он переночует здесь, а завтра он уже отправится под присмотром храмовников в свой новый дом. В сопроводительное письмо имя его было вписано, пусть мальчик и был сильно против.
Он не знал, что с ним сделают, что будет дальше и сможет ли он жить после всего с ним произошедшего, но вердикт ему выдали один — Круг. Туда его на следующий день и отправили, предварительно дав отогреться и отдохнуть. Корбериан же не знал, что для магов есть такие места — Круги, где они живут и учатся, где они могут быть свободны от взглядов, полных ненависти и злобы. Только вот это мало чем помогло, ведь во снах он все ещё видел, как закрываются двери перед его носом, видел летящие в него камни и слышал крики, полные злобы, и мальчик замкнулся в себе ещё сильнее, почти ни с кем не разговаривал, и на свое настоящее имя он никак не отзывался, только однажды сказав, что от него отказались, и он не имеет права называться тем именем, какое носил до этого. Так он и стал Адальфусом из Хоссберга, ибо вариант "Хоссбергский" вызывал у мальчишки тихое, недовольное фырканье.
Учеба проходила своим чередом, и обычно мальчик много времени тратил на изучение теории, читал чуть ли не каждую книгу, до которой мог достать, пусть это и не помогало избавиться от тоски и чего-то темного и холодного, чувства, что росло, подбивая уже изрядно подросшего мага к опрометчивым и весьма жутким вещам, а именно к попыткам окончить свою жизнь. Он несколько раз пытался, планировал все, но все было тщетно — то его «петля» порвется, то его кто-то останавливал на полпути, когда он только взбирался на сундук повыше. Что он только не делал, чтобы отвлечь себя и свои мысли, как бы упорно не учился, однако от этого темное чувство в районе сердца так никуда и не уходило, и внутренний голос все твердил о том, что стоит сделать. И вот, очередная ночная вылазка, балка на подходящей высоте и прочная ткань, которая должна будет выдержать вес пятнадцатилетнего мальчишки. И укромное место было — темный закуток коридора, куда обычно никто не заходит. И эта попытка была бы успешной, и Адальфус уже чувствовал холодок в затылке, будто к нему подошла смерть, только вот это был просто порыв ветра от подбежавшего храмовника, что дежурил этой ночью на этаже. Подхватив мальчишку, он одним точным ударом разрубил импровизированную петлю, выронив оружие из рук, дабы прижать еле дышащего ученика к себе. Этого храмовника маг видел и раньше, но никогда с ним не разговаривал, как и с большинством жителей Башни. Имени его Корб так и не вспомнил, но запомнил то, как храмовник держал его, навзрыд рыдающего, просящего прервать жизнь, ведь он никому не нужен таким и все, кто был ему дорог, отвернулись в итоге от него. Тот только грустно улыбался и гладил по голове рукой в перчатке, сказав в итоге, что если не можешь найти силы в себе, найди их в Вере. Так, собственно, Адальфус и поступил: стал чуть более сговорчивым, посещал часовню как по расписанию, в перерыве между ежедневными тренировками, чтением книг по основам магии и медитациями читал Песнь Света, найдя в ней своеобразное утешение и поддержку. Его отношения с учителем и иными магами и чародеями постепенно наладились, и многие начали отмечать, что парень смышлен не по годам и в отличие от многих своих сверстников действительно хотел учиться, начав осознавать, что, возможно, ему не просто так был дан дар колдовать, и он увлекся энтропией, не видя себя в качестве мирного лекаря, тем более. что его учитель сам придерживался школы энтропии, так что учиться было у кого. Так и появился тот, кого в итоге будут отступники называть чудовищем, не имеющим эмоций. В двадцать лет он в легкую прошел Истязания, став полноправным магом, и такой перемене были несказанно рады и учитель, и Первый Чародей, подметив, так же, что в этом маге была довольно сильная ненависть к отступникам и малефикарам, что было не удивительно, следуя из истории того, как он попал в Круг. В двадцать пять лет он смог заслужить доверие, будучи весьма послушным магом и хорошо себя показав в общении с учениками, которым оказывал серьезную поддержку, и хотел стать охотником на отступников, тренируясь для этого не покладая рук, учась контролировать себя, не поддаваться соблазнам и подавлять свои темные мысли или желания, обучаясь у парочки охотников-чародеев этому не слишком легкому ремеслу. Став же чародеем в возрасте около тридцати лет наконец-то стал полноправным охотником. Объехал с отрядом храмовников чуть ли не половину всего жилого Андерфелса, выслеживая и убивая неугодных, иногда даже слишком жестоко, а иногда и забирал с собой их детей, если они были, зная, что Круг о них позаботится куда лучше, чем родители, продавшие свои души и тела демонам. В возрасте около тридцати семи Корбериан знакомится с новоприбывшим храмовником, ещё совсем юнцом — Вальтером,  который произвел на мужчину впечатление слишком любопытного ребенка в теле уже мужчины, что минимум на голову был выше. Они сошлись на своей фанатичной вере и на ненависти к малефикарам, в последствии стали общаться, когда у обоих было время, и Вальтер иногда слушал лекции чародея об энтропии или о стихиях.  Два года продлилось это знакомство, за которое маг успел привыкнуть к мальчишке, только вот его отправили вместе с несколькими новичками туда, куда он совсем не ожидал — в Киркволл, Город Цепей. После произошедших там событий было за него несколько боязно за молодых, ещё неопытных ребят, но ничего поделать с решением не мог — не его юрисдикция. Оставалось только молиться Создателю, чтобы они остались живы и здоровы. И его бытие охотника на малефикаров продолжалось без каких-либо серьезных изменений.
Однако Корбериана из колеи его привычной жизни выбила новость, ужасная, жуткая, заставившая кровь похолодеть в жилах — церковь Киркволла была уничтожена вместе с Владычицей Церкви, жрицами и всеми, кто тогда был в здании, а сам город погрузился в настоящую войну между магами и храмовниками. До чародея уже доходили слухи о Мередит и о том, что она чуть ли не из-за каждого чиха готова была усмирить мага, что было даже по меркам Адальфуса слишком. И он больше всего думал о том, выжил ли Вальтер, или этот несчастный юнец все-таки был в Церкви... Как оказалось, Создатель не был глух к молитвам, и Крауц вернулся в Хоссберг, однако он был единственным выжившим из всех юнцов, которых отправили вместе с ним. Теперь в нем было трудно узнать того самого юного храмовника — озлобленный, агрессивный, впавший в уныние уже лейтенант вызывал только негодование и печаль. Адальфус справедливо решил, что со своей опекой только сделает все хуже и Вальтер сам его пошлет куда подальше, так что решил не вмешиваться, хотя это было весьма и весьма опрометчивым решением. Пару лет спустя тот опять пропадает из Круга, и теперь из-за взрыва на Конклаве, где была убита Верховная Жрица. Надеясь, что этот идиот не решился самостоятельно искать мага, подорвавшего Церковь, чародей обратился к Альтаиру с рядом вопросов, к примеру, как он вообще его отпустил. Но тот только заулыбался, как всегда не дав вразумительных ответов, решив, видимо, проверить стойкость каменной маски Корбериана, в которой он увидел заметные трещины. Но чародей умеет выжидать, как змея, зарывшаяся в песок, дожидается нужного момента, чтобы начать действовать. И вот он, уже не раз слыша об Инквизиции, думает, что это может быть и не еретической организацией, если во главе неё стоят доверенные лица почившей Джустинии. И уже больше года прошло с основания, так что надо было уже что-то решать и как-то помогать, ведь силы Старшего уже не были такой уж и призрачной угрозой. Поэтому Судьба снова решила сделать Адальфусу сюрприз — он стал одним из членов весьма малочисленного отряда доверенных чародеев и храмовников, которых Альтаир решил отправить в подмогу Инквизиции в строжайшей тайне (официально Круг Хоссберга поддерживает нейтралитет), что было бы невозможно без вмешательства Владычицы Церкви Хоссберга.
А кто будет лучше воевать против магов-отступников и еретиков, нежели охотники на отступников?...

 

 

Часть III

 

 

Пробный пост:
 

Скрытый текст

Камон, это ж твинк))

 

Связь:
Через личные сообщения на форуме. 

 

Ваши познания во вселенной Dragon Age:
Достаточные, чтобы понимать что здесь происходит и кто все эти люди

 

Планы на игру:
Не убиться в первом же сюжетном квесте и, пожалуй, приютить всех детей Тедаса. А свои планы я уже расписал давно.

 

 


 


Sons of god and sacrament
The night we're dying for
By the call of pyromania
Bring fire into war
ezgif.com-resize (22).gif ezgif.com-resize (23).gif ezgif.com-resize (24).gif  Rest in flame by testament
At midnight we return
Raise inferno for the living
The grail of life we burn

 

  • Ломай меня полностью 2
  • Ор выше гор 1
  • WAT (°ロ°) 1
  • Какое вкусное стекло 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

mLgtdz3.png?1

 Добро пожаловать!



Мы рады приветствовать тебя у нашего очага, друг.
Проходи, не стесняйся и чувствуй себя, как дома — ведь теперь ты часть одной большой семьи.
Если у тебя есть вопросы или пожелания, выскажи их, и мы обязательно тебе поможем. В первую очередь, мы рекомендуем тебе посетить темы и разделы, ссылки-кнопки на которые ты найдешь ниже.

 

Приятной игры!

 

 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...