Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

II. Главное в любом деле — эффектно появиться

Рекомендованные сообщения

II. ГЛАВНОЕ В ЛЮБОМ ДЕЛЕ — ЭФФЕКТНО ПОЯВИТЬСЯ

http://funkyimg.com/i/2QbMg.png

Дата: 1 Первопада, 9:42 Века Дракона
Место: Долы, дорога на Халамширал
Погода: мерзко, холодновато, в небе сияет вездесущая Брешь
Участники: Adrian Du Couteau, Jean-Gaspard de Lydes
Вмешательство: ГМ
Описание: Вольные Граждане сумели взять в плен весьма важного пленника — герцога Вал Шевина, чей род всегда слыл лояльностью к роду Вальмонт. Адриана везут на встречу с новой Императрицей, но Вольным Гражданам неизвестна одна маленькая деталь: герцог Вал Шевина специально попал в плен, а герцогу Лидса одна пташка уже нашептала о случившемся...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жан-Гаспар терпеть не мог сидеть сложа руки, дожидаясь окончательного решения маршала и генералов о наступлении на Халамширал. Он буквально сходил с ума от бездействия. Спасали только редкие вылазки на территорию неприятеля. Горечь гражданской войны охладила умы и сердца командующих орлесианской армией и они как могли избегали сражений, опасаясь потерь перед решающей битвой. Можно сказать, что маршал Пру ушёл в глухую оборону, превратив то, что осталось от форта Ревасан в практически неприступную твердыню, окрестности которых были изрыты траншеями, земляными валами с кольями и другими элементами полевой фортификации. Атаковать орлесианскую армию, готовую к бою, было бы самоубийством, поэтому боевые действия временно прекратились. Вольные Граждане в свою очередь закрепились в Халамширале и собирались принять бой за городскими стенами, где численное превосходство войск маршала было бы сведено на нет, а штурм крепости неизбежно привёл бы к большим потерям среди солдат и шевалье. Жан-Гаспар не сомневался в полководческих талантах и мудрости Бастьена Пру, но легче от этого не становилось. Лагерная рутина кое-как позволяла отвлечься от мыслей о бессмысленности происходящего вокруг и время от времени герцог де Лидс бросал утомлённый взгляд на небеса, где полыхала изумрудная бездна.

Приказ перехватить конный отряд Вольных Граждан застал Жан-Гаспара на передовой, где он осматривал позиции солдат Лидса. Несмотря на видимость единого командования, большая часть армии союзников подчинялась разным генералам, войско Лидса не было исключением. Пять тысяч мечей и копий - этого было достаточно, чтобы штурмовать Халамширал и идти маршем на столицу, но Жан-Гаспар не был готов устилать путь к победе телами только своих солдат. Адъютант маршала лично передал герцогу подписанный приказ, отыскать пару десятков лихих рубак - добровольцев среди верных Лидских солдат оказалось несложно. Не прошло и четверти часа, а небольшой, но вооружённый до зубов эскадрон оставил позади укрепления первой линии. Не все они были шевалье, но даже не имевшие характерного пера рыцари были умелыми воинами, пусть им и не доставало боевого опыта. Как и всей армии Лидса - напомнил себе Жан-Гаспар. Не считая мясорубки при Халамширале, его солдаты не принимали активного участия в боевых действий, так как со смертью герцога Ремаша большая часть армии Лидса была отозвана с фронта. Для кого-то этот бой станет первым, для кого-то последним. Но это война и ощущение собственной смертности опьяняло.

Заметив вдали облако пыли, в котором кое-как угадывались силуэты всадников, Жан-Гаспар вскинул сжатую в кулак руку и за его спиной воздух рассекли мечи. В воздухе прогремело имя, которое орлесианцы повторяли как молитву - "Селина!" Несмотря на то, что императрица была мертва, её рыцари продолжали убивать и умирать за неё. В конце концов, храмовникам никто не отказывал в чести сражаться за давно почившую женщину.

- За Императрицу!

От основного отряда мятежников отделилась дюжина всадников и бросилась наперерез отряду Жан-Гаспара. Арьергард, без сомнения, обрекал себя на смерть, но надеялся задержать шевалье. Не вышло. Герцог первым вонзился в мятежников, его меч прочертил кровавую полосу под забралом первого всадника и вонзился в нагрудник его товарища, выбив того из седла. Жан-Гаспар принял на щит удар третьего противника и приготовился было прикончить его, когда меч шевалье разрубил мятежника от плеча.

- Хороший удар, Анри, - похвалил герцог и рассмеялся. Вокруг его воины добивали остатки арьергарда Вольных Граждан, но ценой своих жизней, они выиграли время для остального отряда. Жан-Гаспар разглядел пятерых всадников, один из которых вёз пассажира. Если, конечно, пассажиром можно было назвать перекинутого через круп лошади связанного мужчину.

- Уходят, засранцы, - пробормотал один из рыцарей Лидса, а герцог тем временем потянулся к тяжёлому арбалету. Оружие было заряжено как раз на такой случай. Жан-Гаспар понимал, что ему нужен всего один меткий выстрел и отряд остановится.

- За ними, - прорычал он, остановив коня. Стрелять на скаку герцог не умел. Он задержал дыхание, прицелился и выстрелил. Хлопок тетивы показался ему неестественно громким, как стук крови в висках. Всадник далеко впереди рухнул на землю с арбалетным болтом, торчащим из спины. Жан-Гаспар выругался - в таком убийстве не было чести, но  с другой стороны, эти подонки едва ли заслуживали благородной смерти от меча шевалье. Остатки Вольных Граждан замешкались всего на мгновение, но оно оказалось для  них роковым. Всадники Лидса пленных не брали, во всяком случае, мятежников и предателей. Какая разница, их всех ждала виселица или топор палача.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

За свою жизнь герцог Вал Шевина прочувствовал на своей шкуре немало неприятных ощущений: были и падения с высоты, и переломы, и ранения различной степени тяжести. Но мало что было сравнимо с «великолепным» ощущением подпрыгивающего крупа лошади под собой, особенно когда лошадь шла галопом, и ты был не всадником, а пленником, связанным по рукам и ногам, бесцеремонно перекинутым через несущуюся во весь опор коняку. Приходилось как минимум напрягать мышцы живота и груди, чтобы при каждом скачке рёбра не прогибались внутрь, а это было то ещё испытание — всё же Адриану было уже не двадцать лет. Для пущей безопасности его светлость крепко стиснул зубами ту грязную тряпку, которой ему завязали рот во избежание попыток язык откусить. Дю Куто желанием это сделать не горел, и хотя такое развитие событий могло бы освободить его от плена, план был совершенно иным.
Ведь попался он по своей воле и намеревался выжить.
Когда его схватили, он для приличия посопротивлялся — крыл негодяев благим трёхэтажным матом, от которого у последнего сапожника уши свернулись бы в трубочку, пытался отмахиваться и вообще быстро поковылять прочь. Но это так, опять же, для приличия. Чтобы подозрений не вызывать. Может, если бы решил пойти с поднятыми руками и не дёргаясь — усадили бы нормально на коня и всё было бы не так уж и плохо. Но Вольные Граждане изяществом не отличались… ровно как и умом.
Шедший сквозь Долы тракт узнать было нетрудно, учитывая обилие деревьев и осколков древнего эльфийского царства. И тут уж оставалось полагаться на то, что герцог Лидса достаточно пунктуален — следовать приказам он умел и оспаривал редко. В противном случае, ему действительно придётся изворачиваться и бежать из плена, от чего весь план полетит мабари под хвост. Ведь он должен был сохранять свою маску немощного разгильдяя-калеки, который, тем не менее, представлял ценность как для Флорианны, так и для повстанцев, являясь правителем крупного портового города. Интересно, насколько удивится Жан-Гаспар, если перехватит этот отряд и обнаружит, кого он «спас»?
Ничто не предвещало беды для Вольных Граждан, судя по тому, с какой лёгкостью они попали в засаду. Адриан же даже трясясь на лошадином крупе успел заприметить блеск стали среди деревьев и холмов. А уж топот, с которым шевалье помчались на перехват, разбудил бы и мёртвого. Начался характерный хаос и полнейшее столпотворение, что герцога не особо радовало — в его «беспомощном» состоянии вполне реальным делом было бы огрести по голове удар или упасть под ноги коням, что ещё хуже. Но всё же он оказался в относительной безопасности, когда пленители рванули вперёд, пользуясь временем, что их товарищи выиграли. Что ж, ничего неожиданного, вполне предсказуемая тактика и, зная Жан-Гаспара, он это дело заметит, просчитает и погонится следом.
Или же решит пристрелить ублюдка, который вёз Адриана, как грёбаный мешок с картошкой. С тихим стоном всадник сполз на землю с торчащим из спины болтом. И учитывая то, что лошадь не поймёт, когда останавливаться, герцогу оставалось только одно: извернувшись и проделав совершенно неграциозное, но мощное движение всем телом, Дю Куто рухнул с лошади на пыльную дорогу и поспешил укатиться на обочину, чтобы не затоптали. Оставшиеся Вольные Граждане сие, естественно, заметили и замедлили ход, явно намереваясь пленника схватить и всё же увести — награда им сулила весьма крупная, насколько Адриан успел услышать во время одного из привалов. Жадность, как всем известно, грех. А грех — та ещё погибель. Промедление и желание наживы послужили тому, что бойцы Жан-Гаспара нагнали их и завязался очередной бой. Адриану оставалось лишь наблюдать и гусеницей отползать подальше, когда угроза была шибко велика.
Утихло всё довольно быстро. Стоило отдать должное шевалье под командованием герцога Лидса: действовали они слаженно и эффективно.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Всё кончено, милорд, - бившийся рядом с Жан-Гаспаром шевалье смахнул кровь с меча и убрал его в ножны. Кто-то разрядил арбалет в упавшего с лошади бунтовщика, пытавшегося отползти к эльфийским руинам.

- Да я только начинал веселиться, - заявил герцог и окружавшие его рыцари рассмеялись, восславляя Орлей и сегодняшнюю победу. Победу... Создатель, люди радовались даже такой мелочи, как два десятка убитых предателей. Жан-Гаспар пересчитал своих всадников и, убедившись, что убитых нет, облегчённо вздохнул.

Жан-Гаспар спешился и, передав арбалет одному из своих шевалье, направился к тому месту, куда, предположительно, отполз "пассажир" мятежников. Герцог держал шлем на сгибе локтя, слипшиеся от пота волосы едва заметно колыхались на ветру у него за спиной, словно грива. Грязная и неухоженная грива льва-алкоголика, давно положившего известный орган на свой внешний вид. Он был суров, бородат и, наверное, смердел как козёл, но сейчас это едва ли беспокоило Жан-Гаспара. Он пролил кровь бунтовщиков, предавших свою императрицу и великого герцога, а значит день прошёл не зря. На ходу, герцог приказал своим воинам повесить мёртвых предателей на дереве возле тракта, чтобы они послужили мрачным уроком - или предостережением - всякому, кто задумается дезертировать. Возможно, с кем-то из них он сражался плечом к плечу в Войне Львов, но сейчас это не имело значения. Жан-Гаспар в чьих-то глазах был предателем дважды, но на самом деле он никогда не изменял Орлею. Да, приходилось менять знамёна, но всё что сделал герцог де Лидс было сделано во благо Империи. Вокруг него шевалье методично выполняли приказ, время от времени слышался короткий удар кинжалом и вскрик - добивали раненых. В этом не было чести и Жан-Гаспар поморщился от неприятных мыслей. Ну почему нельзя убить врага наверняка, чтобы не приходилось вот так лишать его жизни...

- Не пристало благородному дону ползать по кустам, - прокричал он, раскрутив в ладони мизерикордий. Как правило, этот клинок использовался для добивания раненых, но и для того чтобы разрезать путы сойдёт. Отыскав пленника, герцог опустился на корточки и перерезал путы, после чего развернул его лицом вверх и вытащил кляп изо рта... Старого собутыльника.

- Создатель Милосердный, да это же герцог Вал Шевинский, - Жан-Шаспар рассмеялся, на этот раз искренне, и заключил Адриана в крепких мужских объятиях, - я слышал, тебя кастрировали и повесили на сосне эти подонки. Вижу, до верёвки дело не дошло. Хозяйство на месте?

Он подмигнул и, выпустив Адриана из мёртвой хватки, хлопнул его по плечу.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Воистину, ползать не пристало, да только, к сожалению, делать это приходилось так и так довольно часто — работа обязывала. Хорошо, что немногие знали об этом деле, ибо в противном случае вся конспирация давно уже пошла бы мабари под хвост. Адриан даже свою «униформу» научился отстирывать, чтобы у горничных и тех, кто к обслуживающему персоналу не принадлежал, не возникало внезапных лишних вопросов.
На сей раз, правда, прибегать к подобным действиям не придётся — о «похищении» знал как минимум один человек, а вместе с ним и толпа вооружённых отморозков, которых называли гордостью Орлея. Шевалье. Не то чтобы герцог Вал Шевина испытывал к ним неприязнь, но скорее считал, что эти рыцари без страха и укропа себя давно изжили и переродились из ранее благородного ордена в непонятное сборище, которые на выпускном экзамене проверяли остроту клинков на эльфинажных эльфах. Какой отпор может дать кролик, у которого и оружия-то нету, кроме палки? Какая в этом честь? Но, как говорится, чем богаты.
Дю Куто ещё немного повалялся в грязи связанной гусеницей, прежде чем его наконец нашёл Жан-Гаспар. Этот пройдоха, похоже, рад был видеть его круглосуточно, и, честно говоря, Адриану было такое принятие приятно — несмотря на то, что герцог Лидса был шевалье до мозга костей. Отплевавшись от грязной тряпки, из-за которой во рту было неприятно сухо и складывалось ощущение, что ему дали пожевать грязные носки, бард довольно улыбнулся и даже позволил себе обнять собутыльника в ответ, похлопав воина по спине.
— Знаешь, надо бы проверить. Рёбра я себе точно отбил, пока болтался на спине кобылы. А напряжение в яйцах определённо намекает, что надо бы их опустошить в кого-нибудь. — Адриан потёр рёбра справа, после чего не без разочарования посмотрел на изгвазданный камзол. О белоснежности рубашки, торчавшей из-под него, можно было позабыть — теперь это был узор в размытый «горошек» в цветах грязи, крови и травы. Такую смесь отстирать не получится даже у самой умелой прачки. — Эти свиньи перебили мой антураж, схватили меня, запихали мне какую-то тряпку в рот и повезли к своей «Императрице». На разговор.
Мужчина недовольно фыркнул и покачал головой, после чего в очередной раз попытался отплеваться от привкуса носков на языке и пары-тройки ниток, явно застрявших где-то промеж зубов.
— Мало того, что изгадили мне мой любимый камзол с рубашкой, так ещё и мою трость куда-то дели. Мою трость, Жан-Гаспар!
А это был, пожалуй, единственный атрибут, с которым герцог Вал Шевина практически никогда не расставался. По крайней мере, когда носил свою публичную личину. Хромота, которую бард умело отыгрывал уже не первый год, вполне оправдывала наличие такого аксессуара у мужчины, которого стариком язык назвать не повернётся. Калека, говорили одни. Получил ранение в дуэли, говорили другие. Кусочек маски — вот что думал Адриан.
— Если только вы её вдруг не нашли, то мне понадобится твоя помощь, mon ami. — Герцог хмуро уставился на свою «травмированную» ногу. Да, штаны тоже были в хлам. А ведь какой прекрасный бархат! Чёрный, с золотым шитьём… — Без опоры мне ходить, мягко говоря, трудновато. Я никуда без трости. Не хочу быть обузой, но, похоже, придётся тебе меня потерпеть.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жан-Гаспар с готовностью подставил другу плечо. Он слышал эту историю много раз - о женщине, о ревнивом муже, о дуэли. В отличие от Адриана, гецог де Лидс предпочитал женщин незамужних, но в Орлее не принято спорить о вкусах. Что же касается дуэлей, шевалье убивали друг друга на них сплошь и рядом, по различным причинам. А женщина... Не самая плохая из них. Герцог Вал Шевинский не был воином, тем более не носил характерное перо шевалье, но вот посмотрите на него - калека, как ветеран войны.

«Интересно, какие истории он рассказывает своим девкам, - думал Жан-Гаспар, подводя Адриана к свободной лошади, по иронии, той на которой его везли повстанцы, - наверное, изображает из себя героя сражений. Наверное, я слишком хорошо его знаю и не могу представить с мечом наголо но в том что он знает что такое l'amour aller chevalier не сомневаюсь.»

- Анри, обыщите покойников, у одного из них может быть дорогая трость, вы сразу поймёте, что она не принадлежит кому-то из этих собак.
- Мы осмотрели каждого, милорд, - отозвался шевалье, поднимая очередной труп на верёвке, перекинутой через толстую ветку, - не нашли ничего. Возможно, трость благородного герцога Вал Шевинского осталась в лагере этих подонков?
- А вместе с ней, ещё хотя бы сотня недобитых бунтовщиков - добавил рыцарь в плаще дома Вальмонт, обматывая верёвку вокруг торячащего из-под земли корня, похожего на щупальце какой-нибудь жуткой твари из-за Завесы.
- Хорошо, - радостно воскликнул Жан-Гаспар, - не вижу почему благородным донам не совершить вылазку на территорию неприятеля. Mon ami, вы же не разучились стрелять из арбалета? Помню, как в Халамширале вы отстреливались из окна борделя, ни одного болта не пропало зря... А сколько мы с вами выпили тогда?

Во время печально известного восстания эльфов в Халамширале, Жан-Гаспар и Адриан проводили время в одном из дорогих публичных домов, где "угнетённые" эльфийки подносили знатным орлесианцам напитки и предлагали свои тела. Жан-Гаспар считал секс с эльфийкой чем-то вроде скотоложества, а вот его спутник... Казалось, ему всё равно во что пихать, лишь бы оно подавало признаки жизни. Хотя кто его знает. Когда вспыхнуло пламя восстания, Адриана без штанов чуть не зарезала эльфийская шлюха, если бы вовремя не вмешался герцог де Лидс... В прочем, дю Куто сразу вернул долг, разрядив лежащий возле кровати арбалет в эльфа-прислужника, поверх плеча герцога, чем спас его от удара в спину. Потом благородные доны продолжили пить и отбиваться от эльфов, организовав из посетителей борделя боеспособный отряд, который продержался до прихода карательной армии императрицы Селины.

- Ну что-ж, в путь, - Жан-Гаспар помог Адриану забраться на лошадь и протянул арбалет с колчаном, - показывайте дорогу, mon ami. Нам ещё не надоело убивать мятежников сегодня. За императрицу!
- За Селину! За Селину! - прогремели шевалье.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хромоту Адриан отыгрывал уже не первый год, да и опираться на другого, поскольку «он не мог ходить нормально», тоже было не впервой. Перекинув руку через шею герцога Лидса, бард заковылял туда, куда его весьма оперативно тащили. Ему так-то трость была совершенно не нужна, чему Жан-Гаспар был всё же свидетелем: отстреливаться в том треклятом борделе приходилось без палки под рукой. Но… жалко. Дорогая она была, тварь эдакая, да искусной работы. При желании Адриан мог заказать себе новую, но к этому предмету он испытывал некоторую сентиментальность — почти так же, как к фамильной маске, кольцу с печатью и прочему, прочему, прочему.
К людям, впрочем, подобной слабости он точно не питал — несмотря на то, что герцог Лидса был верным товарищем как в бою, так и в прогулках по борделям, и его можно было даже назвать другом, дю Куто готов был обменять жизнь Жана-Гаспара на то, что может помочь Империи, будь то союз, войска или помощь самого Создателя, если этот призрачный ублюдок вообще существует. Всё, что угодно, если это позволит Её плану воплотиться в жизнь, хотя она сама давно уже покоится с миром. По крайней мере, на это Адриан искренне надеялся.
Впрочем, наблюдать за тем, как этот человек суетится ради него, было как минимум забавно. Можно было даже сказать, приятно. Если придётся его убить, то бард даже почтит память герцога Лидса чаркой хорошего вина — такого, какое сам Жан-Гаспар рад был бы выпить.
— Merde… если эти выродки успели продать мою трость какому-нибудь грязному торгашу, я их всех лично вздёрну на кишках. — Адриан возмущённо нахмурился, умело отыгрывая недовольство. Он прекрасно знал, что трость как раз осталась в лагере Вольных Людей, куда его изначально притащили. Там же был его конь, Вереск — имя не самое благородное, что было необычно для скакуна столь благородного происхождения и принадлежности, но оно… подходило, как ни странно. Скакун не был того же цвета, что и цветок, да и вовсе ничто в виде этого зверя не соответствовало растению, но бывает так, что имя попросту чувствуется. И всё тут. — А уж если коня увели…
Взобравшись на скакуна похитителя, естественно, не без помощи герцога Лидса, Адриан с благосклонным кивком принял у того из рук оружие и боеприпасы. Оружие было несколько тяжелее, чем то, к которому дю Куто привык за годы работы и охоты, но грош ему была б цена, не умей он приспосабливаться. Прикрепив сумку с болтами к поясу, он слегка поёрзал — в той роскошной одежде ездить на не самом чистом седле было, мягко говоря, некомфортно, не говоря уже о том, что пока пленитель падал, он успел всё же забрызгать седло кровью, а высохнуть она ещё не успела. Хорошо хоть штаны чёрными были, а то шастать с пятном на заднице, словно ты девка с регулами, что вовремя подоткнуться не успела — то ещё «удовольствие» и «гордость» для герцога, а уж для мужчины тем более.
Попытавшись прицелиться, но пока не взводя оружие, Адриан с лёгкой усмешкой кивнул товарищу:
— Слушай, я уж столько раз на охоте был, что, пожалуй, стрелять вслепую могу. Я, может, и хромой, но не позволяю этому себя ограничивать. По большей части.
Легонько ударив покорной лошади пятками в бока, Адриан тронулся вперёд, сначала неторопливо, а потом всё же решившись погнать лошадь поскорее. «За Селину», кричали хором за его спиной. Хорошо, что Жан-Гаспар не видел кислую мину на лице барда — ведь сколько ненужного пафоса было в этом возгласе, пусть он и воодушевлял, становясь своеобразным символом. Она стала для Орлея почти что второй Андрасте… погибла из-за предательства, почти что как «прекрасная» Пророчица. Хорошо хоть не горела на костре в Минратосе — уж на этом спасибо.
Какое-то время он даже гнал коня считай галопом, слыша перестук копыт скакунов остальных бойцов позади. Он прекрасно помнил, где лагерь, и примерно за полмили шаг животному велел замедлить — не хотелось бы спугнуть добычу лишним шумом.
— Вон там, — остановив лошадь, он дождался Жан-Гаспара и указал в сторону леса и неприметной тропы, уводившей вглубь. — Идти недалеко, но не стоит коней туда гнать.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Исторически сложилось, что шевалье предпочитали сражаться верхом. Даже само название ордена можно было дословно перевести как "кавалерист" то есть, подразумевалось, что в пехоту преимущественно шли простолюдины, а право выходить на битву в седле оставалось за благородными. Спасибо последнему вторжению в Ферелден, местные на деле показали шевалье несостоятельность их военной доктрины. Жан-Гаспар там не был, но слышал рассказы выживших о мясорубки в Гварене, когда на узких улицах города тяжеловооружённые всадники становились лёгкой добычей для лучников и засадных отрядов Логейна Мак'Тира да проклянёт Создатель это имя. С тех пор, лучшие военные умы Орлея трудились над изменением устоявшихся веками традиций, чтобы ферелденская катастрофа не повторилась снова. Жан-Гаспар, в прочем, не был уверен, что траншейная мясорубка Войны Львов была чем-то лучше...

Герцог приказал своим всадникам спешиться и, оставив двоих присматривать за лошадьми, повёл отряд вперёд.У нескольких рыцарей оказались при себе арбалеты, и это действительно было хорошей новостью. Шевалье были превосходными фехтовальщиками, но оружие дальнего боя могло переломить ход сражения, тем более с численно превосходящим противником. Орлесианцы скрытно подобрались к лагерю на расстояние выстрела и Жан-Гаспар принялся осматривать лагерь в подзорную трубу.

Лагерь был окружён земляным валом, утыканным кольями на манер частокола. Невысокая сторожевая вышка была единственным деревянным сооружением, не считая пристройки над отхожим местом. Жан-Гаспар насчитал тридцать палаток и в уме прикинул сколько там должно было остаться мятежников. В центре лагеря был разведён костёр, у которого отдыхало человек десять, ещё примерно столько же бродило туда-сюда по своим делам. На вышке дежурил скучающего вида солдат.

- Merde... Хорошо окопались, засранцы, - пробормотал герцог, - mon ami, позаботьтесь о том, чтобы вон тот сукин сын на дозорной вышке не поднял тревогу, когда мы подберёмся поближе.

Остальных арбалетчиков Жан-Гаспар оставил с Адрианом, с этой позиции лагерь хорошо простреливался и несколько метких выстрелов могли существенно повлиять на исход боя. Герцог и его шевалье имели в своём распоряжении практически всё оружие ближнего боя от мечей до угрожающего вида шипастых шаров на цепи, которые воины называли "утренними звёздами". Облачённые в тяжёлую броню рыцари при всём желании не смогли бы перемещаться незаметно, но они старались как могли. Отряду Жан-Гаспара почти удалось подобраться к частоколу незамеченными, когда часовой на смотровой башне обернулся - секунда-другая и он закричит, поднимая по тревоге обитателей лагеря.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Броски

Adrian Du Couteau написал(а):

Игрок кинул 1 куб с 100 гранями и бонусом +25, моделируя событие:
успешность выстрела Адриана по часовому

Результаты броска : (70)+25=95

Картинно и правдиво кряхтя, Адриан так же спешился и, прихватив с собой трофейный арбалет, поковылял следом вместе с остальным отрядом. Все инстинкты говорили барду пригнуться, перестать играть и шуметь — ведь шарканье ногой нехило так задевало не только пожухлую листву, усыпавшую землю, но и всевозможные ветки и корешки под ней. Если их сейчас из-за него заметят, то можно будет отдать Вольным Гражданам должное: калеку в грязном камзоле они отслеживать научились. Проблема в том, что в большинстве своём эти дезертиры были безалаберны настолько, что герцог Вал Шевина мог бы, наверное, в полный рост войти в лагерь и перебить половину часовых, пока остальные почешутся. Эти люди чувствовали себя хозяевами положения. Справедливо, от части — ведь большая часть Орлея склонила голову и лижет пятки узурпаторше и её прихвостням. Вот только Адриан дю Куто большую часть жизни своей провёл за тем, что макал зазнавшихся лицом в грязь, да так, чтобы потом отмыться не могли. Будь то кровь или размокшее от мокрого снега месиво песка и земли тракта, но остаться с чистой рожей у Вольных Граждан не получится.
Вот и на сей раз безалаберность врага сыграла на руку. Приближаясь к лагерю, сопротивления их отряд не встретил никакого. Проклятье, да ни одного часового в лесу, хотя сокрыться в тени ветвей и деревьев — плёвое дело даже для распоследнего дурака. Если всё с врагом было так плохо, какого демона они ещё не выиграли? Ах да, конечно. Интриги среди командующего состава армии сопротивления, состоявшего как из сторонников почившей Селины, так и подхалимов пропавшего Гаспара. Читая донесения от своих агентов о происходящем в ставке командования противников Флорианны, Адриан чуть было лоб не протёр ладонью, а залёгшие промеж бровей морщины в тот день, кажется, оставили нескрываемый никакими средствами отпечаток.
Такими темпами они не то, что не выиграют, а попросту передерутся и перережут друг другу глотки. И в очередной раз Тени придётся несколько форсировать события, чтобы всё произошло так, как Она хотела бы. Как лучше было бы, по Её мнению, для Орлея. Он поклялся исполнять Её волю больше двадцати лет тому назад и изменять клятве лишь потому, что Она почила, герцог не собирался.
— Идите, mon ami. — Заприметить часового труда не составляло — поблескивал шлемом в свете остопиздевшей Бреши похлеще факела, да и не прятался нихрена. — Прикроем. Будете, как у Создателя за пазухой.
«Если бы он существовал», — добавил он про себя, но вслух говорить не решился. Не стоило как минимум сейчас, а то ещё дух боевой подорвёт. Сколь постыдно было бы проиграть столь бездарным созданиям, как Вольные Граждане.
Устроившись поудобнее там, где их оставил Жан-Гаспар, чтобы не пришлось слишком явно отыгрывать хромого, Адриан взял часового на прицел. Он всегда старался не особо показывать своё истинное лицо, но не у многих в его-то возрасте рука не дрожит от слова совсем, а дыхание ровное, как у спящего. Мужчина даже почувствовал на себе немного удивлённый взгляд одного из арбалетчиков — парнишки куда более юного, но всё же заслужившего себе место подле герцога Лидса. Дю Куто улыбнулся с некоторой долей самодовольства. Редко ему удавалось похвалиться — так всегда, когда реальная жизнь твоя сокрыта покровом столь глубокой тайны, что самый тёмный омут может показаться светлым.
— Учись, пока я жив, garçon.
Спусковой крючок тихонько щёлкнул, пуская болт в стремительный полёт. И ровно в тот момент, когда часовой обернулся, снаряд пробил его горло, напрочь застряв и не давая вскрикнуть, всхлипнуть, вздохнуть. Не до конца понимая, что произошло, предатель потянулся было к пробитой шее, но тут второй болт, который герцог поспешно зарядил мгновение назад, взведя специальным рычажком, с тихим свистом и отвратительным мокрым звуком вонзился в ладонь часового, плотно прибивая ту к столбу смотровой башни. Теперь, когда он будет падать, теряя создание и последние секунды жизни, он не громыхнёт. Не сразу уж точно, что лишь выиграет подступающим время.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шевалье молча наблюдали за двумя хладнокровными выстрелами. Бил герцог без промаха и Жан-Гаспар поймал себя на мысли, что не жалеет о том, что отдал ему свой арбалет. Что-ж, пришло время оказаться с неприятелем на расстоянии меча. Один из лидских бойцов угрожающе покачивая цепом, прокрался ближе к частоколу. Шевалье окружили своего предводителя и настолько тихо насколько это было возможно. подбирались к лагерю мятежников. Жан-Гаспар почувствовал как бешено колотится в груди сердце. Он задержал дыхание, крепче стиснув рукоять меча. Вот поэтому он предпочитал кавалерийскую атаку - нет времени на страх и сомнения. Траншейная мясорубка гражданской войны так и не избавила его от чувства тревоги перед рукопашным боем. В прочем, герцог колебался всего мгновение.

- За Орлей!

Описав мечом широкую дугу, Жан-Гаспар сорвался с места и бросился в сторону бунтовщиков. Последние не сразу поняли, что их атакуют, эта территория считалась неподконтрольной армии маршала Пру и союзников, а потому Вольные Граждане чувствовали себя здесь в относительной безопасности. Не удивительно, что они были буквально парализованы от шока, когда на них набросились вооружённые до зубов шевалье. Воины Жан-Гаспара пересекли деревянный мост и атаковали предателей прежде чем те успели схватиться за мечи. Это не было битвой, это была казнь, отсроченная но всё-таки справедливая. Осознав бедственность своего положения, несколько Вольных Граждан попытались сдаться на милость победителей, но они её не заслуживали. Безоружных мятежников убили на месте, несмотря на мольбы о пощаде. Нечастые, но прицельные выстрелы с холма так же вносили панику среди Вольных Граждан, которые уже просто не понимали с какой стороны ожидать смерти.

- Собакам собачья смерть, - заметил герцог, перешагивая через труп солдата, разрубленный им от плеча наискосок. Он был немного разочарован, Вольные Граждане почти не оказали сопротивления. Жан-Гаспар смахнул кровь с меча, но в ножны убирать не спешил, он ожидал от мятежников любого коварства.

- Осмотрите убитых и их пожитки, - приказал он своим рыцарям, - Анри, отправь человека за лошадьми. Мы здесь как в мышеловке, - последнее предложение он пробормотал едва слышно, оглядываясь по сторонам. С одной стороны, их прикрывали стрелки, но этот лагерь уже стал ловушкой для Вольных Граждан. Ворот нет, перебраться через частокол в доспехах невозможно... Жан-Гаспар мог бы перебить всех за этим заграждением имея дюжину лучников и три минуты времени... Герцог с пинка открыл походный сундук и, опустившись на корточки, принялся шарить среди трофеев мятежников. Скорее всего, тело с распоротым животом, валявшееся неподалёку было квартермейстером этого лагеря. Интересно, сколько золота Флорианна заплатила за голову Адриана - задумался Жан-Гаспар, и во сколько оценила бы она его? Живого или мёртвого? Достаточно быстро герцог нашёл заветную трость и направился к выходу из лагеря.

- И снова, даже не вспотел, - пожаловался Жан-Гаспар, - теперь я даже не сомневаюсь в том, что Халамширал будет нашим, если его защитники такие же жалкие подобия солдат, как эти...
- Милорд!
Ткань реальность задрожала вокруг герцога, как уже не раз случалось прежде, во время войны. Он закатил глаза и обречённо усмехнулся. Когда-то это должно было случиться. Небольшой разлом разорвал завесу между Тенью и реальным миром и оттуда один за другим, к телам убитых мятежников устремились изумрудные огоньки - слабые духи, или демоны, Жан-Гаспар не разбирался, стремились овладеть покойниками.
- Прорываемся к выходу! - скомандовал герцог, надеясь что его человек добрётся до Адриана и остальных и вернётся с лошадьми.
- Мертвецы... Они оживают!
- Отставить панику, - рявкнул Жан-Гаспар, - поубивали их однажды, завалим ещё раз! ЗА ОРЛЕЙ!

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ох ты ж сколько ж пафоса в этих шевалье! Даже не надо было особо пристально следить за действиями этой кучки бронированных болванов, чтобы заметить это — кажется, достаточно было лишь подумать в сторону бравых рыцарей и вуаля, они уже сверкают своим величием, доспехами и завышенным чувством собственной важности. Ладно, Жан-Гаспара мужчина ещё готов был терпеть — старый приятель и товарищ по бутылке не был повинен в том, что волею судьбы он был шевалье до мозга костей, но вот остальных герцог дю Куто вполне мог презирать хоть во сне, хоть наяву. Вслух не скажет, конечно — сейчас были вещи поважнее, чем сотрясение воздуха негодованием.
Ладно, стоило отдать жестянкам должное: действовали они слаженно, оперативно и достаточно эффективно, как минимум в сравнении с Вольными гражданами и прочим сбродом. Их даже особо не пришлось прикрывать стрельбой и Адриан скорее наблюдал за происходящим на поле боя, чем активно принимал участие. Основную работёнку по отстрелу вели арбалетчики, что были подле герцога, а сам он, пользуясь расположением на холме, предпочитал высматривать вероятную опасность на горизонте.
Но, как всегда, жопа едина и неделима и наступает в тот самый момент, когда её меньше всего ожидаешь. Услышав характерный треск разрываемой реальности, Адриан, в тот момент смотревший в сторону леса, резко дёрнул головой в сторону лагеря. От одного вида мерзотной зелени к горлу подступила дурнота, которую захотелось сплюнуть. Да вот не выйдет же…
— Стрельба по готовности! — Громогласно рявкнул герцог, взводя арбалет и прицеливаясь правее плеча Жан-Гаспара, где недавно слёгший Вольный гражданин уже поднялся с мёрзлой земли. — Прикрываем отход. Если хоть кто-то из вас промажет — кастрирую за растрату боезапаса!
Нет, конечно, подобную экзекуцию проводить он ни в коем случае не станет, как минимум потому, что прав не имел… точнее, Адриан подобных прав не имел, а вот Призрак на подобные условности плевал с высокой колокольни и при желании действительно мог лишить естества весь полк поголовно. Но это было, во-первых, слишком жестоко, а во-вторых, выдало бы герцога с головой, чего дю Куто избегал чуть ли не как огня. Но и оставлять вероятные промахи безнаказанными, особенно когда зона обстрела была как на ладони, было постыдно и грешно. Так что нет, никого он не кастрирует… лично уж точно. Пускай грязным делом наказания провинившихся займётся человек, что непосредственно ими командует.
За Орлей. Опять. Когда уже герцог Лидса перестанет это дело орать в попытках поднять боевой дух своих бойцов? Точнее так: когда уже шевалье перестанут это дело орать? Самый обыкновенный патриотичный возглас, призванный воодушевить, давно уж потерял свою ценность — его кричали со всех сторон считай. Войска лоялистов, Вольные граждане, слуги Флорианны и простолюдины… да даже эльфы из эльфинажей. Все они сражались каждый за свой Орлей, за некое его представление, что в корне могло отличаться от того, что подразумевали под этим остальные. И каждый раз, когда герцог дю Куто слышал подобный возглас, он усилием воли давил в себе желание скривить морду в отвращении. Он лицемерно осуждал других, поскольку знал эту истину о различном понимании… и сам был представителем группы, для которой Орлей был чем-то иным.
Вечным полем боя Великой Игры.
— Стреляйте в головы и по ногам. — Отдал он очередной приказ. — Если увидите, что кого-то поймали и он не выкрутится — окончите страдания бедолаги.
Ибо уж лучше быстро умереть от болта в лоб, с лёгкостью пробивающего кость, чем быть разорванным на части заживо. Мертвецы не торопились.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жан-Гаспар оказался перед непростым выбором. С одной стороны, кодекс шевалье и просто воинская честь обязывали его стоять и сражаться с нежитью. Стоять и умирать, за Орлей. С другой стороны, его отряд уже выполнил свою боевую задачу и продолжение боя неизбежно приведёт к потерям. Его рыцари были превосходными бойцами, но они прошли две схватки, не потеряв при этом никого убитыми, но люди устали, особенно легкораненые воины, которые храбрились и делали вид, что с ними всё в порядке. Герцог замечал такие мелочи как, например, тяжёлое дыхание из-под забрала ближайшего к нему рыцаря. Кроме того, не вся кровь на доспехах шевалье принадлежала их врагам, к сожалению. Жан-Гаспар колебался всего несколько секунд, когда его бойцы начали медленно, но уверенно прорубаться к выходу из лагеря. Мертвец схватил герцога за щит, потянул вниз и Жан-Гаспар выпустил его, когда ещё двое покойников набросились на него, видимо, собираясь взять герцога числом. Не вышло. Шевалье перехватил трость Адриана на манер клинка и... о чудо, это действительно оказался клинок да при том мастерской работы. Кровожадно усмехнувшись, герцог сделал "мельницу" двумя мечами и прорубил себе кровавую просеку через мертвецов.

Арбалетчики присоединились к бою, на этот раз им приходилось выпускать по два-три болта в каждого восставшего из мёртвых противника, да и то помогало не всегда. Здесь самым эффективным оружием был тяжёлый утыканный шипами шар, или топор, в прочем и того и другого у шевалье было в избытке. Каждый выбирал себе оружие по вкусу и далеко не для всех это был меч. Жан-Гаспар отступал последним, прикрывая отход своих людей. Он не был ранен и не чувствовал усталость, во всяком случае пока что. Мертвецы падали и вставали снова, а когда из портала полезла инородная сволочь, подоспел шевалье с лошадьми. Изрядно потрёпанные, но живые, орлесианцы отступили, ибо сражаться с демонами из Тени они не были готовы. Герцог успел насмотреться на них во время войны, когда незадолго до перемирия по всему полю боя начали открываться разломы. Демоны нападали на обе армии не делая разницы между знамёнами. Доходило до того, что солдаты Селины объединялись со своими врагами и вместе давали отпор тварям из Тени прежде чем вернуться к выяснению вопросов престолонаследия в Орлее.

- Ваш клинок, mon ami, - произнёс Жан-Гаспар, возвращая трость Адриану, воздержавшись от комментария касательно владельцев подобных клинков. Он не считал такое оружие боевым, ибо не чувствовал его вес, да и разрубать противников, закованных в броню таким клинком несподручно. Другое дело - точечные удары в сочленения или забрало, но для Жан-Гаспара это было растратой времени и концентрации. Он предпочитал наслаждаться боем, а как можно получать удовольствие от мясорубки с такой зубочисткой в руках?

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Во время прицельного отстрела нежити Адриану было конкретно не до того, чтобы злиться, однако тот момент, как Жан-Гаспар обнажил ЕГО оружие и начал им размахивать от герцога не укрылся. Мужчина лишь молча стиснул зубы и выпустил очередной болт, прибивая стопу ходячего трупа к мёрзлой земле. Клинок великолепной работы; металл, который не тупился уже достаточно долгое время и дорогущие ножны… и всё это использовано столь грубо и неизящно. В любой другой ситуации Адриан, возможно, не стал бы скрывать своего негодования и уже высказал бы герцогу Лидса всё, что он думает о его варварском стиле обращения со столь тонким оружием. Но не сейчас — сначала выжить и не стать обедом для полезших изо всех щелей живых мертвецов, а потом уже отчитывать собутыльника, как мальчишку.
Совершая один выстрел за другим, дю Куто постоянно поглядывал краем глаза в сторону зеленевшего разрыва. Он старался не соваться к ним близко, поскольку даже при своей не дюжей выносливости и исключительных навыках герцог был простым смертным и долго против демонов не выстоял бы. К тому же, даже пытаться им противостоять было глупостью наравне с самоубийством, хотя если бы судьба припёрла, Адриан сначала кое-как отбился бы, а уже после рвал когти. Нет, поглядывал командир Теней на разрыв явно не с желанием подойти поближе. Он прекрасно знал, что рано или поздно эта дырень изрыгнёт в реальность тварей пострашнее светлячков, что овладевали телами. И ожидания его оправдались… Если от нежити ещё удастся отбиться, то демонов оставалось лишь замедлять.
— Сосредоточить огонь на ногах тех тварей, у которых они есть! Пускай им будет сложнее идти!
Конечно, проблема была в том, что демонам толком и не нужны были силы — как показывала практика, раны их замедляли, но не сильно, а уж об усталости исчадия Тени не ведали и вовсе. Один плюс: в это тёмное время демоны, как ни странно, обычно не отходили слишком далеко от зеленевших в воздухе разрывов. Подпитка? Дверка домой, которую они не хотели оставлять без присмотра? Хрен знает, но здравый рассудок говорил, что убраться отсюда стоит как можно скорее и с наименьшими потерями.
К счастью, шевалье под командованием Жан-Гаспара, да и сам герцог Лидса, прекрасно осознавали всю тяжесть ситуации и отступали даже быстрее, чем когда на них набросилась нежить. Всё же приятно видеть людей, которые головой думают, а не токмо в неё едят да шапку или шлем носят. Авось как минимум для этой части армии орлесианского сопротивления ещё не всё было потеряно. Стоило взять сей факт как минимум на заметку.
Выползли бойцы весьма вовремя, судя по всё нараставшему вою тварей, вылезавших из разрыва. А болтов-то было всё меньше и меньше, что определённо не позволяло барду и находившимся под его временным командованием арбалетчикам разгуляться и попытаться утыкать демонов болтами, как подушечки для булавок. И когда Жан-Гаспар вернулся вместе с недавно обнаруженным трофеем, в запасе у Адриана оставалось ещё около десятка болтов. Герцог не без неудовольствия заметил, сколь запачкан был его клинок плотью нежити, не говоря уже о том, что в глазах де Лидса читалось нечто граничившее с презрением. Потайное оружие ведь удел женщин, как и яд. А тот факт, что этой зубочисткой, да ещё и измазанной при случае отравой, Адриан мог укокошить добрый десяток отменных солдат, всенепременно от Жан-Гаспара ускользал… и то было к лучшему.
— Вы хотели сказать трость. — Адриан весьма очаровательно улыбнулся, лицом никоим образом не показывая то, что подобным презрением герцог Лидса его несколько огорчил. Ну да ладно, не привыкать. — И я воистину благодарен, mon ami. Надеюсь, древесина не пострадала?
Ибо таскать меч без ножен было моветоном даже для барда.
— Нам стоит убраться отсюда поскорее, не считаете?

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Убираться, действительно, стоило. Треклятый разлом всё разрастался и Жан-Гаспар не был уверен, что мертвецы не восстанут вновь. В вопросах, связанных с Тенью и её обитателями герцог не разбирался, в отличие от военного дела и управления городом. Всё-таки это дела богословские, а значит у церкви должны быть ответы. В армии непременно отыщется храмовник-другой, почему бы не поспрашивать. А тем временем из ядовито-зелёной дыры в ткани реальности лезла всё новая и новая сволочь. Жан-Гаспар оглянулся и почувствовал, как по спине пробежал холодок. Если такой разлом откроется в Форте Ревасан, демоны устроят настоящую мясорубку среди орлесианских солдат. До него доходили слухи о случившемся в Зимнем Дворце, когда гвардия была буквально вырезана тварями, появившимися из разломов... Всё это походило на страшные сказки, но ожившие мертвецы и демоны атаковали орлесианские армии ещё до перемирия и формального окончания Войны Львов. Герцог верил в то, что видел своими глазами, даже сели это ему не нравилось.

- Неужели нет никакого способа закрывать эти разломы, - пробормотал герцог де Лидс, - здесь небезопасно, не вижу почему благородным донам не вернуться в лагерь, перевязать раны и, конечно же выпить!

На вопрос о ножнах он молча покачал головой. Адриан же видел, что времени позаботиться о них просто не было, а разменивать деревяшку пусть даже очень ценную на жизни своих солдат, герцог не стал бы. В конце концов - изготовит новую.

- Сомневаюсь что кто-то из вас, дамы и господа, сражался с ожившими мертвецами прежде, - чтобы разрядить обстановку, Жан-Гаспар принял решение рассказать одну из своих бесконечных военных историй. Шевалье, прибывшие из Лидса были молоды и неопытны, многие из них сегодня в первый раз проливали кровь - свою и врага. Что же говорить про тварей, что таились по ту сторону Завесу... Герцог чувствовал настроение своих людей, он замечал, как они вздрагивают, когда разлом с неестественным треском и грохотом увеличивался и сжимался у них за спиной. Да, это были хладнокровные и жестокие рубаки, которые до сего дня думали, что не знают страха. Что-ж, Тень доказала как они ошибались.

- Так вот, однажды нам в траншею привезли шлюх, - кто-то из воинов нервно усмехнулся из-под забрала, когда герцог произнёс последнее слово со свойственной ему манерой повествования, - дело было где-то месяца за три до перемирия. Так вот, согласно моим наблюдением, из шести девок у одной обязательно сифилис или какая-то иная хворь...

- Герцог! - воскликнула одна из девушек-шевалье, изображая возмущение.

- Х*ерцог, - парировал Жан-Гаспар и бойцы рассмеялись чуть более искренне, - сражения в те дни шли мягко говоря вяло, нам хотелось острых ощущений, поэтому мы развлекались как могли... Каждый выбрал по девке, напомню, всего их было шесть штук...

- И у одной из них точно был сифилис?

- Верно, Анри, схватываешь на лету. Так вот, одному из нас, это был какой-то шевалье из Джейдра, имя которого я не запомнил, не повезло. Он вызвал на дуэль генерала Латур-Мобура, которому в голову пришла эта идея, но вы знаете Латур-Мобура. Я не видел мечника лучше, чем Латур-Мобур. В итоге, беднягу увезли обратно в Джейдр, а он всё клялся найти эту шлюховозку и выпотрошить всех, на всякий случай.

- Не смешная история, милорд, - тактично заметил Анри, - не считая отдельных её моментов, конечно.
- Совсем не смешная.

- Да ну вас... - отмахнулся Жан-Гаспар, - это настроение поганое, и эта херовина в небе. Скажите, любезный герцог, как настроения в Вал Шевине? Я слышал, Самсон, да проклянёт его Создатель, собирается брать Ваш город. После того, что эти выродки сотворили в Вал Руайо...

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах