Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Walter Erwin Kratz

Segne Deinen Schmerz

Рекомендованные сообщения

«Средний палец на Левой Руке Верховной Жрицы»

Часть I

 

WALTER ERWIN KRATZ | ВАЛЬТЕР ЭРВИН КРАУЦ
В церкви известен как Вальтер из Нортботтена, во время многочисленных заданий представляется как Эрвин (Вигхард, Фридрих, Ганс) Крауц, среди шпионов имеет позывной Пустынный Фенек. О том, как его зовут среди разного рода отступников, следует, пожалуй, умолчать.
21 Первопада (Умбралиса), 9.14 Века Дракона, человек
Разбойник. Храмовник-охотник. Храмовник, шпион церкви, лейтенант инквизиции по особо опасным поручениям, агент широкого профиля. 

 

Способности и навыки:

Вальтер храмовник — и пусть Вас, милостивые государи, не смущает его излишняя худоба и невозможность носить что-то тяжелее тонкой кольчуги — он, как и любой подобный ему, способен блокировать магию или ослабевать веяния Тени по эту сторону Завесы, он, как и немногие подобные ему, знает о магии куда больше простого остолопа в сияющих латах, чем беззастенчиво пользуется, козыряя собственным интеллектом похлеще любого профессора Орлея.

 

Вальтер хорошо танцует, в совершенстве знает этикет, а так же андерский, орлейский и, совсем капельку, арканум. Вообще Вальтер очень, чересчур умён для храмовника. В тяжких условиях жизни в Андерфелсе он научился выживать в чуть ли не любых погодных условиях - от палящего зноя пустыни днём, до такого же опаляющего холода ночью. Знаком с медициной и хорошо разбирается в ядах, по разрешению Тайного Канцлера начал принимать гомеопатические дозы для выработки иммунитета к некоторым из них.

 

Вальтер ещё в юношестве постиг все тонкости искусства дуэли на парных клинках, и легко сочетает его с грязными приёмами, создавая свой, уникальный стиль боя. Забраться на дерево или крышу для него не проблема, впрочем, так же как и спрыгнуть, умудрившись получить всего пару ушибов да несколько царапин, благо, в этом ему помогли учителя из Ордена. Метает ножи, а вот из лука и арбалета стрелять не умеет. С лёгкостью может вскрыть любой замок. Неплохой тактик и хороший оратор. Обучен верховой езде. В походных условиях может приготовить что-нибудь простое, поймать и освежевать дичь, зашить рубашку или обработать рану.

 

Совсем немного шулер, его ловкости рук позавидует любой фокусник, а умению забалтывать человека до смерти - заговорщик зубов, частенько даже перебарщивает с подобным. Обладатель чувства юмора на грани фола и чуть ли не адреналиновой зависимости, отчего подчас не врёт, а перевирает существующие факты, тонко вплетая в разговор нить обмана. Обладатель достаточного развитого дедуктивного мышления, которое, однако, подчас перекрывается подозрительностью, граничащей с паранойей.

 

 

Часть II

 

 

unde5lo155g.jpg

 

> Loki Laufeyson

(Marvel Comics, Disney "Marvel Cinematic Universe")
> Malachiasz(Emily

A. Duncan:

“Wicked Saints”)

Рост: два метра с хреном 203 сантиметра;

Телосложение: худощавое, эктоморфное, однако жилистое;
Цвет глаз: «грязного льда”, светло-серые, мёртвые»;
Цвет волос: чёрный.

Особые приметы: россыпь шрамов на правой стороне лица и остальном теле, татуировка со змеёй, кусающей себя за хвост и надписью “Destruction is a form of creation”, множество ювелирных украшений на пальцах, запястьях и шее, особая трепетная любовь к кожаным вещам. Будем честны: Вальтер – весь одна особая примета. Тем и отличен он от неприметных разведчиков и прочих братьев по ремеслу.

 

Вальтер не из тех, кто обладает особенно красивой, притягательной для женщин и мужчин внешностью, однако это прекрасно компенсируется его харизмой и тем, что — благодаря ли юношескому возрасту или актёрскому мастерству — для многих он весьма и весьма мил, обманчиво мил, как тот самый пустынный зверёк.

 

Вальтер высок, нет, не так, очень высок, худощав, что особенно заметно в монашеской робе, однако на самом деле его поджарое, атлетичное тело состоит сплошь из тугих мышц, его фигуру можно сравнить с фигурами гимнастов из цирка Тревизо. Волосы длинные, иссиня-черные, чуть ниже плеч, обыкновенно распущены. Вальтер собирает их в хвост лишь во время открытых сражений. От природы бледная кожа под суровыми, жгучими лучами андерского, пустынного солнца загорела (хотя, скорее, сгорела) и погрубела, от многочисленных тренировок на длинных, сухих и худых пальцах появились мозоли, которые Вальтер тщательно скрывает под кожаными перчатками. Светло - серые, почти цвета льда, глаза смотрят хмуро, даже агрессивно из-под густых бровей, что часто идёт вразрез с лукавой, вымученной дежурной улыбкой аристократа. Нос прямой, узкий, аккуратный, разве что с небольшой горбинкой на переносице. Губы тонкие, сжатые, однако постоянно чуть приподняты, от кривой, язвительной, почти садистской усмешки до милостивой, открытой улыбки. Тело покрыто множеством тонких, узких шрамов, от застарелых, юношеских, до красных, полученных совсем недавно, как можно понять - причинить их можно лишь одним способом.

 

Голос Вальтера мягкий, обволакивающий и бархатный, очень тихий, долгие тренировки позволили ему использовать грубый андерский акцент на пользу делу, преобразовывая его в своеобразную изюминку, растягивая гласные и почти что шипя согласные, жестикуляция рваная и быстрая — особенно во время лириумной ломки — припадочная и яркая, почти что театральная, сам Вальтер шутит по этому поводу, работая над собственной сдержанностью.

 

Характер:

 

- Страхи и слабости:
Зависимость от Лириума, из-за которой он накрепко привязан к Церкви. Потеря самообладания во время ломки, тяга к эльфийскому корню и дурманящим кактусовым сокам. Маниакальная любовь к насилию и причинению боли, заглушаемая всем описанным выше. В отсутствии рамок в виде приказа или стрессовых ситуациях с полной потерей контроля над происходящим, практически абсолютная неуправляемость и эмоциональная нестабильность. Страх обезуметь, потеряв себя или собственную веру, страх провала и, главное, страх показывать свою слабость.
 

- Общее описание:

«Цепная сука церкви». Так называют храмовников маги - отступники, считая тех рабами лириума и зашоренного сознания. Конечно, данное определение не всегда характеризует храмовников, однако именно для Вальтера - оно, пожалуй, лучшее.

 

С самого младенчества воспитанный в лоне Святой Церкви в Андерфелсе, Вальтер не имеет иного представления о мире, кроме того, что изложено в Песни Света. Считает, что ересь, в любом её проявлении, нужно искоренять огнём и мечом, по-своему, куда жестче, трактует многие строки Песни. «Если еретики не хотят воспеть хвалу Создателю, значит, они должны умереть. И тогда, быть может, Он вновь вернёт нам свою милость», - так считает Вальтер, а потому он готов на всё ради исполнения Истинного замысла Андрасте.

 

Прекрасный исполнитель и наблюдатель, что в перспективе может стать базисом для становления его отменным шпионом, однако в силу возраста крайне амбициозен, что подчас закрывает ему глаза. Обладает комплексом отличника, стремясь во всём быть лучше, первым среди первых, выделиться, может пойти по головам, только чтобы исполнить задание, данное ему Церковью. Живя в Орлее, Вальтер мог бы стать прекрасным бардом, но не срослось да и опыта именно что миссий по шпионажу у него не так много, куда больше - тактической или полевой разведки.

 

Прекрасно умеет убеждать, ещё прекраснее — копировать психо-эмоциональное состояние собеседника или же общий тон дискуссии. Никогда не вставит саркастичную шуткочку во время траура — хотя, Создатель милосердный, как же хочется — и не раскроет истинных чувств во время шпионской партии, однако, когда дело касается кого-то, над кем Вальтер может (или пытается) чувствовать превосходство, в разговоре часто перебарщивает с сарказмом и ядовитостью, чуть ли не отрываясь за весьма дурное приютское прошлое. Попав в новую среду, пытается завязать должные знакомства среди верхушки или хотя бы тех, кто может помочь, выслужиться и выполнить (и перевыполнить) чуть ли не самый самоубийственный приказ до конца.

 

Не смотря на абсолютную веру в Создателя, во всём остальном Вальтер рационалист и реалист. Педантичен до мозга костей, пытается структурировать и изучить всё, от книг в библиотеке до информации о следующей жертве. Умён, харизматичен, прекрасно знает историю и религию, а так же, помимо грубого, резкого андерского, несколько языков. Снаружи выглядит спокойным и даже меланхоличным, рассудительным, однако внутри Вальтера кипит огонь ярости и ненависти ко всему, кроме Ордена и своей родины, Андерфелса, который он всеми силами пытается сдерживать, чтобы не навредить себе и своей миссии.

 

Однако что же до настоящего Вальтера? Того самого, что не носит храмовничьи регалии и не занимается лицедейством перед достопочтенной публикой? Глубоко внутри Вальтер — в силу возраста и своеобразного воспитания, всё ещё ребёнок, желающий мило шутить над друзьями, которых у него, к несчастью, никогда не было и, вероятно, не будет, критиковать моду Орлея и рассказывать страшные истории ночью у костра. Можно сказать, лириум, постоянные тычки со стороны сверстников и долг выжгли это из него, выжгли это с его хмурого лица, заменив чёрным юмором и непомерным сарказмом вперемешку с паранойей и показным самолюбованием, но где-то глубоко в душе всё ещё скрывается ненавидящий себя подросток с миллионом комплексов и желанием спрятаться за робы десятерых церковных сестёр.

 

Биография:

 

«Не приютят ли столь милостивые господа странствующего богомольца из далёкого Андерфелса? О, спасибо, я буду вечно молиться Создателю за Ваши души...» «Я, милостивая моя госпожа, отрада моих глаз, Эрвин Крауц, беглый аристократ из Андерфелса. Можете мне не верить, но когда-то моему отцу принадлежало множество поселений к югу от Нортботтена, а прекрасный мрамор из наших шахт украсил не один благородный дом Орлея...» «Пустынный Фенек, знаешь такого? Нет, тогда считай меня своей смертью, грязный отступник...»

 

Вальтер имеет много имён и ещё больше лиц. Но, пожалуй, обо всех из них он может поведать вам сам. А что же он настоящий? Все знают, что Круг в Вал Руайо, именуемый Белым Шпилем, всегда славился либертарианскими взглядами большинства магов, однако не только маги, но и храмовники пышной Орлесианской столицы стремились к свободе. Свободе духовной, и свободе телесной. И, когда одного из младших сыновей одного из многочисленных аристократов Орлея обуяла страсть к остроухой ученице Круга, ни Командор, ни Первый Чародей не смогли вовремя остановить их чувства. Эльфийка разродилась спустя девять месяцев, а через несколько дней её усмирили, а нерадивого отца отправили в один из отдалённых монастырей, где-то на южной окраине страны. Мальчишку же, что был плодом от порочного союза, с паломниками передали в Церковь, в далёкий пустынный Андерфелс, думая, что он умрёт во время пути, но Создатель смилостивился над ребёнком, он живым и здоровым прибыл в Нортботтен, где его окрестили Вальтером.

 

Он жил, в окружении многочисленных братьев и сестёр, с молоком кормилицы впитывая в себя все, даже самые суровые догматы Андрастианской церкви. От союза храмовника и мага подчас рождается маг, не так ли? А потому все ждали проявления магического дара, с самого детства говорили о том, что магия — проклятие, не тренируя его, а оставляя на целые дни в небольшой библиотеке при Церкви, но Вальтер рос, а дар в нём так и не проявился. Зато проявился неординарный ум. Ему нужно было больше и больше: языки, логика, география, история, литература - он мог впитать любое знание. Уже к четырнадцати годам он перечитал все книги, что только смог откопать, знал куда больше большинства братьев и сестёр, а в теории магии преуспел лучше, нежели большинство учеников Круга. Тогда-то преподобная мать и смекнула, что, раз из Вальтера не вышел верный Церкви маг, из него получится отличный храмовник, порекомендовав его членам Ордена, что защищали церковь.

Обладая худощавым телосложением, он не мог свободно владеть щитом и мечом, быстро уставал от ношения тяжёлых доспехов. В спаррингах он проигрывал. Его постоянно били более сильные сверстники, даже те, кто был моложе — не скупились на язвительные смешки. Над ним откровенно издевались. Вальтер ненавидел себя, своё тело, свою слабость. Рыдая в подушку, он проклинал Создателя за то, что сделал его столь тщедушным. Пока, в один прекрасный момент, к нему не подошла одна из сестёр, бывшая акробатка из цирка Тревизо, она нашла успокоение в тихой обители вдали от родины. Вальтер уже давно заметил, что она была меньше и проворнее остальных сестёр, и это не скрывала даже роба. Сестра Элеонора показала Вальтеру, как его слабость можно обратить в силу, а худощавость — в ловкость. Сила не главное в войне, главное — разум, можно вкладывать всю силу в удары, но враг будет лишь уворачиваться от них, а можно точно ударить в сердце. Вместо стандартного меча и щита она наказала лейтенанту вручить Вальтеру два кинжала, а сама принялась учить мальчонку акробатике, способности уворачиваться от прямых атак и бить точно в цель. Четыре года длились изнурительные тренировки. Из хилого подростка Вальтер стал ловким юношей, способным дать фору любому из рекрутов.

 

На показательном турнире, устроенном в честь приезда Рыцаря — Смотрителя, он использовал все свои умения, укладывая на лопатки воинов одного за другим. Поражённый интересной, нестандартной для храмовников техникой боя, престарелый, умудрённый опытом храмовник, пригласил Вальтера для приватного разговора в одиночную келью. Ему понадобилось всего несколько минут, чтобы принять решение. Так, Вальтер был направлен в Хоссберг, в Центральный Собор Андерфелса, где, впервые приняв лириум, он стал полноценным членом Ордена.

За несколько лет бытия простым храмовником, он успел отличиться фанатичной преданностью и ещё большей ненавистью к магам. Он участвовал в нескольких облавах на отступников, в каждой из которых выходил победителем. Однако Вальтера ждала не карьера простого служителя Церкви. Его ум, хитрость и интересные, нестандартные идеи послужили толчком к его обучению шпионскому искусству. Из него готовили профессионального агента церкви, шпиона и разведчика. После нескольких атак Кунари и дурных вестей, которые приходили из Киркволла, подобные люди нужны были Церкви всё больше и больше.

В возрасте двадцати лет Вальтер был направлен в качестве соглядатая в Киркволл, где, впоследствии старательной службы, на которой отличился даже чрезмерной для него дальнозоркостью, всячески пытался помочь Мередит сохранить стабильность в городе, будь то помощь дрянным остаткам городского правительства и или раскрытие в том числе несуществующих заговоров, попутно с этим пытаясь найти информацию на Рыцаря-Капитана и Первого чародея, дабы переслать её в Верховной Жрице. Собрав все доказательства, в критический момент он должен был написать Верховной Жрице, и тогда войска церкви обрушились бы священным походом на Город Цепей.

 

Однако Вальтер не успел.

 

Вернувшись в Хоссберг, он больше всех корил себя за невыполненную миссию, за взрыв Церкви. Он впал в депрессию, начал злоупотреблять лириумом, стал агрессивным, а ненависть к магам достигла своего пика.

 

Из депрессии Вальтера буквально за волосы вытянул взрыв, произошедший на Конклаве. В качестве добровольца, он был послан в Убежище, в лоно только — только образовавшейся Инквизиции, его целью было проследить за тем, чтобы «вестник», в которого в Андерфелсе не верили ни на грош, не наделал глупостей. В случае чего-то экстраординарного его следовало устранить.

 

Его легенда была проста, как три медяка, и даже в большей мере правдива: потерявший своих братьев - друзей, терзаемый чувством вины за взрыв Церкви в Киркволле и чувством ответственности за принцип невмешательства Собора Хоссберга, Вальтер из Нордботтена сбежал из обители, узнав о произошедшем из слухов и траурных писем некоей "Инквизиции". Как ни странно, но его приняли (вероятно, потому что подобных добровольцев было достаточное количество), и, учитывая его рвение и редкую для храмовника специальность, нежелание поступать на службу к Каллену, он попросился на службу к Лелиане.

 

Временами он посылал письма в Нордботтен, своей "подруге" Эллесте, в которых, обыкновенно, рассказывал о своих злоключениях и о том, что всё ещё, как ни странно, жив, иногда зашифровывая в своих переполненных розовыми соплями чуть ли не балладах узнанные крупицы информации.

 

Так прошло несколько месяцев, не смотря на то, что с некоторой политикой Инквизиции Вальтер согласен не был, он всё же продолжал своё внедрение, ближе к верхушке, свободное от миссий время (в основном после полученных травм) посвящая самообразованию или, куда чаще, досужим разговорам или сплетням, частенько вертясь рядом с компанией лояльных Чародеек, помогая Миневе с изучением демонологии и иногда работаю гонцом с поручениями. Даже его ненависть к Каллену слегка поубавилась или, быть может, лишь притупилась совместной работой и постоянными сложными миссиями.

 

Однако его миссия так и осталась парой писем и сугубо личным желанием переступить через звание лейтенанта. В попытке спасти магов Редклиффа, Вестница «устранилась» самостоятельно, а, если быть точнее, попросту исчезла на целый год.

 

Потрясённый и потерянный Вальтер не знал, что ему делать, ведь открытое письмо в церковь Андерфелса означало раскрытие его истинной миссии, и, главное, не сулило ничего хорошего, а потому он решил переждать хотя бы некоторое время, чтобы, убедившись в упадке новой организации, уехать в Хоссберг за новыми указаниями.

 

Но что указания, когда в небе огромная дыра, а Тайного Канцлера захватили Венатори?

 

Пренебрежение приказом? Плевать, Вальтер слишком поздно понял, что сейчас не время до подковёрных склок взбалмошных Матерей Церкви и, Инквизиция, точнее, её названый лидер, Кассандра Пентагаст, возможно, единственная, кто понимала это точно так же чётко, как и он. Потому, написав в своём последнем письме, что Инквизиция - действительно его призвание, он не прогадал со вступлением и что готов умереть за неё, оборвал переписку.

Вальтер был одним из тех, кто, выжив после позорного отступления из Убежища, вызвался помочь Варрику в это тяжёлое время удержать Тайную Канцелярию на плаву. Общими усилиями каждого из оставшихся Инквизиции удалось хоть кое-как собрать силы и остатки от и так немногочисленных союзников.

 

Шло время, рассвет не приходил.

 

Вместо него пришли пропавшая Лелиана и, что более важно, Вестница.

 

А Вальтер вновь отошёл на пятый план, продолжив уже для себя собирать информацию и помогая то тут, то там, как командующий небольшим

отрядом солдат быстрого реагирования, совершающих разведку боем.

 

 

Часть III

 

 

Пробный пост:
Вы хотите, чтобы я разлил здесь мировой океан?

 

Как можно с вами связаться:
Пройденные до дыр три части и вики.

 

Ваши познания во вселенной Dragon Age:

Пройденные до дыр три части и вики.

 

Планы на игру:
Больше экшона и подковёрных игр. Ай лайк ит.


Оттолкнут, оклеветан с юных дней,
Безумно ненавидел он людей.
Священный гнев звучал в нем как призыв
Отмстить немногим, миру отомстив.

Себя он мнил преступником, других -
Такими же, каким он был для них,
А лучших - лицемерами, чей грех
Трусливо ими спрятан ото всех.
ezgif.com-gif-maker (13).gif Он знал их ненависть, но знал и то,
Что не дрожать пред ним не мог никто.
Его - хоть был он дик и одинок -
Ни сожалеть, ни презирать не мог

Никто. Страшило имя, странность дел;
Всяк трепетал, но пренебречь не смел:
Червя отбросит всякий, но навряд
Змеи коснется, затаившей яд. 
  • Like 3
  • WAT (°ロ°) 3
  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

mLgtdz3.png?1

 Добро пожаловать!



Мы рады приветствовать тебя у нашего очага, друг.
Проходи, не стесняйся и чувствуй себя, как дома — ведь теперь ты часть одной большой семьи.
Если у тебя есть вопросы или пожелания, выскажи их, и мы обязательно тебе поможем. В первую очередь, мы рекомендуем тебе посетить темы и разделы, ссылки-кнопки на которые ты найдешь ниже.

 

Приятной игры!

 

 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта. В ней нельзя оставлять ответы.

×
×
  • Создать...