Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

III. Привет от мертвеца

Рекомендованные сообщения

III. ПРИВЕТ ОТ МЕРТВЕЦА

http://funkyimg.com/i/2Rgxn.png

Дата: 1 Первопада, 9:42 Века Дракона
Место: Долы, форт Ревасан
Погода: мерзко, холодновато, в небе сияет вездесущая Брешь
Участники: Adrian Du Couteau, Jean-Gaspard de Lydes, Comte Pierre
Вмешательство: ГМ
Описание: вечером того же дня, после "героического спасения" герцога Вал Шевина, Жан-Гаспар вместе со своим антуражем и спасённым собутыльником прибывают в форт Ревасан, ставку командования сил сопротивления тирании Флорианны. Но ни он, ни граф Халамширала не знают, какой новостью их собирается огорошить человек, который в тайне от многих носит прозвище Призрак.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

После весьма бесцеремонного пленения, валяния в грязи и поездки на лошадином крупе в связанном по рукам и ногам состоянии, герцог Вал Шевина чувствовал себя, откровенно говоря, грязно. Застарелый пот под рубашкой неприятно зудел — не то, чтобы Адриану это ощущение было непривычным, ибо в его работе случались и вещи похуже. Но желание смыть с себя грязь дороги и «мытарств» было весьма велико… единственное, что было сильнее — желание долг исполнить.
Ведь в Вал Шевине был кое-кто куда более важный, чем купцы, вельможи и простые жители; да даже его семья была не столь важна, как она. Последняя частичка воли Императрицы; лучик, что должен был вернуть свет в Империю. Она была не столь яркой, как Селина, да и опыта девчонке откровенно не хватало, но манеры, говор, даже голос при необходимости — всем она успешно и правдиво подражала покойной императрице, несмотря на то что была куда моложе. Адриан не завидовал двойнику — на плечах девочки лежала огромная ответственность. Пусть её и готовили к такому повороту событий, ибо вероятность исключать никогда не стоило, но одно дело подготовка и теория, а практика — совсем иное.
И к этой практике девице предстояло приступить совсем скоро. Пока что о том, что в Вал Шевине находится двойник Императрицы, знал лишь Адриан и те его приближённые, кому герцог безоговорочно доверял. Но совсем скоро об этом должны будут узнать люди, не посвящённые в план Селины. Должны, потому что обманка послужит символом; маяком надежды для страны, чей удел воистину печален, если ничего не предпринять уже сейчас. Вал Руайо был потерян, испоганен треклятым красным лириумом, и, хотя Адриану дела не было до священной реликвии, которой являлся Белый Шпиль для андрастиан, он прекрасно понимал, что красный лириум — дрянь, из-за которой столица скорее всего местом для жилья совершенно непригодным. Как бы сравнять с землёй не пришлось…
А уж если потеряна столица, то внимание придётся обратить на совершенно иные города — а на них уже наверняка положили глаз прихвостни Флорианны. Узурпаторша не станет останавливаться, пока весь Орлей не преклонит пред ней колена, чтобы потом она могла спокойно пообрубать головы всем неугодным. Но Адриан склоняться не собирался… как и большая часть Империи, к счастью. За те века, что созданное Дракконом государство просуществовало, жители стали весьма горды своим статусом. И сдавать его просто так не станут — уж это герцог Вал Шевина знал прекрасно.
— В кои-то веки день заканчивается достаточно приятно. — Адриан с довольной улыбкой поёрзал в седле, пытаясь потянуться и размять слегка затёкшие конечности, что совсем недавно вновь познали сладость боя и теперь стонали в негодовании, лишившись активности. — Скажите, друг мой, тут будет где мне смыть грязь с дороги? А то с моим нынешним запашком меня в свинарнике за своего примут.
Вопрос, естественно, обращён был к Жан-Гаспару, но на самом деле ответа-то не требовал — Адриан заранее разузнал всё возможное о форте Ревасан и том, что было внутри, будь то численность войск, провиант и даже расположение ближайшего к воротам сортира. Не то чтобы демонов можно было закидать дерьмом с надеждой на то, что они обидятся и испарятся, но тоже полезное знание.
— А после я, кстати, хотел бы переговорить с вами… и кто ещё у нас тут есть из сиятельных господ?
Граф Пьер, конечно же. Он именно тут и находился последнее время, учитывая то, что Халамширал он потерял, не пожелав присягнуть узурпаторше. Как минимум за это столь небоевого человека Адриан уважал — яиц у Пьера, внезапно, хватало.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1
  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Влиятельных господ в форте Ревасан было немало. Бастьен Пру собрал под своими знамёнами весь цвет орлесианского рыцарства. Все когда-то воевавшие за Императрицу или Великого Герцога генералы и маршалы были здесь, объединив остатки своих некогда могучих армий в одно войско, объединённое общей целью и верой в то, что Орлей ещё можно отвоевать. Были там и сохранившие верность своей присяге офицеры храмовников, в прочем, невысокого ранга и несмотря на то, что среди них было достаточно сыновей и дочерей благородных орлесианских домов, они не оказывали никакого влияния на решения ставки командования. В противовес храмовникам, можно было привести представителей лояльных Кругу Магов, оставшихся в Орлее, благодаря влиянию верховной чародейки, они имели куда больший политический вес но всё равно недостаточный, чтобы ставить под сомнение решения маршала Пру и его штаба. То же самое можно было сказать и о бежавших из Вал Руайо церковниках, которые оставались бледной тенью былого величия и могущества Андрастианской Церкви. Очевидно, что вся власть над армией была сосредоточена в руках светской партии маршала Бастьена Пру - здесь всё решало количество мечей и военный опыт. Фанатичная вера и умение швыряться огненными шарами отходили на второй план, именно так, к удовольствию Жан-Гаспара, кадровая армия постепенно занимала заслуженное место во главе государственного аппарата, ибо когда Флорианна будет свергнута, осуждена и казнена, в Империи не останется никого боле влиятельного, чем человек, в чьих руках сосредоточена вся мощь армии.

-...а ещё генерал Жеан и граф Пьер из Халамширала, - герцог закончил долгий перечень имён и фамилий собравшихся в форте Ревасан представителей могущественных орлесианских домов. Его можно было сравнить с делегацией, отправленной в Теринфаль, но никто из них до сего момента не возвратился и Жан-Гаспара тревожила судьба этих благородных людей. Скорее всего они все уже были мертвы, но это лишний повод отомстить ублюдкам, осквернившим Белый Шпиль и преступившим свои священные клятвы.

- Скажите с кем вы бы хотели поговорить и я отошлю своего адъютанта, - подытожил Жан-Гаспар, уже спешиваясь.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

По лицу барда скользнула тень улыбки — всегда приятно осознавать, что имеющаяся у тебя информация подтвердилась и никакого конфуза не будет. А уж список присутствующих в форте Ревасан господ действительно впечатлял: в своё время можно было бы это назвать самыми сливками орлесианского общества. Кроме всяких мелких генералов вроде Жеан, естественно — пусть она и командовала армией Её Величества в Долах, особой власти у этой женщины не было. Она подчинялась, а значит, была несколько более мелкой деталью картины в сравнении с остальными. Впрочем, сбрасывать Жеан со счетов герцог Вал Шевина не собирался — сколь бы незначительным ни был бы её вклад в общее дело, она была частью орлесианского сопротивления, а значит, принесёт свою пользу, если это понадобится престолу.
Но об осторожности также не стоило забывать. Если новость о «чудесном спасении» будет известна слишком многим, то о всякой конспирации можно благополучно позабыть.
— Пожалуй, для начала будет достаточно вас, mon ami, и графа Пьера. Имеющаяся у меня информация слишком… тонкого характера, чтобы её разглашать всем и сразу.
Ибо тогда шансы успешно эвакуировать двойника из города в осаде будут куда меньше — враг может применить больше усилий, чтобы найти конкретную цель и уничтожить её. Или же, что ещё хуже, взять в плен и использовать на своё благо. Ведь что может быть действеннее, чем обращение врагов на свою сторону? Чем использование их собственных знаний против них самих? Тайный план императрицы по возрождению Орлея необходимо было раскрывать постепенно, дать ему расцвести во всей красе подобно юному бутону розы. Ведь она воистину великолепна лишь в тот момент, когда и сам бутон раскрылся, и шипы готовы ужалить неосторожного громилу, что желает цветок сорвать. Так и они будут ждать цветения. Так и они не будут слишком сильно торопить события, давя внутри желание поскорее расправиться с узурпаторшей и её сподвижниками. Время кончины Флорианны придёт… уж об этом Адриан хотел позаботиться лично.

Конечно, это была не горячая ванна с ароматическими маслами, пропитывающими каждую пору кожи, но Адриан был благодарен и тому, что он наконец-то избавился от грязи. Кожа первые несколько минут была совершенно гусиной, пока организм протестовал перед таким надругательством над собой, но усмирять в себе подобное негодование герцог привык — в конце концов, в жизни барда его калибра были не только балы и шастанье по апартаментам различных вельмож, но и работа в поле, где грязь была неизбежна. Жаль, конечно, что обзавестись свежей рубашкой пока была не судьба, ибо тот немногий гардероб, что он взял с собой в поездку, остался в лагере Вольных Граждан. Демоны-то напяливать рубашки не будут, им незачем, но всё равно было немножко жалко. Одной лишь Бездне известно, когда он ещё доберётся до родного дома… и как долго сможет там пробыть в спокойствии. Возможно даже в Вал Шевине ему не удастся облачиться в нечто свежее, чтобы грязь кожу не натирала во всех мыслимых и немыслимых местах.
Но в старой одежде как раз и находился потайной карман, где бард прятал заветное послание за подписью и печатью самой императрицы Селины. Сделано оно было ещё в те светлые дни, когда Её Императорское Величество была жива и радовала этот мир своим присутствием. Глядя на императорскую печать, Тень Империи пусть не физически, но ощущал весь вес письма в руке — не бумаги с воском и чернилами, нет; вес её был куда более эфемерной, но важной вещью. Судьба и будущее Империи на небольшом свитке, который разве что чудом не промок, не сгорел и не запачкался, хотя немного пах потом человека, что чуть ли не своей жизнью эту бумагу защищал. И где-то внутри было тепло и одновременно боязно от осознания ответственности. Впрочем, это временно, ведь куда больше она будет для двойника. Для девчонки, должна уже была быть в Вал Шевине под опекой семьи герцога.
Цветение розы нельзя было откладывать надолго. И, выдохнув, Адриан вернулся к своему привычному образу хромого раздолбая, у которого на сей раз было на устах нечто более значимое, чем рассказы про бордели и достоинства дочурок различных князьков.
— О, вы уже ждёте меня, господа? — спросил он с весёлой улыбкой, проковыляв в «комнату», где они должны были переговорить с глазу на глаз. — А я то думал, что воспользуетесь возможностью припудрить носик.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жан-Гаспар не смог бы с кавалерийского наскока вспомнить когда он последний раз «пудрил носик» или занимался чем-то подобным. Конечно, он мог бы вернуться в Лидс, где его ждали все удобства и относительная безопасность городских стен, защищённых обученными солдатами гарнизона. Но пропустить войну за освобождение Орлея от тирании и узурпации он просто не мог. Особенно первые битвы - осаду Халамширала возможное освобождение Вал Шевина и марш на столицу... Жан-Гаспар не был трусом, да и жизни без войны уже практически не представлял. Вот только время от времени на него накатывалось ощущение бессмысленности происходящего. Ведь даже если они отобьют все захваченные Вольными Гражданами и красными храмовниками города, что дальше? Орлей обескровлен, истощён. Имперская армия словно пережила децимацию. Не говоря уже об осквернении Белого Шпиля... Жан-Гаспар не слышал о том, чтобы можно было как-то исцелить заражение красным лириумом, ибо это была сама скверна-воплощённая. Возможно, Серые Стражи могли бы помочь, но тревожные вести из Адаманта не внушали оптимизма. Если верить донесениям разведки, Стражи присягнули тому же тёмному владыке, что и красные храмовники, а если скверна поработила такой древний и уважаемый орден, какая надежда оставалась у них, простых солдат и шевалье... Императрица мертва, Великий Герцог пропал без вести и скорее всего убит, а значит одна за другой будут появляться самозванки. Начнётся смута. Получается, армии маршала Пру сражались в одной войне, чтобы началась другая.

- Вам не кажется странным, граф, что обществу маршала и его генералов, наш гость предпочёл нашу с вами небритую компанию, - задумчиво пробормотал Жан-Гаспар, покачивая на ладони фужер с рубиновой жидкостью, которая, возможно, когда-то была вином. И действительно, вместо того чтобы пригласить главнокомандующего лоялистов и его штаб, герцог Вал Шевинский решил посветить в свои тайны людей, пусть и обладавших определённым политическим весом, но далеко не самых могущественных. Да, у Жан-Гаспара под командованием было достаточно мечей, чтобы штурмовать Халамширал в одиночку, но выиграв одну битву войну не закончить.

- А вот и виновник торжества, - протянул герцог, когда вошёл Адриан, - что-ж, мы все внимание, mon ami.

Едва ли речь пойдёт о данных разведки. Лоялисты достаточно знали о перемещениях и численности Вольных Граждан, чтобы Адриан мог сообщить им что-то интересное. Можно сказать, планы неприятеля ложились на стол маршала Пру задолго до того, как достигали командиров предателей на местах. Военная разведка, одно из наследий Великого Герцога работала безупречно.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Несмотря на количество  людей, готовых сражаться за Орлей, и собравшихся вместе, Пьер не испытывал особого оптимизма - против них тоже сражались многие, а главное было даже не в этом. Еще недавно казалось что Орлейская Империя  несокрушима - может быть ей и можно дать отпор, как сделали ферелденцы, но невозможно поразить ее саму уж точно. Была Игра... Но Игра была всегда и она в конечном счете укрепляла Империю, отбраковывая слабых. И именно эта уверенность, разделяемая, пожалуй, всеми, была втоптана в кровь и грязь на его глазах. Все это видели - и вряд ли кто сможет забыть,как Империя покатилась в хаос гражданской войны и дальше становилось только хуже. Теперь все понимали - даже если не признавали этого - что Орлей может погибнуть. И очень скоро. Граф воевал за то, во что верил, но отдавал себе отчет в том, что, возможно, в этой войне не суждено победить. С другой стороны, именно поэтому драться до конца стоило - это не какая-то мелкая междоусобица, которая и без тебя закончится и сойдет на нет, ее не пересидишь в безопасном месте. Больше того - Пьер и сам не хотел где-то отсиживаться - один раз уже совершил эту ошибку, понадеявшись на то, что все спокойно, а когда понял что все зашло слишком далеко, его город уже горел а треклятый Гаспар был уже на подходе.  Ну нет уж. Может он и погибнет в бою, но не будет плыть по течению, ожидая, пока кто-то еще не решит отнять или уничтожить принадлежащее ему.

Следствием таких мыслей стало повышенное внимание к обстоятельствам и поступкам окружающих. Вот и сейчас Пьер, приглашенный Жаном-Гаспаром на встречу с Адрианом, кивнул:

- Кажется. Возможно, это то, чему еще рано становиться достоянием всех в этой армии -  в беседе с двумя проще уговориться о молчании и не породить слухов. Возможно, что-то касающееся лично нас. Игра может сделать значимым то, что казалось пустяком еще вчера.

Действительно. Игра была войной знания и управления информацией, так что в ней могла стать ценной любая мелочь. Чужие пристрастия, связи, привычки, амбиции - все это изучалось и пускалось в ход - в нужный момент. Может быть Пьер и Жан-Гаспар и находились не на самом верху, но применение им найтись могло. Причем не факт, что это их обрадует. Стоило следить за словами - и своими и чужими. И поэтому, когда Адриан появился, Пьер уже не выглядел подозрительным, скорее - готовым слушать.

- Приветствую, герцог. Весь в ожидании того, что вы хотите нам сообщить.- Немного иронии, но без яда, обычный орлейский уровень. Итак, ход Адрианом. А Пьеру надо постараться сохранять спокойствие, что бы тот ни сообщил.

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лишь тихонько хмыкнув в ответ на слова присутствовавших господ, Адриан лёгким движением руки встряхнул свиток с эдиктом за подписью и печатью Селины и, сделав пару хромающих шагов в сторону Жан-Гаспара, передал документ ему. Это была бумажка на самый критичный случай, который сейчас, к несчастью, представился — эдикт, до этого любовно хранившийся в потайной комнате родового гнезда рода дю Куто и говоривший, что предъявитель является исполнителем воли Императрицы и всё, что сказано им, можно считать словами самой Императрицы. И если раньше этот документ, лёжа в тайнике, особого веса-то не имели, то будучи предъявленным другим людям он действительно обретал реальную власть, накладывая на предъявителя огромную ответственность.
— На всякий случай дам вам парочку мгновений для ознакомления. Можете даже интересу ради вызвать экспертов, магов и прочих… уверяю: документ не подделка.
Бард продолжал улыбаться, выдержав в своих речах и действиях паузу достаточную для того, чтобы Жан-Гаспар и Пьер сумели как ознакомиться с документом, так и немного отойти от шока после всего того, что им только что вывалили на голову. Такими бумажками направо и налево не размахивали, да и абы кто их не получил бы — ещё одна гарантия того, что герцог и граф будут вынуждены как минимум выслушать Адриана и прислушаться к его словам, обдумать их и взвесить, а не осмеять в следующую секунду после того, как он в очередной раз за этот день их огорошит. Пускай то, что он собирался им сказать было ложью, но врать ему было не впервой. Герцог Вал Шевина уже давно потерял всякое чувство совести, когда приходилось рассказывать очередную сказку ничего не подозревавшим людям. Конечно, скорее всего даже после предоставленного эдикта оба слушателя как минимум возмутятся, станут закидывать вопросами и прочим, но к этому Адриан был готов и, честно говоря, если вопросов не будет, то он даже немного огорчится. Потому что окажется, что просчитался, что поставил на ум не тех людей, что обвести их вокруг пальца их оказалось слишком просто… Но этого не выдаст. Просто подметит в голове, что да как, чтобы в будущем вновь не попасть впросак.
— С формальностями разобрались, так что теперь приступим к мякотке дела, да? — промурлыкал мужчина, чувствуя заполнявшую давно охладевшее сердце эйфорию. — Знаете же присказку: пока жива Императрица, жив и Орлей. Обратное, знаете ли, тоже верно.
С этими словами, герцог дю Куто принялся неторопливо ковылять по месту сбора, лишь краем глаза следя за своей аудиторией — ему не нужно было смотреть на лица остальных мужчин, чтобы знать, какой шок сейчас прокрался в их души. Даже если они этого не выкажут, даже если ни единый мускул не дрогнет, внутри них уже пышным цветом распускалось смятение, почва для которого была подготовлена ранее предоставленным императорским эдиктом. Каждый неровный шаг герцога сопровождался тихим звуком простой дубовой палки, на которую он сейчас опирался вместо привычной трости — не мог же он опираться на меч, что ранее в изящных ножнах скрывался, а теперь был гол как сокол?
— Предвосхищая ваш вопрос: да, я знаю, как она спаслась. Источник информации у меня весьма достоверный, да и леди Серил ещё не полностью из ума выжила — чего-чего, а эта старушка нас всех переживёт.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сказать, что Жан-Гаспар охренел, было бы серьёзным преуменьшением. Он был в шоке. Словно молния ударила герцога Лидского, но он, разумеется, виду не подал. Оставаясь внешне невозмутимым, он нарочито небрежно взял письмо и пробежался по нему глазами. Кивнул. Передал бумагу Пьеру. Он, разумеется, не старался сейчас выяснять подлинность документа, на это не было времени. Он понимал, что выжить в Зимнем Дворце императрица не могла, никто не спасся и гвардия полегла в отчаянной попытке отбить тело Селины. Безуспешно. Там всё было завалено трупами, залито кровью и демоническим ихором. Если только...

- Идёт молва об избраннице Андрасте, - спокойно произнёс Жан-Гаспар, - якобы возвращённой с того света чтобы исполнить её волю. Мой старший брат всегда говорил, что вера это эффективный инструмент управления невежественными массами, но нет ничего плохого в том, что людям нравится верить. Мне хотелось бы верить, что императрицу защитил Создатель или хотя бы вернул её из Тени, чтобы спасти Орлей. Но вместе с тем, скептик во мне говорит, что это не  так.

О том, что им с Пьером обещали вернуть тело Селины герцог благоразумно не стал говорить. Ему было интересно, как Адриан выкрутится из сложившейся ситуации, ведь он бросил козыри на стол и сообщил о том, что императрица жива. С одной стороны, он был другом Жан-Гаспара и как минимум был обязан за спасение жизни, а с другой... С другой стороны они оставались орлесианцами. Жан-Гаспар не сомневался, если дю Кото будет выгодно обмануть, предать и убить его - он колебаться не станет.

- Если это действительно сама Селина, хорошо. Возможно, я даже уверую в Создателя. Если самозванка, то тем лучше. Армии нужен символ и я с готовностью признаю непревзойдённым мастером Великой Игры того, кому сможет возвести на престол марионетку в облике спасённой императрицы. Видишь ли, mоn ami, я никогда не был верен лично Селине, я служу Орлею. Поэтому мне всё равно кто скрывается под её маской.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Е... кунари Архидемона... - А вот Пьер не удержался и проявил результат общения с простыми солдатами за время всех этих военных приготовлений. Его и приказ сам по себе достаточно сильно удивил, но вот такое заявление было добивающим, особенно после недавно заявившейся  Бриалы со строго иной версией и даже обещанием предоставить тело. От того, что та могла врать,  легче не становилось и сомнения и шок не уменьшились. Так что граф так и застыл, пытаясь собрать воедино крайне противоречивые мысли и чувства. Он даже не был уверен, что обрадовался бы в действительности ожившей Селине, не знал, хотел он верить или предпочитал отказываться. То-то и оно, что новость в любом случае была шокирующей, с какой стороны ни посмотри. И точно также в любом случае порождала массу вопросов - и не меньше проблем. Воли и самообладания хватило, впрочем, на то, чтобы не выдать ничего кроме вполне закономерного шока и удивления. Выждать. Понять для себя, что теперь делать и говорить, да. Прежний Пьер хотел бы видеть Селину живой и чудом спасшийся и закрыл бы на сомнения глаза, надеясь на то, что воскресшая сотворит чудо и спасет страну. Но не теперешний. Пьер уже слишком хорошо знал, что Императрица не свята, не всесильна и способна ошибаться, как и все. И без идущих за ней людей она всего лишь символ... Но символ могущественный, особенно сейчас, в эпоху смуты и хаоса. Символ, который нужен столь многим - и ему тоже. 

Молчание графа оправдалось - Де Лидс сказал то, что должно было быть сказано, а Пьер мог уже подстроиться под мнение друга, которое в целом-то было близко к его собственным мыслям. Да, он верен был живой, настоящей Селине - потому что таковы были его принципы и клятвы. Но сейчас - какая разница, кто поведет людей? Она есть, конечно... Но не для простых солдат и народа, а для тех, кто понимает. И, возможно, Адриан именно поэтому не торопится возвестить о чуде всем вокруг. Найдутся и скептики, и  фанатики и кто знает, что будет. И пожалуй, Жан-Гаспар верно подметил - сейчас дело в верности не человеку, но стране, истекающей кровью в затянувшейся резне гражданской войны.

- Верно сказано, друг мой. Даже не буду спорить. - Кивнул Пьер, - Вопросов у меня в избытке, но начну с главного... Если мы двое, не самые главные в сей армии, слушаем вас в уединении и не слышим криков радости от чуда возвращения Её Величества, то хотелось бы знать, почему. Почему мы двое, и в чем, хм... Проблема?

Пьер понимал, что даже если у них есть Селина, так или иначе, то это не значит, что все вопросы решены. Даже наоборот.

- В остальном - я могу лишь обрадоваться тому, что мы обрели то, что утратили.

  • Like 1
  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хорошо, очень хорошо. Людей, обладающих здоровым скептицизмом, дураками уже не назовёшь, а уж от дураков в первую очередь избавляться стоит. Адриан принял бы, начни эти двое активно радоваться «возвращению Императрицы» — ведь даже наивность сейчас может пригодиться в определённых обстоятельствах. Но Призрак никогда не показал бы, как его разочаровывала человеческая недальновидность… он бы просто использовал. Он и сейчас собирался это сделать, но куда более изящно, тонко. Ведь думающие пешки имеют куда большую ценность, чем бездумные и принимающие информацию, словно иссохшие губки.
— На ваш вопрос, Пьер, ответ весьма прост: слишком рано. — бард слегка пожал плечами, при этом окинув Пьера взглядом с лёгкой улыбкой, будто бы без слов пытаясь намекнуть, что его слова — нечто само собой разумеющееся. — Наша союзница из Джейдера позаботилась о том, чтобы Флорианна не прознала о столь… радостном событии раньше времени, но, если мы на каждом углу начнём кричать о возвращении Её Императорского Величества, мы обратим на себя ненужное внимание. При всём уважении к маршалу Пру, его талантам и собранной под его знамёнами армии, им не выстоять против десятков тысяч красных храмовников.
Негромко выдохнув и хмуро взглянув на свою «больную» ногу, Адриан проковылял к свободному сидению, чтобы с удовлетворённым вздохом примостить свой сиятельный зад. Мог он, конечно, и на своих двоих постоять, но необходимость отыгрывать калеку всё же вынуждала действовать несколько иначе, не говоря уж о том, что длительная езда в седле оставляла свой… отпечаток в виде временной кавалеристской походки. А делать такую манеру ходьбы своей постоянной фишкой Адриан совершенно не желал — игра в хромоту при этом будет не очень правдоподобной, не говоря уж о том, что герцог не раз уж видел, как мало-мальски симпатичные девушки хихикали над такими бедолагами. Чего-чего, а Адриану было достаточно того, что его называли пройдохой, пропойцей и прочими словами, что лишь частично были правдой.
— Почему вы двое? Так уж случилось, что вот этого вот, — дю Куто с усмешкой указал в сторону Жан-Гаспара, — я знаю, как облупленного. Что до вас, граф Пьер… вы могли преклонить колена перед Флорианной. Она могла бы отдать вам Халамширал. Вместо этого, вы со своей немногочисленной армией решили дать узурпаторше отпор. Это ли не показатель беспросветной глупости… или же доблести и решительности, которой сейчас так не хватает?
Скажи он эту историю маршалу Пру, и старикан наверняка рассмеялся бы ему в лицо, сказав попутно, что юнец совсем уж с ума сошёл, упившись с горя, вон и призраков теперь видит. Командир Жеан наверняка возмутилась бы до предела, и, не посмотрев, что перед ней герцог стоит, бросила бы вызов… который барду пришлось бы принять. И при всём уважении, Жеан бы не выстояла против убийцы, который прекрасно знал, в какую брешь в броне шевалье нужно бить, чтобы прервать жизнь выскочки. Убивать тех, кто был лоялен Её Императорскому Величеству Адриан не желал ни в коем случае — их и так было слишком мало. Нет… если герцогу Лидса и графу Халамширала мужчина доверял и мог в принципе рассказать о грядущем событии, то командиры армии сопротивления должны были увидеть Её возвращение вживую, своими глазами, а не по рассказам герцога, прославившегося любовью к выпивке и женщинам.
— Сейчас она выдвинулась в сторону Вал Шевина вместе с… эскортом. Выказала желание помочь в обороне города. Я намекнул Бенедикту о том, что он в этом бою будет не один.
И Адриан прекрасно понимал, что Селена решила добровольно подвергнуть себя опасности тогда, когда должна была служить светочем надежды для остальных. В очередной раз сделать из образа Императрицы мученический ничем не поможет… Адриан был против, но кто он такой, пока не наденет маску с алыми глазами? Всего-лишь очередной герцог, желающий спасти родину от гнёта узурпаторши. Правитель Вал Шевина искренне надеялся лишь на одно: что в случае чего Бенедикту хватит мозгов эту горячную выскочку вытащить, спасти, укрыть. Пусть даже ценой проигрыша и обращения родного гнезда в пепел.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- То есть вы выбрали самого циничного и самого преданного из вассалов её императорского величества, - подытожил Жан-Гаспар, выслушав своего товарища, - mon ami вам придётся иметь дело с маршалом Пру и генералом Жеан, нравится вам это или нет. И от их отношения к этим известиям будет во многом зависеть какие действия предпримет орлесианская армия.

Герцог понимал, что даже всех мечей Лидса будет недостаточно для ведения войны на два фронта. Тем более граф Пьер располагал куда меньшим числом боеспособных солдат и шевалье. Что они могли выставить против Вольных Граждан и их зловещих союзников, пять, шесть тысяч воинов? Это даже не смешно. Если маршал Пру откажется признавать самозванку, они могут попытаться выступить против него, вот только шансов на то, что такой наспех спланированный заговор будет успешным была ничтожной. То, что маршал дожил до столь преклонных лет, сохранив своё влияние, говорило о его проницательности и опыте в Великой Игре. Выступить против Пру сейчас, когда он держит в железном кулаке армию Орлея, было равносильно самоубийству.

- Интересно, кому оказана честь сопровождать императрицу, - задумчиво почесав подбородок, озвучил свои мысли герцог, - конечно,
мне не докладывают о перемещениях всех армий в Орлее, да и сейчас хрен разберёшь кто за кого, но... Я не слышал о том, чтобы какое-то войско кроме красных храмовников, выдвигалось к Вал'Шевину.

Жан-Гаспар надеялся, что это не наёмники. Несмотря на то, что у воскресшей императрицы были, как оказалось, влиятельные покровители, полагаться на солдат удачи в такие времена было бы по-просту глупо. Гвардия была уничтожена, её остатки сражались под знамёнами генерала Жеан и союзников. Так кто тогда... Идей не было и герцог приготовился к худшему. Брать против красных храмовников остатки армии Джейдра, основная часть которой так же была размещена в этом самом лагере, было бы неразумно - город останется без защиты и станет лёгкой целью для Вольных Граждан или кого похуже.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

И то правда - рано. Чуду нужно время и место, Адриан по всей видимости имел в виду именно это. Мало толку хоть от самой Андрасте, если ее после первой же проповеди засунут в костер, причем за компанию с последователями.  Вот уж дилемма так дилемма - казалось бы, чем рраньше распространится весть, тем лучше, но на деле даже вовсе наоборот... Но нельзя придерживать тайну вечно, иначе толку-то от символа, про который ведают полтора человека?  Опять Игра, будь она неладна. Самые сильные средства одновременно и тянет применить, и страшно это сделать. И на каждого погибшего от торопливости придется другой, погибший потому, что пожалел ввести в игру лучшее из того что у него есть. И тех и других куда как больше чем сыгравших верно и вовремя.

- Резонно. Но Жан-Гаспар прав - придется. И... - Он задумался, - Нужно так явить Селину народу, чтобы проигнорировать или тихо погубить ее уже было невозможно, верно? Я удивлюсь, если у вас нет такого плана в запасе.

На слова о нем самом Пьер хмыкнул. Вот уж и правда, он бы и сам не мог сказать с уверенностью, чем это было. Возможно, одно другому и не мешало. Для него это было выбором, пусть и не слишком расчетливым -- просто надоело подчиняться кому ни попадя только потому что обстоятельства не в его пользу. А вот и хрен тебе, Флориана - и в жопу обстоятельства. Он, в конце концов, не какой--то смерд , которому привычно просто исполнять приказы, и если уж даже у эльфов лопнуло терпение, то чем он, граф Пьер, хуже? Если новая Селина хочет его верности не для Орлея, а для себя, ей придется считаться с ним. Но об этом граф пока промолчал.

- Вот как. Значит, Вал Шевин станет местом, где она воскреснет для людей? - Ответ пришел одновременно с вопросом графа, но породил таковых еще больше. Один из них задал Де Лидс и он попал в точку. Впрочем, если уж они откопали Селину, то могут быть и иные резервы. Вопрос в другом.

- Кто бы ни сопровождал её... Можно ли ждать от них чего-то большего чем поднятие боевого духа защитников? И что можем или должны сделать мы здесь и сейчас, чтобы чудо случилось, а не превратило все в кошмар? - Пьер говорил не как идеалист и патриот - скорее как человек, знающий, насколько ставки высоки и насколько глубока пропасть, в которую они полетят, если сейчас все сорвется.

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

О да, маршал Пру и генерал Жеан. Причём, первый представлял из себя куда большую проблему, чем вторая — Жеан была молода и чуть ли не до мозга костей предана покойной императрице, но наивностью не страдала, а вот маршал Пру, как известно, был с Селиной несколько на ножах. Они оба начнут всячески докапываться, подвергать сомнениям «чудо» и так далее. Конечно, они имели на это полное право — в нынешние времена нездоровым был только тот вид паранойи, когда ты видишь врага даже в собственном ночном горшке в виде только что исторгнутой тобой же мочи. Ну и, естественно, близкие к этому соображения. Однако задачей Адриана сейчас было подготовить почву для свершения плана Её Императорского Величества, и никто не должен был этому помешать. Даже такой видный полководец, как Бастьен.
Потому первым делом герцог Вал-Шевина и обратился к этим двум вельможам — ведь дальше он пойдёт к другим, кто отдал свои силы на эту войну, и кто присутствовал здесь, в форте Ревасан. Он ровно так же расскажет им о «чудесном» возвращении, подавая это под различным соусом для каждого индивидуального собеседника. И он должен каждого ровно так же заставить поверить в то, что возвращение Селины, будь то действительно императрица или же искусный подменыш, было им на руку. Поскольку если Пру не поверит, если Пру решит не принять чудо хотя бы в ключе пользы для самого себя, то он вынужден будет прислушаться уже к голосам тех, кто помогал ему снабжать армию, кто давал людей и вооружение. Потому что один в поле не воин, к сожалению, а армия сопротивления режиму Флорианны была ой как нужна для свершения плана.
— Mon ami, в том-то и смысл, что никто не должен ожидать прихода этой армии. Ведь это спасение, знамение свыше, — Адриан лукаво улыбнулся, поглядывая на герцога Вал Шевина. Ему не стоило знать, что сначала армию переправят по морю, а уж потом она выдвинется в сторону находящегося в осадном положении порта. Переведя взгляд на Пьера, бард слегка кивнул, словно бы соглашаясь со словами изгнанного правителя Халамширала. — При ней достаточно бойцов, чтобы при умелом распоряжении и командовании можно было бы удержать город. Другое дело, что в случае провала покинуть Вал Шевин будет куда сложнее.
Впрочем, приставленные к девице агенты Теней должны были позаботиться как минимум о том, чтобы двойник императрицы выжила и впоследствии была доставлена обратно в Джейдер — пока что это было самое безопасное место во всём Орлее, если так можно было сказать. Но это всё было далеко, а Пьер, как и Жан-Гаспар, наверняка, желал узнать о том, что могли сделать они сами. Подобная готовность помочь определённо радовала Призрака — её всегда можно использовать, жертвуя в самом крайнем случае; ну просто потому, что Пьер всё же был достаточно полезным союзником и значимой фигурой, которую отдавать просто так точно не стоило, пусть даже войско, следовавшее за графом Халамширала, многочисленным не было.
— Я надеялся, что вы зададите этот вопрос. — с одобряюще довольной улыбкой, дю Куто чуть поёрзал на своём сидении, устраиваясь поудобнее. — До Вал Шевина, естественно, никто из нас уж не успеет. Но вы можете помочь мне подготовить остальных к триумфальному возвращению — будем всё же оптимистичны, да? Нашептать слово здесь, намекнуть там… всё просто. К слову, вас, Жан-Гаспар, я бы попросил переговорить с маршалом. У вас достаточно схожий менталитет и он наверняка к вам прислушается несколько больше, чем к «прихвостню Селины» вроде меня.

Подпись автора

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

https://funkyimg.com/i/2SMhW.gif


Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood.

You can look at yourself.
You can look at each other.
Or you can look at the face of your god.

2SMhW.gif
  • Like 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жан-Гаспар невесело усмехнулся. Если он и был в чём-то похож с маршалом Пру, так это в отношении к их общему врагу. Но хватит ли этого для того, чтобы убедить Старого Льва принять участие в этом... Заговоре? К сожалению, Жан-Гаспар не был лично знаком с верховным командующим, но брат много рассказывал о нём и в основном отзывался о Бастьене Пру, как о человеке чести, но немедленно добавлял, что он - шевалье во всех отношениях, и из уст Ремаша это была отнюдь не похвала. Сам герцог тоже был шевалье, но это не означало схожесть менталитета, кроме того, они достаточно долго были врагами чтобы доверять друг другу.

- Я бы хотел напомнить, mon ami, что мы с маршалом совсем недавно пытались убить друг друга на поле боя и у меня это почти получилось, - герцог развёл руками, - и по вполне очевидным причинам, я не вхож в его внутренний круг, а договариваться с его генералами бесполезно, они или идиоты или фанатики, но хорошо выполняют приказы. Возможно, мне предоставится возможность поговорить с маршалом после военного совета.

Де Лидс не надеялся, что у него получится договориться со Старым Львом, но попытаться стоило. Возможно, Пру прикажет его арестовать, как предателя, возможно, попытается убить на месте. В этом случае, придётся сражаться, но не в первый раз... Кроме того, у Адриана должен был быть запасной план, в противном случае герцог Вал'Шевина рисковал, и не только жизнями своих товарищей, но и возможным будущим Орлея.

- Адриан, где мне тебя искать после разговора с Маршалом? Ты же не будешь отсиживаться в лагере во время штурма? Буду рад, если ты возглавишь моих арбалетчиков. Так мне уж точно будет спокойнее штурмовать стены!

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если их собеседник не грешил против истины, новость была неплохая - наличие армии исключало необходимость полагаться чрезмерно на кого-то ещё. Да, проблемы могут быть, но  хотя бы есть чем их решать и эти люди связаны с "Селиной", то есть, говоря проще, повязаны с ней так или иначе. Вероятно, поразмыслив в тишине, Пьер мог бы и предположить, кто это может быть и каковы и возможности - выбор не так уж велик, так что метод исключения уже  даст ему понять многое. Но это потом. Сейчас надо определить,  что зависит от него самого. Пьер не был лихим рубакой и не рвался тут же лететь на помощь "Императрице", это было бы опрометчиво, да и просто нереально. Значит, его работа - здесь.

- Мысль хороша. В кои-то веки моя репутация заложника обстоятельств к месту - меня на деле мало кто всерьез причисляет к какой-то из партий, так что поговорить и заронить мысли можно много где. - Действительно, граф не пытался встать в позу и за отсутствием в окрестностях  Гаспара  или Ремаша, не проявлял враждебности к тем, с кем сражался в те окаянные времена, когда все только началось и еще с грехом пополам верилось, что все же обойдется малой кровью. Хрен там... Но не суть, суть была в том, что граф официально не принадлежал к какой-то партии, кроме разве что партии тех, кто хотел видеть Флориану мертвой. И это порядком облегчало общение, мало кто думал что  граф без города всерьез планирует кого-то обойти и переиграть. Что ж, время покажет - сейчас от Пьера зависело достаточно многое и при успехе  он может и продвинуться вперед.

- Удачи, друг мой, и да поможет тебе Создатель. - Искренне пожелал успеха Жан-Гаспару граф, потому как маршал был трудной целью для убеждения. Трудной, но необходимой. И Пьеру, к примеру, тут и вовсе ловить нечего. Ему надо начинать с малого, искать близких союзников, чтобы у возвращения сгинувшей была поддержка среди тех, кто не был прихвостнем кого-то из высших напрямую и имел не такой уж очевидный выбор лояльности внутри их пестрой компаниии...

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта. В ней нельзя оставлять ответы.

×
×
  • Создать...