Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

VII. Расплата

Рекомендованные сообщения

VII. РАСПЛАТА

https://funkyimg.com/i/2TLUN.png

Дата: 14 Первопада, 9:42 Века Дракона
Место: Халамширал, Орлей
Погода: холодно, идёт густой снег
Участники: Jean-Gaspard de Lydes, Bastien Proulx, NPC
Вмешательство: ГМ
Описание: в то время, как Бриала и граф Пьер со своими бойцами должны уже были закончить диверсию в Халамширале, великий маршал Бастьен Пру начинает осаду некогда прекрасного города.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Bastien Proulx

ost

…жребий брошен. Город осаждался передовыми частями, как неделю. Попыток прервать осаду не предпринималось. Это был риск, на который никто не пошёл. С высоты башен замка сперва можно было заметить пыль, что поднималась позади у горизонта, а после и армию, которая пришла сюда лишь за одним. Тяжелая кавалерия сопровождала обозы. Днём спустя у стен замка была армия, готовая брать штурмом небеса, не говоря уже о городе.

Маршал, двигающийся на чёрном коне в сопровождении Арианны и Клода, понимал основную сложность. Взять город — это одно, но внутри города был и замок. Необходима скорость и благо нанятые вороны в этом могли помочь. Убить охрану, когда начнётся хаос. Открыть ворота замка, «выбить» механизм. И получить свою оплату. Было что-то ещё.

Нечто такое, что смущало его. Было во взятии Халамширала что-то неправильное. Он с удовольствием бы взял Денерим, сжёг любой город собачников, но брать свой же город... Штурм, кем бы и насколько профессионально он не проводился, разоряет город. Этот город был готов выдержать многое. Оставался километр до передовых частей…

***

Люди работали, как часовой механизм. Арианну эту поражало более всего во всём происходящем. Сейчас от неё требовалось лишь одно, не мешать и с этой задачей она справлялась идеально, стоя на холме и наблюдая, как разворачиваются дополнительные требушеты, как стреляют по стенам города и как эхо от взрывов в унисон с криками, радостными за пределами стен города и напуганные за ними, сливаются в единое целое. Магесса наблюдала, как разворачиваются «Скорпионы» на умеренном удалении. За стеной рыночная площадь. Безусловно, там будут баррикады. Она знала, что произойдёт. Взрыв. Она собственноручно руководила расчётом, а после созданием необходимого количества материалов. Гном Лорван и ещё добрый десяток ему подобных, а именно жадных, но усердных коротышек делали подкоп для взрыва. Такое видят только раз, подумала Арианна, как её одиночество прервал Лео. Старый добрый Валиос.
- Скучаете, Миледи? - сказал он присуще ему добродушным и уверенным голосом.
- Приходится. Предвкушение странное чувство, не находите? - Лео встал вровень с ней, посмотрев на стену.
- Я бы сказал, что это скорее нетерпение. Дурное чувство, как по мне.
- Прямо, как всю мою жизнь. Круг и всё, что ты можешь делать, так это смотреть и испытывать это дурное чувство.
- Так ли ничего, Миледи? Без вас нам бы пришлось всё делать по старинке.
- По крайне мере сейчас, определённо, - Лео вздохнул в присущей ему манере добродушного старика.
- Для ностальгии осталось не так уж и много времени. Всё практически готово. Пру не желает давать им время на размышление. В ближайшие часы все начнут расходиться. А у вас есть небольшие, но дела, Миледи, - Арианна удивилась и взгляд всё говорил за неё, - Хесслер. Передайте ему то зелье и убедитесь, что он понял свою задачу. Бриалла нужна живой. По крайне мере до допроса она должна дожить. И Жан-Гаспар. Уведомите его о начале.
- Почему я, а не вы? Меня там не убивают исключительно по одной причине.
- Быть может, именно из-за этого. Привычка вещь страшная. А привычка не убивать тех, кто не нравится, ещё и весьма практически применима.

***

Эта ночь была особенной. Время шло иначе. По крайне мере Арианна его так ощущала. Маршал, будучи весь в делах, руководил частями. Раздавал приказы. Штурм будет вестись в трёх направлениях. Армия под командованием Жана-Гаспара с востока и Рене на Западе. Удар по ключевым воротам. Это очевидный удар. Гогот от ударов трибушетов не замолкал до сих пор. С первыми лучами зимнего утра в ворота ударят специальные «бронебойные» снаряды скорпионов, которые в ночной зимней мгле переносятся туда. А следом произойдёт подрыв стены между двумя направлениями, куда поведёт свою армию Клод Пру. Ко всем армия представлены маги и храмовники на случай ситуаций, которые сам Маршал охарактеризовал, как «выходящие за пределы общих рамок». Это был первым и, пожалуй, ключевой этап. Элиза въехала на вороной лошади в небольшой лагер. Спешившись, она зашла в палатку, где Хесслер точил свой меч. Бросив на магессу короткий взгляд, он продолжил заниматься своим делом.

Он предвкушал крови. Если эльфы ослушаются, то именно Хесслер со своим отрядом, который получил противоречивое название «Милосердие», будет тем, кто начнёт наводить порядок. Элиза села на стул у стола и поставила синий флакон. Хесслер всё так же молчал.
- Она нужна нам живой, Хесслер. Не обязательно целой, но живой.
- Это я и без тебя знаю, девочка. Что за чушь ты поставила на стол.
- На случай, если она будет ранена. И на тот случай, если она будет сопротивляться. Это обездвижит её на пару часов. Восстановление в районе двух дней, - отвратительная ухмылка мужчины была ей ответом, - Решил завести себе ублюдка с примесью эльфийской крови? - сострила Арианна, уходя, получив очередное ругательство в своей адрес.

***

Арианна приближалась к Армии Жана. Здесь у неё было недоброжелателей больше, чем где-либо ещё. Все приготовления завершались. «Скорпионы» были перенесены и собирались. Пройдя пост проверки, она двигалась к самому Генералу. Спешившись у нужной палатки, она подошла к охране, которая не давала ей проходить.
- Я от Маршала с особыми указаниями, - минутой спустя, женщина окажатся перед самим Генералом.
- Волнуетесь Генерал? Я здесь чтобы ввести вас в курс дел. Вам известно о плане штурма города, но неизвестно о том, что штурм так же будет вестись и со стороны торговой стены. На военном совете час назад этого не было озвучено. Информация держалась в тайне по понятным для нас обоим причинам. С выстрелом «огненной» стрелы произойдёт подрыв стены. Он не заденет вас, но вы должны предупредить своих офицеров об этом для сохранения дисциплины. В течение полутора часов вам необходимо взять ключевые точки города известие вам на востоке и перегруппироваться для штурма замка. Если всё пойдёт так, как нужно, ворота замка будут открыты. Это вы знаете и без меня, - Арианна, достав из сумки флакон, поставила его на стол, - На случай, если вас ранят. На крайний случай это наркотик со всеми вытекающими последствиями. А теперь, с вашего разрешения, мне необходимо удалиться, - Шатильон остановилась на секунду на случай, если Генералу что-то ещё понадобиться.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Советницу маршала холодно встретили в расположении войска Лидса, но иного она и не могла ожидать. Когда по всему Тедасу начали рушиться Круги, страх перед неконтролируемой магией охватил сердца многих, а церковные проповеди сделали своё дело, обратив этот страх в оружие. Многие солдаты Лидса были набожными, а их командир не пресекал проповеди андрастианских священников, понимая, как важна вера в эти тёмные времена. Он сам молился вместе со своими солдатами и шевалье, но не был до конца уверен, что на той стороне его кто-то услышит. Приготовления к штурму были завершены и большая часть армии Лидса уже занимала позиции для продвижения к стенам. Они пойдут под прикрытием осадных орудий, укрывшись от лучников неприятеля за передвижными щитами, из-за которых смогут вести ответный огонь стрелки Лидса. Окружённый своими верными шевалье, Жан-Гаспар уже собирался присоединиться к основной части орлесианской пехоты, когда его всё-таки отыскала подстилка Старого Льва. Герцог молча кивнул ей, жестом велев своим людям убрать ладони с рукоятей мечей. Они были напряжены, герцог тоже, но к удивлению отступницы, он не оскорбил её и даже не отмахнулся от предложенного флакона, просто убрал его в один из подсумков на поясе. Затем усмехнулся, вытолкнув языком и зажав между зубами крохотный чёрный флакон. Если женщина что-то понимала в алхимии, это сказало бы ей о многом - Жан-Гаспар планировал вести своих солдат в бой в первых рядах и в плен попадать не собирался, а потому, прихватил с собой ампулу с ядом, которую держал за щекой. Осторожно достав смертоносный флакон, Жан-Гаспар кивком отпустил советницу Пру. Он и не собирался её задерживать.

- Сбереги маршала, - бросил он вслед отступнице, - если получится так, что ты последняя из его свиты видишь меня живым, передай Сарому Льву, что для меня было честью сражаться под его знаменем и передай мои извинения, не вернусь, значит, подвёл.

Не дожидаясь ответа, герцог направился к своим солдатам. Слова отступницы вселяли тревогу за графа Пьера и его бойцов, которые не знали о готовящейся диверсии и могли оказаться в опасной близости от места взрыва. Предупредить старого друга Жан-Гаспар не мог и мысленно выругался, хотя и не мог отрицать проницательности Старого Льва. Теперь он понимал, почему маршал был так раздражён их с Пьером инициативой, скорее всего, старик планировал это с самого начала и не хотел бы списывать правителя Халамширала, как допустимые потери. В прочем, Жан-Гаспар не сомневался - если потребуется, спишет.

- Анри, передай информацию о взрыве командиру правого фланга, Дюк, отправляйся на левый фланг и предупреди маркиза де Музийона оо сигнале и том, что последует за ним.

- Да, милорд.

- Не будет пламенной речи перед боем, - усмехнулся верный знаменосец Жан-Гаспара, надевая шлем с жёлтым плюмажем, - признаюсь, я почти разочарован.

- Я не в настроении, - поморщился герцог, хлопнув парня по плечу, - будь осторожен, сынок. Создатель защитит.

- Пусть он и за Вами присмотрит, милорд.

Отослав знаменосцев на фланги, Жан-Гаспар направился на передовую в окружении своих шевалье. Закованные в латы рыцари предпочли бы сражаться верхом, но только не сегодня. Орлесианская армия запомнила и усвоила жестокий урок, полученный в Гварене, в последние годы вторжения, они не повторят эту ошибку снова. У каждого из рыцарей был щит и одноручное оружие - меч, топор или моргенштерн. Никаких двуручных клинков, неповоротливых секир или молотов - гвардия герцога была готова вести бой на тесных улицах города, на стенах и в узких коридорах, где не развернёшься. Так же каждый нёс за спиной арбалет и несколько запасных болтов.

- Солдаты Лидса! - прокричал Жан-Гаспар, проходя через строй воинов, каждый из которых почтительно отступал на шаг, молча салютую своему командиру, - скоро прозвучит сигнал к атаке. Анри говорит, что я должен воззвать к вам пламенной речью, но вот что я вам скажу, вы сыны и дочери Лидса и слова вам не к чему. Вы знаете что нужно делать!

- Да! - не сговариваясь грянули ближайшие к Жан-Гаспару солдаты и герцог вскинул сжатый кулак, словно грозя изумрудной бездне, разверзнувшейся над головой.

- За Орлей, - пролаял герцог, опуская забрало шлема и сотни мужчин и женщин ответили ему: ЗА ОРЛЕЙ!

Незаметным движением, он сунул ампулу с ядом в рот и занял место за одним из обитых железом щитов. Прочная конструкция должна была защитить его от вражеских лучников, за ним на полусогнутых дожидались сигнала к атаке арбалетчики Лидса и шевалье. Выдержат ли осадные щиты град каменных обломков и смертоносный дождь щепок - посмотрим. Возможно, взрыв со стороны Торговой Стены не будет настолько мощным, чтобы задеть солдат Лидса, но нельзя быть "слишком" осторожным. Сердце забилось в бешеном ритме, словно предчувствуя что вот-вот раздастся сигнал...

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Like 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Bastien Proulx

Ost

Внимательный зритель обратил бы внимание на то, как экспоненциально росло напряжение с полуночи. Защитники крепости готовились, но готовились они, вероятно, к осаде. Брать штурмом Халамширал было бы риском и, как минимум, риском неоправданным. Маршал же считал иначе. Рисковать стоило с расчётом, а это в корне иное, нежели безрассудство. Итак, перед взором открывается вид сверху на прекрасный город, где в ночной тьме мельтешили люди.

Параллельно с этим, за стенами, скрытыми во тьме, шла чудовищная работа. Гномы, бывшие крестяне и наёмники перетаскивали скорпионов. Половина из них была размещена под прикрытием холмов и снега. При свете разглядеть их было бы просто, но не при рассвете. Фактор времени года играл на руку. Тьма была плотной, а рассвет медлительным.

В это же время основная часть артиллерии была сосредоточена на фланге. Прорыв делался с Востока и Запада. Рене командовал группой армии «Запад» и его целью являлся штурм. Работы велись и под землёй, где гномы завершали заложении взрывчатого вещества, щедро приготовленного магами. Генеральный план блицкриг начинался.

Камера движется и зрителю открывается картина армии Пру. Внимательный зритель бы заметил отсутствие кавалерии и приметил бы большое количество лучников на Западе. А наиболее внимательный заметил бы и Арианну с группой магов. Заметил бы и своеобразные снаряды в скорпионах на Западном участке крепости. Ответы крылись в человеке, стоявшем на умеренном удалении на холме.

Красный плащ Пру развивался под ветром. Его взгляд прикован к замку. Его тактика покажет себя здесь. Что за тактика, возникнет у вас резонный вопрос.

Бастьену был нужен молниеносный удар. Он сражался не один раз и прекрасно знал, что армия противника неповоротлива. Взяв инициативу, ты способен одержать победу, в то время, пока враги будут пытаться понять, что произошло. Казалось бы, замок и всё будет очевидно, но не всё так просто.

Запад. Камера держит вид из-за стен на умеренном расстоянии. Время возвращается на круги своя. Требушеты стреляют одновременно. Точность их невелика, но она и не была нужны. Защитники, пригнувшись, не получают ожидаемого. Снаряды падают, не долетев до стены, а всё остальное накрывает дым. Не выстрелившие требушеты дают залп. Снаряды вновь не долетели до стены, но они и не должны были. Бой начался. Вновь залп, уже на стены и дыма накрывают замок. Защитники и не увидели, что первый луч солнца вышел из-за горизонта.

Камера резко меняет вид и видно, как стремительно на лошади едет Арианна и другие маги за ней. Густой дым защищает их от выстрелов. Заклятие защищает от шальной стрелы на случай попадания самих магов. Они стремятся к камням, которые были разбросаны артиллерией на умеренной дистанции и добираются до них. Параллельно с ними под прикрытием дыма спешатся пять отрядов лучников по двести человек.

Маги, используют заклинания и на них. Важно учесть тот факт, что во время сближения магов и конных лучников, их защищал не только дым. Скорпионы дали залп в стену сразу же. Снаряды же были не обычные. Осколочные, если так можно выразиться. На снаряде находились осколки со внешней стороны, а ближе к сердцевине находилась взрывчатое вещество. Благодаря расчётам, устанавливалось время, как догорит фитиль на определённом расстоянии. Работы были проведены не только физические, но и умственные. Залпы продолжались, давая время лучникам и магам приготовиться, а также позволяя сблизиться пехоте.

Пехота же состояла из трёх крупных формирований под командованием шевалье. Таран, представляющий из себя своего рода черепаху, шёл к воротам, прикрывая тех, кто его толкал и солдат поблизости. Два других формирования шли по обе стороны от тарана с лестницами. Зритель мог наблюдать ту стремительность, с которой развивалась атака. Не успел дым рассеяться, как новая напасть настигла защитников. Формирования лучников, прикрываемые рельефом и щитами, созданных магами, открыли прицельный огонь по защитникам. Одна фаланга сменялась другой и так повторялось по кругу, обеспечивая высокий темп стрельбы. Скорость атаки была высокой, а дисциплина благодаря шевалье, высокой на каждом участке атаки.

Как защитники настигли стен, а таран ударил в ворота, лучники стали вести менее интенсивный, но значительно более прицельный огонь по защитникам стен, выигрывая время тем, кто штурмовал стены лестницами, которые подобно осьминогу обхватывали её западные рубежи. Маги же, как и была предписано планом, отправились к защитникам, обеспечивая поддержкой и их. Щиты, а также ударные заклинания, вроде огненного шара и потока были отличным подспорьем для предстоящего боя. Часть лучников сменила дислокацию и переместилась к центру.

Хаос, устроенный на флангах, заставлял силы врага стягиваться к флангам. Пробегающий по стене солдат остановился подле рыночных ворот и заметил человека, которым являлся Маршал. Прошло совсем немного времени с начала штурма, солнце освещало очень немногое, но то, что происходило было странным.

На центральном фланге стоял Пру, отдавший пару секунд назад приказ. За холмами находилась кавалерия шевалье, способных спешиться и вести бой в городских условиях, идеальных для самих шевалье. Они прикрывались экипированными солдатами и небольшой группой магов и храмовников. Лучники, используя рельеф местности, сместились с фланга и расположились на удалении от него. Они и не догадывались, что им предстояло увидеть. Взрыв произошёл внезапно и от него заложило уши. Не смотря на это, маршал отдал приказ.
- Огонь! - в унисон ему, приказ повторился, и замаскированные скорпионы дали залп осколочными снарядами в образовавшеюся щель. Лучники же, используя длинные луки дали огонь следом. Штурм достиг своего пика. Всё решалось здесь. Оставалась буквально пара секунд до того, как Пру отдаст свой следующий приказ, а зрителю будет продемонстрирована не только сила и хитрость, но и подлость, которая находилась среди врагов.

Отредактировано Bastien Proulx (2019-07-02 04:56:26)

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Наблюдая за работой артиллерии, Жан-Гаспар выругался себе под нос, поминая недобрым словом военных инженеров и расчёты орудий. К сожалению, он не сразу осознал насколько тонким был план маршала. Тяжёлые камни падали в землю, не долетая до крепостных стен и образовали таким образом укрытия для солдат орлесианской армии. Магической защиты у группы «Восток» не было, но она и не требовалась бойцам, скрытым за передвижными щитами, из-за которых можно было вести заградительный огонь, не давая защитникам лишний раз высунуться. С тыльной стороны щитов крепились и колчаны с запасными боеприпасами, так что на подступах к стенам Халамширала можно было не экономить боеприпасы. Таким образом, лучники Лидса вели плотный заградительный огонь, пока тяжёлая пехота и спешившиеся шевалье преодолевали расстояние между осадным лагерем и городскими стенами. В победе никто не сомневался, оставалось только свести потери к минимуму. Добравшись до первого снаряда, Жан-Гаспар разместил за ним отделение арбалетчиков, которые могли вести более-менее прицельный огонь по бойницам и продолжил наступление. Каждый раз, останавливаясь возле импровизированного укрытия, офицеры Лидса размещали там небольшой отряд стрелков, таким образом увеличивая количество огневых точек, к которым уже подкатывали скорпионы и катапульты. Прикрываясь щитами, воины группы «Восток», тащили осадные машины ближе к стенам, чтобы вести прицельный огонь по защитникам, которым теперь приходилось выбирать цели для стрельбы и далеко не всегда этот выбор оказывался верным. Пехота с осадными лестницами и верёвками подбиралась всё ближе. Преодолев половину пути, Жан-Гаспар неожиданно для своих солдат отдал приказ остановить наступление, огонь из-за щитов стал более плотным и точным, а герцог ждал сигнала, за которым последует подрыв торговой стены. Он делал ставку на переброску сил к месту прорыва. Это позволит снизить потери во время штурма, чем меньше солдат Вольных Граждан будут опрокидывать чаны с кипятком и отталкивать лестницы ото стен - тем лучше.

В небо взмыла огненная стрела и Жан-Гаспар отдал приказ начать штурм. Одновременно с этим, полевые орудия дали залп по стенам, давая атакующим время добраться до стен и приставить к ним лестницы. Стрел и болтов солдаты Лидса не жалели, по укреплениям вёлся плотный огонь, практически не прекращаясь. Герцог надеялся, что Пьер и его отряд выполнили свою задачу и на улицах Халамширала сейчас царит хаос. Хорошо бы Пьер пережил этот штурм... За себя де Лидс не переживал, смерти он просто не боялся, потому и не думал о ней. Другое дело если оторвёт руку или ногу. Но тогда, в ход пойдёт заветная ампула с экстрактом корня смерти и яд доделает работу того, кто не смог забрать его жизнь, а что будет потом - всё равно.

Грохот взрыва был слышен и на восточном направлении штурма. В том, что это привлечёт внимание защитников, сомнений не было. Жан-Гаспар первым выбежал из-за щита и рассек воздух мечом.

- На стены! За мной! - прокричал герцог, и первым же полез на приставленную лестницу. Справа и слева от него, о стены ударились лестницы, выбив облако пыли и крошки. Храбрость де Лидса вдохновила его солдат и они без промедления последовали за ним.
- Милорд, прикройтесь щитом, - послышалось снизу, но Жан-Гаспар только расхохотался в ответ. Щит висел у него за спиной и чтобы освободить для него руку пришлось бы убирать меч в ножны. Он будет первым, кто прольёт кровь врага, кто откроет счёт в этой смертельной партии. Выше, выше, выше...

Над бойницей показалось перекошенное ненавистью лицо. Солдат из Вольных Граждан без шлема направил на герцога арбалет, но сам упал с пробитой головой. Жан-Гаспар мысленно поблагодарил меткого стрелка, кем бы он ни был. С соседних лестниц, к сожалению, падали солдаты, но атакующие несли намного меньшие потери чем могли бы. Чувствовалась нехватка бойцов на стене, видимо, большая часть защитников бросилась к торговой стене либо была стянута внутрь города, к эльфинажу где граф Пьер и его отряд храбрецов должен был дать бой за свой город его захватчикам.

Забравшись на стену, Жан-Гаспар скрестил мечи с мятежником в богато украшенных латах. Когда-то он был шевалье, судя по наспех закрашенным гербовым знакам на наплечниках, сражался за императрицу. Герцог пнул подбежавшего пехотинца в пах и парировал очередной удар падшего рыцаря. Выхватив кинжал, он метнул его во второго бойца, спешившего на помощь по всей видимости своему командиру и перешёл в контратаку. По сторонам от него на стену спрыгивали солдаты объединённой армии. На большинстве были цвета Лидса.

- За Орлей! За Селину! - взревел герцог и обрушил на своего противника град ударов.
- Твоя императрица мертва, - послышался ответ из-под шлема, - но скоро ты к ней присоединишься.

Де Лидс рассмеялся и по рукоять вогнал меч в нагрудник противника. Древняя сталь пробила доспехи и плоть. Падший шевалье застонал из-под забрала засочилась кровь. Перехватив меч обратным хватом, Жан-Гаспар вырвал его из тела убитого им мужчины как раз вовремя, чтобы отбить пику солдата-предателя.

- Зачистить стену! - приказал Жан-Гаспар, прикончив противника на месте, - тащите сюда знамя! Займём вон-ту башню и водрузим над ней знамя маршала!

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • WAT (°ロ°) 1
  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Bastien Proulx

Всё произошло мгновенно и единственное, что помогло Арианне остаться на ногах — это посох. В глазах на мгновение раздвоилось, шум боя и крики умирающих притихли. В зелёных глазах девушки отражались языки такого же зелёного пламени от взрыва. Женщина чувствовала страх и обратила внимание, что часть людей оставили свои позиции на стенах. Оставшимся отрядам врага не оставалось ничего, как дать бой из последних сил. В первые минуты натиска на них? они держали оборону успешно, но каждая минута боя забирала их силы. Стоило лишь одному дать слабину, как опытные Шевалье «пробивали» строй, а тяжёлой пехоте оставалось лишь дать один натиск. Дезориентация сил противника усугублялась дизморалью от произведённого взрыва. Всё было кончено одним им.

Арианна, перебегавшая от одной части стены к другой, оказывала поддержку раненым. Во время боя на стенах, Имперским лучника удалось забраться на стены и продолжать дистанционный натиск, не позволяя противникам реорганизовать под стенами и освобождая пространство штурмующей группы. Лицо девушки было измазано грязью и кровью. Она видела скотобойню лишь один раз в жизни и зрелище, представляемое на стенах, именно этим ей и казалось. Солдаты, разбивающиеся в батальоны под руководством гвардий Шевалье, переформировывались для нового натиска. Башни были взяты, а пространство за стенами было готово для использования всех имеющихся сил. Потери были невелики и сейчас оставалось закрепить успех. Пробиваясь вдоль толпы, женщина увидела Рене, стоящем на ящиках. Он был в неистовости, а его уверенность воодушевляла. Абсурдно, подумала Шатильон, но это работало. Он умел произносить речи.

- Не думайте о боли и смерти, думайте только о Великом Орлее! Орлесианские граждане ждут вашей победы! Во Имя Орлея! Позвольте судьбе вести вас, дайте Орлесианскому духу быть с вами! - крик Рене перешёл в совершенно иную форму, в гораздо более агрессивную и громкую, - Закончите сражение! Закончите её грандиознейшей победой! Вы, прелестнейшие из людей, Солдаты величайшей армии! Шевалье, вы Орлесианская элита! Вы Шевалье! Ведите же этих прелестнейших людей и закончите эту битву! Весь Орлей ждёт этого! За Орлей! За Гаспара!- обратив меч в небо, этому примеру последовали и остальные солдаты.

Имперские лучники, не сбавляющие натиска, продолжали вести огонь со стены. Как только солдаты стали выходить через башни со стен, лучники переключились на точечные дальнобойные удары. Сами же формирования, выйдя на улицу, встали в боевое построение и начали стремительное наступление на улицы города, равномерно перераспределяясь. План Маршала воплощался. Теперь закрепление успеха зависело от центральной группы.

Такое не каждый день увидишь, думал Клод, видя разворачивающийся хаосом пейзаж. Огонь быстро сошёл на нет, но минутную тишину нарушили выстрелы «Скорпионов». Три залпа артиллерии. Он ждал. Расчёты работали подобно часам и с последним выстрелом, Пру-Младший увидел поднятый к небу кулак отца. План был принят к исполнению. Клод, находясь во главе кавалерии Шевалье, повёл тяжелую кавалерию Шевалье вперёд. Армия двигалась стремительно и ворвалась в пробоину в стене, буквально раздавливая дезорганизованное взрывом сопротивление. Удар здесь был неожиданностью, сил было немного. Следом за тяжёлой кавалерией, на десятиминутном удалении, в город двигались специальные части. Немногочисленные отряды лучников с поддержкой тяжёлой пехоты, двигавшиеся вдоль стен, начали штурм ближайшей башни, дабы обеспечить безопасность продвижение вспомогательный частей группы «Центр».

Наиболее важной частью являлись отряды «Милосердия» под командованием Хесслера. Ему и его группе было необходимо продвинуться к эльфинажу и держать ситуацию там под контролем. Второй частью являлся сам Маршал, выдвинувшийся в сопровождении группы тяжёлой кавалерии шевалье для того, чтобы продолжить координирование операции.

Сама же кавалерия разъединилась на две большие части. От торговой площади вели многочисленные дороги. Кавалерия использовала натиск и стремилась отбить ключевые проспекты и улицы города. Таким образом, формировался «котёл». В то время, как группы «Восток» и «Запад» продавливают оборону армии, центральная группа тяжёлой кавалерии, должна перекрыть пути для отступления, а малые части «Центра» должны ударить в тыл, тем самым обратив сопротивление в тыл. В случае успеха Маршал займёт город с наименьшими потерями, отбив ключевые позиции ободряющихся. Оборонять город далее будет самоубийством, а учитывая представление в виде взрыва, решительности солдат и беспощадность самого удара, это должно уничтожить мораль его врагов.

Двигаясь к пробоине, откуда был слышен шум битвы, Маршал не испытывал никакой радости. Он штурмовал свой же город и убивал своих же сограждан. Ему предстояло возродить Империю, и цена повергала его в шок. Единственным способом для продолжения начатого являлось отсутствие мыслей об этом. Наверное — это правильно. Судить же будут потомки. Судить о том, оправдывала ли цель средства.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Солдаты Лидса зачистили восточную стену и разделились на два отряда. Первый, под командованием самого герцога должен был захватить Раймаэльские Врата, обращённые к Долам. Название неизбежно отсылало к легенде о войне с эльфами, но у Жан-Гаспара не было времени её вспоминать. Второй отряд должен был нанести удар по боевому духу защитников Халамширала, водрузив знамя дома Вальмонт на башне, где ещё продолжали сопротивляться недобитые мятежники. Честь нести это священное знамя перед битвой оспаривалось дюжиной верных вассалов и знаменосцев Лидса, но в конце концов, генерал Жеан передала символ её императорского величества в руки шевалье, прошедшего под этим знаменем всю Войну Львов от стен Халамширала до изрытых траншеями Долов. И вот сейчас этот человек стоял по правую руку от Жан-Гаспара с ног до головы забрызганный кровью врагов, прижимая к груди драгоценное знамя.

"Наверное, так выглядят герои, - подумал герцог де Лидс, - Создатель да присмотрит за тобой, брат."

По лестнице наверх передали древко, трое солдат, подняв щиты, встали вокруг знаменосца.  Арбалетчики Лидса рассредоточились по захваченной стене, прикрывая своих товарищей огнём. Жан-Гаспар поднял забрало шлема и, наконец, обратил внимание на то, что буквально у него под ногами полыхает город. Он не придал значения дыму, поднимавшемуся из-за стены, тогда у него и армии Лидса были более насущные заботы в виде вражеских стрел и арбалетных болтов. Но вот теперь, его взгляд был прикован к пламени, что бесновалось по ту сторону укреплений, пожирая деревянные постройки от Восточной Стены.

"Где-то там эльфинаж, - Жан-Гаспар провёл ладонью по вспотевшему лицу, только размазав по нему грязь, - конечно же, пожары никто не тушит, хотя бы отрезали восточную стену от подкреплений и на том хвала Создателю. Надеюсь, граф Пьер выжил и сейчас сражается где0то там, дожидаясь подмоги. Скоро, друг мой, совсем скоро..."

Ворота представляли собой хорошо укреплённую фортификацию с выступающими бойницами, из которых продолжали отстреливаться Вольные Граждане. Солдаты Лидса, подняв щиты, наступали, перешагивая через трупы павших в битве за овладение городской стеной. За их спиной, штурмовали башню, у которой, наверное, было какое-то название, надо будет спросить Пьера, когда всё это закончится. Наверняка в Халамширале найдётся какой-нибудь скучающий бард, который согласится за звонкую монету написать балладу о том, как армия Лидса поднимала флаг дома Вальмонт над башней с каким-нибудь красивым названием, непременно, отсылающим к подвигам героев древности, как напоминание о том, что и сейчас герои не перевелись.

- За мной! Сегодня сама императрица будет смотреть на нас, а вместе с ней Создатель! Пусть они гордятся нами, в атаку!

Герцог поймал себя на мысли, что всё-таки может в красноречие. Он первым ступил на каменные ступени, ведущие к площадке с подъёмным механизмом. Остатки мятежников, защищавших ворота, сопротивлялись с отчаянием обречённых, но их уже ничто не могло спасти. Жан-Гаспар и его люди убивали каждого вооружённого предателя и тех, кто бросал оружие. Пленных не брали.

- Открыть ворота! - прокричал герцог, пинком отправляя последнего из защитников вниз, солдат Вольных Граждан ударился спиной о железную цепь прежде чем его тело достигло земли. Что-то хрустнуло. Явно не цепь. Двое крепких солдат схватились за рычаги и принялись поднимать решётку, Жан-Гаспар обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как поднимается знамя над пока ещё безымянной башней. Это воодушевляло. Бой за восточные укрепления был окончен и его люди теперь зачищали их от оставшихся бунтовщиков, добивая раненых и собирая болты со стрелами.

- Теперь в огонь, - кашлянув в кулак, прохрипел Жан-Гаспар, оглядев собравшихся вокруг солдат и шевалье - ворота наши, армия скоро войдёт в город... Нам нужно наступать в направлении замка графа, возьмём его - возьмём Халамширал.

Де Лидс отослал человека вниз, с приказом подводить катапульты. Ворота были захвачены и теперь можно было ввести в город осадные машины, чтобы облегчить штурм донжона. Жан-Гаспар надеялся, что маршал планирует сделать то же самое на западном фланге. Менее чем через четверть часа, восточная группа армии вошла в пылающий город.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Им  удалось - враг паниковал и по сути не оказывал сопротивления,  отступая подальше от огня и озлобленных повстанцев и небольшой армии вторжения. Отдельные отстающие умирали под их мечами, не успев даже попросить пощады, и это было к лучшему - выглядело так, что  вряд ли кто-то смог всерьез разглядеть пришельцев и наверняка все полагали, что они просто часть восстания, а несвязные донесения о шевалье и солдатах списывали на панику и ложь отступавших.   Так или иначе, но никакого организованного сопротивления они до сих пор не встретили, а мелкие группы ничего не могли противопоставить слаженным действиям отлично подготовленного отряда. Шваль, что с неё возьмешь. Теперь у Пьера отличный под очистить город.

Бойцам нужен был отдых, тем не менее. Хотя бы небольшая передышка чтобы дожить до рассвета и прихода основной армии, чтобы сориентироваться на месте. Поэтому они проникли в один из домов, показавшийся наиболее надежным - не легко горящий деревянный, а построенный в основном из камня.  Купец, занимавший дом, был допрошен и отправлен в его подвал (Анри предварительно убедился, что там нет никаких скрытых ходов) - граф извинился за неудобства, пообещав после победы за это отплатить, но в решении был непреклонен, простые граждане не должны были мешаться под ногами. Впрочем, купец, кажется, и сам не жаждал оказаться под ударом в разгар битвы, и обещанная благодарность его заметно успокоила, ведь Пьер был может и не лучшим правителем в такие времена, но свое слово всегда старался держать.

Передышка была очень кстати, солдаты хоть и сражались успешно, но устали. Разве что Анри отправился на разведку, чтобы понять, каково их положение. Спустя где-то час он вернулся и сообщил, что  под влиянием момента восстал соседний с эльфинажем небогатый  квартал. Пьер невольно задумался. Беднота, конечно, невеликая сила, но зато своя, не эльфы. Они будут сражаться и бежать им некуда. Оружием поделятся мертвые враги. Но это только если на их стороне будет ядро из профессиональных солдат и самого графа. Риск? Риск. Шанс? Шанс. Но пойдут ли они за ним? Вопрос.

- Эй, Рене, готов потрепать языком, как ты делаешь, когда набираешь рекрутов? - Окликнул он  плотно сложенного командира солдат,   приложившего немало сил в свое время, чтобы оставшаяся с Пьером армия не поредела. Уж это он умел, а главное, ему доверяли те, кто не доверял аристократам.  В итоге где Пьер не справлялся, там работал Папаша Рене,как его звали частенько свои.

- В любое время, а то что-то он у меня совсем завял без практики. - Усмехнулся сержант.

- Тогда пошли прогуляемся. Анри, ты с нами, и еще бойцов возьми. Людовик, с остальными будь здесь, если не будет вестей через час - иди выручать. Ну а если мы там все трупы... Сделай так, чтобы враг об этом пожалел.

Пьер о мрачной перспективе говорил без тени сожаления, в конце концов, они все ходили по острию меча уже давно. Это давало определенную свободу - трудно вечно бояться смерти или сожалеть о потерях, когда можешь умереть в любой момент более-менее поганой смертью. Так что Граф, Рене, Анри и ещё семеро бойцов отправились налаживать отношения с новыми мятежниками, в то время как Людовик Дюбуа наладил  охранные посты, превратив дом в небольшую крепость, этакий островок истинной верности Орлею посреди вакханалии предательства. Флаг они, правда, пока не вывешивали - на него были иные планы. Граф планировал - с помощью или без - двигаться к центру и вздернуть тех, кто осмелился владеть его городом, повыше.

В восставшем квартале, прорубившись к группе мятежников, граф и Рене приступили к делу, представившись и воззвав к их верности, сообщили что войска идут на штурм и сегодня они могут заслужить свободу от ублюдочных жополизов Флорианы, встав под знамена своего графа. Пьер не скупился на обещания, но его готовность лично вести всех в бой, пожалуй, производила даже большее впечатление, а Рене... Ну, тот умел говорить с народом и находить нужные слова. 

Спустя время все, кто готов был следовать за графом, собрались вместе и он был готов вести их к цели. До рассвета им удалось зачистить пару домов, где укрывались Вольные Граждане и их сторонники, жестоко убивая их на месте, чему немало поспособствовало обещание Пьера после победы поделиться имуществом предателей со всеми, кто идет заним в сражение. Оружие тех, кого они настигли, досталось тем, кто в нем нуждался.

На рассвете, когда отряддвинулся в атаку на превосходящего врага, земля содрогнулась, люди рухнули, крича от ужаса, но никто толком не слышал ничего из-за грохота. Пьер, полуоглушенный, с трудом пытался подняться на ноги, Людовик ему помогал. Вокруг клубилась пыль, кое-где валялись обломки камней и досок, разлетевшиеся от взрыва...

- Это... Стена... Штурм... - Прохрипел граф, ещё даже не осознавая что произошло, - Всем собраться... Атаковать!

  • Ор выше гор 1
  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Bastien Proulx

Дым разносил запах горячей крови. В сопровождении лучших двигалась лошадь, на которой восседал Верховный Маршал. Он смотрел на всё происходящее беспристрастным взглядом. Этот запах был чудовищен, даже тошнотворным. Запах, запекшийся крови, человеческого мяса и звук утихающих предсмертных криков. Война, здесь правила она. И лишь один факт омрачал мужчину. Это были свои. Свои погибали от рук его армии, погибая в криках. На лошади стремительно приблизилось двое человек, оставаясь на умеренном расстоянии, они, отсалютовав, отчитались об успехах.
- Группа армии «Запад» успешно взяла стену и продолжают давление! «Центр» успешно пробился и наступает на обе армии.
- «Восток» закрепляет успех и продолжают наступление согласно плану! По инициативе Генерала Де Лидса штурмовые орудия закрепляются на Восточном фронте.
- Штурмовые орудия? - удивился Маршал, - Отличное решение. Продолжать. Центр совместно с «Востоком» и «Западом» должны уничтожить сопротивляющиеся силы врага. По деморализации - требуйте сдачи. В случае отказа - уничтожить. Всех критически раненных - сюда на площадь. Приказ всем медикам собраться и организовать госпиталь совместно с магическими силами.
- Так точно! - отрапортовали офицеры и удалились. Следом за ними прибыл ещё человек.
- Восстание в районах Эльфинажа и бедных кварталов. Лоялность - неизвестна. Что прикажете?
- Хесслер! - обратился Маршал к своему подчинённому, воссидающему рядом с ним, - Ты и твой специальный отряд двигаетесь к эльфинажу и бедным кварталам. Там наводите порядок. Со стороны людских восставших перехватываете командование и направляете силы в эльфинаж. Все эльфы должны быть обезоружены. Меры - на твоё усмотрение. Возьми шпиков тайной канцелярии. Стрелки они отличные. Любую эльфийку в доспехах захватывать или уничтожать. Бриала всё ещё может быть в городе. 
- Будет исполнено! - обезображенный Генерал Маршала выхватил меч, начав сбор своих людей и удалился.

Сам Маршал, развернув свою лошадь, смотрел на пролом, куда заносилось два укомплектованных тарана. Таран толкали, как могли. В этом же время за ними двигались три упряжки лошадей, которые переносили трёх скорпионов для предстоящего обстрела. Пру раздавал приказы об установке Скорпионов на возвышенность для будущего обстрела форта. К этому моменту вся площадь была под их контролем, ударная кавалерия, пробиваясь через неприкрытые широкие торговые улицы, разделяла и зажимала армию неприятеля. Армия Рене и Жана-Гаспара раздавят их. Враг дезорганизован, а это главное.

Бастьен махнул рукой, позвал хрупкую девушку, которой было явно здесь не по себе. Он отдал ей бумагу, указав на крепость. В бумаге было сказано следующее:

«Битва проиграна. Сдавайтесь и я, как Верховный Главнокомандующий, гарантирую вам Имперское милосердие. У вас есть десять минут на поднятие белого флага»

Девушка, взяв бумагу, отбежала к лошади и отправила посыльного посыльного ворона. Битва приближалась к своей кульминации. В любом раскладе, данный приказ был сигналом к действию людям Реингельмины, которые находились в стане врага для диверсии в виде захвата механизма ворот. В случае отказа, одна часть группа захватит и забаррикадируется к помещении, открыв ворота. Вторая же устроит хаос, используя такие гранаты, как зажигательные, дымовые и осколочные.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Военная песня гвардии "Золотой молот"

Город пылал...
По мнению Жеан, не было более страшной стихии чем огонь. Огонь всегда непредсказуем, он своенравен, он страшен. Если выбраться из воды ты возможно и сможешь, то единственным напоминанием от этого останется, страх глубины и ноющие лёгкие, а из огня ты никогда не выберешься без последствий, он всегда оставит на тебе свой страшный отпечаток.
Вот только сейчас, не был это огонь случайный...был это огонь очищающий, огонь который должен был выжечь всю эту заразу из самых потайных уголков и подворотен. Сколько поселений Лавайе уже видела горящими? Сколько людей, обездоленных и обреченных на голод она уже оставила за своей спиной? Можно было бы обернуться и Жеан бы ужаснулась их количеству. Однако, война - леди, не терпящая сожалений.
Конечно, было сложно забыть о том, что после штурма, когда город падёт, а он падёт, в эти места придёт голод, ведь вместе со стенами горели амбары и хранилища, а зима продлиться ещё долго. Прежде чем праздновать победу, нужно будет сделать ещё больше работы в городе, как только костры Халамширала погаснут. До эльфов Жеан дела не было, Пру знал что с ними делать, а вот своих людей Лавайе пока решила приберечь, кто знает как всё повернётся.
- Ваша милость! - внимательный взгляд шевалье метнулся от пылающих стен города, в толпу топтавшуюся в грязи, выискивая обладателя голоса, - Маршал! - среди лиц нарисовалось до боли знакомое лицо генерал-майора Бодри. Викторьен торопливо шагал по грязному снегу, который смешался с пеплом.
- Информация от группы "Восток", - Викторьен отдал честь, звонко и от души звякнув доспехами ударяя по плечу сомкнутыми пальцами кулака. В глазах генерал-майора дивизии "Marteau d'or" читалась неподдельная гордость, - Они заняли стену и захватили ворота в город. Мы можем вводить осадные машины, Ваша милость!
- Труби инженерам, пусть сдвигают машины с места! - проговорила Лавайе, сильнее сжимая поводья своего Сомбра, разворачивая коня, от чего тот сначала взрыл землю копытами, а потом подгоняемый пятками своего рыцаря, звеня сбруей ринулся вдоль стройной шеренги осадных онагров. На вычурном конском шанфроне из тёмной стали отражались огненные вспышки и зарево горящего города. Следом за боевым конём Жеан следовал конь Бодри, и разливался продолжительный голос военного рога, голос который давал команду осадным машинам направляться к воротам Халамширала, которые войдя за стены города, поставят на колени всех тех кто посмел кланяться перед Флорианой.
За онаграми ожидала своей очереди дивизия "Золотой молот"разделённая сейчас на несколько частей и влившаяся в группы "Восток" и "Центр". В стройных рядах гвардейцев  развивались орлесианские хоругви с изображением золотого льва.
- Молот ввысь! - рявкнула Лавайе когда проезжала мимо гвардии "ЛаИмпера". Гвардейцы Императрицы взвыли в ответ и над Второй Конной Армией пронёсся угрожающий вопль "Мо-о-о-о-лот ввысь! Пока не умру!". Хоругви взвились выше и воздух зазвенел от военной какофонии звуков. Краем глаза, Жеан узрела развивающееся знамя Маршала Пру.

Отредактировано Jehan Lavallee (2019-08-18 18:59:35)

Подпись автора

http://s5.uploads.ru/Cs0Gq.jpg http://s3.uploads.ru/8UhdH.gif http://s8.uploads.ru/WbDHa.jpg


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Like 1
  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«А ведь это не мы подожгли Халамширал,» - отметил Жан-Гаспар, размазав по лицу пот вперемешку с кровью и пеплом, - «наши орудия не били по стенам огненными боеприпасами, а значит, пожар начался до того, как мы пошли на штурм. Либо старина Пьер сошёл с ума и задумал поджечь собственный город, либо что-то пошло не по плану...»

Де Лидс обратил внимание, что огнём охвачены в первую очередь бедные районы города, на том месте где когда-то был эльфинаж, полыхало инферно. Выжить там было бы невозможно и Жан-Гаспар вознёс короткую молитву Создателю за своего друга, надеясь, что он сражается где-то на подступах к Верхнему Городу, до которого пламя ещё не успело добраться. Дисциплинированная пехота Лидса маршем вошла в выбитые тараном ворота, герцог отметил про себя горькую иронию происходящего.

«В прошлый раз эти ворота пали под ударами Священного Похода. И вот сейчас орлесианская армия снова штурмует этот город, возведённый эльфами, мы снова умираем под его стенами.»

Солдаты Орлея встретили на охваченных огнём улицах города жестокое сопротивление. Из горящих домов и складских помещений по ним продолжали бить арбалетчики Вольных Граждан, их отряды удерживали баррикады и уцелевшие каменные постройки. Жан-Гаспар вёл своих бойцов вперёд, выбивая врага из каждого здания. Отряды Лидса продвигались по широким каменным мостовым в направлении Верхнего Города. В глаза бросалась древняя эльфийская архитектура - шпили графского дворца пронзали облака дыма, как копья, и казались неестественно прекрасными на фоне мясорубки, происходившей внизу, на скользких от крови мостовых.

Следом за пехотой в Халамширал вошли кавалерийские хоругви Жеан. Жан-Гаспар не одобрял применение конницы в уличных боях да и в принципе во время осад, но Жеан была его командиром и герцог не ставил под сомнения её решения и приказы. Если Жеан решила ввести в бой элиту орлесианской кавалерии, то быть посему. Солдаты Лидса перестроились и теперь продвигались по тротуарам, прикрывая кавалеристов от вражеских арбалетчиков и засад, параллельно зачищая от Вольных Граждан постройки Халамширала. Удар молота императосркой конницы смёл баррикады и подавил сопротивления на площадях, последние уцелевшие мятежники укрылись в замке графа Пьера и Жан-Гаспар приказал своим офицером выделить несколько отрядов для тушения пожара.

- Приветствую, маршал Лавайе, - когда конь Жеан остановился, Жан-Гаспар машинально провёл рукой снизу вверх над лицом, словно, поднимая забрало, но шлема он лишился ещё во время боя на стенах. Мужчина улыбнулся в бороду. Всё-таки, она была хороша в этих доспехах, верхом, настоящая шевалье. С удовлетворением де Лидс заметил, что и Жеан была забрызгана вражеской кровью, он уважал командиров, которым хватало чести сражаться плечом к плечу со своими людьми.

- Здесь вашим шевалье придётся спешиться, дальше сплошные руины, где всадники будут лёгкими мишенями для стрелков.

Герцог посмотрел через плечо Жеан на замок и несмотря на дрожащий от жара воздух, заметил маленький отряд, прорубавшийся вверх по ступеням. Это были не его люди, цвета Лидса Жан-Гаспар узнал бы наверняка. Знамёна маршала были так же далеко от круговой каменной лестницы, окружённой фонтанами и ведущей наверх - в кварталы знати. А значит это мог быть только один человек.

- Маршал Жеан, - Жан-Гаспар раскрутил меч в руке и усмехнулся в бороду, - для меня будет честью сражаться бок о бок с вами. Предлагаю пойти и помочь графу Пьеру из Халамширала вернуть его город!

Бастьен Пру так и не дождался белого флага над башнями Верхнего Города. Его люди уже наводили порядок в тех частях эльфинажа и Торгового Квартала, которые ещё не успел пожрать огонь. Они находили только трупы вооружённых эльфов, но никто не оказывал сопротивление. Хесслеру не составило труда составить в уме картину вспыхнувшего ночью восстания. Ни следа Бриалы или выживших эльфов, либо всех предали мечу, либо они ускользнули куда-то одним только остроухим известным способом.

Подпись автора

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame?

I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath!

REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Бастьен Пру - необходимо решить для людей Хесслера, продолжать поиски Бриалы или присоединяться к штурму Верхнего Города.
Жеан Лавайе - необходимо принять решение: атаковать Верхний Город и спасти Пьера и остатки его отряда, либо приказать Жан-Гаспару остановиться и попытаться остановить его.
Граф Пьер - описать сражение на ступенях к Верхнему Городу, перечислить кол-во оставшихся бойцов и принять решение - отступать к своим или прорываться дальше.

ОЧЕРЁДНОСТЬ: Жеан Лавайе -> Пьер -> Жан-Гаспар -> Бастьен Пру

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Карта

http://sg.uploads.ru/JaxTm.jpg

Они вошли в город как острие ножа в податливое и подтаивавшее масло, оставалось только размазать это масло, по знатному куску свежего хлеба. И этим куском стали мостовые и улицы. некогда, прекрасного Халамширала. Иронично, но Жеан всего дважды бывала в этом городе, кто бы мог подумать, что третий раз она войдёт через ворота Халамширала ведя свою армию, против таких же как она, орлесианцев.
И казалось, эта самая лёгкость, словно послана самим Создателем. То ли Вольные Граждане переоценили свои силы,то ли Старший недооценил военачальников Селины и Гаспара и словно случайно дал фору, вовсе не думая о том, что они смогут найти общий язык и объединиться, а после вдарить сомкнутым кулаком общих сил и разметать по доске пешки Корифея.
Так или иначе, это произошло и вот поверенные Лавайе прибивали щит на ворота Халамширала, показывая, что город взят. Конечно, оставался ещё замок, укреплённый чуть ли не лучше стен города...но и он падёт...
Дивизия "Сомбре" была рассредоточена за стенами города, дабы предотвратить и предвосхитить удара с фланга, когда часть армии будет уже в городе. Конница Тёмных расположилась у восточных стен Халамширала, тем самым оборонив вход в город. Часть дивизии "Золотой молот" была введена в город, там и должна была остаться, как второй фронт, если всё таки подкреплению Вольных граждан удалось бы прорваться через Тёмных, однако, для этого же были выстроены части пикинеров "Золотой молот" со щитами, для тех кто смог бы миновать конницу.
Смести баррикады Вольных было делом верным, но нужно было не забывать, что эти самые баррикады пригодились бы и силам Объединённой армии. Да, Жеан, действительно,заглядывала куда дальше чем того сейчас требовала ситуация. Во-первых, разрушение стен, которому способствовал Маршал Пру, было для неё излишним, ведь это означало огромные затраты на восстановление кладки, а они на секундочку, находились практически в пограничной крепости, первой, которая могла бы встать в сопротивлении на пути захватчиков. В Джейдер Жеан не верила, для неё этот город был портовым, словно шлюха, которой всё равно перед кем раздвигать ноги. Халамширал нужно было взять, да, но взять его нужно было малыми разрушениями. Однако, когда они уже были в городе, было понятно что малыми разрушениями тут не обойтись. Это было диверсия, определённо...
- Здравия желаю, герцог! - с лязгом её меч вернулся в ножны, а сама она спешившись отдала уздцы своего коня в руки своего оруженосца.- Не волнуйтесь, Жан-Гаспар, кавалерия дальше не пойдёт. "Золотой молот" остаётся в обороне, а с нами идёт пехота "ЛеИмпера" - пояснила Лавайе снимая шлем. Её лицо расчертили отпечатки копоти, их путь лежал через коптящие пожарища, дым пробивался через решётки шлема, туда же пробивались и брызги крови вперемешку с грязью. В этих двоих вряд ли бы кто-то сейчас узнал благородных господ. Сейчас и де Лидс и Лавайе были просто солдатами, такими же как их воины, сражающимися за честь их страны, за честь их возлюбленной Императрицы, так грязно поруганной Красными и их предводителем...и ни де Лидс, ни кто из присутствующих здесь воинов не смог этого простить.
- Вижу вы начали тушение пожара, - отметила Жеан, укладывая шлем на сгиб локтя, - Верное решение, кажется только вы об этом вспомнили - она кивнула герцогу и гаркнула в сторону - Эй, Габо! Обеспечь поддержку людям герцога, организуйтесь по 12 человек и возьмите инвентарь.
Глаза Лавайе зацепились за тёмный летящий силуэт, который маневрировал словно тень в столбах дыма. Этот ворон определённо высматривал её. Ворон скоро уселся на заднюю луку седла. Лавайе забрала из клюва птицы записку. Стервятник сообщал, что потайной ход в замок пока не был найден и им нужно ещё время, дабы не нарваться на серьёзную ловушку и не лишиться людей. Жеан пока не стала говорить де Лидсу, о том, что её шпионы пытаются пробраться в замок тайно, что бы подорвать оборону Вольных Граждан внутри.
- Это честь и для меня Жан-Гаспар - на измазанном лице Жеан ровно на мгновение появилась улыбка, которая скрылась за забралом шлема, который она вновь надела. Её взгляд метнулся в сторону, куда смотрел и герцог.
- Что же, - проговорила Лавайе, - Викториьен, твои воины остаются под твоим командованием, да хранит тебя Создатель! - и пока Нахашинская пехота, словно бусы рассыпалась по стенам, занимая оборонительные позиции, Жеан кивнула де Лидсу, - За нами смотрит весь Орлей, за нами наблюдают проклятые собачники, и прихвостни Старшего, - Лавайе поудобнее перехватила свой экю и продолжила - Давайте покажем им, что бывает когда имперцы объединяются. Мы возвращаем не просто город, мы возвращаем символ! - с лязгом меч, окроплённый чужой кровью, выскользнул из ножен и упёрся стены замка, - "ЛеИМпера"! - за спиной прокатился стройный возглас пехотинцев "За Империю!"

Отредактировано Jehan Lavallee (2019-08-25 21:56:47)

Подпись автора

http://s5.uploads.ru/Cs0Gq.jpg http://s3.uploads.ru/8UhdH.gif http://s8.uploads.ru/WbDHa.jpg


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Они, конечно, могли пойти на прорыв к союзникам, но много ли было шансов в охваченном пожаром и скоротечными стычками городе? Куда больше вероятность, что они нарвутся на засаду или от союзников же в пылу боя и получат стрелу или еще один взрыв неведомо чего. Можно было идти только вперед, тогда, если их опять же случайно не застрелят в спину, то союзные войска поймут, с кем имеют дело.  Главное, чтобы Жан-Гаспар успешно объяснил все маршалу и не попал под горячую руку, иначе, возможно, лучше и не возвращаться.

Восставшие были слишком озабочены сведением счетов, спасением жизни, а то и мародерством, у них не было явного лидера, скорее уж отдельные группы, которым просто надоело терпеть и они решили драться. Кто-то к ним присоединился, с кем-то даже не стали тратить время, которого и так было мало. Так или иначе, все кто пошел с ним, прорывались через  улицы к верхнему городу, до поры до времени не встречая полноценного сопротивления, но превратности городского боя собирали свою дань - кого-то пробили стрела или арбалетный болт из окна, кто-то отдавал жизнь в скоротечной стычке. Шла резня и на такое просто не обращали внимания. Они сражались, не тратя время на то, чтобы подобрать убитых - в конце концов, для них стал могилой город, который они поклялись защищать, так что это не худшее погребение. Понимая, что все средства хороши, встречая людей, они кричали что город подожгли Вольные Граждане - кого волнует правда, если в такое легко поверить и найти повод свести счеты?

У них было немного времени - пока враг не опомнился, пока  отвлечен на штурм.  И именно так  тем, кто следовал за графом, удалось прорваться к лестнице, ведущей в Верхний Город. Опьяневшие от  крови, в закопченных доспехах, с покрасневшими от дыма глазами,  воины уже просто шли вперед, рубя и кромсая всех, кого встречали на пути. Пьер сам шел впереди, почти автоматически прикрываясь щитом и делая выпады, как заведенный. Удар, еще удар и еще. Его прикрывали, но графу уже было все равно, потому что он пришел сюда вернуть себе чертов город и насадить его самозваного правителя на флагшток и плевать, что от него останется к концу сражения, он пройдет так далеко, как сможет и убьет всех, до кого дотянется. Мертвые не кусаются и не бунтуют. Вот и еще один вольный рухнул, пытаясь собрать кишки в распоротый живот, Пьер походя наступил на его искаженное лицо каблуком окованного металлом сапога.  Смерть сегодня знатно попирует - среди его людей потери затронули всех, и солдат и шевалье, не говоря уже о приблудных горожанах, все же собравших кровавую дань с угнетателей, прежде чем остаться валяться в луже крови, сжимая снятые с трупов  копья, мясницкие тесаки или другие орудия труда, сошедшие за оружие... У графа не было к ним жалости - их выбор. Победители получат город и победу, так что не о чем жалеть. 

И вот - лестница. Их знатно потрепало по пути, где-то четверти бойцов не досчитались, не считая приблудных. И впереди уже оборона посерьезней и врагов побольше. Но останавливаться сейчас... Граф сплюнул и снова опустил забрало шлема, бойцы перестроились так, чтобы впереди были наиболее защищенные, а арбалетчики укрывались за их спинами.

- За Империю и Императрицу! Месть и закон! - Рявкнул Пьер и люди подхватили. Бой на лестнице начался, если кто-то выбывал, его места занимал боец,стоявший сзади и строй смыкался снова. Никто не ждал отстающих и не жалел павших, они просто шли напролом,  рубя и пронзая тех. кто пытался остановить наступление. Волей судьбы оказавшись в самом центре побоища, воины графа сполна использовали удачный момент, решив сделать все, что возможно - пока остается хоть кто-то живой.  Пока есть руки, держащие клинки. Бей, режь, кромсай, лей кровь, проламывай черепа. Терять кроме жизни и чести, нечего.

Граф Пьер, правитель Халамширала, пришел забрать свой город назад - или умереть. Все что им оставалось - пройти лестницу.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Западная часть города быстро перешла в руки армии маршала Пру. Сопротивление Вольных Граждан там было незначительным, когда пала стена они начали беспорядочно отступать, а численность защитников города была порядком подорвана ночным мятежом. Когда солдаты Старого Льва вошли на пепелище эльфинажа, их взору предстали заваленные трупами улицы и баррикады. Среди обгоревших тел было порядком гражданских - мужчины, женщины и дети. Среди них попадались и мертвецы в доспехах Вольных Граждан, кое-как вооружённые эльфийские повстанцы, а кроме них... Агенты маршала оттащили в сторону несколько трупов с геральдическими знаками Халамширала и дома Вальмонт, говоривших о принадлежности этих шевалье к войску императрицы в целом и графа Пьера в частности. Как и было приказано, люди Старого Льва прочесали эльфинаж, заглянув там под каждый камень. Снова, эта часть города выгорела дотла, не осталось ни одного нетронутого огнём здания. На улицах догорали обитые щитами баррикады из повозок, ящиков и бочек. И всюду были разбросаны десятки, сотни тел. Сосчитать их всех и тем более переписать было непростой задачей. Поэтому трупы начали сортировать хотя бы по принципу "эльфы", "Вольные Граждане" и предполагаемые союзники, каким-то образом оказавшиеся в городе. В рапорте, который доставил в ставку Пру ворон, говорилось о том, что в эльфинаже вспыхнуло восстание, в котором каким-то образом участвовали шевалье графа Пьера. В кожаный тубус была завёрнута часть халамширалского табарда одного их мертвецов, так же кулон с символом дома Вальмонт, покрытый копотью и кровью. Докладывали так же о нескольких сотнях убитых Вольных Гражданах, эльфов ещё не пересчитали. Считая гражданских, там должно было умереть несколько тысяч остроухих, но эльфинаж Халамширала был самым густонаселённым в Орлее, где до первого восстания проживало около двадцати тысяч эльфов. Подсчёт трупов ещё продолжался, но их явно было меньше, сильно меньше... В соседних кварталах нашли первых выживших остроухих, которые были немедленно взяты под стражу и отправлены на допрос.

Битва за Верхний Город закончилась не начавшись. Пьер во главе выживших шевалье и немногочисленных повстанцев из местного населения, первым ворвался на площадь, где совсем недавно встречал императрицу Селину, подавившую восстание в эльфинаже. Сопротивление прекратилось. Когда, гремя доспехами, на забрызганные кровью камни упал последний боец Вольных Граждан, двери замка открылись и навстречу Пьеру и подоспевшим Жеан с Жан-Гаспаром вышли не новые враги, но диверсанты, отправленные Лавайе на поиски тайного хода. Они преуспели в этой задаче и пробрались в замок через оставленные эльфами потайные ходы, карту которых на всякий случай зарисовали для дальнейшего использования. Люди в цветах императрицы приветствовали победителей и немедленно доложили маршалу Лавайе:

- Замок пуст, миледи. Возможно, узурпаторша и остатки её сторонников бежали теми же эльфийскими тоннелями, по которым мы проникли внутрь. Мои люди завершают их исследование. Позвольте мне быть певрым, кто поздравит вас, маршал и вас, благородные генералы, с победой. Халамширал ваш.

Командир диверсионного отряда поклонился и направился к своим людям, контролировать обыск замка.

Очерёдность: Жеан -> Пьер -> Жан-Гаспар

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эта битва была выиграна, но сама война только-только поднимала свои чёрные крылья над горизонтом и горела кострами Харамширала. Однако, в душе Жеан не было радости от этой победы, душу маршала жгло странно и щемящее чувство провала, чувство, которое негоже испытывать маршалу за чьей спиной сейчас реяли штандарты Императрицы,за чьей спиной слышались одобрительные восклики приближавшейся победы. Нет, они сделали всё правильно, однако, какой ценой? Ценой горящего города, разрушенных стен, сотнями-тысячами смертей своих соотечественников. Всё это давала этой победе привкус горечи и пепла, который сейчас летал над главной площадью замка в который они так стремились.

Они готовы были встреть кого угодно, хоть мамашу Корифея на драконе, хоть венатори погоняемых самой Флорианой, но ни как они не ожидали того, что двери замка распахнуться изнутри и встретит их не сопротивление, а бандиты Стервятника, к этому моменту прошерстившие  главные подземные коридоры, и успевшие понять, что замок пуст.

- Что значит замок пуст? – это скорее был риторический вопрос. Вопрос в воздух, к Создателю, да к кому угодно! – Кровь и проклятья! – Жеан ругнулась, ровно на мгновение задержав взгляд на де Лидсе,  за реакцией которого было невозможно проследить, из-за шлема. Полученная информация не укладывалась в голове маршала, которая была настроена только на то, что бы снять голову узурпаторши в плеч. И вот странное щемящие чувство в груди сменилось досадой.  Они пришли сюда, что бы переломить ход войны, а в результате, что они получили? Горящий город? 

Жеан не могла избавиться от мысли, что Флориана уже давным давно покинула эти стены, тогда куда смотрела разведка Пру! Какого демона, они словно слепые котята ломились сюда? Какого демона, здесь всё полыхало ещё до их появления! Было слишком много вопросов, и Жеан хотела получить на них ответы!

- Мне нужна вся информация какую вы только сможете достать из этого замка, – Жеан поравнялась со Стервятниками, которые порывались вернуться в стены замка, – Записки, пометки на полях, даже то, что возможно покажется совсем не важным. Всё это должно лежать у меня на столе через час, ясно!? – Жеан была зла, демонически зла. Ей нужны были виновники, причастные ко всему этому хоть как-то люди. Она хотела знать, что происходило здесь до их появления. Что Флориана тут делала до того как покинуть Халамширал. Тайно или нет, она это сделала, но она должна была оставить хоть что-то, хоть где-то наследить. 

Лавайе щёлкнула забралом шлема вверх, следя за тем, как Стервятники исчезают в утробе коридоров дворца.


Blickst hinter meine maske...

f5b9af8e14f42788a0fe4ec38e8458da.gif

Sag mir —

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Нарушу очерёдность т.к. сейчас это не имеет значения.

Жан-Гаспар поднял забрало, когда маршал обратила на него внимание. Шумно вогнав Морниваль в ножны, герцог спустился на несколько ступеней, чтобы поравняться с Лавайе, сказанные им слова не должны услышать солдаты и шевалье вокруг. Лоялисты, тем временем, занимали позиции вокруг, не веря до конца в то, что бой за Верхний Город окончился не начавшись. Мимо командиров пробежало отделение арбалетчиков, то тут то там слышались приказы “проверить”, “зачистить”, “занять” и так далее. Над башнями уже развевались знамёна с солнцем, цвета дома Вальмонт и маршала Пру дрожали то ли от ветра, то ли такое впечатление создавалось из-за раскалённого пожарищем воздуха. Жан-Гаспар вспомнил, как холодно было там, по ту сторону стен и горящего города. Склонившись к уху Жеан, он прошептал:

- Нас переиграли.

Армия Орлея входила в город. Последние очаги сопротивления были подавлены. Но почему, Создатель, почему их так мало?! Почему в Верхнем Городе бойцов де Лидса и Лавайе встретила горстка выживших, больше похожая на арьергард, чем на последний рубеж обороны… И самое главное, где  остальные? Где армия Старшего, где Флорианна? 

- Не думаю, что это вина разведки, – возразил Жан-Гаспар, мрачно вглядываясь сквозь дым в сторону Долов, – просто эта старая шлюха знала, что мы будем штурмовать Халамширал, знала, что город не удержать. Мы предсказуемы, а значит на шаг позади. 

Немного утешало осознание того, до тех пор, пока под стенами горола стоит армия Старого Льва, мятежники не смогут захлопнуть мышеловку. Сколько бы людей ни отступило от Халамширала под знамёнами Старшего, их всё равно было бы недостаточно чтобы разбить Пру в поле и затем взять в осаду город. Напротив, они окажутся между молотом и наковальней. Другое дело, отвести войска от Халамширала теперь было нельзя, не рискуя снова потерять город. Не имея информации о численности противника, его местоположении и намерениях, командование союзной армии было словно приковано к взятому городу. А устраивать зачистку Изумрудных Могил… Тогда, о наступлении на Вал Руайо можно забыть. Интересно, что по этому поводу думает Пру…

- Пьер, mon ami! – с трудом, Жан-Гаспар заставил себя улыбнуться, – прикажите нести вино! Отпразднуем же победу!

Но в голове герцога крутились совсем другие мысли. Сколько людей и времени потребуется на восстановление стен, на размещение орудий и обеспечение их боеприпасами и прислугой. Получится ли разместить солдат и шевалье, а так же всех дворян с прислугой. Где и как развернуть лазареты для раненых солдат и мирных жителей, хватит ли в подземельях Халамширала места для пленных. Что с запасами продовольствия – насколько они пострадали в огне, либо были израсходованы мятежниками, насколько хватит воды, как пострадало мирное население. Слишком много проблем, их стоило обсудить с Лавайе и Пру немедленно, но они всё ещё стояли на залитых кровью ступенях Верхнего Города, не веря в то, что победа досталась так просто, а вместе с ней – новая головная боль. Флорианна была на щаг впереди, но если верить Адриану, в это самое время в Вал Шевине стоял насмерть Священный Поход, а с ними императорская гвардия, наёмниые отряды и остатки армии генерала Жюно. Если Вал Шевин выстоит, Старший не сможет подвести подкрепления к Халамширалу. Нужно ждать новостей и верить, что Создатель вернул императрицу не напрасно. 

  • ЪУЪ! 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пьер остановился только тогда, когда уже не осталось ни одного врага вокруг – только подоспевшие войска, среди которых, к его радости, был и Жан-Гаспар. И разведчики, сообщившие, что замок пуст. И его воины – опаленные, заляпанные своей и чужой кровью, с трудом осознающие, что бойня закончилась. Черная копоть, кровь и лишь немного проглядывающий из-под них металл доспехов или ткань в  его геральдических цветах… Граф  задумался о том, что ему нравится это сочетание.  

Замок пуст… Гадина сбежала. Ему хотелось  рычать от ярости, неутоленной жажды возмездия – но битва уже выпила все это без остатка. И потому граф только снял шлем, коротко выругался и смачно сплюнул на камни перед замком. Ему не привыкать к разочарованиям и к тому, что снова придется наводить здесь порядок, поднимать из ещё более жалких руин свой город. Это  всего лишь ещё одна битва, а враг сбежал… Значит, не непобедим. Значит, ещё загонят и добьют. Когда-нибудь потом. А сейчас…

- Как видишь, жив. И если честно, я бы сейчас не отказался от самого страшного пойла гномов после такого. - Даже вышло криво улыбнуться, потом Пьер обернулся к Жеан, – Генерал, мы отвлекли внимание противника… Как могли. Надеюсь, это принесло пользу. А город оживет… Ещё и не такое переживал. 

Действительно, что уж тут жалеть. Граф обернулся к своим воинам. Выжившие шевалье и солдаты, горстка горожан… Все сейчас одинаковые под слоем крови и пепла и ждут от него слов. 

- Когда я покидал этот город, я поклялся, что мы вернемся. И вот мы здесь – и я благодарю вас. Халамширал снова под властью истинно верных Орлею и Императрице – и каждый из вас вложил в это свою силу. С этого дня несите с гордостью копоть пожара и кровь на своих доспехах, мои избранные воины. Убивайте за живых… И в отмщение за павших!

Ответом был боевой клич. Кем бы эти люди ни были до бойни в Халамширале, теперь они стали… Чем-то большим. Другим. 

И смертельно опасным.

- Это наша победа, несмотря ни на что. Пусть и не такая, как мы бы хотели, Жан-Гаспар. Мы не дадим ей пропасть зря, клянусь.

Так сказал Граф Пьер, стоя среди приносимого ветром дыма на своей земле. Плевать, кто владел ей раньше, теперь эта земля  принадлежит ему – по праву огня и крови. И именно это он принесет всем своим врагам – силами тех кто следует за ним и собственной рукой, куда бы они ни забрались и кому бы ни продали свои жалкие души.

Огонь и кровь.

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта. В ней нельзя оставлять ответы.

×
×
  • Создать...