Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

Местные слухи: кровь на снегу

Рекомендованные сообщения

[30 Харринга 9: 42 ВД] МЕСТНЫЕ СЛУХИ: КРОВЬ НА СНЕГУ

Уровень сложности: тяжёлый

◈ Talvenor Lavellan, Treyce ◈

zCGyYlI.png

» Орлей, лес ТирашанИдёт тихий густой снег « 

♛ Game-master (Viraenis Lavellan)

 


 

«Страх. Страх манит боязливых. Сильных. Слабых. Невинных. Порочных. Страх. Страх — мой союзник».
— Дарт Мол, «Звёздные войны»

 

Даже без учёта гражданской войны в Орлее хватает проблем. Лес Тирашан, славящийся дурной репутацией, в последнее время стал источником всё более пугающих слухов. Первым тревожным звоночком стало исчезновение нескольких детей, по глупости решивших поиграть неподалёку от леса. И уж куда более звонким и тревожным стало то, что всего пару дней тому назад ближайшая к лесу деревушка была вырезана подчистую в огромном ритуальном жертвоприношении — все жители убиты одним и тем же образом, а на лбу каждого кровью выведен таинственный знак, отдалённо напоминающий традиционные эльфийские узоры.

 

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В какой-то момент с запада пришли странные вести, как будто Орлею мало проблем со с нестабильной властью, разрывами и прочей мишурой. Просьба пришла с самых границ тирашанских лесов, и Таль вызвался разобраться в проблеме не просто так. Во-первых, преследовал цель как своеобразный посол Инквизиции, показывающий, что организация хоть и военная по большей части, но ей может быть дело и до простых людей, далеких от проблем сражений и политических конфликтов. Другими словами, организация, на которую всегда можно положиться и кто придет на помощь в трудную минуту – такой путь необходим для завоевания доверия, репутации и как ни странно связей. Весьма высокопарно, но как уж есть.
Вторая веская причина – возможное участие представителей Народа в происходящих странностях, или же тех, кто пытается под них замаскироваться, уже со своими целями. Возможно типичное “это же гребанные дикие эльфы” или что-то в этом духе. Или что-то еще.
Ну и третье – если в Тирашане найдутся артефакты древних эльфов, то кому как не Хранителю о них позаботиться?
Прежде всего предстояло решить, как именно добраться до пункта назначения, во имя света Инквизиции, конечно же. Карты подсказывали несколько вариантов, и самым очевидным оказался тракт. По проторенной дороге, не сбиваясь с намеченного курса, и собирая по пути вообще все, что собрать можно: бродяг, разбойников, попрошаек, солдат, драконов, порождений тьмы, демонов, разрывы и так далее. Или можно срезать примерно треть пути, воспользовавшись морским путем, а далее двигаться параллельно тракту до Гислейна, а там уже по более мелким дорогам. Этот вариант казался наиболее выгодным по времени пути и потенциальным стычкам. Если напрямую не выходить на дорогу, то еще меньше проблем, главное не терять направление, чтобы не увязнуть в болотах по самые уши, ни один маг не отыщет безымянную могилу. Теперь, когда с маршрутом определились, стоит подумать о составе группы. Конечно же несколько обычных солдат будут присутствовать, грубая физическая сила нужна всегда и езде, даже в самых миротворческих миссиях. А кто еще? Само собой, Тальвенор, с атакующе-поддерживающей ролью (ой не только о целительстве тут речь), еще можно взять с собой Лэндо – парень хорошо управляется с мечом и щитом, можно сказать играючи, была возможность понаблюдать и проверить на деле в вылазках за пределы крепости; третий яркий участник группы Кай, маг силы, что в паре со стихийником дает отличный результат.
И вот когда обо всем позаботились, собрали команду, проложили путь, можно и выдвигаться. И если до Джейдера добрались без особых проблем и затрат, то Вал Шевин встретил мерзкой погодой – мокрыми ветрами, холодом и в целом очень не гостеприимно. Но в нем стоило задержаться буквально на два дня: обзавестись лошадьми (жестоко было тащить их из Скайхолда!), всем необходимым фуражом и снаряжением для дальней дороги, еще раз проверить маршрут и убедиться в его относительной безопасности, и что по пути не наткнется группа на еще одну Брешь, чисто случайно.
- Мы же сделаем еще одну остановку? Запасов не хватит на полный переход, - Кай кроме своей магической функции выполняет еще и роль казначея группы, следит за запасами. Так что замечание уместно и резонно.
- На пути по тракту Монфорт и Гислейн, в этих городах пополним запасы и соберем информацию о тропах через болотистые места. В крайнем случае, дороги не всегда спокойны, - если бы была возможность миновать тракт полностью, то этим несомненно бы воспользовались, но только не в этой части Орлея, когда под ногами может находится трясина и без проверенных путей не обойтись. В таких отрезках ожидаются и засады, и нападения, и прочие радости жизни путника на сегодняшний день. Поэтому Таль не видит ничего плохого в том, чтобы «одолжить» у местных то, что будет необходимо.
- Нам бы как можно меньше светится. Так что в самом крайнем случае! - Лэндо бы в театре играть, а не в походах участвовать, в голосе чувствуется желание подраться и наигранность. - А если серьезно, то действительно хотелось бы до деревни добраться без сильных стычек и не уставшими, кто знает, что нас ждет. Донесения были слишком расплывчаты, опираясь на них придется пошевелить мозгами. А это далеко не мой профиль, так что вам шевелить.
- Как я рад, ты даже не представляешь. От радости мои татуировки сейчас засветятся. Ой забыл, их у меня нет, - самоирония и сарказм, некоторые вещи никогда не меняются.
На рассвете четвертого дня группа Инквизиции покинула Вал Шевин, направляясь вдоль тракта, где это было возможно. Монфорт — первая остановка.
 


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Зима – тяжёлое время, особенно для бродяг не имеющих крыши над головой, и Трейсе не был исключением из правил. Точно так же, как и многие другие изгои этого мира он был вынужден искать пристанище в том или ином селении, благо для него травники, алхимики и врачеватели всегда были востребованы, а о последних годах и говорить нечего. Желающих отнять чужую жизнь было в избытке, а вот спасти… Не то чтобы отступник был первоклассным лекарем, вовсе нет, однако за годы отступничества со всеми его “прикрасами” волей – неволей научишься справляться с довольно серьёзными ранами, испытанными на своей шкуре и не только. Если наложению швов и повязок его научили долгие годы вне закона, то навыкам зельеварения маг целиком и полностью был обязан кругу. Второй вариант – податься в наёмники, занятие куда более прибыльное, нежели варить припарки для бедных селян, но и шанс сгинуть был несоизмеримо выше, да и не каждый встречный решит воспользоваться услугами мага, впрочем в этом году малефикару повезло.
Не дожидаясь первых заморозков, чародей решил податься поближе к цивилизации, осталось решить где именно остановиться на зимовку, и тут воля случая решила за него.  Повстречавшийся в пути караван остро нуждался в лихом народе, что в случае чего поможет сохранить товар в целости и сохранности. Желающих рисковать своей шеей за чужие пожитки было не много, а потому немного пораздумав хозяин обоза закрыл глаза на предрассудки о магах. Брюнет ответил взаимностью, не задавая лишних вопросов о том, что, куда и откуда. Неизвестно что за груз перевозил этот торговец, но неприятности слетались на него, как мухи на дерьмо, впрочем, этого следовало ожидать, двигаясь прямиком по имперскому тракту раздираемой гражданской войной страны. Через пару недель торговый обоз с поредевшим отрядом наёмников, добрался до пункта назначения – городка со странным именем Шюрно.
Не прошло и пары дней как Трейсе оказался в местной богадельне, к счастью, не в качестве пациента. В очередной раз заплутав в большом городе в одной из подворотни он наткнулся на испускающего дух остроухого, и не смог просто пройти мимо, дотащив того до лазарета, да так там и остался. Никому не было дела до больных бедняков, даже стража, не желая лишний раз мараться обходила это место стороной, и отступника это более чем устраивало. Спустя время ему даже выделили собственный угол, где можно было спокойно варить целебные припарки и обезболивающие, не отвлекаясь на стоны больных и раненых. Пусть это и была коморка с крошечным окошком, в которой сложно было повернуться: кровать, стол, стул, да полка, абольшего было и не нужно.

Изредка, в тяжёлых случаях чародею приходилось ассистировать местному хирургу, однако с менее проблемными пациентами он справлялся сам, ровно на столько – на сколько можно было помочь в этих условиях. Мужчина даже вёл подсчёт спасённых жизней, сравнивая с количеством тех, что отнял сам, и счёт был не в пользу первых. Так спокойно и размеренно прошёл месяц, один день которого был чудовищно похож на все остальные, менялись лишь лица, у которых отсюда было только два пути: обратно в город или прямиком на кладбище, ведь спасти всех было не реально.

“Одних лечим – других калечим”, - с ухмылкой на лице подумал про себя брюнет, штопая неудавшегося разбойника, и в пол уха слушая его напарника, притащившего беднягу сюда. Столкнувшись с этими двумя на дороге, он почти наверняка бы их прикончил, но здесь всё было иначе. Пока один лежал на операционном столе, второй без устали нёс какой -то бред о целиком вырезанной деревушке, таинственных знаках на телах жителей и прочую бредятину. Услышанное ничуть не удивляло, в захолустных тавернах Трейсе наслушался и не такого, но в отличии от пьянчуг, травивших свои байки за кружку эля, этот тип был скорее похож на церковного проповедника, что точно таким же непоколебимым голосом и верой несёт бред о своём Создателе.


Услышишь гром и вспомнишь обо мне,
Полоска неба будет твёрдо-алой,
А сердце будет как тогда – в огне.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Остановка в Монфорте была быстрой, группа без проблем вошла и вышла из города, посчитав, что следующий привал стоит сделать на границе болот, минуя Гислейн. Сделали. Мда.

- Вы серьезно? Нет, вы действительно серьезно? – необходимость дать лошадям отдохнуть обязывала тоже самое сделать и хозяевам, но что-то подсказывало, что напарники выбрали не самый удачный для этого способ.

- Опять тебе что-то не нравится, магическая феечка. Да, здесь не будет уютной и мягкой кровати без клопов, зато дешево и сердито, – и хотя в финансах не особо и нуждались в подобном путешествии, экономить Кай будет до последнего медяка. Если конечно не вспылит кое-что. К слову, странно от него слышать нечто похожее на укол в сторону магических способностей кого-либо, сам-то он кто?

- Последний раз, когда я останавливался в подобном месте это едва не закончилось массовой резней с безумным хохотом и распитием крови прямо “из горла”. Может поищем место поприличнее?

- Хм, не знал,, что ты на досуге кровь чью-то пьешь. Вкусно? – искры у мага промелькнули в аметистовых глазах намного более красноречивее, чем любые сказанные слова до этого, так что щитоносец банально вскинул руки в примирительном жесте. Разумеет никто из группы не собирался устраивать ни резню, ни оскорблять друг друга на серьезном тоне. Они устали и это был один из способов расслабить напряженный разум от долгой дороги. И все же внутрь не самого крупного постоялого двора они зашли, по одному, толпа как ничто привлекает к себе уйму внимания, а там могут или вопросы появиться, или неприятности. Ни того, ни другого не хотелось, а вот пропустить стаканчик-другой какой-нибудь травяной настойки – милое дело. 

Изначальные опасение обратились во благо, потому как к окончанию обеда (не Скайхолдская кухня, ох не Скайхолдская) стало особенно четко слышно, о чем разговаривают местные. Налоги, война, караваны, дороги. Из одного угла досотся смех и похабные шутки, это нормально и людям нравится; из другого молчание и несколько пар глаз осматривают помещение. А вот неподалеку устроились то ли наемники, то ли караванщики, перешептывающиеся о последних событиях. Новости из первых уст, так сказать. Особенно интересны оказались новости со стороны болот, в первую очередь о том, что сейчас отличное время, чтобы воспользоваться известными тропами для тех, кто желает пересечь х и спрятаться от всего мира. Прятаться агенты Инквизиции не собирались, а направление на заметку взяли.

-Вот видишь, не зря зашли.

- Возможно. Стоит еще местных хозяев расспросить, полагаю им все равно, кто хочет испытать удачу, и особо врать не станут про местные опасности.

- Тссс, слушайте дальше.

Погрузившись в слух, посланцы узнали не мало важную для их миссии информацию – о некоем слегка поехавшем типе в трущобной части города, кто несет бред про каких-то культистов, недавно появившихся в регионе, и ведущих свои дела в отдаленных поселениях, куда и в благоприятный день не захочешь заходить. И что сумасшедший обосновался в местной больничке или около того. 

- А вот это интересно. Стоит проверить и расспросить, возможно это нам поможет.

- Угу. Может разделимся? Нам надо пополнить припасы, устроить место для ночлега и поговорить с местным тепленьким. Нас как раз трое.

- Думаешь это хорошая мысль? По глазам вижу, что тебя тянет на поиски больнички. Скажи что к природе потянуло и призванию, а не приключений на тощую эльфийскую задницу захотелось.

- Именно так, потянуло вдруг заглянуть к местным, предложить свои целительские навыки и взамен получить немного информации или возможность поболтать с тем, кто шепчет про культистов. Ты абсолютно прав, Кай.

- Хм, в этом логики куда больше, чем если бы пошел я. А куча хорошо снаряженных людей вызывает подозрение. Не думаю, что с тем, кто может ходить под землей, может случиться что-то совсем плохое. Кстати, ты когда так делаешь, моих родственников не видишь? Привет бы им передал.

- Катись к Создателю за фуражом лучше. Я пошел.

Вот и поговорили, главное когда прижмет чтобы не спорили, а в безопасном месте можно и разделиться. 

Стоило ли на самом деле разделяться? И да, и нет, и раз уж решили, то каждому пора заняться своим делом. Талю даже пришлось на улице разговаривать с людьми вежливо и сдерживать рвущийся с языка сарказм – не хорошо настраивать против себя толпу. Главное направление движения получил, а там трава не расти. Или наоборот, расти трава, вытесняй людей.

Ловя косые взгляды и чувствуя копчиком, что лишь нашивки с вечным символом Инквизиции защищают от дополнительных вопросов, эльф дойдет до больнички, которая больше похожа на полевой лазарет, но как говорится, если не нужны расспросы, то нужно сюда. 

И кого я тут могу встретить? Не удивлюсь, если обнаружу в подвале дракона. Главное не огра.

Внутри дежурно поинтересовались, зачем и для чего пожаловал, всей своей интонацией намекая, что есть места и получше для настолько прилично выглядящего чужака. 

- Меня интересует человек, который говорит про нападение в Тирашане и описывает некоторые, гм, подробности этого. Я слышал, что он находится здесь и хочу допросить. Инквизиции интересен этот случай и мы желаем разобраться с потенциальной угрозой, – разумная мысль, что возможно не стоило с ходу рассказывать, откуда он, пришла с опозданием, с другой стороны, типичная форма агентов выдавала без слов.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шов вышел так себе, но главное, что начинка теперь не вывалится наружу, совсем как с фаршированным кроликом или курицей, вот только запекать на огне этого типа Трейсе не собирался.
-Минимум три дня полного покоя, иначе шов разойдется и твой дружок растеряет весь свой богатый внутренний мир не успев добраться сюда, – будничным голосом оповестил “проповедника” чародей, одновременно перематывая пациента первым попавшимся под руку тряпьём, ибо сам пациент вряд ли сейчас мог здраво мыслить и орудовать обеими руками.
- Помоги перетащить его на койку…
Было даже странно, на сколько быстро подскочил со своего места этот мутный тип, желая помочь своему товарищу, впрочем тут же открылась и причина такой заботы.
-Как он? Мой брат? Он ведь не умрёт, правда?, – ещё более взволнованным голосом протараторил мужчина, помогая поудобнее  устроится своему брату, хотя казалось откуда в этой дыре было взяться удобствам.
Разглагольствовать о тяжести ранения брюнет не стал, вряд ли бы хоть кто-то из присутствующих его понял, да и попусту сотрясать воздух желания совершенно не было, в общем как обычно. Все необходимые умозаключения отступник сделал для себя почти сразу как осмотрел попорченную тушку. Раз: к нему притащили не остывающий труп, а значит внутренние органы повреждены не были, два: пациент был в сознании пусть и на грани, а значит потерял не так много крови, три: рана была на удивление чистой и шансов словить инфекцию у этого парня было не так много,  хотя всё это была лишь теория.
-Жить будет, и раз ты здесь, смотри за ним сам, соседняя койка свободна, – с этими словами Трейсе оставил парочку наедине, отправившись в свою каморку навстречу столь желанному сну, хоть на пару часов, пока не притащили ещё кого.
Как это часто бывает, после бури наступило затишье, несколько дней пациенты шли только на выход, и в большинстве на своих двоих, что не могло не радовать. Отступник же смог позволить себе расслабиться и более-менее выспаться, казалось подобная идиллия продлится вечно, но не тут то было.
Развалившись на койке, чародей что называется “плевал в потолок” ровно до того времени как услышал командный голос доносящийся из-за двери. Дремоту как рукой сняло.
“Солдат, храмовник или стражник”, – мысленно отметил для себя брюнет, ни первому, ни второму, ни третьему он рад не был, но действительность была куда ироничней. Выйдя из каморки Трейсе увидел у входных дверей эльфа от чего на мгновенье впал в ступор. Здесь в Орлее он привык видеть остроухих в качестве прислуги или же бедняг из подворотни, этот же не походил, не на тех, не на других, лишь слова об Инквизиции помогли мужчине понять что к чему.
”Чем быстрее он свалит отсюда тем лучше”, - решил чародей, а потому тут же сдал, играющую в карты парочку, что называется, с потрохами.
-Вот ваш клиент, – жестом указав на одного из двух братьев, Трейсе решил провести обход обитателей этого райского уголка, раз уж спокойствия ему теперь не светит. Пусть остроухий объявил свои намерения более чем ясно, отступника не покидало ощущение, что лишь одним допросом этих двух дело не кончится, ибо встреча с сильными мира сего никогда не проходили лично для него бесследно, именно поэтому он предпочитал держаться от всех них подальше. 
Как на зло, никому особой помощи не потребовалось, не считая раздачи целебных припарок, приготовленных накануне, а потому, когда чародей закончил обход, ищейка Инквизиции была всё ещё здесь, что малость нагоняло нервозность. Чтобы “не мозолить глаза” мужчина вышел на свежий воздух осмотреться.  Снаружи не оказалось ни огромного войска Инквизиции, ни даже её маленького отряда, что не могло не радовать, ведь в случае чего удрать от одного эльфа будет куда проще, нежели от нескольких человек, пусть покидать насиженное место отступнику явно не хотелось, нужно было быть готовым ко всему. На дворе был не Волноцвет месяц, пусть и в Орлее, но зима была всё же зимой, из-за чего брюнет довольно быстро заскочил с улицы обратно в тёплое помещение, направляясь в свою келью.


Услышишь гром и вспомнишь обо мне,
Полоска неба будет твёрдо-алой,
А сердце будет как тогда – в огне.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лаконичный и быстрый ответ на поставленный вопрос. Наверное даже слишком быстрый, словно отвечающий чувствовал себя неуютно. Ну что же, Таль бы и сам был не против сбагрить проблему на чужие плечи, особенно если она действительно такова, как описывалась в трактире. Но увидел агент не пускающего слюни психа, а вполне адекватного человека, возможно даже из касты наемников или разбойников с дороги, что намного облегчало задачу допроса. Или наоборот, усугубляло, зависит от того, как воспримут проявление любопытства.
Один человек был бледен, истощал «аромат» как не совсем чистого тела, так и целебных и поддерживающих настоев. Второй более весел, что-то говорил, судя по интонации, подбадривал и убеждал сыграть еще партию. Правда все веселье куда-то испарилось, как только люди увидели чело… агента в форме. Некоторый сорт шемленов панически воспринимает любую официальную нашивку, вот и здесь исключения не добавилось. Лица напряглись, руки сильнее сжали карты.
- Расслабьтесь господа, я не по ваши души, и не за ваши проступки, - Таль пытается быть максимально нейтральным в своей речи, без пренебрежения, и без особой заинтересованности, потому что люди могут начать продавать нужные сведения. А калечить никого в стенах текущего гадюшника нет желания. - Нас, Инквизицию, интересует лишь то, что с вами произошло, если слухи правдивы и вы действительно были… там, - положив подбородок на руки, эльф ждет реакции, не сводя глаз с опрашиваемых. Видно, что им становится не по себе от воспоминаний, возможно люди хотели забыть увиденное, похоронить. А тут приперся непонятный остроухий, мало того что сам по себе, так еще и вопросы неудобные задает. Какая трагедия!
- Мы… были, - говорит, а сам прячет взгляд от фиолетовых глаз. Что же там такое произошло? - И это последнее, о чем я хочу думать! Будь ты из Инквизиции, да хоть с самого Тевинтера, ты поймешь, ты обязан понять!
- Успокойся, человек, - по перчаткам все же пробежала искра. Хуже торгов за информацию может быть только показная истерика и причитания от взрослых мужиков. - Я здесь не для того, чтобы быть нянькой или уговаривать. Мы заинтересованы узнать о произошедшем как можно больше, чтобы будущем предотвратить подобные проявления, а для этого нам нужна любая помощь. Знаешь что-то? Может указать направление? Или описать увиденное? Мы будем рады любой информации. И конечно же не останемся в долгу, ведь долг Инквизиции — защищать тех, кто нуждается в помощи. Может вы нуждаетесь в дополнительной мотивации?  - в кулаке все это время было зажато несколько серебряных монет, как дополнительное средство убеждения. Даже страх на время отступил, уступая место чему-то более сильному при блеске легких денег.
Жадности и легкому заработку.
- Возможно...возможно мы можем рассказать немного из того. К востоку от города с тракта есть малозаметный в это время года поворот и тропа, идущая по краю нахашинских болот, до деревни Моро. Там все и случилось. Нас с братом не было, когда на деревню напали, но это и не важно. По возвращению оказалось, что.. Даже не представляю, как все происходило. В подобных местах крики и паническое движение хорошо слышно на большом расстоянии, но тут нападение было слишком тихим. Мы зашли осмотреться, - раненый замолчал, видимо увиденное оказало слишком сильное впечатление, раз язык не поворачивается продолжить свой рассказ.
- Жители нашлись на площади у колодца, там было довольно много места. Они лежали на земле, не в беспорядке, а как будто рядами . Выглядело это все странно, будто они сами , по своей воле так легли. Это все безумно. И выглядело тогда, и звучит сейчас. Вы же нам не верите! - вот и второй голос подал, все еще сжимая в руках карты. Возникло желание внимательно осмотреть руки обоих на наличие мелких ссадин, царапин и забившейся во все это крови. Безумно ли звучит? Конечно, но не невозможно.
- Что было дальше? Вы оба пришли сюда, но один был тяжело ранен, если судить по тому, что я вижу. Рану получил по дороге? Или в деревне? Отвечайте, не заставляйте вытягивать слова силой, - угроза не сработала, люди не стали вести себя как-то иначе, больше нервничать или совершать необдуманные телодвижения.
- На нас напало что-то быстрое, и мы побежали. Не знаю, что это было, но оно преследовало нас почти до конца болот и под конец нагнало, нанесло рану и исчезло. Клянусь, это все! - слишком эмоциональный выкрик привлек внимание и других пациентов, а Талю стало понятно, что больше ничего узнать у этих людей не получится, не смотря на то, что было еще кое-что, о чем известно агентам, но умолчано очевидцами. Или они и правда ничего не видели?
На игральный стол опустилось обещанное серебро.
- Вы хорошо помогли нам своим рассказом. Дальше дело за Инквизицией, мы разберемся с произошедшим.
Покинув комнату эльф задумался, несколько сильнее, чем стоило бы. С одной стороны, все услышанное можно принять за чистую монету, но последнее, про преследующую тень, или правильнее сказать, нечто бесформенное, вызывает вопросы. Возможно им показалось, страх преувеличивает размеры и истину даже безобидного грызуна с полей. А возможно и нет, учитывая, что по Тедасу бродит энное количество демонов, и возможно духов, из-за разрывов. Слепо верить — вот что глупо, придется проверять, но хотя бы не совсем в неизвестность мчатся с головой. 
И еще, в трактире болтали, что человек обезумел, а тут весьма трезво мыслящие, оба. Кто-то либо слишком сильно преувеличил, либо возбужденное страхом состояние спало. Хм, а не сболтнул ли «картежник» в тот самом состоянии что-то еще? И выяснить это можно у того лекаря, кто занимался «починкой». Где его искать в этих коридорах… Вот же он. Творцы решили подкинуть немного удачи? 
Творцов не существует. Гм, не вовремя вспомнилось.
- Прошу прощения, мы с вами уже виделись, - местная стража указала на этого целителя, как главного в искомом вопросе, так что стоит до конца довести допрос. Пусть и не совсем вежливо кликать в спину. - Уделите немного времени и вы? Всего несколько вопросов о ваших пациентах, точнее о том, что они могли говорить, находясь в состоянии аффекта от пережитого. Право, на долго не задержу.


Я вечен, как вечно тщеславие ваше, и я никогда, никогда не умру.
Пытайся быть лучше, богаче и краше, и все, что твое, я себе заберу. (c)

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не успел Трейсе войти внутрь как услышал сдавленный крик. “Ну не пытает же он их там в самом деле”. И вправду, за тоже время что мужчина отсутствовал в богадельне ничего не изменилось, ни пыточных инструментов, все живы и здоровы ровно на столько, на сколько были во время его ухода, но этому эльфу и без того удалось каким-то образом вывести этих двух из себя. Теперь пришла очередь отступника, все надежды укрыться он назойливого эльфа рухнули, стоило тому окликнуть “целителя”. Спрятаться “в домике”, как в детстве, точно не получится, и к тому же явно вызовет подозрения, так что брюнету не оставалось ничего иного, как ответить на все интересующие эльфа вопросы.
- Присаживайтесь, - повернувшись в пол оборота, обратился к служителю Инквизиции чародей, указывая рукой на один из стульев за столом.
- По правде сказать, добавить к рассказу этих бедняг мне нечего,  - сразу охлаждая пыл своего собеседника, произнёс мужчина, устраиваясь на стуле напротив. Однако оставлять эльфа в неведении было не логично, ведь он наверняка отправится в ту деревню, точно так же как и здесь разнюхивая что к чему. Пару слов, и остроухий поймёт с чем приблизительно имеет дело, во всяком случае Трейсе на это искренне надеялся, угробить ещё одну жизнь в его планы не входило, по крайней мере сегодня.  

-Разве что, пару слов по поводу его раны…, - взгляд брюнета на пару секунд обратился на ту самую двоицу, уже снова тихо – мирно играющую в карты. Трейсе пытался подобрать слова, чтобы сойти за обычного костоправа, и не выдать себя познаниями о существах из-за завесы, и прочей магической, неестественной для простого смертного хрени.

 –Его рана… Любое оружие, любой зверь оставляют следы, а здесь… Не знаю, что это было, но оно прошло его доспех насквозь, словно нож по маслу, и с раной та же история, края абсолютно ровные, и чистые, ничего кроме запёкшейся крови, ничего подобного я раньше не видел, - и здесь чародей, конечно, соврал. Со времён прорыва завесы, он ни раз на тыкался на тела тех, кому не посчастливилось попасться в лапы демонов, прорвавшихся в этот мир благодаря разрывам в небе, именно на них как мог намекал мужчина, эта версия на его взгляд была более правдоподобной, нежели нападение на богом забытую деревушку профессиональных убийц с оружием не оставляющих никаких следов.

 Но был ещё один вопрос: что заставило жителей злополучной деревни послушно пойти на убой? Демоны страха, отчаяния или быть может, маг крови? С высоты собственного опыта, малефикар склонялся к последнему варианту, это объясняло наличие демонов в округе. Более – менее опытный малефикар способен призвать демонов тени, а учитывая на сколько сейчас тонка завеса, эта задача посильна даже дилетанту, со всеми вытекающими для него последствиями, про контроль чужого разума с помощью магии крови и говорить нечего. При мыслях об этом Трейсе буквально передёрнуло, ведь он и сам ни раз прибегал к использованию запретной магии. Эти эмоции были ему даже на руку: местный костоправ столкнулся с чертовщиной, от которой у не посвящённых мороз бежит по коже, всё это было более чем естественно и как нельзя кстати соответствовало его образу.  Обо этом брюнет решил умолчать, а больше сказать ему было нечего, и в комнате повисло тягостное молчание.


Услышишь гром и вспомнишь обо мне,
Полоска неба будет твёрдо-алой,
А сердце будет как тогда – в огне.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...