Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Рекомендованные сообщения

Часть I

 

Haarhe| Хаархе
Бездонная Псина, Смугляш, Хорхе
9:15, 29 Первопада | Человек, ривейни
Разбойник,  Клинок Тени Авантюрист, аферист, бродяга и выпивоха

 

Способности и навыки:

Мирные и бытовые навыки:

 

Готовка – единственной слабостью наставницы была совершеннейшая бытовая неприспособленность. Этот пробел пришлось заполнять Хорхе, благодаря чему он научился готовить достаточно, чтобы удовлетворить вкусы если не всех гурманов мира, то уж, по крайней мере, собственной весьма привередливой наставницы

 

Поиск и наблюдение – природное любопытство, хотя и было направленно в сторону Тени, всё же позволило юноше научиться владеть собственным вниманием к деталям. Уровень навыка высокий – способен читать следы в достаточной для разведчика (но не профессионального следопыта или сиккари) степени, вести продолжительную слежку, оставаясь незамеченным

 

Подвешенный язык – бессистемное и отрывочное, однако удивительно широкое для обычного человека образование Хорхе позволяет ему заговаривать зубы и сходить за настоящего доку перед людьми несведущими. Разумеется, если человек понимает в предмете достаточно, большая часть реплик парня вызовет исключительно зубовный скрежет. Но для этого Хорхе должен разглагольствовать перед человеком осведомлённым. А он такого не допустит, ведь его наблюдательность позволит ему угадать степень способностей оппонента. А значит и промолчать там, где это будет осмысленно

 

Знание языков – в виду богатства культур Ривейна и сопредельных стран, Хорхе сумел научиться изъясняться так, как подобает выходцам из той или иной страны. Он вряд ли будет сочтён антивцем простачком и глупцом; для невваранца вполне сойдёт за достойного человека; даже сумеет связать пару слов на кунлате – впрочем, ожидать бодрой трескотни на специфическом наречии Кун от него ожидать не стоит. Сущность этих способностей – в понимании культурных различий между одним народом и другим

 

Владение оружием:

Рогатина – Хорхе обращается со специально укороченным (примерно 1.20-1.30 метра), по сути охотничьим, копьём не хуже, чем дуэлянт с мечом, а воин пепла – с боевым мабари. Время, посвящённое тренировкам, не прошло даром. Баланс этого оружия получился настолько специфический, что привыкание постороннего человека к нему будет долгим и мучительным. Способно наносить как колюшие, так и режущие раны, поскольку по ширине наконечник ничем не уступает клинковому оружию. 

Скрытый текст

spacer.png

Пилум – Копьё достаточно универсальный предмет. В зависимости от необходимости, им можно и колоть, и метать его в цель. В последнем обличье его часто употребляют кунари, с чем Хаархе имел возможность познакомится ещё будучи в Ривейне. Представляет собой очень длинный (от полуметра) шилообразный или гранёный (реже – листообразный) наконечник, наполовину утопленный в древко. Это предотвращает как перерубание древка, так препятствует разблалтыванию и потере центровки 

Скрытый текст

spacer.png

 

Способности Клинка Тени – Хаархе старается употреблять навыки осторожно, не торопясь применять их там, где без этого можно обойтись. Однако за пять-шесть лет опыта он имел возможность влипнуть в достаточное количество переделок, чтобы быть уверенным, что эти способности его не подведут. Склоняется больше к усилению себя чем к сокрытию присутствия. Впрочем, возможность спрятаться у всех на виду не раз помогала ему завоевать восторженные крики толпы в очередном сражении на арене.

 

Навыки разбойника – в целом, освоены те, что увеличивают ловкость рук, позволяют работать со сложными механизмами (ловушки, замки) и скрываться с глаз. 

 

Часть II

 

 

spacer.png

 

Fate/Hollow Ataraxia Avenger

(Anri-Manyu)

Рост: 167 см

Телосложение: жилистое, сухощавое
Цвет глаз: карие
Цвет волос: чёрный

Особые приметы: обилие татуировок, связанных как с его статусом в обществе Ривейна – на правах защитника Провидицы – так и с личными мотивами, вроде участия в турнирах и сражениях с различными противниками

 

Характер:

 

- Страхи и слабости:

 

Парня тяжело вывести из себя в любых обычных ситуациях. Он усмехнётся в ответ на грубость, на зуботычину ответит своей, но без всякой злобы; однако задевать его друзей не стоит. Это не просто чревато - скорее всего, вы пожалеете ещё до того, как он начнёт нарезать вас на ломти. Впрочем, он не любитель показной жестокости, но обладатель довольно сомнительного чувства юмора. Вероятно, вскоре тот, кто додумался вредить близким ему людям окажется на паперти с протянутой рукой. А он в эту самую руку положит медяк - если, конечно, удовлетворится возмездием.

 

Больше всего милсдарь “из ниоткуда” приходит в ужас от того, как много жертв оказалось на счету Бреши. Его ужасает не столько сама разрушительная мощь - хотя, безусловно, и она тоже - сколько будничность, с которой люди стали относиться к заменившей солнце хреновине в небе.

 

Не последнее место занимает и терзания по поводу того, кем станет Любопытство, если сила Бреши выкрутит его наизнанку. И не только его - существо, к которому Хаархе относится скорее как к сестре или даже дочери, впитывает в себя массу вещей, которые бы хотелось оставить в тайне. Одержимость, на грани которой балансирует каждый кто имеет дело с духами – в Ривейне или нет - страшит его не так сильно, как возможность извратить сущность Любопытства, а значит, потерять ещё одного друга.

 

Парень ненавидит самой чистой ненавистью только одну вещь в мире - ограниченность. Он не переносит людей - и нелюдей - которые полагают, что их кругозором ограничен весь мир, и что если они что-то считают, то это истина в последней инстанции. Вероятно, именно это и позволяет им с духом вполне сосуществовать вместе, не искажая друг друга, но оно же и подвергает мирное создание из Тени опасности однажды стать демоном. Впрочем, Любопытство, что следует из его имени, не склонен превращаться в Месть или Гнев. Это прерогатива других созданий Тени...

 

- Общие сведения:

Хаархе - Хорхе в просторечье, в тех местах где не принято “выкать” - человек лёгкий на подьём. Он по-хорошему азартен, любознателен, сметлив.

Желание всё узнать – порой даже в ущерб всему – особенно когда дело касается Тени. Но и другие области знаний не уходят из-под цепкого внимания Хорхе. Пускай не все свои знания он может применить – или хотя бы до конца понять – однако их стяжание очень важное место занимает в его жизни.

 

В нём нет и следа образования высшего света, со всем его этикетом, бесконечными экивоками и танцами большой Игры. Хотя, как и всякий обитающий в Тедасе человек, не живущий в отшельническом уединении, не раз слышал об этом процессе, которым так увлечены все без исключения напомаженные бонды Орлея, Неварры и прочих славных мест. Что творится в Ферелдене, для большинства обитателей севера также непонятно, как и то, что творится на Сегероне и дальше, в землях Кун.

 

Однако использовать нахватанные знания вполне можно, чтобы прикинутся дилетантом, которого всякий богатей имеет желание надуть и обмануть. В итоге обычно обманывается сам, добровольно неся денежки ему, Хаархе. Причём с таким глупым и довольным лицом, что сдержать усмешку бывает почти невозможно. Именно этот азарт и приводит его большей частью ко всем аферам… и большинству неприятностей.

 

Обычное для него занятие - бражничество в очередном трактире по дороге из Ниоткуда в Никуда. Правда, большинство из них уже закрыли для него двери - ведь всё же порой нужно платить за постой, а не сбегать из окна в предрассветный час… Но кто верит в эти сказки?..

 

За маской пройдохи, обычного лгуна и прожектёра находится его настоящее лицо. К слову сказать, не слишком-то и расходящееся с личиной. Он всё так же любит хорошую компанию, также многословен и остроумен. Но занимается он всем лишь оттого, что есть позволяющие себе лишку дворяне; скаредные торгаши; самоуверенные бонзы подпольного мира.

 

В своём стремлении сделать мир чуточку добрее к простому, как и он сам, человеку, Хорхе часто встречался с так называемыми “Друзьями Рыжей Дженни”. И пускай их методы не всегда понятны, Хорхе быстро понял, что их немудрящие трюки и тихая работа - именно тот славный пример, которому стоит подражать. 

Впрочем, зачем подражать, если всех этих “главнюков” можно проучить вполне себе от имени Рыжей Дженни? Стать одним из её “дружков” было не слишком-то сложно - знай только заяви о готовности участвовать в этих “шалостях”.

И не думай, что эти розыгрыши всегда безобидны, разумеется!

 

Биография:

Детство:

Каковы были его родители? Чем прославилось место его рождения?  Бог весть, да и не суть это важно. Назвали его правда, скорее в стиле Антивы. Но Ривейн – страна на перепутье культур, где нет ничего необычного в том, чтобы назвать одного как принято здесь, другого – по-невварски; третьего можно поименовать в стиле даже Андерфелса или Ферелдена. Вероятно, слуха здесь это не резало – быть может, родителем мальчишки были какие-нибудь антиванские переселенцы… или и вовсе он стал нежеланным плодом работы очередного Антивского Ворона, которые используют соблазнение в своих делах не менее охотно чем стилеты.

Родиной же Хаархе служил один из приютов Дарсмуда. Воспитательницы были по меркам Ривейна, женщины удивительно богобоязненные и милые. Другие сироты - спокойные, не подверженные обычному в таких местах ожесточению нравов. Поэтому детство мальчишки можно было назвать безоблачным - насколько таковым может быть жизнь неприкаянного существа без целей. Он рос общительным ребёнком, мальчишкой без особых отличий от сверстников – такой же порой шкодливый, но безобидный в остальном.

Однако с возрастом интерес к Тени и её обитателем стал главным стимулом к изучению всего вокруг. Он выспрашивал всё у воспитательниц, искал отражения мира сна в каждом предмете… И даже не допускал мысли, что подобная неосторожность может кому-то чего-то стоить.

 

Отрочество:

Взять из приюта ребёнка – большой шаг, и немалая редкость. Стал бы кто-нибудь размениваться такими вещами, не имея ни малейшей мысли получить от этого некую прибыль? Прибыль, выражающуюся не в деньгах, не во власти даже…

Однажды на пороге приюта появилась дама, желавшая пригреть одного из воспитанников. Это была прорицательница – женщина, путь которой лежал во многом за границей Тени, в Ривейне персона безмерно уважаемая. Впрочем, она не представилась таковой, и выступала лишь частным лицом – человеком, который по зову сердца хотел взять на попечение сироту.

Как могли добрые последовательницы Солнечного Трона отказать зову чистого сердца? Уж совершенно точно они не думали, что Хорхе займётся в новой семье вещами столь неподобающими, как изучение Тени и игры с одержимостью. Не все ривейнские пророчицы – дамы в возрасте, даже из могущественных. Именно эта имела определённую власть, но по внешнему виду сошла бы за тридцатилетнюю, и не не спешила совершать вещей, вызвавших бы в Матерях хотя бы отголосок сомнений. Сколько ей лет было в действительности – одному Создателю ведомо. Возможно, это и обмануло матерей – они просто не ведали, кому именно вверяют дитя. Кто знает –  об этом никто уже никогда не расскажет, ведь приют вместе со всеми его обитателями затерялся для этой истории в тумане лет и больше никогда не появлялся на горизонте. Хотя чувства, которые питал к нему Хаархе, были вполне тёплыми.

 Хорхе мёл полы, приглядывал за кухней. Много чего он успел переделать, будучи почти служкой. Однако для него и это не превращалось в рутину, ведь всякий раз в обрывке разговора, в новой вещице, забытой на столе хозяйкой, в сотнях томов, которыми были уставлены бесконечные полки её дома - везде были отголоски мира. Да и сама матрона, наблюдая тайком за слишком уж любопытным мальчишкой, нет-нет, да и подбрасывала ему новую пищу для размышлений.

Да, обыкновенно Пророчиц было потворствовать девочкам и только им. Но всякой пророчице нужен надёжный защитник, слуга или муж. А часто все три вещи вместе. Женщина, облечённая таким статусом, должна быть совершенно уверена в ближайшем своём окружении. А раз так – куда как проще приветить безродную дворняжку, которая станет считать матрону благодетелем. Политические же браки можно оставить для дворян и знати.

Большинство из тех, кто обретался поблизости от этих поистине могущественных женщин, разделял их устремления. Или, хотя бы, относился к ним как к данности...

Исключая, возможно, тех кто хотел причаститься к власти. Для подобных людей единственным мерилом была их личная выгода.

Женщина не слишком-то то привечала других, даже одарённых магическими талантами, девочек и девушек, желавших пойти по её стопам. А всё дело было в их подходе к обучению – их интересовала не Тень как таковая – их волновало кроющееся за ней могущество. Да, возможно, что исключительно в благородных целях – защите своей земли, благодетельствовании народа. Но...

“Если бы хоть у одной из этих бестолковых девок было такое же упорство, как у Хорхе, они бы давно заняли мой особняк и прозвались моим именем” - порой делилась женщина в кругу товарок по цеху, других столь же почтенных матрон-провидиц. Ученицы, по её мнению, не относились к знаниям достаточно серьёзно, и оттого женщина не торопилась передавать кому-то из них опыт. Впрочем, конечно же, она учила их – просто сожалела, что не было среди них настолько усердного ученика, как её вроде бы всего лишь слуга. И в другом месте, возможно, парень бы однажды стал наследником её опыта – уж его-то целеустремлённость была невероятна. Но это был Ривейн. Да и...

...Да и Хаархе не был магически одарён - он мог бы стать историком, хронистом Тени, возможно даже великим. Но ему хотелось эксперимента, настоящей встречи с Тенью во всей её великолепии. И такой случай представился. Хотя матрона и оттягивала этот момент как могла, считая, что для Хорхе полезней было бы оставаться обычным мальчиком. Но и она не могла не понимать, что его преданность ей была основана не в последнюю очередь на надеждах. Надеждах стать чем-то большим, чем просто Хорхе.

 

Юность:

Немногие не-маги владеют способами, позволяющими контактировать с Тенью. В миру они зовутся воинами духа (или клинками тени, в зависимости от того, какому стилю боя отдаёт себя соискатель) и являются проводниками сущностей с той стороны в реальный мир. В обмен существа - духи или демоны, как повезёт - наделяют своих протеже некими мистическими талантами, позволяющими, например, уклоняться от вражеских атак. Или отклонять заклинания. А можно и скрываться у всех на глазах или совершать иные “чудеса”.

Провидицы многоопытны в делах Тени, но даже тысячелетняя история не является гарантом того, что они знают всё. Потому они должны постигать непростую науку, становиться опытнее и могущественней, чтобы заглядывать за очередную дверь в поисках ответов. К тому же ничто так не привязывает человека к человеку, как потребность в наставлениях и присмотре. Матрона, в доме которой Хорхе всё чаще бывал по поручению приюта - за что тот регулярно получал некоторые финансовые вливания - считала также, и потому, хоть и скрепя сердце, предложила мальчишке провести соответствующий ритуал. Конечно, лишь со стороны могло показаться, что женщина относилась к этим практикам спустя рукава…

Хаархе повезло - его “наставница” оказалась женщиной с огромным опытом, и по силе была очень достойной колдуньей. Поэтому и ритуал, и последующие тренировки проходили вполне удачно. Привыкнуть к шуму посторонних в голове, правда, получилось не сразу. Но касание самого духа было чем-то совершенно неописуемым. Словно комната разом и расширилась до размеров вселенной, и напротив – весь мир сжался в одну-единственную точку. 

Быть подле Прорицательницы – большой труд и немалая ответственность. И пускай каждый, кто полагал, что это соседство лишь даёт статус и уважение – Хорхе пришлось многое освоить, чтобы его матрона оставалась довольна своим выбором. От того, что он был любознательным, он не мог забыть о работе по дому хотя и, верно, это было бы в порядке вещей в любой гильдии. Пускай и не был мальчишка ни подмастерьем, ни даже учеником.

Все заботы обо всех повседневных потребностях матроны легли на плечи Хорхе. Впрочем тот ни разу не возражал.

Однако скоро уже семнадцатилетний, юноша имел боевого опыта не больше, чем драка за дополнительную порцию похлёбки в приюте - а надо сказать, порция так никому и не досталась, ведь всех наказали, отправив по кельям. Ножи, мечи, топоры - всё это оружие оказывалось либо слишком дорогим, либо куда как неудобным для охраны благородной доны. Выход нашёлся случайно - как-то раз, сопровождая женщину на очередной “очень важной” деловой встрече – разумеется, в далёком городе где-то рядом с Конт-ааром, в Дарсмуде она обходилась без участия своего защитника –  Хорхе увидел нескольких кунари с копьями наизготовку, провожающих людей ну очень недобрыми взглядами. Верно, что они сопровождали одного из своих этих странных жрецов Кун, пришедшего в город ради вполне разрешённой проповеди. На само место собраний парень внимания не очень-то и обратил – его куда больше привлекли сами “пришельцы”. Раньше увидать их для Хорхе было большой редкостью – в Дарсмуде они не встречались, ибо их учение плохо ладило с учением Создателя.

Казалось бы, и что такого? Однако удивлённый Хорхе даже позволил себе обратить внимание своей матроны на этот удивительный факт. Женщина, проследив за взглядом Хорхе, заметила, что если ему так интересны побрякушки “рогатых”, то он может сам их спросить. Если, конечно, хочет повиснуть, сверкая кишками, прямо на этих копьях.

А Хорхе лишь покивал для вида и решил, что именно такое оружие подойдёт ему лучше всего. Сколько всего позволяет это незамысловатое оружие?.. Оно позволяет держать дистанцию, даёт возможность колоть, чего достаточно даже для довольно посредственного бойца, чтобы убить врага. В крайнем случае, если на древке что-то с широким наконечником – его кромка может дать нанести и рубящий удар. О том, что это оружие уже и не назвать будет именно копьём, парень не задумывался. Он загорелся идеей, и та вела его за собой, как персону зачастую увлекающуюся.

 

Следующие четыре года Хорхе, которого уважаемая матрона сделала своим телохранителем, да и чего греха таить, любовником, провёл в беспрестанном улучшении своих талантов. Он нещадно загонял себя, учась колоть, рубить, метать. И совмещать всё это со способностями клинка тени. Одержимость? Он слышал о ней, но не слишком-то спешил признавать её опасностью. Впрочем, просто сам факт постоянного взаимодействия с “той стороной” делал его осторожнее. Черпать силу из источника, дна которого не знаешь - вещь опасная и довольно непредсказуемая…

Он часто – от имени ли своей наставницы, или по собственному желанию – оказывался на различных состязаниях боевой доблести. В месте со столь причудливой культурой, как в Дарсмуде, состязания на арене были вполне обыденным делом. И даже не слишком ласковое отношение к этому со стороны Церкви не могло унять желающих себя проявить.

Парень был, наверно, любимцем толпы. Аккуратно применяя в бою свои навыки, он стяжал немало побед… и, что для воина немаловажно – не одно поражение. Он не стал бы, верно, каким-то легендарным гладиатором – не тот у него был склад характера, да и времени отдаться полностью сражениям  него не нашлось бы...

Но кроме этого, Хорхе прославился ещё и своими сомнительными махинациями. Не раз и не два его от расправы со стороны взбешённых лопухов спасало покровительство одной лишь Наставницы. Впрочем, его аферы, если бывали в самом деле масштабными, выводили его сухим из воды, и лишь мелкие пакости он продумывал слабо – там весь интерес был именно в том, чтобы вывести очередного сноба и заставить его делать “потешные вещи”.

Всё: и статус своей наставницы, и свои победы, и поражения – Хорхе в традициях Ривейна отразил в сложных орнаментах татуировок, покрывавших всё его тело сплошным ковром. Каждый завитушка, каждая точка, что появлялись на коже, были выверены и подчинялись замысловатым и подчас непостижимым для посторонних правилам. Одно то, что парень носил все эти знаки как подобает, вызывало в прочих ривейни заслуженный если не трепет, то как минимум уважение.

 

Зрелость:

Так или иначе, однако матрона на своё несчастье, решила отправиться на Конклав, чтобы из первых рук узнать о переменах, суливших миру. Неспокойные времена, битва за город Цепей, смерть Мередит, показавшая всему миру, что маги могут выступить против своих надзирателей и выйти победителями.  Многие и многие факты складывались в удивительную картину, которая не могла оставить равнодушными ни одного мага. Даже для Провидиц, обычно отстранённо следящих за мировой политикой шум на собрании Кругов, решивших упразднить это образование, собственные цепи, отозвался тревожным набатом. 

И гонения на круг в Дарсмуде, к которому леди матрона не испытывала какой-то симпатии, но видела опасность для самой себя - после их гибели следующими становились провидцы, на которых просто до времени закрывали глаза. Нет, не Солнечный Трон – храмовники, которых едва ли теперь удержали бы от расправы над магами даже прямые приказы Верховной жрицы Джустинии. А королевской чете Ривейна не было решительно никакого дела до всего, что не касалось Ривейна напрямую. Потому несколько провидиц решили между собой, что одна из них поедет на Конклав, пусть и инкогнито, под личиной обычной паломницы. Почему не с помощью шпиона? 

Вероятно, матроны не слишком доверяли тем, кого знали мало. Да и возможность поговорить с кем-то, кто вмешан в конфликт, на равных, недооценивать не стоило.

Оказавшись недалеко от Храма священного Праха, сопровождавший женщину Хорхе стал и свидетелем рождения Бреши. Той страшной зияющей раны в небе, которая дышала Тенью.

Той, из-за которой спутник его матроны, духом он был или демоном, завопил от ужаса и боли – наверное. Этого Хорхе знать не мог, но что-то скрутило его наставницу в горьких судорогах, и её тело начало трансформироваться, изменяться, словно тающая от собственного жара свеча...

Так Хорхе впервые познакомился с тем, что такое Одержимость. И пожелал бы никому в мире больше не становиться свидетелем этого превращения.

… Однако Хорхе не был единственным свидетелем преображения наставницы. Вокруг хватало и других людей, и некоторые из них были достаточно сведущи в военном деле, чтобы броситься на получившуюся тварь. Хаархе помогал как мог. Но в тот момент не рискнул применять силу, заимствованную с той стороны. Он был напуган – впервые в жизни он понял, от чего предостерегает и Песнь Света, и наставления уже бывшей наставницы...

Бой был тяжёлый - каждый одержимый, особенно поднаторевший в использовании магии, был по-настоящему серьёзным противником. Дело было даже не в том, что он умел при “жизни” просто сила демона, привлечённого магом, пропорциональна потенциалу самого мага. В героических сагах таких полагалось раскидывать по полста штук за главу, однако в настоящей битве едва хватило десятка магов и воинов, чтобы усмирить проклятую тварь. А ведь вокруг было множество и других проблем...

От наставницы осталась лишь горсть зловонных тряпок и обожжённый пламенем Тени амулет. Был ли это предмет, связывающий её жизнь с демоном?, А может не с демоном, а духом –  другом и советчиком? Или, быть может, это было просто украшение. Сейчас сосуд был пуст - как пуста была голова Хорхе, потерявшего волю к жизни. Как пуста была труха, оставшаяся после Прорицательницы из Дарсмуда, которая надеялась найти ответы, но нашла лишь смерть...

Амулет стал достоянием парня. И только он.

Но прежде чем предаться горю, ему нужно было сбежать – спутника женщины, ставшей одержимой, быстро скрутили и начали расспрашивать. Однако Хорхе не спешил выдавать ни причину своего прибытия сюда, ни положение матроны… И ему удалось удрать, усыпив бдительность своей охраны, и вместе с тем воспользовавшись многочисленными навыками настоящего пройдохи – выпутывание из верёвок или вроде того. Бежать удалось, и даже прихватить свои вещи – стража была слишком взволнована происходящим вокруг кромешным адом, чтобы по-настоящему сопротивляться его действиям...

Потерянный и оглушённый горем - за годы знакомства женщина стала для него дорога как никто другой - он бродил от дома к дому, от одного растерзанного войной между храмовниками и магами поселения к другому. Так он пристрастился к выпивке. И также задолжал многие сотни серебром, став притчей - “Бездонная псина”, как его прозвали в каждой корчме тогда ещё не разорванного Ферелдена. Он надеялся попасть на корабль в Амарантайне, чтобы благополучно вернуться в теперь уже пустой дом…

Однако даже большой город не торопился открывать свои двери поиздержавшемуся в пути Хорхе. Всё что ему оставалось – растерянно смотреть на крепко запертые ворота и людей, которые спрятались за ними в надежде укрыться от беснующихся монстров.

И этими монстрами были отнюдь не только демоны из-за Завесы. Куда больше они опасались опьяневших от крови магов и храмовников.

Этот случай и познакомил его с искусством обмана. Чтобы хоть как-то наскрести на ночлег, парень сочинил слезливую историю, приправив её изрядным количеством собственных достоинств. Необычный вид, а вместе с ним бедственное положение всех вокруг усыпили подозрительность кормчего, и он пустил парня на постой – пускай и в хлев, но почему бы и нет?..

А молодая дочка хозяина не устояла перед харизмой загадочного Ривейна – и Хорхе даже не был уверен, что в этом его заслуга, а не его родины – и следующие несколько недель Хорхе забывался в её горячих объятиях. Девушку мало волновало, отчего в глазах её избранника не было света жизни - ей просто хотелось отогреть юношу. Впрочем, её ласка и в самом деле была целительна. Обман начинал пламенем стыда терзать Хорхе. Он уже почти был готов сознаться, что не был тем, кем успел ей представиться. Но всякую попытку девушка сама прерывала – словно желала подольше оставаться в неведеньи.

Возможно, что идиллия могла продолжится, и Хорхе бы просто уснул в для истории навсегда. Но так случилось, что новый разлом вспыхнул аккурат посреди зала корчмы. Зал мигом наполнился вместо шипения пива шипением закипающей плоти. А вместо звона бокалов слышался лишь тонкий, словно оборвавшаяся струна, крик девушки…

“...В зале все оказались растерзаны. Один только Хорхе, кое-чего стоящий в бою стоял на ногах и кое-как терзал нагрянувших демонов. Но ни сил, ни средств победить у него не оставалось…Только надеяться, что касание Тени, которого он удостоился благодаря почившей Прорицательнице, спасёт его жизнь, или хотя бы позволит продать её подороже.

Демоны подбирались всё ближе и ближе, и уже были готовы вонзить в тело сотни клинков, зубов у когтей. Пылающие, алчущие глаза требовали отдать его плоть, его кровь…

Хорхе позвал духа. Отчаянно взмолился, пытаясь достучаться до этого существа. Того, который показал ему в одно мгновение весь мир.

Ответа не было. Только подступающая к горлу волна апатии, обречённости…

Почти отчаянный жест – лезвие прочертило в плоти одного из демонов яркую, пламенеющую полосу – кажется, враг больше напоминал кипящий чайник, и раны на нём истекали жидким пламенем. Враг вспыхнул яростью, осыпая юношу роем огненных искр, опаляя того. Не смертельно, но очень больно.

“Смугляш? Ты же меня звал?”.

Голос в голове. Такой странный, такой знакомый. Отражение его тяги к познанию всего и вся. Тот, что ответил уже однажды.

Странное прозвище. 

Впрочем, Хорхе мог только поверить голосу, который пришёл к нему на помощь. 

И парень закрыл глаза, отдаваясь бушующей в его жилах боли. За дело взялся его “хранитель”...

 

Одержимость

...Очнулся он лишь спустя часа три, в полусотне километров от того места, где злосчастный разлом вырезал его надежду на мирное существование. Дух, сообщивший, что он есть Любопытство, сообщил, что не горит желанием возвращаться обратно в Тень. Он сожалел – хотя это чувство было для него внове – что пришлось насильно войти в тело Хорхе. Впрочем, его нрав тут же дал о себе знать, и дух принялся делиться новыми для него ощущениями. Одержимость, о которой Любопытство не знало почти ничего – по крайней мере, о том, как оно ощущается – стало предметом изучения.

 Впрочем, и выбора-то особого у Смугляша, как его почему-то называл дух, не было. Он не был магом, не знал способов проводить существо обратно. 

И, по чести, был заинтригован их неожиданным союзом...

А что дальше? Дальше были скитания по Морозным горам в попытках найти путь до Ривейна. Были сложные и подчас почти смертельные переходы. Однако ошибившись в направлении, Хорхе вышел к Эмприз дю Лиону, и лишь там сумел найти людей. Впрочем, красный лириум уже царил там, а весь запад занялся заревом очередной гражданской войны. Теперь уже не Львов, но Гиены и Львят.

А простые люди просто терпели, страдая и от войны, и от проклятий венатори, и от произвола своих владык. Всё что оставалось Хорхе - искать способы на лету, трансформируя своё желание жить во всё новые и новые аферы. По кабакам стала ходить молва о некоем выпивохе, способном на спор выдуть бочку вина, после чего уединиться с каждой барышней посимпатичнее, и в конце концов смыться не заплатив ни гроша.

В один из его очередных “побегов” его в хлеву застал удивительный персонаж. По виду – обычный эльфийский служка, по поведению – чистый шпион, начитавшийся не слишком-то талантливых книг. Он нёс под мышкой что-то, завёртнутое в одеяло. Увидев, как Хорхе наблюдает за ним, эльф лишь приставил палец к губам и заговорщически подмигнул.

На утро, в десятке километров от трактира, новые знакомцы бурно обсуждали произошедшее. Передавая друг другу рог с вином, которое Хорхе стянул с кухни во время побега.

В одеялах было завёртнуто осиное гнездо. А очень недовольные этим осы оказались в сундуках некоей дамы, которая прилюдно унизила с десяток работников, не пожелавших заломить перед ней шапки, когда те работали. Так он встретился с “друзьями Рыжей Дженни”, которые не оставляли своих попыток защитить простой люд даже в безумии замыслов Корифея. Впрочем о том, как зовут Старшего, и отчего даже тёмный Тевинтер не поддержал того, кто искал ему славы и былого величия, Хаархе не знал решительно ничего. Он только восхитился настойчивостью Друзей и выразил желание делать то же, что и они. Эльф, оглядев Хорхе, протянул ему руку – о Бездонной Псине ходило достаточно слухов, чтобы поверить в его способности по причинению неприятностей власть придержащим. Так и случилось – Смугляш оказался одним из Друзей. 

Хоть какая-то цель для человека, потерявшего всё, чем стал дорожить. 

И сумевшего найти драгоценность в лице Любопытства, что день ото дня познавал человеческий мир. Им пока удавалось поддерживать баланс, и Хорхе, словно просыпаясь от долгой спячки, возвращал себе желание познавать… верно, это был подарок от Любопытства. Подарок, который причинял известные неудобства, ведь уже порядком позабывший о своей тяге ко всему новому, Хорхе привык больше подчиняться здравому смыслу.

А сам дух подстраиваясь под носителя, получал всё больше человеческих черт. Вот он уже стал понимать шутки… Кажется. Или вот ещё, недавно заявил, что ощущения от куриного супа разительно отличаются от похлёбки из грибов. И последнее ощущение было куда менее приятным…

Конечно, не меньше в их общении находилось сложностей и споров. Любопытство считал, что люди ужасно непонятные существа – у них столько разных вещей! Впрочем, для духа это было не столько неудобством, сколько новым исследованием, что его безмерно радовало. Если, конечно, считать проявление его сущности радостью.

Было ли это хорошо или плохо? Правильного  ответа не существует. Есть только Путь, которым они идут вместе...

 

 

Часть III

 

 

Пробный пост:
 

Скрытый текст

- Эй ты, побродяжка! - недовольно обратился к Хаархе солдат, сияющий непокрытым металлом на солнце. Парень попытался изобразить тугоухого, но крепкая ладонь схватила его за плечо.

- Я к тебе обращаюсь, псина, - осклабившись, сообщил тот, демонстрируя как бы невзначай меч на боатой перевязи и гербы императорской армии.

Кажется я влип”, - без особой тревоги подумал Хорхе, выбирая, как бы без лишних хлопот избавиться от приставучего орлесианца.

Таковые встерчались если не на каждом шагу, то уж по меньшей мере раз в несколько дней. Они то проходили колоннами, следуя по неизвестным заданиям за столь же благородными всадниками в богатых плюмажах, то расспыались цепью и частым гребнем чесали все окрестности. “Ищут кого-то”, - безо всякого интереса думал парень ещё вчера.

А сегодня его поймал один из этих патрульных, Создатель их разрери.

Копьё лежало в сумках, укрытое за десятком слоёв тканей. Достать его оттуда не представлялось возможным - быстро, по крайней мере. Да и связываться с армией одной из сторон ему было совершенно не с руки.

Но по жестам, по голосу, по властности деяний было видно, что мужчина этот здесь не просто так, и облечён хоть и небольшой, но властью. 

И пока вокруг будут крутиться люди, этой властью ограниченные, он будет чувствовать себя королём всего мира.

Таких парень не переносил больше остальных. Да, Императоры Орлея не были милыми куколками на троне, и тоже затавляли народ страдать. Но в их руках были судьбы миллионов, и будь Смугляш хоть десять раз противником всякого “важнючества”, осознавал их выбор.

А вот с такими, которые корчили из себя невесть что и отказывались принимать за это ответственность - Хорхе уже некоторое время вёл настоящую войну.

Смугляш”, - в голове парня раздался знакомый голос со всё тем же странным обращением, - “а вот это на его голове - это что?

Дух был озадачен - до этого ни разу им не приходилось вблизи рассматривать шлем настоящего орлесианца, и потому усатая личина маски и пышный плюмаж вызывали оторопь. Хорхе задумался - и вправду, к чему такая вычурность?

“Ну, наверное он этим что-то прикрывает. Ну, знаешь - он трус, и поэтому лицо грозное-грозное”.

Дух, удовлетворившись ответом, смолк. А вот военный даже и не думал останавливаться, и более того, желал проучить наглого инородца за то, что тот смел игнорировать его.

Это было легко прочитать по багровому лицу, налитому яростью. Разумеется, что забрало сейчас было поднято, и никакого страха перед Хорхе этот орлесианец не испытывал.

Слушай, Любопытство! А давай мы этот его шлем украдём!” - вдруг подумал Хаархе. Дух, заворочавшись в его голове, спросил: “А… зачем?

“Ну ведь ты хотел понять, что это такое. Вот и изучим. На досуге” - ответствовал Хорхе, уже примеряясь, как бы эту “каску” получше сбить. Впрочем, чтобы досадить этому “благородному”, стоило придумать что-то посложнее, чем игру в догонялки.

- А что же такое, вашеблагородь?.. - сжавшись в комок, спросил Хорхе, притворяясь раболепствующим крестьянином или мелким торговцем. 

Проявление страха, причём такое яркое, немного успокоило мужчину, и тот произнёс уже более спокойно:

- Что тут делаешь, бродяга?

- Так вот же, тканей купил, значится, - с готовностью начал перечеслять свои пожитки Хорхе. Солдат нетерпеливо отмахнулся.

- Я имею в виду - что ты забыл в великом Орлее, ривейнец!

“Даже назвать правильно не может, гордец  напышенный”, - сжал зубы Хорхе. Дух напомнил, что парень обещал забрать шлем и хорошенько его изучить. Смугляш уже почти сформулировал план.

- Я? да вот, отбился, значится, от каравана. Я же тканями всё больше торгую. Вашеблагородь, а чегой-то тут армии ходют? Ужель воюют?

- Да ты, стервец, что, живёшь с кастрюлей на голове? Всем же известно, что благородная императрица Флорианна I изыскивает здесь жалких мятежников, которые смеют называть её узурпатором, а убийцу почившей Селины - мучеником и настоящим императором!

- Так а вы, знаится, настоящий, всамделешный енерал? - подпустив в голос благоговенья, спросил Хорхе, округлив глаза. Солдат даже приосанился, явно польщенный столь грубой лестью. Весь запал подозрительности в нём погас, единственное чего ему хотелось - ещё как-то проявить собственную значимость. Например, принять какой-нибудь знак почтения от торговца. Впрочем, смерив взглядом небогатые пожитки Хорхе, он с сожалением для себя должен был бы отметить, что ничего ценного предложить то не мог.

- Ну положим что и генерал, ривейнец.

- Так, поди, енералу ж и к столу чего-нить можно предложить…

- Ты чего же это, бродяжка, решил, что найдёшь чем мой вкус удволетворить?

- Не гневайтесь, не гневайтесь, вашеблагородь! Вот, как большую ценнность, бутылку одну вёз, гостинец из далей далёких. Называется… кажется, Макеев Легендарный...

Солдат сглотнул. Этот редкий напиток был достаточно “благородным”, чтобы подаваться даже кому-то из великих Герцогов, чего уж говорить о каком-то жалком лейтенантишке, каковым он являлся - хотя знаков различий ривейнец вряд ли мог знать.

“жалкий ривейнец” прекрасно видел, с кем беседовал, и потому специально назвал вещь, которой тот позволить себе не мог.

Вся соль розыгрыша крылась в том, что этот напиток был вовсе не тем, за что себя выдавал. Собственно, едва ли сегодня утром эта бутылка была пуста, и, набрав туда обычной дождевой воды, Хорхе отправился в путь, закупорив её так плотно, как только мог. По своему обычаю, разумеется, даже не рассчитыва на что-то подобное. Сейчас же он предлагал бутылку своему знакомцу…

И у того почти не было шансов угадать, что ему подсовывают липу.

- Хм… вижу, что для бродяги у тебя хороший вкус. И что же, ты…

- Ну конечно же я не пожалею для енерала бутылочки! Чтоб выпили вечерком, да помянули добрым словом меня. И тост неприменно за Инператрицу Флорианну. Которая всенеприменно одолеет этого, бишь как там.

-Узурпатора?

- Вот-вот, его самого.

Окончательно потерявший бдительность солдат выхватил из рук Хорхе бутыль, внимательно, даже слишком пристально, как показалось парню, пробежался глазами по её поверхности, и убрал куда-то в свои сумки. По дороге, вдоль которой и шёл Хорхе, потянулись редкие солдаты армии императрицы. А там где были они, могли появиться и серые стражи – а вот уж с кем встреча не сулила никаких радостных событий. Однако бегать вот так, без всякой причины, было бы ещё более подозрительно, поэтому Хорхе начал совершенно формальный расспрос:

- Вашблагородь, а вот, не извольте гневиться, что за шлем у вас такой? Никогда прежде не видывал...

Разговор продолжался ещё несколько минут. За это время Хорхе наслушался таких сказок, что и сам бы не рискнул вливать в уши - настолько они были неправдоподобны. Зато Любопытство слушал их с большим интересом - ему было неважно, насколько то или иное знание было далеко от правды. Его волновал сам процесс, а не польза от нового факта в копилке памяти.

Бдительность солдата усыплена оказалось настолько, что Хорхе, пожелав воину армии “Инператрицы” всех благ, удалился, избежав и досмотра вещей, и лишних расспросов. И хорошо - парень не был достаточно сведущ в нынешних делах на родине, чтобы ставить деньги на свои слова.

По счастью, и встреченный им солдат был в этих делах ни бельмеса. К тому же, людей вроде него дела посторонних интересовали так мало, что почти и не интересовали вовсе.Отойдя чуть в сторону от дороги, Хаархе вскоре вернулся, избегая с большой осторожностью новых встреч. Солдаты к вечерней собрались все вместе – видимо, закончив свои “дела” – и оправились в новый путь.

Проследив за ними, Хорхе вскоре обнаружил, что отряд встал на постой в небольшой - двора в три-четыре - деревеньке чуть в стороне от основного тракта. 

Этим вечером Смугляш стал свидетелем сцены, как всё тот же лейтенант, исполненный энтузиазма, предложил бутылочку своему командиру.

И был с позором отправлен в наряд - вместо рядовых, в наказание за свою доверчивость.

Было бы глупо думать, что и капитан распознал подлог сразу. Но вот распробовав…

Хорхе даже пожалел, что это была просто вода; хотелось уже ради шалости напрудить полную бутылку и посмотреть, как вытянулось бы лицо благородного капитана, когда бы он почуял запах…

Или, ещё пикантней, если бы пригубил этот “напиток богов”...

План же заключался в том, чтобы сейчас, когда одинокий стражник, отправленный в наряд, оказался вдали от огней, подкрасться к нему в темноте, невидимый и почти неосязаемый…

и подхватив шлем, убежать вдаль, провожаемый площадной бранью, ну совершенно неподходящей благородному орлесианцу.

“Оказывается что в расстроенных чувствах благородные ругаются ничуть не хуже чем портовые грузчики”, - довольно думал Хорхе.

О погоне он не волновался - одинокий солдат отстал от него почти сразу. Да и увидеть его тот бы не смог - всё же способности Клинка Теней имели достаточно применений, чтобы оставаться неузнанным…

Давай скорее, показывай!” - в нетерпении заполнял своим голосом дух голову Хаархе. Впрочем, осмотреть трофей хотелось и парню - больно уж вычурно смотрелась эта железяка. “И чего только эти орлесианцы не придумают!” - подумал Смугляш. Пожалуй, что сегодняшнее предприятие стоило того, чтобы завтра прятаться по оврагам и чащам от патрулей и персонально от этого вот “славного воина” без шлема...

 

Связь:
 

Скрытый текст

 

 

Ваши познания во вселенной Dragon Age:
Все игры; знаю о содержании комиксов и книг, но не читал их буквально

 

Планы на игру:
Боги милосердные! Хотелось бы найти применения своим силам после того, как наставница отдала душу… а Создатель разбери кому. И помочь Любопытству узнать побольше о мире вокруг себя

 

Изменено пользователем Haarhe from Nowhere
  • Like 3
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

mLgtdz3.png?1

 Добро пожаловать!



Мы рады приветствовать тебя у нашего очага, друг.
Проходи, не стесняйся и чувствуй себя, как дома — ведь теперь ты часть одной большой семьи.
Если у тебя есть вопросы или пожелания, выскажи их, и мы обязательно тебе поможем. В первую очередь, мы рекомендуем тебе посетить темы и разделы, ссылки-кнопки на которые ты найдешь ниже.

 

Приятной игры!

 

 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта. В ней нельзя оставлять ответы.

×
×
  • Создать...