Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Galakhad

Wrong side of Heaven

Рекомендованные сообщения

[30 Первопада 9:42 Века Дракона] Wrong side of Heaven

@Eyre@Galakhad

8_Ramka_oformlenie.png 

 »Скайхолд => Вольная Марка, Маркхам + окрестности « 

 


 

«Наркотики подводят к вратам рая, чтобы закрыть их перед тобою навеки.»
— Мейсон Кули

 

  Время, приносящее одним лишь трудности и лишения, для нечистых совестью часто становится источником перспектив. Одни из них нашли свою нишу в торговле смертью и добились в этом невероятных высот. Созданный ими яд не просто дурманил создание, но также порождал сильнейшую зависимость, создавая таким образом надежную базу “постоянных” клиентов, готовых ради очередной дозы заплатить любую сумму… Или сделать все, что угодно. Однако необдуманное решение начать поставку в другие страны вышло для преступников боком, ибо от внимания, что теперь к ним приковано, откупиться будет невозможно.

 

NB! -

 


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Все еще было холодно. Скайхолд продувался всеми известными именами ветров, не зная пощады, проникая в каждый угол некогда величественной, но порядком обветшавшей крепости. Кое-где еще можно было спрятаться, чтобы переждать ночные бураны, однако поутру все равно приходилось выползать из своих скромных убежищ, вдыхая колючий морозных воздух настоящей южной зимы.

 

Эйре, еще несколько лет назад и привидеться не могло, каков может быть сезон снегопадов и бурь. В Кирволле было холодно из-за высокой влажности, обусловленной близким нахождением к морю – ведь город буквально стоял на подступах к безжалостной стихии. Однако лед не сковывал воды, а снег был мокрым и слабым – быстро таял от высокого солнца, пробивающегося сквозь кустистые серые облака.

 

А здесь, в сердце Морозных Гор, небо было чистым. Кристально-голубым окрашенным мазками белых блестящих перьев; Эйра складывает ладонь в варежке козырьком, чтобы посмотреть на краешек взошедшего солнца. У кромки крепостных стен, окруженных пропастью меж горных вершин, у чародейки немного щемило сердце – от воодушевления, страха и предвкушения единовременно. Там, внизу, бесконечная темная пропасть, но в вышине – гранитные шпили хребтов земли, присыпанные белым хрусталем снега, стремится вверх своими костями природа.

 

Удивительно, все-таки, Скайхолд место. Пропитанное древней магией – тонкой и вычурной, ее владельцы уже давно покинули этот мир, но след еще остался. Такой явный, но нечеткий… Сколько столетий минуло с тех самых пор?

 

Эйра печально вздохнула. Ей требовалось немного отдыха и сна, чтобы почувствовать себя человеком, но времени не хватало на праздное существование; последние пару недель она часто выходила следом за отрядами разведки, еще чаще требовались ее целительные навыки, порой – банальное присутствие чародея на плацу, там, где новоиспеченные маги тренировали боевые заклинания для борьбы с подступающими войсками врага.

Когда она возвращалась в свою утлую комнату, которая была ей выделена (и на том спасибо, что ей не приходилось жить в казармах), то все, что удавалось сделать Фарро – это сменить одежду, вымыться теплым полотенцем и упасть в кровать, чтобы забыться глубоким сном.

 

Рано утром ее разбудил Воробей – невысокий эльф с простым веснушчатым лицом – и передал небольшое послание от лидера агентов. Фарро едва разлепила глаза, чтобы сообразить, что к чему и задать пару вопросов, но последний ушел, ровно так же спешно, как и навестил крохотную опочивальню чародейки. Крохотной, но юркой птичкой.

Эйра сбилась со счета, сколько раз она зевнула прежде, чем поняла смысл доставленного сообщения. Задание в Маркхэме! Куда ее только не заносила нелегкая. А теперь, кажется, на самый его край? Или, быть может, около того. Маркхэм никогда не был привлекательной для проживания местностью (в ней громко кричала истинная уроженка Киркволла!). Хотя, признаваясь себе честно, Эйра не могла быть уверена, что в Киркволле можно было жить. Жить и быть магом.

 

Фарро отодвинула от себя мысли о неприятном социальном климате. Все-таки, чай, не на курорт едет, к тому же, путешествовать ей придется не одной, а с компанией! И этим несчастным пришелся ей вполне знакомый человек. Ну, то есть Одержимый. Одержимый человек!

Рыжеволосая даже прыснула смехом от собственных мыслей, пока укладывала отросшие волосы в какую-то незамысловатую прическу.

 

Набросав в походный рюкзак все необходимое, заглянув в сад, мастерскую, к интенданту, оповестив о своем скорейшем отсутствии пару своих коллег, она, наконец, добралась до конюшни, где Эйра и должна была встретиться со своим спутником.

Последнее их путешествие было не самым приятным, но Галахад показал себя с лучшей стороны. К тому же, они ехали вдвоем, и это значило, что никто не будет в процессе осуждать за выбор, который они никогда не делали – родиться магом и стать вместилищем для духа.

 

Или, быть может, делали. Но точно ничего плохого не произошло от этого. Эйра хмыкнула. Кто-то в конюшнях странно на нее покосился.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В свете последних событий казалось, что даже само солнце светит намного ярче обычного. По крайней мере для него точно. Давно он не пребывал в настолько хорошем расположении духа, вступающем в странную реакцию с постоянной паранойей и ожиданием удара от всего, что находится вокруг. Тем приятнее становилось, когда он убеждался в ошибочности своих суждений. Безусловно, до доверия и серьезного сотрудничества пока было далеко. Однако обнадеживало то, что все в этом странном месте – довольно порядочные люди. Или по крайней мере делают вид, причем очень умело.

 

Что-ж, этого более чем достаточно. По крайней мере постоять за себя он всегда сможет.

 

Ловко орудуя колуном, Галахад размышлял над тем, что определенные, незначительные казалось бы решения могут радикально изменить жизнь. Так и его решение отправиться именно в тот день да выдвинуться именно в то время в конце концов свело их с Эйрой и Элиасом. Этот Искатель Истины заинтересовал и его, и Возмездие. Как минимум Галахада – своими поступками, ведь он даже будучи связанным с храмовниками не решил убить его на месте и более того – не воспользовался моментом, когда он был ослаблен. Возмездие же, как существо Тени, заинтересовала его душа, которая, по его словам, была затронута одним из его собратьев. Слова Элиаса про его посвящение явно дали понять, что оно и послужило тому причиной. Однако же он практически ничего не помнил об обряде. Это наводило на определенные мысли. Сколько еще есть тайн у Церкви и связанных с ней организаций, которые могут быть настолько чудовищными и не вяжущимися с ее доктринами, что лучше людям никогда не знать о них? Так или иначе, он направлялся сюда, дабы найти некую Кассандру Пентагаст, посему после завершения их злоключений попрощался с Галахадом и был таков. Эйра же на фоне Элиаса казалась более привычной. Во всяком случае принадлежала к Инквизиции, о которой молва ходит уже довольно долго, да и не состояла в некоем тайном ордене, призванном надзирать над Храмовниками. К тому же, несмотря на внешнюю хрупкость, девушка очень хорошо проявила себя в бою. А силу Галахад очень уважал. К тому же за столько времени он уже начал сомневаться, кому больше симпатизирует – храмовникам, из-за их борьбы с магами, один из которых отнял у него все, или к магам, в шкуре которых внезапно оказался после контакта с Возмездием. У Эйры же отсутствовал радикальный настрой и она хоть и имела свою твердую позицию, но не старалась навязать ее другим, посему Галахаду было более чем комфортно продолжать с ней путь, даже несмотря на свой характер. Хоть и держался постоянно настороже.

 

Возмездие тоже не спал, пока они тут осваивались. Все разглагольствовался об Элиасе и метке на его душе, да комментировал различных интересных людей и не-людей, которые тут обитали. А их было довольно много – и эльфы, и гномы. Однажды он увидел и кунари, поразительно крупного даже по меркам своей расы. Как сказал коллега, о его любовных похождениях тут легенды ходят, после чего Галахад попытался представить эту картину и ему стало немного не по-себе. А вот на второй день Возмездие стал более осмотрительным. Оторвался от обитателей Скайхолда и говорил уже о нем самом, мол, чувствует здесь отголоски очень древней и мощной магии, которой у людей в распоряжении нет и никогда не было. А когда тот крайне четко почувствовал здесь одного из своих собратьев, пришлось сдерживать его любопытство, чтобы не натворил ничего глупого пока за ними наблюдают. Все бы ничего, но вот прошлой ночью он выдал нечто совершенно из ряда вон. Когда Галахад возвращался поздно с работы и проходил рядом с воротами, Возмездие внезапно заявил, что “чувствует присутствие чего-то невероятно сильного и могущественного”, а через пару мгновений, ограничившись лишь коротким “не может быть”, без лишних слов выбил Галахада из его тела, развернул его и буквально приказал идти другой дорогой. Ошалевший от такого расклада Мечник не хотел конфликта со следящими за ним, посему исполнил требование духа. Но все, что он смог выбить из Возмездия в тот день, была фраза “это для нашего же блага”.

 

В свете всего этого невозможно было точно сказать, что бы сталось с ним, приди он в Скайхолд один, будучи одержимым. Учитывая настроения и контингент, который обитает тут, его бы вполне могли упечь за решетку или чего похуже. Однако член Инквизиции и даже Искатель Истины замолвили за него словечко и это очень, очень помогло. Конечно, о безоговорочном доверии пока не было и речи – он прекрасно знал, да и никто не скрывал, что за ним будут тщательно наблюдать. Возмездие сообщал о том, что какие-то люди постоянно смотрят, ждут, наблюдают. Впрочем, Черный Мечник не имел наглости взбрыкнуться. И так тут на птичьих правах, а слежка – вообще самое легкое, что ему могло грозить.

 

Инквизиция четко и ясно обозначила то, что с непроверенным и настолько противоречивым человеком с ходу сотрудничать не будет. Придется доказать то, что он может контролировать себя и свои способности и что его “дух” на самом деле не демон. Посему придется еще проявить себя, а до тех пор забрали оружие и броню (первое пришлось отдавать скрепя сердце) и пока дали команду вольно, отпустив заниматься чем душе угодно, но в пределах разумного и под чутким надзором. За то благодаря знанию верхов о его “втором я”, он теперь мог спокойно разговаривать с Возмездием, хоть и выглядя странно в глазах окружающих, но при этом уже не боясь быть схваченным и убитым. Ему даже выделили отдельную комнату, причем скорее не из-за умений, а из-за возможности в случае чего локализирировать масштаб его “похождений” и быстро устранить. Нельзя сказать, что это не помогло бы – это как раз было одной из причин, по которым Галахад обычно сторонился общества. А тут на тебе, такой подарок судьбы. Не номер в шикарном орлесианском отеле, конечно, но стол да стул чтобы закидывать в себя еду да кровать, чтобы падать, когда устанешь, есть. А большего-то воину и не нужно. Комфорт питает слабость, как-никак.

 

Занятие тоже быстро себя нашло. В первый же день, прогуливаясь по крепости и изучая местность, наткнулся на псарню и не смог пройти мимо. Нашел псаря, слово за слово, ферелденец ферелденца узнал довольно легко и вот он уже у него на подхвате – ухаживает за собаками, учится искусству дрессировки (хотя чаще приходилось в соответствующем обмундировании отыгрывать для мабари роль жертвы), в общем, приносит пользу обществу. Подобное занятие настолько ему понравилось, что он даже быстро смирился с отсутствием оружия и брони, а наблюдавшие за ним агенты инквизиции, наверное, были в шоке, когда орудовавший огромным двуручником, мрачный и нелюдимый одержимый-наемник в свободное время не кидался на все, что движется, а сюсюкался с щенками, улыбаясь во все тридцать два. Хоть Галахад и часто привлекал к себе косые взгляды, с собаками он быстро подружился.

 

Вот и в этот день он рубил дрова, чтобы затопить под вечер, иначе собачкам – да и ему - холодновато будет ночью, тем более в таком климате. Однако покой его нарушил один из агентов, доставивший ему скрепленный печатью конверт и со строгим взглядом велевший не откладывать его прочтение, после чего был таков. Хмыкнув, Галахад решил последовать его совету. Как-никак, никогда не представляется второй шанс создать первое впечатление. За то его содержимое вызывало смешанные чувства. Задание. В Вольной Марке. В голове всплыли воспоминания – последний раз, когда он там был, вряд ли можно назвать удачным – практически не добыл нужной информации, настиг не связанного с Ковеном мага, а когда увидел, что он натворил, потерял всякое желание сопротивляться воле Возмездия, который бл просто в бешенстве. Повезло ему, однако. Во-первых – в том, что дух не стал трансформировать его тело, как делают демоны, хотя это была идеальная возможность – воли к битве тогда не осталось. А во-вторых – в том, что дух смог излить свою ярость на расплескавшееся недалеко сражение магов и храмовников, иначе проблем с правосудием не избежать. А их Галахад всегда сторонился, ведь это бега, прятки со стражей, скрытность, при попытке соблюдать которую он будет выглядеть просто смешно… Убийцы и наемники, если натворит что-то, что нельзя будет спустить с рук ни при каких обстоятельствах. А ведь Возмездие может. Там же он впервые встретил человека, подобного себе. Безусловно он и раньше видел и убивал одержимых, но тех, что живут с духом или демоном в симбиозе, в Тедасе наверное единицы. Артур – а так ли его звали? – был из их числа. И когда храмовники и маги обратились против них, не оставалось ничего, кроме как объединить усилия и выжить, а дальше – кровь, кровь, кровь… Он не знал об этом человеке по большому счету ничего. Возможно, они бы даже вцепились друг другу в глотки, если бы знали друг друга. Но после такого боя не было ни желания, ни сил конфликтовать.

 

- Галахад, что такое наркотики?

 

- Это яд, который доставляет удовольствие, но взамен медленно убивает тебя. – отвечает он, убирая письмо в карман и раскалывая очередное полено. – К ним привыкают. Очень быстро. Становятся готовыми на любое зло ради еще одной дозы.

 

- Зачем они отравляют себя?

 

- Хороший вопрос… Но я не знаю. Когда я жил на улице, многие друзья пробовали чтобы побаловаться, а потом уже не могли бросить. Сейчас все они мертвы. Наверное эта дрянь заставляла их чувствовать себя лучше. Не от хорошей жизни люди принимают ее… Хотя, если подумать – бывает и от хорошей.

 

- Никогда не видел их действие. Но уже очень хочу. Если все так, как говорится в письме, то мы должны вырезать тех, кто делает эту отраву. Всех до единого.

 

Галахад чувствовал гнев духа, закипающий в сознании. Впрочем, если сейчас была такая реакция, то что будет, когда они столкнутся с последствиями их деятельности? Вздохнув, он отложил колун и морально приготовился к перепалкам с духом в будущем. Плошать ни в коем случае нельзя – если он успешно выполнит это задание, то, возможно, заслужит хоть какое-то доверие. Да и хорошего было немало – наконец-то вернут броню и меч. Галахад вытер пот со лба и оценил масштабы работы – дров наколол вроде достаточно, псарь в печку уж как-нибудь сам закинет. Пока что было время привести себя в порядок и хоть мало-мальски подготовиться…

 

***

Через пару часов он уже приближался к конюшне. Все-таки он никогда не любил медлить с важными делами и еще больше не любил ждать, как и заставлять ждать других. Время – самый главный ресурс, как-никак. Умылся, отчитался командованию, предупредил коллегу, забрал у итенданта свое снаряжение с походными принадлежностями и сразу же отправился на место встречи. Давно ему не приходилось ездить верхом, хоть и будучи наемником он научился этому лишь на первый взгляд простому ремеслу. Верный конь это всегда хорошее подспорье, однако о нем нужно было регулярно заботиться, на что у Галахада зачастую не было ни возможностей, ни времени, ни денег. К тому же, учитывая то, с кем он обычно бился, конь мог погибнуть в любой момент. А гибель соратников он больше испытать не хотел, особенно зная, что к животным зачастую относится намного лучше, чем к людям.

 

Найти Эйру труда не составило. Перед тем, как подойти к ней, он заметил, как подозрительно на нее покосился один из работавших тут людей, однако гневного взгляда одержимого в полном обмундировании хватило для того, чтобы он отвернулся и продолжил заниматься своей работой. А вот сам Галахад замешкался, причем не на шутку. Длительные путешествия в одиночестве и его бегство от общества не могли пройти бесследно и теперь он даже не знает, как начать диалог. Это не был страх, даже не неуверенность – скорее какое-то чувство фрустрации, будто он забыл что-то, что каждый человек знает буквально инстинктивно. Так или иначе, теперь он был повязан сразу со многими людьми. Придется привыкать или уходить. Неудобства или верная смерть? Выбор очевиден.

 

Вздохнув, он все же подошел к Эйре. Судя по ее местоположению, эти лошади и были им отведены.

 

- Здравствуй. – Коротко бросил он, погладив обнюхавшего его руку коня по голове. – Давай отправимся сейчас. Путь неблизкий и Вольная Марка сейчас – не самая дружелюбная земля. Надо будет оценить обстановку, когда окажемся близко к границе – я слышал, что там сейчас собирает силы Корифей.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Многие до сих пор недолюбливали маги. Кто-то из «одаренных» искусством плетения сжигал посевы в чувстве собственного величия, кто-то использовал магию крови и практиковал ее во зло на деревенских жителях, кто-то мог даже быть причастным к уничтожению целых поселений. Эйра это знала и понимала необходимость находить людей, что перешли все мыслимые и немыслимые границы, чтобы наказать. Так же, как предают суду человека без «особых» способностей.

 

Она с легкой печальной улыбкой взглянула на того человека в углу конюшен, но тот быстро отвел взгляд –Фарро опередили, а попытка сочувствия вышла какой-то смазанной и полной насмешки. Рыжеволосая чародейка подняла взгляд на пришедшего к ней спутника, который молчаливо наблюдал за происходящем вокруг, будто бы не решаясь заговорить.

 

– И тебе доброго утра. – Мягко ответила женщина, поглаживая холку своей вороной лошади с белой отметкой на лбу в виде звезды. Она была сильной и жилистой, созданной для длительного перехода по перешейкам и ходьбы по заснеженной местности. Таких коней выделяли всем разведчикам и посыльным, чтобы те могли как можно быстрее перемещаться, не привлекая особого внимания. – Смотрю, ты уже немного пообвыкся здесь, правда? – Эйра прекрасно понимала, что существующее недоверие к Одержимому никуда не делось, но все старались быть максимально нейтральными. Ей не поручали слежку за Черным мечником, но рыжеволосая колдунья видела краешком глаза отчеты от своих «коллег» до того, как они спешно уходили к госпоже «канцлеру по тайным делам».

 

– Ах, да, конечно! – Галахад решил не терять драгоценных минут, взяв под уздцы коня, повел того к выходу из крепости. Там уже можно было оседлать ездовых животных и приторочить мешающийся посох к боку лошади. Эйра не то, чтобы была рада носить с собой сей дополнительный груз, но учитывая опасность задания, следовало быть осторожной и прихватить предмет фокусировки. – Ты когда-нибудь бывал в Маркхэме?

 

Прежде, чем покинуть Скайхлод, Фарро еще раз проверила содержимое больших седельных сумок, в которых едва умещался весь собранный провиант на ближайшую дорогу. Им предстояло найти свободный порт, переплыть Недремлющее море, проникнуть в вольный город и найти контрабандистов с их новым наркотиком.

Эйра поморщилась. Подобные вещества частенько становились причиной падения не только знатных людей, но и целых домов, что им принадлежали. Люди теряли честь, совесть, а так же деньги, доверие родных и всякую человечность.

 

– В письме, что мне прислали утром, сказали, что дорога чистая и погода будет спокойной. Однако, если ты сомневаешься, я могла бы разведать местность на несколько лиг вперед. – Эйра подвела свою лошадь поближе к молчаливому спутнику. Он много разговаривал в их последнюю встречу с Элиасом и, кажется, Искатель его заинтересовал. – Расскажешь немного о своих первых впечатлениях? Как тебе у нас? – Фарро нравилось быть причисленной к чему-то действительно важному, а потому, с всегда говорила о таких вещах с наивным восторгом и флером романтизма.

 

– А что, хм, думает об этом… Твой сожитель? – Чародейка решила пошутить. Возможно, это могло бы немного разрядить напряженную обстановку.

 

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Так как их двое и особого времени на ожидание других соратников не требовалось, Галахад уже взял коня под узды и повел из стойл к воротам Скайхолда, чтобы оттуда уже не медля отправиться в путь. Все-таки хорошо, что еще будучи в отряде он научился управляться с ними. Впрочем, на передвижении и уходе за конем его навыки верховой езды и заканчивались. Мечник никогда не любил сражаться верхом. Во многом потому, что такое положение делает исход боя зависимым не только от тебя. Конь – надежное подспорье, да. Но все же это не человек, которого ты всегда знал, как и то, что от него вообще следует ожидать. Всегда есть риски и, думалось Галахаду, если ему суждено пасть в бою, то он хотел бы знать, что это его и только его вина. К тому же любой копейщик в таком случае становился крайне неудобным противником, не говоря уже о том, что для махания его мечом на коне требовалось гораздо больше усилий. Впрочем, было бы интересно посмотреть, способно ли это нивелироваться силой Тени.

 

Изредка он едва заметно поглядывал назад, осведомляясь, поспевает ли Эйра и нет ли у нее каких-либо проблем. Долгий путь предстоит… И столь же долгие попытки вспомнить уроки прошлого, а именно – научиться снова заботиться о тех, с чьей жизнью повязана твоя собственная. Галахад никогда не показывал своих истинных эмоций практически никому – исключениями из этого правила были разве что Ирен и Харон. Первая мертва, а второй уже никогда не увидит в нем ничего кроме ненависти и жажды отомстить. Впрочем, оно и к лучшему. Для таких как он соратники – всегда уязвимость. Ибо Галахад скорее сам подставится, чем позволит им умереть. А Эйра в свете последних событий уже становится для него большим, чем просто человеком, с которым они по удачному стечению обстоятельств оказались на одной стороне.

 

- Был, но разве что проездом – отоспался, не нашел ничего интересного по работе и двинулся дальше. Но ничего особенного не заметил, все-таки не Киркволл и не Старкхевен. Город как город. Даже странно, что там теперь такое происходит. Хотя… Небо разверзлось. Демоны из разломов в наш мир лезут, оскверненные драконы в небе огнем плюются, а люди идут за порождением тьмы, возомнившим себя богом. Я думаю, среди такого дерьма наркотики – меньшее и зол...

 

Тем временем они уже приближались к вратам.

 

- Разведка… Это всегда хорошо. В Ферелдене гражданская война, а в Вольной Марке Корифей и его Венатори ведут свою кампанию. Как дойдем до них, стоит слетать по одному разу. Просто чтобы быть уверенными.

 

Вроде как все шло своим чередом, однако вопрос Эйры о его ощущениях касательно членства в Инквизиции заставил Мечника аж остановиться. Он давно привык к тому, что недоверчивые взгляды в его сторону – зачастую все, что может ожидать человек его рода деятельности в столь мрачные времена. Да и не в мрачные тоже. Однако никого до сих пор не интересовало его самочувствие. Во всяком случае, надо было ответить на вопрос, но он действительно практически не вдумывался в эту тему. Все-таки вновь проснувшееся воинское начало дало о себе знать – как приказали, так и поступать, никаких шагов влево или вправо. 

 

- Впечатления? Ну, меня все устраивает, если ты об этом. – Действительно, чтобы привыкнуть к такому, нескольких дней недостаточно. Ему и раньше приходилось видеть замки, но столь долго находиться в них, быть частью их жизни… Причем Скайхолд выделялся на их фоне. Было в нем что-то едва уловимое, но в то же время явно дающее о себе знать. – В горах довольно красиво. Воздух чистый. Осталось привыкнуть к нормальной еде и постели вместо какого-то мяса в воде и спального мешка. Конечно, пока не доверяют. Иногда следят. Но в целом – грех жаловаться. Даже мабари есть, сразу стал помогать следить за ними, чтобы не натворили делов, так что и работа появилась. Народ еще разномастней, чем я думал, но и довольно мирный. Все думаю, в чем же подвох…

 

А народ тут и впрямь был разномастный. Галахад прекрасно знал как минимум свою расу – людям порой не нужен был веский повод для того, чтобы испортить с кем-то отношения. Иногда для этого достаточно просто плохого настроения, нужной степени опьянения и так далее. То, как здесь уживаются одновременно столько раз, причем умудряются не выносить свои конфликты наружу, а вместе работают над достижением общей цели… Словно какой-то отлаженный механизм. И это если умалчивать о бездне поглубже, по типу той, что находится между тевинтерцами и всем остальным миром (а Галахад был уверен – они здесь есть) и враждой между магами и храмовниками, шрамы от которой еще не зажили на их душах. Не уж то эти стены так на всех влияют?

 

Мечник вздохнул. Возможно, если он выговорится, то и на душе станет легче.

 

- Честно говоря, я ощущаю себя чужим. Все эти люди, эльфы, гномы… – Галахад хмыкнул. – Даже кунари. Они выглядят такими… Едиными. Я столько времени путешествовал только в компании Возмездия, что уже не знаю, смогу ли вновь с кем-то работать так же, как с соратниками из Стигмарта. К тому же недоверие это обоюдно. Одно дело простые маги – вы имеете именно что шанс стать одержимыми. А я уже одержим, причем способности мои легко спутать с магией. Никого не волнует то, что это дух и это справедливо, но если еще один храмовник на меня так посмотрит, то клянусь, я… – Договаривать, благо, не стал. – Ничего не сделаю. Пусть смотрит. Нельзя давать поводов для подозрений…

 

Сожитель… Тихий смех Галахада немного разрядил обстановку. Все-таки странное слово для его положения, однако оно характеризует его как нельзя лучше. Самый настоящий сожитель. Причем наглый. Со скверным характером, из-за которого иногда выселяет тебя. За то за жилье платит исправно, в отличие от большинства случаев такого “сожительства”.

 

- Возмездие в последнее время спокоен, хоть и не прекратил иногда вести себя странно.

 

- Ничего подобного. – подал голос дух. Жаль, что Эйра не может услышать его. Хотя, учитывая то, что он иногда выкидывает… – Это вы, смертные, ведете себя странно. 

 

- Ему интересно здесь находиться. Магия, множество смертных, за которыми можно наблюдать… Короче говоря, ему по душе. Вот только… – Мечник задумался, а стоит ли вообще задавать этот вопрос? Впрочем, Эйра, зная его хоть сколько-то времени и будучи магом, вряд ли сочтет за сумасшедшего. - Эйра, как думаешь – есть ли здесь еще духи? Возмездие как-то говорил мне, что отчетливо ощущал присутствие своего собрата. Если бы это был демон, то думаю, что мы бы сразу доложили... 

 

И вот, они миновали ворота. Впереди был мост, после – спуск по горам и дальше своим ходом. Через Ферелден, к порту, оттуда – на корабль до Вольной Марки и до Маркхэма верхом. Хотелось верить, что судьба не сведет их с силами Аноры или Венатори. Впрочем, первых можно еще как-то обратить в бегство – зачастую для этого было достаточно одного вида одержимого с гигантским двуручным мечом. Вторые же… Посложнее. Если они действительно верят в божественность своего повелителя, то могут и не испугаться. Вера способна творить с человеком удивительные вещи… Удивительные и ужасные.

 

- Кстати. Насчет твоих сил… Ты ведь можешь принимать облик животных. Каково это, быть в их шкуре? Ты видишь мир по-другому? Чувствуешь как они?


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эйра хорошо управлялась с верховой ездой и отдельно взятыми лошадьми. В юности, до ее попадания в Круг, она подавала большие надежды на то, что станет хорошей наездницей и прекрасной спутницей в охотничьих развлечениях для своей семьи, а потом, быть может, для своего знатного супруга. По той же причине, когда ей вернули возможность наслаждаться конными прогулками, Фарро смогла быстро освоиться и справилась с первыми тяжелыми переходами в седле, даже, несмотря на то, что после длительных скачек у нее болели бедра от потертостей, и спина трещала от собственной тяжести.

 

Возвращать чародейку в конный строй взялся ее давний друг и товарищ, что занимался сейчас в большинстве своем делами «Крыла». Игмунд всегда казался Эйре необычным человеком (и тут дело вовсе не в даре магии и тем более речь не шла об оборотничестве, хотя тоже имело место быть) – он умел сражаться на мечах, прекрасно держался в седле, выживал в лесу, был прекрасно образован и подкован во многих вещах. Фарро с замиранием сердца слушала редкие рассказы своего немногословного спутника и поражалась эрудиции ферелденского мага-отступника. В общем, человек-загадка, одним словом.

 

– Что ж, мне невероятно повезло! – Эйра улыбнулась в ответ на смятую реплику своего провожатого Одержимого. – Хоть кто-то из нас бывал в Маркхэме. – Женщина покрепче взялась за поводья, когда они перешли через величественный мост, который, по обыкновению, Эйре удавалось видеть только с высоты птичьего полета. Либо со стен, либо во время спуска к воронятне. – Знаешь, говорят, что все города Вольной Марки – величественны, думаю, что с деревней точно не перепутаем.

 

Можно сказать, что определенно Эйра преисполнилась радостью от общего приключения с Галахадом. Это было их второе настоящее приключение! Во всяком случае, чародейка старалась относиться к своим вылазкам и заданиям от Инквизиции именно с таким настроением; иначе было бы просто с ума сойти от невыносимой тоски и всепоглощающего страха.

Галахад был прав – небо действительно разверзлось, из разломов валят демоны, как дым из печной трубы, а по округе рыщут Красные храмовники, готовые нашинковать тебя сталью и опороченным лириумом, как люля-кебаб.

 

Без оптимизма и хорошего настроения становишься жалким нытиком, который утянет в унылое болото не только себя, но и других. Быть бодрячком – вот это важно.

 

– Я рада, что подозрительность окружающих тебя не смущает. – Эйра мягко улыбнулась, слегка смутившись от переизбытка откровенности со стороны Черного Мечника. Не все были готовы идти на путь откровения, но подобный энтузиазм со стороны спутника Фарро приятно впечатлил. – Однако я уверена, что ты привыкнешь к этому и остальные – к тебе. В конце концов, чтобы победить общего врага – нужно быть вместе, позабыть прошлые обиды и сражаться. Ради друг друга и мира.

 

Фарро ласково рассмеялась, когда разговор дошел, наконец, до беспеременного спутника Галахада. Негромко, но очень искренне.

– Что ж, здорово, когда всем нравится место, в котором они очутились. Впрочем, у вас с другом совершенно разные интересы – наблюдение и собаки. – Чародейка почесала порозовевшую от мороза щеку.

 

А потом она задумалась касаемо вопроса Мечника. Она тоже ощущала странное присутствие кого-то… Необычного.

– Говорят, что в Скайхолде кто-то живет. Незримый. – Эйра пожала плечами. – Не могу сказать точно, но порой я чувствую какой-то… Взгляд Тени? Не могу сказать точно, но если дух и есть… Это разве не замечательно? Думаю, Возмездию будет приятно пообщаться со своим сородичем. – Чародейка нахмурилась, раздумывая.

 

Когда разговор зашел о способностях самой Фарро, то колдунья даже немного опешила, даже не зная с чего начать. Это было как с любимым цветом или любимыми книгами – ты помнишь об этом ровно до того момента, пока тебя не спросят о чем-то подобном. А потом все вылетает из головы напрочь.

 

– Хах, ну… Да. Меня поэтому взяли в разведчики. – Рыжеволосая пожевала губу, прежде чем ответить. – Пожалуй, можно сказать и так. Я вижу по другому, чувствую по другому… Знаешь, это довольно сложно объяснить или как-то описать. Человеческое сознание слишком велико, чтобы уместиться в сознание животного, а потому ты все равно, будто становишься зверем, хотя и понимание мира твое куда глубже, чем у того, чей облик ты принимаешь.

 

– Мой наставник заставлял следить меня за теми, в чей облик я хочу обращаться. Как они спят, едят, охотятся… Знаешь, довольно сложно застать врасплох хищников, чтобы они не учуяли тебя и не сбежали. – Эйра поежилась, вспоминая, как пряталась в ферелденских болотах, чтобы приручить себе облик совы. Опыт был, что ни на есть, суровый. – Хм, а как ты связался с… Возмездием? – Фарро тут же подняла руки и едва не навернулась с лошади на каком-то ухабе. – Прости мне мое любопытство! Если это секрет, то… – Чародейка оторопела и тут же отвела взгляд.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

По мере того, как путь их продолжался, замок стал постепенно удаляться и вскоре должен был уже стать не виден – спуск идет не прямой дорогой. Одна из вещей, которые можно назвать и отрицательными, ибо усложняет транспортировку грузов, и положительными. Потому что осада такой крепости станет головной болью любого, кто когда-либо осмелится на подобный шаг. Если вообще осмелится. Оборонных возможностей у Скайхолда было немало, не говоря уже о том, что это чертов замок – народу много: воины, лучники, разведчики, убийцы в конце концов. Да и к тому же пыхтеть и потеть под стенами – не в обороне сидеть да отстреливать обнаглевших захватчиков. История, как-никак, знала множество примеров, когда попытки осадить хорошо защищенный город или крепость увенчались не то что провалом – головокружительным крахом или переломом в войне. Тот же Минратос, наверное, был самым известным в этом плане. Ни пушки кунари, ни даже армия Андрасте не смогли сломить его оборону. Можно что угодно думать о Тевинтере, но одно оставалось неизменным – воевать они умеют.

 

И все же если жизнь и научила Галахада чему-то, так это тому, что нужно быть готовым к любой ситуации. Неуязвимых нет – даже Минратос можно сломать, если как следует подготовиться. Вопрос только в усилиях и средствах, которые понадобились бы в колоссальном количестве. Но когда вместо таких легендарных городов оказывается противостояние сил поменьше, то подобный сценарий является далеко не невероятным. Болезни, войны, отрава, клинки убийц – все это бич людей попроще, ведь у величайших мира сего зачастую совершенно другая причина краха – самоуверенность и гордыня. Должно относиться к своим врагам как к равным, кажись они с первого взгляда хоть полными ничтожествами. Ибо иногда можно нарваться на такой сюрприз, что он станет последним в твоей жизни. И в свете последних событий можно было точно сказать, что сюрпризов подобных у армии Корифея должно быть достаточно.

 

- Да, города у них выглядят хорошо. Но не всегда это та красота, которую ищут. И не всегда за ней то, что хочешь видеть. Киркволл например. Там я бывал чаще и эти статуи… Они мне не нравятся. Возмездию тоже.

 

- Рабство омерзительно, а попытки увековечить его и придать эстетическое значение показывают нутро прежних владельцев этого отвратительного города. И нынешних тоже. Они могли снести их, демонтировать, расплавить и сделать что-то полезное, но нет. Наследие тиранов и мучителей для них имеет вес и при этом они – готов поспорить – удивлялись, почему события, развязавшие войну, произошли именно там.

 

- Возмездие прав. – приходилось повторять мысли духа, чтобы донести их до Эйры. – То, что они оставили эти статуи, о многом говорит – к рабству я отношусь не лучше него. Но Мередит… Знаешь, когда я был еще юным, я слышал о ней. Говорили, мол, она была жесткой, но до черты, за которой безумие, ей было далеко. Интересно, в какой момент и как ее переклинило. Хотя я слышал, что на месте, где Хоук прикончила ее, осталась статуя из красного лириума. Ты знаешь, я видел его только когда мы с тобой и Элиасом пересеклись. Но этого хватило, чтобы понять, что где он – там и беды.

 

Сражаться вместе… Иной раз думаешь, а возможно ли это? Мир был огромен, он был способен накормить каждого, но кому-то вечно было этого мало. Кто-то мечтал возродить былую славу своей Империи, подкрепляя эту мечту чудовищами из красного лириума и армией фанатиков. Кто-то считал свое видение мира единственно-правильным и с его оплота постоянно поглядывал на земли инакомыслящих, чтобы выбрать момент для удара. Сломить, подчинить, ассимилировать - заставить их всех жить одинаково и мыслить одинаково. Третьи отчаянно цепляются наследие времен, когда государство их предков было мировым гегемоном, упуская одну важную деталь – этого уже не вернуть. Никогда. Поэтому наследники древних правителей Тедаса ныне скитаются по лесам и долам, деградировавшие и таящие ненависть к уничтожившим их власть людям. Пфф… Будто бы люди далеко от всех вышеперечисленных ушли. Все эти стороны выглядели одинаково безразлично в глазах Мечника и гномов в них не оказалось разве что из-за того, что он о них практически ничего не знал. 

 

- Ну, мы стараемся держать баланс между наблюдением и собаками. – сказал Галахад, усмехнувшись. А вот слова ее насчет некого незримого заинтересовали Возмездие в первую очередь. 

 

- Да, это определенно дух – иначе появились бы странные события и трупы. Тем интереснее будет как-нибудь попытаться его найти. Я так давно не говорил с собратьями, причем в этом мире… Интересно, что привело его сюда и какая эмоция поддерживает его силу? Возможно, мы заручимся хорошими союзниками и сами сможем придти на помощь кому-то. Передай ей спасибо от меня.

 

- У нее есть имя, Возмездие. – бросил Галахад, смотря в сторону.

 

- Ладно, передай Эйре спасибо.

 

Довольно кивнув из-за того, что Возмездие на этот раз не разразился тирадой о бессмысленности имен, мечник вновь обратил взгляд на девушку.

 

- Возмездие еще учится банальным правилам нашего этикета, но благодарит тебя. Я бы тоже хотел, чтобы он пообщался с кем-то. Даже готов отдать ему контроль над собой. Все же я могу сейчас свободно с тобой говорить и другими. Он – нет. До Инквизиции это бы вообще означало опасность для нас и может быть верную смерть.

 

Мечник молча выслушивал рассказ Эйры о своих способностях, активно представляя, каково это должно быть. Образ Эйры, пробирающейся через болота, чтобы посмотреть на сов, вызвал едва заметную улыбку. Вряд ли даже при этом он хоть как-то сможет представить такие ощущения – это надо чувствовать самому, а способности Воина Духа были все-таки ближе именно к искусству воина, а не мага. Иметь в своих руках такую силу и ответственность, обладать силой влиять на мир вокруг себя, исцелять, разрушать, принимать облик зверей… Магия давала возможности, просто поражающие воображение и мышление людей и магов, должно быть, различалось намного больше, чем кажется на первый взгляд. Не мудрено, что Тевинтерцы построили культ вокруг этой силы. Как и то, что такой же культ построили и все остальные государства людей. Культ подавления и тотального контроля.

 

Но стоило ей упомянуть их встреч с Возмездием, как Галахад резко переменился в лице. От прежнего веселья не осталось и следа – оно сменилось гримасой некой фрустрации и потаенного гнева, в то время как перед Мечником вновь возникали картины прошлого. Кровь, столько крови, сколько не было на самых ожесточенных боях с его участием. Или же из-за тесноты стен ее количество кажется большим? Головная боль, раздирающие слух крики родных людей – товарищей, с которыми прошел огонь, воду и медные трубы, чтобы закончить столь позорно и мучительно. Но что самое худшее – лицо, вызывающее наибольшее беспокойство и страх. Его приближение к нему, кровавая пелена, застилающая глаза, смех магов крови…

 

- Возмездие зовется так неспроста. – сказал Галахад, покрепче сжав поводья и надеясь, что Эйре хватит такта не продолжать разговор на эту тему.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

От собственного любопытства Эйре стало неловко. Она готова была провалиться сквозь землю, лишь бы не слышать эти чудовищно-скорбные интонации, которыми сквозил короткий, но емкий ответ Черного Мечника.

Чародейка замечала за собой, что неуемная ее жажда порыться в чужих тайнах и секретах дурно заканчивается: то, что она узнавала случайно, или же приложив к этому свои усилия, чаще всего не приносило ей никакого удовлетворения – только расстройство и разочарование в людях. Информация была необходима – это и щит, и меч, и яд и спасение; так и только так можно опередить козни и интриги, что затевают против тебя.

«Чем горче лекарство, тем оно полезнее». – Так думала Фарро, всматриваясь в долину, раскрывающую свои объятия перед взором колдуньи.

 

Боль от осознания несовершенства человеческой природы не унималась. Эйра закрыла глаза и шумно втянула носом мокрый и холодный воздух в надежде, что минутная физическая боль избавит ее от дурных, но очевидных мыслей. Легкие скрутило от проникающего внутрь мороза, магесса закашлялась до боли в груди, но ее, все же, отпустило.

 

– Я понимаю. – Эйра подъехала на своей лошади чуть ближе к Галахаду и положила ладонь ему на плечо. – Мне… Мне не следовало лезть тебе в душу. – Понимала ли она, что случилось с Мечником на самом деле? Вряд ли, право слово, но Фарро увидела его посеревшее, мрачное лицо, глаза, что наполнились потаенным гневом, и чародейке стало ясно – это не то, о чем стоит говорить в процессе развлекательной беседы по дороге к порту.

 

– Но если ты захочешь рассказать мне что-то, я выслушаю тебя. – Рыжеволосая колдунья улыбнулась.

 

Каждый человек был несчастен по своему – хранил свое кладбище, со своими призраками прошлого, что терзали по ночам и наяву. Фарро могла только напомнить ему, что это осталось в прошлом и надо двигаться дальше; она похлопала тяжелый наплечник брони Галахада, а потом – передала тому поводья от своей лошади, перебросив их через голову лошади.

 

Проверив притороченный к боку скакуна посох, Эйра встрепенулась, будто пробуждаясь от морозной дымки сна.

– У нас два варианта, как добраться до Маркхэма. – Колдунья потерла пальцами виски, представляя в своей голове карту Тедаса, что видела в ставке Инквизитора. – Вариант первый… Мы едем до Джейдера – это относительно недалеко от Морозных гор и перевала Гарлена, садимся там на корабль до Кэмберлэнда, что в Неварре и оттуда пешим ходом или верхом до Маркхэма через… Через Киркволл… Его окрестности. – Мысль о посещении родного города одновременно пугала и радовала. У нее была бы хотя бы теоретическая возможность встретиться с родными. Сам же город – наводил на нее ужас. – Или по Имперскому тракту к Каэр Бронаку, через Зеленый Холм до Лагеря Клинков на побережье… Там стоит армия Инквизиции и можно будет добраться до Хайевера и оттуда на корабле до Оствика, а там на судне до Оствика и ходом до Маркхэма.

 

Эйра натянуто улыбнулась.

– Первый вариант безопаснее для двух путников, что идут из ниоткуда в никуда. Второй – безопасен для агентов Инквизиции, но, возможно, неподалеку от Хайевера и в самом Оствике будет много лазутчиков Венатори. Пик Солдата захвачен ими и там они чувствую себя, как у себя дома…

 

– Что скажешь, Галахад?

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Галахад едва заметно вздрогнул от прикосновения к доспехам, уперев в Эйру непонимающий взгляд, который, тем не менее, сменился на более милостивый. Кивнув ей, он крепче взялся за поводья, осознав, что когда он отвлекся, конь слегка отклонился от необходимого курса.

 

- Хорошо. Я буду иметь в виду.

 

Поведение Эйры казалось ему скорее не столько несвойственным большинству людей, сколько странным. За годы скитаний с меткой одержимости на своей душе он научился и даже привык жить налегке. Просто, без каких-либо связей, нигде не оседая слишком долго и ни к кому не привязываясь сильнее, чем это было необходимо. Друзья – это уязвимость. Они являются слабыми местами на твоем доспехе… И одновременно надежным щитом. Все зависит от того, как ты к ним относишься. К тому же жизнь научила тому, что друзья – это худшие на свете враги. Ибо они знают тебя даже лучше, чем ты сам себя знаешь. Не говоря уже о том, что Галахад, учитывая природу терзающего его явления, всегда жил с осознанием того, что может навредить кому-то даже не желая этого.

 

А стоило ли, собственно, дальше придерживаться этого курса, если сейчас он решил наконец перестать играть в волка-одиночку и присоединиться к настоящей борьбе со злом? Все-таки он должен осознавать степень своей ответственности и истину своего положения. Он – лишь винтик в огромном механизме, который добивает победу благодаря своей правильной работе. Ничего не будет, если один винтик окажется “с гнильцой”. Но там, где есть один, появляются и другие. Именно из таких “единичных слабых звеньев” и формируется рычаги, которые враг должен задействовать, чтобы победить. А учитывая того, с кем они воюют… О, они задействуют. Если бы они были идиотами, то не доставили бы всему Тедасу столько проблем.

 

Похоже, что ему еще предстоит заново научиться доверять другим людям. Главное, что начало положено.

 

В то же время Галахад прислушался к ее словам касательно их дальнейшего пути. При обычных обстоятельствах опасность его никогда бы не испугала, скорее наоборот – возможность отправить на тот свет еще нескольких ублюдков всегда прельщала. Однако на этот раз он идет не один и если с Эйрой что-то случится, то это будет результат и его легкомыслия в том числе. Посему следовало думать не за себя с Возмездием, а за них обоих. Троих, если быть точным.

 

- Предлагаю первый вариант. Мы еще успеем повоевать с армиями Старшего, а если мы получим ранения и вернемся в Скайхолд ни с чем, то это не сделает нам чести. Иногда безопасность нужно ставить выше скорости. К тому же не думаю, что наши “клиенты” соберут манатки да убегут в неизвестном направлении. С таким-то прибыльным делом… – Вздохнув, он взглянул на Эйру. – А ты что скажешь?

 


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...