Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Freyja MacGregor

Ослепляющие огни

Рекомендованные сообщения

[4 Стража 9:42 Века Дракона]  ОСЛЕПЛЯЮЩИЕ ОГНИ

@Matias Arcas & @Freyja MacGregor ◈

11537кек.png

 » Храм Священного Праха, Ферелден, Морозные горы, Убежище « 

 


 

«Миру пиздец. И знаете что? Это ваша вина.»
— Священник Джесси Картер, сериал «Проповедник»

 

Кто мог знать, что Конклав, который должен был стать началом мирных переговоров между противоборствующими сторонами, по итогу станет началом конца? 

Храм Священного Праха взлетел на воздух, а в небе появилась та самая Брешь. Выжить удалось только тем, кто так и не дошёл до места встречи, но…

Что лучше: оказаться погребённым под камнями очередных руин или остаться в живых, столкнувшись с последствиями этого события?

Да и как выжить в таких условиях, когда буквально в шаге от тебя открываются разрывы, а с неба летят ослепляющие огни Тени?

 

NB! звуки ахуевания с происходящего

 


3518b665f992b79464f38c77ad4ad624.gif Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня.
2277858.gif Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня.
56cb883b4d50f57abf6c6525279adf5d.gif

 

 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Так близко, как никогда раньше, что руку протяни, дотронься и забирай. Но так далеко, всё с при тех же равных обстоятельствах, что не хватает крохотного бруска под ногой, и пальцами уже казалось бы касаешься. Вот он плод, почти в руке, трепыхаешься под ним, прыгаешь, ходишь из стороны в сторону, перебираешь руками, опуская и разминая, поднимая и снова готовясь прыгать. А плод — заветный, не имеющий ни формы, ни цвета, ни запаха. Просто будущее, близкое, почти осязаемое. В него уже почти вступили все, кто причастен к Конклаву. От Верховной Жрицы до простого рабочего, что наводит переправу вниз по реке. Так или иначе, всё скоро должно измениться, главное верить, главное — продолжать тянуться к нему, к плоду, к будущему.

 

А у этих всё просто, а у этих Король Червей и Дама Пик идут рука об руку, и карты все укладываются ловко в руках, и комбинации выигрышные, и ни мысли беспокойной, и ни одного слова грустного и печального. Рубятся в карты, который час уже рубятся, смеются, переговариваются, да всё косятся с недоверием. Их — трое ферелденцев. Добровольцы или наёмники. Двое молодых и один постарше. Повезло им, нечего сказать, определили их на самый дальний участок для патрулирования. Где ни троп толком, ни дорог, только деревья и снег, да старый овраг, по которому когда-то, почти наверняка и ходили, и ездили. Самое то, чтобы сослать сюда не самых способных или провинившихся. Учитывая, как происходит патрулирование — троица точно отличилась. А что четвертый, что идёт придатком? А он сычом надулся и сидит под деревом в сторонке, карауля тропу, что в овраг ведёт и лишь через плечо недовольно косится. Не патруль его наказание, поди, а вот такая компания. Мог попасть сюда любой храмовник, каких по патрулям распихивали для усиления, а досталась судьбинушка такая Матиасу.

 

Он опоздал почти на сутки на корабль в Камберленде. Побитый, раненый, наспех заштопанный. Но успел до отплытия. Но настучали. И за потерю снаряжения, и за опоздание. Хорошо, что отделался так, можно было бы сказать. Но сам был недоволен. Как он сюда рвался, как спешил, как ждал, что вот увидит он, как выходят сильные мира сего к простому люду и возвещают, что всё решено, что больше не придётся рубиться в бесконечной и бессмысленной войне, что всё будет, как раньше и каждому будет своё место. Ведь он так обещал, так надеялся, что именно сегодня у него будет шанс покончить с чем-то старым, и начать что-то новое. Лейтенанту оно и невдомёк было, как он на самом деле хотел. Но ночами ему снились теперь сны, хорошие сны, которые он так хотел увидеть наяву. И нужно было сделать всего лишь одно дело — добраться. Добрался. В процессе. Конклав он там, далеко, в Храме, но это ничего. На этом Создателем забытом участке пути время не остановится, реформы его не обойдут. К концу этого дня так или иначе, но что-то будет решено.

 

Впервые за всю жизнь, можно было спросить себя, а что же будет дальше, а что придётся делать и как поступать. И Матиас не знал, мог только гадать, планировать, мечтать. И будто бы и латы храмовника не помеха, и от лириума отвязаться будет легко, было бы ради кого, было бы ради чего. И дурьей башке ведь не объяснишь, что в Тантервале совсем недавно могла быть просто дурацкая ситуация, а всё, что после неё — лишь стечение обстоятельств, и стоит вернуться — а там и не ждут вовсе. Но что-то подсказывало и направляло все мысли дальше. Только бы сегодня все прошло хорошо и не пришлось бы снова разнимать враждующие стороны, где-нибудь там, в заснеженных просторах, где учинили новую бойню.

 

- Сворачивайте игру, разомнём ноги!- решив не поддаваться накатившим мыслям, храмовник поднимается из-под дерева и повышает голос, дабы до «игроков» дошло.

 

Поднимает свой щит, отряхивает доспехи от снега и проверяет, хорошо ли закреплён меч. Хорошо, что додумался пойти сюда без лат. Всё же, погода была такая, что металл пристыл бы к коже и отрывать пришлось бы с мясом.

 

- Да брось ты, лейтенант, сейчас костерок разведём, согреемся. Присоединяйся! - старший из троицы глаз не отводя от карт машет рукой, что даже седые волосы не шевелятся, как сосредоточен.

 

Был бы и рад присоединиться, да вот только азартные игры для неваррца — бич. Ему в них либо везёт настолько, что за везение это ему не прощают, и пытаются начистить, обычно кулаками, довольную рожу, да вывернуть карманы, в которые легла деньга. Или ему не везёт настолько, что эти самые карманы опустошаются даже от последних медяков, ведь карта может не идти вот настолько, что хоть штаны с теми карманами отдавай.

 

- Ох и надерут вам задницу, солдатня. Помяните моё слово, - качает храмовник головой отрицательно и отворачивается, чтобы начать свою «прогулку». - Костры так хорошо видно другим постам, бравые воины, что никто и не заметит, что вы дурью маетесь.

 

Бросив язву, довольный, что мартовский кот, вышагивает по снегу, с трудом переступая. Ну, это не абы в чём шагать по пограничным лесам где-то в Неварре, тут хотя бы сапоги были годные, да меховой накидкой обеспечили, а во фляжке горячительное, хоть и не по уставу, ну не звери же совсем интенданты.

 

- А мы и так согреемся! - доносится из-за спины, с понятным намёком на алкоголь.

 

- Ага, трением, - бурчит Матиас, хорошее настроение которого выливалось часто в шутки-самосмейки, для поддержания собственного боевого духа.

 

Ноги, как по привычке, понесли просто прямо. Погожий денёк, морозец, солнце. Описание подходящее для сказки какой-нибудь. Или красивой поэмы. И содержание её зависит лишь от рассказчика, что рифмой и интонацией будет играть, приводя мысли слушателя в разные русла. Но конец истории, обязательно, будет хороший. Так в это верит Аркас, так оно и будет. Никак иначе. Не допустит другого исхода.

 

Скрип снега, собственное потяжелевшее дыхание. Всё еще не залечился до конца. Ну не привык лежать в лазаретах, привык всегда быть на ногах, в числе первых, кто примет удар и удар нанесёт. А сейчас отлеживаться — было бы преступлением. Небольшие проблемы со здоровьем этому не помеха, уж точно. Зря он что ли плитухал так долго, через бурю и ночь, плыл через море? Вот то-то же.

 

Находит ногами более твердый снег, который они притоптали чуть раньше. Тропка ведущая к оврагу, поросшему деревьями. Идёт к нему, не спеша, дыша морозным воздухом. Колючим, жгучим, а с удовольствием ведь дышится, чуть ли не счастье в нём витает какое-то. Или… Как в сказке, в середине всегда происходит что-то плохое. Герои ведь должны что-то преодолеть на пути к «долго и счастливо». Шум в овраге слышится, странный, будто бы там всадники приближаются, и очень много. Матиас ускоряется, перерывая руками и ногами снег, взбирается на возвышенность и действительно, видит, как по оврагу движется группа на лошадях. И перед ним выбор — проводить их взглядом, позвать остальных и дать команду предупредить, или выйти навстречу, остановить и спросить кто такие. На бумаге всё гладко, как и с успехами Конклава, а на деле…

 

Нога предательски зацепилась за корень дерева под снегом, мужчина сделал неловкий шаг вперёд, и поехал по склону оврага на заднице вниз, вздымая снег пылью и обнаруживая себя. И хорошо хоть кубарем не покатился, превращаясь в один большой снежок. Всего лишь нырнул в снег лицом. Но потерялся ли? Нет! Взбодрившийся таким образом, вскочил на ноги и встал на пути следования всадников, оперевшись на щит с гербом Ордена, выставив перед собой.

 

- Доброго дня вам, путники! - гаркнул Матиас во весь голос.


I've told the truth so many years
No one seems to wanna hear that
I'm not someone else inside
1947130790_ezgif.com-resize(20).gif.5f7e3d50d446c285f08d592c3f07c303.gif 1021481225_ezgif.com-crop(30).gif.f5fb2d1ac30c0eb8569c05d34af5777b.gif 529885400_ezgif.com-crop(31).gif.205d5948ff4667f584d2fc702f314234.gif I've been alone this lonely road
Looks like I'm not coming home
But I don't mind, please don't cry

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Винтерхолдские всадники выехали засветло, чтобы успеть добраться ко времени начала Конклава. Лорд крепости, Герхард МакГрегор, пожелал, чтобы его сестра лично присутствовала на данном мероприятии, как одна из представителей ферелденского дворянства. Фрейя не возражала. Любой выезд за пределы крепости её радовал, особенно, если это мини-путешествие происходило без участия её старшего брата. Девушка скучала по тем давним временам, когда она могла жить беззаботно, выезжая за пределы крепости и Зимней деревни, посещать материнский клан, не задумываясь о своём положении, спорить до посинения с такими же как она детьми и подростками горцев. Жаль, что всё хорошее имеет свойство заканчиваться. Теперь такой роскоши у неё не было. С тех самых пор, как брат назначил Фрейю новым капитаном крепостного гарнизона, подвинув с тёплого места давнего отцовского товарища Дугласа. 

 

— У меня дурное предчувствие, — послышался сбивчивый мужской бас.

 

Рядом с ехавшей во главе колонны Фрейей возник авварский всадник, известный всем как Кагор сын Сигрид из клана Фростхолд, ещё одной родины ферелденской воительницы. Светловолосый мужчина поравнялся ходом с боевой сестрой, когда девушка наконец-то решила прокомментировать его слова.

 

— Почему ты так считаешь? — Так же сбивчиво вопрошает Фрейя, сбавляя темп, — грозового фронта не наблюдается, путь нам никто не преграждает, а Сизый не поёт своих дерьмовых песен, — сзади послышалось оскорблённое «Эй», — Прости, Джонни, но ты поёшь так, будто тебе на ухо медведь наступил.

 

Вся колонна всадников, в том числе и авварское сопровождение, разразилось громким хохотом, кроме, разумеется, одного единственного Джонни, в адрес которого и был столь нелестный комментарий.

 

— Капитан!!! — Продолжал обиженно взывать к справедливости солдат гарнизона, который был не старше самой девы, — но вы же всегда хвалили мои серенады!

 

— Конечно, Сизый, — кричит ему всадница, ускоряя темп колонны, — но это относилось исключительно к твоему умению прекрасно перебирать струны лютни, — и снова весёлый хохот вторил топоту лошадиных копыт.

 

— Не волнуйся, Джонни, если свои доконают, приходи в клан, наши юные девы оценят твою игру по достоинству! — Поддержал парнишу Кагор, хитро подмигивая Фрейе, — Только учти, что покрыть даму ты сможешь только когда развяжешь хоть один узелок!

 

Ржать на весь ледяной каньон стали только авварцы. Фрейя вовремя зажала ладонью рот, а на лице обычно серьёзного авварского воина играла лукавая улыбка. Ферелденцы же ничего не поняв, пожали плечами и поспешили пришпорить коней, дабы не отставать.

 

— Я ни брюквы не понял, что ты имел в виду! — Честно крикнул Сизый.

 

— Он говорит, что девушку добиться игрой на лютне можно, а вот удержать подле себя — тут важно нечто другое, — вдруг подал голос Дэниел, верный оруженосец Фрейи.

 

Фрейя буквально почувствовала, направленные на мальчика взгляды и сама с любопытством оглянулась, посмотреть чем это всё закончится.

 

— И что же? — Ехидно спросил Джонни.

 

— Любовь! — Вдохновенно ответил Дэнни.

 

Кагор громко фыркнул, — О, боги, как дети малые, Фрейя, как ты их терпишь?! — Задаёт он риторический вопрос, но не требует на него ответа. 

 

Вместо этого мужчина слегка бьёт себя по бедру с той стороны, где к лошади привязан огромный не то топор, не то секира.

 

— Размер вашего члена и умение им пользоваться! — Выдаёт закономерную мысль горец и замолкает.

 

Фрейя раскраснелась под оглушительный истеричный смех других солдат. Джонни и Дэнни переглянулись и поняли, что лучше им помолчать.

 

— Спокойнее господа, — просит Фрейя, — тише, а то своим хохотом заставите горы пойти ходуном, а вылезать из-под снежного завала мне не хочется.

 

Все дружно кивнули, становясь серьёзнее.

 

Девушку радовало, что со временем два народа постепенно начинают находить общий язык. Это одна из её тайных грёз, которую брат не торопится поддерживать. Ему кажется, что ферелденским народ стоит на голову выше всех остальных, но подобная гордыня, как любит говорить Дуглас, не доведёт лорда Герхарда до добра. Брата она любила, и каким бы упёртым дураком и тираном он ни был, Герх всё же часть её семьи. То, что от неё осталось. 

 

Всадники въехали по тропе в полу ледяной овраг, который эхом разнёс по окрестности шум их быстрой езды. Не сильный ветер бил в лицо, не заботясь о том, как всадники будут ощущать этот нежнейший горный «бриз». Впереди показался уступ и дерево, а рядом тропа на холм, за которым, предположительно, должна была находиться дорога к Храму Священного Праха, а правее ответвление, которое вело и в само Убежище. Они были уже совсем близко, как вдруг Фрейя заметила, как с выступа кубарем покатился вниз человек в весомых доспехах. Она поднимает ладонь вверх, сигнализируя остановиться всей колонне. Кони начали сбавлять темп и остановились аккурат перед возникшим мужчиной, которому удалось таки выбраться из снежной ямы вовремя.

 

— Взаимно, — отвечает Фрейя, удерживая в руках поводья своего чёрного, измазанного в бело-синей краске коня. 

 

Её волосы, собранные в толстую косу и перекинутую через левое плечо, трепал морозный ветер. Плащ из серой волчьей шкуры покрывал деву почти полностью, закрывая собой полу авварские доспехи. Холод почти не беспокоил юную представительницу рода МакГрегор, поэтому на ней даже не было перчаток и накинутого поверх головы капюшона. Взгляд зелёных глаз изучал незнакомца перед собой. Высокий мужчина. Точно старше её. В доспехах храмовника. Хорошо, что в её отряде не было магов, это в какой-то степени играло на руку. Что он здесь делает? Вероятно, один из дозорных, таких же, каких они встречали на своём пути не единожды.

 

— Фрейя МакГрегор, капитан гарнизона Винтерхолда, — представляется она, — мы с отрядом держим путь на Конклав. Скажи, свободна ли дальше дорога?


3518b665f992b79464f38c77ad4ad624.gif Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня.
2277858.gif Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня.
56cb883b4d50f57abf6c6525279adf5d.gif

 

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это просто служба. Оказываться там, где не нужно было оказываться, и когда не стоило. Это просто служба. Быть щитом на пути зла, быть мечом, что прогонит силы зла. Это просто служба. Становиться посреди дороги любой напасти, любого путника, совсем неготовому, численно уступающему, с верой в себя, людей. Даже остатки веры в Создателя здесь. Всё, что есть живого — всё здесь, всё сейчас.

Глупее появиться перед группой всадников появиться было просто нельзя. Но глупость — верная спутница Матиаса, и пусть редко она с отвагой и храбростью шла в одном ряду, но была всегда. И сегодняшний день не стал исключением. Дни исключений оставались позади, позади хотелось оставить и подобные ситуации. Позади хотелось оставить паранойю. Но как её оставишь? Группа всадников следуют старой дорогой по оврагу, оказываясь там, откуда бы их и ждать не стали бы. Но вот, они, их много. Достаточно, чтобы справиться с парой патрулей, да даже с одним. Даже с одним храмовником. Они могли бы задумывать лихо и пронестись ураганом здесь, откуда не ждут, открыв дорогу тем, кто Конклав хотел бы сорвать. Для препятствования подобным ситуациям и были расставлены патрули ведь. Да, для этого.

 

Опешил ли храмовник хоть на миг? То ли слишком глупый, то ли слишком самонадеянный… Да нет, просто слишком матёрый, чтобы придавать значение каким-то случайным мыслям, паранойе той самой, или же давать себе хоть шанс отключить элементарную логику. Особенно явно заработавшую, когда глава группы представилась. Общие сведения Матиас, конечно, знал, но не шибко разбирался в том разнообразии участников сия события. Бродил он много где, но в Винтерхолде не бывал. Только лишь слышал. И то, смутно помнил от кого, когда. Вроде бы, в безумной гонке за Имирой, много лет назад, довелось забредать в пограничные земли. Но глядя сейчас на всю эту честную компанию, понимает, что забреди он в действительности — без него бы разобрались с чародейкой преступницей.

 

- Рыцарь-лейтенант Аркас, делегация Старкхэвена, - в похожей манере представился Матиас, склонив голову, о правилах приличия не забывая. - Желанному гостю дорога будет свободна и легка, а коли гость задумал зло, ему, увы, тут не пройти.

 

Испытующий взгляд. Девушка с волосами пепельными, да глазами зелёными, на взгляд лейтенанта даже необычными, его удостоилась и не со зла, а просто по службе. Статная леди, чего и говорить, еще и капитан гарнизона целого, тут хочешь не хочешь, а засмотришься. Куда деваться, нравились лейтенанту девушки, что ни оружия, ни брони, не стеснялись. Глаз радовался, да и не только. Да только на фоне своей внутренней симпатии к воительницам, не позабыть бы о серьёзности ситуации. Инструкций ведь не было, да даже предупреждений. Недаром же назвали участок дороги заброшенным, и ждать отсюда, вроде бы, было некого. А тут вот такой поворот событий.

 

Нервозность или мимолётное замешательство? Ох, простите Матиасу его движения неловкие, где водит он рукой свободной по ножнам с мечом, взгляда не сводя со встреченным их путников. Дело привычки. Человек он дорожный, верит мало кому встречному. Помочь, конечно, он может охотнее, чем разыгрывать стража маршрута. Не его это, стоять сторожем в глуши, да вычислять гостя не званного. Вот тебе и карьерный рост.

 

Да тут замечает краем глаза, как на возвышенности, с которой он промчал в снег, как желторотик, собралась троица солдат, с которыми он был назначен место патрулировать. И те в засаде сидеть не стали. Выпрямились и смотрят, как-будто это не они парой минут ранее сидели, пили и в карты играли, намереваясь еще и огонь развести, в патруле-то.

 

- Но то лишь гость не званный, - повёл носом, будто принюхиваясь, мужчина, - а для мирных гостей дорогу откроем, проводим, в лучшем виде доставим к старшему офицеру, и пайкой поделимся, если нужно.

 

Снова испытующе смотрит перед собой на группу всадником, и подумывает, что вляпался в ситуацию непростую. Местные бы тут разобрались легко и просто, ведь все всё знают, расскажут что к чему, где надо поклонятся, где надо съязвят, да только не растеряются, и растерянность за маской организованности не станут прятать.

 

- Эй, Розир! - крикнул Матиас солдатам, что с ним были в патруле.

 

- Чого?! - отозвался самый старый из троицы.

 

- Ты дерево вчера организовал поперёк тропы свалить? - руки в бока уперев, неваррец деловито повернулся, глядя недовольно на сослуживцев. - Давай, убирай, у нас тут гости, едрён кочарышка!

 

Троица на верхушке холма переглянулась, встрепенулась, на секунду будто потерявшись и ломанулась за пределы видимости, под свист храмовника, что пальцы в рот заложил в воздуха не жалел. Подогнав своих подопечный тот снова смотрит на капитана из винтерхолдского гарнизона, будто извиняясь жмёт плечами и оборачивается туда, где натоптана тропинка.

 

- Айда, за мной, гости дорогие. Только вы из сёдел-то повылезайте, животинку поберегите. Мы тут вчера этого деда послушали дурного, да пропускной пункт с дуру ума организовали, «врага» ждали, - почапал Аркас по глубокому снегу, то и дело оглядываясь, - по картам-то, у нас местечко самое глухое. А тут вы.

 

Обратно по склону холма, который пролетел за пару секунд, когда потерял равновесие и снегом освежившись, теперь только вверх, где и сил, и времени нужно больше. В самом деле, как-то вниз слететь было гораздо проще. Чего уж говорить, не самое приятное, по зиме и на морозе, такими восхождениями заниматься.

 

- Могу я поинтересоваться, леди-капитан, чего ради из самого Винтерхолда прибыли? Хотите поучаствовать в истории Тедаса? - тут уж храмовник не сдержал смешка. - Обычный день, а сколько к нему нужно идти было. Что нам тут, пару оврагов обогнуть, а?


I've told the truth so many years
No one seems to wanna hear that
I'm not someone else inside
1947130790_ezgif.com-resize(20).gif.5f7e3d50d446c285f08d592c3f07c303.gif 1021481225_ezgif.com-crop(30).gif.f5fb2d1ac30c0eb8569c05d34af5777b.gif 529885400_ezgif.com-crop(31).gif.205d5948ff4667f584d2fc702f314234.gif I've been alone this lonely road
Looks like I'm not coming home
But I don't mind, please don't cry

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...