Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Philippe de Chance

На ошибках учатся...

Рекомендованные сообщения

[20 АВГУСТА: 9:39] НА ОШИБКА УЧАТСЯ...

@Philippe de Chance, @Harellan

на ошибках учаться.png   

 » Неварра, Камберлэнд « 

 


 

«Здравствуйте мои до боли знакомые грабли! Давненько я на вас не наступал!»
 

 

Иногда стоит проверить своих подопечных с большим пристрастием! Подопытные лица есть как у “челюстей” Вольной Марки, так и у Орлесианского Лиса. 

Задача проста: доставь информацию по адресу и не задавай лишних вопросов.

Но у слепого следопыта и барда плохо получается быть хорошими посыльными.

 

NB! предполагается много юмора, но не факт

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Морские поездки он любил меньше всего. Не было возможности помыться и прогуляться так, чтобы тебя не качнуло в сторону вместе с палубой. Ко всему прочему, насладиться едой он так же не имел возможности, ибо с мерным, едва заметным покачиванием на волнах, его желудок и его содержимое покачивались так же успешно и пару раз уже отправляли еду за борт...
И надо было Люсьену всё же так разозлиться, чтобы так сильно подгадить! Когда Лис Орлея сообщил, что у него имеется весьма личное задание к барду, Филипп почувствовал сидалищным нервом неладное. Для начала, личных заданий ему никогда не выдавали, а это ещё и шло сразу же после того, как Де Шанс вернулся из Вал Руайо, выполнив контракт. Сомневался Филипп, что так уж доверял ему Люсиль, чтобы отправить куда-то... Да ещё и в Неварру.
К концу путешествия бард стал вполне себе осознавать, что Лис всё же издевался. Ну чтобы ему стоило просто выдать ему денег на путешествие? Он заказал бы себе повозку или проехал весь этот путь на лошади и чувствовал бы себя прекрасно.
Нет же! Этот блондинистые гаденыш (да простят его блондины всея Тедаса) занялся путем Филиппа лично и выдал лишь проход на корабль до Неварры, золота, чтобы хватило прожить там пару дней и...обратную бумагу, с которой он попадет на торговое судно некоего Дидье Бонне, что и доставит его до Вал Руайо обратно.
Ну не сука ли был после этого Клык Орлея?
Когда наконец бард сошел с корабля, лицо его было зеленоватым и землянистым, а ноги, казалось, были набиты перьями и почти не держали.
- Ну только дай вернуться, я тебе устрою...!
Что конкретно он собирался устроить ему, Филипп ещё не знал, но ворчать не переставал, пока ослабшие ноги несли его к таверне, в которой и должна была состояться встреча с гонцом.
Довольно странный способ забирать бумаги. По всей видимости, они были весьма важны Люсьену. Настолько важны, что их стоило передавать из рук в руки, пока они не достигнут его самого. Хотя, способ всё ещё оставался для де Шенса странным: какой-то эльф, который должен отозваться на его фразу и передать бумаги, будет ждать его в таверне вечером после ужина. Эльф с повязкой на глазах. И всё…
И это тоже весьма настораживало. Однако подумать об этом он решил после того, как хоть где-то раздобудет горячей воды и выспиться.

Таверна тоже оставляла желать лучшего, но Филипп, едва тащивший ноги, уже мало обращал внимания на жёсткую кровать и тонкие подушки. Неварру встречала его не приветливо. Но да хрен с ней.
Проснулся он, когда служанка заглянула к нему сообщить об ужине. И, не смотря на невероятную боль в спине и ногах, Филиппа буквально дернуло вверх с кровати. Он прибыл утром и, по всей видимости, проспал весь день, даже не шелохнувшись. Однако их маленького зеркальца на него смотрело лицо того, кто явно не ел и не спал уже очень и очень давно.
И в таком виде перед таинственным новым лицом он точно не мог появится. Впечатление нужно производить всегда! Разве что, пожалуй, одеться придется поспокойнее обычного, потемнее... И чулки черные.
И наконец расчесаться.

Спустившись наконец из комнаты в сам общий зал, он быстро пробежал взглядом по столикам, ища нужного ему эльфа. Какой-то похожий нашелся в углу, за лестницей. От его стола двигался юноша с кружкой пива и, стараясь не встретится с ним, Филипп отвернулся и выждал с минуту, пока странный парнишка не скроется из виду в толпе.
Только после этого он подошёл едва ли не танцующей походкой, отодвинув стул и усевшись на него, поправляя аккуратно воротник.

- Шум моря явно сбивает с мыслей… – произнес он кодовую фразу, закидывая ногу на ногу и рассматривая своего неведанного гонца. Говорили, что он в “Челюстях” не так давно, но был полезен и весьма удачлив. Поговаривали, что он весьма особенный. Теперь это было видно не вооруженным взглядом. Эльф был красив даже для своего народа. Разве что глаза его от чего-то скрывала плотная повязка, полу скрытая за спадающей чёлкой цвета горячего, горького шоколада. – Это что...ты сам себя так проверяешь? – поинтересовался де Шанс, указав на повязку – Забавно! Но знакомится нужно всё же глаза в глаза, я считаю! Мне бы ещё обратно добраться, так что может начнем уже и закончим? А после я мог бы тебя угостить и ужином, кстати! Так скажем, за знакомство. Ты кстати как? Выглядишь, как будто от Марки пешком топал. Может винца?

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Harellan

Хареллан сидел в своем темном углу, опустив голову, чтобы скрыть за волосами повязку на глазах, и потягивал дешевую жижу, которую здесь называли элем. Задание было выполнено, задерживаться не имело смысла, но конспирация – превыше всего, поэтому стоило еще какое-то время изображать из себя обыкновенного пьянчужку, пропускающего кружечку после работы. Снаряжение было заботливо припрятано, поэтому за исключением лица мало что могло выдать эльфа: старый потрепанный плащ, видавшая виды огромная рубашка под ним, сапоги до середины голени, крупные, массивные, не удобная мягкая обувь следопыта, а говнодавы дровосека. И только повязка могла смутить местных мимопроходилов, но без нее вышло бы совсем скверно, да и должен же был как-то его опознать шемлен из Орлея? Правда, стрелок рассчитывал лишь на одного, но никак не на двоих…

Когда к нему за стол подсел шумный незнакомец с бьющим в нос сладким запахом парфюма, первое, о чем подумал Харел – проститутка. Не в том смысле, что незнакомец выбесил его одним своим появлением до мысли “вот ведь блядь”, хотя не без этого, а в том смысле, что у эльфа уже был опыт общения с… юношами, которые обмазывались маслом, обливались духами, надевали женское белье, зачастую – еще и парики, а затем хватали тебя под ручку и предлагали уединиться. Жизнь в “Челюстях” познакомила дикого долийца с прелестями борделей, поэтому ассоциация возникла моментально. Но следующее, что испытал “связист” из Марки – озадаченность.

- Затишье бывает перед бурей, – отозвался на кодовую фразу лучник, чуть наклонив голову набок, прислушиваясь к болтовне новоиспеченного контактного лица, хотя ее содержание пропустил мимо ушей.

Это что, шутка такая? Странные игры “Челюстей”? Подстава? В чем подвох? Только что Хареллан говорил с человеком, представившимся Филиппом, назвавшим кодовую фразу… Демон их подери, этих шемленов! Что, если за ними следили? Предатели из “своих”, дельцы из других организаций, может, даже местные блюстители закона? Надушенный болтун вполне мог подслушать их, но зачем ему говорить код, если бумаги уже переданы связному из Орлея? Или ему неизвестно, кто кому что должен передать? Но вообще это странно: эльф очень внимательно следил за окружающим пространством, и пока они с Филиппом “обменивались любезностями”, этого яркого сладкого запаха нигде поблизости не было. Уж он-то точно заметил бы!

- Следуй за мной, – долиец поставил опустевшую кружку на стол, медленно поднялся со стула и кивнул собеседнику куда-то в сторону.

Здание таверны было достаточно стандартным для подобных заведений. И от места, которое занимал стрелок, было рукой подать до маленького подсобного помещения, в котором имелась дверь, ведущая на задний двор. Именно туда, где поменьше чужих глаз и ушей, Хареллан и повел нежданного-негаданного шема, попутно изучая всеми доступными способами все, что только мог в нем изучить. Примерный рост и телосложение – по уровню, от которого слышалось дыхание, и движений, необходимых для подъема из-за стола. Возраст – очень приблизительно по голосу. Акцент выдает орлесианца, но как знать: вдруг это часть хитроумного плана? Сам марчанский наемник был очень мало осведомлен о том, с кем должен был встретиться: человек из Орлея, зовут Филипп, придет с кодовой фразой, заберет бумаги, чтобы передать их своей “голове”. А что еще могла сказать ему Эва? “Ты узнаешь его по красному камзолу с золотой строчкой и по родинке под левым глазом”? Ну да, разумеется. Долбаные “Челюсти”, почему нельзя давать ему задания “найти-убей”, зачем эти шпионские игры? Да, разумно доверять ценные сведения на бумаге тому, кто при всем желании их не прочитает, но сопряженные с этим сложности могли отправить все старания псу под хвост. Это не говоря уже о том, что Харел, если по-честному, ненавидел особенности организации “Челюстей”, в которой угадывались какие-то едва ли не дворцовые хитросплетения. У него был командир: Затралан. Иного не нужно. По его слову следопыт был готов прыгнуть со скалы и не спросить “Зачем?” А когда приказы поступали откуда-то “сверху”… Субординация вынуждала подчиниться, склад характера – молчать и слушать, обязательность – пойти и выполнить. Но в душе подобные моменты эльф ненавидел.

Итак, молодой мужчина, высокий, почти на голову выше самого Хареллана, одежда скорее для красоты, нежели для дела: не кожа, а ткань, бряцающие пуговицы и какие-то пряжки, каблуки – невысокие, но жесткие, такие носят не убийцы, а вельможи, привыкшие аки подкованные кони грохотать по гладким полам бальных залов. Волосы, кажется, длинные, ухоженные, а может быть – как раз парик, потому что лучник явно слышал, как этот чудаковатый их поправляет. Прихорашивается, как барышня – вполне в духе Орлея. Еще и акцент, его ни с чем не спутаешь. Но он был вторым, опоздал на назначенную встречу, а это было странно. Разве может исполнитель опаздывать на свое задание? А еще этот запах, который перебивает все вокруг: кто станет так ярко душиться, чтобы потом тебя без помощи собак легко было вычислить и в толпе, и в чистом поле? Сомнения терзали эльфа, но вскоре все должно будет разрешиться. И если он в самом деле ошибся – это будет стоить ему репутации и потраченного времени, хотя шанс все исправить оставался, а если ошибся петушистый хитрец… Это будет стоить ему жизни.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Да и не говори. Погода дрянь, место дрянь, работа тоже...последнее время оставляет желать лучшего. – начал перечислять Филипп. Он слишком долго ни с кем не говорил по душам, а поболтать он любил больше, чем поесть. В море особенно не поговоришь ведь, когда каждый удобный случай тратишь на то, чтобы покормить рыб тем, что ещё успел закинуть в себя будучи на суше. Отвратительнейшее состояние, надо признать. Он и до сих пор чувствовал себя так, словно встал с постели на promenade после долгой и мучительной болезни. Даже движения его были плавны и расслабленны настолько, что выдавали недавний сон, хотя, впрочем, он уже замазал последствия дремоты. Правда, как оказалось, все его манипуляции были бессмысленны: эльф упрямо не снимал повязку с глаз. Но лицо его было повернуто к собеседнику, так что в какой-то момент де Шанс даже сел чуть более элегантно, подозревая, что остроухий всё же как-то его рассматривает через ткань. Странно… Она казалась довольно плотной для такого трюка. Но кто же поймет этих миловидных ушастых бестий. 

- Ну вот разве нельзя потратить потенциал работника на что-то более менее… ну я не знаю даже. Ну к примеру на то, что у человека...а ну и эльфа, прости… больше всего получается. Ну вот ты же явно заточен на более интересные вещи, чем таскать туда сюда всякие бумажки! А я? А я больше как-то по интригам всяким. А тут? – он обвел заведение ладонью, с хлопком после опуская её на колено – Какие уж тут интриги! Тут максимум трактирщик подливает воду в своё пойло. Ты что, кстати, пьешь это? Ой, я прошу тебя, поставь на место эту отраву. Он явно ещё и с помощью плевка оттирает их. Это максимально опасно для желудка. Ну ты посмотри на него, а! Тьма с его фартуком… Я вообще не уверен, что он себя-то стирает периодами, какая уж там одежда. Я всё это к чему… Могли между прочим и поудобнее нам место выделить. Нет, ну не то чтобы я прямо вот так жаловался. Просто вот я тут лично выгляжу явно неуместно. Скажешь, сам виноват? Ну так куда ещё хуже одеться-то… Да и вообще, не хочу хвастаться, но, натяни я на себя хоть мешок, всё равно бы выглядел здесь белой вороной. Именно что белой… 

Он даже тяжело вздохнул, простучав холеными, аккуратно стриженными ногтями по грубым доскам старого стола, только после проверяя не запачкал ли рукава. Но на слова эльфа он всё же внимание обратил, поднимаясь почти сразу.

- Я вообще думал, что мы тут и решим вопрос, но раз уж ты настаиваешь… – пожал он плечами, идя чуть за плечом эльфа куда-то через подсобное помещение и явно наружу, при этом не отказывая себе в удовольствии рассмотреть спину эльфа, да и в обще-то весь его вид сзади. Интересно, с какой это неведанной целью они шлю подальше от посторонних глаз. Да и молчание и внимательное исследование эльфа выглядело будоражуще занимательным. – Вау, или ты… Что вот прямо так сразу подальше от глаз? Ты не подумай, я совсем не против такого расклада. Ты выглядишь просто шикарно даже в этом...в этом походном варианте. Ванная тебе конечно не помешала бы, но… Но это тоже очень даже меня устраивает, - проурчал де Шанс, обходя эльфа и аккуратно обхватывая его предплечья, ненавязчиво придавливая к стене таверны в узком тупике – Я сейчас свободен как летний ветер, красавчик, но обычно предпочитаю сначала закончить дела. Ну и стараюсь конечно знакомиться настолько плотно после того, как хотя бы обмен именами произойдет. Хотя, впрочем, это весьма и весьма интригующий опыт… Откроешь личико? 

Пальцы его аккуратно скользнули по его шее к повязке.

  • Like 1
  • Ор выше гор 3
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Harellan

… – Ну же, сладкий, не стесняйся, мы можем уединиться, и нам никто не помешает, – сладкоголосая девица склонилась прямо к его уху, обдавая запахами: своими и чужими, особенно – запахом больных зубов.

В следующее мгновение проститутка допустила серьезную ошибку: обвила обеими руками плечо Хареллана. Эльфа, конечно, раздражало ее назойливое внимание к себе, но с ним как-то еще можно было мириться. В конце концов, обычно кто-нибудь из их компании “принимал огонь на себя” и уводил от нелюдимого коллеги особо прытких барышень, но не сегодня. В эту ночь все уже были хорошо подпиты, все держали на коленях по девушке или парню, а то и сразу по двое, поэтому никто не заметил опасного накала обстановки.

Харел резко перехватил руку шлюхи, одним слитным движением поднялся, заламывая конечность за спину женщины, и прижал ее голой грудью к столу, за которым только что сидел. Девица ахнула, вскрикнула, испуганно трепыхнулась, оказавшиеся неподалеку товарищи тут же повернули головы, готовые вмешаться, если “дурной парень” сделает что-то сверх. А сам стрелок вдруг почувствовал, как приятно забурлила в жилах кровь, как сладко перекатывалось на языке новое, почти не знакомое ощущение, и именно в этот момент он начал понимать, в чем прелесть…

 

Надушенный незнакомец допустил точно такую же ошибку. Не надо. Хватать. Хареллана. Вот в принципе, ради своего же блага, ради своей же безопасности. А с сексуальным подтекстом, да еще и будучи мерзким – по умолчанию – шемленом… Мир твоему праху, безумец.

Эльф рывком вытащил свои руки из захвата пальцев мужчины, тут же ударил коленом во внутреннюю сторону бедра, чуть выше его колена, затем перехватил левую руку шема своей левой рукой за запястье, одновременно с движением вправо заломал ее ему за спину, повернулся к нему лицом и до кучи ударил уже полусогнутого блондина локтем между лопаток, чтобы тот упал на колени. Получив преимущество в росте, положении и свободе рук, Харел наступил коленом на спину незнакомца, надавил, одновременно поднимая его левую руку выше, пока не услышал опасный хруст: еще немного усилия – и конечность сломается или вывернется из сустава. Правой рукой он был готов в любой момент выхватить нож, который, несмотря на отсутствие прочего снаряжения, имел с собой. Противник мог поступить так же, если не дурак, но следопыт рассчитывал на причиняемую ему боль, которая вряд ли позволит мыслить здраво. В такой ситуации лгать было бы несподручно, придумывать на ходу какие-то факты – тем более, поэтому долиец быстро задал несколько вопросов, ожидая получить такие же быстрые ответы:

- Имя? Кто послал? Зачем? Откуда узнал код?

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всё случилось так быстро, что Филипп даже не успел среагировать на движения эльфа. Он очень постарался бы дать отпор… Если бы гребаная ушастая бестия не оказалась такой юркой и быстрой. Первый ударил он встретил с мыслями о том, что могло бы быть и хуже. В конце концов эльф бы мог попасть и по драгоценным бубенцам, которые пока что ещё были важны Филиппу, в силу возраста. Так что во время того, как в глазах потемнело от боли, он даже мысленно успел поблагодарить задиристого молчуна.

Словами остановить эльфа так же не удалось, так как Филипп попросту не мог подобрать нужных выражений, а боль не давала даже начать что-то говорить. Тычок между лопаток он почти даже не ощутил, просто свалившись на колени и явно перепачкав штаны. А вот задранную вверх руку он уже почувствовал прекрасно! Сложно не понять, что кто-то пытается выломать тебе плечо, поднимая его под нереалистичным для человека углом и давя в спину пяткой. 

-  Охох, а красавчик-то по жесткому! Нет, ну я не против конечно всяких интересов, если конечно оно тебе так доставл...

Филипп простонал, заслышав хруст, и некоторое время дышал через нос, прежде чем заговорить снова:

- Да всё-всё-всё…! Так бы сразу и сказал, что не то имел ввиду! Ошибся, с кем не бывает… 

Бард мысленно просчитал насколько сильно нужно было бы взмахнуть рукою, чтобы тонкие игловидный кинжал скользнул по рукаву в ладонь. Пока что в этом не было такой уж необходимости, чтобы попытаться и нарваться на ещё большую агрессию психанутого эльфа. Явно нужно было либо дождаться менее опасной ситуации, либо разрешить конфликт иным способом. Второе де Шансу подходило куда более чем.

- Филипп. Филипп де Шанс. – наконец-то представился он, решив, что умнее будет парнишке на вопросы ответить и не раздражать его, пыхтящего, ещё сильнее – Лис Орлея. Послал забрать у тебя, жженый ты мой сахар, бумаги. И код мне выдали ещё в ставке “Челюстей”. Сам Люсьен и выдал. Если это всё, что ты так жаждешь узнать, то не соблаговолил бы ты отпустить уже наконец мою руку? Она мне ещё понадобиться при некоторых жизнеобразующих событиях… Ну и вообще по работе. Обещаю не распускать их. 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Harellan

Филипп. Де Шанс. Орлесианский акцент. Все вообще указывает на происхождение из Орлея. Лис. Это их Клык. Знает про бумаги. Люсьен – это Лис. Код знает. Неужели этот Филипп – настоящий Филипп? Неужели Хареллан… Ошибся? Опростоволосился, опозорился, обосрался – короче, проебал ценные бумаги.

- Если ты не лжешь, значит, у нас проблемы, – эльф отпустил руку шемлена, снял колено с его спины и даже подцепил правой рукой за плечо, сжав ткань одежды и за нее поднимая де Шанса с земли, во всяком случае – помогая подняться. – У обоих. Потому что бумаги ушли от меня вместе с другим человеком. Буквально за минуту до того, как ты подсел за мой стол. Молодой, с собой унес кружку в правой руке, обувь без каблуков, ростом чуть ниже тебя, голос грубее и без орлесианского акцента. Идем, может, еще успеем его перехватить.

Не дожидаясь какого-либо ответа от Филиппа, потому что этому, как успел понять Харел, только дай повод рот открыть, долиец юркнул обратно в таверну тем же путем, что и оказался на заднем дворе. Опознать человека, с которым общался только один раз от силы минуту, можно было бы по голосу, но в гомоне таверны портового города – сложно, а если он еще и успел улизнуть – невозможно. К сожалению, стрелок отлично мог заметить присутствие искомого объекта, но с гораздо бОльшим трудом – его отсутствие. Возможно, де Шанс оказался бы в этом полезен – но можно ли ему доверять?

Вообще, Хареллан уже придумал тактику поведения в такой ситуации: если оба “Филиппа” заинтересованы в том, чтобы заполучить и сохранить при себе бумаги, а в сложившихся обстоятельствах – еще и жизнь, значит, оба постараются помешать друг другу. Поэтому можно было показать одному из них дружелюбие и доверие, мол, хорошо, я понял, что ты – настоящее контактное лицо, вместе мы добудем бумаги, и я тебе их отдам… А вот что произойдет на самом деле, когда ценный груз вернется к стрелку, он еще не решил. Скорее всего, придется импровизировать. Так или иначе, для начала было бы неплохо догнать Филиппа Первого, а там уж видно будет.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Он выдернул наконец руку, обхватив ноющее плечо. От помощи, впрочем, отказываться не стал, отряхивая после некоторое время свои одежды. Может быть это и был не самый лучший из его нарядов, но он всё же был его, а так же стоил денег: чего-либо дешевого Филипп вообще не покупал, если только ему не приходилось совсем уж меня образ для выполнения задания. Благо, пока что не было ни одного раза, когда пришлось бы стричь волосы… 

Эльф выпалил ему всю информацию так быстро, что де Шанс ещё некоторое время переваривал её, смотря в его, двигающегося в обратном направлении, спину. И не то, чтобы он был совсем уж глуп, чтобы не понять смысл слов. Он прекрасно понимал, насколько сложная ситуация сложилась. И даже если длинноухий и хотел сбежать от разговора, у него бы точно это не вышло бы.

- Да ты что, серьезно? Ты просто отдал бумаги какому-то проходимцу, который назвался моим именем. Нет, ну я понимаю, тут каждый бы растерялся, заслышав пароль… Но чтобы вот настолько! Нет, ну серьезно. К тебе подошел человек… как ты там сказал? Без каблука. Без каблука орлесианец…Прямо уже провал! Где ты вообще видел таких орлесианцев?! Кружка в руке и ниже меня ростом с грубым голосом. Нет, ну ты прямо издеваешься… – прошипел он, догнав эльфа уже в зале таверны и уже там всплеснув руками – Он же тут явно один такой! Без каблуков, без орлесианского акцента в Неварре-то! С грубым голосом, кружкой в руке, как-будто в таверне может быть вообще как-то иначе. И… что там ещё было? Ах да! Молодой! Вот это, пожалуй, наша единственная весомая зацепка твоими старания!  Ты в курсе вообще, что это всё звучит как тотальный бред! 

Филипп ворчливо зарычал сквозь сжатые зубы едва ли не в ухо эльфу, склонившись к нему через плечо и оглянул зал. Они потратили так много времени на “знакомство”, что, должно быть, уже упустили драгоценное время.

Вообще-то было бы глупо на месте воришки оставаться здесь, с важными документами, да ещё и при этом до сих пор держать какую-то там кружку – это вообще было на грани магического везения, на которое, в данной ситуации, бард просто не мог рассчитывать. Мысленно он уже начал представлять с какой именно стороны Клык Орлея начнет отрезать у него части тела. Его прекрасно, драгоценного тела! А за Люсьеном станется, ведь провожал он так сильно ненавистного ему барда с прямым указанием не возвращаться без данных бумаг. Интересно, он подозревал, что де Шанс, успевший изрядно подпортить ему жизнь, с данным делом не справится? С одной стороны, ну что может быть проще забрать письма и привезти их, передав в руки начальнику? 

Филипп даже похолодел от осознания того, что всё это может быть подстроено именно Лисом. Если так, то он и вправду оказался в полной заднице, из которой вряд ли можно было просто так выйти.

- Давай же, ищи его! Ты же с ним говорил и видел его, не я! 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Harellan

Хареллан успел всеми известными ему способами проклясть это задание, Эву, “Челюстей” в целом, Филиппа – обоих! – в частности, и все, что связано с мерзкими шемами. Ах, как он жалел, что нельзя прямо здесь и сейчас взять нож и отрезать этому болтливому идиоту его длинный язык… Но стоило признать: да, Харел сам облажался. Поэтому наказание, пусть слишком жестокое для эльфа, он заслужил – им он считал свалившегося на голову пустозвона. С пряжками, каблуками, ярким парфюмом и орлесианским акцентом. Действительно, как можно было не догадаться, что посыльный из этой петушиной империи будет именно таким?

- Заткнись, я пытаюсь его найти, – зашипел следопыт, поворачивая голову левым ухом к основному залу, из-за чего де Шансу, полагавшему, что марчанин смотрит на все сквозь ткань повязки, могло подуматься, что “коллега” ищет взглядом нужное лицо где-то возле раздаточной стойки.

Харел отлично слышал чужие разговоры, различал пьяный смех и грубое ворчание, заискивающий голос скупщика краденого и возмущенный оклик официантки, которую шлепнули по пышной “корме”. Слышал звуки шагов, слышал стук кружек друг о друга и о столы, слышал, как подливают воду в похлебку на огне и как получившуюся жижу разливают по мискам. Слышал чей-то стон этажом выше и характерный скрип кровати, слышал ласковое мурлыканье кота на кухне, слышал суровое “брысь!” ему в ответ, даже испуганный всхрап лошади на коновязи за стеной слышал. Но как можно было расслышать молчание? Сраному воришке документов явно не с кем было поговорить, да и зачем: пришел, забрал, что нужно, ушел. А это значит, что сейчас он уже был вне здания таверны. И вполне возможно, что именно этот шемлен вспугнул привязанную кобылу – если только не ушел пешком.

- За мной, – эльф сделал короткий жест рукой своему спутнику и резво направился куда-то вглубь помещения.

Сперва он достаточно лихо лавировал между разносчицами и местным контингентом, когда проходил через наиболее оживленную часть зала, огибал столы и стулья, двигался легко и непринужденно… Но затем, уже у самого выхода, неловко зацепил плечом самую обыкновенную деревянную подпорку. Как будто не заметил. Вернее, так оно и было, но Филиппа данное “столкновение” могло удивить. Хареллан лишь сильнее сцепил зубы и вскоре вышел из таверны. Повернув голову налево, направив лицо как будто на противоположный дом, ухом следопыт пытался разобрать, что творится у коновязи. И не прогадал: там было какое-то шевеление, кто-то спешно взбирался в седло, но ветер приносил запахи лишь с противоположной стороны улицы, поэтому опознать Филиппа Первого при помощи обоняния не представлялось возможным. Харел сделал шаг влево, отходя от двери заведения, и в этот момент предполагаемый грабитель поднял своего коня с места в галоп, сопроводив это характерной голосовой командой.

- Это он! – рыкнул стрелок и дернулся за луком… но вспомнил, что оставил снаряжение в укромном месте и лишь со злостью сжал пальцы в кулак: драгоценные секунды, когда можно было снять беглеца одним точным выстрелом, были потеряны. – Сука… Конь подкованный, поскакал на запад, нет, свернул на север. Ты знаешь местные дороги? Хватай лошадь, поехали за ним, может, еще нагоним.

Перспектива погони верхом Хареллана ни капли не устраивала, однако иного выбора у них не было: если сейчас упустят лже-орлесианца, то вряд ли смогут его поймать после. Разве что Филипп Второй каким-то чудом разглядел лицо своего “двойника”, когда тот проезжал мимо, да и это мало что давало. Не будут же они расспрашивать местных, описывая портрет искомого шемлена? А иных зацепок у них не было: эльф успел лишь отметить подковы на копытах коня, затем мысленно добавил пункт – жеребца, судя по запаху, скрип седла мало о чем мог сказать, направление движения – тоже. С другой стороны, сам Харел пришел в таверну по той же дороге, по которой ускакал липовый “контактер”, а учитывая, что количество путей, ведущих из города не по морю, ограничено, был шанс перехватить его где-нибудь на окраине, пока тот не выехал на тракт. А там уже и место со схроном найти можно, чтобы при следующей встрече с обманщиком – если все же склоняться к тому, что второй Филипп был настоящим – разговор был более… конструктивным.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Заткнуться! Это ты чем собрался искать его? Нет, я охотно верю, что такими знатными ушами много что можно понаотыскать нужного и не нужного! Но ты бы применил ещё пару органов чувств для более точного результата. И кстати, он не обязательно всё ещё здесь! На его месте, я бы щиманулся с места преступления ещё раньше, чем  ты встал из-за стола! Так что, будь уж добр, дай больше деталей, твою эльфийскую наружность через всю Неварру. 

Филипп ругался, однако за эльфом всё же направился, скорее поплыв следом, чем передвигаясь по полу. Вещи он оставил наверху, так что трактирщик не слишком-то переживал, что гость покидает его заведение в компании странного остроухого, явно раздражённого и, как показывает его неловкая встреча с балкой, потерянного в пространстве. 

Возможно бы стоило позвать стражу, дабы обезопасить гостя от эльфа. Однако де Шанс всем своим видом показывал о том,что давным давно эльфа знает. Он даже шлёпнул его по спине, когда они едва не прошли оба одновременно в одну дверь. Давка в трактире становилась всё заметнее, так что покинуть это место было не только важно для их задания, но и жизненно необходимо. 

- Это точно он? - переспросил Филипп, когда едва успел отскочить от промчавшейся лошади. Лицо похитителя, однако, он так и не рассмотрел.- Боюсь даже спрашивать в каких ты отношениях с этим конем, чтобы так хорошо его знать... Ах и к тати, более всего важнее оказались именно подковы, что у каждого второго, а не то, что он серый в яблоко? Просто... Ррррм!

Рука Филиппа, что жаждала придушить эльфа на месте, была отдернута её же обладателем, а сам мужчина потопал отвязывать кобылку. И, не смотря на то, что мужчина передвигался скором шагом, он, по правде, спешил. Просто в туфлях не слишком удобно бегать. Чья это была лошадь? Явно не его...

К дверям гостиной он уже подъехал бодрой рысью, протягивая ладонь хмурому остроухому.

- Погляжу лошади у тебя тоже нет. Давай руку. Хочешь спереди или сзади? - игриво поинтересовался он.  - И скорее, а то скоро её хватится хозяин.

 

  • Like 1
  • Ор выше гор 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Harellan

“Он что, до сих пор не понял?”, – пронеслось недоуменное в голове Хареллана.

Серый в яблоко конь. Нет, если бы он был в настоящих яблоках, которые пахнут и колыхаются при движении – это одно дело. Но имелась в виду окраска животного, которую эльф в силу отсутствия глаз просто не мог увидеть. Вообще все эти каламбуры с “ты что, не видишь?” и тому подобным успели долийцу осточертеть. Если шемлен издевается, то дорого поплатится за свои смехуечки да пиздохаханьки… Как только дело с воришкой будет решено.

- Какой ты, сука, наблюдательный, – рыкнул ему в ответ Харел, не замечая протянутую руку, а потому натыкаясь на нее лбом в процессе стремительного приближения к лошади. – Да убери ты лапы, пока я их тебе не оторвал!

Особой ласковостью и покладистостью стрелок никогда не отличался, а в ситуациях, вынуждающих его и без того хрупкое душевное равновесие пошатнуться, остроухий и вовсе превращался в укушенного осой волчонка: маленький, злой, рычащий и бросающийся при малейшем подозрении на опасность. Так-то Хареллан все больше молчал, из-за чего прослыл безэмоциональным, хладнокровным, эдаким сухарем. Его тяжело было вывести из себя, заставить вступить в спор, тем более – начать ругаться. Если ему что-то не нравилось – он уходил подальше, если встречался с врагом – стрелял первым и не сопровождал это никакими репликами. Но сейчас случилась ситуация, из ряда вон выходящая, поэтому в нестандартных условиях эльф и сам вел себя нестандартно. Позже, наверное, он себя за многое укорит… Сейчас же – лишь за то, что взялся за дурацкое задание.

Взобрался на спину кобылы лучник ловко, но необычно: цепляясь руками за стремя и заднюю луку седла, карабкаясь, как по дереву, не пользуясь помощью протянутой руки. Оказавшись позади де Шанса, Харел устроил ноги так, чтобы они не смущали животное, которое могло не разобраться с тем, чьи пятки им управляют, а руками обхватил Филиппа за пояс. Верховая езда, в целом, охотнику нравилась, но только в определенных условиях, включающих место, компанию, время и прочие нюансы. Сейчас же стрелок чувствовал себя как нельзя паршиво, но выбора не было: если они упустят гаденыша, то накроется медным тазом все их дело.

- Давай, двигай за ним, пока далеко не ушел, – буркнул на ухо орлесианцу следопыт, невольно прижимаясь к нему сзади теснее, банально для того, чтобы ничего себе не отбить при неудобном движении в седле, не рассчитанном на двух всадников: меньше движения – меньше синяков и потертостей на заднице.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Он очень хотел разозлиться на грубость невыносимой остроухой напасти. Но когда тот ткнулся в его ладонь лбом и разозлился на это же, Филипп закусил щеки, лишь бы не расхохотался. И сделал это как нельзя вовремя: эльф, отказавшийся от помощи "шлемена" словно маленькая кошка карабкался на лошадь. И делал он это так призабавно, что умилил бы любого. Под его странными манипуляциями лошадь, двух седаков никак не ожидавшая, повела крупом, словно проверяя свою прыть и премеряясь к собственным возможностям нести несколько человек, пусть даже один из них эльф.

Не смотря на отказ от помощи, эльф всё же обхватил коллегу поперек пояса, дабы не свалиться 

- Да, я явно буду наблюдательные тебя, куница! Ты всегда у нас такой весь самостоятельный до ненормального? Просто есть масса способов забраться на круп куда проще. Попрактикуемся немного позже, а? Если ты понимаешь о чем я... У меня богатый опыт и я нежен, как первый снег!

***

Он был одет совсем не в ту одежду, чтобы скакать на лошади и вести погоню. Да и след самозванца пропал почти у самой окраины города, где дома стали встречаться на порядок реже, скота в полях больше, а звуки становились тише.

Они пересекли уже весь город, и всё для того, чтобы спина незнакомца вдруг пропала, как и круп его серой в яблоко лошади. Кабыла же самих горе-следопытов выдыхлась, и гнать её было, в общем-то, бессмысленно. 

Но если бы только звуки дворов и сопение лошади были единственными в ночной тишине... К сожалению, так крупно эльфу повести просто не могло.

- В следующий раз с такими заданиями явно что-то стоит придумать. Ну правда! Вот к примеру, я обычно стараюсь опознавательно выглядит. Вообще, никогда не жаловался раньше, что меня с кем-то путают. Я, знаешь ли, довольно узнаваем! Как можно не узнать вообще человека с такими идеальными чертами лица. Нет, ну тебя-то я вообще тоже признал сразу. Ты вот, как мне и говорили, сидел весь такой особенный и таинственный, загадочныыый просто меры нет! Я очень люблю загадки, а в тебе их погляжу полным полно! Обожаю всякие шарады. Надеюсь, что ты наконец соблаговалишь представиться и одной загадкой станет меньше. - не останавливаясь говорил орлесианец, направляя лошадь там, где видел в пыли отпечатки копыт. - Кстати, а ты по следам умеешь читать? Ну там.... видишь след и такой "о, здесь шел человек ростом меньше двух метров, лет сорока с пузом далеко за пределами пряжки ремня". Или как это должно работать.

Он остановил уставшую лошадь на развилке и старался рассмотреть источник света у самого края леса, оттуда явно доносились звуки скотного двора, музыка и смех.

- Кажется здесь стоит разделиться... Слишком много копыт в пыли. Но вряд ли он помчался прямо в лес, так ведь? Тут и тропы-то нет. - вздохнул Филипп, первым слезать с лошади не торопясь - Кстати, мне показалось, что ты довольно неразговорчив! Случилось чего?

  • Ор выше гор 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Harellan

Ах, если бы его предупредили, что связное лицо из Орлея будет таким болтливым! Кажется, это самый неугомонный шемлен на памяти Хареллана: ему, должно быть, можно голову отрезать, а она еще минут десять будет болтать, причем скорее всего – о том, что ему дорогой костюмчик запачкали. Эльф как никогда был близок к нарушению собственного правила поведения в “Челюстях” – молча исполнять приказы, потому как вот-вот был готов сорваться и зарезать того, кому должен был передать бумаги. Дело-то совсем несложное: вот он, сидит перед тобой, затылком точно не увидит ничего, нож в шею вставил – и готово. Но долиец все же держал себя в руках, терпел и старался как можно меньше обращать внимания на своего негаданного спутника. Особенно на его странные шуточки, которые, кажется, носили около половой характер.

Он легко ориентировался в направлении их движения: повороты верхом на лошади еще попробуй не заметить, а стороны света определяются легко, если не включать режим дебила. Однако, когда они остановились, Харел без труда понял, что основной причиной этого была потеря преследуемого из вида. Отлично. И кто теперь пошутит про безглазого?

- Хареллан, – сухо и коротко представился стрелок, ловко спрыгивая со спины кобылы и тут же приседая к земле, проводя кончиками пальцев по сухой поверхности: поди определи здесь свежие подковы. – В отряде зовут Сокол.

Шатен чуть нахмурился, прислушался к окружающему миру, затем выпрямился, уверенно прошел к одинокому деревцу и коснулся его коры ладонью. Отлично, они выехали из города именно там, где он в него вошел. Это место было эльфу знакомо, поэтому сориентироваться он сможет. Итак, в глухой лес беглец явно не рванул. Если кобылка выдохлась, значит, его жеребец тоже запыхался. Где здесь можно поменять лошадь?..

- Здесь недалеко есть постоялый двор, – обратился он к де Шансу, вновь, уже в который раз, игнорируя бОльшую часть его речи. – Уверен, наш воришка сейчас там. Отправляйся туда и подожди, когда он высунется. Только постарайся на глаза ему не попадаться. И учти: если он не дурак, а он явно не дурак, то верхнюю одежду он наверняка сменит, поэтому постарайся не проморгать его. Я встречу тебя на месте.

И после, не объясняясь и не дополняя никакими объяснениями свои действия, лучник юркой ящерицей нырнул в узкую канавку недалеко от дороги, по дну которой тек какой-то хилый ручеек. Не успел Филипп и глазом моргнуть, как Хареллана уже и след простыл: искать его было бы бесполезно, да и зачем, если цель оставалась в противоположном направлении? Отмеченный эльфом постоялый двор был заметен издалека, в сгущающихся сумерках он выглядел весьма привлекательно несмотря на все объективные черты “не первой свежести”.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Сокол! Говорят, что у них вроде как зрение острое! А судя по твоему… – фыркнул он, пока лошадь делала круг вокруг себя. По всей видимости, чертовка почуяла запах отдыха, поняв, что в скором времени её обменяют на кого-то более отдохнувшего. Она фырчала и взмахивала довольно головою, показывая свое полное согласие с мудростью эльфа. Ещё бы! Филипп и сам бы согласился, если бы до этого момента это недоразумение с ушами не провалило всё, что только можно провалить в столь простейшем задании, как передать посылку. – Не попадаться на глаза с моей-то невероятной внешностью? Да ты смеешься… Ладно бы ещё мы в Орлее были, но здесь! Орлесианец же даже в своем самом обычном костюме – это же ТАК незаметно! Просто иди и будь незаметным. Да ты что, издеваешься что ли надо мною? Как вообще мне можно быть в трактире, внимание, в Неварре незаметным? Эй! Эй, ты что не слушаешь меня? Вот же…

Однако эльфа уже пропал и след. Он так незаметно вдруг скрылся из поля зрения, будто бы провалился под землю. И вправду, мистическая способность уклоняться от общения. В прочем, вряд ли на свете был хоть один человек, способный выдержать столько речи от незнакомца за раз. 

Филипп надменно фыркнул, повернув лошадь к трактиру и направив её легким шагом. В конце концов, вряд ли тому вору могут так резво выдать лошадь взамен предыдущей. Если конечно там его не ждал союзник со сменой. По крайней мере, будь де Шанс на месте этого человека, точно бы построил план именно так. Оставалось надеяться, что ума и стратегии у вора было куда меньше…

***

Уже заехав во двор, он отметил жеребца: того самого, искомого ими, серого в яблоко, что устало опустил голову у коновязи и пофыркивал на ушко стоящей рядом белой кобыле. Отъезжающего всадника Филипп бы заметил из далека, а значит вор всё ещё был в постоялом дворе. ОРлесианец сполз с лошади, подхватив её под уздцы и отводя в сторону, поближе к сараю.

- Будь незаметным, Филипп! Не проморгай, Филипп! Сделай за меня всю работу, Филипп! – ворчал бард, стаскивая с себя камзол и перетягивая светлые кудри темной лентой. Он совершенно не знал, как быть сейчас незаметным, находясь в чулках и туфлях. Да вряд ли хоть кто-то, зайди он в таверну, откуда доносился пьяный гомон и смех десятка голосов, смог бы его воспринять не как насмешку над честным рабочим людом. Задача была совсем нелегкой… Как минимум, он бы схлопотать по своему божественному носу. Как максимум – больше не выйти из этого помещения никогда… Ну разве что в сторону выгребной ямы, где его хладный труп уже никто не найдет. Не самый приятный исход.

- Ладно-ладно… уболтать толпу пьяных мужиков – не так ведь сложно, правда. Что может быть проще… – успокаивал он себя, повесив свой камзол на лошадь, а сам направляясь в сторону дверей. Однако войти он так и не успел.

На встречу ему, накидывая на себя жилетку двигался человек с слишком уж сильно знакомым лицом. Они едва ли не столкнулись с ним у самой двери, так что не заметить друг друга было просто невозможно.

- Венсан…

- Филипп…

Не то чтобы Филипп имел честь знать прямо таки каждого среди новобранцев. Однако, он буквально обожал подшучивать над большинстве из них, вводя их таким образом в общество орлесианских челюстей и готовя к тому, что все они, несомненно, здесь друзья. Но личные вещи и мысли стоит держать всё же подальше. Нет, никто их не украдет… Но воспользуется, чтобы немного повеселиться. Сейчас бард и не вспомнил бы, как именно поиздевался над конкретно этим парнем. Но, в чем уж он был всегда уверен, все его шутки были менее злы, чем у остальных коллег по оружию. 

- Что ты здесь делаешь? – поинтересовался Филипп в полном недоумении.

- А… У меня здесь задание. Мне его выдали три дня назад.

- Правда? Как интересно! А в прочем… – Де Шанси тут же махнул рукою, будто бы показывая, что ему подробности задания вовсе не интересны. По правде же Филипп попросту проверил достаточно ли свободно лежит вдоль руки кинжал, прижатый к коже ремешком, чтобы в удобный момент выскользнуть в ладонь – У меня тут тоже работенка. А этот проклятый Лис, по всей видимости, настолько уж мне не доверяет и не ценит мои таланты, что решил взвалить на новичка новую работу, не смотря на то, что я тут вообще-то. Вот тут вот прямо в эту минуту! Ну разве это не хамство?

Венсан растерялся, осторожно отходя в сторону, оглаживая белую гриву кобылицы у привязи, при этом вставая достаточно близко к седлу, закрывая его часть от барда левым плечом.

- Это вроде как моё испытание.

“Ну да, ну да… Конечно. Внезапно здесь и сейчас. Целых двое из Орлея, где мне выдали кодовую фразу. Именно здесь, когда бумаги уплыли из наших рук, а следы привели сюда.” – несся в голове мыслительный процесс и диалог с самим собою, хотя в слух орлесианец произнес совсем иное.

- Твоя коняшка? – спросил де Шанс – Моя выдохлась совсем… Думал тут сменить.

- Да, моя, – усмехнулся тот, похлопав возмутившуюся лошадь по гриве – Уже пора и ехать.

- Сейчас?

- Ну да...

- Должно быть тут отвратное обслуживание… – пожал плечами Филипп, подходя к лошади с другого бока. Однако, заметив настороженность и недоумение мужчины, всё же пояснил- Ты что же, без седла вздумал ехать? Отобьешь все места детородные так, что не то что о сексе, поссать не будешь знать как.

Он не видел, но от чего-то был уверен, что натянуто засмеявшийся Венсан сейчас держится за рукоятку кинжала, нашарив её под седлом серого в яблоко жеребца. Он был готов отскочить в сторону и метнуть тонкую иглу собственно кинжала. 

- Вечно ты лезешь не в своё дело, – прошипел мужчина сквозь зубы, и послушался стук лезвия о стремя. 

  • Ор выше гор 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Harellan

Совсем недалеко от места, где двое незадачливых “посыльных” разошлись, через канавку, расширявшуюся и углублявшуюся, явно тянущуюся к местной речушке, был переброшен простенький деревянный мосток: конструкция очень ненадежная, но особой популярностью, видимо, и не пользующаяся. Именно под ним, в колючих кущерях какого-то куста, Хареллан оставил все свое снаряжение. Поскольку ничего тяжелого или труднонадеваемого эльф не носил, облачение в походно-боевой костюм было весьма скорым, и все же стрелок поторапливался. Не хватало еще, чтобы Филипп Второй перехитрил его, заполучил бумаги и скрылся, не дав разобраться со своей личностью. Несмотря на то, что шемлена лучник считал невыносимо языкастым пустозвоном, недооценивать противника опасно. Вдруг де Шанс только прикидывается дурачком, чтобы чужими руками выполнить всю грязную работу, а затем обставить все так, будто бы это он такой весь молодец?

Вдоль тракта до самого постоялого двора почти не было ни кустов, ни деревьев, которые могли бы послужить укрытием от любопытных глаз, но внезапно повеявшая свежесть подсказывала слепцу, что на землю вот-вот опустится ночь. Вероятно, в сумерках уже было плохо видно, поэтому Харел стал передвигаться более свободно и быстро. Оказавшись перед невысоким забором, окружавшим перевалочный пункт между трактом и городом, эльф чуть пригнулся и обошел все заведение кругом, прислушиваясь и прикидывая точное расположение отдельных частей строений. Заметив оба знакомых голоса, Хареллан снял со спины лук, наложил на тетиву стрелу и занял наиболее выгодное положение: чтобы из-за забора его не было видно, чтобы его запах нельзя было почувствовать, хотя шемы не звери, в запахах не разбираются, да чтобы ветер не мешал траектории полета стрелы.

Лошади, лошади, конь, жеребец, кобыла, скрип седла, болтовня, шорох руки по шерсти, усмешка, болтовня… Что-то слишком удачно получается: неужто де Шанс вот так с первого взгляда определил своего “двойника” и сумел его разговорить? О, нет, судя по репликам обоих – они друг друга знают, может, поверхностно, а может, вовсе напарники. Что если один решил подставить второго с этим заданием? Или оба зачем-то решили обдурить связного из Марки? Что за игры? Ох, как же Хареллан зол, как же ему хочется пустить кровь обоим, отрезать головы проклятых “сочелюстников”, принести их Затралану, доложить обо всем и сказать, мол, дальше сам разбирайся, начальник, а я все. Но нет. Он выше и сильнее этого желания, он справится с заданием, чего бы это ему ни стоило. Он не может подвести своего лидера, не может сам себя опустить в глазах приютившей его организации. И пусть вопросов все еще оставалось больше, чем ответов, а недовольство росло с каждым новым поворотом этого странного дела, Харел в своем решении был тверд.

Наверное, слух мог бы подвести стрелка. Полагающийся не на глаза, ориентирующийся по звукам и запахам, он мог бы принять звон, скажем, металлической пуговицы о стремя, но… нет. Следопыт отлично знал, как звучит заточенная тонкая сталь, чем отличается ее звон от любого другого, мог даже предположить размеры и форму лезвия – иначе его не ценили бы столь высоко. Иначе он был бы простым безглазым калекой, а не опытным и чрезвычайно опасным убийцей. Поэтому, когда Филипп Первый решил, что за лошадиным корпусом, разделяющим его и Филиппа Второго, де Шанс не заметит легшего в его ладонь клинка, он, возможно, даже был прав. Только стоящего за забором почти перпендикулярно к ним обоим эльфа он никак не мог ожидать – очень зря. Никогда нельзя недооценивать противника.

Стрела сорвалась с тетивы без какого-либо прицела, Хареллану было достаточно выпрямиться и вскинуть руки на нужную высоту, которая была выверена представлением о взаимном расположении стрелка и цели. Наконечник вошел в шею бедолаги Филиппа Первого справа и вышел слева, пробив ткани насквозь. Не самая чистая работа: кругом тут же брызнула кровь из разорванных вен и артерий, да и моментальной смерти шемлена такое попадание не обеспечивало, однако и вскрикнуть, привлекая к себе внимание, он не смог. Лишь ухватился руками за горло, судя по звуку – уронив при этом злосчастный кинжал на землю, захрипел и спиной припал к боку жеребца, который помешал ему свалиться с ног. Харел не терял времени: выстрелив, он сразу же ухватился за забор руками, оттолкнулся ногами и перемахнул на противоположную сторону, в несколько движений оказываясь рядом. Пока обманувший его шем не осел на землю мешком с дерьмом, эльф успел выдернуть из его шеи драгоценную стрелу – в походных условиях они всегда были дороги – и начал обшаривать одежду приговоренного. Бумаги оказались спрятаны аж под рубахой, прижатые к телу тканью и перетянутые сверху ремнем, но главное – нашлись. К моменту, когда сипящий и обливающийся собственной кровью Филипп окончательно упал, лучник уже вскрыл хрустящий лен острием стрелы, попутно вытирая ее, скользнул рукой в образовавшееся отверстие и извлек драгоценный пакет. Его целостность еще предстояло выяснить, но сперва, пожалуй, было бы неплохо скрыться с места “преступления”, пока кому-нибудь не понадобилось вдруг выйти и увидеть всю эту распрекрасную картину. Де Шанс ведь должен подумать о том же, не так ли?

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Он лишь успел едва отшатнуться назад, выхватить из рукава кинжал. Однако кинуть успеть запустить его в плечо Венсанта он так и не успел. Замешкавшийся, в эту секунду, он уже думал о том, что скорее короткое лезвие новичка воткнется ему куда-нибудь, чем кинжал самого Филиппа найдет какую-либо из частей тела противника. Он даже успел испугаться и мельком увидеть свою жизнь, проносящуюся мимо него с такой скоростью, как не несутся кони… И, кстати, она была не столь хороша, чтобы помнить её. Он даже успел подумать над тем, что хотел бы ещё добавить в неё какой-то остроты, прежде чем кинжал Венсанта вопьется в его шею, окрасив кровью камзол и черный воротник.

Филипп почувствовал горячую кровь на лице, вздрогнув и зажмурив глаза. Ему даже казалось, будто это его собственная кровь заливала теперь его воротник. Он даже задышал чаще, боясь шевельнуться, будто бы в мгновение, когда хотя бы часть его тела дернется, жизнь покинет его. Но жизнь не покидала… Он медленно приоткрыл глаза, смотря в недоумении на свою одежду, а после на задыхающегося в крови Венсанта, медленно стекшего на землю и пытавшегося выдернуть стрелу из горла. 

- Твою мамашу… – выдохнул Филипп, пока напуганные лошади тянули удила, пытаясь отойти от окровавленного человека подальше, перебирая копытами и мотая гривами, забрызганными алым. – Моё новый костюм! Да что ж такое а… 

Бард наклонился, схватив человека за грудки и прижав пальцы к ране, чтобы придержать бьющуюся кровь. Ему нужно было знать, что он сделал с документами. Ему нужно было знать, зачем он их забрал и куда хотел отдать! Да, он не любил Лиса. Но отрицать то, что это были важные бумаги не мог. 

- Говори! Давай же! Кто приказал тебе украсть их? Кто?! – шипел он, и мужчина даже попытался ему ответить. Он хватал ртом воздух, напрягаясь, но с губ, вместо слов, скатывалась лишь кровь. Тщетные попытки человека заговорить были оборванны всё тем же эльфом. Оказавшись рядом, он вырвал стрелу, заставив Филиппа отступить назад. Он смотрел на свои руки и на кровь, едва блестящую в тусклом свете огней из грязных окон таверны. – Демоны тебя побери…! Зачем? Ты нахрена его убил?

Он не любил ругаться, как портовый житель. Однако в данной ситуации более никаких слов более не нашлось. С одной стороны, он размышлял над тем, что, упавший у копыт ходящей из стороны в сторону лошади, кинжал мог оказаться в его шее. А с другой стороны, перед ним лежал человек, у которого уже нельзя было взять никаких сведений. А сведения, пусть даже самые незначительные, были куда более ценными.

- Как теперь нам его допрашивать?! И моя одежда… Ох, Тьма прелюби всех эльфов… Ты же понимаешь, что мы теперь не сможем найти бумаги? – Филипп обтер лицо от капель крови, пытаясь прийти в себя, но от того ещё более неестественно и наигранно двигаясь, опираясь на спину лошади локтем. И тут же спасаясь от её недовольного клацанья зубами – Спокойно! Вот как искать, а? У тебя значит и зрение как у орла и… ах да, Сокол! Сокола! Как у сокола! Острее быть не может? А теперь-то как искать, а? По нюху? Ты кинешься по следу за тем, кому он мог уже их продать, передать? Я бы посмотрел всё это! Всегда мечтал о собственном мабари, но чтобы он выглядел вот так вот я конечно не ожидал! Ну и что ты там вот копаешься? Зачем ты… Я конечно понимаю, что мы в стране, где относятся к смерти довольно странно. Но я думал, что тебя не возбудит мёртвый человек! Ты разбиваешь мне сердце, Хари… Придется холодеть… Вряд ли ты найдешь там что-то. Если он не идиот, то должен был давно бы их спр… А. Он идиот. 

Эльф и вправду выудил письма из-за пазухи человека. Филипп даже успел отметить с ревностью схожесть сплетения ремней с его собственными, которыми под одеждой могли придерживаться личные и необходимые для выполнения задачи вещи.  На взгляд де Шанса письма были явно вскрыты… Пара печатей были сломаны и вряд ли просто от падения тела на землю: скорее всего их ломали пальцем или срывали кинжалом. Интересно, что же такого было в этих бумагах, что даже новичок, прежде чем попытаться отдать их куда-либо, решил прочесть содержание. 

- Так… Ну, в общем-то это всё? – спросил Филипп, доставая из рукава платок и стирая с лица и рук чужую кровь, мысленно благодаря Хареллана уже второй раз: на этот раз уже за спасение жизни. Эльф действовал молча и так и не снял повязку. Было вообще удивительно, как в темноте вообще можно было рассмотреть хоть что-то? Было очень странно. Он попытался выцепить письма, но руку всё же отдернул. Всё же эльф только что человека убил, даже не удосужившись ничего спросить у виновника их проблем. Сложив пальцы между собою, не отрывая при этом взгляда от своей цели, он постарался максимально обворожительно улыбнуться. Но получилось натянуто. И всё же, немного успокоившись, он протянул руку, поманив его пальцами – Давай. Отдавай их, и, может быть, я всё ещё успею на корабль. 

  • Ор выше гор 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Harellan

Смерть – явление естественное, а для убийцы – еще и рутинное. Хареллана смерть окружала с самых младых ногтей: сперва осознание того, что милый пушистый кролик, чтобы стать вкусным куском жареного мяса, проходит через смерть, затем – самостоятельные “пробы пера” с детским луком и нерасторопными лесными птахами, а после пришлось ощутить дыхание смерти на собственной коже, лежать рядом с остывающими трупами друзей, частично даже умереть самому… У долийцев к смерти, как к явлению, отношение было своеобразное. Одни только сказки про Фалон’Дина чего стоят – и они отлично отражали этот специфический подход. Когда-то давно, когда Харел еще носил другое имя, он даже искренне разделял и уважал эти взгляды. Но затем его жизнь кардинально изменилась, мир окутался мраком, и все то, чего страшились соплеменники, стало для эльфа обыденным. Возможно, это было одной из причин считать Тарена погибшим – чтобы из его умершего тела мог родиться Хареллан, как молодой побег, пробивающийся из кучи прелых мертвых листьев.

С тех давних пор минуло уже много лет. Воспоминания стрелка постепенно выцветали и терялись во мраке новой жизни. За эльфом тянулась долгая кровавая цепочка причиненных смертей. Раньше он пытался их считать, запоминал каждую отнятую жизнь, но постепенно просто сбился со счета. Теперь же, когда он присоединился к “Челюстям”, убийства совершались не по личным убеждениям, не для выживания или ради мести, а просто в рамках обязанностей. Сказано - сделано, велено – выполнено. Харел редко задумывался о том, кто его цель, почему и зачем именно ее отметили, кто стоял за заказом – просто делал свою работу. Нынешняя ситуация выбивалась из этого описания. Ему не давали задания убить подставное лицо, приказали лишь передать бумаги. Поэтому, в самом деле, возможно, стрелять на поражение было излишним… С другой стороны, лучник все же склонялся к мысли, что Филипп Второй – единственный настоящий контактер из Орлея, поэтому Первого вполне можно было пустить в расход. Более того, не убей его Хареллан, Филипп Первый сам, вполне вероятно, убил бы Второго, а это уже грозило невыполнением задания, чего эльф позволить себе не мог.

- Если хочешь выжить – всегда бей первым, – достаточно коротко прокомментировал свои действия и одновременно ответил на вопрос “коллеги” мужчина.

И вот что странно: если де Шанс тоже был членом “Челюстей”, то почему гибель всего одного никчемного шемлена, еще и явно не самого ценного, еще и того, кто его самого хотел сперва обойти, а затем и убить, вызвала у орлесианца столько эмоций? Нет, разумеется, на эмоции и разговоры он в любом случае был щедр, но, кажется, вид крови или трупа несколько его… напугал? Харел затруднялся дать определение тому, что услышал в голосе болтуна. Но это определенно было не то, что следопыт ожидал от наемника. Вокруг тебя постоянно кто-то умирает, а ты как маленькая девочка делаешь из этого драму. Позор.

А затем Филипп Единственный совершил очередную ошибку: решил, что на этом его задание закончено. Эльф подобрал упавший на землю кинжал не слишком умного противника, бегло оценил его по весу и ощущениям рукояти, после чего сунул за один из тонких ремешков на поясе: как говорится, в хозяйстве пригодится. В то же время бумаги отправились в напоясную сумку, скрытую плащом, таким образом одно движение визуально прикрывалось другим. Ловкость рук – и никакой магии. Затем использованная стрела скользнула обратно в колчан, а длинный лук, все это время находившийся в левой руке стрелка, чуть наклонился и уперся плечом в грудь де Шанса.

- Не так быстро, – Хареллан едва заметно наклонил голову набок и направил лицо вполоборота к собеседнику. – Я слышал, как ты говорил с этим шемленом. Вы как минимум знакомы, а потому я не могу тебе доверять. Смекаешь? Дай мне повод понять, что ты – настоящий связной, которому я должен был передать документы, иначе я найду тысячу поводов убить тебя прямо здесь прямо сейчас.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах