Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Adrian Du Couteau

Mirror, mirror

Рекомендованные сообщения

Каждое прикосновение, каждый поцелуй, каждое слово — всё вызывало дрожь в её теле. Селена пыталась сохранять самообладание, отчаянно хватаясь за здравый смысл. Ох, может зря она поддалась своим чувствам? Он так медлит… Дразнит. Делает всё, чтобы она почувствовала себя в ловушке его отточенных годами действий. 

 

Он отнял руки от её упругой груди, а Виардо уже готова была просить, чтоб он продолжал дальше гладить её полусферы. Чтобы грубые пальцы вновь вернулись к её соскам, играясь с ними, то нежно касаясь, то сжимая сильнее до боли. Но герцог пошёл гораздо дальше, уделяя внимание её телу, не ограничиваясь только одним участком. Живот, бёдра, ноги — всё оказалось в плену его умелых ласк. 

 

О да, перспектива придушить его бёдрами показалась ей весьма разумной, но стоило мужчине коснуться её кожи, куснуть и вновь нежно поцеловать, как вновь в ней поднялось смущение. Это было очень...приятно. Так желанно, так интимно, что она вновь не нашлась, что ответить. Всё её красноречие вдруг исчезло, позволяя сорваться с губ едва слышному стону. Нежному, тихому и жаркому. 

 

А он всё глумился, задавал ей зачем-то вопросы, прекрасно зная на них ответы. Несносный мужчина! Селена слушает очередной вопрос и начинает слегка посмеиваться, нет, это правда, даже в какой-то степени забавно. И ей бы посмотреть в его наглые глаза, да с таким серьёзным укором, но она этого не делает. Напротив, девушка расслабляется, откидываясь на простыни и зажимая себе рот, чтобы не хихикать. Создатель, как же приятно! Виардо чувствует, как Адриан касается своей щетиной внутреннего бедра другой ноги, аккуратно трётся о нежную кожу, заставляя её раздражаться, оставляя после себя едва заметные царапинки. Уж в том, что там будет красный отпечаток от мужских «колючек» она не сомневалась.

 

— Адриан, клянусь, я либо кину в тебя чем-нибудь тяжёлым, либо лягну так, как ни одна женщина ещё не давала тебе по лицу, — сорвалась очередная колкость с девичьего языка. 

 

И это было в ответ на вопрос-предположение о прекращении и проведении крайне неуютной ночи с крайне высоким показателем недотраха уже у обоих представителей орлесианского дворянства. И это как раз будет уже очень прискорбно, грустно и всё то, что там вещал этот искуситель ранее.

 

Касание её бедра заставило Селену немного вздрогнуть. Каждое прикосновение рук Адриана отзывалось мурашками на коже едва ли не ожогом в тех местах, где его пальцы касались её тела. Грудная клетка девушки то вздымалась, то опускалась от переполняющего её возбуждения. Дышать с каждой минутой становилось всё тяжелее и тяжелее. Желанный мужчина был так близко, но так далеко от того, что она боялась себе представить. Всё происходящее казалось ей медленной и мучительной пыткой. Неужели все выдающиеся любовники Орлея такие...педанты? Или это ей так повезло? 

 

Селена отрывает голову от простыней, приподнимаясь на локтях в тот самый момент, когда мужчина приложил палец к своим губам, как бы намекая ей не кричать и не будоражить умы слуг дворца. Она вся задрожала, когда он коснулся того сокровенного, что женщины обычно стараются не показывать мужчинам до свадьбы. Внезапно она осознала небольшой конфуз, точнее, его отсутствие, т.к. девушка по привычке вела чистоплотный образ жизни, включающий в себя процедуры по приведению в порядок зоны бикини. Кто-то мог бы воспринять это как некоторую подготовку и запланированное на вечер действо, но в этом вопросе девушка была абсолютно невинна. Да, сегодня такие процедуры у неё были, но вот планировать поход к герцогу. Это всего лишь случайность, которая обернулась таким вот приятным для них обоих исходом.  

 

Ноздри Селены затрепетали, как у породистой лошадки. Очередной вопрос, который на этот раз оказался верен. Она не могла сконцентрироваться на том, что делали его руки, залюбовавшись томным мужским взглядом и новым шрамом, пересекающим вздёрнутую бровь. 

 

«К чему все эти разговоры, Адриан?» — так и хотелось ей спросить.

 

Только любым её вопросам не суждено было оказаться озвученными. Её тело едва не свело судорогой, когда влажный язык герцога первый раз коснулся её маленькой пуговки женского лоно. 

 

— Ммм...ах….

 

Почти промурлыкала Виардо и не в силах далее удерживаться на локтях, позволяет голове коснуться мягких простыней, в то время как спина изящно выгибается от ласк, что дарит ей этот мужчина. Девушка сдерживает стоны, погружаясь с головой в чувствительность момента. Её рот в наслаждении открывается, но не издаёт ни единого звука. Ей хочется сжать бёдра, но не получается из-за мелкой дрожи. Нет, это не было даже близко к пику наслаждения или оргазма, скорее, это приятная нега, в которых Виардо буквально купалась, в возбуждении и ласках, стремлении Адриана доставить ей удовольствие.

 

Но вот нега заканчивается и девушка соприкасается спиной с кроватью. Тяжело и протяжно дыша, она смотрит томным взглядом из-под полуприкрытых глаз на герцога дю Куто. От неё не укрылось и похабное действие. И то, с каким наслаждением он смотрел на неё. Селена видела огонь желания, который тот едва сдерживал и с трудом могла понять, чем вызвано такое промедление. Он ведь...не железный. Неужели Адриан пытается сделать всё возможное, чтобы девушка не испытала боли? Почему-то эта мысль поразила её как гром среди ясного неба. Его Светлость оказался крайне внимательным и трепетным любовником, нежели она ожидала. Наверняка он прекрасно знал и о женских страхах перед первым разом и о том, как это бывает больно и какие ещё чудеса полового воспитания могут приключиться. Это открыло в ней вторую волну возбуждения, сводя на нет предыдущую. В один миг он показался ей самым прекрасным человеком на всём свете. 

 

Когда тот вновь склонился над её цветком, Селена полностью решила отдаться во власть своих чувств. И снова она издала протяжный, ласкающий чужой слух полустон. Тихий и нежный. Сколько себя помнила, она никогда не умела кричать громко, хотя её голосовые связки позволяли брать крайне высокие ноты. Колоратурное сопрано Селены считалось одним из самых лучших в Орлее. Однако в постели с женщинами, бывшая фрейлина была скорее тихой мышкой, не позволяя окружающим узнать о её слабостях. Вот и сейчас, отдаваясь страсти, Виардо могла только сопеть и издавать едва слышные стоны. Очень пикантные. Интимные и предназначенные для слуха только одного мужчины.

 

Он ласкал её так, как ни ласкала ни одна женщина. Его пальцы, безусловно, больше, чем аккуратные женские пальчики, ощущались внутри совсем иначе. Он действовал увереннее. Осторожно. Прекрасно зная, где стоит нажать посильнее, где мягко и аккуратно провести. Каждое движение дарило ей удовольствие. На каждый толчок пальцев она отзывалась как податливая, желающая получить больше ласки от своего хозяина кошечка. 

 

— Адриан…. — Полустоном на выдохе, прошептала Селена, чувствуя, как тело начинает дёргаться от накрывающих её волн наслаждения. 

 

Но мужчина не останавливался, вводя уже третий по счёту палец. Виардо ощутила, как её соски на груди вновь болезненно напряглись и желали, чтобы им уделили внимание. Но прежде, чем она успела бы их коснуться, герцог остановился. 

Напряжение постепенно начало пропадать, позволяя ей немного прийти в себя. Тяжёлый вздох. И с трудом возвращающееся сознание. Что он говорит? Четыре? Может хватит?

 

Виардо с трудом садится на кровати, так, чтобы ей было удобно сидеть на её краю. Она с любовью и нежностью смотрела в глаза мужчины, что терпел уже долгие минуты в ожидании их соития. Селена улыбается. Блаженно, с надеждой во взгляде, с безграничным доверием и любовью. Девушка берёт его лицо обеими руками и тянет на себя, заставляя того оказаться ближе к ней. Неотрывно смотрит ему в глаза, не позволяя затуманенным взорам переключиться на что-то другое. Да и вряд ли кто-то из них может отстраниться, ведь в эту минуту весь остальной мир мог подождать. Для неё существовал только он, впрочем, как и для него должна была существовать только она. И когда их лица оказались в опасной близости, Виардо с рычащим стоном прильнула к его губам, страстно и неистово прижимаясь к телу герцога, обхватив его плечи и шею в крепкие объятия. Она потянула Адриана на себя, буквально вжимая своё тело в его, прекрасно ощущая исходящий от того жар. Даже горошинки груди заныли от соприкосновения с мускулистым торсом дю Куто. 

 

В перерывах между поцелуями и попытками вдохнуть больше воздуха, она едва слышно шептала одно единственное имя, зарываясь руками в его волосы. Девушка обхватила ногами его бёдра, заставив того прижаться к ней вплотную. И если до этого она не могла почувствовать и потрогать его возбуждённую плоть, то теперь низ её живота вполне ощущал тот каменный стояк, который неизвестно каким образом Адриан умудрялся контролировать. Не вполне осознавая, что делает, Селена ведёт свою ладонь по его ключице, плечу, по лопаткам спины и ниже, касаясь упругих ягодиц. Ослабив хватку бёдер, леди прокладывает путь своей ладони между своим и мужским телом, а когда пальцы касаются твёрдой плоти, нежно и аккуратно берёт мужской член в руку. Осторожными и неспешными движениями, начинает растирать нежную кожу со вздутыми от напряжения венами, что прекрасно чувствовались её ладонью.

 

— Mon Amour, — сладко шепчет ему на ушко, — хватит уже испытывать наше с тобой терпение...


68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f7248795a714a784f442d363735413d3d2d3736303131353538342e3135623239386236656539386465646439373039.gif

Des yeux qui font baisser les miens

Un rire qui se perd sur sa bouche

Voilà le portrait sans retouches

De l'homme auquel j'appartiens

 

3e1f598ed1faa4c8dd420627d8eaebdb.gif

Et dès que je t'aperçois

Alors je sens en moi  Mon cœur qui bat.

Des nuits d'amour à plus finir

Un grand bonheur qui prend sa place

Les ennuis, les chagrins s'effacent

Heureux, heureux à en mourir

68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f5f7136687446726b467a5a7754673d3d2d3538313230383037302e3135333265636665656130396261656332393835.gif

 

 

 

 

 

 

 

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Слышать собственное имя, раз за разом произносимое трепетным шёпотом подобно молитве, ощущать под собой разгорячённое тело, что бьётся в мелкой дрожи в ожидании какого бы то ни было облегчения и кульминации, чувствовать разгорячённое дыхание и влажные, хаотичные, полные рычащей страсти поцелуи… это ли ни божественное удовольствие? Сколь же глупы все эти братья церкви и монашки в особенности, давшие обет безбрачия и пообещавшие, что лишь незримый и бесстрастный Создатель может их оприходовать! Бездна, но воистину, целибат — самое глупое изобретение верующих и моралистов, твердящих о непогрешимости и чистоте. К чему, к чему всё это воздержание… когда есть возможность ощущать подобное?

 

Герцог со сдавленным стоном резко выдыхает, когда сжираемая желанием Лже-Императрица почти что в прямом смысле выражения берёт его за яйца — разве что выше… и приятней, что не сильно облегчает задачу держаться до последнего, как и положено каждому уважающему себя мужчине.

«Маленькая дерзкая кокетка решила расхрабриться и взять всё в свои руки, м?»

 

Ему стоило бы попросту взять её, здесь и сейчас, без лишних раздумий и подготовок — Бездна, он этого хотел сейчас всем своим естеством, ибо растягивая удовольствие для женщины Адриан тем самым добровольно подвергал себя почти что пытке. Но… что такое несколько минут мучительного ожидания с ноющим от возбуждения членом, когда впереди ждёт вершина удовлетворения как морального, так и физического? Пожалуй, он мог подождать ещё минутку. Максимум две. Ровно столько, сколько потребуется для того, чтобы найти заветный флакончик масла с мятой.

 

— Позволь ещё немного тебя помучать, chaton. Я хочу, чтобы тебе запомнилось, — усмешку, с которой герцог шепчет эти слова в ответ, иначе как жестокой и не назовёшь — он получает удовольствие от каждого мгновения этой томительной пытки, несмотря на то что во многом страдает сам. Адриан аккуратно высвобождается из тёплых пут, которыми для него сейчас стало тело Селены, и достаточно резво перебирается к прикроватной тумбе. — Ты же потерпишь ради меня, chaton?

 

Правда, скорее терпит она больше для себя… для собственного комфорта в дальнейшем, насколько это возможно. Искомый флакончик, сверху украшенный изящной серебряной филигранью и закупоренный увенчанной сапфиром пробкой, практически сразу бросается в глаза — ещё одна вещица, с которой герцог практически никогда не расстаётся, даже если речь идёт о самом что ни на есть смертельном задании. Потому что никогда не знаешь, когда пригодится хорошее масло с достаточным добавлением мяты — такое, от которого становится слегка прохладно и кожу приятно покалывает. Откупорив флакон, герцог не без томного содрогания вдыхает аромат мяты, уже предвкушая ощущения и подспудно надеясь, что этого будет достаточно… а, хер бы с ним, он и так уже сделал всё, что только мог. Селена сама заявляла, что не хрупкая ваза, в случае чего может и немножко потерпеть боль. Но сначала…

 

Щедро налив масла в ладонь, закупорив остатки и вернув их на место, Адриан неторопливо встаёт с постели и поворачивается всем телом к Селене, чтобы девушка могла видеть его практически полностью — всё же, на то, что было ниже колен, женское внимание обращалось весьма и весьма редко. Он всё так же лениво и с толикой жестокости улыбается, глядя на распластанную на его постели Лже-Императрицу… и медленно, последними усилиями воли заставляя себя не торопиться, обхватывает ладонью свою разгорячённую плоть, покрывая прохладно покалывающим маслом, при этом едва сдерживая резкий дрожащий вздох.

 

Он тянет совсем недолго в сравнении с тем, как выжидал ранее — просто достаточно времени, чтобы Селена могла всё разглядеть и оценить, в особенности свежий запах мяты и приятный маслянистый блеск. Всего пару мгновений и Его Светлость с необычайной для калеки прытью оказывается практически в том же положении, что и пару минут назад — нависая над разомлевшей блондинкой, прижимаясь к ней. Только если раньше притягивала его она… то теперь вжиматься, а точнее, вжимать кое-кого в постель собирался сам Адриан. Следующее настойчивое прикосновение маслянистой ладони сдабривает ещё девственное лоно снаружи, хотя так ли это сильно нужно, когда с самого герцога это же масло едва ли не капало?

 

Пылко, не сдерживая удовлетворённый рык от прикосновения к женской коже, герцог покрывает Лже-Императрицу поцелуями — грудь, ключица, плечи, шея… последней особенно уделяя внимание, при этом чистую руку запуская в ещё влажные волосы и крепко, слегка грубовато сжимая пряди в кулак, заставляя девушку чуть больше обнажить свою изящную шейку для его губ и зубов. Поцелуи, укусы разной степени силы, объятия и ласки покрытой остатками масла ладонью — всё, чтобы отвлечь, позволить расслабиться… и в один прекрасный момент настойчиво, практически одним мощным движением бёдер войти, преодолевая сопротивление твёрдо, но с нежностью. Всё, что ему было действительно нужно — это момент внезапности, неожиданности. Ведь когда боли ждёшь… о расслаблении можно забыть.

 

Адриан напряжённо замер, прижимая Селену к себе и вглядываясь в её лицо, стискивая от усилия зубы чуть ли не до хруста — Бездна, ему хотелось продолжить. Но сегодняшний вечер был не для его услады в первую очередь.

 

— Готова? — прошептал он, выдавив усмешку и про себя чуть ли не молясь, чтобы ответ был «да».


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
7w5CZlu.gif MWEUQpD.gif R17E7Ps.gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Селена замирает, словно нашкодивший котёнок, желающий одновременно взглянуть на результаты своих шалостей и спрятаться, зарыться в глухом месте и не высовываться. Жар тела Адриана согревал её лучше всяких одеял или пошлых мыслей. Мощное мужское тело нависало над нею сверху как скала над бескрайними морями и девушка просто не могла насмотреться на предмет своих девичьих грёз. Её рука продолжала изучать на ощупь внушительное достоинство герцога, отмечая уже не столько напряжённые плоть или вздутые вены, сколь бархатность и нежность кожи паха дю Куто. Девушка даже успела уделить особое внимание разгорячённой головке, которой нежно и аккуратно касались её тонкие пальчики, когда услышала над своим ухом низкий стон Адриана, заставивший её вздрогнуть от… Возбуждения. Щёки моментально вспыхнули и бард заворожённо смотрела на его светлый лик. Создатель, как Адриан мужественен, как красив, просто великолепен! Эти эмоции в ней были столь искренними, что Виардо готова была о них кричать во всю мощь своих лёгких. Любовь — это прекрасное чувство, которое порой и толкает на безумные поступки, но абсолютно точно стоит того, чтобы испытать его. 

 

Как же ей нравится его реакция! Девушка довольно скалится. Значит она делает всё правильно. Селена не хотела думать только о своём удовольствии, её учили доставлять удовольствие другим. Иным, конечно, способом, но кто сказал, что она не имеет права импровизировать в постели?! Пускай и с мужчиной. Первым мужчиной в своей жизни. Тем самым, кто украл её сердце и не желал просто так возвращать обратно. Их игра должна была закончится гораздо раньше. У них был шанс поставить жирную кляксу в этих странных взаимоотношениях, но вот же незадача — упорство и твердолобость обоих привели их в постель, в которой эти двое сгорали в огне страсти, который дарили друг другу их тела и сердца. 

 

Божественный голос Адриана разливается словно музыка, но истинное предназначение сказанных им слов, до неё доходит не сразу. Разгорячённое тело с пульсирующим девственным цветком давно выгнали разум из этой хрупкой и нежной фиалки. Селена нехотя выпустила его из объятий, не желая прерывать контакт горячих тел. Рука отпустила твёрдый пенис герцога, медленно пройдясь от паховой части вверх по животу и торсу. К слову, она даже не испытала брезгливости в отношении мягких волос, которые некоторые орлесианцы старательно выводили с тела. Почему-то её не удивило то, что Адриан этого не делал. Наоборот, её абсолютно радовал тот факт, что он совсем не похож на большинство жеманных лордов их империи. Игриво покрутив волоски на его груди, девушка отважилась поднять взгляд и осуществить глупое, но главное — чистосердечное признание.

 

— Адриан, свет мой, — нежно и сладкоголосо промурлыкала бард, — ради тебя я готова не только терпеть, но и ждать столько, сколько потребуется…

 

Он был так деликатен с ней. Так аккуратен и заботлив. Его Светлость уделил немало времени и внимания ей, и всё для того, чтобы Селена чувствовала себя комфортно и максимально расслабленно. Создатель, ты несправедливо наградил её таким мужчиной, как и несправедливо обделил герцога великолепной женщиной, заставив того долгие годы томиться в одиночестве. Конечно, он не был похож на мужчину, который с удовольствием готов окунуться в брак с кем бы то ни было. Не важно, любимая это женщина или просто политически необходимая сделка через брак. Он был честен во всём, в чём мог себе позволить столь опрометчивое чувство как доверие. И девушка, что содрогалась от каждого его прикосновения и чарующего голоса, особенно ярко понимала, что эта ночь запомнится не только ей, но и ему тоже. 

 

В комнате приятно запахло мятой. Селена даже засопела, принюхавшись к одному из любимых с детства ароматов. Скорее всего — это совпадение, что у герцога было масло с именно таким ингредиентом, но, пожалуй, она позволила себе небольшой самообман, вообразив, что это специально для неё. Даже при той, что разум прекрасно понимал, почему мята и почему масло. И почему оно наносится на…

 

— Ооооооо, — только и смогла простонать девушка, когда поняла столь коварный замысел. В предвкушении она даже облизала губы, явственно ощущая  как те стали сухими и едва заметно подрагивали от полноты возбуждённых до предела эмоций. 

 

Те восемь дюймов, которыми, безусловно, гордился бы любой уважающий себя мужчина, предстали её очам в совершенно ином свете. Адриан стоял напротив неё, позволяя оценить и его подтянутое тело, и рассмотреть все шрамы, а самое главное, узреть такую эротику, что перед ней меркли все голые статуи Орлея. Не важно, кто и что думает на счёт короны на голове герцога Вал Шевинского, для Селены он сейчас был едва ли не самим Создателем. В той интерпретации, когда не слишком верующие андрастиане шутили про первую брачную ночь своего бога и его избранной пророчицы. 

 

Девушка едва подавила подкативший к горлу стон. Во рту пересохло, а воздуха сразу стало резко не хватать. Почему-то именно сейчас ей стало немного боязно. Неужели это действительно всё для неё? Не то, чтобы барда пугали размеры полового гиганта или перспектива почувствовать боль при его вхождении… Селена в какой-то момент испугалась, что просто напросто не достойна того, чтобы находится в постели с таким мужчиной. Создатель, если ты слышишь, награди своего сына сполна за то, что он делает не только для неё, но и для всей страны. Адриан как никто заслуживает счастливого финала в этой тёмной истории.

 

Одно мгновение и возлюбленный вновь оказывается над ней. Виардо не задумываясь обвивает его своими руками, принимая с большей отдачей все ласки, которые он ей дарил. Чувственный на грани фола поцелуй, который кидает то в жар, то в холод. Селена издаёт сдавленный полустон, когда его рука вновь касается чувственного лона. 

 

В какой момент это случилось, она даже не поняла. Все поцелуи и томные прикосновения сменились на более твёрдые и страстные. В его руках Селена ощущала себя не просто желанной женщиной, а скорее богиней, которую паломник хотел задобрить прежде чем начать что-то просить. Рука Адриана грубо оттянула её чуть влажные волосы, заставив Виардо чуть изогнуться в спине. Девушка не слишком любила, когда к её волосам кто-то прикасается, но в случае с герцогом, любое его прикосновение юная леди принимала с благодарностью.  

Один мощный и резкий толчок заставил вырваться из горла громкий стон, после которого Селена закусила нижнюю губу и буквально вцепилась в своего мужчину руками и ногами, заставив тела плотнее прижаться друг к другу. Кажется, она успела поцарапать ему спину, но, это волновало Виардо в последнюю очередь. Боль от порванной плевы была не так ярко выражена, как представлялось ей ранее. Терпимая, капельку зудящая, но...Приятная во всех отношениях. 

 

Мышцы её тела напряглись, заставив по телу пройтись мелкой дрожи. Дыхание спёрло от чего Селена буквально вынуждена была резко выдохнуть и вобрать в грудь больше воздуха прямо у уха Адриана. Новые и непривычные ощущения заполнили всё её существо, выдворив из головы иные мысли. С трудом контролируя свои действия, бард слегка ослабила хватку, чтобы встретиться взглядом с Адрианом. Её Свет. Её Любовь. Её мужчина. Первый. И, как бы это грустно ни было, скорее всего единственный, если судьба не решит над нею посмеяться за сотворённые ранее глупости. В любом случае, о последствиях и чувствах она будет думать позже. Сейчас она слишком уязвлённое существо, чтобы решать такие сложные вопросы. Проще дать приказ армии атаковать, чем определиться с тем, что происходит в сердце.

 

Селена видит грубые аристократичные черты лица любимого человека, подмечая и то, с каким трудом Адриан сдерживается, чтобы не быть бестактным мудаком, думающим только о собственном удовольствии, буквально сама ощущает, как он стиснул до скрипа зубы, заставляя себя терпеть. И всё для неё. Только для неё. Не напугать, не испытать сожаление и как можно меньше ощущать боль от первого раза. Всё это просто одним точным ударом врезалось в её сознание, заставив понять раз и навсегда, что её сердце отдано этому мужчине не просто так. 

 

Ноющая боль внизу живота постепенно начала утихать, оставляя за собой нестерпимый жар, заставляя вновь ощутить нестерпимое ранее возбуждение. Да ей банально плакать хотелось, умоляя продолжить. Но девушка не могла этого допустить. Гордость дворянки не позволяла опуститься до такого, пусть сердце и переполняло неземное чувство. 

 

Лже-императрица обхватила его лицо своими ладонями, заставив опуститься к ней ниже. Нежно и с чувством, она оставила на его губах мокрый поцелуй, совсем иначе ощущая прикосновение к его коже. Всё стало вдруг в несколько тысяч раз ощутимее. Казалось, что она открывает его тело заново. 

 

— Да, — шепчет ему в губы Селена, не слишком успешно подавляя глупую, но счастливую улыбку на своих устах.


68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f7248795a714a784f442d363735413d3d2d3736303131353538342e3135623239386236656539386465646439373039.gif

Des yeux qui font baisser les miens

Un rire qui se perd sur sa bouche

Voilà le portrait sans retouches

De l'homme auquel j'appartiens

 

3e1f598ed1faa4c8dd420627d8eaebdb.gif

Et dès que je t'aperçois

Alors je sens en moi  Mon cœur qui bat.

Des nuits d'amour à plus finir

Un grand bonheur qui prend sa place

Les ennuis, les chagrins s'effacent

Heureux, heureux à en mourir

68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f5f7136687446726b467a5a7754673d3d2d3538313230383037302e3135333265636665656130396261656332393835.gif

 

 

 

 

 

 

 

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всё ещё сдерживаясь от яростного порыва попросту страстью вбить девицу в перину, Адриан отвечает на её улыбку своей — но отнюдь не глупой, совершенно не нежной… самодовольной, какая возникала на лице герцога в те моменты, когда он хотел показать противнику, что его переиграл и не испытывает никакого сожаления по этому поводу. В ореховых глазах, казавшихся практически чёрными от возбуждения и недостатка освещения, танцевал совершенно демонический задор, потому что Адриан прекрасно понимал: пташку он сейчас поймал на лжи.

 

— Пра-а-авда? — с лёгким мурлыканьем протянул он, при этом неторопливо приподняв бёдра и тем самым несколько опустошив лоно — теперь уже не девичье, но полноценной женщины по меркам общества, хотя чем отличается девственница от женщины кроме того, что попросту туже входит и немного крови вытекает? И мгновением спустя, мужчина столь же мучительно медленно подался вперёд, в очередной раз заполняя распластанную под ним блондинку, давая той возможность привыкнуть не только к полноте, но и к другим ощущениям. — Даже к такому?

 

Иллюзий Адриан не питал: скорее всего, в первый раз ни о каком оргазме для девственницы и речи быть не могло — это было то испытание, через которое девушка должна была пройти, чтобы лишь впоследствии иметь возможность ощутить полный спектр плотских утех. Как-то раз он даже слышал, что для дам первый раз сравним был с металлическим штырём, который воткнули где-то внизу живота и им елозят туда-сюда в утробе — такое себе описание, особенно когда воображение в наличии достаточно яркое. Это было в какой-то мере совсем не честно, учитывая то, что мужчины, кажется, вовсе не способны были почувствовать нечто подобное: даже сейчас, когда всё ещё не шибко разработанное лоно плотно сжимало его естество, герцог не чувствовал боли. Лишь почти что ошеломляющее удовольствие, так и подначивавшее мужчину забыться и овладеть Селеной полностью и без остатка, оставив на ней след и окончательно сломав для любого, кто решит быть с нею после.

 

— Если тебе будет некомфортно или больно — не стесняйся и останови меня, chaton, — негромко произнёс он уже без прежнего самодовольства и подначивания на лице, ибо когда речь заходила об удовольствии партнёра, Адриан дю Куто был как никогда серьёзен. — Лучше переждать, пока твоё лоно не залечится, чем всю оставшуюся жизнь окунаться в дурное воспоминание.

 

Впрочем, за этот год, что им довелось общаться чуть более тесно, Адриан если что и узнал о Селене, так это то, что Лже-Императрица была порой упряма — настолько, что практически доводила герцога до белого каления и лишь его самообладание спасало тогда ещё девицу от того, чтобы бард надрал ей ремнём зад в прямом смысле этого выражения. Именно по этой причине Его Светлость не собирался полагаться исключительно на то, что ему готова была сказать Селена — эта милая, столь глупо влюблённая в него Селена со счастливой дурацкой улыбкой на губах. Нет, он будет прислушиваться к её телу, к её реакции, к тому, что будет на её личике и в её дыхании — тело не может обманывать, сколь бы кто ни пытался его приструнить. Оно всегда реагирует так, чтобы попытаться себя уберечь от травмирующего опыта, даже когда голова, этим телом управляющая, усиленно пытается пойти наперекор естественной реакции организма.

 

Его движения сильны, но неторопливы и словно бы рассчитаны вплоть до каждой четверти дюйма, если не тщательней, и всё это время на лице герцога практически нету удовольствия — лишь пристальная сосредоточенность, совершенно не уживающаяся с периодической дрожью в дыхании, проскальзывающей всего-то на пару мгновений. Адриан опирается левой рукой на постель, сжимая ладонь в кулак, в то время как правой начинает мягко скользить по телу Лже-Императрицы вниз, уделяя побольше внимания наиболее чувствительным частям её нежного тела: зажимает возбуждённый сосок между пальцами и стискивает упругую грудь с силой, чтобы ощущение было на грани удовольствия и лёгкой боли, очерчивает заманчивый кружок вокруг пупка и легонько царапает низ живота и бёдра коротко остриженными ногтями. И всё это для того, чтобы закончить «путешествие» на уже хорошо известной герцоге чувствительной точке, столь близкой к тому месту, где Селене больше всего сейчас было нужно внимательное прикосновение.

 

— Позволь, я постараюсь сделать тебе немножко приятней. — и настойчиво прикасается большим пальцем к крохотному комочку нервов, что для каждой женщины и девушки являлся настоящим лучшим другом и одним из лучших источников удовольствия, начиная его массировать чуть быстрее такта собственных движений.


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
7w5CZlu.gif MWEUQpD.gif R17E7Ps.gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если бы Селена могла отреагировать на слова мужчины сразу же, сделала бы это не задумываясь. Но стоило мужчине отстраниться, вынув свой пенис из её лона, как из уст девушки послышалось не то мучительное хныканье, не то едва сдерживаемый стон. Как жаль, что приходится в этом плане держать себя в руках. Не хотелось бы, чтобы их соитие прервалось резко, грозя сорваться практически идеальному плану императрицы Селины из-за появления в покоях герцога Лидской гвардии. И она молчала, уткнувшись ему в плечо, буквально вжимаясь губами в разгорячённое тело Адриана. Ловила ртом воздух, обжигая его ключицу своим горячим дыханием. И вновь он играл с ней. Мучительно медленно наполняя её своей гордостью. Теперь она чувствовала, с каким трудом мужчина сдерживается и как туго входит, даже по представлению Селены, его член. Если в первый раз она почти ничего не почувствовала из-за шока и буквально ошпарившего её лоно мятного масла, то теперь боль вернулась. И она окатила её волной в виде уже крупной дрожи, от которой даже свело ноги. 

 

В какой-то момент Виардо успела испугаться реакции своего тела на первую интимную близость. Невозможно, чтобы такие чувства настолько сильно проявлялись физически. Или возможно? Она никогда не спрашивала и не интересовалась подобным. Близость с женщинами дарила определённую разрядку, но скорее, это была замена тому чувству, которое родилось в ней за год общения с этим мужчиной. 

 

Селена вжалась в его грудь так сильно, надеясь, что препятствие в виде плоти сможет погасить громкий стон, который всё же непроизвольно сорвался с её губ, но вопреки надежде, её он показался эхом, прошедшим через все покои герцога. 

 

Продолжая обнимать его, девушка целовала его ключицы, шею, кадык и подбородок, после чего едва слышно прошептала.

 

— Я не боюсь боли, Адриан, — поцелуй в губы, — не хрустальная ваза, — хихикнула бард и снова поцеловала его, оставив мокрый от поцелуя след в уголках губ и на мужской щетине, которую тут же погладила, — обожаю твою щетину, — призналась Селена и снова его поцеловала, подавшись вперёд, позволяя их телам соприкоснуться.

 

Каждое движение, каждый толчок — всё, что происходило после этих слов лже-Селина впитывала в себя как губка. Знакомые, но крайне непривычные действия, а также нестерпимый жар их тел, создавал поразительную квинтэссенцию ранее никогда ещё не испытываемых ею ощущений. И она бы забылась в них, позволяя своему телу плавиться под ласками дю Куто словно воск от пламени свечи, но… Виардо далеко не скромная и нежная девочка, которая отдаётся на милость победителю, позволяя себе хамское отношение к своему партнёру. Желая доставить им обоим удовольствие, Селена поудобнее обхватывает одной ногой бёдра Адриана, а другой находит точку опоры в виде края постели и осторожными движениями, в такт ритму, который задал герцог, двигается ему навстречу. 

 

Девушка считала, что в постели, как в жизни, отношения между людьми строятся на взаимной основе. Здесь нет места эгоизму, особенно, когда присутствуют глубокие чувства. И пусть Адриан ей не ответил взаимностью или однозначностью, она всё равно желала, чтобы и её любимый мужчина получил наслаждение этим вечером. Чуткий и внимательный к реакции её тела, герцог выверял каждое движение, стараясь не навредить ей. Может ей так кажется и бард действительно заблуждается на этот счёт, но даже не с каждой любовницей будешь так себя вести. И, безусловно, такая забота о ней с его стороны заставляла теплится надежду в сердце двойника Селины.

 

Каждое прикосновение горячих и слегка шершавых рук мужчины приносило Селене невообразимое удовольствие. И боль, и наслаждение, которые слились воедино. Едва заметное шаловливое прикосновение к её животу заставило Виардо чуть слышно хихикнуть. Не потому, что была слишком чувствительной к такого рода вещам, а скорее потому, что в данный момент все прикосновения к её телу казались в сотню раз ощутимее. Но стоило Адриану переместить ладонь к её лону, коснуться чувствительной горошины и мир буквально взорвался красками.

 

— Мммм….дааааа, — её рука моментально оказалась у лица, зажимая рот, — мммм…

 

Она продолжала стонать в ладонь, вцепившись другой рукой в плечо мужчины, оставляя ранки от своих ногтей. Селена даже сказать в ответ ничего не могла, т.к. всё её существо пронзила не то судорога, не то молния. Приятная, безусловно. Хотелось ещё, больше, сильнее, грубее. Из глаз даже невольно покатилась слеза. Не от боли, а от приближающегося оргазма. И когда настойчивые движения пальцев Адриана достигли того же ритма, что и их двигающиеся навстречу друг другу тела, девушка вцепилась в герцога, как цетус в свою добычу. Её ногти, кажется, расцарапали ему спину, в то время как сама бард слишком сильно закусила свою нижнюю губу, пустив немного крови. Ярким фейерверком отпечатался в её памяти первый оргазм с мужчиной, в котором смешался её сдавленный, но протяжный стон с металлическим привкусом крови.

 

Ноги ощутимо задрожали, но она не отпустила мужчину из своих объятий. Напротив, только сильнее прижала. Вся смазка в виде мятного масла постепенно сдавала свои позиции, сводя на нет притупляющий ощущения эффект. Хотелось продолжения...Но сначала она сделает кое-что иное. Медленно подавшись наверх, чуть ослабив хватку, девушка позволяет гордым восьми дюймам выйти из неё.

 

Быстро отдышавшись и не дав возможности что-либо предпринять мужчине, Селена довольно ловко в одно движение оказывается сверху Адриана, заставив теперь распластаться на простынях мужчину. Хищно осматривая свою добычу, она игриво облизываеся, размазав небольшой сгусток крови по мягкой поверхности девичьих губ. Чувствует, как всё ещё каменный стояк герцога упирается ей в бедро, но не предпринимает никаких попыток, чтобы это исправить. Напротив, она наклоняется с грацией кошки ближе к лицу дю Куто, вдыхая аромат его волос и кожи. Дивный и родной для неё запах мужского тела. Его тела. Её мужчины. 

 

Её губы настойчиво целуют его, но тут же удаляются, не позволяя страсти вскружить обоим голову. Сначала она насладиться игрой, которую затеяла. 

 

— Знаешь, Адриан, мне будет гораздо приятнее, если и мужчина, которого я люблю, тоже получит удовольствие… — Низко шепчет ему на ухо девушка.

Селена облизнула мочку уха Адриана, игриво куснула и медленно продолжила спускаться губами вниз по его шее, уделяя внимание мужским ключицам и плечам. Её руки гладили и чувственно массажировали его грудь и руки лёгкими касаниями. 

 

— Не дёргайся… — Сразу же предупредила его Селена, — и расслабься… — тут же добавляет улыбаясь.

 

Её язык находит сосок дю Куто и аккуратно облизывает, после чего чувствительного места касаются уже её губы. Свободной рукой девушка начинает похожую игру с другим бугорком широкой груди герцога. Но и на этом Селена не останавливается. Бард продолжает спускаться ниже, буквально скользя вдоль его тела, касаясь уже ступнями своих ног высокого ворса ковра. И если дорогой Адриан думал, что она остановится, то нет, Виардо была намерена идти до конца. 

 

Она целует его бедро, совсем рядом с подрагивающим от возбуждения пенисом своего любовника. Поднимает взгляд, чтобы встретиться с его глазами. Улыбается.

 

Её ладонь обхватывает член дю Куто. Лже-императрица тут же чувствует как по всему её телу прошлась волна жара. Твёрдые, жаждущие внимания и несмотря на естественную смазку, нежные словно бархат на ощупь, гордые восемь дюймов Его Светлости всё же сделали своё дело. А именно привели в восторг свою пассию. Желая доставить удовольствие и ответить таким же внимание, Селена аккуратно начинает поглаживающие движения, стараясь не сильно сжимать его плоть. Ей ещё ни разу не доводилось делать нечто подобное и если быть откровенной, она не знала, понравится ли Адриану такое… Но отчаянно хотела попробовать. 

 

Его пенис оказался перед её лицо и пока герцог не опомнился, Виардо решительно сначала лизнула его головку, пройдясь несколько раз языком вдоль всего ствола, а затем накрыла его сверху губами, совершая медленные сосательные движения, не забывая стимулировать половой орган своего мужчины как языком, так и руками, уделив внимание и мошонке.


68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f7248795a714a784f442d363735413d3d2d3736303131353538342e3135623239386236656539386465646439373039.gif

Des yeux qui font baisser les miens

Un rire qui se perd sur sa bouche

Voilà le portrait sans retouches

De l'homme auquel j'appartiens

 

3e1f598ed1faa4c8dd420627d8eaebdb.gif

Et dès que je t'aperçois

Alors je sens en moi  Mon cœur qui bat.

Des nuits d'amour à plus finir

Un grand bonheur qui prend sa place

Les ennuis, les chagrins s'effacent

Heureux, heureux à en mourir

68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f5f7136687446726b467a5a7754673d3d2d3538313230383037302e3135333265636665656130396261656332393835.gif

 

 

 

 

 

 

 

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ладно, в этот раз Селена всё-таки сумела его удивить. Можно было сколько угодно говорить о том, что человеческое тело хрупко и необычайно сильно одновременно, особенно когда речь заходила о теле женском — Бездна, чего только стоила способность выталкивать из себя новое живое существо, терпя при этом многочасовые, а порой и многодневные боли, сжиравшие все силы как моральные, так и физические. Но Адриан совершенно честно не ожидал того, что первый раз его протеже всё-таки закончится вполне… неплохо? Он сдерживался; он был нежен, насколько это только было возможно в подзахмелевшем состоянии и под влиянием настойки; он крепко прижимал Селену к себе каждый раз, когда она вздрагивала, тем самым пытаясь успокоить боль и её саму — если она зажмётся, будет только хуже им обоим. Он терпел и ловил удовольствие, чувствуя её коготки на своей коже и настойчивое жжение царапин на вспотевшей от страсти коже.

 

Грубо говоря, он делал всё для того, чтобы именно что негативных последствий для Селены было как можно меньше… но он определённо не ожидал того, что ей будет настолько хорошо, что её лоно затрепещет в дрожи экстаза, сжимаясь вокруг него и словно бы упрашивая естество Адриана позволить себе расслабиться. Или он всё-таки сумел превзойти себя, мысль о чём безусловно мужчине льстила, или же Селена была весьма и весьма чувствительна… и, возможно, даже получала некоторое удовольствие от боли. Мгновение удивления на лице герцога сменяется полной довольства улыбкой — если его юная протеже всё-таки решит продолжить их опасные, но весьма приятные игрища, это всё может таки стать куда интересней…

 

— Не стану скрывать, ты умеешь удивлять, chaton
 

Он хотел бы продолжить — всё тело барда кричит от напряжения и попыток удержать собственное удовольствие в угоду удостоившей его своим вниманием девушки, но у Селены были несколько другие планы. Оказавшись на спине, Адриан несколько затуманенным взглядом взирает на белокурую девицу, — нет, теперь уже женщину, — что столь хищно его осматривает, словно завоёванный трофей. И дю Куто это вполне устраивает: может, он и не считает себя действительно достойным чести оказаться любовником «императрицы», но такое внимание определённо тешит его самолюбие. Подвинуть бы ей только бёдра чуть вперёд и выше, чтобы Адриан вновь мог ощутить обволакивающее влажное тепло крепкого молодого лона, не попорченного деторождением…

 

— Я и так получал удовольствие… пока ты не решила с меня слезть, жестокая ты женщина. Но ты что-то задумала… — и бард улыбается, слегка выгибаясь и подставляясь под чувственные прикосновения к своему разгорячённому телу. Он не особо реагирует, когда Селена решает уделить внимание его соскам — разве что качает головой и устраивается в постели поудобней, заводя руку наверх и обхватывая ею подушку. — И я советую тебе поторопиться с исполнением задуманного — моё терпение на исходе.

 

Его дыхание дрожит, а член весьма настойчиво ноет, требуя к себе всё-таки побольше внимания, чем уделяется остальному телу — но, к счастью, в скором времени разгорячённой плоти касаются изящные пальчики, нежно обхватывая. Мужчина хотел было сказать, что Селена могла быть с ним пожёстче, что более крепкие «объятия» ему как раз больше по вкусу придутся — в памяти всё ещё свежи ощущения от ошеломительно тугого и, до недавнего времени, девственного лона. Но… у неё были другие планы. И Адриан прекрасно знал, какие.

 

«Это сюрприз, безусловно, но приятный. Только она же совсем недавно была девственницей…»

 

Пускай крови при этом деле и не должно быть много, но она никуда не девается, не говоря уже об остатках мятного масла — вреда-то они особого не причинят, но сомнительно, что такой коктейль будет действительно приятен на вкус. Адриан чуть приподнимается, не без некоторой тревоги взирая на Селену…

 

Chaton, подожди, он же в кро… оохо-хо… — только и успевает он выговорить, прежде чем умолкает с приоткрытым ртом, отмечая как вернувшиеся приятные ощущения, так и тот факт, что открывавшийся вид был крайне эротичен. — Ma petite minette… продолжай. И не опускай взгляд, хорошо? Я хочу смотреть тебе в глаза…

 

Адриану определённо нравилось происходящее куда больше, чем он мог себе позволить.


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
7w5CZlu.gif MWEUQpD.gif R17E7Ps.gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если бы Селена могла улыбаться в этот момент, то определённо герцог бы удостоился самой хищной и соблазнительной улыбки в мире. Но кто сказал, что не может сделать это взглядом? Сейчас она могла не скрываться за ширмой холодности, не сдерживать свои желания и наслаждаться моментом, о котором даже и не мечтала.

 

Нежные касания губ по разгорячённой и тонкой коже. Интенсивные касания влажного языка по вздрагивающей головке. Девушка, теперь уже полноценная женщина, была аккуратна и в то же время настойчива в своих ласках. Виардо хотела большего, демон тебя побери, много большего. Самой безобидной мыслью была только та, в которой её мужчина кончает с мучительным стоном. Но на деле...Она просто не позволила ему это сделать. Селена не отводила от него взгляд, пока занималась оральными ласками. Ловила взглядом каждый его вздох, каждое напряжение, которое возникало. И останавливалась всякий раз, когда до пика оставалось совсем чуть-чуть. Жестокая девушка не давала ему кончить. Слишком просто. Слишком легко. 

 

Она поцеловала его член и отпрянула. Бард чувствовала, как по внутренней стороне её бёдер текут все соки. Волна жара и возбуждения буквально заставляет трястись, а разум уже давно не столь кристально чист, чтобы отдавать себе отчёт в том, что происходит. 

 

Больше она не ждёт. Переведя дыхание, которого стало не хватать, она взбирается на мужчину, расставив ноги, чтобы затем плотно сжать их в основании мужских бёдер. Её руки упираются ему в грудь. Ладони чувствуют каждый удар его сердца. Его ритм такой же бешеный как и ритм её собственного. Она наклоняется к его лицу, проведя носом по щеке герцога. Целует ярко выраженную линию челюсти, кадык и ключицы. Кусает его губы, чтобы в следующий миг пройтись по выступившей капельке крови языком, а затем отдать ему всю себя в одном поцелуе, в котором есть всё: страсть, её надежды, любовь, привязанность. Всё, что у неё есть. 

 

И на этом она отстраняется, начиная медленно тереться своим лоном о его пах. Эти касания были как сильными, так и едва заметными, когда она позволяла себе слегка привстать на колени. Но как и любая пытка, эта также подходила к своему концу, потому что сама бард уже не могла сдерживать съедающее её изнутри желания. 

 

Селена остановилась и слегка приподнялась, чтобы ввести член Адриана в своё тело. Теперь, за отсутствием масла, входил он болезненно и туго. При первом акте девушка почти ничего не заметила, но теперь она ощутила все прелести первого раза. Были и тупая, ноющая боль, и непривычная заполненность, от которой даже сидеть оказалось несколько неудобно. И при этом, Виардо чувствовала ту незримую грань между болью и удовольствием, которое хотела получить, наверно, любая женщина. 

 

«Императрица» вся сжалась, закусив нижнюю губу. Голова будто бы прояснилась на долю секунды, чтобы подарить все болезненные прелести. Но вскоре даже они стали приносить ей толику наслаждения, стоило девушке взять себя в руки и сделать первое движение бёдрами. Создатель! С какой же лёгкостью Адриан двигался в ней, когда был сверху и как тяжело сейчас было самой Селене. И дело было не в отсутствии опыта как таковом, хотя и это играло свою роль. Тяжело было сдерживать желание немедленно войти на всю длину. И Виардо начала это делать неспешно. То слегка садясь, то вставая. Для этого ей пришлось нависнуть над мужчиной, расставив свои руки по обеим сторонам от его лица. Длинные светлые волосы падали ей на плечи и на грудь Адриана. Почему-то именно сейчас она стеснялась посмотреть ему в глаза. Для неё привычным было видеть чьё-то удовольствие и не показывать собственное. Так было со множеством женщин, в том числе и в ту ночь с Бриалой. 

 

Виардо знала, зачем она это сделала. И скорее всего, понимала тогда и сама эльфийка. В то время, как лже-Селина снимала своё напряжение, Бриала оплакивала в последний раз свою прежнюю любовь и хоронила боль, оставленную ей кинжалом Флорианны. И именно тогда Селена пришла к выводу, что не хочет быть заменой Селины. Не хочет, чтобы её любили только как иллюзию почившей мир императрицы. Виардо хотела, чтобы любили именно её, а не тот облик, который она теперь вынуждена носить. И внутренне, она боялась того, что Адриан пошёл ей навстречу только из-за того образа, который она представляет. Пускай они и были похожи с Селиной Вальмон, Селена Виардо была всё же другим человеком. Как ей самой казалось, более нежной по красоте. Более здоровой телом и не столь мертвенно бледной, как и не настолько хрупкой. 

 

Девушка сделала усилие и вогнала член Адриана в своё тело полностью. С губ сорвался стон, чуть более громким, чем стоило бы. Селена выгнулась в спине, приняв снову сидячую позу. Её руки обхватили собственные плечи, плотно прижав полные груди. Набухшие соски буквально пронзила острая, но приятная боль. Останавливаться на этом было бы верхом глупости, поэтому Виардо начала елозить бёдрами нарастающими круговыми движениями, пока не привыкла к новым ощущениям. Вся боль прошла, заменив собой подлинное удовольствие. Селена отпустила свои плечи и оперлась одной рукой о живот Адриана, а другой о его колено и продолжила их сладкую игру дальше. Чаще. Сильнее. Чуть быстрее, замедляясь лишь тогда, когда начинала чувствовать сильный прилив возбуждения. И когда отпала надобность в осторожности, девушка перешла на более интенсивный темп, не сдерживая стонов, контролируя только их громкость, чтобы не разбудить весь дворец и не всполошить стражу за дверьми гостиной рядом со спальней Адриана. 

 

Она больше не смотрела на него. Её глаза были закрыты, что позволило ей сосредоточиться на приятных ощущениях внизу живота. Первый оргазм её был спонтанным, но второй, коль он будет, Селена хотела почувствовать всем телом.


68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f7248795a714a784f442d363735413d3d2d3736303131353538342e3135623239386236656539386465646439373039.gif

Des yeux qui font baisser les miens

Un rire qui se perd sur sa bouche

Voilà le portrait sans retouches

De l'homme auquel j'appartiens

 

3e1f598ed1faa4c8dd420627d8eaebdb.gif

Et dès que je t'aperçois

Alors je sens en moi  Mon cœur qui bat.

Des nuits d'amour à plus finir

Un grand bonheur qui prend sa place

Les ennuis, les chagrins s'effacent

Heureux, heureux à en mourir

68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f5f7136687446726b467a5a7754673d3d2d3538313230383037302e3135333265636665656130396261656332393835.gif

 

 

 

 

 

 

 

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Человеческое тело способно порой на вещи, кажущиеся воистину невозможными. Выдержать жутчайшие пытки, совершать непомерные усилия — проклятье, да чего только стоит тот факт, что женщины в себе девять месяцев вынашивали ребёнка, после чего в прямом смысле выталкивали его из утробы! Крохотное тельце, у которой тем не менее размер головы примерно с один горько-сладкий фрукт, название которого герцогу сейчас совершенно было не к месту вспоминать. И если подумать, раз женское лоно было на подобные чудеса растяжения, чего опасаться достаточно крупного мужского достоинства?

 

Но проблема была во времени. Одно дело девять месяцев или несколько часов родильной агонии и совершенно другое — минуты, проведённые в пылком нетерпении страсти. Адриан может быть и позволил бы себе расслабиться, контролируй он весь процесс, но Лже-Императрица решила всё взять в свои изящные ручки. Влажные горячие прикосновения языка вырвали из его груди несколько чуть более громких вздохов, а кулаки, сжимавшие простыни с силой такой, что аж костяшки побелели, весьма красноречиво говорили, с каким трудом герцогу давалось не поддаться эгоистичному желанию перейти грань. Поцелуй, в котором он губами ловит перепачканный кровью язычок, от чего во рту щиплет металлическим привкусом, сулил столь долгожданное избавление от практически невозможного напряжения во всём теле. Но… тут Селена решила его оседлать. Может быть, любой другой мужчина лишь поддержал подобное решение, но для Адриана это был оглушительно громкий звонок колокола, чуть ли не мгновенно его протрезвивший.

 

Неопытна. Разгорячена до такой степени, что ритм её сердца почти что слышен. Влюблена по самые уши. От подобной комбинации и люди более умные по итогу кончали не очень хорошо во всех смыслах этого слова, а тут ещё прибавлялся тот фактор, что кое-чем герцог гордился… и при этом прекрасно понимал, что «гордостью» этой стоило орудовать крайне аккуратно. Когда Селена лишь начала двигаться, герцог следил за ней с некоторой настороженностью, которую пока что прятал за слегка прикрытыми глазами, выдавая за сосредоточенную томность; однако, когда Лже-Императрица в прямом смысле слова взяла его полностью, дю Куто замер, пристально вглядываясь в её лицо в попытке поймать ту тонкую грань между удовольствием и болью. Потому как высокий болевой порог мог сыграть со слишком рьяной женщиной весьма злую и кровавую шутку.

 

Подобных случаев было не так уж и мало, несмотря на то что отнюдь не каждый мужчина мог похвастаться крупным размером. Просто зачастую причиной тому становилась грубость. Жестокость. Первостепенный эгоизм. Женщины, умиравшие после пылкой ночи и отнюдь не потому, что партнёр решил удовлетворить свою фантазию с удушением дамы или форменным рукоприкладством. Нет, они просто… перестарались, словно в попытке что-то кому-то доказать. А уж сколь плачевна могла быть неосторожность в страсти, когда речь идёт о восьми дюймах плоти.

 

«… Никогда не думал, что такие мысли проскочат в моём уме в такой ситуации, но Бездна, хоть бы не порвалась…»

 

В момент, когда Селена вновь начала двигаться, мужчина всё же решил взять немного контроля на себя. Он неотрывно следил за ней, осторожно и совершенно вроде бы ненавязчиво прикасаясь к её коже, пальцами проскальзывая по низу её живота и слишком ярко понимая, как глубоко он сейчас находился по её воле. Но в скором времени, ладони Адриана легли на крепкие бёдра женщины, настойчиво и ласково сжимая плоть поначалу, но всё крепче с каждым мгновением страсти, покуда герцог не держал её с достаточной силой, чтобы оставить после себя синяки. Каждое её движение он старательно контролировал, чтобы оно не было излишне резким или внезапным, периодически с опаской поглядывая на столь эротично выглядевшее место их слияния. Вид того, как неожиданно гладко его член входил в неё с каждым движением определённо возбуждал, но куда больше мужчина опасался увидеть кровь. Куда больше крови, чем могло бы быть при потере девственности.

 

Правда, был один минус: теперь он точно долго не выдержит. Дыхание его вырывалось из груди с лёгкими всхрипами, как если бы он — мужчина в весьма хорошей физической форме для своих лет и рода деятельности — пробежал слишком много, слишком долго и слишком быстро. Он чувствовал удовольствие, которое практически переходило грань с болью. Он слишком долго терпел, слишком долго себя сдерживал, а тут ещё и оказался в несколько шокирующе опасных обстоятельствах. Опасность всегда имела в себе некоторую привлекательность, но демоны его дери во все дыры, он всё же предпочёл бы оказаться сверху и контролировать всё самостоятельно, нежели отдавать бразды правления этой безусловно умной, но вспыльчивой юной особе.

 

— Ммм… chaton, я определённо восхищаюсь твоим рвением меня объездить… но советую поторопиться. В противном случае, сухостеблем дело может не обойтись. — выдавил мужчина, еле сдерживая собственное тело от того, чтобы оно дёрнулось вперёд, навстречу очередному движению женских бёдер.


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
7w5CZlu.gif MWEUQpD.gif R17E7Ps.gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...