Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Adrian Du Couteau

Mirror, mirror

Рекомендованные сообщения

[02 Харинга 9: 42] MIRROR, MIRROR

◈ Selena Viardo, Adrian du Couteau ◈

UcIs8Qj.png

 » Орлей, Лидс, гостевые покои герцога дю Куто « 

 


 

«He says, "Oh, baby girl, don't get cut on my edges
I'm the king of everything and oh, my tongue is a weapon
There's a light in the crack that's separating your thighs
And if you wanna go to heaven, you should fuck me tonight".»

— Halsey, Young God

 

Для лоялистов Императрицы Селины завершился очередной тяжёлый этап. Проявленное у стен Лидса недоверие и напряжение ещё свежи в памяти, пусть и старательно замяты, и утомлённые участники этих событий отправляются на заслуженный короткий отдых. Возможно, это последняя спокойная ночь перед очередным галопом за освобождение Орлея… а возможно, это попытка начать нечто новое на крови войны.

 

NB! Возможен страстный орлесианский прон на целых 11 трепещущих платочков из 10.

 


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 1
  • WAT (°ロ°) 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вдох-выдох...Вдох-выдох...Вдох...И шум вокруг перестал существовать вовсе. Наступило безмолвие. Тишина. Молчание. Невесомость. Невероятная лёгкость в теле и в голове. Мысли все отошли на задний план, уступая место безграничному и бессознательному. Только размеренный удар сердца напоминал о том, что тело всё ещё смертно. Сердцебиение становилось всё активнее, начиная стучать уже в висках. Сколько времени прошло перед погружением? Минута или две? Удар...Ещё удар...Снова удар. Тело начинает содрогаться. Когда из легких выходит последний воздух, отправляясь в водное плавание множеством мелких пузырьков, Селена хватается руками на бортик наполненной ванны и выныривает. Шумно и жадно хватая ртом воздух. На резкие звуки из умывальной комнаты в дверь просочились Зайра и Найла. 

 

— Ваше Величество, с Вами всё хорошо? — Подала голос обеспокоенная Зайра.

 

Найла стояла рядом, прижимая к себе большое полотенце, предназначенное для обтирания императрицы.

 

Виардо откинула голову назад, убирая с лица мокрые пряди волос и зачёсывая их назад. Оголённая грудь девушки сильно вздымалась, а дыхание оказалось несколько шумнее обычного. Прислонившись спиной к бортику, Селена несколько секунд провела с закрытыми глазами, успокаивая дыхание. Когда оно стало равномерным, девушка повернула голову в сторону сестёр. 

 

— Всё хорошо, не беспокойтесь, — устало ответила лже-Селина.

 

Вода всё ещё была тёплой и молодая особа голубых кровей не хотела вылазить из неё так скоро. Определённо, водных процедур ей не хватало с тех пор, как бард покинула Джейдер. О спокойствии и удобстве пришлось забыть, как и о нормальных сне. Вечно что-то мерещилось и снилось крайне неприятное. Да и тревога не покидала её с тех самых пор, как Адриан вышел из её покоев во дворце леди Серил. 

 

Виардо устала. Даже очень. Её ноша оказалась столь тяжела, что Селена боялась лишиться рассудка, проводя множество дней и ночей в поисках решения. Выход из той ситуации, в которой они оказались. Это было не просто. С чем-то она справлялась превосходно, а что-то требовало опыта и практики, которые, в отличие от ушедшей из жизни Селины, были неведомы для молодой девушки почти двадцати двух лет от роду. 

 

Зайра опомнилась первой. Тёмновласая ривейни подошла ближе к купальне императрицы и поправила огромный меховой ковёр у подножия деревянных ступеней, а после обратила внимание молодой госпожи на себя.

 

— Ваше Величество, Вы можете простудиться…

 

Всё правильно. Несмотря на то, что чародейка делала всё возможное, чтобы согреть императрицу и её свиту, тепла оказалось недостаточно. Уже к концу размещения в гостевых покоях, Селена почувствовала как её начинает потряхивать. Запросив и ванну, и ужин, и лекаря в свои покои, императрица удалилась к себе, оставив герцогов и военачальников самостоятельно разбираться с дальнейшей программой. Сегодня даже не стали собирать малый совет. Лже-Селина настояла на отдыхе для себя и своих подчинённых. Всё завтра. Сегодня она не желает ни с кем вести длительные беседы и решать дела государственной важности.

 

Девушка вылезла из воды, оперлась на руку Зайры и спустилась по ступеням вниз, где ступы длинных изящных ножек потерялись в ворсе мехового ковра. Тут же подбежала Найла и завернула молодую деву в огромную мягкую материю. Прикосновения служанок были нежны и аккуратны, медленно, но досуха растирая бархатную кожу лже-Селины. Зайра приступила к волосам Селены, смазывая кончики подрезанных ещё в Вал Шевине волос эфирным маслом. 

 

Бард почти не заметила, как вскоре была одета в ночное бельё и халат, будучи полностью готовой ко сну. Был уже поздний вечер и, пожелав своей госпоже доброй ночи, обе служанки удалились в комнаты для прислуги. Но Селене спать не хотелось…

 

Девушка выбралась из кровати, скинув на пол массивное и душное одеяло. Ступила босыми ногами на ворс ковра и прошла к окну. Вид из этого крыла Лидского дворца открывался потрясающий. В летнее время за окном помимо дальней лесной черты, виднелись бы поля вокруг города, а сейчас...За крепостью из городских стен можно было различить тысячу горящих факелов и шатров. Часть армии спала, а кто-то нёс свой ночной дозор. 

 

Девушка закусила нижнюю губу, в то время как руки скрестились где-то в районе груди. Хорошо, что она не должна была командовать ими. Создатель...О чём она только думала, соглашаясь с этой затеей. Раньше Селена не испытывала подобного страха, а теперь...Её буквально начало трясти от осознания, что жизни этих людей зависят от её решений. Не столько приказов, а именно тех решений, от которых зависит их дальнейшая судьба. В немом ужасе, она прикладывает руку ко рту и закрывает глаза, пытаясь совладать с собой. Встряхнув головой, отводя морок, с головы упала заколка, позволяя волосам словно волнам водопада упасть на её плечи и спину. Нужно отвлечься. 

 

Лже-Селина отошла от окна и при свете зажжённых свечей и камина, начала расхаживать по своей спальне, изучая местный интерьер и прочие убранства комнаты. В огромном комнате помимо кровати, тумбы и камина, находилось несколько книжных шкафов и рабочий стол из красного дуба. Виардо двинулась к камину, желая получше рассмотреть лепнину из птиц и растений. Очень миленько, кажется, камин обновили после того, как на престол взошла императрица Селина. Внезапно, коснувшись одной из львиных голов по центру барельефа, послышался едва слышный щелчок и стена между двумя шкафами чуть приоткрылась. 

 

«Оу, секретный ход! Прямо как было у меня в комнате!» — Весело подумала бард, ведь её покои во множестве дворцов всегда были соединены с покоями Её Величества.

 

Прошло несколько секунд, прежде чем она двинулась в сторону открывшегося проёма, который оказался потайной дверью. Сквозь небольшую щёлочку виднелись всполохи неровного пламени. Интересно, кем окажется соседка или соседка?! Но потом её будто бы прошибло молнией. Там должны быть покои герцога Адриана! Щёки мгновенно запылали, ведь в памяти всплыл поцелуй, который она подарила мужчине, боясь больше никогда не увидеть. Минуту или две, она стояла перед потайной дверью, раздумывая как поступить. Стоит ли его беспокоить в такое время? Да и как он отреагирует на незваную гостью? А может он спит?! 

 

В душе нарастал явный конфликт. Сердце требовало немедленно открыть дверь, а разум ругал за безрассудство. Но по итогу, победа всё же досталось делам сердечным. Ей очень сильно хотелось его увидеть. И девушка отворила её, осторожно, прокрадываясь внутрь. Переход оказался совсем коротким и с той другой стороны просачивался свет от второго камина, но он скрывался за огромной не то занавеской, не то гобеленом. Селена услышала какой-то шум и прислонилась к теневой стороне стены и ткани. Так её не должно быть видно. Глаза забегали по комнате и наткнулись на тот самый костюм, который просила передать сыну леди Констанца. Парой часов ранее, эту одежду лже-императрица приказала доставить герцогу дю Куто в покои с наилучшими пожеланиями.

 

Пока в голове проносился целый эпизод с участием матери Адриана, девушка заметила блеск в углу комнаты, а потом увидела то, что приличным девушкам до свадьбы видеть не стоило бы… Перед огромным зеркалом во весь рост стоял полностью голый мужчина, сверкая упругостью своей пятой точки. Задержав дыхание и облизнув пересохшие губы, взгляд Селены двинулся выше по напряжённым мускулам спины, по играющим на свету коротким волосам. Пускай он и привёл себя в порядок, изменив длину волос, но не узнать виновника своих дум девушка не могла. Перед ней был Адриан дю Куто. 


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Забавно, как быстро можно забыть о столь примитивных аспектах комфортной жизни, как ванна, полная горячей воды с ароматным маслом, чей глубокий многогранный аромат, пикантный и по-пряному тёплый, был пропитан древесными и травяными нотками с едва уловимыми фруктовыми тонами. Жан-Гаспар был достаточно любезен, предоставив собутыльнику ещё днём ранее привычные Адриану гостевые покои, которые ему доводилось занимать пару раз ранее. Не то чтобы Его Светлость чувствовал себя здесь, как дома, но знакомая обстановка определённо грела душу… хотя горячая ванна делала это куда лучше, да ещё и закоченевшее от холода тело спасала.

 

Адриан дал себе достаточно много времени на «отмокание» после того, как получил донесения от Теней о произошедшем в Вал Шевине, а также указания по поводу документов — держать их при себе, покуда зловещий Призрак не явится за ними. В остальном же дю Куто наконец-то мог позволить себе хоть немного расслабиться после той бешеной гонки, которой для него стала миссия в Вал Руайо и её последствия. Конечно, толика тревоги за отравленного брата в душе его была достаточно ярка, но заверениям о том, что маркиз Бенедикт всё же не погибнет смертью храбрых и рядом с ним будет его мать, Адриан поверить согласился. Своим Теням он всё же верил чуть больше, чем всем остальным вокруг.

 

Его родной город всё же выстоял, во многом благодаря усердиям малышки Джеки. Бездна… когда Адриан услышал, что Её Лже-Величество решила лично пойти на передовую против красных храмовников, он едва удержался от того, чтобы не выругаться похлеще последнего портового сапожника. Ох, им определённо надо будет поговорить — и об этом, и, возможно, о том, что случилось в Джейдере, хотя от части дю Куто надеялся, что это был лишь мимолётный порыв. Безусловно приятный, самую каплю неожиданный… но не вечный. Проявление слабости и эмоциональности, порой столь свойственное молодым женщинам, на чём Его Светлость зачастую умело играл. Но тут… всё было несколько сложнее. Он в любом случае не будет действовать поспешно — кто-то из них двоих определённо должен сохранить холодную голову на плечах, но и откладывать разговор в долгий ящик не получится.

 

Когда уже весьма мутная от крови, грязи и пота вода начала неприятно стыть, Адриан наконец-то выбрался, с удовлетворением подмечая, что натруженные за дни пути мышцы беспокоили его уже не так сильно, как всего пару часов тому назад. Воистину, порой горячая вода казалась чудом, ниспосланным высшими силами. Взявшись за полотенце и обтираясь, Адриан шагнул в сторону постели, задумчиво глядя на присланный Императрицей свёрток. Ну, как Императрицей… так-то прислала его матушка, ибо эти одеяния Адриан прекрасно знал — ни разу не ношеная одежда работы антиванского мастера. Если не знать, что расшитая золотым узором ткань и кожа не просто для красоты, а имеют парочку секретов, одеяния можно было бы вполне назвать парадными. И уж точно на фоне такой одежды его заросшая побитая харя определённо будет смотреться, как грязный мабари на шёлковых простынях… а не носить нельзя — матушка огорчится.

 

У Адриана была весьма неприятное для представителя знати качество: брадобреям на нём было не заработать. С весьма юного возраста окунувшись в прелести Игры плащей и кинжалов, бард прекрасно знал, насколько уязвимой является шея даже самого бдительного и сильного человека, а потому брился и стригся исключительно сам. Запрошенное мыло, лезвие и даже ножницы ждали его рядом с присланной одеждой, вкупе с пузырьком масла для смягчения. Набор инструментов и средств явно заставил бы неженку-Форельку воротить нос, говоря о том, что подобное особе знатного рода не пристало использовать, но просить большей роскоши Адриан не собирался — не время, не место. Так что, забрав набор, Его Светлость подошёл ко второй после кровати выдающейся части этих гостевых покоев — ростовому тройному зеркалу, что позволяло смотревшему разглядеть себя с ног до головы и чуть ли не со всех сторон.

 

На пару мгновений бард позволил себе замереть, оценивающе разглядывая собственное отражение… и не сумел сдержать короткой довольной усмешки. Его тело всё ещё было молодо и подтянуто, несмотря на четыре десятка лет жизни в этом мире, и красовалось не столь уж большим количеством шрамов. Кто посмотрит, так наверняка засомневается в том, что дю Куто — калека. «Пушок», конечно, был заметно гуще и темней того, что был на юношеском теле лет двадцать тому назад, но жалоб от любезных дам, столь порой стремившихся попасть в постель правителя Вал Шевина, не поступало, так что уж это Адриан трогать не собирался. А вот лицо и волосы — другое дело. Сейчас, да ещё и с мокрой головой, выглядел Его Светлость как самый настоящий бродяга, пусть и вымытый чуть ли не до скрипящей чистоты. И это определённо стоило исправить — потому его рука и потянулась первым делом к ножницам.

 

Процесс стрижки был весьма быстрым и бесцеремонным — собрав отросшие волосы чуть ниже основания черепа, герцог одним щелчком отсёк всё лишнее, после чего дополнительно немного поработал ножницами, чтобы придать причёске чуть больше аккуратности. Взглянув на себя и немного подумав, он аккуратным движением ладони зализал волосы назад. Получившаяся причёска, щеголявшая привычной Адриану толикой дерзкой неопрятности, была определённо лучше отросших прядей, ниспадавших порой на лицо. Конечно, брадобреи сделали бы лучше, с их-то профессиональным взглядом и гордостью, но паранойя герцога Вал Шевина им заработать точно не даст.

 

Дальнейший процесс требовал несколько больше времени и внимания со стороны барда, ибо борода — это не шутки, она уж слишком близко к горлу, чтобы позволить руке дрожать. Ещё разок осмотрев собственное лицо в зеркале и подойдя чуть ближе, он в начале тщательно втёр в кожу масло и лишь потом принялся орудовать лезвием, совершая отточенные аккуратные движения, практически вошедшие в привычку. Будь то бритьё начисто или же попытка создать на лице определённую форму, Адриан подходил к процессу с тщательностью и усердием церковного школяра. В том числе в плане времени — несмотря на осмотрительность, Его Светлость порой буквально терял ему счёт, когда брался за собой ухаживать.

 

Он и не знал, сколько времени прошло, когда услышал звук где-то сбоку. На тот момент он уже практически закончил, решив всё же частично оставить растительность на лице для нового образа, несколько подчёркивавшего недавно заработанный шрам на щеке, что до сих пор был слегка розовым… а значит, мог использовать бритву и для других целей, весьма громко отложив её в сторону на столик, к другим инструментам. Учитывая увиденное в кабинете Ремаша, предположение, что в замке Лидса были и другие секреты, в том числе потайные ходы, было вполне оправданным, не говоря уже о том, что с той стороны всегда чувствовался небольшой сквозняк, на который дю Куто обращал внимание чуть ли не каждый раз, когда здесь был. Он даже сумел найти его источник — прикрытая гобеленом дверь, которую открыть он так и не удосужился, ибо не было ни времени, ни необходимости.

 

Однако, поворачиваться на звук Адриан не спешил — кто бы ни заглянул к нему в столь поздний час, застать гостя врасплох всегда будет продуктивней, нежели немедленно ему раскрыться. И потому он ждал… вроде как рассматривая самого себя в зеркале, оценивая проделанную работу и отряхиваясь от срезанных волос, но в то же время следя — тройное зеркало в этом деле было прекрасным подспорьем. И заметив светлую копну волос, вкупе с любопытной знакомой мордашкой, он чуть дёрнул уголком губ, прежде чем негромко произнёс:

 

Bonsoir, Majeste. Чем обязан в столь поздний час?

 

При этом через зеркало взглянув прямиком на Селену и нарочито лениво потянувшись в сторону полотенца. Он бы рад её в очередной раз смутить, на сей раз уже собственной наготой, но не хватало ещё, чтобы она грохнулась в обморок, увидев его во всей красе… хотя задницу она уже явно заценила.

 

«Неплохой такой скачок от поцелуя до созерцания нагишом, Джеки».


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

От созерцания пятой точки герцога отвлёк сам же герцог. Удивилась ли она его вопросу? Нет, конечно. Это же Адриан-Всевидящее-око. Мимо него даже клещ не проскочит, что уж говорить о простых смертных. Всё же Селена не могла не согласиться с мыслью, что ценность герцога дю Куто, как союзника, просто неописуема и бесценна сама по себе. Едва слышно выдохнув, она отворила занавес гобелена и вышла на свет. Смысла прятаться уже не было никакого. Только вот...Если Адриан рассчитывал, что она будет смущённо отводить взгляд и робеть, то мужчина в этом крупно ошибался. Девушка успела взять себя в руки, смерить герцога оценивающим взглядом, подражая большей части орлесианских дамочек, что цинично присматривались к кавалерам, и прошла к камину, где стоял небольшой столик с какой-то закуской, кувшином воды, бутылкой явно крепкого алкоголя и одним бокалом. Сохраняя спокойствие, Селена наполняет бокал вином лишь наполовину, после чего делает пару мелких глотков, чтобы опробовать вкус. Тяжёлый, терпкий. Вино явно создано для того, чтобы надраться в усмерть и не просыпаться в случае чего целые сутки. Хм, а ведь вариант неплох сам по себе. Жаль ей такое не предлагают. Не гоже императрице пить всякие мужские штуки. В том числе и крепкие вина.

 

— Мне не спалось, — просто ответила бард, дёрнув плечом, — решила устроить себе небольшой...променад, — завуалировала настоящую историю своего здесь пребывания. Виардо по-хозяйски расположилась на широком кресле возле камина, держа в руках бокал с вином. При этом, она продолжала беззастенчиво взирать на герцога и обращать внимание на любопытные детали, отражавшиеся в зеркале сразу с трёх сторон.

 

Селена без зазрения совести рассматривала всё до чего мог дотянуться её глаз. Отметила даже новые шрамы, которые, к слову, ни разу не портили дивного лика мужчины, который ей нравился. Да, глупо отрицать свои чувства. Увидев его снова, сначала перед Лидсом и сейчас, бард полностью отдала себе отчёт хотя бы в одной веще, а именно в том, что чувства, которые она скрывала и не признавала в своей душе — реальны. Что с этим делать она, увы, не знала. Как и тогда в Джейдере, её наполнял шквал самых разных желаний и противоречий. Одновременно хотелось и задушить его, и побить, и обласкать, и поцеловать и… Интересно, матушка испытывала такие же чувства в отношении своего супруга? Во всяком случае, девушка знала именно ту версию взаимоотношений своих родителей, в которой оба влюбились друг в друга уже после того, как поженились. А с какой страстью они… Да, было много интересных моментов, которые, к слову, Селена подслушала от служанок и прочих сплетников. Весьма забавные слухи. Но то была история её родителей, а как быть ей? 

 

Адриан стоял перед ней в каких-то десяти шагах полностью голый, не считая полотенца, а она даже бровью не повела. Хотя нет, нет, нет и ещё раз нет. Повела, нарочно заигрывая. Но разум подсказывал, что это неплохая компенсация за то, что ещё в самом начале их знакомства, Его Светлость имел возможность не просто созерцать, но и прикоснуться к телу молодой фрейлины Её Величества. Может и ей потребовать дать ей его погладить...где-нибудь?! Подобная мысль отразилась лукавой ухмылкой в уголках её губ и в блеске в глазах.

 

— Отличный вид, Ваша Светлость, — лже-Селина отсалютовала бокалом вина Адриану и снова пригубила небольшим глоточком терпкое вино, после чего поставила его на стол, предварительно наполнив его почти до краёв.

 

Наступила неловкая пауза, во время которой Селена стала поправлять длинную многослойную юбку своего алого халата из шифона, сквозь который едва заметно просвечивало длинное ночное платье из белоснежного шёлка. Да, признаться честно, эта девушка испытывала слабость к шёлковым тканям. Особенно они были хороши в сочетании с её безупречно гладкой кожей. Как и большая часть орлесианок, любящих чистоплотность, девушка избавлялась от волос по всему телу, кроме, разумеется, головы. При этой ей повезло, что она в принципе не страдала зарослями, как некоторые дамочки. Ходила как-то раз легенда-слух про некоторую мадам из далёкого региона империи, что она почитает естественную красоту, а там...В общем, лучше об этом не думать. 

 

Молодой двойник перекинула почти высохшие волосы, что волнами струились по спине, на левую сторону, оставив их каскадом ниспадать по плечу вниз по линии бюста. От них сразу же повеяло чем-то очень вкусным и свежим. Аромат напоминал цветы жасмина с явной примесью высокогорных трав Вал Гаморда, с небольшим налётом зелёного дерева и ноткой апельсина. Многогранный и ненавязчивый аромат, в котором она сегодня искупалась вся. Всё же приятно почувствовать себя не просто живым человеком, а леди, да ещё и императрицей вдобавок. Когда молчание затянулось больше планируемого, Селена подняла глаза на Адриана и не без тяжёлого вздоха произнесла.

 

— Нам надо поговорить.


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«Не спалось, значит», — подумал Адриан, аккуратно закрепив полотенце чуть ниже талии — оттуда оно всё равно сползёт, обнажая часть мускулов, а так… раз уж дама обращает внимание и даже вроде как позволила себе оценить, почему бы не порадовать, дав пищу для приятных снов, м? Впрочем, бессонница Селены, учитывая сегодняшние события, герцога вовсе не удивляла — он и сам, несмотря на накопившуюся усталость, из-за которой валился с ног буквально день назад, был в весьма ясном состоянии ума от скакавшего в крови адреналина. Угроза-то прошла, но телу и разуму потребуется время, чтобы действительно успокоиться.

 

— … Уже к комплиментам перешли, м? Кажется, это не первый ваш бокал вина за сегодняшний вечер. Если желаете напиться до беспамятства, то могу предложить что-нибудь покрепче, mademoiselle, — слегка улыбаясь и наконец-то развернувшись к собеседнице, жестом он указал на небольшой и порядком опустевший комод, где в ласковом свете свечей и камина поигрывали отблески стекла бутылок. — Правда, Жан-Гаспар не пополнял коллекцию здесь с моего последнего визита, но несколько интересных экземпляров определённо осталось.

 

Раз уж Её Лже-Величество решила его столь пристально осмотреть, ибо снимать взглядом уже практически было нечего, Адриан ровно так же позволил себе обратить побольше внимания на внешность собеседницы. Запах от её волос был приятным в целом, свежим, чистым, но не совсем в его вкусе — слишком сладко, но то было его собственное мнение, навязывать которое герцог не собирался. Шёлк, шифон… выглядела Селена весьма по-императорски прелестно, хотя недостаток отдыха на её лице сказывался: несмотря на явный тщательный уход, Адриан всё же заметил залёгшие под её глазами тени. Если война затянется достаточно надолго, если она будет испытывать треволнения и беды на себе, то лицом она может даже чуточку нагнать Селину.

 

Повисшее неловкое молчание и налитый практически до краёв бокал вина говорил о многом, как и попытки расправить одежду да перекидывание волос. Она волновалась, и не особо этого скрывала, а значит рано или поздно скажет нечто весьма для неё тяжёлое. Переместив большую часть веса на «здоровую» ногу, герцог, скрестив руки на груди, вперил выжидающий взгляд на собеседницу, но при этом не произнося ни слова, не издавая ни звука, кроме собственного размеренного дыхания — если он что-то и скажет, то только если молчание затянется уж слишком неприлично. Но, по итогу Селена всё же выдала весьма клишейное «нам надо поговорить», на что бард ответил коротким смешком, на секунду возведя очи горе.

 

— Ну, у меня несколько иные идеи по поводу того, чем могут заниматься двое почти обнажённых людей. Но, если говорить, так говорить, я не против. Тем более, что у меня и самого есть к тебе парочка весьма и весьма животрепещущих вопросов, в особенности по поводу случившегося в Вал Шевине, — слегка пожав плечами сказал он, после чего высвободил одну руку и пальцем указал куда-то чуть сбоку от устроившейся в кресле девушки. — Только для начала освободи моё кресло, ma chere. Если тебе так хочется в нём сидеть, можешь устроиться у меня на коленях, но дай калеке пристроить ноги в покое…

 

И несмотря на приятную мурлычащую мягкость вкупе с соблазнительной хрипотцой его голоса, Адриан произнёс эти слова ни разу не моргнув и едва улыбаясь, тем самым выражая свою волю: в кресле он окажется. Так или иначе.


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пожалуй, что касается алкоголя, Виардо всё же позволит себе отказаться от предложения герцога. Того, что она выпила за вечер несколько бокалов, вполне хватало, чтобы уж откровенно не пасть духом, не дёргаться от каждого шороха и чувствовать себя относительно расслабленно. По телу разливалась приятная блажь. Абсолютно не хотелось покидать мягкое и облюбованное ею кресло. Особенно, когда Адриан говорит таким голосом. Вот уж точно, что либо расцеловать, либо прибить захочешь такого мужчину. Одно желание с другим отчаянно боролись за своё существование в её душе. Что же одержало победу? Сомневаться не приходилось.

 

Селена молча поднялась с кресла, почти не сводя цепкого взгляда с мужчины. Театрально и даже как-то напыщенно драматично, сделала пасс руками в сторону кресла, приглашая Его Светлость располагаться. Ирония состояла в том, что она таким образом, решила пошутить, играя роль прислуги, сохраняя при этом, каменное лицо, не позволяя внутренней улыбке проявиться на её лице. И как только мужчина облюбовал кресло сам, Селена тут же воспользовалась предложением Адриана, устроившись, можно сказать, на его бёдрах, поперёк его тела. Да так, что правая ручка кресла оказалась ей заместо спинки этого самого кресла. Ну и рука герцога дю Куто, разумеется, лишним подспорьем не была. Немного поёрзав, чтобы найти удобную позицию, молодая леди даже не покраснела и не смутилась, а когда устроилась поудобнее, да так, что её ноги свисали с левого края кресла, а ступни были направлены в сторону камина, от которого исходило тепло, Селена спокойно заглянула в лицо герцога.

 

— Только не ругайся, сама прекрасно знаю, что это была плохая идея, — призналась Виардо, не зная куда деть свои руки, а потому просто взяла правую ладонь герцога, чьё тепло и шершавость пришлись ей по вкусу. Впрочем, она вообще была не склонна замечать его совершенства. Ровно в той степени, при которой женщины начинают брезговать или заставлять мужчину что-то в себе менять. Нет, она никогда и ничего подобного не сделает и не потребует от него. Он нравился ей таким какой есть. Со всеми совершенствами и не совершенствами тела и души. Она сама была с изъяном. Только он был спрятан глубоко в воспоминаниях.

 

Сейчас она немного боялась смотреть в его глаза, не знала, какая реакция последует. Перед ним одним она была уязвима. Все остальные не имели для неё такого значения, как сам герцог дю Куто. И неверным было полагать, что он не осознаёт этого и не пытается в угоду себе манипулировать. А она...Сопротивляться можно, конечно, но стоит ли?! Да, неприятно. Да, бесит. А как раздражает это его «Джеки». 

 

Девушка снова тяжко выдохнула.

 

— Там такое творилось… — Начала свой рассказ Селена, — прежде чем будешь ругать, кричать и говорить, что я редкостная идиотка и сумасшедшая, сначала выслушай, — она продолжила ласкать пальцами его раскрытую ладонь, осторожно, будто бы успокаивала не его, а себя, — твой брат, конечно, редкостный баклан, но даже демон желания не сделает его краше и лучше, чем есть ты. Всё, как ты и говорил. Он многое ставил под сомнение. И, признаюсь честно, была вероятность того, что тот убийца в замке, который ранил твоего брата, вполне мог быть послан, чтобы убить меня. Но...я была в другом месте… 

 

Она замолчала, собираясь с силами. Пальцы всё ещё продолжали блуждать по ладони и руке герцога.

 

— Их было около десяти тысяч. Огромная армия. Из замка она, казалось, простирается от самого горизонта. Было темно и даже то, что я им подготовила на подходе к городу, не могло полностью осветить вражеский стан. Я боялась, что не справлюсь. Они прорывались в город. Прорвались до самого собора. Наши воины, даже самые опытные вояки начинали робеть перед огромной силой. У меня не было выбора. Я не могла отдать им город и бежать. Бенедикт уговаривал меня сесть на корабль вместе с беженцами, но я отказалась. Знаю, что в твоих глазах — это глупость. Я должна была думать о себе, как о Селине. А жизнь монарха — ценнее всего в этой войне. Особенно жизнь Селины. Но...Кем бы я стала, покинув город, трусливо поджав хвост?! Нет, я не могла так поступить. Я не могла...Не хотела бояться смотреть тебе в глаза, понимая, что в моих силах было сделать много больше. И я решилась...Не скажу, что я великий полководец или икона возрождения и вознесения, но если я играю роль правителя и вдохновителя, то я такой и должна оставаться. Да, я ворвалась в толпу. Но это была организованная атака. Да, признаю, что из-за моего приказа, гарнизон Вал Шевина потерял твою личную гвардию. Я не должна была разрешать Эвелине покидать замок без необходимости. Я виновата. Их смерти на моих руках. На моей совести. И я сожалею. Но… Если бы я вернулась в тот день и снова стояла перед выбором, то поступила бы точно также. Не потому, что чем-то обязана тебе или Ей. Не потому, что должна что-то стране. Это моё решение — защищать Орлей до последнего вздоха. И я лучше буду сожалеть о провале, чем всю жизнь корить себя за то, что не попыталась сделать ровным счётом ничего. Надеюсь, что ты понимаешь, почему…

 

Закончила свой монолог Виардо. Несколько секунд она не решалась взглянуть на Адриана. Наверно, необходимо дать ему время, чтобы осознать всё ею сказанное. Выждав ещё некоторое время, она подняла взгляд голубых с жёлтыми прожилками глаз, что в свете пламени камина, будто бы горели изнутри. Уж если он будет отчитывать её. то она примет это не отводя взгляд и не испытывая чувство стыда. Селена сделала всё правильно. Не важно, как поступила бы тут Селина. Императрица мертва. И если она возложила на хрупкие плечи своего двойника такую ношу, то отдавала себе отчёт в том, на что способна её фрейлина. Должен быть понимать и Адриан. Вопрос в том, что именно чувствовал герцог. Было ли это желание профессионала — отчитать за подобные действия, или же много личное — отругать за то, что подвергла себя опасности. Чего же было больше в этом отношении к ней? Вопросы...вопросы...вопросы...И ни одного ответа.

 


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Когда пятая точка Её Лже-Императорского Величества удобно пристроилась на коленях герцога, предварительно неплохо так поёрзав на весьма чувствительной части тела Адриана, мужчина понял, что предлагать выпивку как таковую совершенно точно не стоило — девица уже была в неплохой кондиции подвыпитости, и если для него пара бокалов крепкой выпивки являлась чем-то привычным, то вот весьма изящную хрупкую девушку от такого может попросту вынести. Лучшее, о чём он мог сейчас позаботиться — это чтобы никто не заявился в его покои и не увидел её в таком состоянии. Благо во время последнего визита прислуги дю Куто ясно дал понять, чтобы его не тревожили вплоть до утра, если такое понятие вовсе было применимо под густыми чёрными облаками.

 

С первых же её слов Его Светлость старательно пытался сохранять спокойное лицо, позволяя Селене трогать его ладонь как только ей пожелается. Главное, чтобы ничего ломать и кусать не начала. Хотя именно что отругать девицу за безрассудство ох как хотелось — тот факт, что она вовсе выжила в той мясорубке, в которой полегла личная гвардия герцога, иначе как чудом не назовёшь. Бездна… такое геройство не окупается, когда речь идёт о жизни Императрицы, пускай и ложной, потому что другой у них нету и не будет — не было ни подходящей кандидатуры на замену, ни времени на поиски и обучение, они уже были в достаточно глубокой заднице, чтобы взвешивать каждое рисковое решение по тысяче раз.

 

Скольких Теней он должен к ней приставить, чтобы она была действительно в безопасности? Сколько ещё жизней верных ему людей он должен будет поставить под угрозу просто ради того, чтобы Селена всё же стала адекватно взвешивать свои шансы в бою? Да любой красный храмовник мог попросту её прирезать при первой же возможности или, что ещё хуже, взять в плен — доспех с большими изысками, чем у шевалье или солдата выдавал в ней важную особу, которую надлежало видеть издалека, а значит, придавал ей ещё большей ценности и дело было вовсе не в стоимости брони.

 

Он слушал внимательно, как если бы всё слышал из её уст впервые, как и всегда, ни одним мускулом лица не выражая того, что он сейчас ей хотел высказать без всяких купюр и как можно более весомыми выражениями, вдобавок ещё может быть тряхнув девушку за плечи — авось хоть так дойдёт. Но, когда Селена наконец-то умолкла, герцог отвёл взгляд в сторону камина и императорских ножек, сокрытых под юбкой и халатом, и лишь тогда, когда краем глаза заметил, что девушка наконец-то подняла на него немного виноватый взгляд, заговорил сам.

 

— Значит, ситуация на поле боя надоумила тебя… выйти на передовую? — на последних словах, он с несколько снисходительной усмешкой повернул голову к Селене, всем своим видом намекая на то, что он ни в коем случае не собирается спускать эту ситуацию на тормозах… уж точно не тогда, когда она сидела у него на коленках по собственной воле. Не дожидаясь ответа, он аккуратно высвободил левую руку из-под спины девушки и, обхватив её ладонь своими, с театральным подобострастным восторгом добавил: — О да, Ваше Величество, это прекрасная идея! О, пожалуйста, Ваше Величество, рискните своей жизнью ради воодушевления солдатни, Ваше Величество!

 

Чего ещё она ожидала? Что он погладит её по головке за подобный акт и скажет, какая она умница, что решила показать своим людям пример? Эти самые люди рисковали жизнями за неё… чтобы она, вместе с гражданскими, была в безопасности. Тот факт, что Селена решила пойти в атаку самостоятельно вместо того, чтобы держаться позади и дать другим выполнять свою работу, повергал все эти усилия в прах. Всё с той же усмешкой на губах он чуть дёрнул бровями.

 

Ma chere, те люди рисковали своими жизнями за тебя и за город. Им не нужно, чтобы ты рисковала собой ради них — выходя на передовую, ты заставляешь их следить ещё и за твоей сохранностью на этой самой передовой вместо спокойного осознания того, что ты в относительной безопасности.


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Восхитительно! Лучше просто быть не могло! Он снова ставит под сомнения всё, что она делает. Хватит это терпеть! Нет больше сил никаких!

 

— О, так значит, всё, что я делаю — полнейшая хрень, простите за нетактичность, Ваша Светлость?! — Начала шипеть Селена, — Хватит! Прекратите это немедленно! Я не маленький ребёнок, за которым нужен глаз, да глаз! Это, как минимум, не просто возмутительно, а как максмимум, наносит мне оскорбление!

 

Она прекратила тактильные действия в отношения его руки и не желая располосовать его лицо острыми ногтями, скрестила руки на груди, чтобы не было соблазна даже задушить этого самодовольного мужлана! Вот за кого он её принимает? Что снова происходит? Почему он никак не может открыть свои демоновы глаза и увидеть, что перед ним не маленькая девочка Джеки, а взрослая девущка, которая, демон его побери, выкашивала других двойников и убила, к слову, краснолириумного храмовника в одиночку! Хотя нет, там помогла немного леди Остерманн, но сам факт, что она сама лично отрезала тому голову был! Это видели все! Да, пускай не воин, а всего-лишь бард, но даже барды умеют сражаться. Она не нежный цветок, который согнётся от любого даже самого слабого дуновения ветерка. Не хрустальная ваза, что может разбиться, только коснись её. Нет! 

 

— Я лучше умру, чем буду проживать жизнь, зная, что на моих руках множество смертей из-за моего бездействия! К демону это всё, Адриан! Селина не была права, что скрывалась за спинами своих людей! Знаешь почему на стороне Гаспара было так много союзников? Да потому что он не боялся смотреть врагам в лицо, а не убегать, трусливо поджав хвост! Было время, когда дипломатия и тонкий расчёт могли победить в битве, но они не выиграют войну. Не сейчас! Отлично, здорово, блестящая идея — отправить меня постоять на балкончике своего дворца, чтобы я наблюдала, как умирают МОИ люди. ТВОИ люди. НАШИ люди. Потрясающая идея, герцог дю Куто. Просто охуенная!

 

Моментально вспыхнула девушка. Она даже не заметила, как в сердцах начала сквернословить. Нет, она не была пьяна и прекрасно осознавала каждое слово. Чтобы Адриан не думал и какие бы намёки ей не делал. Она в полном сознании. Отдаёт полностью отчёт в том, что делает, думает и говорить. Но терпеть это дальше. Она пыталась понять. Да что говорить, Селена прекрасно понимает причины его недовольства. Она слишком важна для сохранения баланса и мира внутри оппозиционных войск. Лже-Селина гарант будущего Орлея. Единого Орлея. Пожалуй, нет ничего важнее этого. Да только, чем будет править такой монарх, не важно, Селина или нет, если по итогу нечем будет править?! Если земли будут полностью уничтожены врагом? Кто-нибудь об этом подумал? Вряд ли…

 

— Вот же заладили...Селина...Селина...Хватит уже! Я не она! Уж простите, что я живой человек, хоть и похожа на неё, будто бы фарфоровая кукла из искусствоведческого музея мадам де ла Ру, но я не кукла, не марионетка, которой можно управлять! Я прекрасно понимаю, почему должна жить вопреки желанию врага погубить всех нас. Я знаю, ЧТО я должна делать. Прекратите говорить со мной так, будто бы я ни демона не понимаю. Солдаты не обязаны следить за каждым моим чихом, на то есть моя личная гвардия. Это уже их проблемы. Но что замок, что сад, что город...Я буду в опасности где бы ни оказалась. На поле боя есть вариант потеряться среди толпы и хаоса, сбросить царственные оковы и скрыться под другой личиной, чтобы нанести удар с тыла или вовсе покинуть сражение. Адриан, я всё вижу. Я не воспитана нежной девочкой. Уж тебе ли не знать об этом, господин-всезнайка! 

 

Как же ей было обидно. И она не знала, что хуже: осознание того, что он не хочет разглядеть в ней взрослую женщину, которая умеет принимать решения или то, что её сердце разрывалось на части от переполняющих к нему чувств, которые начинали кровоточить от острых, будто бритва, слов герцога лю Куто. В горлу подступал ком. Даже при том, что она старалась говорить как можно тише, в её голосе слышался истеричный надлом. Она столько всего терпела и не выпускала наружу. Все переживания хранила глубоко в душе и вся эта червоточина, что покоилась в недрах её разума, готова была вырваться наружу славной истерикой. Виардо закусывала губу, впиваясь ногтями в свои плечи, которые она успела обхватить руками. Как же ей не хотелось показывать свою слабость, но, увы, она не могла избежать нервного срыва. Этот год оказался слишком тяжёлым. Сама того не желая, она пустила предательскую слезу, что опалила своим жаром её правую щёку. Девушка начала глубоко дышать, пытаясь подавить начинающуюся истерику. Нет-нет-нет! Хватить сопли распускать! Не хватало, чтобы он ещё и по этому поводу стал насмехаться. Если она заплачет в голос, что сбегутся стражники и вряд ли они с герцогом дю Куто смогут объяснить всё, что здесь происходит. В особенности...Почему императрица без маски и сидит у мужчины на коленях.

 

«Какая же я дура...» — Только и проносилось в её голове, пока сердце продолжало изнывать от боли.

 

 


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как говорится, не опять, а снова. Казалось бы, прошло уже чуть больше года с того момента, как они с Селеной договорились о сотрудничестве, о том, что и Адриан, и леди Серил, и все те, кому они могли доверять будут направлять Селену, дабы сделать из неё идеальную копию. Но кое с чем справиться не в силах были даже величайшие акулы Игры, а именно — с девичьей трепетностью и эмоциональностью, застилавшей им разум в детородном возрасте. Эту напасть утихомирить могли лишь время и личный опыт, в особенности если он весьма неприятен — даже бездумные животные в итоге понимают, чего сделать не стоит, чтобы не было больно, а значит, способен на такое и человек.

 

Единственное, что оставалось делать герцогу в свете тихой истерики — выжидать, когда всё, что на душе у девушки накипело выльется, подобно зловонному гною из свежевскрытой заражённой раны. Он не позволял себе её утешать, зная, что это скорее всего лишь спровоцирует продолжение истерики с последующим утомительным для самой Селены хныканьем, после которого об отдыхе точно можно забыть. Он лишь выслушивал и мотал на фигуральный ус то, во что впоследствии ткнёт девчонку носом, как нашкодившего котёнка. И потому, Адриан спокойно сидел, освободившейся правой рукой облокотившись на подлокотник и подперев щёку, с личиной абсолютной невозмутимости на лице взирая на бесновавшуюся Селену.

 

«Бездна, если так посмотреть, в ней достаточно много от отца…»

 

— Вы закончили, mademoiselle? — спросил он тихо, почти что вкрадчиво, но скрывая под шёлком голоса холодную непреклонную сталь, что требовала к себе внимания куда больше, чем мягкий ласкающий слух тон. — Тогда позвольте на сей раз слово взять мне. Вы требуете к себе отношения, подобающего особе взрослой и статусной… но в то же время ведёте себя, как избалованная девчонка, которой не дали желанную игрушку. Вы это называете взрослостью? — чуть поведя бровью, Адриан позволил призраку улыбки коснуться его губ, но взгляд его был предельно холоден. Если Селена постоянно заявляет, что в ней видят дитя… что ж, он будет смотреть на неё, как на ребёнка, если ей так того хочется. — Или то, что искажаете мои речи? Я не произнёс ни слова о том, что вы сотворили, как вы сами выразились, «хрень», но я скажу прямо, если вы из моих слов ранее не поняли — вы могли сделать лучше. ЭТО от вас ожидалось, а не попытки в геройство, поставившие всё под угрозу.

 

«И ведь нет никакой гарантии, что она не решит последовать по его стопам, если я расскажу… она уже им восхищается.»

 

Адриан умолк, чтобы для начала Селена могла переварить всё сказанное им, в то время как его внимание привлёк наполненный бокал вина, который герцог и ухватил. Сделав пару достаточно крупных глотков, чтобы в случае чего тёмно-красная, практически чёрная жидкость не перелилась через край в дрожащих от волнения ладонях, и чтобы девица не дай Бездна не перепила, он так же молча протянул бокал Селене — понятное дело, вода или слегка остуженный ромашковый чай подействовали бы лучше, но за неимением приходилось обходиться подручными средствами.

 

— Будьте любезны, прекратите царапать и наминать ваши прелестные плечики, иначе открытые платья вам не носить в ближайшее время. Да и губы жевать не стоит — они не для того предназначены. И выпейте, чтобы успокоиться. — в мягком отдававшем сталью голосе теперь слышалось вполне недвусмысленное требование — не столько, потому что Адриан хотел этого, но поскольку человеку в состоянии Селены направление было попросту необходимо, чтобы окончательно не потеряться в истерике. Тут было два выхода — или шок, который должен был заставить разум мыслить трезво, или же мягкое успокоение, которое доведёт несчастного до утомительного беспокойного сна, «наградой» за который будут опухшие глаза поутру, неспособные нормально открываться. Бокал герцог не убирал, надеясь, что девица к нему таки прислушается. — Вы забыли, о чём мы договорились тогда в Джейдере, когда вас только привезли. Селена Виардо умерла, защищая Императрицу — ваши собственные слова. Я надеялся, что за год вы научились принимать то, что не будучи Селиной на самом деле, вы должны быть ею. Возможно, она не была идеалом. Но и Гаспар, которого вы решили привести в пример, не многим лучше. И я не советую идти его путём…

 

Мягко, невесомо, практически любовно он пальцами свободной руки стёр слезинку с её щеки, оставляя лишь лёгкий влажный след — неприятное напоминание о непозволительном для Императрицы моменте слабости, который она должна была преодолеть. Пусть и с его не самой мягкой помощью.

 

— Его храбрость и честь шевалье в итоге привели к тому, что он оказался в подземельях поросшего красным лириумом Белого шпиля. Безусловно, не сломленный… но покрытый ожогами. Ранами, в которых копошились черви. Собственными выделениями. Лишённый глаз, пальцев и члена с яйцами в придачу. — и если в прошлые разы, когда Адриан рассказывал эту историю другим, он хотя бы изображал отвращение от увиденной им картины, то сейчас он не повёл и бровью, описывая картину с безупречным спокойствием, с которым под стать было вести разговоры о чём-то будничном — о погоде, например. — И единственным его желанием было умереть. Вы можете говорить, что не повторите его ошибки… но вы уже это сделали в Вал Шевине. Тоже желаете оказаться в застенках красных? Или у Флорианны? Она за вашу голову уже награду объявила…


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Он не понимает её. Не видит и не хочет взглянуть на ситуацию иначе. Словно...сам является заведённой марионеткой, из раза в раз повторяющей одно и тоже. Те же слова, ту же мысль. Он не хочет её слушать. И ничего из того, что она ему говорила год назад, пару месяцев назад — он ничего не понял. Не захотел слушать и принимать в расчёт. Вот он его истинный облик — человека, который считает себя умнее других. Превосходно, если он не видит дальше собственного носа и плана, оставленного императрицей, то что она может сделать? Пойти умереть от того, что быть ей всю жизнь птицей в золотой клетке? Нет уж, слишком легко отделаются. Однако, ответа на свой вопрос Селена пока не видела. Больно молода и неопытна. Всю жизнь посвятила служению Селине и другим задачам. Её не растили быть монархом. Её не растили для того, чтобы править. Такого опыта, даже гипотетического — у неё не было. Да, у Виардо было образование, которое позволяло ей быть причастной к управлению страной в качестве советника, но императрица никогда её об этом не просила...До того рокового дня, когда Адриан вручил письмо от покойной. Этот день перевернул всё в её жизни. Запер в судьбе иной женщины, которой Селена даже при всём желании не сможет стать.

 

Бард не была в состоянии слушать герцога. Его слова отзывались в голове и душе каким-то странным фоном. А разум подбрасывал только одну и ту же мысль — зря она решила посмотреть, что находится за потайной дверью. Зря пришла и терпит это издевательство. Нет, в чём-то Адриан всё же прав. Она понимает, что наверняка был иной путь решения, но тогда, ни она, ни генералы, не смогли придумать лучше. А ослушаться приказа императрицы никто не мог. Если Её Величество сказала седлать лошадей и строить императорскую конницу, значит так тому и быть. Хорошо говорить с высоты иного полёта, глядя на перспективу сверху. Уже всё прошло. Что произошло, то и пожинаем. Мог найтись вариант лучше, но в той ситуации его не было. Но спорить дальше девушка не стала. В душе вновь зарождалась злость. И в первую очередь на мужчину, что так любезно протянул ей бокал вина, который...полетел в камин. Резко и быстро, она выхватила то, что осталось и одним движением кинула бокал в пламя, да так, что вся жидкость оказалась на дровах. Угли тут же зашипели, прекрасно передавая настроение той, что отказалась от вина столь «элегантным» способом. 

 

— Ещё раз...Если ещё хоть один раз я услышу от ВАС, герцог дю Куто, подобную дерзость, ЧТО мне делать и ПОЧЕМУ, клянусь Создателем, я расцарапаю Ваше прекрасное личико и скажу Вашей матери, что Вы изводили свою императрицу, имея наглость диктовать ей свои ожидания, — вкрадчиво и с чувством произнесла Селена сквозь стиснутые зубы. В её глазах оказалось столько злости, что будь она магом, то непременно воспламенила всё в округе. К сожалению, подобных сил у неё не было отродясь и при их наличии вряд ли бы она оказалась хоть как-то причастна к столь «великому» плану. 

 

— Вы тоже забываете очевидную вещь, герцог дю Котик, — она наклонилась к его лицу, находясь в опасной близости, но смотрела только в карие глаза, — я — не она и никогда не смогу ею стать. А знаете почему? Потому что мы с ней разные. Говорите, я не делаю, что ожидается от меня? Что ж, превосходно, только в следующий раз подумайте о том, что я воспитана иначе. Вспомните, что несмотря на внешнее сходство, мозги и опыт Вашей любимой императрицы не перешёл ко мне по мановению волшебного посоха. И не перейдёт. Я делаю то, что считаю нужным. То, что могу сделать. Селина могла за себя постоять, иначе бы просто не выжила в Войну Львов. То же делаю и я. Пытаюсь выжить, как бы глупо в свете последних событий это ни звучало. 

 

Затем она убрала ноги с подлокотника кресла и встала, освобождая Адриана от подобной ей ноши. Девушка прошла к огромному тройному зеркалу, в котором ещё недавно отражался голый мужчина, воспоминания о филейных частях которого, внезапно пронеслись перед глазами. Скрестив на груди руки, она смотрела то на своё отражение, то на мужчину, который сидел в кресле позади. Она обдумывала сказанное. Значит, вот как умер предатель. Что ж, это абсолютно не та смерть, которую он заслуживал, да и от чести шевалье там остались похоже одни ошмётки. Было ли ей его жалко? Нет. Уж точно не его. Гаспар де Шалон совершил множество ошибок, среди которых было нападение на императрицу Селину. А этого она не простит никому. Ни Флорианне, ни Гаспару. Они оба приложили руку к тому, что сейчас происходит со страной и грешно будет отрицать очевидное. Виардо никогда не восхищалась этим человеком, но и не ненавидела. Были причины, по которым она могла уважать этого человека, но не более. Все свои труды он перечеркнул тем случаем при Халамширале. Той самой минутой, когда атаковал конницу Её Величества.

 

Истерика, которая готова была вырваться наружу — прошла, оставляя лишь апатичный след, который будет преследовать её по пятам везде. 

 

— Адриан, я в смятении, — честно призналась Селена, — я не знаю, как с Вами ещё говорить. Хотя уверена, что Вам со мною тоже нелегко приходится. Вы привыкли, что люди Вам подчиняются и безропотно следуют приказам, увы, я не могу так поступать. Мой опыт заставляет полагаться на собственные возможности. Я осознаю свой риск. Как и Вы осознаёте свой. Но я не знаю, чего Вы ожидаете от меня. В последний раз леди Сирил согласилась с тем, что за отсутствием опыта, я должна поступать так, как поступила бы разгневанная Селина. А Вам, как никому другому, должно быть известно, в каком гневе была императрица после той постановки… Однако, если я не права, то предпочту услышать уж точно не эфимерное «мы ожидаем от тебя лучших решений»… Вы только и умеете, что критиковать. Вы вечно чем-то недовольны. Неужели перфекционизм настолько сильно въелся в Вашу жизнь, что Вы уже не замечаете ничего иного? Тогда позвольте, герцог, задать Вам крайне неприятный вопрос…

 

Селена Виардо повернулась к своему отражению спиной и с вызовом взглянула на Адриана. В её глазах уже не было слёз, а присутствовало ледяное спокойствие. Лицо не выражало никаких эмоций, будто на самом деле являлось каменном маской.

 

— Кто ВЫ в этой истории?

 

 


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Ломай меня полностью 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах