Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Freyja MacGregor

Обходные пути

Рекомендованные сообщения

[8 Харринга 9:41 ВД — 22 Харринга 9:41 ВД] ОБХОДНЫЕ ПУТИ

@Lutzius Karolaine и @Freyja MacGregor

Avvars_Village_1_222 (1).png

 » Ферелден, Юг Внутренних земель, окраина Дебрей Коркари, окольный путь до Винтерхолда « 

 


 

«Не ходи, низинник, здесь
 в дебри, в одиночку.
 Даже если позарез
 Хочется грибочков.
 Ведь известно, что в лесу
 Можно заблудиться
 И потом хлебать росу,
 У варваров поститься.»

— умные ферелденские стишочки

 

После предательства Аноры и узурпирования ею Ферелденского трона, множество дворян, верных королю Алистеру Тейрину, оказались вынуждены покидать Денерим в спешке. Кто-то не сумев выбраться, покоится среди трупных останков, а те, кому удалось пережить тот день, спешно направлялись к своим владениям, огибая земли аристократии, сохранившей верность королеве.

Гражданская война уже здесь. От неё невозможно уйти не только коренным ферелденцам, но и гостям южного королевства. 

И чтобы выжить, необходимо объединять силы, особенно, когда у попутчиков одинаковая цель — добраться до предместий Морозных гор.

 

NB! преодоление трудного пути до Винтерхолда

 


3518b665f992b79464f38c77ad4ad624.gif There's a humming in the restless winter air
and we're slipping off the course that we prepared
but in all chaos, there is calculation –
dropping glasses
just to hear them break
2277858.gif You've been drinking
like the world was gonna end (it didn't)
took a shiner from the fist of your best friend (go figure)
it's clear that someone's gotta go –
we mean it but I promise we're not mean
56cb883b4d50f57abf6c6525279adf5d.gif

 

 

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вчера вечером отряд Фрейи наткнулся на одну из небольших деревушек Внутренних земель, стоящей на распутье между Бресилианским лесом и Дикими дебрями Коркари. Названия молодая госпожа не запомнила, буквально отключившись перед домом старосты. Лейтенант гарнизона Винтерхолдской стражи Дуглас МакГрегор нёс её фактически на себе, раздавая приказы остаткам эскорта юной леди, на чьи плечи теперь ложилось управление небольшим земельным наделом её покойных братьев и отца. События прошлого дня воительница помнила смутно, особенно из-за того, что проваливалась в беспамятство от болевого шока, когда местный лекарь пытался обработать её рваную рану на лице. Если бы не рефлексы и не вовремя подставленное спасительное плечо Герхарда, то на том свете покоилась бы Фрейя, а не её старший брат. Острые зубья моргенштерна прошлись по левой части её лица, оставив несколько мелких ран и один весьма серьёзный порванный рубец. Некогда красивое девичье лицо украшал теперь отвратительный шрам, который не скроешь даже волосами. 

 

Фрейя сидела в трактире, прислонившись спиной к стене. В её руках было отвратительное пойло, но оно помогало заглушать боль от раны. Скорее физической, нежели эмоциональной. Герхард был не слишком хорошим человеком, поэтому особой тоски по нему, в настоящий момент, новая правительница Винтерхолда не ощущала. Состояние шока до сих пор подбрасывало ей эгоистичные мысли, что именно ей удалось пережить этот кошмар в Денериме, а не её брату. Однако… Чем меньше спирта было в её крови, тем больше в голову лезло то, как погиб её брат. МакГрегор пила весь сегодняшний день. Только чтобы не думать и не вспоминать. Но память отвратительная штука, которая подкидывает ужасные картины в самые неподходящие моменты, когда, казалось бы, ты о них уже и думать давно забыл.

 

«Воздух рассекает свист заносимого над головой оружия. Фрейя едва успевает повернуть голову и чуть отпрянуть в сторону, как вдруг её отталкивает Герхард, чудом выбравшийся из украденной ими у местных телеги, чтобы выбраться из оккупированной столицы. Моргенштерн задевает девушку, но основной удар приходит на мужчину. Они оба падают на землю и катятся по ней, словно камни. Девушка ощущает невообразимую боль на своей левой щеке, из которой едва ли не фонтаном брызжет ярко алая кровь. Многочисленные ушибы и ссадины не позволяют ей тотчас подняться. Фрейя изо всех сил пытается приподняться, но получается с трудом. Голова будто раскалывается надвое, а боль такая нестерпимая, что она чуть ли не плачет, шипя ругательства сквозь крепко стиснутые зубы. Интуитивно отрывает от выбившейся из-под кольчуги рубахи небольшой отрезок ткани и прикладывает к щеке. Белый лоскут тут же становится противно мокрым, пропитываясь неприятным запахом железа, сменяя свой цвет на красный. Девушка прилагает усилие, чтобы сесть. В глазах будто звёзды. Всё вокруг ходит ходуном и взгляд не может ни за что зацепиться. А потом...Она видит его. Лежащего буквально в пяти метрах от неё. Руки Герхарда неестественно вывернуты, ладони полностью раздроблены, а голова повёрнута к ней. Фрейя едва успевает понять, что он ей шепчет: «Беги, дура! Беги! Уходи немедленно!». Но девушка продолжает сидеть на месте, а время вокруг будто бы замедляется. МакГрегор видит, как над телом брата склоняется кто-то из людей королевы. Видит, как моргенштерн снова начинает свой боевой полёт. Герхард всё понимает. По её глазам и слезам, которые текут по щекам и больно саднят оставленный после удара рваный рубец. Герхард на последней издыхании кричит, что есть сил: «БЕГИ!», как следом на его голову опускается железный круг с множеством острых игл. Моргенштерн с отвратительно чавкающим звуком входит ему в голову. Потом ещё раз и ещё. По дороге разлетаются кровавые пятна, летят куски мяса, раздробленные кости черепа и мозги. Фрейя не помнит, как долго она кричала, поддавшись истерике. Не помнила и того, как падая в обморок, её подхватывает Дуглас, что-то крича в ответ, как и не помнит момента, когда они прибыли в деревню. Все последующие дни слились в один. Она просыпалась в горячем бреду с испариной на лице, что-то спрашивала, потом воспоминания накрывали её с новой силой, начиналась истерика, ей что-то давали и девушка вновь проваливалась в беспамятство...»

 

До настоящего момента. Мир стал отвратительно...зелёным. Раньше она любила зелёный. А теперь этот мерзкий цвет напоминал ей о том, что происходит вокруг. Напоминал об отчаянии и горе, которые опустились на их головы. Утром Дуглас сказал, что теперь полноправным правителем Винтерхолда становится она. Кажется, Фрейя даже нелестно выразилась по этому поводу. Уже далеко не молодому мужчине никогда не нравился Герхард. Более того, он и его люди готовы были совершить переворот, чтобы власть получила она. Только вот...Не нужна юной деве такая подачка. Ферелден так и не смог стать ей настоящим домом. Младшей дочери Роу МакГрегора авварская культура и быт были гораздо ближе по духу. Фрейя думала, что как закончился вся эта история с Брешью, то просто поставит брата в известность и уедет в клан своей покойной матери — Фростхолд. Место, где со временем она стала своей. А теперь что?! На её плечи ложилась слишком большая ответственность. Каким бы скотиной ни был её брат, он всё равно оставался частью её семьи. И пускай многие были недовольны его правлением, но Герхард прекрасно справлялся со всеми политическими тонкостями. А ей-то что делать? Фрейя не привыкла быть тактичной и улыбаться, зная, что рано или поздно предстоит вонзить нож в спину. Это всё по части лизоблюдов. А она не такая.

 

Напротив неё сел Дуглас. Старый солдат, друг её покойного отца, верный защитник дома МакГрегоров, сын крепости Винтерхолд. Он со всей скептичностью оглядывал «пиршество» своей госпожи.

 

— Ты слишком много пьёшь, девочка…

 

— Заткнись, — зло отвечает Фрейя, допивая уже...четвёртую по счёту кружку эля. Выпивает и с глухим стуком ставит на поверхность деревянного стола, — ты мне не отец.

 

— Знаю, миледи, но я беспокоюсь за Ваше состояние, — спокойно парирует сухопарый дедуля, подзывая молоденькую подавальщицу, — мне эля, а моей госпоже принесите поесть и вместо алкоголя, заварите травяной отвар.

 

Подавальщица мило улыбнулась и удалилась. А Дуглас тем временем снова уставился на белокурую девицу.

 

Фрейя старалась на него даже не смотреть. Её взгляд был отрешённым. Безликим. Таким же безэмоциональным, как и пустота в её душе, которая приходила с принятым вовнутрь спиртом. Ненужные мысли и воспоминания заглушались. Только не те, которые она старалась гнать прочь. 

 

— Нам нужно добраться до Морозных гор, — твёрдо сказал Дуглас.

 

Фрейя недовольно засопела, переводя осознанный взгляд на него. 

 

— Сама знаю. Но по Внутренним землям идти опасно.

 

Говорить было неудобно. Её голова была частично перевязана и выглядела она как побитая жизнью собака, впрочем для ферелденцев это было даже свойственно. Жизнь их вечно калечит. Пепельные волосы Фрейи небрежно выбивались из-под повязки у лица, в то время как сзади они оказались размётаны по спине. Видок у неё, конечно, был...Краше в гроб кладут. Опухшие и впалые глаза. Бледнее, чем обычно, кожа. И казалось, что и так худенькая девушка, осунулась ещё больше. Чистая одежда, которую ей любезно предложили в доме старосты, смотрелась на ней чужеродно. Слишком благородно, несмотря на то, что рубаха и штаны соответствовали именно деревенской моде. Проще говоря, сейчас её внешность оставляла желать лучшего.


3518b665f992b79464f38c77ad4ad624.gif There's a humming in the restless winter air
and we're slipping off the course that we prepared
but in all chaos, there is calculation –
dropping glasses
just to hear them break
2277858.gif You've been drinking
like the world was gonna end (it didn't)
took a shiner from the fist of your best friend (go figure)
it's clear that someone's gotta go –
we mean it but I promise we're not mean
56cb883b4d50f57abf6c6525279adf5d.gif

 

 

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"-Считается ли жопа фортуны - тоже удачей?"

  Как бы парадоксально это не было, но Люциус, не веря в удачу, чуть ли не всем своим естеством полагался на неё, и какое-то время даже ею жил. Из боя в бой, из события в события... Когда то жизнь висит на волоске, перерубаемого топором, то подбрасывает такие случаи - что нарочно не придумаешь. Как приятные, так и наоборот.
  И путь по местам былой славы - одна из таких вещей. Возвращаться к которой, он хотел бы меньше всего...
  Холодный ветер, подмёрзшая слякоть начала зимы, мерно чавкающая под копытами... Он давно миновал те горы и холмы, по которым куролесил всего-то два года назад. Но отклики былого не отпускали до сих пор.
  Два... Всего лишь два года, понадобилось что бы развязать новую войну, и в этот раз уже настоящую, крупную.
"-А началась ли?" - Спросил бы кто.
  Для него, живущего войной, ответ был очевиден.
  Конечно, сложно видеть дальше своего носа, когда выглядываешь из прорези своей землянки, а не сидишь на горе. Так и происходящее в мире, да хоть в городе, сложно оценивать, не будучи на самом верху.
  Если не знать, что искать.
  А Люций знал. Участвовал во всём этом на протяжении чуть более десяти лет. Перевороты, налёты, разбой, война, договора... И хотя иметь вновь с этим дело он не желал, но даже в таком состоянии подмечал, к чему всё идёт. Цепляя факты и события - от отдельных слов и поведения, до полноценных мероприятий. Сбор воинств, податей, договора, передел влияний, манёвры, локальные перевороты, бандитизм. Всё просто готовилось полыхнуть, как масло, и перевернуть Ферелден с ног на голову. Или... Добиться смуты и неразберихи.
"-Грёбаный рот этого ферелдена..."
  Было ни холодно ни жарко. Небо слегка покрыто толстенными облаками, и лишь уже зимний ветерок носился меж просек да по равнинам. Но Люциус откровенно мёрз. Ни бивака, ни укрытия, даже просто привала он позволить последние дни себе не мог, паскудно унося ноги от проблем. А как бы ты ни был хорошо одет, без костра, укрытия и горячей пищи, рано или поздно ты промёрзнешь до костей.
  Впереди был очередной холм, и изрядно уставший конь громко фыркнул, мотнув башкой так, словно пытался вырвать поводья у полусонного всадника. Последние дни выдались очень интенсивными для них обоих, и Люций спешился. Ведя упрямого и сопротивляющегося коня за собой, в подъём, размытый подтаявшей грязюкой...
  Велико было желание упасть прямо здесь, и отрубиться, вместо приложенных сил да уговоров с конём. Но внезапная деревушка, всего за пол версты от холма внушила им неподдельный энтузиазм. Раз даже конь, словно передумав, решил рваться вперёд. И уже в предвкушении тепла, они спускались к ней...

  В своих злоключениях, его ватага обошла эти места, за ненадобностью покровительствующим силам. И это было хорошо, хоть здесь на него не будут смотреть проклинающе, как на других вооружённых людей. Но если та орава, что пыталась его остановить, липовыми указами... “-Королевы? Тейрна?” Доберётся сюда, то вряд ли у здешних будет столько опыта, что бы вовремя свалить. По крайней мере ни разъездов, ни ополчения, он не видел даже входя в деревню. Только вечно любопытствующий взгляд, сквозь заёбанную от рутины пелену, и предвкушение чего-то нехорошего. А как ещё можно воспринять мрачного, и хорошо вооружённого всадника? Даже если сам лицом и плащом он выглядел не лучше Денеримского попрошайки. За тем исключением, что в его грязной и обросшей пёсьей морде была видно по взгляду, что если придётся убить - он и не моргнёт, а сделает.
  Недолго пришлось искать трактир, даже спрашивать никого не пришлось. И едва он привязал под навесом коня, скинув в стог с него всё то немногое что вёз... Интерьер заведения пополнился на ещё одного побитого жизнью пса. С хорошим даже для рыцарей полуторником, на котором словно невзначай держал руку. Да в непривычной для столь отвратно выглядящих людей кожанке, подбитой мехом, проявившейся на входе под шерстяным плащом...

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...