Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

X. Ветра зимы

Рекомендованные сообщения

[30 Первопада 9: 42 ВД] X. ВЕТРА ЗИМЫ

◈ Morana O Unsal, Freyja MacGregor ◈

♛ Game-master (Viraenis Lavellan)

1.png

» Ферелден, крепость Винтерхолд ⌔ Холодный ветер, идёт густой снег « 

 


 

«Неужто свет покинул эту землю? Здесь почти не видно солнца... ледяной ветер пробирает до костей, а вы даже не дрожите… Милорд, с вами всё в порядке?»
— Капитан Марвин, Warcraft 3

 

В то время как король Алистер, рискуя своей жизнью, пытается вырвать из лап венатори захваченный Амарантайн, враг решает нанести удар с совершенно другого края страны. 

 

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

согласовано с Мораной О Унсал

 

Зимние ветра завывали волчьей песней над Винтерхолдом, крепостью на западе страны под Морозными горами, зажатой между Внутренними землями, эрлингом Редклиф и Дикими дебрями Коркари. Холодный суровый край, где выживали только самые выносливые и устойчивые к холодным ветрам люди. Дух Винтерхолдцев подобен свободолюбивой птице, ястребу, что оседлал ветер и неизменно несётся навстречу своей судьбе. Гордые сыны и дочери юга, стоящие на распутье культурных наследий: диких племён аламарри и их цивилизованного собрата Ферелдена. Странные для тех и других, и всё же свои в той или иной мере. Нынешний правитель Винтерхолда известна тем, что смогла найти баланс между двумя реалиями своей природы. Вероятно, это единственные владения, которые поддерживают тесную дружбу с авварскими племенами, чтя их традиции и быт, и верно служат ферелденскому королю, наследнику Каленхада Объединителя, Алистеру Тейрину. К сожалению, такое положение вещей устраивает далеко не всех, и то и дело, что находятся банны и лорды, которые высмеивают дикость нравов и обычаев юго-западного «собрата». Заставляет ли это чувствовать винтерхолдцев отчуждённость? Нет. Считают ли они себя изгоями? Нет. Они такие, какие есть. Это их выбор и их наследие, которое они несут в себе с тех самых пор, когда в их жизни появились полукровки: дети от их ферелденского лорда и авварской воительницы, дочери тана одного из горских кланов. Стоит сказать, что с того момента жизнь каждого жителя крепости и Зимней деревни значительно улучшилась…

 

Фрейя сидела в жилой башне, занимая покои на самом её верху, имея возможность полностью обозревать всю территорию крепости и Зимнюю деревню за пределами Винтерхолда. Девушка всматривалась в снежную густоту, что не была столь редким гостем в этих краях, как на севере Ферелдена. Своего южного собрата ферелденцы называли «дети зимы» — весьма прозаичное название для тех, кто жил в горной тундре круглогодично. Зима на юго-западных землях Ферелденского королевства держалась дольше, чем в каком-либо ином регионы страны. Холодные объятия ледяной матери отступали лишь на несколько месяцев в год, позволяя насладиться редкими тёплыми деньками под сенью высоких хвойных деревьев. Скорее всего никто из северных или восточных соседей не станет горевать, коль Винтерхолд падёт под натиском врага. Изнеженные банны и эрлы уж давно не испытывают никакого дискомфорта, живя в своё удовольствие на территориях вдали от холода и от разверзнувшейся в небе бреши. К несчастью, Фрейя не знала, что ей делать. Ресурсов, пригодных для жизни, с каждым месяцем становилось всё меньше и меньше. А беженцев всё больше и больше. Вопрос довольствия стоял даже острее, чем перспектива пасть от краснолириумных чудовищ, что пару недель назад разрушили деревню Уайторн. Голод гораздо эффективнее справляется со своей задачей, чем то отребье, которое злая королева наслала на своих подданных. В голове до сих пор не укладывалось, как Анора могла так поступить с ними. Реформы правительницы всегда воспринимались лордами Ферелдена, как возможность наконец-то выйти из военных кризисов, в которые страна оказалась погружена сначала из-за оккупации их королевства Орлеем и Пятого мора, разорившего почти весь юг. В чём же была причина? Как бы девушке не хотелось найти ответ, она не могла себе позволить начать расследование или попытаться хоть как-то связаться со своими восточными соседями. Её край, её земли — всё находилось в упадке. И в первую очередь, как Леди Винтерхолда, Фрейя должна думать именно о своих людях. Думать о том, как их защитить. Если бы это было просто…

 

Едва юная МакГрегор потеряла Уайторн и в город хлынули беженцы, первым делом она сообщила об этом авварским племенам, что соседствовали с ней на западе в Морозных горах. Её вторая семья, клан Фростхолд, немедленно выслал ворона, сообщив о том, что в Винтерхолд отправлен военный отряд «Когти зимы» в полном их составе и несколько охотников из «Аваросан», чтобы помочь добывать пропитание для нуждающихся. Кагор с воинами прибыл неделю назад и вместе с отрядом, был размещён за крепостью в Зимней деревне, заполнив гостевой дом. Их воины не сидели без дела, вместе с разведчиками МакГрегоров, они отправлялись в патруль, тщательно осматривая окрестности. Предположительно, удар должен быть направлен на восточный форпост Штормфорт, который перекрывает дорогу из Уайторна к Винтерхолду. Как сообщили дозорные, ведущие службу на посту, им пришлось расставить множество ловушек со стороны деревни, чтобы иметь возможность заранее узнать и приближающихся силах противника. Если из Штормфорта прибудет весть о нападении, то у Винтерхолда останется не более суток, чтобы подготовиться к защите. Деревню и крепость разделяло двое суток, а форт находился ровно посередине. Можно лишь молить Создателя о благосклонности…

 

— Миледи, у меня срочные новости, — в покои Фрейи вошёл командир гарнизона Дуглас МакГрегор, — дозорные на стенах докладывают ещё об одном авварском войске, идущем с запада под стягами клана Унсал. 

 

Девушка, разбиравшая до того какие-то бумаги за своим столом, резко остановилась и подняла голову на Дугласа. В её зелёных глазах читался немой вопрос. Она не ждала больше никого. Никто кроме Фростхолда не откликнулся на её призыв о помощи. В таком случае, что тут делают войска клана Унсал? Пускай это был ещё один дружественный клан, а если уж копать совсем глубоко, то муж тамошней правительницы — правнучатый племянник её прабабки по материнской линии из клана Стормхолд. Фактически, такое родство могло означать лишь безграничный мир, брат за брата, кровь за кровь и прочие прелести родственных союзов среди горцев. Только вот не верилось девушке, что авварские родственники седьмой воды на киселе вдруг придут на помощь. Это для деда Тормунда нормально выслать единственной внучке подкрепление — старый, но крепкий дедок искренне верил, что когда-нибудь Фрейя объединит Фростхолд и Винтерхолд, став одновременно и таном клана, и оставаясь при этом правительницей ферелденского надела. Надежда не без корысти. Впрочем, весьма оправданная в данном случае. 

 

Отложив бумаги в сторону, не своим голосом вопрошает.

 

— Кто ведёт армию?

 

Дуглас сужает брови к переносице. Он явно хмурится, пытаясь понять, чем им грозит ещё один «отряд» горных соплеменников. Затем мужчина в возрасте тяжко вздыхает и смотрит так, будто бы желает девочке долгих лет жизни, терпения и стальных нервов. Фрейя не выдерживает первой, встаёт из-за стола и рывком устремляется к окну с видом на Западные ворота, туда, где начинается Зимняя деревня. Смотрит и не может сквозь пургу разобрать кто там. Видит огни, больше десятка, видит стяги, но не видит лица. Не видит людей. Демонова погода!

 

— Ярл Морана Ан Рагна о Унсал, — отвечает рыцарь, стоя позади своей госпожи. Взгляд бледных серо-зелёных глаз также устремляются сквозь густоту валящего снега на яркие огненные огни, движущиеся вдоль Зимнего тракта. 

 

Судя по расстоянию, войска Мораны должны были проходить мимо заснеженных полей и мельниц, которые временно были отключены.

 

— Прикажи страже оставаться на своих места, найди Дэниела, пусть тащит свою задницу ко мне. И возьми с собой ещё парочку человек. Прикажи седлать лошадей. Мы едем встречать гостей. Когтям зимы я сама всё расскажу. На сборы десять минут, ждите у западных ворот, — как можно быстрее отдав распоряжения, Фрейя метнулась к стойке с доспехами, проверив комплект брони, которую собиралась надеть, а затем метнулась к шкафу. 

 

Как только командир гарнизона покинул её покои, девушка спешно начала переодеваться, сменяя суконное изумрудное платье на утеплённые брюки из коричневой керси и льняную рубаху. Едва она натянула кожаные сапоги, как в покои вошёл Дэниел. Мальчишка сначала оглянулся в поисках своей госпожи, пока не услышал из-за ширмы шипение и ругательства. 

 

— Вам помочь, леди Фрейя?

 

Девушка завязала пояс вокруг талии, чтобы рубаха не разлетелась под холодным ветром, а затем вышла из-за ширмы. 

 

— Да, помоги надеть верх доспехов, у нас гости.

 

Минут пять понадобилось на то, чтобы нацепить на девушку верхние части комбинированной брони, проверить, как оно сидит, после чего, похватав мечи, оба вышли на улицу. Уже по пути леди Винтерхолда накинула на себя тёмно-синий плащ с меховой оборкой, поправляя небрежно заплетённую косу, да выбившиеся пряди волос. Сев на своего тёмно-коричневого жеребца, она натянула поводья и двинулась в деревню сквозь распахнутые врата. Кагор и «Когти зимы» уже были готовы ко всему, но в отличие от своего военного лидера, не сидели на авварском скакуне. Огромный как скала, Кагор подъехал ближе, ровняясь с Фрейей по левую её руку. Взгляд голубых глаз казался недобрым. Боевая раскраска на лице как нельзя лучше подчёркивала, что играть с ним не стоит.

 

— Значит сама королева решила явиться… — тактично начал мужчина, на что Фрейя лишь устало вздохнула. Создатель, где же найти столько сил, чтобы разобраться со всем дерьмом, что на неё свалилось. Нет, не так, что делать с ДЕЛАМИ, которых становилось с каждой минутой всё больше.

 

— Я лишь искренне надеюсь, что это не подстава и она не собирается никому вредить, — тихо произнесли женские губы.

 

Кагор странно на неё взглянул.

 

— Ты плохо знаешь Морану. Она ничего не делает просто так и уж тем более не вредит беззащитным. Поверь мне, она сделала много хорошего и бояться её не стоит. Только не ври, ради духов, не ври и говори правду. Она тебя поймёт. 

 

Только и успел посоветовать Кагор, как в конце деревни начали появляться первые аввары клана Унсал. Фрейя вместе с сопровождением из десяти солдат остановилась ровно по середине, аккурат на самой площади Зимней деревни. Крестьяне постарались как можно быстрее отступить к своим домам, держась от предстоящей встречи двух правительниц на почтительном расстоянии. Едва Морана показалась, МакГрегор делает глубокий вздох и слезает со своего коня. Приказывает всем ждать её. Затем отходит чуть дальше от сопровождения, останавливаясь ровно в центре площади. Ждёт. И когда до слуха ярла авваров точно сможет долететь сказанное, громко и чётко приветствует.

 

— Фрейя МакГрегор, дочь Хельги О Фростхолд, внучка тана Тормунда О Фростхолд, добро пожаловать в Винтерхолд, — представляется девушка и замирает, ожидая ответа.


3518b665f992b79464f38c77ad4ad624.gif Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня.
2277858.gif Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня.
56cb883b4d50f57abf6c6525279adf5d.gif

 

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Скрытый текст

 

Они пришли с запада, королева и её войско, что вобрало в себя воинов из нескольких кланов. Они явились из снежного морока, ровно так же как и раньше, много лет назад, когда ещё набегали на низины как холодный горный ветер, способный уничтожить в своих ледяных объятьях любого, кто захочет воспротивиться его воле. Чёрные, укутанные в шкуры, покрытые боевой раскраской, они неторопливо ступали через холодные земли подгорий, вымороженные, суровые, привыкшие к ветрам и ледяному дождю. Места поистине подходящие для того что бы взрастить на своих землях народ сильный, стойкий и от того опасный. Морана была не из тех кто презирал низинников, она не считала их слабыми или недостойными своего внимания, чем обычно грешили ярлы прошлых столетий. Морана знала много достойных людей из Ферелдена, со многими она до сих пор дружила и поддерживала связь, и даже когда король низинников попросил о помощи, она минуя старые разногласия и ненависть ступила на путь переговоров, чем вызвала не мало осуждения, которое пришлось задавливать веским словом и возможностью получения новых плодородных земель.

 

К сожалению, как бы Морана не старалась, но вскоре её политика стала находить несогласных, а после пары карательных действий, её и вовсе стали опасаться. Возможно, такова была цена власти, которую становилось всё сложнее нести, пусть и на стойких, но всё же женских плечах. От того пожалуй, Морана и откликнулась на призыв Фрейи. Она пожалуй как ни кто понимала, что значит быть главой, лидером, тем,за кем пойдут люди, за кем они захотят идти, а не будут тащиться вопреки своей воли. Это было пожалуй самым сложным, удержать людскую веру в себя и в правильность твоих слов и действий, в особенности когда ты – женщина. И пусть среди диких племён юга женщина уже давно была частью общества, она могла быть воином, охотником, но так или иначе иногда всё таки приходилось сталкиваться со старыми пережитками и словами о том, что баба-то ни на что не способна. Так что, Морана посчитала самым правильным поддержать молодую правительницу здешних мест, безусловно помятуя, что в венах Фрейи течёт и горячая кровь горцев. Да, пусть девчонка была полукровкой, но по слухам она действительно чтила традиции своей матери и искренне любила их народ, да ещё и была родственницей супруга Мораны, который к слову и сам был полукровным.

 

Однако же, Морана понимала и иное – земли Винтерхолда  всё таки низинные земли, и иметь эти земли в союзниках очень важно. Помощь Фрейе равняется залогом союза, залогом дружбы и залогом возможной поддержки, которая в такие тёмные времена рано или поздно понадобиться. Да, Морана это понимала, а в глубине души понимала, что это не просто помощь, это политический ход, важный и ответственный, последствия которого могли бы или закрепить её молодое государство в низинах, или же нажить ему врагов. Ярл была готова к любому повороту событий, но, разумеется, хотела бы наилучшего, а для этого нужно было показать, что альянс семи имеет вес, возможно пока не значительный, но они готовы протянуть руку, продемонстрировать сплочённость и силу, в которой так нуждается весь падающий в Бездну, мир.

 

И вот, их войско ступило на территорию замка Винтерхолд. Морана была готова к тому, что их прибытие станет неожиданным. В последнее время дел было столько, что ярл попросту забыла предупредить о своём появлении, при этом зная, что клан Фростхолд ответил на призыв своей кровницы. Что же, главное, что в них с ходе не стали стрелять, и тыкать в нос копьями, а судя по всему заметив ещё из далека ожидали. Явно, местный народ был привычен к авварам, всё таки Фрейя держала связь со своим дедом, от чего наверняка, и горцев привечала у себя в крепости. Однако, низинники точно не были готовы к размеру войска, что пришло в их земли под стягами Унсал, на которых красовалось изображение красивейших оленьих рогов – оплотного животного Унсал.

 

Конечно, по меркам низинных армий, горцев было и не так уж много, добротный отряд человек из пятидесяти, но Морана понимала, что даже такое количество способно перетянуть чашу весов на их сторону. Среди прибывших были и умелые лучники, и сильнейшие воины Морозных гор из Сынов Корта, что как раз родом из Стормхолда- побратима Фростхолда, с ними были и тройка боевых медведей из Крэгхолда, закованных в броню и разрисованных боевыми узорами по бурым шкурам, так же к королеве присоединился отряд магов-перевёртышей из Рёската, а так же авгур Унсала – Йоран, который сейчас ехал рядом с королевой, пряча своё изрисованное лицо под капюшоном. Сама же Морана была облачена в чёрный лёгкий доспех, укреплённый стальными пластинами, которые были на столько изящны, что выглядели скорее как укращение, но на деле были очень прочны, на плечах её красовался дорогой плащ, зелёного цвета, с объёмной оторочкой меха, в котором по обыкновению притаился ворон ярла – Гуриг, прячась от пронзительного ветра. На лице авварки были нанесены узоры, две тёмно-синих полосы идушие вниз по лбу к переносице и треугольник на точёном подбородке, пронзительные голубые глаза королевы были как всегда густо подведены чёрным, от чего будто бы становились двумя сверкающими голубыми огнями, чело венчала замысловатая корона из оленьих рогов, укреплённая длинными шпильками в плотно заплетённные во множество смоляных кос, волосы.

 

Морана жестом останавливает своих воинов, вознося ладонь затянутую в чёрную перчатку ввысь, давая им знак, когда молодая правительница Винтерхолда так смело выходит к ним. Это радует Морану, ведь она сама едет впереди своих людей, не страшась смерти, а это значит, что перед ней явно не кисейная барышня, перед ней воительница, что готова говорить за себя и не полагаться на своих цепных псов. Мора мельком улыбается этому и спешиваясь отдаёт узды своего Наттиммеля в руки своего немого телохранителя – Ивара “Костолома”, что выше неё почти на две головы и на лице имеет вязь клановых татуировок.

 

- Приветствую, правительница, – голос авварки груб, жёсток, так же как местный климат, голос королевы лищён мелодичности, – Ты звала, и я ответила на твой зов, – Морана подходит, неторопливо, не смотря на стать движения её словно кошачьи, привычка, профессиональная деформация. Полы плаща её вздымают ворох снежинок на земле. Королева останавливается на почтенном расстоянии, зная, что на чужой территории нужно проявлять уважение, – Кагор, – взгляд её голубых глаз касается мужчины что всё ещё сидит верхом. Она знает его, возможно не так близко, но всё таки видеть знакомое лицо ей приятно, – Рада видеть тебя, – кивает она еле заметно, звеня вязью чёрных цепочек в своей импровизированной короне, а затем чуть больше склоняет голову перед Фрейей, нет, не так что бы Фрейя поняла кто перед ней, Морана кланяется как равная перед равной, – Ты должно быть знаешь кто я, – говорит она, глядя на молодую воительницу перед собой, Фреяй немного ниже авварки, но статна и красива, – Но, я предпочитаю представиться самой, я – Морана Ар Рагна О Унсал “Чёрнокрылая” и я пришла, что бы помочь тебе.


Не зови меня по имени -
не дай боги я приду,
не зови меня по имени -
не накликивай беду.

Я не зря живу с оковами -
восемь черных обручей.
Вот и терем окольцован мой
частоколом из мечей.

 

d1b64303d9c4ce4066502f047bf1723a.gif

 

Что — не веришь, в руки просишься
три загадки разгадать?
Что ж заплачет да по осени
не дождавшаяся мать...

Поцелую губы мертвые
выну очи из глазниц...
Принимайте друга, головы!
Вон и новый у границ

 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кагор немногословен, только кивает в ответ. Восседающие на конях Дуглас и Дэниэл изучающе смотрят на неожиданных гостей. Кто-то о чём-то шушукается, но Фрейя, конечно, этого не слышит. Она полностью поглощена тем, что видит. Её взгляд блуждает то по горцам, позади Мораны, то по женщине, которая, безусловно, в её понятии представляет собой настоящую королеву. Анора даже рядом не стояла. Ферелденская королева лишь играла свою роль, добиваясь желанного капризами и театральностью своих действий, а ярл действительно была королевой. Осанка, голос, выражение лица и размеренные движения без излишеств — всё это в одночасье заставило МакГрегор искренне восхититься. Всё, что ей рассказывали до этого, всё, что она слышала и видела на рисунках даже близко не стоит к тому образу сильной и независимой женщины, которая явилась на помощь дальней родственнице. И ведь… Фрейя состояла в родстве только с её мужем и детьми, которые родились в их браке. Самому ярлу, с точки зрения МакГрегор, она вообще была чужой. Только вот… За то недолгое время, которое девушка правит Винтерхолдом, она поняла, что союзы заключаются далеко не по добросовестным причинам. И этот будет одним из таких. Сейчас каждый понимал, что стоит на кону. И оставаться в одиночестве воевать против целой армии недруга, который также может скрываться среди своих же — означает неминуемую гибель.

 

Фрейя кивает, отзеркалив действие Мораны. Равная равной. Если бы только… В глубине души она понимала, что такое отношение оценит по достоинству только её дед. Когда Тормунд узнает, то будет несказанно горд своей внучкой. А вот будь живы братья и отец, никто бы даже не стал принимать всерьёз всё происходящее здесь. Они просто отказались бы от помощи, не позволив подойти даже близко к полям. С приходом к власти Фрейи, Винтерхолд и его отношение ко многому изменилось. Жителей, несмотря на суровость края и обстоятельства, которые свели их вместе, становилось больше. И никто не отказывался, не пытался спровадить авваров восвояси. Фростхолдцы стали частыми гостями, чтобы привить населению мысль о неизбежном альянсе. Вероятно, по этой причине вокруг стояла тишина и на войско Мораны были обращены именно любопытные взгляды, а не стояли крики ужаса. 

 

МакГрегор не могла скрыть своего воодушевления. Она не умела натягивать маски, подобно орлесианскому дворянству, да даже коварные речи и лицемерие ферелденской аристократии ей были чужды. Девушка испытывала гордость за то, чего смогла добиться. И то, что её услышала сама ярл — говорило о многом. 

 

— Не стану скрывать, что для меня большая честь познакомиться с тобой, ярл Морана О Унсал, — вновь вступила в разговор Фрейя, — и я благодарна за отклик на мой призыв. 

 

Фрейя протянула руку для рукопожатия, надеясь, что женщина не сочтёт это грубым тоном. Давняя привычка давала о себе знать. В страже Винтерхолда и самом Фростхолде, было принято здороваться и принимать равных себе именно рукопожатием, когда ладонь встречающего касается кисти руки встречаемого, а тот в свою очередь повторяет то же самое, касаясь своей ладонью руки того, кто протягивает ему руку для пожатия. Древний обычай, появившейся ещё тогда, когда не существовало никакого Ферелдена. Насколько Фрейе было известно, он появился из жеста помощи, который демонстрировал благие намерения того, кто протягивал руку. Почему-то девушка очень сильно нервничала, боясь, что ярл либо не узнает жеста, либо отвергнет его, либо...Слишком много дурных мыслей лезли к Фрейе в голову в последнее время. Даже размазанные тени уже не скрывали синяков от недосыпа. 

 

Воительница не отводила взгляда от Мораны, установив с ней прямой зрительный контакт. Какие же...Потрясающие глаза. В них столько силы. Где-то на задворках сознания пронеслась ассоциация ярла с покойной матерью Фрейи. Их взгляды были похожи. Обе ничего не боятся. И обе знают себе цену. Вероятно, поэтому девушка и ощущала внутреннее расположение к авварской королеве и её людям, проявляя, возможно, чрезмерное доверие.

 

— К сожалению, мы не были готовы к такому количеству прибывших, предстоит немного потесниться, — перешла на новую тему правительница Винтерхолда, — оставлять войско в полях у мельниц не рекомендую. Если враг решит взять нас в осаду, то поле должно быть пустым. Часть горцев может расположиться в Зимней деревне, а те, кого посчитаешь нужным, я приму в своей крепости. 

 

МакГрегор мысленно прикинула, где бы расположить стольких людей. Допустим, какая-то часть и правда сможет относительно спокойно пожить за крепостью. Кого-то примет крепость, что же касается самого ярла… Фрейя подумала, что сейчас в её башне свободны покои обоих братьев и те, которые ранее принадлежали ей. Там всегда прибирались, но эти помещения оставались пустующими довольно продолжительное время. И, кажется, осталась парочка мест в Гостевом доме.

 

— Не против, если мы поговорим в другом месте?! — Задала следом больше риторический вопрос Фрейя и через плечо крикнула, уже обращаясь к Дугласу, — распорядитесь, чтобы нашим гостям было где остановиться. Ночлег и провиант за счёт казны Винтерхолда. Прошу передать это мастеру Варису, — затем обратилась к лидеру зимних когтей, — Кагор, окажи услугу, расскажи главам отрядов ярла Мораны о ситуации, — быстрый взгляд на рыжую макушку, что с восторгом смотрит на авварскую женщину, — Дэниэл, найди интенданта крепости и прикажи распорядиться о приготовлении трёх комнат в донжоне второго этажа жилой башни. Покои бывшего лорда Винтерхолда подготовить для ярла Мораны и пополнить запасы бара. 

 

Удостоверившись, что все всё поняли, Фрейя вернулась к разговору с авварской правительницей и приглашающим жестом, предложила пройтись в сторону крепости.

 

— Прошу, если ты не против, я хочу лично показать тебе, Морана, Винтерхолд.


3518b665f992b79464f38c77ad4ad624.gif Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня.
2277858.gif Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня.
56cb883b4d50f57abf6c6525279adf5d.gif

 

 

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Моране очень понравилась эта прямолинейность Фрейи. Ни каких расшаркиваний, хоть она и знала, кто стоит перед ней. Ни каких излишних и не нужных слов. Местная правительница точно знала цену своего времени, и времени которое было отведено им для подготовки перед возможной битвой.

 

- В нынешнее время нельзя бросать тех, кто принадлежит твоей крови, – проговорила авварка опуская взгляд на протянутую руку Фрейи, – Наш народ привык говорить, что время войны отлично подходит для завоеваний, но я склоняюсь к мысли, что время войны отлично подходит для заключению союзов, что способны быть плодотворны и после войны. Ну, или хотя бы будут те, кто захотят отомстить за тебя, – Морана растянула чёрные губы в улыбке, крепко перехватывая запястье правительницы Винтерхолда, в подобии рукопожатия, чувствуя, как тверда рука беловолосой девушки, и как она отвечает на жест. Говорят в споре рождается истина, а войне рождается сотрудничество. Так хотелось думать Моране, – Пусть твоя земля не знает усталости, а враги твои будут достойны твоего копья, правительница. 

 

Морана обернулась, она оглядывала своих людей, прикидывая в голове о том, что говорила Фрейя. Хотя, молодой низиннице было невдомёк, что это лишь малая часть тех, кто захотел присоединиться к походу. Аввары Морозных гор изголодались по битвам, именно поэтому желание выказало более сотни воинов, но Морана посчитала, что негоже оставлять авварские границы без присмотра, особенно в такое время, поэтому распорядилась, что бы оставшиеся в горах воинов распределили по пограничным территориям, большую часть патрулей оставила у границ с Редклифом и Инджхоллом, помятуя ещё и о том, что в Винтерхолд были направлены люди из Фростхолла.

 

- Ни чего, мои люди привычны к некоторым лишениям,- продолжила авварка, – Многие рады, наконец, окропить топоры и щиты кровью врага, так что некоторые неудобства они вытерпят, – жестом она подозвала ближе Ивара и Йорана, – Надеюсь ты не против если нас будет сопровождать мой телохранитель? – поинтересовалась Морана, когда чуть ли не огромная фигура Ивара выросла за её плечом, – Он носит клятву, поэтому не может оставлять меня без защиты, ровно до своей смерти, – следом авварка указала жестом на мага, что почтенно склонился перед Фрейей, аккуратным движением снимая капюшон со своей головы, дабы честно и открыто смотреть на правительницу этих земель, – Авгур моего клана, Йоран.

 

- Приветствую, леди, – перед Фрейе предстал высокий, красивый мужчина, лицо которого было покрыто ритуальными рисунками служителя Хозяйки Небес, однако, эти синеватые чернила на основе трав ни сколько не уродовали его, а скорее напротив, делали его излишне привлекательным. При всей диковинности и некоторой дикости образа, в маге сквозило благородство,  и какая-то неуместная интеллектуальность, что говорить, ни кто бы не признал в этом мужчине, сейчас, Старшего Чародея Круга. Не смотря на доброжелательную интонацию,  голубые глаза мага ни сколь не проявили интереса к стоящим перед ним, так уж вышло, что Йорану всегда больше были интересны духи, чем люди.

 

- Йоран присоеденился ко мне, что бы провести несколько ритуалов перед битвой, если, конечно, это будет уместно, – добавила Морана, мельком взглянув на сопровождение Фрейи, они всё таки были на чужой территории, а значит, стоило уважать местные обычаи, и на рожон уж точно лезть нечего. Если Фрейя не согласиться на служение во имя Гаккона, значит так тому и быть, Йоран проведёт обряд тихо и без свидетелей, ну а если сила слова правительницы Винтерхолда столь сильна, что она позволить проводить на Церковной земле, еритические обряды, то Морана воистину удивиться этому.

 

- Идём, правительница, – Морана кивнула, и последовала за Фрейей, а за ними потянулась небольшая процессия из авваров. Краем уха, авварка услышала, как начинается закономерный, любый её душе, шум за спиной. Маховик войны был запущен и оставалось только ждать, когда он замахнёт первый урожай почивших душ. 

 

- Так получилось, что я не бывала в этих краях, – поясняет охотница, ступая в одном темпе с Фрейей, – Ни работа, ни любопытство меня сюда не заносило, но, о ваших мельницах я наслышана, – Морана улыбнулась, не став задавать вопроса о том, легенда ли это, или всё таки правда.

 

 


Не зови меня по имени -
не дай боги я приду,
не зови меня по имени -
не накликивай беду.

Я не зря живу с оковами -
восемь черных обручей.
Вот и терем окольцован мой
частоколом из мечей.

 

d1b64303d9c4ce4066502f047bf1723a.gif

 

Что — не веришь, в руки просишься
три загадки разгадать?
Что ж заплачет да по осени
не дождавшаяся мать...

Поцелую губы мертвые
выну очи из глазниц...
Принимайте друга, головы!
Вон и новый у границ

 

  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...