Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Narrator

X. Раскрытая челюсть

Рекомендованные сообщения

[11 Харринга 9: 42 ВД] X. РАСКРЫТАЯ ЧЕЛЮСТЬ

◈ Cassandra Pentaghast, Josephine Montilyet, Victor Veritas, Philippe de Chance ◈

♛ Game-master (Viraenis Lavellan)

ciYegzZ.png

» Морозные горы, Скайхолд За окном сильный ветер и снег « 

 


 

«Какая прелесть — вставная челюсть.
Отдал врачу: сверли — не хочу!»

— Марк Шварц

 

В то время, когда посланник от «Челюстей» Виктор Веритас только прибыл в Скайхолд, её светлость Инквизитор отсутствовала, а после её возвращения на голову Инквизиции обрушился целый ворох проблем. Теперь, когда ситуация более-менее утихла, а леди Пентагаст наконец-то оправилась от отравления, она наконец-то готова принять таинственного посланника.

 

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Скрытый текст

k1OqmPpGRjA.jpg

Скайхолд приходил в норму. Всё рано или поздно приходит в норму и, пожалуй, Кассандра была рада уже этому. Вот только отголосок предательства никак не желал угасать внутри неё. Это скребло на сердце, вгрызалось в разум. У неё с доверием и так были сложности, а теперь всё было в разы сложнее. Но вчерашний день завершился достаточно хорошо. Никто не умер не своей смертью. И только раненые в своих постелях порой испускали дух. Кас предпочитала сейчас не думать об этом. Сидя в своем кресле у камина, она поглядывала на свой стол, заваленный бумагами. Столько отчетов, столько бумажной волокиты… Орлейские аристократы тоже писали. Но после произошедшего, женщина не очень спешила отвечать. Их Игра просочилась даже в стены крепости и привела к многочисленным жертвам, в числе которых едва не оказалась она сама и Вестница. 

- Сейчас хорошие союзы на вес золота. Где бы их найти… – В раздираемом распрями мире сейчас словно каждый был за себя. Все хотели мира, но никак не могли усмирить гордыню и принять компромиссные решения. И вот отголоски этих компромиссов стопочкой лежали на краю крепкого стола, аккурат под ножнами её меча. – Ну что ж… 

С шумом поднимаясь, Кассандра не глядя выхватила первое попавшиеся письмо и взглянула на аккуратно сложенные чернильные слова. Сколько оно пролежало здесь? Посланник прибывший из Неварры. И не просто посланник... 

“Почему… почему именно сейчас, Создатель?” 

Столько времени уже прошло, а она только сейчас это увидела. Однако здесь не было места поспешности. Ей важно было обдумать каждый момент, но перед этим, конечно же, встретиться с этим Виктором и выслушать то, что тот предлагал. 

- Кайлан? 

- Да, леди Инквизитор? - Взглянув на своего помощника, Кассандра отметила его усталость. Ему нелегко пришлось последние дни, учитывая как много ему пришлось бегать с поручениями. А уж ежедневные утренние тренировки... его было немного жаль. 

- Передай кому-нибудь из слуг, что я хочу встретиться с сиром Веритасом... в присутствии леди Монтилье. Пусть сюда принесут вина и сыра. 

- Да, мэм. 

- И отдохни. На три дня найди себе замену. 

Она не стала смотреть, как он встрепенулся. Это первые три дня отгула, за всё время что он ей помогал. Наверное, ей стоило быть помягче с ним, мало ли что их ждет впереди. 

“Вот только как теперь расслабиться, когда собственный разум везде видит угрозу и предательство...” 

В ожидании прибытия посланника и Жозефины, Кассандра размышляла о Неварре. В последнее время оттуда шли не очень хорошие слухи, да и Маркус вел себя как маразматичный старик. От него невозможно было добиться ничего толкового. Стоя у окна и глядя на виднеющийся сквозь снег горный хребет, она вспомнила ту ночь, когда прошла Неваррская чистка. Их пощадили. Оставили, потому что был тот, кто взял их под свою опеку. Уже тогда Маркус был себе на уме. Такой же подозрительный... 

“Это ведь у нас, Пентагастов в крови!” 

Как и жестокоть. И, быть может, безрассудность? Смотреть в лицо зверю и не бояться его когтей и зубов, нормальный человек на такое едва ли способен. 

- Мы все здесь безумцы... и это самое печальное. - Тихий шелест слетает с её губ, когда она медленно поворачивается, чтоб встретить пришедших в её кабинет. 


 

1861998548_DAI-Dragon-Age----3055758.png.6564251f8f204dc98ae9dfdb3b5a0409.png

Закон! Порядок и Справедливость!

Вот что будет нашей Целью!

  • Like 4
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Новый день в Скайхолде шёл для Виктора столь же тихо, сколь предыдущий, правда радоваться такому личному спокойствию не приходилось, ведь каждый новый день, когда главы Инквизиции не находили на него времени, падал в копилку таких же и отдалял свершение его планов. Несомненно, он прекрасно понимал, что у местных власть имущих были дела поважнее, ибо спокойной крепость была только с его узкой точки зрения. Доводилось слышать от шпионов Филиппа, что недавно леди Кассандру и саму Вестницу отравили и как бы Виктор не желал им скорейшего выздоровления, он всё равно немного опасался попасть в ряды подозреваемых. Не потому, что был виновен, ни в коем случае, а потому, что и правда был подозрительной личностью в глазах многих обитателей крепости и становился только подозрительнее в своём бездействии. Он любил говорить, что умел выжидать, словно орёл, парящий над ничего не подозревающей жертвой, но такая аналогия мало кого бы успокоила, потому приходилось держать её при себе.

 

“V,

Знаю, что давить на тебя сейчас будет далеко не лучшим решением, но не могу не высказать своего беспокойства. Вы выехали уже два месяца тому назад, прибыли в начале Умбралиса, неужели главы Инквизиции за всё это время не нашли и минуты на вас? Стоит ли мне переживать, что в лоне организации, обещавшей спасти мир, всё не столь гладко?

В любом случае, я пишу с хорошими вестями. Как ты знаешь, Тигр был с нами с самого начала, но с тех пор нам удалось уговорить и Медведя дать шанс твоей идее. Старик до сих пор сомневается и обещает кару Господню на наши головы, если мы сведём его неверной дорогой, но он обещал выделить людей и поддержать тебя.

Лис, к сожалению, всё так же неприступен – при одном упоминании Инквизиции он, как говорит его сестра, начинает выходить из себя. Бедная девочка уже три недели пытается с ним поговорить и всё без толку. Кстати, она упомянула, что Лис потерял из виду твоего давнего друга. Неужели вы там вместе? Если так, передай ему, что он несомненно безумно храбрый, но в и равной степени идиот.

P.S.: Не забывай пить свои лекарства.

Люблю тебя вечно,

D.C.”

 

Виктор смотрел на текст внимательно, запоминая его до грядущего ответа. Такими темпами пока его план воплотится, и Лис успеет остыть и обрести душевное равновесие, и все демоны Гнева в Тени замёрзнут. Он не мог перестать думать, почему же Рилан изменил своё весьма категоричное мнение, легко описываемое фразой “да пошли они все архидемону под хвост”. Неужели он надеется, что Инквизиция изволит помочь ситуации в Ферелдене? Несомненно, интервенция там была бы не лишней, только бы успеть, пока от королевства не остались одни кости.

– Ви? Ви-и-и! Ви, ебучий случай!

Веритас поднял глаза на Грифона, которой во всю размахивал перед его лицом картой Ангела Смерти. Ах, точно, они же играли… Колдун поспешил раскрыть карты, среди которых красовались все четыре змеи, когда в руке его давнего товарища была лишь комбинация из трёх рыцарей. Колдун усмехнулся, поджигая письмо во второй руке и позволяя ему истлеть в воздухе.

– Как ты умудряешься выигрывать, когда даже в карты, блять, не смотришь, а когда стараешься – проигрывать последние портянки?

– Она улыбается мне, – загадочно ответил Веритас, очевидно для Грифа имея в виду Тьму, – Хоть в чём-то…

Громкий стук в дверь, сопровождённый недовольным рычанием Тени, сквозь которого там явно прорывались, заставил обоих игроков в карты подпрыгнуть на своих стульях. То, что это был Филипп, было исключено – его мальчик не рычал бы так на друзей.

– Кого там ветром надуло? – фыркнул Гриф, поудобнее закидывая ноги на стол.

– Войдите! – Виктор сказал достаточно громко, чтобы его дитя даже сквозь своё недовольство услышал это разрешение.

Служанка, явно напуганная до полусмерти охраняющим дверь гигантом, не то что вошла – вплыла в проём, озираясь. Судя по всему, она на секунду забыла, зачем вообще пришла, уставившись на присутствующих и пожёвывая губу.

– М-м… Прошу прощения… Я только…

– О, это я прошу прощения, ему давно пора научится различать опасность, – колдун покачал головой и улыбнулся девушке, – Прошу, говорите, милая.

– Леди… Леди Инквизитор желает видеть Вас, сир… – девушка наверняка забыла фамилию, которую ей сказали, и заметно покраснела.

– Прошу, зовите меня Виктор. Это же прекрасные новости! Когда леди Инквизитор нас ожидает?

– С… Сейчас, сир… Сир Виктор.

– В таком случае, не стоит нас ждать – мы догоним Вас в главном зале, милая.

Ответ девушка пробормотала совсем неслышно, а после замешкалась, не понимая, нужно ли собеседнику кланяться и насколько низко, в итоге ограничилась полупоклоном и спешно убежала.

– Слышь, Тень, вот тобой только простых девок пугать! – Грифон рассмеялся хрипло и потянулся за самокруткой, заметно не собираясь прямо сейчас вставать.

– А тобой – смешить, – ответил тот грубым голосом снаружи.

– Ну и? Что сидим, кого ждём, фанфар? – колдун скрестил на груди руки и одарил разбойника выжидающим взглядом.

– А… Я чё-то сделать щас должен?

– Конечно! Лети, беги, буди Филиппа! Если он не начнёт одеваться через пять минут, мы абсолютно неприлично опоздаем! Кстати, мне тоже надо одеться… Красные детали или синие? А, впрочем неважно, беги быстрее!

– Красные… – довольно буркнул Тень, – Как свежая кровь Венатори.

– Отличный аргумент, дорогой, – улыбнулся Виктор, ныряя по локоть в свои вещи.

Грифон только махнул рукой, направляясь к своей кудряво-блондинистой цели и закуривая по пути.

 

***

 

Место встречи на этот раз устроили возле ступеней напротив главного входа. Неудивительно, что Филиппа и, как следствие, Грифона пришлось подождать, но Вериса уже начинал подмерзать, когда они явились. Погода бушевала, словно предвестник беды ветер тормошил флаги и поднимал в воздух хлопья, а порой и целые комки снега, что ударяясь о лицо и руки почти резали. Можно было лишь молиться, что Тьма не гневится из-за его решения, что не она бушует в ярости, поливая землю этими острыми осколками небес. Будто пытаясь успокоить гнев неизвестного создания, Виктор мычал себе под нос уже набившую многим оскомину песню.

“Нужно одно лишь мне:
Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе к Тебе.”

 

– Ты выглядишь великолепно, – вместо приветствия сказал он Филиппу, – И ты опять опоздал. Что-то мне подсказывает, что пора мне собственноручно начать тебя одевать, чтобы ты хоть где-то появился вовремя. Я надеюсь, все помнят, что вести себя надо прилично? Ты, – он указал пальцем на Грифона, – Все пошлые шуточки просьба оставить здесь, после заберёшь. И ради всего сущего, не матерись! Ты, – палец переметнулся на Тень, – Не рычи и не скалься. Не думаю, что леди Кассандра представляет для меня сейчас опасность. А ты, – палец не просто указал, а уткнулся в грудь Филиппа, – Просто будь хорошим мальчиком и помни, о чём мы говорили.

А говорили они, ещё давно, до приезда в Скайхолд, что леди Кассандре лучше много не врать, а в идеальной ситуации – не врать вообще. Недоговаривать или очень аккуратно формулировать правду – ещё куда ни шло, а вот обманывать Инквизитора явно было бы очень глупым ходом. И колдун не преминул напомнить об этом языкастому барду лишний раз, для лучшего запоминания.

– Если леди Кассандра настоит на том, чтобы вы двое ждали снаружи – повинуйтесь, у вас есть разрешение оставить меня с нею без защиты, – тихо продолжал диктовать правила Виктор, уже направляясь по залу вперёд и высматривая напуганную служанку, – А ты, мой дорогой Шанси, надеюсь не перепутал опять ту трость, в которой шпага, с той, в которой фляга для спиртного. Осторожность – не порок.

 

Служанка всё же отловила их сама и, едва слышно проронив слова “Следуйте за мной”, повела их скромную делегацию прямиком к самой леди Инквизитору. Виктор даже немного волновался, признаться, ибо так долго ожидал и сам взвинтил свои нервы до состояния туго натянутых струн лютни. Интересно, как она себя чувствует, много ли гостей принимает в последнее время, учитывая неспокойную обстановку? Будет ли он первым в очереди или десятым? Столько интересных вопросов… Что ж, он знал ответ хотя бы на один – с чего начать разговор.

Девушка аккуратно открыла дверь, пропуская всех вперёд, а после зашла сама, робко, но достаточно громко объявив:

– Леди Инквизитор, сир Виктор…

– Веритас, – ехидным шёпотом подсказал ей Гриф.

– … Веритас здесь, как Вы просили.

Поклонившись, служанка покинула их. Как ни странно, посла Инквизиции среди присутствующих не было, хотя колдун мог поклясться, что эта встреча хоть отчасти имеет отношение к её работе. Неужели они, несмотря на всю черепашью скорость сборов Филиппа, всё равно прибыли рано?

 

– “Рукою правой указать способна верный путь,

Тяжёлой сталью кулака не дать с него свернуть,

С святого трона осудить, кто черен, а кто – бел,

Зрит в истину души и мимо масок тел.

Она, кто не подвластна лжи, не мнит песни поддельной

Сквозь кровь и пот войны пройдёт, и мир лишь будет целью.”

Виктор прочитал небольшой стих размеренно, с чувством, будто репетировал эту встречу множество раз ранее, ибо это действительно так и было – он ждал этого слишком долго, чтобы не подготовиться. Колдун встретил леди Кассандру смиренной улыбкой и поклоном, его охранители же прижали к сердцу кулак и кивнули, оставаясь позади парочки “главных”. Хотя, главным был тут несомненно Веритас, а Филиппа Грифон окрестил бы в этой ситуации “блатным”.

– Моё почтение, леди Инквизитор. Я с нетерпением ждал нашей встречи. Моё имя Виктор Веритас, это – мой коллега, – он указал открытой ладонью на Филиппа, выдерживая паузу и позволяя ему представиться самому, – А это – мои охранители. Если Вам будет предпочтительнее, чтобы они подождали снаружи – я буду более чем счастлив угодить. 


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ветер снова издавал протяжный вой за окнами, просачивался в щели между каменной кладкой древнего, Создатель пойми как ещё стоящего замка, мешая спать только-только прикрывшей глаза девушке, что завернулась во все найденные одеяла. Был ли сейчас день? Или, может, был вечер? Она точно не знала, но усталость брала свое и спать хотелось неимоверно. Пусть холод и кусал её за неприкрытые шею и нос, иногда явно магическим образом пробираясь прямо под одеяла.
Жозефина спала беспокойно, уставшая от очередных нескольких бессонных дней, проведенных за работой. Она бы хотела просто провалиться на несколько часов во тьму, не видеть никаких снов вообще, однако она снова и снова видела кошмары, полные чувства холода и полнейшего одиночества, а также страха. Он окутывал все естество своими холодными тисками, не давай ни продохнуть нормально, ни издать хотя бы звук, а в голове набатом звучали удары…
Которыми оказался простой стук в дверь, что антиванка осознала только когда распахнула глаза, чуть, правда, не упав на пол от того, насколько резко села в кровати.
- Леди Монтилье!- из-за двери раздавался голос Леи, после чего эльфийка снова начала активно стучаться в дверь.- Леди Монтилье!
- Ммм…- потерев переносицу, посол наконец-то смогла полноценно открыть глаза, немного хриплым ото сна голосом ответить своей помощнице:
- Да, Лея? Что такое?
- Ой...леди Монтилье, вы спали? Прошу меня простить, но вас к себе вызвала леди Пентагаст. Мне передали, что она собирается также позвать господина Виктора Веритаса.
Антиванка несколько лениво свешивает ноги с постели встав ступнями на холодный ковер, и это немного сдернуло сонную пелену с глаз. Кое-как убрав чёрные волнистые волосы с лица, она наконец-то встала с постели и подошла к двери, приоткрыв её, глядя на эльфийку несколько сонно.
- Предупреди леди Пентагаст что могу опоздать.
Лея только кивнула, после чего подобрала подол юбки и поспешила по лестнице вниз, пока антиванка прикрывала дверь обратно, прислонившись лбом к несколько неровной поверхности дерева, прикрыв глаза, тяжко вздыхая. Видимо, и сегодня ей не удастся нормально поспать, но что поделаешь, когда работа не ждет.
Налив воды в специальную миску, она опустила тонкие, изящные руки в воду, чувствуя, насколько же та была холодной, довольно хмыкая – ведь это самое то, чтобы взбодриться и не выглядеть сонной. Уж что, а ей, как представителю Инквизиции, надо было всегда держать лицо, и это касалось не только манеры речи или жестов. Это касалось и каждой мелкой детали внешнего вида, от прически до обуви. Поэтому обычно на то, чтобы привести себя в идеальный порядок, посол тратила достаточно много времени,
Умыв лицо и причесавшись, собрав волосы в привычную уже прическу, леди посол задумчиво осмотрела всю одежду, какая у неё имелась, и решила, что сейчас можно взять несколько нестандартный образ. Верх она взяла привычный, синий жилет и отдающую золотом рубашку вместе с шейным платком, а вот вместо своих привычных штанов она на этот раз, к возможному некоторому недоумению окружающих, решила взять кожаные штаны и сапоги по колено. Осмотрев себя в зеркале и оставшись довольной своим видом (по крайней мере теперь она не была похожа на ходячий труп), Жозефина спустилась в свой кабинет, дабы оттуда взять свой неизменный планшетик вместе с пером и чернилами, зажгла свечу, что никогда не тает, также захватила несколько листов гербовой бумаги и все записи, какие у неё вообще были о Викторе Веритасе. К сожалению, записей о нем было весьма мало, и те были довольно скудны, что заставляло леди посла быть слишком уж подозрительной. В интересах Инквизиции знать все что только возможно как о своих союзниках, так и о недоброжелателях, и минимум информации что о тех, что о других мог быть весьма дурным знаком.
Впорхнув по лестнице, что вела в покои леди Инквизитора, Жозефина снова поправила выбившуюся прядь волос за ухо, подойдя к двери. Судя по голосам, все, кто должен был прийти, уже какое-то время были в помещении.
«Дыханье Создателя, я опоздала!»- с нескрываемым ужасом на лице подумала девушка, зажмурившись. Уж что, а такого она не могла допустить. Нельзя было ей опаздывать. Нужно было ей, похоже, вообще не спать, чтобы за час или за два собраться и уже быть в комнате леди Пентагаст. Неизвестно каким образом бы это вышло, ибо, скорее всего, леди Пентагаст попросту среди бумаг случайно нашла письмо и решила прямо сейчас провести переговоры, только вот накручивать себя меньше антиванка не перестала. И лучше было бы провести переговоры у неё в кабинете как ей казалось, так как комната леди Инвизитора, по мнению леди посла, была слишком уж личным местом для проведения подобного рода бесед. Правда кто бы её ещё слушал…
Она вернула себе на лицо каменную маску спокойствия, пару раз сделала вдох-выдох, постучавшись в дверь, после чего открыла её,
- Прошу простить за опоздание, леди Инквизитор.- вслух говорить почему же случилось это опоздание она не собиралась, тем более при…такой толпе людей. Жозефина осмотрела всех присутствующих, ловко проскользнув из дверного проема мимо, как она поняла, телохранителей, после чего встала рядом с Пентагаст,- Также прошу простить и собравшихся господ.
Сделав реверанс, как всегда отличающийся особой грацией, посол Монтилье быстрым, но цепким взглядом оглядела всех присутствующих. По данному в бумагах описанию, она быстро нашла Виктора, на котором и остановила свой изучающий взгляд, отдающий сталью спокойствия, но также, если знать девушку долго или иметь цепкий взгляд, можно было разглядеть в ней толику усталости и сонности.
- Леди Жозефина Монтилье, посол Инквизиции.- снова кланяется, после берет перо с подставки, ловко открывает чернильницу,- Ежели леди Инквизитор не против присутствия иных господ, сопровождающих господина Веритаса, то, думаю, нам стоит начать.
Жозефина смотрит в сторону Кассандры, ибо здесь, в этом помещении, она не имеет власти и не может действовать, пока сама леди Инквизитор не скажет, что заставляет подниматься внутри бурю. Все же, сама антиванка хотела бы, чтобы встреча была не здесь,  чтобы это было намного раньше, чтобы не нужно было стоять не на своей территории, там, где слово посла не будет ничего значить. Все же, она бы хотела многое изменить, но она лишь подчиненная, пусть и одна из ставки, но реальной власти ей не видать, даже если она возьмет всю работа и Каллена и Лелианы вместе взятых, она не сможет что-то изменить, ибо для этого нужно быть Инквизитором. А уж что, такую должность она не сможет потянуть на своих плечах.
Приходится мириться с тем, что она многое сделать не может и ждать, когда же Кассандра скажет хоть что-то и даст хоть какой-то знак.


 

 

oyOdSMGNWq0.jpg ezgif.com-resize (25).gif ss2Qyjz8dKs.jpg

Инквизиция лажает, а мне разгребать 

 

  • Like 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не смотря на то, что спать Филипп предпочитал как можно дольше, в это раз Гриф нашел его на ногах, задумчиво рассматривающим доклады от своих шпионов, записанных тонким, скорее уж литературным языком, чем шифром. Некоторые из них вещали о слухах про какую-то совершенно новую форму похудения и то, что она оказалась отвратительной и взбудоражила своей непригодностью многих. В другом письме, похожей больше на любовную записку, не слишком аккуратным и разборчивым почерком было записано короткое: “Должно быть он никогда не признается в своих чувствах… Но я бы хотела о них знать”. В третьей записке, выведенной явно куда более аккуратной рукой, значилось: “И, ко Создателю взываемые, мы ищем искупления своего! Прощения и сострадания Его. И да будем услышаны...”. Именно в последнюю он и всматривался, придерживая тонкое выпуклое стеклышко для увлечения. Тексты каждой были ему более чем понятны. Но порадовала только последняя. 

- Тебя что, стучать не учили? – поинтересовался бард, даже не обернувшись и не посмотрев на того, кто вошел в предоставленную ему комнату. Высокие гости к нему не заглядывали, а о визите остальных он и впрямь предпочитал узнавать хотя бы за мгновение до их входа, хотя бы по возгласу или пинку по двери.

- Ебучий случай! Не уж-то ты разодрал глаза раньше обеда? – Филиппу даже не пришлось оборачиваться, чтобы узнать вошедшего. – А я уж думал вазу с коридора прихватить, чтобы помочь с водными процедурами!

- Обойдусь, Цыпа! – ответил он, аккуратно собирая полоски записок и складывая их тонкими трубочками в шкатулку в только одному ему известном порядке. На одних из них были голубы точки, на других красные, в третьем делении лежали конверты – Если бы я и хотел от кого-то подобной помощи, то явно не от тебя.

- Ну-ну конечно! Леди Инквизитор там решила всё же нас послушать.

- Я уже в курсе, – сообщил в ответ де Шанс, захлопнув шкатулку и огладив её резную крышку.

- Ну раз в курсе, так поднимай свой зад.

- Между прочим, не просто зад, а сиятельный!

- Слава Тьме, не имел чести видеть его свет. – гоготнул Гриф, подпирая спиною дверь и наблюдая за бодро поднявшимся из кресла Филиппом, быстро убирающим стол и накидывающим на себя камзол – Да и здесь есть посиятельней твоей, явно.

Филипп задумчиво встряхнул головою, убирая волосы, успевшие изрядно отрасти, из-под края камзола. 

- Да, ты прав. У того усатого альтуса явно сочнее… Но мог бы и не напоминать мне об этом!

- Вообще-то я имел ввиду кое-что другое, но да хрен с тобою, озабоченный. Пошли уже!

Гриф уже даже успел покинуть комнату, когда до него наконец донесся вновь голос главной проблемы всего их отряда.

- Я только оденусь.

- А ты типо раздет что ли был, принцесса?!

***

По началу весь путь ворчал Гриф, совсем не замолкая. Но стоило им покинуть помещения, ролями они с бардом поменялись, и ворчать стал уже Филипп, отплевываясь от летящего снега и стараясь стряхнуть его с нового камзола мягкого, винного цвета. Ругался он конечно себе под нос и только на погоду, ну и совсем каплю на тех, кто выбирает вовсе такое странное место для встречи. Виновник, кстати, стоял задумчиво у самого начала ступеней и, судя по его виду и хмурому выражению лица Тени, стоял уже довольно давно.

- О, благодарю. Я погляжу и ты у нас приоделся по погоде! Правильно, нечего смущать леди Инквизитора своими телесами расписными. Она ещё не готова! – сахарно разулыбался де Шанс, сам уже начиная замерзать, ибо холод терпеть не мог. Виктор раздавал им напутствия не хуже грозного папочки, но напутствия эти были весьма и весьма полезными. К ним бы всем стоило прислушаться. Правда на свои он состроил всё же гримасу негодования – Для такого случая я всегда беру парадную трость! Не сомневайся, твои телеса в полной безопасности рядом со мною…

“Ну от других точно,” – кричало в его смеющихся зелёных глазах.

- Да, кстати! Я был бы не против твоей помощи по части одёжки. – сообщил де Шанс, когда оба они уже поднимались по лестнице. Он наклонился к его уху, шутливо кивая в сторону даже затормозившего от такой наглости Грифа – Признаться, Грифон прям не справляется с этим!

***

Напряжение весело в воздухе весьма ощутимое. Оно буквально сдавливало, и барду требовалось добавлять усилий, чтобы улыбаться непринужденно и вполне приветливо. Он был рад, что дело их стало двигаться с мёртвой точки. Если всё пройдет успешно, то и Медведю Ферелдена и грёбанному Лису Орлея придется согласится с тем, что идея Виктора оказалась лучше, чем просто забиться в угол и ждать, пока всё полетит в задницу Архидемона. 

Леди Инквизитор выглядела уже куда лучше, чем докладывали ему помощники парой-тройкой дней ранее. Она была не столь бледна, стояла на своих ногах и от фигуры её веяло сдержанной силой, что лишь едва пошатнулась от неприятного инцидента с отравлением. Пошатнулась, но не упала. Выпрямилась и готова была дать отпор с такой мощью, что и не снилась тем, кто был замешан в предательстве. Признаться, в это мгновение Филипп даже успел пожалеть, что весь его внешний вид, все его манеры едва ли не кричат о принадлежности к Орлею. Это было не выгодно… Но ведь Виктор просил ни в коем случае не лгать!

Он хотел было поздороваться, когда из Виктора полилась речь с такой отточенностью, словно бы он вот так обычно и приветствовал всех подряд. Филипп даже повернулся на него, широко открыв глаза, но тут же взял себя в руки.

“Нет, ну поглядите! Что, вот прям так сразу и с козырей к даме? Стихи! Это же вот прямо крайний случай.”

Дождавшись пригласительного жеста, Филипп всё же поклонился, прижав правую ладонь к левой стороне груди. Но и теперь он не успел заговорить, будучи перебитым наконец перебитым послом Инквизиции, леди Монтилье. Хотя, в прочем, это нельзя было назвать некрасивым жестом, так как сам бард попросту и не начал говорить, зависнув неловко в поклоне. Заговорил он только спустя минуту, уже выпрямляясь.

- Филипп де Шанс. И я рад знакомству с Вами ни чуть не меньше, чем мой друг Виктор. Надеюсь Вас… мой вид не настораживает. Я орлесианец, однако имею мало общего сейчас с… “соотечественниками”. 

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Гости прибыли. На удивление раньше Жозефины, но Кассандра с некоторой долей понимания относилась к этому. На плечах у посла лежала огромная ноша, похлеще той, что несла сама Инквизитор. Ей нужно было удерживать в руках столько нитей, столько улыбаться… Жози вполне должна была себе позволять хоть иногда не спешить.

“И когда это я стала думать о других...”

За последнее время, женщине вечно казалось, что именно её молчание привело к столь обширной трагедии. Однако не случить этого, вряд ли они сумели наткнуться на ту гниющую яму предательства у себя под носом. Удивительно, что обстоятельства сложились именно в таком ключе. Кассандра молча разглядывала вошедших к ней, анализируя их поведение, мимику и жесты. Не то, чтоб Кас была особо сильна в подобном, но за столько лет научилась видеть то, что могли упускать другие. И кого она видела перед собой? Мага, который был окружен своими “охранителями”. Его “коллегу”, от которого с самого порога веяло той самой ненавистной для неё слащавостью. И они представляли собой целую организацию,  наверняка раскинувшую огромную сеть по всему Тедасу. Придется ли ей вступать в негласную Игру сейчас, или всё пройдет в более спокойном ключе. На какие уступки ещё Кассандра должна пойти теперь, чтоб заключить данный союз.

“И что он делает в первую очередь? Стихи. Он декламирует мне стихи… Отлично.”

Это ошеломляет, прикусывая губу, Инквизитор чуть щуриться в ожидании дальнейшего спектакля.

- Отрадно, что в столь мрачное время у кого-то хватает сил на поэзию, сир Веритас. Мой кабинет… – Она не договорила, Так как леди Монтилье появилась как нельзя во время, давая маленькую возможность вновь подумать и выстроить свою позицию в сегодняшних разговорах. – Леди Монтилье, главное что вы здесь. И… так… мой кабинет конечно не самый большой, и не такой удобный как у нашей дорогой подруги Жозефины, но я совершенно не имею ничего против присутствия сторонних… существ.

В любом случае она и без щита с мечом ещё не утратила способности привносить неприятности магам. В случае чего. А вот второй… взгляд Кас скользит по фигуре Филиппа, когда тот заговорил. Он подтвердил её догадку о том, что он из тех ненадежных людей, способных ударить в спину с самой слащавой улыбкой.

- Если бы меня настораживал вид каждого орлесианца в этой крепости. Их бы давно всех повесили, наплевав на политику. Но у нас у всех есть враг посерьезней, чем собственный эгоизм и стремление возвыситься в чьих-то глазах, сир де Шанс. В прочем, довольно пустых разговоров. Мы собрались здесь для более важных дел. – Кассандра не улыбнулась, показывая руками на несколько кресел у камина, который так приятно согревал помещение своим теплом. Да и в добавок служанка принесла ещё и вино с сыром, как просила Инквизитор.


 

1861998548_DAI-Dragon-Age----3055758.png.6564251f8f204dc98ae9dfdb3b5a0409.png

Закон! Порядок и Справедливость!

Вот что будет нашей Целью!

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Девушка делала пару пометок в бумагах, пока Кассандра вела с прибывшими людьми диалог, правда запнулась едва заметно на моменте, когда Инквизитор сказала «у нашей подруги Жозефины», но эта запинка скорее выглядела как секундное размышление о том, как стоило сформулировать слова на бумаге. Подруга? Когда же она успела стать для хоть кого-то чем-то большим, нежели просто соратник или член одной с ним организации? Когда она успела стать кем-то большим для Кассандры, нежели советником, каким был тот же Каллен или та же Лелиана? Или же у этого слова мог быть в этом случае совсем иной контекст, который мало чего имеет с прямым значением слова? Жозефина на самом деле уже забыла даже когда её в последний раз называли подругой. А нет, на самом деле она помнит…последний раз её так называла Лелиана больше года назад, и от мысли об этом снова болезненно сжалось сердце. Лелиана, теперь вечная её головная боль и ещё один повод для страданий в свободное от работы время. При том что этого времени было так несоизмеримо мало, что приходилось выбирать между своими мыслями, заполняющими каждый божий день черноволосую голову, и между такой вещью как сон. Она уже который день снова не спала достаточно, разбирая и раскладывая по стопкам бумаги по мере их полезности, писала письма, вела опять же дела денежные… времени на сон по итогу было немного, но и то она сейчас тратит здесь, снова погрузившись с головой в работу, забывая о своем здоровье, прекрасно понимая, что она ещё легко отделывая, тогда как те же солдаты теряют близких, конечности, жизни. Антиванка постоянно таким образом принижает себя и свою усталость, думая, что ей куда лучше чем многим, что она не борется с монстрами, созданными красным лириумом где-то там, в жутком холоде, где не только эти монстры являются угрозой.
- Могу разве что от лица Инквизиции попросить у господ прощения за то, что время переговоров с Вами  несколько отложилось.- дописывая что-то в бумагах, девушка почти не открывает взгляда от аккуратных строчек, выведенных идеальным подчерком,- Но так же я предполагаю, что господа могут несколько войти в общее положение Инквизиции. Некоторым послам приходилось ждать даже больше, так что вы, считай, ещё везунчики.
Жозефина немного улыбается, показывая, что это было сказано скорее в шутливой манере, дабы не было сильного напряжения между обеими сторонами диалога. Хотя, в каждой шутке есть и доля правды, и девушка не врала насчет того, что некоторым послам приходилось довольно долго ждать из-за большой загруженности леди посла, у которой было слишком много дел не терпящих отлагательств.
- Насколько нам известно,- продолжила посол, пройдя к креслам, однако пока не садясь, просматривая снова бумаги, дабы снова все проверить и не оказаться неправой, - Ваши «Челюсти» являются наемничьей организацией. И один из первых вопросов, который бы хотелось обсудить с Вами это то, почему Вы считаете свою организацию достаточно сильной и влиятельной для того, чтобы противостоять угрозе, которую несет в себе так называемый Старший.
И снова что-то записывает, после метнув изучающий взгляд в сторону Виктора, следя за реакцией.
- Также стоит уточнить, в какой форме вы хотели присоединиться к силам Инквизиции – полностью ли войти в её состав, или же стать наемными агентами, которыми являются те же, к примеру, Боевые Быки.


 

 

oyOdSMGNWq0.jpg ezgif.com-resize (25).gif ss2Qyjz8dKs.jpg

Инквизиция лажает, а мне разгребать 

 

  • Like 4

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Посол Инквизиции всё же не заставила себя долго ждать, появляясь разве что парой минут позже их скромной делегации. Вряд ли она могла кого-то из присутствующих этим обидеть, ведь никто из них не обладал тем гигантским эго знати, о котором разве что легенды не слагают. Единственным минусом всей этой ситуации было то, что ей пришлось проходить мимо парочки охранителей, а значит поймать областью ниже спины прищуренный взгляд Грифона, который словно не насмотрелся на ягодицы в кожаных штанах за время наёмничьей жизни. Виктор поймал это краем глаза, но внимание решил не акцентировать – все оплеухи Птичка соберёт позже. Поведение Тени же было обычным и всем членам отряда знакомым, но для чужих людей абсолютно не интерпретируемым: леди Монтилье могла слышать, как великан втянул носом воздух, когда она прошла мимо, и неопределённо тихо хмыкнул. Запоминает мальчик, с кем не бывает. В последнее время с приходом в Скайхолд Тень стал принюхиваться к людям усерднее, много раз на дню еле слышно бурча “храмовник”, порой даже на одних и тех же личностях. Веритас пытался ему объяснить, что сам знает, куда они пришли, но со временем сдался – этот сигнал тревоги, видимо, нельзя было остановить.

 

– Леди иногда положено немного опаздывать, не правда ли? – Виктор решил сперва встретить посла поклоном и лёгкой улыбкой, – Приветствую Вас, леди Монтилье. О, наш мир истинно пропадёт только тогда, когда пропадут искусства, леди Инквизитор. Даже во время войны мы должны слагать песни и стихи, дабы не пал наш дух жертвой кровопролитий.

 

Кассандра Пентагаст была Искательницей, что делало её для Виктора опаснее простого храмовника в теории и делало куда более безопасным присутствие Тени в кабинете на практике. От неё не пахло озоном и лириумом, а значит её не считали немедленной угрозой. Колдун от этого уже успел расслабиться, не ожидая никаких эксцессов, поэтому заветное слово из уст Инквизитора стало для него явным сюрпризом. “Существ” – сказала она, наверняка в попытках подобрать какое-то нейтральное слово и вымотанная инцидентом с отравлением. Она не имела в виду ничего негативного, по крайней мере он на это надеялся, но буквально как только слово прозвучало, его чуткий слух порезал характерный звук когтей, скрипнувших по внутренней кожаной стороне перчатки. Тени не нравилось это слово, когда оно выпадало на его счёт и не шло в сочетании со словом “живых”, потому Веритас поспешил глянуть на него искоса и проверить ситуацию. Потрошитель сжал кулаки, но в целом не подавал явных признаков агрессии – пронесло. Главное, чтобы слово не повторилось, особенно в явно уничижительном своём смысле…

 

Виктору было не понять, зачем Филипп лишний раз привлекал внимание к своему статусу “соотечественника отравителя”. Он пытался для себя решить, что было более неловко слушать – заявление коллеги или ответ на него Инквизитора, и это был сложный выбор, поскольку один решил вскрыть свежую рану, а вторая – парировать теоретическими казнями по национальному признаку. Кажется, они нашли друг друга, и ему лучше не мешать.У них действительно был враг посерьёзней.

 

– Благодарю за Ваше гостеприимство, – колдун старался не подавать виду, что сесть для него во время долгого диалога обычно в приоритете, потому направился к указанным креслам размеренно, после садясь, – Не стоит извинений, леди Монтилье, я понимаю, что мы пришли в неспокойное время.

“Мы должны были прийти раньше,” – сокрушался он про себя, не давая горести проскользнуть на спокойном, улыбающемся в ответ шутливому тону посла лице, – “Мартин, Гарри, отряд Фирвен… Быть может, они были бы ещё живы. Тьма, его чудовища убили столько прекрасных людей…”

 

– Как Вы наверняка знаете, наёмники – армия всего мира, потому присоединение к одной силе на постоянной основе большинство не рассматривает. Я успел разузнать о Боевых Быках и хотя мы рассматриваем похожую договорённость, мы имеем несколько больший спектр возможностей. Не поймите превратно, они – эффективные бойцы, но… – Виктор усмехнулся. Про то, что они будут не первыми наёмниками в Скайхолде, он уже был наслышан и лидер этих “Быков” вызывал у него немало подозрений, поэтому его разум немного зацепился за сравнение, – Представьте, если бы Боевые Быки были не одной группой, а несколькими, обладали бы своими разведчиками и способностью достичь территорий, которые потребовали бы у Инквизиции сборов и отдельной длительной вылазки, в куда более короткие сроки. Представьте, что они также обладали бы способностью добывать полезную информацию как о враге, так и о положении дел в мире, и быстро передавать её в Ваши руки. Основной ответ на Ваш первый вопрос – мы предлагаем именно это. Мы можем помочь как с таким простым делом, как расчистить путь для Ваших разведчиком или обезопасить дорогу для торговцев, так и с таким сложным, как дать бой врагу в удалённой локации, пока ваши солдаты в пути. Мы можем в то же время и направить отдельную группу сюда, в Скайхолд, дабы они помогали солдатам и разведчикам Инквизиции и здесь. Второй же ответ на тот же вопрос состоит в том, что мы уже ей противостоим, насколько это позволяет наша одиночная позиция. Многие из наших людей уже имеют опыт в столкновении с силами “Старшего”, – имя было сказано таким тоном, словно колдун хотел показать своё отвращение к врагу нарочно, но это вышло по искренней случайности, – А остальные проинструктированы насчёт действий в случае такой встречи. Наши люди желают сохранить свой мир не меньше, чем все остальные, потому наша совместная работа крайне взаимовыгодна.

 

Веритас понимал прекрасно, как звучат его речи. По привычке он не смог удержаться от того, чтобы описать свои услуги максимально красиво и притягательно, ведь это обычно привлекало заказчиков. По-хорошему именно в данной ситуации наверняка стоило быть куда более серьёзным, но сейчас его целью было привлечь внимание леди Пентагаст, ведь с леди Монтилье у него уже был контакт. Он надеялся, что она успела получить рекомендательные письма от тех контактов, которые он ей предоставил, дабы его слова не звучали пустым звуком. К тому же леди Монтилье была крайне умной девушкой, способной наверняка понять его цели в данной ситуации, ведь союз в столь неспокойное время ему был жизненно важен и ответственность за его получение лежит целиком на том, как он себя и свои услуги подаст. Когда им доведётся разбираться с финансовой частью вопроса и начинать выполнять конкретные задания, всё будет куда суше и менее атмосферно.

Единственное, что его действительно беспокоило в его речи, так это возможность провала. В наёмничьей работе не принято нагружать заказчика с порога реализмом, ведь он может и передумать. Нет, реалистом стоило быть вначале лишь в мыслях, волнуясь и раздумывая, что ты будешь делать, если не сможешь выполнить задачу. Какой бы хорошей репутация Челюстей не была, как непосредственный участник их работы колдун знал, как негладко порой проходят вылазки, и что иногда они имеют свойство проваливаться. И одно дело, когда ты теряешь охраняемый груз или караван малоизвестного заказчика или не можешь добыть информацию для ревнивого лорда о его жене, но совсем другое, когда это может произойти для Инквизиции. Сказать, что градус возможных проблем был в разы выше – не сказать ничего. Но придётся уживаться с ответственностью, которую он решил на себя взять… 


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 4

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

“Враг посерьезнее, всех бы повесили… “

Возвышенность и грозность, коею только и можно было бы ожидать от Инквизитора. Но толку от неё?

Такая тактика в переговорах работала слабо, если конечно переговоры не стремились перерасти в драку изначально или если обе стороны, как минимум, не были к этому готовы. Сыр и вино, теплые кресла и трещащий камин не были признаком того, что Кассандра ждала врагов на беседу. И всё же что-то в этой грубости ему напоминало…

Заниматься запугиванием там, где требуется помощь – не самое хорошее начало дел. Ровно как и плевать на ту самую политику и вешать всех без разбору только от того, что они являлись подданными какой-либо страны. Конечно же, Филипп надеялся, что слова эти были сказаны с несколько иным, менее геноцидным смыслом. Ведь иначе их разумность совершенно пропадала. Должно быть леди Инквизитор сказала это в сердцах. Это явно, что никого не порадует покушение на свою жизнь и спокойствие целой организации… Хотелось бы в это верить. И если бы Филипп был просто беспечными спутником Виктора, коего в нём и видели окружающие, то, несомненно, поверил бы. 

Де Шанса скользнул взглядом по своим спутникам, чуть задержав его на Викторе, стараясь понять, что думает тот о данных словах. Но, как и ожидалось, “язык, что лжет” не покажет ни лицом, ни движением своих истинных мыслей. Если конечно того сам не пожелает. В этом они были с ним похожи. Разве что де Шанс немного странную и натянутую улыбку, адресованную Кассандре не скрыл. Подумает ли она, будто слова её поставили его на место и напугали или же заставили задуматься – не суть важно. Важно было только то, что сам для себя взял на заметку орлесианец – недавнее событие было настолько болезненно для самолюбия Инквизиции, что держаться было сложно. В прочем, это ведь не Игра, а военные люди нравом спокойным не отличались. Чего уж ждать от них… Возможно, что и к лучшему сразу же видеть человека и понимать на что он способен, чем наблюдать фарфоровую маску улыбки, а после получить кинжал под ребро. Прямолинейность – не порок и не дурная черта характера. Просто некоторые ей не обладают… Например он сам.

- О, несомненно. – улыбнулся он куда более мягче, занимая кресло к огню поближе и оставляя в тайне с каким именно утверждением Кассандры был согласен больше – с осознанием того, что та может вздернуть всех или с врагом, что изрядно потоптал земли Тедаса, недавно и оттяпав один из вольных городов. И ещё не известно, что станет с жителями Тентерваля.

Они ждали долго, в этом леди-посол была точна. Но они ждали слишком долго. И ждали бы, возможно, ещё дольше, не окажись письмо чудным образом выше остальных. Месяц бездействия был губителен и для их предприятия, и для самой Инквизиции, разве что в чуть меньшей мере. Их силы не укреплялись, а в “Челюстях” мог грянуть нешуточный скандал из-за их с Виктором компании. Как бы и до раскола не дошло… Если вообще с этим Старшим останется кого раскалывать. Медведь Ферелдена был в опасности. Тигр Вольной Марки, где шастали войска Старшего, ещё держался. Волчица Неварры старалась держать всё под контролем. А Лис… Грёбанный же Лис Орлея, на что Филипп мог поставить все свои деньги, мог поступить так, как выгодно лишь ему самому.  Именно от него их организации и стоило ждать беды. Зная его нервный и вспыльчивый характер, за ним станется предать их всех ради собственной шкуры и, возможно, ради спасения некоторых дорогих ему людей, если таковые и были, не считая сестры… Оставалось лишь надеяться, что глава Ордена Весов вспорет ему глотку сразу, как только заподозрит неладное. Или же попросит об это какого другого юркого и в меру жестокого эльфа… Кстати, тут стоило бы Жаку вспомнить о Хареллане. Уж кто-кто сначала стреляет по первому подозрению, а уж потом задает вопросы. Если остается кому их задавать...

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тяготило ли её это место? Эти возможности и призрачная власть, от которой сводило челюсть каждый раз, когда кто-то подсовывал очередное прошение? Кассандре хотелось отвечать утвердительно каждый раз, когда на неё холодно смотрели из-за разреза безликих масок, когда язвительно расплывались в улыбке люди в дорогих одеждах… Её душил запах их духов и мыла, а ещё до зубной боли раздражали абсолютно любые нравоучения. Кас хотелось просто уйти в какую-нибудь из ночей за ворота одной и пойти найти дракона. Вспомнить как это, когда в руках лишь щит и меч, а перед лицом лишь опасное дыхание древнейшего противника их рода.

“Я погрязла в этой политике именно из-за этих треклятых существ…”

Пока Кассандра разгребала свои мысли, Жозефина довольно живо начала беседу. И от её голоса внутри разливалось некое тепло. Осознание что рядом есть люди которые смыслили куда больше в красивых словах и подковерных игрищах. Представители что были вчера и что явили себя сегодня были так различны между собой. Одно дело вести переговоры с целым вольным народом, а другое с группой не простых наемников. Невольно даже стоило задуматься, на сколько глубоко уходили корни “Челюстей” и как вообще такое допустили. Подобные организации всегда и во все времена имели место быть. Взять тех же Антиванских Воронов, или Дом Отдохновения… стоило понимать что каждая страна имела какую-то свою тайну в лице всесведущих организаций. Неварра видимо была не обделена вниманием. Но разговор шел, а она всё безмолвствовала, слушая как другие говорили.

“Хм… Если бы начальство Железного Быка хоть в малую часть предложило нам свои знания,  я думаю выиграли бы и они и мы...”

Им не нужны были наемники, это правда. Им нужны были связи, им нужны были люди которые могли бы иметь свои козыри в этом суетном мире. Но часто цена таким контрактам была велика.

- Решать за нашего Сенешаля я не в силах, но мысль о том, что у нас будет поддержка в столь тонком деле как разведка, мне нравиться всё больше. – Когда Лелиана вернулась, она провела свою чистку в рядах агентов. В этом Кас не сомневалась. И вряд ли бы она противилась особо, если бы нашлись те кто мог бы ей помочь расширить свои Соловьиные сети. Пусть не доверяет, пусть перепроверяет, но у неё будет поддержка и помощь тех кто явно не один год этим занимался. – И какова цена Челюстей за подобный союз?

Наверное этот вопрос стоило бы задавать чуть позже. После нескольких разговорных отступлений, или вообще не задавать. Но Кассандра всегда предпочитала знать на что ей придется идти для того чтоб решать окончательно и говорить о большем. Ценой Быков было то, что их основатель писал к себе на родину. Так было условлено не ею и мнения у Кас никто не спрашивал. Однако после падения Убежища, после начала налаживания контактов, Пар Воллен молчал. Они явно не спешили увязнуть в чужих распрях.

 


 

1861998548_DAI-Dragon-Age----3055758.png.6564251f8f204dc98ae9dfdb3b5a0409.png

Закон! Порядок и Справедливость!

Вот что будет нашей Целью!

  • Like 1
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жозефина сделала несколько записей и, параллельно с этим, внимательно слушала Веритаса, это было заметно по её сосредоточенному лицу. И ей не сильно нравилось то, что она слышала. Было несколько моментов, на которые её брови нахмурились, и все её лицо приобрело очень задумчивое выражение, полное того самого внутреннего недовольства, которое могла заметить, разве что,  Кассандра. Которая, к слову, вовремя заговорила про Лелиану.
- К слову про леди Соловья,- начинает она, просматривая свои записи, и черкая что-то быстро, отрывисто, не без своей природной грации, – Учитывая всю Вами сказанную информацию, могу в полной мере утверждать, что данные переговоры выходят за рамки моей компетенции. Конечно, мы все ещё можем обсудить цену Ваших услуг и то, сколько вы собираетесь прислать людей. Однако, учитывая,  что вы больше позиционируете в своем рассказе как разведчиков и информаторов, нежели как какое-то более… военное подразделение, то нам нужна будет леди Соловей.
Жозефина смотрит на незаметно стоявшую у двери Лею, кивая той. Эльфийка кланяется и сразу же ускользает из поля зрения Виктора и его сопровождающих. Тем временем леди Монтилье передает Кассандре записку, в которой было написано следующее:
«Не показывайте это Виктору и его приближенным, леди Пентагаст. Это строго между нами, так как прямо сейчас я не могу с Вами обсудить один момент. Судя по тому, как нам расписывают Челюстей, могу предположить, что финансов нам на них точно не хватит.»
- Думаю, вы прекрасно понимаете, что ни я, ни леди Инквизитор не можем решать то, с кем же нужно будет работать нашим разведчикам и шпионам.
Некоторые моменты леди Монтилье умышленно умолчала, так как знала, что подобное не стоит говорить прямо в лицо. Учитывая произошедшее недавно событие, никто из ставки не мог полностью доверять каким-либо шпионам, и пусть Сенешаль провела чистку в своих рядах и теперь нужны были новые люди, однако брать кого попало тоже было рискованно. И сами эти Челюсти не вызывали большого доверия. Так же о них все ещё не было много чего известно, и это было неприятно. Может, это были вообще шпионы Корифея под прикрытием? Конечно, Жозефина имела какую-то толику информации о них и о том, что они из себя представляют, однако этого было недостаточно.
«Создатель, я уже думать как Лелиана начинаю…» - Жозефина прикрывает глаза, после чего смотрит прямо в глаза Веритаса, внимательно, так, как обычно кошки следят за своей добычей.
- И да, господин Веритас, вы сейчас себя поставили в очень неловкое положение,- сидя в кресле, Жозефина позволила себе несколько вольный жест, показывающий её уверенность и имение некоторой здесь власти – закинула одну ногу на другую, чуть откинувшись на спинку кресла, показывая свою определенную расслабленность,- Если вы впервые проводите подобные переговоры, то скажу вам это чисто как совет: не стоит сравнивать свою организацию с другой, принижая последнюю. Это показывает вашу некомпетентность, ведь подобное сравнение вы сами должны были бы посчитать весьма оскорбительным. Плюс ко всему, если уж вы бы хотели показать Челюстей в выгодном свете, то лучше бы дали доказательства того, что вы действительно являетесь тем, о чем говорите такие хвалебные речи. Конечно, слова ваши сладки и в них хочется верить, однако именно яд лжи и недоговорок обычно бывает слаще простой правды.
 Поставив перо в подставку, Жозефина взяла освободившейся рукой кубок с вином, пригубив немного, дабы горло сильно не пересохло от долгого разговора, все ещё внимательно наблюдая за реакцией Виктора.
- И ещё, господин Веритас, когда придёт Лелиана, то я бы хотела попросить вас рассказать о том, где именно и как работали ваши Челюсти в качестве наемничьей силы. Именно как шпионы и агенты, способные добыть информацию, если уж вы на этом так настаивали в своем рассказе. И, без лишней лирики, расскажите про то, на каких территориях и какие ресурсы вы сможете предоставить.


 

 

oyOdSMGNWq0.jpg ezgif.com-resize (25).gif ss2Qyjz8dKs.jpg

Инквизиция лажает, а мне разгребать 

 

  • Like 4
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

— Я полагаю, что на эти вопросы вместо господина Веритаса смогу ответить я.

 

Голос Лелианы отдавал всё тем же холодом профессионализма, что поселился в её речи на постоянной основе с того самого момента, как она выбралась из плена в Редклиффе. Сестра Соловей стояла необычайно прямо и ровно, однако лицо её всё ещё было сокрыто маской — пускай то, что сделал Айдан, сотворено было из лучших побуждений и любящими руками, Лелиане ещё требовалось время для того, чтобы последствия спасительной операции хотя бы зажили и не были столь яркими на её лице. К тому же, маска на всё лицо создавала весьма будоражащий ореол таинственности и страха вокруг Левой Руки Верховной Жрицы, а вкупе с пронзительным взглядом ледянистых глаз и вовсе создавало достаточно жуткое впечатление. Судя по тому, как недавно Жозефина отправила Лею и как сейчас эльфика держалась где-то позади, до Сестры Соловья она скорее всего попросту не успела дойти… поскольку та уже направлялась к этому месту самостоятельно.

 

Женщина прошла внутрь помещения, держа руки за спиной и не сводя взгляда с не очень-то новоявленных гостей. Жозефина была права в своём недоверии, в чём Лелиана её полностью поддерживала и одобряла подобную осторожность, однако долг требовал от шпионки внести некоторую ясность в ситуацию — послу не хватало информации по той простой причине, что Соловей не желала оставлять работу незаконченной. Конечно и сам Виктор предоставил часть информации, когда только выходил на связь с Инквизицией, но все полученные данные требовалось перепроверить и за достаточно короткий срок. На фоне откровенно скверного состояния здоровья после Редклиффа, для вернувшегося сенешаля это было достаточно непростым заданием, но… для того и нужны были доверенные лица вроде Шартер, Ректора и Хардинг.

 

— Сладкие речи всегда стоит принимать с щепоткой соли, Жози. В противном случае рискуешь услышать хруст сахара на зубах. — Лелиана остановилась подле госпожи посла, дыша абсолютно ровно, спокойно и словно бы даже легче в какой-то мере. От неё всё ещё чувствовалась достаточная усталость, что должна была бы свалить друффало, однако Лелиана стояла ровно… практически несгибаемо. — Предыдущие ваши наниматели в целом остались довольны, хотя вы преувеличиваете ваши способности в плане добычи информации — да, у вас есть скауты, но полноценные шпионы? Полагаю, что их не так уж и много, как вам хотелось бы. В отличие от потрошителей, что являются не самой надёжной и стабильной силой, что беспокоит меня побольше некоторых факторов — я видела, на что способен один такой боец и что происходит, когда они теряют контроль… где гарантии, что несколько сразу не принесут больше вреда, чем пользы?

 

Умолкнув на пару мгновений, женщина развернулась и протянула Кассандре исписанный пергамент, на котором вкратце была изложена вся известная Лелиане информация о прибывших вероятных союзниках, а также несколько рекомендательных писем от бывших нанимателей. Из всего написанного становилось ясно, что «Челюсти» — в целом достаточно самостоятельная наёмничья банда составом как минимум в несколько сотен человек, орудовавшая на территории Орлея, Неварры, Вольной Марки и Ферелдена, не привязанная ни к одному из государств и имевшая в своём составе не только некоторое количество разведчиков и потрошителей, но также и магов.

 

— Вы весьма усердно желаете «продаться» Инквизиции в услужение, господин Веритас. По какой же причине? Любая из стран, где ваша организация уже действует достаточно активно, сумела бы заплатить вам больше. Не думаю, что дело в альтруизме или желании послужить Создателю и Андрасте — я не особо вижу в вас человека верующего, да и ваши… товарищи, если верить слухам, в целом разделяют ваши настроения. Так какая же у вас мотивация?

 

Это была не первая и, возможно, не последняя наёмничья группировка, заявляющаяся к Инквизиции с желанием получить работу, но Инквизиция при всём желании сейчас не могла назвать себя организацией сильной, которая могла бы в достатке заплатить без лишних пререканий. «Боевые Быки» в этом плане были, пожалуй, наиболее альтруистичной группировкой, хотя всё ещё получали обещанное жалование. Тот факт, что «Челюсти» были не столь широко известны, при этом имея неплохую численность, уже наводил на достаточно любопытные умозаключения — опять же изложенные на том пергаменте, что сенешаль предоставила Инквизитору:

 

«Под них всё ещё придётся изрядно копать. Слишком много неясностей», — Л.

  • Like 3
  • Ломай меня полностью 2
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Переговоры могли бы идти и лучше, но до определённого момента Виктор не сильно жаловался на происходящее. С тем, что им необходима была точка зрения Сенешаля Инквизиции, он был вполне согласен: всё-таки именно этой весьма знаменитой леди скорее всего и прийдётся направлять их силы в нужное русло, тогда как леди Монтилье – разбираться с финансами, а леди Пентагаст – давать своё добро. Он был даже удивлён, что проворная и дотошная Соловей изначально на переговорах не присутствовала, но заострять внимание на этом не решился – не мудрено, если бы после пережитого в Редклифе она вовсе не выходила в люди.

– Мы можем быть практически всем, что угодно нашему заказчику, леди Монтилье, – он одарил дам радушной улыбкой, – Присутствие Сенешаля, несомненно, всё равно пойдёт нашему диалогу на пользу, какой бы выбор вы не сделали. И, дабы ответить на ваш общий вопрос, я скажу, не тая – наша цена целиком зависит от деталей задания, таких как цель, местность, длительность и общий уровень опасности, если назвать только несколько. Согласитесь, отряд, разыскивающий врага на не захваченной им территории, выполняет несколько иную работу, нежели агент в его тылу. Я уверю вас всё же, что деньги не станут проблемой. Мы занимаем не последнее место в этой нелёгкой работе отчасти потому, что способны поставить наиболее удовлетворительную цену за наиболее качественную работу.

Как всегда, длинными предложениями он излагал простую истину наёмничьего мира: чем больше шанс умереть или быть схваченным на задании – тем выше за него плата.

 

Но “определённый момент”, когда в глазах колдуна дело действительно начало немного идти под откос, всё-таки настал. Во время её столь неожиданной в своей неуместности речи о вежливости он слышал за спиной, как Грифон подавил в себе смех, издав тихий хрюкающий звук, и был с ним в этом весьма солидарен. Сам Веритас реакции не дал, продолжая восседать ровно и горделиво, словно был в форме не человеческой, а орлиной. Лишь глаза его немного сузились, прицельно смотря на Жозефину и прорываясь через уверенный фасад, как снаряды баллисты через хрупкие стены обветшалой крепости. Прожив в этом мире не первый десяток лет, леди Монтилье должно было уже знать, что власть, которой она наделена перед лицом наёмника, исчисляется не её статусом, а суммой уплаченных за услуги денег. И когда он проверял в последний раз, она ещё не принесла в его карман ни единого медяка. Колдун не любил пустого позерства.

“Глупая, глупая девочка,” – думал он про себя, – “Говори ты сейчас с кем-то, кто лишь хотел бы быстро заработать – перед твоим носом уже бы хлопнула дверь, а следом понеслась бы дурная слава. Интересно, где же обучают дипломатов, что начинают на ровном месте делать старшему собеседнику выговор, что дворовому мальчишке? Кто бы ещё говорил о том, что в этом диалоге оскорбительно…”

Вторая половина речи была только хуже первой, ибо как водится в жизни, час от часу не легче. Не то что бы Виктор был против предоставить доказательства – доказуемая благая репутация напротив была одним из главных столпов его благосостояния. Проблема крылась в том, что он их уже предоставил, и его крайне волновал вопрос, куда они, демон подери, делись. Да уж, если они в одной крепости умудрились потерять информацию, им точно нужна помощь… 

 

– Я не приму Ваших слов близко к сердцу, леди Монтилье, ибо Ваши намерения столь же чисты, сколь неуместны, – колдун также поднял бокал, не столько отпив из него, столько прикоснувшись к содержимому губами с неизменно лёгкой улыбкой. Жест вежливости к хозяевам требовалось сделать, даже если пить – самоубийственная затея, – Я бы не стал ожидать, что Вы близко знакомы с миром наёмников, потому пожалуй уточню, что наша сфера полна жестокой конкуренции. Однако я не дозволяю себе пасть столь низко, дабы унизить конкурента или приуменьшить его способности. Моё сравнение не несло в себе ничего, кроме правды, и имело одну лишь цель – рассказать Вам, что я предлагаю не только то, что Вы уже приобрели у другого исполнителя. Ваш совет применим, быть может, к знати, чьи намерения масками скрыты, или к потомственным торговцам, что привозят во дворцы шелка из-за океана. Я  не из их числа и оскорбления бы не почувствовал в такой ситуации, а подумал бы о разумном ответном аргументе, ведь такова моя работа. Что же до вопросов доказательств…

 

Леди Соловей пришла неожиданно вовремя, не дав колдуну уличить посла ещё и в ненадлежащей подготовке к переговорам. Она привнесла в комнату столь необходимую сейчас со стороны Инквизиции истинную, а не вызванную незрелыми замечаниями, уверенность в собственной позиции и ещё более необходимую информацию, которой так жаждала леди Монтилье. Так жаждала, что даже не смогла пересечь несколько коридоров заранее. Сенешаль была фигурой уважительной, полезной в их работе и в то же время опасной, стоит только подпустить её слишком близко. Виктор знал, что именно она в Инквизиции станет проверкой их скрытности и безопасности и пока что ни она, ни Челюсти не разочаровали. Он поднялся ненадолго, чтобы встретить её поклоном.

– Моё почтение, Сенешаль.

 

С приходом Соловья будто начались истинные переговоры, а не столь привычные ему торги. Она задавала вопросы, которые он хоть и предвосхищал, но не мог гарантировать, что его ответ принесёт исключительно нужный ему результат. К тому же, один конкретный вопрос он никак не ждал услышать в первом же официальном диалоге – вопрос веры. Хотя, если вдуматься, то был не вопрос веры вовсе, а выверенный с хирургической точностью надрез, призванный открыть Лелиане внутренний мир и мысли потенциального союзника в частности и его организации в целом. И только он мог решать, защититься ли ему мышечной тканью или оголить кость.

 

– Я бы возможно не был столь щедр, чтобы называть подобные высказывания слухами, леди Сенешаль, – Виктор вздохнул с неотличимой от искренней горестью, отставляя бокал и устремляя взгляд до боли в зубах честных глаз на Лелиану, – Это лишь мнение простого народа, что люди, продающие за золото войну и верность своего клинка, по природе своей безбожны. Их можно понять, поскольку даже я не способен поклясться в вере абсолютно каждого из работающих на меня людей, ибо никогда не успел бы поговорить об этом по душам со всеми. В чём я уверен, однако – так это в вере собственной, как в Создателя, так и в непосредственную цель Инквизиции. Как я уже писал, я пришёл не за наибольшей из возможных оплатой. Я не обратился к правителю потому, что не могу позволить себе в первую очередь участвовать в мелочных конфликтах, пока мир погибает на моих глазах. Я не обратился к правителю и потому, что корона не привыкла делиться, а следовательно мои ресурсы будут непропорционально направлены только в одно русло. Быть может, в моём подчинении недостаточно профессиональных шпионов – я восполню эти пробелы людьми, чья хитрость, знание подпольного мира и дикой местности и широкий кругозор принесут не меньше пользы, будьте уверены. Моя мотивация лежит в будущем этого мира, леди Сенешаль. Я не смею рассказывать Вам, на что способны люди Старшего, потому просто скажу – я достаточно видел в этой войне, чтобы понимать, что сейчас не время думать лишь об обогащении. Некоторые наёмники в поисках его примыкают к Венатори, не задумываясь о завтрашнем дне. А я, смотря на залитые кровью поля сражений, готов биться вновь за то, чтобы дети моих людей увидели новый рассвет.

Колдун выдержал паузу с весьма скорбным лицом. Его кредо, как он считал, продолжало быть истинным: лучшая ложь, которую только можно придумать – и не ложь вовсе. Он умел лгать сладко, так, что сердце слушателя цвело, как розовые кусты, но это было не нужно вовсе, когда правда могла заставить его сердце обливаться кровью. Он был доволен собой, но не показывал этого даже искрой в глазах.

– И раз уж я упомянул детей… Сын мой, подойди ближе, пожалуйста.

Тень, к этому моменту забившийся в соответствующе тёмный угол, осторожно ступил вперёд несколько шагов. Этого оказалось недостаточно и Виктор обернулся, поманив рукой и отеческой тёплой улыбкой. Огромный потрошитель подошёл ближе, встав за спинку кресла своего “родителя”, и поднял на Лелиану, высказавшую сомнения в нём и его собратьях, нечитаемый взгляд и лицо, больше напоминающее каменное изваяние.

– Потрошитель – далеко не самый стабильный воин, в этом есть истина. В нём бурлит ярость величайшего и крупнейшего из зверей и кровожадность целой армии, а тело его голодает по чувству, которого боится обычный человек – боли. Потрошитель опасен, хаотичен и смертоносен… А хороший потрошитель при этом всегда учитывает самый главный аспект своего существования. Сын, что значит “потерять контроль”?

– Смерть, – голос Тени был басистым, низким и немного хриплым, даже в заставленном мебелью помещении он, казалось, отдавался эхом, – Моя смерть. Ненужная смерть. Неправильная цель.

– Именно. Цель любого потрошителя – держать свою ярость на поводке, познать контроль, который позволит остановиться и не навредить в первую очередь себе, а как следствие – уже своим союзникам. Это больше, чем способности, больше, чем стиль боя, это – учение всей жизни и, если угодно, даже искусство. Мой сын проживает тридцать второй год своей жизни, Вестница Андрасте, – на этом моменте он позволил себе чуть лукавую, знающую улыбку, – Как я слышал, даже немного старше. Я понимаю Ваши опасения, ибо Вам доводилось сталкиваться с такими воинами не раз ещё более десятилетия тому назад, но хочу постараться их развеять. Плохие потрошители не живут так долго, леди Сенешаль, они погибают либо от безумия, либо в одном из первых реальных боёв. А поскольку наши потрошители – редкие ценные воины, а не повседневность, присущая каждому отряду, то Вы можете быть уверены, что непроверенный новичок точно не окажется с Вашими людьми на одном поле боя. Если бы такая возможность существовала, Челюсти были бы скорее печально известны, чем знамениты, согласитесь. Ты можешь идти, Тень, – колдун передал сыну несколько кусков сыра со стола, что вызвало у последнего невинную, пусть немного жуткую из-за клыков, улыбку, прежде чем он отошёл от власть имущих.

– Единственное, чего Вам стоит опасаться от таких воинов – это то, сколько они могут съесть, просто поверьте, – завершил он свою речь на шутливой ноте, – Вот он у меня один, а кормлю иной раз словно пятерых… 


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Like 3

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кажется, Лелиана ни на секунду не сводила пристального взгляда со своего собеседника, внимательно ловя каждое пророненное слово, следя за интонациями, за слогом, да даже за языком тела. И как хорошо, что сейчас на её лице была эта полная безэмоциональная маска, скрывавшая постепенно заживавшую кожу — потому что под ней сейчас пряталась столь довольная и полная хищного наслаждения улыбка, что вкупе со шрамами наверняка вызвала бы в гостях чувство тревоги.

 

Сенешаль всегда была в какой-то мере параноиком — работа обязывала, а многочисленные предательства на жизненном пути лишь укрепили необходимость в накаливании градуса осмотрительности. Виктор говорил столь пафосно и слащаво, что того и гляди сахар на зубах начнёт хрустеть от той патоки речей, что гость заливал, разговаривая о своём желании спасти мир. Возможно, это действительно было правдой — слава спасителей мира для наёмничьей компании по итогу могла бы принести куда больше известности, чем простое выполнение заказов раз за разом, и помощь Инквизиции в практически непосильном труде освобождения Тедаса от влияния Старшего и его прихвостней вознесла бы «Челюстей» на пьедестал. Жадность до возможностей будущего была, пожалуй, наиболее вероятной причиной, если смотреть на всю эту ситуацию положительно.

 

Но это было не единственное, что настораживало Соловья. Она помнила о так называемых последователях Андрасте, присягнувших на верность высшей драконице и почитавших её как очередное воплощение Пророчицы… и что среди них было достаточно потрошителей, о которых отец Колгрим говорил примерно с таким же почтением и восхищением, как Веритас рассказывал о своих воинах, порождённых кровью драконьего рода. И если Вирейнис, будучи единственной способной эффективно и быстро закрывать разрывы, была для Инквизиции и мира необходима чуть ли не как глоток воздуха, то так ли нужно было ещё больше потрошителей среди войск верующих? Контроль этих воинов не был идеальным — более того, чем больше проходило времени, тем труднее было сдерживать кровавую ярость, если верить тому, что Лелиана знала как от самой Лавеллан, так и от Кассандры, которой о потрошителях было известно изрядно.

 

Более того, то, как Веритас назвал здоровенного лба, выглядевшего заметно старше самого Виктора «сыном», насторожило Сестру Соловей ещё больше. Пускай этот «Тень» и выглядел как человек, отличавшийся умом и сообразительностью, — более того, его поведение само по себе заставляло усомниться в наличии разума достаточно взрослого, — но и на того, кому действительно нужен был в данный момент родитель он не особо-то и походил. И нигде, кроме как в Тевинтере, мужчины не могли становиться отцами Церкви… если, опять же, не вспомнить о том самом пресловутом культе, существовавшем в Убежище и на момент Мора находившегося под управлением так называемого отца Колгрима.

Дилемма была очевидна. С одной стороны, им предлагали дополнительные силы, которые, видит Создатель, в это время им очень бы пригодились — для Лелианы не существовало такого понятия, как «лишние руки», особенно в столь тёмные дни. С другой стороны, всё это очень походило на ловушку: пропусти толпу потрошителей в ряды Инквизиции и одному Создателю известно, как скоро эта фигуральная бочка с антиванским огнём рванёт ещё громче, чем недавнее предательство орлесианского капитана.

 

Задумчиво хмыкнув и слегка склонив голову на бок, словно бы тем самым принимая ответ Веритаса, сенешаль без лишних слов аккуратно подошла ближе к Кассандре и, склонившись так, чтобы лишь Инквизитор могла услышать доносившиеся из-под маски слова, прошептала:

 

— Выбор за тобой, Кассандра. Силы нам пригодятся… но ни одна нормальная наёмничья группа не станет набирать столько потрошителей, чтобы ими ещё и хвастаться. Можешь списать это на паранойю, но мне кажется, что мы имеем дело с культистами. Хуже всего то, что я пока не знаю, с какими именно.
 

И Кассандра паранойю эту прекрасно понимала. Они ведь уже имели дело с одним большим культом, из-за которого мир пошёл наперекосяк, а тут ещё одна вероятная кучка культистов. И ведь они не такие мирные, как те, что считали Брешь наказанием Создателя — демоны их разберёт, до чего всё может дойти, если всё же эти люди встанут на службу Инквизиции. Альтруизм тут явно замешан не был; для того, чтобы это осознать, бардом быть не нужно. Но всегда был мотив…

 

И какова же ваша цена помимо золота? — обратилась она к Веритасу. На утомлённом последствиями отравления лице была весьма явная маска пассивно-агрессивного недоверия.

  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах