Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Рекомендованные сообщения

Часть I

 

LELIANA | ЛЕЛИАНА
Сестра Соловей, Левая Рука Верховной Жрицы
19 Плутаниса, 9:06 Века Дракона, человек
Разбойник, бард           Сенешаль Инквизиции

 

Способности и навыки:

 – Имеет великолепную бардовскую подготовку, играет на многих музыкальных инструментах и прекрасно поёт, из-за чего и получила своё известное прозвище. 
 –  Морриган зовёт Лелиану лицемерной, и она права. Сенешаль с легкостью меняет маски, как перчатки, легко представляет себя в наилучшем свете, если это необходимо, и безупречно врёт в лицо. 
 –  До тех пор, пока это было необходимо, помышляла различными мелкими "пакостями", сродни карманных краж и в большинстве своем безобидных угроз, но позже, когда Лелиана полноценно расправила крылья, как бард и как разбойница, то перестала в таковом нуждаться. 

 – Испытывает слабость по отношению к нагам, а Шмоплз Второй – единственный, кому сейчас позволено безнаказанно спать на сенешальской подушке. 
 –  Безоговорочно верит в Создателя, да и вообще очень набожная персона, служение Церкви, ранее спасшее её от, не иначе, погибели, свой отпечаток наложило.
 –  Была в Игре и знает о ней очень много. Наблюдательна. Жадна до чужих секретов. 
 –  Способна обеспечить себя в случае долгого одиночного путешествия: приготовить поесть, залатать одежду, разжевать эльфийский корень и намазать на рану. 
 –  Имеет огромное количество связей по Тедасу. И не меньшее количество разношерстных шпионов, разбросанных по всему миру. 
 –  Умеет обращаться как с парными клинками, так и с луком. Всякое лезвие предварительно смазывает ядом, не брезгует использовать настойки из корня смерти, более того, умеет работать с ядовитыми зельями, и была этому обучена лично у Маржолайн. Хорошо знает, какой яд парализует, а какой поражает внутренние органы. Как правило в битве предпочитает клинкам лук, но безоружной не остаётся никогда, из-за чего даже если в колчане со стрелами пусто, а древко лука сломано, под плащом в ножнах имеется пара верных сильверитовых кинжалов. 

 

 

Часть II

 

 

                                                                                                                           35Xkz.png                                                                                                                                                

Рост: 165 см. 

Хэдканоны внешности и особые приметы: 

 - Лицо показывает в очень редких случаях. И люди, видевшие Лелиану без капюшона, без её этой вечной загадочной поволоки, понимают, почему. Вместе с телом, вместе с духом в Редклифе венатори изувечили её лицо. Точнее, её левую часть. Сенешаль чудом осталась зрячей, ведь ни один язык пламени, ни одно лезвие не повредило глаз. Только кожу вокруг него. Стянутая ожогами, многочисленными неправильно сросшимися тканями, левая сторона лица как правило скрыта капюшоном. 

 - Многие говорят, что за то время, пока Лелиана пробыла в Редклифе, она постарела. Они не врут. Серебром сквозь червонные волосы проглядывает седина. Густая седина. 

 

Характер:

 Лелиана никому не верит. Порой, пожалуй, даже самой себе. 
Всё, что ведёт её сейчас — месть. Если бы не месть, если бы не остервенелое желание найти всех тех, кто сделал это с ней, с Инквизицией, с миром, вряд ли бы Лелиана нашла в себе хоть какие-то силы, чтобы вернуться в Скайхолд. Вряд ли она смогла бы со стоическим пламенем в уставших глазах смотреть на давно знакомого Каллена Резерфорда и слушать чужое желание швырнуть её в темницу. Из одной тюрьмы в другую. Погасшая, словно догоревшая свеча, Лелиана сейчас, пожалуй, всего лишь тень той Сестры Соловей, которую помнит Пятый Мор и которая с широкой улыбкой на губах рассказывала Айдану о том, какие же ужасные у него сапоги. По сравнению с орлейскими туфлями. 
Преобразившись до неузнаваемости, как земля зимой после знойного лета, Лелиана перестала видеть всякое решение в милосердии. Расчётливый холодный ум, трезвость мышления и рассудка — в этом был смысл. В эмоциях и чувствах — нет. Любые эмоции, любые чувства, будь это хоть что-то кроме желания зарыться в собственных бумагах, отправляли Лелиану в счастливые воспоминания. И, Создатель, если бы эти счастливые воспоминания действовали как панацея, если бы они могли сравниться по целебным свойствам с эльфийским корнем.
Но исцеления не было. Не было лекарства для мучающегося в бренном теле духа, не было ничего, что могло бы быть сильнее боли, которая идёт за тобой по пятам, след в след, шаг в шаг. Не было ничего сильнее тех мук, которые пережила Лелиана в Редклифе. Чудотворные заклинания не помогали, снотворные зелья — тоже. Вся жизнь превратилась в одну сплошную колею, состоящую либо из усмирённого покоя, такого же пустого, как всяческие попытки Лелианы воззвать внутри себя к живому, либо из непрекращающихся кошмаров.


Соловей выбрала пустоту.

Борьба с кошмарами ни к чему не привела.

 

- Страхи и слабости:
 – Лелиана — параноик. В каждой руке, чужой или любовно гладящей её по щекам, Лелиана видит нож. Кинжал, болт от арбалета, зелье. Каждая рука готова вспороть её горло или придушить — пускай же будет так, но предателя она унесёт за собой, потому что её лучший друг — лезвие родного кинжала под подушкой или в тайном кармане на рукаве. Лелиана не боится умирать, но чувство, что её преследуют, что за ней идут по пятам, а она понятия не имеет, где среди дружеских лиц скрывается под овечьей шкурой волк, не даёт шанса на нормальное существование. 


 – Лелиана не позволяет себя трогать. Совсем. Абсолютно. Никому. За исключением пары хорошо знакомых сенешалю людей, в чьих руках она просто не может представить ножа, приставленному к её горлу. Более того, она уже совсем не помнит, кто и когда касался её иначе. Вот так вот просто: ладонь к ладони, кожа к коже. Постоянно в закрытой одежде, в перчатках, в капюшоне. Скрытая от чужих глаз и рук. 

 

Биография:

 – Родилась в Орлее и воспитывалась под чётким надзором леди Сесиль Вассер, которая после смерти матери, взяла четырёхлетнюю девочку под своё опекунство. Лелиана никогда и ни в чем не нуждалась, а Сесиль души не чаяла в девочке, которая заменила ей родную дочь. Не способная иметь детей, леди Вассер дала Лелиане всё необходимое для безбедной жизни: лучшие учителя танцев и пения, возможность получить орлейское образование, огромная библиотека. Можно сказать, что именно с подачи великодушной леди Вассер Лелиана нашла в этом огромном мире себя, вот только... вряд ли Сесиль была бы в восторге, если бы узнала, кем в итоге стала её столь любимая маленькая девочка. 

 – В шестнадцать лет на приеме в Вал Руайо встретила Маржолайн, впоследствии ставшую её наставницей и любовницей. Верно говорят, что жестокий тренер вырабатывает жестокую руку, таким образом и сама Лелиана стала похожа на своего учителя, словно две капли воды, словно её зеркальное отражение: по стилю, по поведению, по подаче. Научившись выбирать из масок нужную, Лелиана черпала от Маржолайн знания, а впоследствии споткнулась о предательство. Айдан не дал её убить. Не дал уподобиться ещё сильнее. 

 – Во время Пятого Мора присоединилась к отряду Айдана Кусланда, где впоследствии между Лелианой и Серым Стражем завязался роман. После окончания Мора, Лелиана продолжала построение отношений с Айданом по переписке, однако за всё то время, проведённое в разлуке, и из-за многих далеко не смягчающих обстоятельствах, эта переписка резко оборвалась личным визитом. Прощанием, а затем исчезновением. Возобновившийся Зов, убийца, банальный медведь - это могло быть что угодно, но Лелиана не нуждаясь в подтверждениях от агентов, всё же бросила все силы своей шпионской сети на поиски и так и не смогла найти Кусланда на поверхности. Дела Ордена касаются ведь только Ордена. 

 – После событий Пятого Мора, Лелиана отбыла в Вал Руайо, где по просьбе Верховной Жрицы Джустинии стала её Левой Рукой. Неся её волю спустя годы, жизнь завела Сестру Соловей во многие уголки света, начиная от столичного театра, где они с самой Императрицей беседовали о будущем, заканчивая вольным городом Киркволлом, где брала своё начало война магов и храмовников. 

 – Пережила Конклав, в отличие от Верховной Жрицы, и вместе с Кассандрой Пентагаст по воле погибшей Джустинии восстановила Инквизицию, став её Тайным Канцлером.

 – Впоследствии переговоров с магами Редклифа, из-за исчезновения Вестницы Андрасте виной магии времени, попала в плен к Алексиусу, который долгое время ставил на ней опыты по исцелению от моровой скверны. 

 

 

Часть III

 

 

Пробный пост:

Есть ли там где-то город золотой, где Создатель ждёт в свои объятия – не знает, но упрямо верит. Лелиана в комфортном для неё одиночестве находит истину, за книгами, за длинными пергаментами, в глубоких раздумьях. Никто не знает, о чём она думает, и к чему приведёт очередная долгая мысль: ворон, вальяжно расхаживая по идущим кругом перилам, смотрит на неё своими красными глазами-бусинками. Внимательно. 

 – Создатель наказывает меня. Он лучше других знает, как наказать меня.  

Действительно, один только Создатель знает, как много бесконечной, безобразной боли приносит Лелиане любая свободная минута. Пока она не сосредоточена на цели, пока перед её голубыми глазами есть хоть что-то кроме, не будет никакого толка. За её спиной – огромное количество призраков прошлого, и каждый раскрывает свою уродливую, полную прогнивших зубов пасть. Каждая такая минута – напоминание. Каждая такая минута – резкая, словно удар хлыстом, выворачивает наружу всё то, что Лелиана зареклась вспоминать хоть когда-то. Прошлое необходимо было похоронить, закрыть за железными ставнями, забыть.

Тогда толк будет.

Лелиана молится каждое утро, пока никто не видит и пока Скайхолд укутан привычной горной дымкой, закрыт от посторонних глаз облаками и туманом. У алтаря дрожит пламя давно подтаявших свеч, воск капает на пол. Силясь сделать так, чтобы мысли её были свободны ото всякого бремени, Лелиана не скупится ни на время, ни на силы. Была б её воля, давно бы это место не видело ни её, ни её следов, кто-кто, а Лелиана прятаться умела. Особенно, лелея в груди желание, чтобы никто её не нашёл. Она молится молча, считая, что этот разговор — только для неё и Создателя, чужих ушей касаться не должен. Пускай и мало кто осмелится попробовать греть уши над сенешалем Инквизиции, но утренняя молитва была из разряда интимных дел.

Никто ведь не выпячивал напоказ то, как прошлой ночью занимался любовью.

Для того, чтобы исцелить тело, в первую очередь необходимо найти лекарство для души. Такая же искореженная, настолько же испещрённая шрамами, как кошмарное лицо Лелианы, её дух не был спокоен, и в сосуде, которым являлось её переломанное тело, ему тесно и хочется сбежать. Может ли она дальше в таком же состоянии вести дела Инквизиции? Может ли она отвечать за сеть шпионов, может ли она хоть что-то делать, пока сама... не в ладах с самой собой? Ответов не было. Создатель молчал, пока Лелиана молилась, пока она с закрытыми глазами припоминала песнь Света, пока всем сердцем желала, чтобы всё вокруг приобрело совсем мягкую текстуру, словно перина. И чтобы окрасилось в такие же нежные цвета. Чтобы можно было разрыдаться, ни то от счастья, ни то от переполняющих чувств — чтобы вся эта мука, следующая за Лелианой по пятам каждый проклятый день... чтобы она, наконец, закончилась.

Люди говорят, что плакать полезно. Но было ли это правдой, или просто раздутым самомнением, которое зажило внутри женщины, словно паразит, но плакать она разучилась в Редклифе. Можно ли было снова зажить, снова почувствовать себя живой, человеком, когда всё человеческое, оказывается, тебе уже давно чуждо. И даже Создатель, которому Лелиана столь трепетно молилась каждое утро каждого дня, из сутки в сутки, не мог сделать из неё снова человека. Всё живое из неё вырезали ножом, выбили и вымучили в Редклифе.

— Сестра Соловей? — губы, до тех пор беззвучно дрожащие в молитве, замирают.

Глубокий вдох, и в голове снова ясно, снова нет никаких кошмаров, снова покой и трезвость разума — всё то, что Лелиана так ценит, всё то, что даёт Сенешалю Инквизиции сил не просто существовать, но и приносить пользу. Раскрывает глаза. Шартер хорошо знает, что Лелиану нельзя трогать руками. Вероятно, понимает, почему. Она вообще девочка... умная. На плечах у рыжеволосой женщины — огромная ответственность, которую приходится нести, пока на это не найдётся более подходящий кандидат. Поэтому, расцепив руки, не так давно сжатые в молитвенный замок, Лелиана поднимается с колен и расправляет плечи.

— Шартер. Я слушаю тебя.

 

Связь:

mitsarr#1148


Ваши познания во вселенной Dragon Age:
Неоднократное прохождение игр, комиксы, пара книг. 

 

Пожелания:
Пожевать стекла на почве призраков прошлого, разобраться со своей шпионской сетью, почти похороненной Варриком, окрасить реки в красный от крови врагов, и многое другое. 

 

Изменено пользователем Leliana

No time for rest
No pillow for my head
Nowhere to run from this
No way to forget
Around the shadows creep
ik2akGNMZg4.jpg

ezgif.com-resize (5).gif

Remember what we're fighting for 

eda140833ca60a0ba830f936e919da59.jpg Like friends they cover me 
Just wanna lay me down 
And finally try to get some sleep 
We carry on through the storm 
Tired soldiers in this war 
  • Like 6
  • Ломай меня полностью 2
  • Какое вкусное стекло 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

mLgtdz3.png?1

 Добро пожаловать!



Мы рады приветствовать тебя у нашего очага, друг.
Проходи, не стесняйся и чувствуй себя, как дома — ведь теперь ты часть одной большой семьи.
Если у тебя есть вопросы или пожелания, выскажи их, и мы обязательно тебе поможем. В первую очередь, мы рекомендуем тебе посетить темы и разделы, ссылки-кнопки на которые ты найдешь ниже.

 

Приятной игры!

 

 

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта. В ней нельзя оставлять ответы.

×
×
  • Создать...