Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Galakhad

Этот город немой, но он дал нам голос.

Рекомендованные сообщения

Сказать по правде, оценив ситуацию, Табрис думала, что Галахад швырнёт её в мага. Но произошедшее в итоге тоже её полностью устраивало. Видимо, судьба у неё сегодня такая – заниматься бронированными громилами…
 

Ещё в полёте она успела сжаться и освободить якобы “связанные” руки. Чёрный мечник швырнул её грамотно, с места и почти без подготовки. Наёмник чисто рефлекторно попытался отшагнуть назад на полшага, принимая удар, но в итоге наткнулся на грубый деревянный табурет, оставшийся за его спиной. Примерно в этот же момент разогнанное чужим толчком эльфийское тельце прилетело чуть выше центра тяжести, и стражник вполне ожидаемо грохнулся, ломая под своей массой злосчастную табуретку.
 

В обычных обстоятельствах Каллиан предпочитала не связываться с подобными противниками. Топор – штука страшная, а уж двуручный – тем более. Прибавьте к этому толковый доспех – и получите настоящую головную боль. Издалека толком не зацепишь, а сблизиться, не превратившись в тушку для разделки – та ещё задачка. Что, задачка эта удалась каким-то чудом? Поздравляю, а теперь попробуйте ещё и не угодить в чужие “медвежьи объятия”, да ещё и поразив одну из столь немногочисленных уязвимых зон в процессе…

В общем, обычно на подобных придурков в лоб лезть – себе дороже. К счастью, этого конкретного недоумка Каллиан считай что предоставили на открытом блюде. Впрочем, несмотря на это, совсем без боя громила сдаваться не собирался, и Табрис едва-едва успела отклониться назад, буквально на полдюйма разминувшись с чужим бронированным кулаком. Прилетит такой по головушке – хорошо если к вечеру очухаешься… 

Но не прилетело же, верно? Дальше – проще. Зафиксировать пролетевшую мимо руку прямо за бронированное запястье, ногой навалиться на вторую, уже тянущуюся за висящим на поясе кинжалом… А затем – свободной, левой рукой всадить верную тыкалку прямо в прорезь шлема. Дважды, для гарантии. Ибо, как говорится, нефиг.

Где-то над головой свистят стрелы, но стрелы эти выпущены явно не по эльфийскую душу. Чёрный Мечник был всё ещё тут – огромная, страшная фигура с двуручником в руке. Какая-то жалкая эльфийка выглядит и в половину не настолько угрожающе, верно?

О, ещё как верно. И эту самую “жалкую эльфийку” такое полностью устраивает. Выдернув стилет из чужой глазницы, она быстро вскинулась, пытаясь оценить ситуацию. Первое, что бросалась в глаза – это Галахад, примороженный к полу весьма внушительным слоем льда и сейчас отчаянно пытающийся вырваться. Второе – маг, вскинувший посох в угрожающем жесте и с каким-то холодным, чуть ли не отрешённым гневом уставившийся прямо на Чёрного Мечника. Кажется, он был готов применить ещё одно заклинание, и Табрис не стала медлить, метнув в ублюдка то единственно, что прямо сейчас было в её руке. Метнула весьма метко, но, увы, этот конкретный стилет для бросков отбаланшен не был. Провернувшись на полоборота в воздухе, прилетел он рукояткою вперёд, к вящему раздражению “Шайлии”.  Впрочем, совсем втуне бросок этот тоже не пропал, так как прилетела Тыкалка своей весьма увесистой рукояткой аккурат в висок колдующему ублюдку, к собачьим чертям сбивая всю концентрацию последнему, да ещё и изрядно ошарашив на какое-то время. Ибо, опять же, нефиг.

Недолго думая, эльфийка бросилась вперёд, желая добить мага, пока есть возможность… Естественно, ей помешали. Один из лучников, отбросив в сторону лук, рванул к ней с коротким мечом в руке как раз в тот момент, когда она едва успела встать на ноги. Второй, кажется, последовал за ним… Первый удар был излишне поспешен – противник явно спешил, надеясь во что бы то ни стало достать её, пока та не успеет приготовиться. “Зряшная” надежда. Табрис приняла удар в полуобороте, наполовину извлечённым из ножен клинком, и, продолжая движение, “освободила” свою сабельку, и, вместе с ней – подвешенный на ножны баклер, который, уже подхваченный левой рукой, тут же впечатался ребром прямо в челюсть слишком близко подошедшему лучнику. Впечатался мощно, в красивом восходящем апперкоте. Что-то сухо треснуло в основании черепа, и неудачливый наёмник повалился на пол.

Ибо нефиг, дубинушка, на выпаде так сильно вперёд заваливаться. Даже второпях. Просто. Нефиг.

Второй боец, впрочем, оказался куда более умелым. Каллиан едва успела парировать первый его выпад, и, на чистых рефлексах, тут же ответила, полоснув его саблей по плечу. Это и стало ошибкой. Сабельное лезвие, разумеется, лишь бессильно скользнуло по кольчуге, а наёмник, пользуясь этой возможностью, тут же прошёл за линию клинка и навязал эльфийке свою дистанцию, навязал быстро, технично и безжалостно. Клинок лёгкой и длинной сабли из такой позиции попросту не мог создать хоть какую-то угрозу чужому окольчуженному тельцу, для рукопашной же было самую малость далековато. А вот для короткого и прямого клинка – в самый раз. Наёмник наступал, наступал уверенно, не позволяя разорвать дистанцию, но и не открываясь больше необходимого, наступал, прощупывая защиту Каллиан резким стремительным уколом с каждым подшагом. Каждый из них запросто мог стать смертельным – уж что-что, а уколы акетон не держит совершенно.  К счастью, эльфийка успевала отвести удары баклером, но долго это продолжаться не могло. Каморка была тесной, в любой момент, отступая, можно упереться в стену. Да и вложенный укол на баклер принять будет весьма непросто… Выбора не было. Порой  отчаянный риск – это самое безопасное, что можно сделать.

Разумеется, в бою было не до полноценных размышлений. Никаких слов, никаких предложений – лишь сжатые, молниеносно пробегающие образы, знакомые каждому, кому доводилось играть со смертью и принимать судьбоносные решения за доли секунды. Вот и тут – всё, что я описала выше, в реальности заняло буквально пару-тройку секунд. Наёмник  сблизился, пользуясь случаем, и атаковал. Раз, другой… На третьем ударе Табрис решила, что успела “прочувствовать” его ритм. И рискнула.

Короткий клинок летит в лицо, но ни плечи, ни бёдра не вложены в этот удар, это сближение. Однако Каллиан “купилась”. Баклер уходит вверх, прикрывая лицо, закрывая на мгновение обзор, а противник, подшагнув, переводи удар вниз, в живот, в этот раз – вкладывая , наконец-то, корпус в атаку. High-low, такая простая, но такая эффективная игра… Не в этот раз, впрочем. Наёмник, наконец-то, вкладывается в атаку. Табрис не видит этого. Она это чувствует, ощущает отточенной годами боевой интуицией, улавливает  само ощущение чужого движения. Клинок заранее отведён назад, ближе к телу, и всё, что осталось сейчас – это резко довернуть корпус, самую малость доводя движение локтем, сбивая, отводя, уводя чужую атаку. Саблей отводя, не щитом. Простая, самая базовая защита от укола, да. Столь лёгкая, когда кто-то пытается зацепить тебя издалека. И столь сложная сейчас, на близкой дистанции, да ещё почти вслепую. Ошибёшься на половину, на четверть такта – и тебя проколют, как свинью. Но Табрис была готова рискнуть. Она поймала чужой темп, чужой ритм. А думать о чём-то, кроме этого, в бою попросту нет времени. Ты либо веришь себе, либо нет. Во втором случае от клинков тебе лучше уж точно держаться подальше.

Подшаг, доворот, сбив, удар… Сталь звенит о сталь, нацеленный в живот удар уходит влево и немного вниз, проходит мимо… Вскинутый мгновением назад вверх баклер уходит назад из-за доворота корпуса, а противник, промахнувшийся вложенным выпадом, внезапно оказывается так близко… Дальше всё идёт словно бы само. Впечатать свой миниатюрный металлический щит прямо в чужое лицо (Как хорошо, что лучники обычно предпочитают открытые шлема!). Слегка отшатнуться от чужой отмашки клинком, сделанной уже почти вслепую, подрубить вооружённую руку чуть выше перчатки, там, куда не опускается кольчужный нарукавник, заставляя наёмника выронить меч. Подшагнуть, выпуская из левой руки баклер и подхватив саблю за середину клинка. И всадить клинок резким, вложенным, “штыковым” уколом прямо в грудь ошарашенному наёмнику, пробивая кольчугу. Дважды, трижды, четырежды.

Ибо. Нефиг.

— Однажды… Один недоумок… В Орлее ещё… Мне весь вечер затирал какую-то дичь… Мол, вот, эти ваши дурацкие сабли… Да кто же ими колет… Тебя бы щас сюда припереть, мистер Всезнайка! И мордой, мордой так потыкать, как котёнка… 

С некоторым трудом восстанавливая дыхание, “Шайлия” огляделась по сторонам – как раз вовремя, чтоб застать экзекуцию, которую Галахад устроил молодому магу. Смотрела она молча, справедливо рассудив, что под горячую руку лучше не лезть. Лишь несколько минут назад подобное зрелище, чего уж там, могло бы изрядно её напугать. Но сейчас – сейчас её всё ещё словно бы несло на уверенной адреналиновой волне, пока ещё не успевшей отхлынуть после недавней стычки. Страху – пока что – просто не было места.

И лишь когда Чёрный Мечник вдруг резко отшатнулся от трудов своих собственных рук, тяжело дыша,  она решила дать о себе знать:

— Слышь, бугай, я тут тебе случайно не мешаю? Ежели тебе тут со жмуриком “поразвлечься” захотелось, сказал бы – я б вас наедине оставила. Хотя тебя, кажется, уже ничего не смущает. Ни чужое присутствие, ни то, что у нас тут так-то дело есть...

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- С каких это пор ты проявляешь к врагам сочувствие?

 

- Он был трупом.

 

- В нем могла еще теплиться жизнь.

 

- Мы переломали ему все кости, вырвали язык и выдавили глаза.

 

- Вы, люди, слишком живучие. Ты сам знаешь это лучше меня.

 

Естественно знает. Кому, как не ему, знать это, черт возьми.

 

Осознание близости добычи дурманило, заставляло кровь набатом биться в висках, а сердце колотиться так, словно оно вот-вот готово выпрыгнуть из груди. На фоне этого Галахаду с трудом становилось возможно отличить, какие мысли принадлежат лично ему, а какие являются плодом недавнего вмешательства духа. Впрочем, сейчас это не имело значения. Важным было то, что он так увлекся магом, что забыл о необходимости помочь Шайлие, но…

 

Судя по всему, в этом не было необходимости. Эльфийка стояла посреди трупов солдат Вогана, сжимая в руках баклер и саблю. Не было никаких сомнений в том, что она увидела, как он расправлялся с этим магом. Мечник замер, ожидая, как она отреагирует – все-таки он предполагал, что даже для самых отпетых бандитов такая расправа будет выглядеть “чересчур”. Однако когда он услышал, что выдала эльфийка, то это у него глаза чуть ли не на лоб полезли. Так спокойно относиться к столь кровавому побоищу, устроенному и им, и ей… Да у этой “Шайлии” яйца крепче, чем у многих мужиков на его памяти. Это вызывает уважение. Но не избавляет от необходимости объясниться.

 

- Я…

 

- Ну что, вперед. – Насмехается Возмездие.

 

- Это…

 

- Давай, удиви меня.

 

- Он…

 

- “Он” что? Ну же!

 

- Он оскорбил моего пса! – Выдал Галахад, сложив руки на груди, будто это все объясняло.

 

- Ты идиот. – Констатировал Возмездие и стих.

 

Что-ж, это было кстати. Коли они расправились с этими, стало быть, внизу их ждут остальные. Причем эти были так, передовым отрядом – зачастую в подобных организациях караулить вход и принимать первый удар ставят тех, кого не жалко потерять. Как, например, этого неумелого мага. Смелости и гонора хоть отбавляй, но орал он точно так же, как и остальные. Не особо убедительно. Вытерев кровь с лица, Галахад подошел ближе к Шайлие, вздохнув.

 

- Ладно, бред несу. Прости за… Это. Месть сносит крышу, сама, наверное, понимаешь. Кстати говоря о ней. – Мечник ехидно ухмыльнулся, повернувшись к следующему проходу и доставая двуручник. – У нас есть варианты. Я могу сломя голову врываться в их ряды, в то время как ты будешь их резать одного за другим, не давая даже понять, что их убило. Ну или мы можем накинуться на них вместе и превращать в кровавый фарш. Плечом к плечу веселее, как-никак. – Галахад усмехнулся. Азарт боя все еще будоражил сознание. – Впрочем, если у тебя есть иные предложения, то лучше озвучить их сейчас. Я не знаю, как отреагируют ублюдки на крики их товарищей тут.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

— Он оскорбил моего пса! — с явным трудом выдавил из себя громила, и Каллиан попросту не знала, как отреагировать на это поистине великолепное заявление.

— А. Ну да. Это всё объясняет. Понимаю… — наконец, ответила она, опасливо отодвигаясь подальше. То, что у парня не всё в порядке с головой, она начала подозревать ещё давно. Этот случай просто лишний раз подтверждал эту догадку.

Ну и ладно. Хотела того эта эльфийка или нет – но сейчас успех всего дела во многом зависел от этого полоумного. А значит, всё, что остаётся – это держаться осторожнее и постараться его не злить. Ну и постараться больше не связываться с ним в будущем, разумеется.

— Плечом у плечу веселее, говоришь? Даже не знаю… — недоверчиво протянула Табрис, выслушав Чёрного Мечника до конца, — Думаю, я предпочту держаться немного в стороне. Так оно как-то надёжнее. А что касается предложений… Да нет у меня особо идей. Кто ж знал, что у них тут не просто хованка, а целые, мать их, катакомбы… Дальше всё, считай что на шальную идём.

Подобрав с пола, как следует вытерев и вернув на положенное верную Тыкалку, Каллиан решительно двинулась к двери, ведущей дальше. Разумеется, она оказалась заперта. Замок не выглядел слишком сложным, но возиться с ним, теряя драгоценное время, не хотелось.

— Хэй, амбал! — глянула она в сторону Галахада с некоторой опаской и старательно избегая глазами труп его недавней жертвы, — Раз уж ты этого жмурика так основательно разделал… Может, заодно и ключик у него поищешь? Мне к вашему “любовному уголку” как-то не шибко хочется приближаться… 

В ответ, громила лишь жестом предложил эльфийке посторониться. Та послушалась, хоть и некотором сомнением. Дверь выглядела крепкой, новой. Не под стать стенам и прочему окружению… 

Чёрный Мечник рванулся с места, яростно, словно вместо безобидной, в общем-то, двери, перед ним было нечто совершенно иное. Раздался ужасный грохот, и Табрис испуганно прикрыла уши. Эльфийский слух, мать его… Тем не менее, грохот этот однозначно говорил об одном Галахад справился. Попросту вынес с петель несчастную дверцу.

— Да уж… — “Шайлия” присвистнула со странной смесью удивления и неодобрения, оглядывая плоды чужих разрушений, — Могёшь, конечно… Вот только теперь наз уж точно услышали со всей округи. Они, конечно, наверняка услышали и раньше – крики тут стояли те ещё. Но… 

В итоге эльфийка лишь отмахнулась, даже не пытаясь объяснять, насколько всё это было “не в её стиле”. Не в стиле друзей Рыжей Дженни. Хрен с ним. Не до этого.

— В общем, предлагаю шевелить конечностями, — подвела она итог, поудобнее перехватывая сабельку и с усмешкой указывая вперёд в издевательском, пародирующем “галантные манеры” жесте, — Парни вперёд. Ну или “бронечушки”, в нашем случае…

Двинулись в темпе, почти что бегом. Вот только спешить, на первый взгляд, оказалось словно бы некуда. Вместо кучи готовых к бою врагов незваных гостей ждали только пустые, тёмные коридоры да едва освещённые, явно нежилые залы, уставленные старой, часто переломанной мебелью. Было сыро, повсюду стоял несильный, но явно ощутимый запах гнили. Кроме того, бегущий немного впереди Галахад явно прихрамывал, несильно, но заметно. За ним тянулась тонка дорожка крови, и Каллиан снова присвистнула, не удержавшись.

— Это как же ты стрелу в ТАКОЕ место схлопотать умудрился? Ты там что, орлесианский балет выплясывал, пока я не смотрела? — удивлённо спросила она, стараясь говорить как можно тише, — Вот уж не знаю, везунчик ты или неудачник. С одной стороны - ты ещё ходишь, и даже бодро. А значит, задело максимум краем. С другой… Стрелу под колено словить - это ж, блин… 

Эльфийка оборвалась, резко, словно прерывая себя волевым усилием. На фоне стресса перед боем она часто начинала излишне распускать язык. Обычно это не было проблемой - вокруг были или “свои”, или совсем никого. Но сейчас хорошего в этом было мало.

— В общем, на твоём месте я б хотя бы бинтанулась по-быстрому. А я осмотрюсь пока. Это место слишком странное. И… Неправильное какое-то. Оно явно было уже несколько лет как заброшено. Это ж насколько отчаялись твои “коленопреклонники”, что решились привести важного гостя в такую дыру?

А иначе, как дырой, это место действительно было назвать нельзя. Грязь, гниль, мусор, разложение… Кажется, когда-то эта конкретная комната была чем-то вроде столовой. Очень большой столовой. Длинные столы, один из которых разломан прямо посередине. Множество разваливающихся стульев. И узкая, невысокая лестница, ведущая немного вверх.

— Знаешь… Впереди всё же лучше пойду я. Пока что. Нам тут могли оставить сюрпризы. Местечко как раз подходящее…

Предосторожность оказалась нелишней. Первый из “сюрпризов” ждал прямо на лестнице. Длинная, тонкая верёвка, уходящая прямо стену. Человек едва ли смог различить её в царящем вокруг полумраке, но эльфийское зрение в очередной раз выручило одну из “Друзей”. Молча указав Галахаду на растяжку, она аккуратно переступила через неё. Обезвреживать не было необходимости.

Следующий “подарочек” поджидал посреди широкого прохода, в месте, откровенно напоминающем самые настоящие казармы. Подозрительно выступающая плита, широкая, но весь проход не перекрывающая. Строго говоря, Каллиан не была уверена, что это действительно было “подарочком”. Возможно, местный пол попросту начал разваливаться от времени. Но всё же она предпочла обойти, на всякий случай. И Чёрному Мечнику предложила сделать то же самое.

А место, между тем, действительно оказалось огромным. Для каких же нечистых целей в своё время оно использовалось? Когда Табрис шутила про “катакомбы”, она не ожидала, насколько близки к правде окажутся её слова. Коридор сменялся коридором, но ничего словно бы не менялось. Всё та же гниль, опустение, да тишина, то и дело прорезаемая скрипом очередной старой половицы под тяжёлым сапогом Галахада. Каллиан начинали терзать вполне понятные сомнения. Неужто она ошиблась? Завернула не туда, пропустила скрытый проход?

Но – нет. До чуткого слуха вдруг донеслись отголоски чужого голоса, уверенного и властного, тихим эхом разносящиеся по пустым коридорам:

— …ржать каждый проход! Стрелять на поражение! А с вами я разберусь позднее. И если всё это - таки ваших рук дело, то, клянусь, будь ты у Вогана хоть главным жопоподтиральщиком – я с твоей жалкой душонкой такое сделаю…

Табрис не стала дослушивать дальше. Лишь ухмыльнулась довольной улыбкой,

— Кажется, твои горячо любимые друзья немого на нервах, и Воганским посланникам не сильно доверяют. Что ж, нам же про…

Эльфийка  вдруг прервалась на полуслове, остановившись и резко взмахнув рукой. Небольшой метательный нож просвистел в воздухе и с глухим стуком вонзился в стену. Чья-то голова, осторожно выглянувшая из-за угла впереди, успела скрыться, раздались спешно улепётывающие шаги. Каллиан, тихо матерясь, рванулась следом.

— Идут! ИДУУУУУУТ! — дико завопил разведчик, распахивая дверь в огромное, хорошо освещённое помещение как раз в тот момент, когда Табрис наконец-то догнала его. Бедняга не носил брони, да и в целом походил скорее на слугу, чем на наёмника, но эльфийку это не остановило. Стилет вошёл в чужую плоть, с лёгкостью пронзая одежду. Раздался вскрик, тут же заглушённый свистом множества стрел. Каллиан едва успела прикрыться чужим телом, хотя бы на мгновение, прежде чем откатиться вбок, в укрытие, подальше от дверного проёма. Бедного служку же утыкали, как ежа. Кем бы ни были эти наёмники - стреляли они действительно на поражение, не считаясь с жизнями тех, кто, вроде как, был на их стороне. Сколько там было таких стрелков – Табрис понятия не имела. Оценить не было возможности, да и не было это так уж важно. Выпустив, на мгновение, тыкалку из рук, она извлекла из специальных карманов за поясом сразу две крупных склянки, верно дожидавшихся там своего часа, и широкими крюками забросила их прямо в дверной проём, пытаясь хотя бы ориентировочно выцелить места, из которых стреляли. Раздался звон, маты, и предостерегающие крики… Каллиан выждала пару секунд, прежде чем жестом указать как раз подбежавшему Чёрному мечнику, что сейчас самое время врываться внутрь.

Внутри склянок была смесь, которую обычно использовали для изготовления так называемых “усыпляющих бомб”. На воздухе эта смесь начинала быстро улетучиваться, образуя, ненадолго, лёгкую дымку, которую алхимики называли “усыпляющим туманом”. Усыпить, конечно, на самом деле такой туман мог разве что человека расслабленного и уставшего. На напряжённых, готовых к бою бойцов он почти никогда не оказывает столь сильного эффекта, да и выветривался очень быстро, даже в закрытом помещении. Но, тем не менее, ослабить, дезориентировать, затуманить зрение и разум эта дрянь всё ещё могла, на какое-то время. Особенно если не скупиться с дозой... А Табрис в каждую из этих склянок запихала двойное от стандарта количество жидкости, надеясь, если потребуется, как минимум покрыть “туманом” площадь побольше.

Поправив, на всякий случай, надетую на лицо повязку, “Шайлия” приготовилась к бою. Галахад, правда, никаких повязок не носил, но… Что-то подсказывало эльфийке, что сонная дрянь едва ли окажет на “убийцу магов” должного эффекта.

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Галахад пытался отдышаться и одновременно не походить на бешеного дикаря, отчаянно глотающего ртом воздух. Впрочем, казалось, что в данный момент он от этого образа недалеко ушел. В Шайлие что-то поменялось. Если раньше она выглядела крайне уверенно и решительно, то после его недавней расправы всего скорее стала подозревать, что у Мечника с головой далеко не все в порядке. Позволяло бы положение, Галахад бы усмехнулся такой своей догадке. Уж у кого, а у него точно “не все дома”. Такое отношение к себе было очевидным ввиду последних событий, в какой-то степени даже желанным – он всегда боялся того, что в порыве ярости Возмездие потеряет грань между справедливостью и слепым правосудием, посчитав, что эльфийка не чиста на руку и что ее следует наказать как и остальных.

 

О том, как Возмездие предпочитает наказывать, Галахад знал слишком хорошо. Чего далеко идти – в нескольких метрах уже лежит один такой “наказанный”. Вернее, то, что от него осталось.

 

- Думаешь, я сумасшедший, да? – Посмотрел он на нее, нахмурившись.

 

- Хочешь сказать, что нет? – Отозвался в голове Возмездие. – Я с тобой уже не один год и мы не встретили ни одного человека, которого можно было бы назвать полностью нормальным, что бы это в вашем понимании не означало. У вашего вида нет четко обозначенной природы, как у духов и демонов, которые всегда остаются верны себе и эмоциям, что их формировали. Вы обречены быть ненормальными. Все.

 

Галахад фыркнул, сплюнув сгусток крови на пол.

 

- Правильно думаешь. Поэтому я согласен с тобой – держись в стороне. То, что было с этим выродком… – Он кивнул в сторону изувеченного тела. – Даже не одна десятая того, что я собираюсь сделать с остальными. Но тебе не о чем волноваться. Тебя не трону. Закончим тут работать и разойдемся как в море корабли.

 

Взгляд Галахада сместился на препятствие, преграждающее им дальнейший путь. Дверь. демонова дверь. Ну уж нет, не сегодня. Краем уха он услышал, что Шайлия просила у него достать из мертвого тела малефикара ключ, но приближаться к нему лишний раз не было никакого желания. Как и гарантии того, что этот ключ вообще цел остался, после таких-то побоев. Посему придется действовать в старом добром наемничьем стиле – галантно сносить дверь или выбивать замок. Благо, с его комплекцией это можно будет сделать и без касания духа – силы сейчас необходимо беречь. Рванув с места, он с разбегу ударил ногой по двери, которая из-за пропитавшего всю эту пародию на здание разложения просто не выдержала и слетела с петель.

 

- Проход открыт. – Констатировал он, не в силах сдержать смешка, когда услышал речи Шайлии. – Вот именно что нас слышали. Прятаться больше нет смысла, как и терять эффект неожиданности. Готов поспорить, от такого резкого нападения они все там охренели. Хороший план. Одобряю. 

 

Хмыкнув в ответ на слова эльфийки, он двинулся дальше.

 

- Галахад, что такое “бронечушка”? – Черный Мечник лишь едва заметно улыбнулся. – Галахад? Ты что, игнорируешь меня? Я жду ответа!

 

- Подождешь. – Прошептал он.

 

***

 

Здешнее запустение казалось закономерным, но не вызывало ничего кроме тревоги. Не столько за нападение со стороны врагов, сколько за общую ненадежность и опасность самого нахождения внутри этой рухляди – в любой момент потолок мог рухнуть им на головы. Впрочем, можно было бы понадеяться и на то, что шестерки Вогана и малефикары провалятся сквозь доски и дадут спокойно себя убить. Это бы сильно облегчило дело. Однако раздражение у Галахада вызывало еще и кое-что другое – тугая боль в области колена. Кажется, это заметила и эльфийка.

 

— Это как же ты стрелу в ТАКОЕ место схлопотать умудрился? Ты там что, орлесианский балет выплясывал, пока я не смотрела? Вот уж не знаю, везунчик ты или неудачник. С одной стороны - ты ещё ходишь, и даже бодро. А значит, задело максимум краем. С другой… Стрелу под колено словить - это ж, блин… 

 

- Нет. Балет тут не при чем.  – Отрезал Галахад. – Подставил спину и не сумел увернуться. Эти доспехи… Легче моих, но не по форме, поэтому и мешают больше. Но лучше с ними, чем без них.

 

— В общем, на твоём месте я б хотя бы бинтанулась по-быстрому. А я осмотрюсь пока. Это место слишком странное. И… Неправильное какое-то. Оно явно было уже несколько лет как заброшено. Это ж насколько отчаялись твои “коленопреклонники”, что решились привести важного гостя в такую дыру?

 

- Подходящее место для этих отбросов. Чего ты ожидала увидеть? Дворец? Роскошный прием? Зажравшиеся и жадные до власти мерзавцы предпочитают не пачкать свои ручки и не предавать такую грязь огласке. Что же касается раны… – Мечник лишь повел рукой. - Не нужно. Заживет. – О том, каким именно образом, он посчитал нужным умолчать.

 

- Я займусь этим. Мы должны быть готовы к тому, что грядет. Постой пока смирно.

 

В то время как Шайлия бегло осматривала пространство вокруг, делая для себя какие-то свои выводы, Галахад буквально чувствовал, как энергия духа притупляет боль и ускоряет заживление до темпов, ненормальных для обычного человека. Впрочем, все это благодаря несерьезности раны. Будь что-то хуже, и вдобавок пришлось бы хоть как-то помогать себе, одной силой духа “сыт” не будешь. Вздохнув, он стал ждать действий или команд эльфийки – в вопросах продвижения довериться стоит все-таки ей, а не рваться в бой, рубя и кромсая все подряд. Впрочем, она не стала задерживаться.

 

— Знаешь… Впереди всё же лучше пойду я. Пока что. Нам тут могли оставить сюрпризы. Местечко как раз подходящее…

 

- Хорошо. Веди. – Коротко ответил он и пошел следом. – И да, Шайлия… У меня есть кое-какой трюк в запасе. Взрывной. Думаю, ты понимаешь, о чем я. Я бы не стал его использовать без особой нужды – здание слишком ветхое. Но как только мы доберемся до них и если я почувствую, что необходимо прикончить всех и сразу… За меня не волнуйся, да и думаю, тебе это не сдалось. Но вот если ты будешь рядом, то либо самим взрывом, либо обрушением может задеть. Имей это ввиду и постарайся среагировать вовремя.

 

Работа Шайлии впечатляла, и это еще слабо сказано. Как минимум растяжку, а может быть и нажимную плиту, они успели обойти – одному Создателю известно, что за механизмы они активировали бы и какой ущерб бы за этим последовал. Благо, все обошлось. Возмездие же это место почему-то не на шутку заинтересовало, да так, что приличное количество времени он просто отмалчивался, что несвойственно ему в ситуациях, когда отмщение было близко – просто рукой подать.

 

- Это место… – Начал он. – У него темная история. Уверен, когда-то оно было совсем другим, но затем… Отвратительный смрад… Кровь… Магия, черная, запретная. И это не свежие отголоски, Галахад – малефикары были здесь раньше. Ты помнишь ту фразу? Преступник всегда возвращается на место преступления. К этому случаю она хорошо применима.

 

Да уж, учитывая окружающий их антураж, это было не удивительно. Галахаду думалось, что если приглядеться, то в этой дыре можно откопать “отголоски” и более приземленных вещей, таких как наркоторговля, организованная преступность самых разных мастей и видов, следы разборок какой-то подзаборной шпаны и прочее, прочее, прочее… Будь Воган хоть на что-то годным правителем, то снес бы эту мерзость с лица Денерима и приказал возвести на ее месте что-то приличное. Впрочем, так уж повелось, что большинству высокопоставленных господ плевать на тех, кто ниже их. Люди радуются зачастую уже тому, что они не ведут себя как свиньи и не душат огромными налогами…

 

Мечник ухмыльнулся, когда услышал возню и крики взбаламученных врагов. Отлично. Пусть опасаются. Пусть боятся. Пусть знают, что их ждет – пощады не будет никому. Однако один из разведчиков, осмелев, выглянул и увидел их, чем подписал себе смертный приговор. Шайлия первая рванула за ним, Галахад же отправился следом, помня то, что она решила идти первой. Однако ранее, чем он подоспел, послышался сдавленный хрип и звук стрел, вонзающихся в деревянное покрытие пола и стен. Громко выругавшись, Галахад использовал покров Тени, обеспечив себя защитой, и отправился на помощь, увидев наконец Шайлию, закрывшуюся от стрел телом пронзенного бедолаги. Что-ж, лучники у них действительно хороши – промахивались довольно редко. Однако эльфийка, бросив “в подарок” врагам пару странных склянок, после разрыва которых над поверхностью стал стелиться странноватый туман, дала ему отмашку, а значит, это больше не имеет никакого значения.

 

- Убьем их...

 

Разум, будто пронзенный раскаленными иглами, переплетался с чужим, образовывая единое целое, гораздо большее, чем то, что было по отдельности.

 

- Принесем им возмездие...

 

Черный туман с красными прожилками стал исходить от тела Галахада, которое покрылось огненными трещинами, будто готовое разорваться, выпустив наружу выжигающее все и всех адское пламя.

 

- ВСЕХ ДО ОДНОГО РАЗОРВЕМ НА КУСКИ! – Проревев вместе, они бросаются в битву, трогаясь с такой силой, что балка под ними не выдержала и с треском сломалась.

 

Одержимый на ходу достал двуручный меч, в привычной им обоим манере сходу врываясь в самую гущу сражения. Время будто замедлилось, они видели, что трюк Шайлии подействовал – многие воины и пара магов уже заходились в кашле, подкашиваясь и еле держась на ногах. Однако чутье духа показало Галахаду, кто именно является его главной целью. Маг в красных одеяниях, окутанный призрачным сиянием образованного им заслона и сверлящий его ненавидящим взглядом. Выбор сделан. Жертва найдена. 

 

Разворачиваясь, Галахад наносит рубящий удар сверху-вниз прямо по подоспевшему сзади разбойнику. Двуручный меч, благодаря усилению, что дарует одержимость, с пугающей легкостью разрубает кожу, плоть и кости, доходя почти что до таза перед тем, как мечник вырвал его, а тело упало на пол, испуская фонтан крови. Устремляясь к следующему врагу, уже целящемуся в него из лука, он резко отскакивает в сторону, крутанувшись с клинком в воздухе и почти разрубив лучника надвое. Был бы собственный меч, получилось бы наверняка, однако конкретно этот двуручник весил меньше и посему открывал большее пространство для маневра.

 

- Я ПРИШЕЛ ЗА ВАМИ! – взревел Галахад, вонзая в лежащего без сознания на полу мага клинок и отправляясь дальше, не чураясь ни бегущих в его сторону воинов, ни стрел, отскакивающих от брони и теневого барьера. В самую гущу резни.

 

- Впервые за долгое время… – Прозвучал голос Возмездия. – Ты похож на самого себя.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Каллиан выждала пару секунд и скользнула следом. Внутри было светло и как будто бы даже ухожено… Несколько мгновений назад. Сейчас же, стараниями Галахада, этот огромный, выстроенный с некоей претензией на роскошь зал стремительно превращался в обитель хаоса. Табрис, разумеется, не возражала. Ей это всё только играло на руку.
 

Практически с порога её встретила парочка местных наёмников, но Каллиан прошла сквозь них, почти не останавливаясь. Она пришла сюда не за ними. У неё была цель, и цель эта почти сразу же попалась ей на глаза. Высокий светловолосый шем в дорогих одеждах бело-зелёных цветов и с длинным, узким клинком на поясе. Видимо, даже “малюфикары” решили, что не стоит отбирать оружие у аристократа… 
 

А вот телохранителей его они явно обезоружили, и сейчас эта парочка бронированных амбалов крайне осторожно продвигалась вперёд, вдоль стены, по кругу обходя основную бучу и собой прикрывая своего господина от творящегося в центре хаоса. Где-то там вопили люди, свистели стрелы и гремели молнии… Табрис уже не обращала на это внимания. Резким взмахом стряхнув капли крови со своей сабли, она рванулась вперёд. Молча, без всяких криков, предупреждений и прочих ненужных формальностей. 

”Белое и зелёное, белое и зелёное… Ха! В красном он будет смотреться намного лучше...”

Её заметили почти сразу. Громилы шагнули уж было вперёд, но бело-зелёный ублюдок остановил их коротким и уверенным жестом. Вооружённую эльфийку в тёмном акетоне он рассматривал с каким-то чуть ли не отстранённым интересом:

— Понятия не имею, кто Вы, но с местным отребьем Вы явно не в ладах, — спокойный, зычный, поставленный и неимоверно бесячий голос, — Быть может, мы могли бы…

Метательный нож коротко просвистел в воздухе и звонко ударился о сталь. Один из телохранителей успел подшагнуть, прикрывая собой говорившего.

— …договориться, — закончил фразу дворянин с лёгким разочарованием в голосе. Табрис же лишь улыбалась под прикрывающей лицо повязкой, глаза горели странным, полубезумным предвкушением.

Охота начиналась.

Один из амбалов успел подхватить опрокинутый кем-то стул и попытался зацепить эльфийку широким диагональным взмахом. Та ушла вбок, умудрившись перед этим зашвырнуть небольшую, узкую склянку прямо в лицо недоумку. Тот взвопил от боли, но Табрис было уже не до него.  Второй телохранитель, тот самый, что парой секунд ранее успел собой прикрыть дворянского выблядка, рванулся на неё из крайне низкой стойки. Уклониться Каллиан уже не успела,  и чужое бронированное тело влетело в неё, словно разогнанная под откос телега. Окованное сталью плечо прилетело чуть ниже груди, буквально снося с ног и напрочь выбивая дыхание, и “Шайлия” еле-еле успела отвести вбок хотя бы левую руку, избегая захвата, да на чистых рефлексах поджать голову… 

Каменный пол встретил тяжёлым ударом, на правую руку моментально навалилась необоримая тяжесть, в глазах потемнело, а шем, приподнявшись, занёс уж было кулак для удара, но тут же дёрнулся, покачнулся и завалился вперёд. Из его правой глазницы торчала рукоять стилета и толчками била липкая, густая кровь. Табрис едва дышала – весил этот говнюк изрядно – но, собравшись с силами, скинула с себя чужое тело, тут же откатываясь вбок, выставляя оружие на изготовку. Она ждала чужой атаки, атаки, которой не последовало. Знатный ублюдок стоял в нескольких метрах от неё, с клинком в руках, но в этот момент даже не смотрел на эльфийку. Второй телохранитель катался по земле у его ног, вопя от боли. В висках у Табрис кровь стучала набатом после недавней встряски, но крики прорывались даже сквозь эту завесу. Концентрированная кислота разъедала чужое лицо, затекала под бронированный воротник… Дворянин смотрел на это, наклонив голову, и Каллиан не видела его лица. Зато она видела, как осунулась, опустилась вниз его челюсть, словно под некой незримой тяжестью. 

Вопящий боец в очередной раз дёрнулся, перевернувшись лицом вверх, и аристократ вогнал ему клинок прямо в горло быстрым, отточенным движением. Крики перешли в короткий хрип и тут же прекратились, а убийца повернулся прямо к Табрис, глядя на неё странным, совершенно нечитаемым взглядом. Что-то громыхнуло,  в стену неподалёку с грохотом влетел сгусток огня, разлетаясь во все стороны и каким-то чудом не поджигая деревянные перекрытия… Каллиан наконец-то смогла разглядеть своего врага, как следует. Холёное лицо, полное холодной, собранной решимости. Дорогие одеяния бело-зелёных цветов. И вышитый на левом плече личный герб, небольшой и совсем простенький.

Рыцарь. Всего лишь рыцарь на службе у эрла Денерима, чтоб ему провалиться…

— Они были хорошими людьми.

Слова прозвучали сухо и почти что отрешённо. Табрис не хотела слушать. Всё, что ей сейчас было нужно – это  броситься вперёд, вцепиться в чужую глотку и стереть, наконец, с чужой рожи это надменное выражение лица… Но тело подводило, тело шаталось, и ему требовалась хотя бы пара секунд. Просто перевести дыхание.

— Хорошими слугами, ты хотел сказать? — прошипела эльфийка, срывая с лица пропитавшуюся чужой кровью повязку. Воздуха всё ещё не хватало, грудь ходила ходуном. Основательно помятая после недавней стычки, с растрёпанными волосами и залитым чужой кровью лицом, она стояла, скалясь словно зверь и тяжело дыша. Маленький сгусток концентрированной, бьющей через край злобы.

— Они были хорошими людьми. — коротко отрезал дворянин, вставая в позицию, и взгляд его тяжелел с каждой секундой.

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...