Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
Hisant

Когда начнется шторм

Рекомендованные сообщения

[19-е Первопада: (9:42 ВД) ]  КОГДА НАЧНЕТСЯ ШТОРМ

◈ Galakhad, Hisant ◈

5b2118cc06351_0x0.png  

 » Недремлющее Море → Залив Риалто « 

 


 

«Корабли уходят, гавань остается.» (с)
— Моряцкая поговорка

 

Как говорится: “Кидает из огня да в полымя”. Не успеваешь освоиться на новом месте, как вдруг оказываешься в совершенно ином, да и в краях таких далеких, что холод по загривку пробегает.
Но что еще важно – так знать, кто составит тебе компанию в этом пути, и к чему может привести очередное (не)случайное знакомство. Пора бы уже привыкнуть...

 


2.gif Боль моя, вольная, ты укрой меня, тайнами сбереги от всей правды и сделай нас всех на равных
Перепиши эти книги. Хочу, чтобы в них была правда
И мы должны улыбаться, а не сгорать в облаках
1.gif
  • Like 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Бренди приятно обжигал горло, наполняя тело столь необходимым теплом. Поглядывая то на меч, покоящийся неподалеку, то на людей и горничных, снующих по трактиру туда-сюда, Галахад был рад, что смог занять себе неприметное местечко в углу. Спустя несколько минут его даже перестали замечать. Он знал, так как проживая со столь серьезной осторожностью буквально каждый день, волей-неволей да научишься чувствовать на себе чужие взгляды. Даже мимолетные. А в Галахаде все буквально кричало о том, что он как минимум не из Орлея. Неприязнь к ферелденцам, проявившаяся во время их наплыва из-за Пятого Мора, все еще была жива. Хоть и в меньшей мере. Благо, меч за спиной сглаживал острые углы, ведь наемники были всегда и везде и принимались всяко лучше, чем еще один голодный рот, который вряд ли сможет найти работу, способную его прокормить.

 

- Что ты делаешь? – в голосе Возмездия читалось неподдельное любопытство. Все-таки очень хорошо, что он далеко отсел. 

 

- Пью. Ты не замечал ранее?

 

- Твое тело не обезвожено и в стакане не вода. 

 

- Какая разница, если это согревает и поднимает настроение?

 

- Оно отравляет тебя. Тебе становится сложнее думать и контролировать себя.

 

- Ты дух возмездия или занудства?

 

- Я видел многих, кто не останавливаясь вливал в себя… Это. Даже когда оно разрушало их жизнь. Некоторых из них – твоими глазами. Демоны праздности особо ценят его воздействие. Смертные имеют пример, но не делают выводы.

 

Галахад хмыкнул, сделав еще глоток. Что-то правдивое в словах духа явно было, но мечнику хватило ума, чтобы просто промолчать и не пытаться донести до него разницу между алкоголизмом и пропуском нескольких стаканов в трактире. Все равно гиблая затея. Казалось бы, мелочь, но именно в таких мелочах в полной мере раскрывалась разница между мышлением духов и людей. Порой даже самые привычные для смертных вещи вызывали у Возмездия искреннее любопытство и изумление. При каких бы обстоятельствах он ранее не посещал Тедас, долго здесь пробыть ему явно не удалось. В то же время человек, которого дожидался Галахад, наконец прибыл и мечник, подняв руку, дал ему понять, где он находится. Ловко прошмыгнув прямо перед горничной и как бы невзначай подмигнув ей, мужчина уселся за стол.

 

- Галахад, глазам своим не верю! Сколько же лет прошло! – раскинув руки, во весь голос говорил Варон, заставляя Галахада закрыть глаза и раздраженно вздохнуть. Он очень не любил привлекать внимание, однако ради этого человека мог потерпеть.

 

Когда-то Варон путешествовал вместе с отрядом Стигмарт еще до того, как они поймали наконец птицу удачи и запихнули в клетку на семи замках, чтобы не вздумала их покинуть. Он был прекрасным разведчиком и часто отправлялся на вылазки вместе с Ирен, чем в свое время заставлял Галахада не на шутку ревновать. И все равно он уважал Варона, так как тот умел то, чему Галахад так и не научился – помимо махания мечом еще и языком трепал так, чтобы выбить у нужных людей нужные уступки или информацию. И все это – не переходя черту закона. Однако в определенный момент он решил завязать с жизнью наемника, остепениться где-то и завести семью. Черт знает, что заставило его выбрать именно Джейдер. Да, многие не понимали, но никто не осуждал. Сейчас же Варон жив, женат, растит двух детей. А все члены Стигмарта, кроме Галахада и Харона, погибли страшной смертью. Узнав об этом во время их первой встречи за долгие годы, он пообещал мечнику, что поможет ему найти бывшего предводителя.

 

- Я тоже… Рад тебя видеть. Угощайся. – сухо ответил он, протягивая бутылку бренди, которую Варон тут же перехватил. – Что-то случилось? Зачем ты позвал меня?

 

- Да, в общем-то случилось, но… О Создатель, ты правда вообще не изменился. – Напоровшись на абсолютно-непонимающий взгляд старого друга, разведчик продолжил. –  Галахад, мы виделись с тобой несколько лет назад, но взгляд твой… Все тот же. Ты все еще не можешь их отпустить?

 

Услышав это, Черный Мечник сжал кулаки, мысленно обращаясь к тому самому дню.

 

- Если бы ты видел то, что видел я, то не стал бы сейчас говорить это.

 

- Возможно. Но если ты будешь жить только прошлым, до Харона в настоящем не доберешься никогда. Хватит бичевать себя, в том не было твоей вины.

 

Галахад промолчал, ибо не знал, что ему ответить. Варон даже не догадывался, что терзает его отнюдь не вина, а кое-что другое – об одержимости он еще не рассказывал никому. Оно и к лучшему.

 

- Ладно, не мне тебя жизни учить. Ближе к делу. Я правда обратился ко всем, кто может иметь дело с подобными вещами и при этом быть в моей досягаемости. Ничего. Пара человек разве что слышали про Ковен, но никогда не сталкивались.

 

Черный Мечник вздохнул.

 

- Ожидаемо.

 

- Но. Есть у меня один знакомый. Живет в Вейрсе и промышляет тем же, что и ты. Прислал мне письмо недавно, в котором завуалированно сообщил, что с Ковеном сталкивался и кое-что знает, но по понятным причинам открыто об этом говорить не будет. За то при личной встрече, да, так сказать, при разговоре тет-а-тет с “коллегой”... Другое дело. Человек он в городе не сказать, чтобы известный, но найти его труда не составит – поспрашиваешь местных, те укажут дорогу.

 

- Антива… Земля вина и крови. Улицы ее городов смердят золотом, продажностью и нечистой совестью. Да, там мы можем многое почерпнуть. Но можно ли ему верить? А его “связному”?

 

Нехотя Галахад признал, что Возмездие был прав. Варону он доверял – если это можно так назвать – но человеку, которого он увидит впервые в жизни… И все же это было интересно. Галахад вообще был готов хоть на край Тедаса отправиться за крохами информации об этих ублюдках, а тут выясняется, что есть человек, который прямо заявляет о том, что знает что-то и при этом будет не прочь рассказать без применения насилия. Хорошо, что Джейдер – портовый город и здесь гипотетически можно найти корабль, плывущий до Антивы. Черный Мечник снял с пояса кошель, однако…

 

- Проклятье. – На стол с характерным звоном вывалились восемь сребреников. 

 

- Да уж, негусто… – констатировал Варон, отхлебнув бренди. – Я как в воду глядел. Мог бы и сам тебе занять, но прости – такой суммой в данный момент не располагаю. Но и об этом я позаботился, не переживай.

 

Галахад уставился на друга с немым вопросом. В то же время Варон встал из-за стола. Это же сделал и мечник.

 

- Стоит в порту один корабль, гружен чем-то – Создатель только знает. Но коли не сцапали при проверке, значит все в порядке. И идет как раз почти до Риалто, вот только без охраны остался, а путь неблизкий. Капитан его сейчас наемников ищет по одиночке. Сам понимаешь, дешевле, чем к тем же группировкам обращаться. Хороший шанс для тебя не только бесплатно добраться, но и заработать при этом. А коли пираты нападут – окупится это дело просто на ура, но, надеюсь, все пройдет гладко. А я все-таки с твоего позволения лучше удалюсь – дела. – сказал он, протягивая мечнику руку.

 

Тот же стоял, распахнув глаза и не зная, что и сказать. Он столь долго рассчитывал только на себя, что уже забыл, когда в последний раз ему так помогали. Не подсуетись Варон, он мог бы и не узнать о такой возможности и потерять еще больше драгоценного времени. Галахад ответил на рукопожатие.

 

- Спасибо тебе. Ты хороший друг, Варон. Я рад, что могу называть тебя так.

 

- Да брось, это меньшее, что я могу для тебя сделать. Найди эту вероломную мразь и вырви ее сердце, Галахад. Весь мир тебе скажет спасибо. Ну а пока – попутного ветра и легкого пути.

 

***

 

Двадцать золотых и еще двадцать пять сверху, если будет нападение. Неплохо. Совсем неплохо, учитывая, что из этой суммы уже вычтена плата за проезд. Галахад сидел на одном из ящиков на верхней палубе, достав точильный камень и принявшись обрабатывать меч. Уроки, что давали ему наемники в детстве, не раз спасали ему жизнь, ведь если будешь наплевательски относиться к своему оружию, то и оно однажды наплевательски отнесется к тебе, сломавшись в нужный момент и подписав смертный приговор. Корабль покачивало на волнах и от этого временами перехватывало в животе – он никогда не любил морские путешествия, но потерпеть был готов. Мелкие неудобства – самое меньшее, через что ему придется пройти в этих поисках. Сейчас они дожидались остальных матросов и наемников, после чего должны были отплыть. Даже Возмездие молчал, так что, покончив с мечом, Галахад убрал его за спину и подошел к фальшборту, чтобы насладиться прекрасным видом на Недремлющее Море.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Like 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В это время года, раздираемый войной и сумятицей Джейдер выглядел по-особенному красиво. Сложно было не засмотреться на пышущие цветом и свежестью кусты алиссума, что запахом своим окончательно перебивали запах моря, рыбы и множества тел. Или же, стоило обратить взор на яркое осеннее небо — безоблачное, будто благословляющее морских путешественников на легкую дорогу и спокойные воды.

Хисант добралась до города из Скайхолда с необычайной быстротой; Невозможно сказать, было ли тому виной ее первое задание в Инквизиции, или же о себе давал знать накопленный опыт долгих пеших странствий. Снова в путь, и на этот раз — что было удивительно, — в далекую Антиву, где у природы нет плохой погоды, и страсть, вперемешку с горячностью жителей, циркулирует по венам страны. Родина леди Монтилье… Что же, эта госпожа посол преподнесла новому рекруту удивительно щедрый подарок, отправляя дальше — на восток, будто избавляясь от лишнего груза и рта, пусть даже и зашитого.

Кунари лениво огляделась по сторонам, поигрывая меж пальцев монеткой. Медный суоленет, как называл ее один из помощников посла, должен был стать опознавательным знаком для дружественного лица в Антиве, и это объяснение не вызвало в женщине должного доверия, ибо подобная система на определение своих и чужих казалась крайне ненадежной. Она помнила, как это бывает среди сородичей, где шифры были даже в заданиях доверенных Антаам или Бен-Хазрат лиц — и научиться безошибочно определять их входило в одну из тысячи сложных дисциплин, которой любой солдат или шпион должен владеть в совершенстве. Хисант ничем подобным никогда не владела, но это не помешало ей издать очередной обреченный вздох, когда взгляд обращался в сторону маленькой золотистой кругляшки. Единственное ее предназначение — красиво блестеть в лучах первопадного солнца, но идти вопреки установленным правилам стоило себе дороже, да и Инквизиция — на первый взгляд — не была похожа на организацию-однодневку, неспособную ни на что, окромя как выкрикивать бравые лозунги во славу каких-то пустых материальных ценностей. Первое впечатление женщины можно было охарактеризовать как сомнительное недоверие, и черт знает, чем это обернется по итогу.


В конце концов, даже Бык отзывался об Инквизиции положительно, а не доверять мнению расово-верного сородича у женщины не было.


Хисант тихо выдохнула и поморщилась, когда жар собственного дыхания обдал нос и вросший в рот металл. Маска, надетая на нижнюю половину лица, скрывала внешнюю «отвратительность» — дабы особо хрупких на психику горожан не пугать, и причиняла ощутимый дискомфорт. Кожа под мягкой тканью неприятно нагрелась, и в какой-то момент женщина почувствовала, что дыхания ей стало катастрофически не хватать. Она отлипла от стены таверны и посмотрела в сторону гавани — нужный ей корабль до сей поры на горизонте не показывался, и в голове на секунды промелькнула мысль, что леди Монтилье просчиталась, и отправила кунарийку по неправильной дороге. Этого стоит ожидать от болтливой бас, и Хисант была готова к трудностям — даже на первых парах.

Она спрятала суоленет в карман набедренной накидки, скрепленной кожаным ремнем и двинулась в сторону порта. Можно было сразу забыть о всяких надеждах стать незаметной: внушительный рост, разодетый не по погоде вид, да и рога — все это говорило само за себя, но Хисант ничего не стоило — в очередной раз — сойти за обыкновенную наемницу-одиночку, которую по удачному стечению обстоятельств наняло некое торговое судно, плывущее в Залив Риалто.

Со времен бега с Сегерона, кунари еще никогда не путешествовала настолько далеко, и как некстати возникнувшая мысль о долгом и смутном плавании заставила ее остановиться и оцепенеть. Страшно? Конечно же, как и всегда, но показывать свой страх — равносильно признать свое поражение, и Хисант не была готова к такому исходу прямо здесь и сейчас, не успев ничего сделать.
Но и не вернуться она тоже боялась… А делов-то, поменять отношение к ситуации и представить происходящее как «очередную рутинную миссию…»

— Якорь тащи! Пошевеливайтесь, давайте-давайте!

— Груз в трюм складируй!

— Мы уже сбиваемся с графика, быстрее заканчивайте и отчаливаем!

Резко навострив уши, женщина близоруко прищурилась. Нужный ей корабль был готов к отплытию — как раз вовремя, не оставляя минут на молчаливые прощания со всеми и никем.

«Anaan esaam Qun...» — Проговорив про себя заученную от зубов молитву, кунари направилась вперед. 

 

***


— Об этом не может быть и речи! — Капитан, немолодой мужчина пятидесяти лет, полный, разодетый в богатую и очень вычурную одежду, откинул судоходный журнал на угол стола, — В договоре об этом не было указано!

Хисант молчаливо наклонила голову набок и скрестила руки на груди. Несмотря на то, что во взгляде мужчины читалась неприязнь, женщина видела, как подрагивают его руки, а лоб покрывается капельками испарины. Выдержав короткую паузу, капитан продолжил:
— Меня не предупреждали, что среди наемников будет маг! И мы не сможем выделить тебе больше условий на корабле — все распределено согласно указаниям твоего поручителя!

«Чем же ты так возмущен?» — Спрашивает Хисант одними лишь глазами, но ответа не находит. Кажется, до отплытия она не давала никаких поводов относиться к себе иначе, чем к другим… Тем более к наемникам, коих на корабле было в достатке и без нее.

— Я довезу тебя до Риалто в целости и сохранности, но далее будь угодна выбираться и решать проблемы сама. Я оплачу оговоренную сумму, однако, пока я этого не сделал, ты будешь подчиняться правилам корабля и лично моим указаниям. Вольно.

Если происходящее можно было назвать фарсом, то это был именно он. Хисант так и не смогла до конца понять причин гнева капитана, но спорить с ним, и уж тем более не стала пытаться гнуть свою позицию. В одном он был прав — главное, спокойно добраться до Антивы, и далее уже все проблемы никак никого не коснуться. Собираясь уже, было, покинуть кабинет, она обернулась, когда капитан тихо прокряхтел сквозь кашель:
— И, будь добра, не снимай маску.

 

На что в ответ женщина едва слышно ухмыльнулась. Обязательно снимет, как представится случай.

 

***
 

Столкнувшись плечом к плечу с мужчиной, что до этого мирно стоял на палубе, Хисант фыркнула, будто встретилась с непреодолимым препятствием. Потерев плечо, женщина нахмурилась и тихо прокашлялась, несильно подтолкнув человека кулаком, с явным призывом слегка подвинуться и уступить дорогу. Не сказать, что кунари знала, чем можно заняться на корабле во время плавания, но невольная остановка и возникшая пауза располагали к тому, чтобы подумать.

В воздухе повисла тишина, прерываемая галом чаек, шумом морских волн да голосами команды.


2.gif Боль моя, вольная, ты укрой меня, тайнами сбереги от всей правды и сделай нас всех на равных
Перепиши эти книги. Хочу, чтобы в них была правда
И мы должны улыбаться, а не сгорать в облаках
1.gif
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Почувствовав толчок и услышав гулкий кашель, Галахад решил проигнорировать это и просто остаться неподвижным. Быть может раньше он бы и предпочел забавы ради ответить той же монетой и посмотреть, докуда дерзость этого неизвестного сможет их довести. Теперь же это казалось излишним и он продолжил стоять смирно, вглядываясь вдаль пока не почувствовал, как кто-то мягко толкает его кулаком. А вот это уже начинало раздражать.

 

- Знаешь, здесь полно места... – Все же не желая вступать в конфликт, он отодвинулся, но обратил внимание на того, кто побеспокоил его. И это оказалась…

 

- Кунари… Я видел таких, как она. Сила. Храбрость. Честь… И феноменальный идеализм. Они готовы изменить весь мир, лишь бы он не противоречил их его видению. Даже если для этого придется силой вбивать Кун в головы несогласных. Это несправедливо. Никто не имеет права лишать других свободы воли.

 

Галахад вслушивался в слова Возмездия, но решил проигнорировать их. Дух, судя по всему, хоть и обозначил свое отношение к этой расе, но в бой не рвался по ведомым лишь ему причинам – иначе перед взором Мечника была бы уже не водная гладь, а какой-нибудь обретший форму кошмар. Он никогда не сталкивался с верными Кун – им просто незачем было пересекаться. За то видел наемников и бандитов. Васготов или Тал-Васготов, как они себя называли. Ему, в общем-то, было без разницы, кого убивать – деньги пахнут одинаково вне зависимости от того, кровью какой расы обагрены, в то время как родина этих рогатых гигантов, как и Империум, с которым они ведут войну, всегда были далеко. За то один из васготов на его глазах одним ударом превратил голову его соратника в месиво из опухшей плоти и сломанных костей. С тех пор Галахад никогда не недооценивал их. Харон знал больше о Кун и, исходя из этих знаний, почему-то не хотел брать вольных кунари в отряд, даже учитывая силу, которой они обладают. Галахад же знал лишь то, что те из них, кто верен идеалам своего народа, вряд ли будут зарабатывать на жизнь трудом наемника. Стало быть, отколовшаяся?

 

Интересно, почему. Он не знал их культуры, но сбежавший от своего народа доверия не вызывал. Хотя, выводы делать еще рано. Да и о каком доверии может быть речь среди людей, для которых важны лишь деньги? Неизменные издержки профессии, которых избежать смог на его памяти разве что Харон, но ему понадобилось для этого несколько лет. Мимолетно он бросил на Кунари взгляд, вспомнив, что женщин этой расы еще не видел. Впрочем, они разделяли общие половые черты со всеми расами Тедаса. А вот пепельный цвет волос и цвет глаз, равно как и закрученные назад рога, смотрелись мягко говоря необычно. Как и рост – кунари была вровень мечнику, если не выше. Нижнюю часть лица скрывала маска, но это не вызывало у Галахада никаких подозрений – в отличие от алых ям под глазами и общего выражения лица, которое ему казалось каким-то… Не таким. Словно здоровый кунари не должен был так выглядеть. Или же для них это – норма?

 

Скинув все на паранойю – кто-кто, но точно не он сведущ в особенностях физиологии этих гигантов – Галахад вновь обратил взгляд на море, позже взглянув на гавань. Внимание его привлек человек, постоянно озирающийся по сторонам, но при этом не теряющий самообладания. Какие-то странные, до боли знакомые детали, словно он когда-то их уже видел. Мужчина, ловко скрываясь посреди толпы, быстро добрался до одного из прилавков и, резко схватив рулон ткани, пустился наутек под крики обнаружившего пропажу купца.

 

- Он забрал то, что ему не принадлежит. Вор должен быть наказан. Нами.

 

Нет, только этого не хватало…

 

Осознавая, что сейчас произойдет, Галахад мертвой хваткой вцепился в фальшборт, опустив взгляд и проклиная Создателя, себя, того вора и все вокруг за то, что именно в этот момент и именно при этих обстоятельствах его угораздило посмотреть на гавань.

 

- Ты оставишь это просто так?! Он уходит, пока ты просто стоишь, пялясь в никуда!

 

Ощущая уже привычное давление на свой разум, мечник еще сильнее сжал хватку и еле слышно прошептал, пытаясь не привлечь внимание:

 

- Это дело стражи. Мы останемся здесь.

 

- Стража может не догнать его или наказать так, что он вновь вернется на этот путь. Прекрати мешать мне!

 

Очередная ментальная атака заставила мечника еле удержаться от того, чтобы подкоситься и рухнуть на палубу. Видения ужасных созданий и кошмаров наполняли его разум. В один момент ему показалось, будто само море обрело кровавый цвет от количества мертвых тел, что плавают в нем. Нет. Он не может уступить ему. Не здесь и не сейчас. Если его истинное нутро увидят на корабле, то ему конец. Вернее, им обоим. Собравшись с силами, Галахад, прикрыв лоб одной рукой и стиснув зубы, всей своей волей воспротивился тому, что Возмездие сейчас собирался сделать. В одночасье море обрело прежний вид, а вместо странного гула и шепота он вновь услышал крики чаек и трехэтажную ругань матросов. Нутром Черный Мечник почувствовал, что Возмездие отступил.

 

Дух был прав – воровство должно пресекаться, но, зная Возмездие, Галахад был уверен, что наказание он изберет точно несоответствующее тяжести преступления. Страшно даже подумать, что ждало бы того вора, если бы он сейчас взял контроль. Еще страшнее от мысли о том, что могло стать с ними. Это безрассудство и идеализм Возмездия, в котором он буквально минуту назад обвинял кунари, достали бы Галахада уже давно, если бы так не сказывались на самочувствии. Мечник немного свесился с фальшборта, пытаясь отдышаться и справиться с внезапно навалившейся головной болью. Этот раунд остался за ним.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Играть в гляделки для женщины было делом если не привычным, то точно не удивительным. Она давно научилась не реагировать на взгляды людей, в глазах которых, зачастую, читался неподдельный страх, а за ним — непринятие, отторжение и недоверие. У Хисант были основания полагать, что такая реакция со стороны материковых жителей была вполне оправданна, и заострять внимание на ней означало усугубить ситуацию; Кунари не любят, кунари избегают, кунари боятся. Пожалуй, только люди Ривейна относились к ним с большим доверием и благоговением, но это являлось плодом долгого и тесного взаимодействия внутри страны и переплетения обеих культур. Кунари могут быть не страшными, и зачастую таковыми и являются, но большинству людей это было невдомек. Наверное потому, что никто не пытался говорить на доступном языке дипломатии и мира. Хисант знала, что этого не хватает ее соотечественникам, но пообщавшись с множеством людей лично, уже не была настолько уверена в неправильности агрессивных методов. Чем дальше на материк — тем больше хотелось убивать.

Женщина могла по пальцам пересчитать тех, кто так или иначе, но смог заслужить ее доверия и уважения — и в действительности, таких людей было совсем немного.


И вот, снова. Она стоит и молча смотрит на совершенно незнакомого мужчину, который смотрит на нее в ответ. По выражению его лица было несложно догадаться, что кунарийка вторглась в его личное пространство — бессовестно и несправедливо. И, казалось бы, вот он — новый конфликт, но в последующие минуты ничего не происходит. Назойливое карканье чаек и человеческие голоса перебивают тишину между этими двумя, а сам мужчина вновь обращает свое внимание на море.

Хисант быстро глянула в ту же сторону. Корабль должен был отплыть вот-вот. Дождаться приказа капитана и можно расслабиться до самого Залива Риалто…

Как вдруг женщина неожиданно вскинула брови, словно ощутив что-то, что никто не должен чувствовать. Прилив жара, осевший в области оголенных плеч, вынудил кунари размять шею и снова обратить внимание на молчаливого незнакомца. Она едва хмурится, наблюдая за ним из-за плеча, и все больше убеждаясь в том, что ведет себя мужчина мягко говоря… Странно. Неужели такой здоровый и крепкий человек слаб для морских путешествий? А ведь они еще даже не отплыли!


«На что он так засмотрелся?» — Хисант осмотрелась. Как назло, именно в этот момент половина экипажа волшебным образом испарилась с поля зрения, и теперь можно было бы спокойно пройти вниз, в каюты, но отчего-то женщина не спешила. То ли ей было попросту интересно узнать, что происходит с этим человеком (грешное любопытство так и не смогло исчезнуть из ее характера), то ли чувство в области плеч — горячее, малоприятное и очень неестественное вынуждало остаться и разобраться в происходящем. Если для этого придется расспросить этого человека — она сделает это.


Кунари знает, насколько бывает убедительна.


«И о чем он говорит? Какое дело стражи?» — А вот разговоры сами с собой не сулили ничего хорошего. Бредит, или же отвлекается от чего-то. Дело плохо, а если судить по мечу неподалеку, это такой же наемник, удостоившийся чести попасть на этот корабль. Хисант на секунду подумалось, что его восхождение на борт обошлось без лишних проблем, хотя вид у него был куда более представительный.

Мужчина чуть свешивается за борт. Кунари, все еще стоящая рядом, почувствовала, как поток неприятного жара исчез с кожи, что позволило ей более внимательно посмотреть на человека. Помощь явно не будет лишней, даже если она нежданная и нежеланная.

Она недолго роется в своей сумке и ставит на борт склянку с темно-пурпурной жидкостью, красиво поблескивающей на солнце. Стоило откупорить ее, как воздух вокруг постепенно начал обращаться в легкую смесь трав и цветов, что вкупе с соленым запахом моря приятно воздействовало на обоняние. Хисант удовлетворительно выдохнула, вновь аккуратно — одними лишь пальцами — толкнув мужчину в плечо и указывая взглядом на открытую склянку.


Неподалеку возникла фигура капитана, важно расхаживающего возле штурвала и отдающего последние команды. И вот уже стались спущенными паруса, постепенно наполняющиеся ветром. Путешествие начиналось.


2.gif Боль моя, вольная, ты укрой меня, тайнами сбереги от всей правды и сделай нас всех на равных
Перепиши эти книги. Хочу, чтобы в них была правда
И мы должны улыбаться, а не сгорать в облаках
1.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Трещавшая по швам голова заставляла поднести к ней облаченные в когтистые перчатки пальцы и слегка надавить на виски, помассировав их. Будто это поможет. То, что дух убрался куда-то на задворки сознания, не подавая голоса, немного успокаивало. Как и то, что вроде бы никто не стал обращать внимания. Не хватало еще подать повод для каких-то подозрений – мысль о долгом путешествии и так угнетала. Галахад еще не утратил импульсивности и, вкупе с желанием поскорее разорвать Харона на части, бездействие ощущалось словно настоящая пила для нервов.

 

Внезапно привычный запах моря разбавило что-то… Другое. И не нужно было иметь обостренное энергией Тени обоняние, чтобы это почувствовать. Что-то явно… Цветочное?

 

Галахад вновь почувствовал толчок в плечо, но на этот раз более аккуратны. Развернувшись к предмету беспокойства, он вновь увидел кунари. Источником запаха на этот раз оказалась склянка с неизвестным содержимым. В действительности, головная боль немного поутихла, в то время как сознание более прояснилось, позволив мечнику понять, насколько же странно он себя вел. Видимо, это – такой закон подлости, ибо именно пытаясь выглядеть неприметно терпишь подобные провалы. Если человек его роста, в его броне да с его мечом вообще имеет хоть какие-то шансы слиться с толпой. В виду этого оставалось лишь имитировать абсолютно-нормальное поведение, что легко звучит, но порой крайне трудноосуществимо.

 

В то же время жест кунари поставил его в тупик, ибо не сходился с его представлениями о грозных рогатых гигантах себе на уме. Давным-давно Ирен, сумевшая понаблюдать за Тал-Васготами, рассказывала ему, что кунари показались ей практически полностью безэмоциональными. Мол, что в повседневной жизни, что во время разговоров с них не слезает одна и та же мина. Разве что в бою они могут выглядеть крайне устрашающе – в этом Галахад убеждался сам, причем не раз. Но то был бой, сохранение спокойствия там не всегда полезно, ведь ярость способна дать силу, которую никогда не придаст концентрация. Да и обычно, сторонясь людей, ожидаешь от них равносильной реакции, то бишь равнодушия. Тем более в среде наемников.

 

Здесь же – это. Причем от представителя расы, о которой он меньше всего знает и меньше всего ожидает подобного. Иронично. Иной раз те, кого жители материка представляют чудовищами, больше походят на людей, чем они сами. Да, выводы, основываясь на первом впечатлении, Галахад разучился делать еще в детстве, но и неблагодарным ублюдком, несмотря на свою судьбу и мировоззрение, он еще не стал. Хоть иногда он и чувствовал неудобство, произнося эти слова – привык опираться только на себя и за каждым бескорыстным жестом видеть скрытый мотив.

 

- Благодарю. – сказал он кунари, кивнув. – Это иногда случается. Уже лучше.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В ответ на слова мужчины Хисант лишь кивнула — прямо так и сразу столкнуться с человеком, имеющим представление о манерах, было неожиданно приятно. Редкость и мелочь, а казалось бы.

Несмотря на то, что слова ее не были полностью разборчивыми, тон голоса говорил сам за себя; Женщина чуть мотнула головой и фыркнула, мол, пустое, обычное дело, не нужно благодарностей. И в этом не было и капли лжи — Хисант не любила благодарность как таковую, ибо ей всегда было достаточно просто действенно помогать нуждающимся. Благодарить должны не ее, и уж тем более не сразу.


Она недолго смотрит на человека, будто убеждаясь в верности его слов — и правда, от простой исцеляющей настойки он заметно посвежел и выглядеть стал даже более внушительно. Самое то для человека подобной формации.
Немного помедлив, кунари достает из сумки выточенный до остроты угольный стержень и небольшой кусок пергамента. Раз уж диалог имеет место быть, то говорить необходимо на понятном для обоих собеседников языке. За полтора года жизни на материке, женщина привыкла писать — быстро, четко, и ясно — ибо это был, пожалуй, единственный способ более-менее внятного общения с не особо догадливыми на язык жестов бас. Грустно было думать о том, что и в Скайхолде подобных людей было в предостаточном количестве, а потому, она не делала больших ставок на догадливость конкретно этого мужчины, однако… То ли вскользь, то ли между делом, но упомянул он достаточно интересную вещь. Интересную, и очень опасную. Хисант могла поклясться, что чувствовала странное давление на загривке, будто несколько пальцев вились на коже, рискуя сжать ее шею в крепкий кулак и переломить кости в одно мгновение. Она задумчиво нахмурилась и втянула носом побольше воздуха, выдохнув громко и немного прерывисто.


«Что случается?» — Уголь не пишет, но летит по белоснежному хрустящему листу, — «Похоже, ты не переносишь морских путешествий, верно?»

Хисант осторожно разворачивает пергамент к лицу мужчины и молчит, в надежде получить ответ, но так и не дожидаясь его. Чуть ниже по углу листа, она делает небольшую приписку:

«Впрочем, погода обещает быть хорошей.»


И раздается глухое мычание — подтверждение слов. Боль во рту напоминает о себе, когда вросшее в верхнее нёбо острие неприятно царапает эпителий. Вкус собственной крови на языке горчит рецепторы.

Ветер с громким гулом надувает белоснежные паруса. Со скрипом палубные матросы поднимают якорь, и торговое судно — одно из тысячи по всему Тедасу — отчаливает от джейдерской гавани. Новый путь, новая дорога, и на этот раз — максимально далеко от всего, с чем Хисант успела столкнуться за полтора года, проведенных на чужой земле. Кунарийка на доли секунды зажмурилась и вжалась поясницей в борт, словно в надежде укрыться от надвигающегося страха.

Но было ли ей по-настоящему страшно? Безусловно. И мысли об этом были так сильны и ощутимы, что кунари вот-вот была готова бросить все и вернуться в гавань вплавь… Но стался вопрос, куда и к кому?


Однажды, один сородич уже сказал ей, что сможет подарить смысл существования вне Кун, но стоило ли сейчас верить его словам так же сильно, как и в первый раз, когда она услышала их? На этот вопрос у кунари не было ответа, и она, едва подрагивая, отвернулась от удаляющейся гавани, вперившись взглядом в синеву чистого моря.


2.gif Боль моя, вольная, ты укрой меня, тайнами сбереги от всей правды и сделай нас всех на равных
Перепиши эти книги. Хочу, чтобы в них была правда
И мы должны улыбаться, а не сгорать в облаках
1.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Невольно удивляясь тому, какие сюрпризы подбрасывает ему судьба в этот день, мечник вновь принялся наблюдать за действиями кунари, параллельно размышляя над тем, заподозрила она что-то или нет. Все вокруг, казалось, окончательно пришло в норму – ветер наполнил паруса, корабль пришел в движение, ознаменовав начало их пути. И все же те части своей души, которые Галахад давным давно связал и отправил гнить на задворках сознания, начали вновь напоминать о себе. Волнение. Отчасти даже приятное, если не… 

 

Если.

 

В жизни вообще столь много этих уже осточертевших “но” и “если”, что обращая на них всех внимание, никогда не сможешь сдвинуться с места. Это просто еще один шаг. Плевать на то, что шторм может в одночасье подписать им всем смертный приговор, с пугающей легкостью да одним росчерком пера вычеркнуть их из книги живущих. Расстояние до берега будет таким, что мечник сомневался, будет ли способен даже Возмездие спасти их обоих после подобного. Не говоря уже о том, что с его броней плавать будет крайне трудно. К тому же такие суда – прекрасная добыча морского подвида ублюдков, промышляющих разбоем. Во всяком случае на этот счет Галахад был спокоен. Всяко лучше оказаться в такой ситуации, когда исход твоей жизни будет именно в твоих руках, независимый от переменчивых прихотей стихии.

 

В это же время кунари принялась за… Письмо. Галахад немного наклонил голову и уставился на девушку с немым вопросом, как вдруг все понял сразу – не просто так она достала пергамент и угольный стержень. Когда кунари развернула листок, он прищурился, вчитываясь в текст. Когда времена были другими, а Харон был для него самым близким человеком и чуть ли не родным отцом, Галахад учился у него письму и чтению. Лишь повзрослев он смог оценить те гигантские и на первый взгляд незаметные, но по своей сути гигантские преимущества, которыми наделяет владение этими простыми навыками, без которых он был бы глупцом. Глупец же вряд ли сможет стать ведущим, а не ведомым. Если, конечно, не окажется в среде таких же как и он. Стоит ли говорить, что если человек не может вести за собой других, то он никогда не сможет элементарно взять судьбу в свои руки и принять ответственность хотя-бы за самого себя?

 

Галахад хотел было потянуться к листу пергамента, чтобы ответить кунари, но оборвал движение, практически даже не начав его. Несмотря на впечатление, которое он невольно о себе создает, Черный Мечник в душе был простым до безобразия и привык относиться к другим так, как они относятся к нему. Девушка ему помогла. Помимо всего прочего, она являлась наемником, который, к тому же, еще не полностью распродал остатки своей человечности (если к кунари это определение применимо). Посему он желал, чтобы общаясь с друг с другом, раз уж до этого дошло, они чувствовали себя на равных. Только вот место на пергаменте не бесконечное, да и собеседница вряд ли восприняла бы это так, как он хотел подать сей жест. Не говоря уже о том, что вряд ли она в подобном отношении нуждалась. Лучше в таком случае вести себя с ней как с обычным коллегой.

 

Галахад мысленно усмехнулся подобному слову в отношении людей его рода деятельности. Коллеги… Воистину. Ровно до тех пор, пока их интересы не разойдутся и от иллюзии союзничества не останется и малейшего следа. Он немного думает над ответом, уже почти хочет сказать “нет”, ибо от самого нахождения на борту ему ни холодно, ни жарко. Вот только будет ли это умно?

 

- Да. Волны качают. Иногда становится не по-себе. Не так, как на суше. – сухо отвечает он, разворачиваясь к пейзажу и смотря на то, как гавань постепенно отдаляется. Спустя какое-то время она и вовсе будет крошечной. А затем сольется с линией, к которой можно идти бесконечно долго, но так и не подобраться. Ни на шаг. 

 

- Ты разговариваешь с ней, но не замечаешь очевидных вещей. В другой ситуации это может стоить нам жизни.

 

А он уже было обрадовался тому, что дух хоть ненадолго оставит его разум в покое.

 

Галахад сомневался, лишится ли жизни Возмездие, если он умрет. Похоже, что это были издержки их “союза”, из-за которого дух волей-неволей, да ассоциирует временами себя с ним. Он негромко хмыкнул – неприметный для других знак, который Возмездие уже привык воспринимать как ответ в случаях, когда Галахад не может или не хочет с ним говорить. По-видимому, дух оклеймался и решил забыть о произошедшем. Ровно как и бессчетное количество раз ранее. Возмездие был честен хотя-бы потому, что либо просто был неспособен скрывать свои эмоции, либо действительно настолько презирал лицемерие. На этом они вдвоем и спелись. Он никогда не относился к нему так, будто таил злобу. Иначе после всех их конфликтов и склок Черный Мечник однажды бы обнаружил, что одержим не духом возмездия, а демоном гнева.

 

- Посмотри. Она не говорит. Если бы это был человек, эльф, гном, я бы ничего не заподозрил. Но про кунари подобный признак может рассказать очень, очень многое. Интересно, почему она носит маску и что кроется под ней. Не буду пока безосновательно пытаться ее в чем-то изобличить, но на всякий случай… Будь наготове.

 

Словах духа порождали больше вопросов, чем ответов. Впрочем, как всегда. Галахад вернулся к реальности.

 

- Погода… – он посмотрел на практически чистое небо, озаряемое лучами солнца. Действительно, денек был хорошим. – Море, океан… Они обманывают. Могут обещать легкий путь, а в конце концов… Предпочитаю не думать об этом. С хорошей командой и шторм ни по чем. 

 

На секунду он заметил, как резко переменилась в лице кунари, впрочем, тут же она вернулась в норму. Было ли ей страшно или же это какие-то другие эмоции? Галахад не знал и не горел желанием узнавать. Даже если это так, он не любил тыкать других носом в их страхи и слабости, ровно как и когда то же самое проворачивают с ним. Но все же ему не хотелось показаться неучтивым, продолжив молчать, как он обычно это делает. Но все же этот короткий разговор дал ему вспомнить, что он уже давным-давно не занимался чем-то настолько… Обыденным. Все его мысли и дела были посвящены мести. Даже та встреча с Вароном, если быть честным, являлся для него ценной именно из-за нее же. Посему было бы глупо упускать такой шанс отвлечься. Тем более, что в течение довольно длительного времени одиночество и покой ему не светят.

 

- Антива… Никогда не бывал там. Слышал здесь поговорку, что предательство в ней – основная монета. – Галахад фыркнул. – Орлей не лучше. Здесь платят лицемерием. Это заставляет скучать по Ферелдену...


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Море сегодня было по-особенному красивым, и женщина волей-неволей, но не смогла устоять перед соблазном просто любоваться светло-синей гладью, прорезаемой деревом корабля. Море умело завораживать, и, казалось, было способно дать ответы на все вопросы — достаточно лишь прислушаться, помолчать и отключиться от прочих мирских треволнений. Очищение сознания — одна из множества добродетелей, поощряемая учением Кун, и звуки моря способствовали быстрому восстановлению раненого духа. Как, например, сейчас.

Хисант оперлась ладонями о края борта и расправила плечи, тем самым принимая более расслабленную позицию. Ей хотелось верить, что эта поездка обойдется без лишних инцидентов, и все ее проблемы закончатся лишь на одном недовольном капитане. Размяв шею с характерным хрустом, кунари негромко постучала пальцами по дереву и взглядом вновь устремилась в бесконечные горизонты, конца и края у которых, казалось, не было придумано изначально.

На непродолжительное время она даже подзабыла, что все еще стоит рядом с незнакомцем — настолько продолжительными в их разговоре были паузы, но то ли сам мужчина не горел желанием говорить, то ли кунари была недостаточно внимательно, но так или иначе, она не сразу обращает на него внимание; Только когда он сам, недовольно ворча и фыркая, снова подал голос.


Не сказать, что слова его вызвали в Хисант хоть какую-либо негативную реакцию, скорее, она не ожидала услышать от человека что-то другое. Люди, живущие вне Кун, так или иначе всегда были недовольны, и в неудовлетворении своем находили истинное несчастье. Когда-то, еще будучи желторотой жрицей, Хисант искренне жалела их, хотела помочь найти смысл и обрести покой, но с годами ее стремление постепенно сравнялось с желанием судить и говорить все, что вертится на языке и в голове. Ей понадобилось немного времени, чтобы понять, что люди — в большинстве своем — рады плавать в этой топи, до краев наполненной хаосом, бессмыслицей и неопределенностью. Они называют это силой, а кунари считает это главной слабостью и источником всяких проблем.


Кун — это решение. И Хисант убеждалась в этом сильнее с каждым разом.


«Я люблю море за то, что оно никогда не обманывает», — от легкой качки на волнах рука Хисант подрагивает, из-за чего выписанные буквы выглядят неровно, но все еще аккуратно, — «Потому что ничего не обещает. Море дает выбор и испытывает силу тела и духа на прочность.  Это… Гораздо честнее того, что делают и говорят бас зачастую.»


Хисант посмотрела на мужчину, и в блеске желтизны проскользнула мягкость. Она слегка прищурилась, чтобы получше разглядеть человеческие черты. Не нужно обладать орлиным зрением, чтобы видеть, что этот воин от своих сородичей отличается не только телом и лицом. Здесь что-то еще, едва уловимое, оседающее жаром на лбу и плечах… Или же в этом было повинно яркое солнце над головой, кто знает.

«Ты из Ферелдена? Неужели эта страна чем-то отличается от остальных людских государств?» — Кунари заранее знает для себя ответ, но озвучивать его не спешит, чтобы не оттолкнуть новоявленного собеседника. И несмотря на то, что ей было сложно поверить в различия материковых стран, мнение этого мужчины кажется ей весьма интересным.

Слушать людей — расположить их к себе, это всегда работает, и Хисант не сомневалась в этом тонком психологическом приеме. Определенно, с мудростью учений тамассран мало что может посоревноваться в этом мире.


Она молча протягивает мужчине руку — в знак человеческого приветствия, и быстро делает приписку на углу пергамента:

«Как тебя зовут?»


2.gif Боль моя, вольная, ты укрой меня, тайнами сбереги от всей правды и сделай нас всех на равных
Перепиши эти книги. Хочу, чтобы в них была правда
И мы должны улыбаться, а не сгорать в облаках
1.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Какой интересный способ перемещения по вашему миру. У вас существует жидкость, которая разделяет ваши земли и вы плывете по ней, используя… Это. Когда я впервые увидел корабль, то подумал, что это – какое-то животное, которое вы успешно приручили. Но нет, он – плод вашей фантазии. То, что мне нравится в смертных. Порой вы додумываетесь до такого и совершаете такие поступки, что многие духи и демоны просто не могут вас понять. Я сам очень часто тебя не понимаю. Возможно, в пропасти между нами и есть ваша сила. Но все равно подобные путешествия… Они мне не нравятся. И еще они долгие. Почему это в вашем мире понятие пространства не относительно? Это бы сэкономило столько времени и сил!

 

Ожидая ответа кунари, Галахад вслушивался в комментарии Возмездия, сдерживаясь от того, чтобы ехидно посмеяться. Даже после стольких лет в Тедасе Возмездию все еще некомфортно. Иной раз это казалось ему странным, но ровно до тех пор, пока он не задумался, каково на самом деле жить в Тени. Насколько это странно для него, настолько и для Возмездия странным кажется устройство мира смертных. Если не больше. Конечно, подобными вещами должны заниматься маги. Говорят, они даже способны там пребывать и перемещаться. Галахаду же такое было недоступно. К худу или к добру – черт его знает. Но, встречаясь с Возмездием в своих снах и слушая его рассказы о существах по ту сторону, он сделал вывод, что Тень – одно из тех мест, в которых он явно не хотел бы оказаться по своей воле.

 

Действительно, духам и смертным стоит жить раздельно. Если бы в одночасье исчезли люди и духи, что считают иначе, то множество проблем перестало бы существовать.

 

- Я считаю, что давать выбор и ставить перед фактом – не одно и то же. Стихия всегда свободна. Всегда сильнее. Ее нельзя победить – шторм бушует вне зависимости от того, попали ли в него корабли. Но можно пережить натиск. Только вот… – Черный Мечник бросил взгляд на капитана, уверенной хваткой держащего штурвал. – На слишком многое и многих нужно опираться, кроме себя. Мне не нравится, когда моя судьба в чужих руках.

 

Море и ветер всегда навевали ему такие мысли. Словно фундаментальные силы мироздания, непобедимые в своем величии. Океан столь огромен, что посреди него человек чувствует себя просто ничтожной букашкой, которую можно в любое время смахнуть. Он живет, гневается и умиротворенно дышит. И для этого ему вовсе не нужно обращать внимание на тех, кто по нему плывет. В то же время ветер, наполняющий их паруса… Ему никогда и нигде нет преграды. Стихии столь далекие как от смертных, так и друг от друга. И такие… Свободные.

 

Мечник вновь обратил внимание на лист пергамента.

 

- Для тебя и кунари, наверное, ничем. Без обид. – Мысль о доме фантомной болью отозвалась в груди, но… Даже если и возвращаться, то к кому? На родине его уже давно никто не ждет. Как и в каком-либо другом месте. Оно и к лучшему. – Ферелденцы честные. То, что внутри, для нас важнее, чем снаружи. Если мы презираем – то презираем. Если уважаем – то уважаем. Либо-либо. Менее цивилизованно, но более честно, как по мне.

 

Он разворачивается к девушке и жмет ей руку в знак приветствия. По крайней мере, несмотря на свои мысли и обстоятельства, он не видел причин ее не уважать и скрывать свое имя.

 

- Галахад. А твое?

 

Ранее он представлялся вместе со своим прозвищем – Черный Мечник. Оно будто срослось с ним, став частью его души. Можно даже сказать, принесло определенную известность. Теперь же он избегал упоминаний о нем, даже среди тех, кто не задал бы вопросов. Есть ли смысл гордиться принадлежностью к истории, которая уже оборвалась? К тому же если каким-то образом кто-то услышит и узнает, то возникнут вполне справедливые вопросы. Паранойя – порой неудобный, но зачастую крайне полезный спутник для таких как он. 


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

У человека, назвавшегося странным — на слух — именем «Галахад», очень крепкое и горячее рукопожатие. Хисант почувствовала, как кожа на ее широкой ладони быстро нагрелась, когда мужские пальцы сжали выпирающие костяшки. Сложно сказать, насколько такая хватка была естественна для людей, но одно кунари знала уже наверняка; Еще никто и никогда не делал это таким образом. Жар, проникший через серо-бурые поры, словно стал единым целым с кровью, что неустанно циркулировала по сосудам. Отголоски этого неестественного тепла дошли до плеча, и женщина слегка сдвинула брови, когда натянутые на ключицы мышцы синхронно сократились. Это ощущение было таким же странным, как и едва лишь — очень уловимо — приятным. Внутренняя сила пиромантии воззвала к этому жару, и невольно кунари выпустила из пальцев свободной руки чуть мелькнувшие искры, которые быстро растаяли под дуновением морского ветра.

Вопреки невозможности внятно разговаривать, Хисант не любила называться письменно. Произношение собственного имени давно стало для женщины своеобразным ритуалом, понятным только ей самой; Так было при каждом новом знакомстве, и так будет и сейчас, когда кунари немного помнется, словно смутится, и на темных щеках чуть проявится алый цвет. Отведя взгляд в сторону и нахмурившись, женщина сильнее сжала пальцы в горячей ладони Галахада и в мгновение ока расслабила их, что позволило ее ладони мягко и почти неощутимо выскользнуть из чужого зажима.  Она не сразу заметила, что рукопожатие с ним продлилось некорректно долго.


— Я Хисант… — Отвечает кунари, и теплый воздух внутри полости маски обдувает губы и кончик носа. Резкий укол боли в губах — и женщина замолкает. Сейчас, она не хочет проверять возможности своего болевого порога, и капля крови, выступившая из заросших с проволокой тканей, стала для нее личным напоминанием о соблюдении осторожности. Прошло не так много времени с последних полученных увечий, а обратиться к лекарям в Скайхолде женщина так и не решилась.

В конце концов, в ношении этого существовал не только символизм, но и нечто более… Материальное и доступное для понимания как и кунари, так и всякому магу.

Нежный ветер обдувает лицо, даруя мягкую прохладу, оседающую на плечах. Море нынче благоволило всякому путнику, и это мнение поддерживалось бодрым настроением снующего по кораблю экипажа. Это чувствовалось, но расслабляться окончательно Хисант так и не решилась — не здесь, не среди чужаков, покуда ноги ее не встанут на твердую землю. В такие моменты, стоит быть осмотрительнее, тем паче когда на горизонте возникает новое знакомство.


«Кто же ты такой, Галахад? Друг? Враг? Или обыкновенный ферелденец?» — Мысленно задалась вопросом Хисант, слегка наклоняя голову набок и вновь принимаясь за письмо.


«Судьба подчиняется только своим хозяевам, даже если они — тевинтерские рабы или военные пленники», — В памяти невольно возник образ влажных сегеронских джунглей, — «Это происходит всегда, и данный момент — не исключение. Посмотри сам.»

Хисант окинула рукой пространство вокруг, обращая внимание на палубных матросов и капитана, стоящего на мостике.

«Выбор существует всегда, даже когда все факты известны. Основа выбора — в принятии одного из двух решений. Вы, люди, почему-то не видите этого — и уходите в ненужные копания, которые по итогу не приводят ни к чему, кроме беспорядка в голове и душе. Крестьянин не может быть философом, а солдат не должен задаваться вопросами о религии.» Кунари вновь приблизилась к тому, чтобы развернуться с новой демагогией. Благо, наличие свободного места на пергаменте сильно ее в этом ограничивало.


«Ты говоришь, что ферелденцы честные. А как думаешь, орлесианцы не так честны? Или неварранцы? У тебя… Есть какое-то мерило?» — По мягкому прищуру глаз нетрудно было догадаться, что кунарийка улыбнулась. Или слегка зажмурилась от палящего над головой солнца.


2.gif Боль моя, вольная, ты укрой меня, тайнами сбереги от всей правды и сделай нас всех на равных
Перепиши эти книги. Хочу, чтобы в них была правда
И мы должны улыбаться, а не сгорать в облаках
1.gif
  • Like 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ему и раньше приходилось попадать в неловкие ситуации, однако, стоя столь долгое время и чувствуя на своей руке хватку кунари, немудрено почувствовать себя слегка некомфортно. Тем не менее, он не сводил с незнакомки взгляда. Во-первых он и сам временами так внезапно уходил в себя, что переставал замечать все вокруг, включая собеседников. Иронично – чем сам страдал, на то и напоролся. Но по больше части ему было интересно, чем же обусловлено ее такое поведение. Ведь причина была явно не в задумчивости.

 

- Теряешь хватку, Галахад. – отозвался в разуме голос Возмездия.

 

Он слегка поднял взгляд, будто бы смотря на небо – еще один из их “опознавательных знаков”, при помощи которого Галахад порой давал Возмездию знать, что хотел бы услышать его мнение насчет сложившейся ситуации.

 

- Я был прав. Ты так увлекся вашим разговором, что не заметил незначительную, но и очень важную вещь. Ее другая рука. Я видел, как с нее слетели едва заметные искры. Нет, предвещая твой вопрос – это не мог быть обман зрения. Не со мной. Перед нами – маг, Галахад. Саирабаз, как они их называют. Вот только их маги постоянно на коротком поводке и не делают ни шагу без своих поводырей. Иначе те убьют их на месте. На этой нет оков. Стало быть, она либо откололась от своих, либо ушла добровольно. Она больше не придерживается Кун, но все же она… Это неважно. Просто будь настороже.

 

Галахад хмыкнул, таким образом обозначив, что слова Возмездия услышал и принял к сведению. В такие моменты он был действительно рад, что одержим. Как бы странно это не звучало. Две головы порой действительно эффективнее одной. А если одна имеет радикально-противоположный взгляд на мир и подход к его изучению, то лучше вдвойне. Если же они при этом видят мир одними глазами… Принцип понятен. Однако цена за такое порой была ужасно-высока.

 

- Хисант… – произнес он скорее для себя, будто пробуя имя на вкус. Такое странное и чужеродное. – Рад знакомству.

 

С концом рукопожатия пришел и конец дискомфорту и Черный Мечник вновь вернулся к их с Хисант разговору. Хотя знакомству с ней он действительно был рад – с годами, проведенными в одиночных странствиях, волей-неволей, да начинаешь ценить внезапно появившуюся компанию. Причем доброжелательную, что в свете последних событий в Тедасе, да еще и в подобных обстоятельствах – довольно большая редкость.

 

- Нет. Не так. Я знаю – ходил и жил среди них. Ферелденцы сильны и честны. Но временами твердолобы. Орлесианцы часто лицемерят и я ненавижу это. Но они очень хитры, а хитрости без ума не бывает. Можно пойти дальше. Эльфы… Я не определился с ними. Встречаются разные. Но их срок жизни многое им дает. Силу. Мудрость. Каждый народ уникален по-своему. И отличается от других. Порой сильнее, чем кажется на первый взгляд.

 

Галахад вдохнул полные легкие воздуха. Гавань к тому времени была уже не видна.

 

– Ты говоришь о хозяевах судьбы, но ограничиваешь выбор двумя вариантами. Хозяин своей судьбы не выбирает из двух вариантов – он создает их сам. Это можно ограничить. Как с рабами. Живи так или убей себя. Или попытайся сбежать, всего скорее погибнув. Но это уже не жизнь и не свобода. Так быть не должно и я против этого. Возможно, это – различие между Кунари и другими народами. Их мыслями, идеями. Возможно, так думаю я. Но лишь мы определяем, что мы можем, а что нет. И ни Кун, ни Создатель, ни Андрасте, ни кто-либо другой не имеет права говорить, что мы должны или не должны. Я никому не позволю решать за меня, кем я должен стать и как прожить мою жизнь. Для меня это и есть свобода.

 

Он подошел к ящикам и, взявшись за рукоять гигантского двуручника, закрепил его на спине под плащом, ощутив приятную и ставшую уже родной тяжесть на ней же.

 

- Спасибо за компанию, Хисант... И за разговор. Но мне нужно побыть некоторое время одному. Если захочешь, мы к нему вернемся. Позже.

 

С этими словами он кивнул кунари и отправился в трюм. Дойдя до каюты, где базировались наемники, Галахад прилег на свою койку, упокоив рядом меч. Здесь можно было говорить с духом. Хотя-бы шепотом.

 

- Возмездие. Расскажи мне о этих сира…

 

- Саирабаз. Я сам мало знаю о них. Кунари считают магию слишком нестабильной и опасной, чтобы позволять магам среди них свободно жить в обществе. Их сковывают. В буквальном смысле. И превращают в живое оружие. Малейшее подозрение на одержимость или неповиновение – смерть.

 

- Почему?

 

- Они боятся проявления одержимости больше всего другого, что может сделать маг.

 

Галахад усмехнулся.

 

- А в этом есть смысл, не так ли?

 

- Мы с тобой имеем соглашение. Они же промывают мозги ни в чем не повинным представителям своей же расы. Заставляют их испытывать адскую боль, становиться изгоями. Живым оружием. Собаками на привязи, которых можно спустить на врага. Но что самое страшное – заставляют верить, что такое отношение есть норма. Это несправедливо. Кто дал им право делать такое? Если мы столкнемся с кунари в бою, я хочу, чтобы в первую очередь наш меч вкусил крови саирабаза, избавив его от мук. Затем я бы принялся за его поводыря. Я бы переломал ему ребра, разорвал брюхо, а кишками связал бы руки, оставив умирать. Пусть почувствует то, на что они обрекают других.

 

Галахад оставил без комментариев пожелания своего спутника по поводу встречи с кунари, про себя отметив лишь то, что ее лучше всего избежать.

 

- Что же тогда думаешь о ней?

 

- Саирабазы по понятным причинам не обучаются магии как в вашем Круге. Но будь уверен – она сильный противник. Уважай это. Но будь настороже.

 

- Буду. – ответил Галахад, закрывая глаза. Предстоял долгий путь.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Слова Галахада не были обделены логикой, но все еще были… Человечными и простыми. Подобную аргументацию Хисант слышала часто — достаточно, чтобы в какой-то момент начать судить обо всех людях с одной-единственной позиции. Она знала, что человек никогда и ни за что не сможет принять обыкновенную правду, способную ранить всякое материковое сердце.

 

А правда была лишь одна — у свободы есть свои ограничители, и большим невежеством считается самолично ее контролировать. Всегда существует тот, кто будет влиять на твои решения — подталкивать к нужному направлению, и выбор будет заключаться в силе понять и принять это, или слабости — невозможности смириться с определенными жизненными постулатами и биться… Да, это было похоже на людей. И это было основной причиной неприятия и невольного отторжения у народа Кун. Хисант судила по себе — сейчас, и когда наставляла на истинный путь неспокойных ривейни. Те, кто принимали и соглашались с сокрытыми правдами — жили в спокойствии и мире, не ограничивая себя ни в чем. А те же, кто упорствовал, по итогу сами терялись и гибли в собственном беспорядке и хаосе. Что может быть страшнее, чем утонуть в этом страшном болоте, без надежды выбраться?

Этот вопрос и до сей поры повергал кунари в неподдельный страх и отвращение. Ей было неприятно думать о том, что большинство людей сами и добровольно обрекали себя на такой путь. Но каков был смысл в этом? Эта загадка так и осталась для бывшей жрицы неразгаданной. Поэтому, речь мужчины не вызвала в Хисант ничего, окромя вздоха — спокойного, немного усталого и отчасти отрешенного. Мирность и благодать чистого моря вызвали в ней гораздо больше ощутимых эмоций, и в определенный момент, женщина отвернула голову от собеседника, вслушиваясь в шум волн и галдеж птиц. Его прощание осталось без ответа, и Хисант более не питала надежду возобновить этот разговор.

 

В конце концов, она уже давно не была правильной и хорошей жрицей, которая только и видела своей целью в жизни — учить вот таких Галахадов, как будет лучше, как действительно будет лучше. Люди до сих пор не были готовы принять и согласиться с уже найденным решением, и это оскорбляло всякого истинного кунари. Оскорбляло когда-то и Хисант, но теперь — ничто. Пустой шум о свободе выбора, силе личности, силе собственного «я», которое, зачастую, и на половину не было столь существенным, как хотели продемонстрировать. Женщина научилась жить с невежеством людей, но даже оно не было способно

 

поколебать ее собственные принципы и веру в то, что является по-настоящему правильным.

Она тяжело вздохнула, посмотрев Галахаду вслед и вернулась к созерцанию синевы. Прекрасная погода располагала к проведению остатка дня на открытой палубе, да и понаблюдать за снующими матросами было достаточно интересно. К тому же, не было никаких гарантий, что кому-либо не понадобится помощь кого-то более крупного и сильного — а что-что, но помогать кунари любила всегда и всем, даже если эта помощь была с небольшим перебором.

Помогать ближнему своему — одна из добродетелей Кун. И уже этого становилось достаточно, чтобы сделать шаги в верном направлении и принятии этой идеи.

Кунари потянулась и легла на близстоящие ящики, закинув руки за голову. Прекрасное время, чтобы поразмышлять о вечном и немного расслабиться…

 

***

 

— Пираты, сэр! Они открывают огонь!

Впередсмотрящий падает с вороньего гнезда с оглушительным воплем, и вздымающиеся волны жадно поглотили его. Капитан, до этого крепко держащий штурвал, сновал по всей палубе, помогая матросам прочистить дула немногочисленных пушек.

Как это часто бывает — к вечеру море заявило о своих правах, и уже в сумерках волны начали подниматься выше обычного. Хисант не спала. Она спустилась в свою каюту с наступлением заката, но как только наверху возникло что-то неладное, в момент бросила все и поднялась обратно — и это было вовремя.

— Проклятье! Они разворачиваются! — Капитан, заметивший женщину, быстро подозвал ее к себе, и она подбежала ближе, — Ты! Немедленно помоги нам! Лазать умеешь?!

Хисант быстро кивнула.

— Тогда полезай на мачту и срежь узлы на брамселе! Давай, в темпе, в темпе!

 

Она не стала медлить — проследила за рукой капитана, что махнула на высоченную мачту с едва развернутым парусом, и в относительном темпе полезла наверх. Теперь же, оставалось молиться всем предкам и Триумвирату, чтобы ветер не подул прямиком в спину, знаменуя долгий полет в один конец.


2.gif Боль моя, вольная, ты укрой меня, тайнами сбереги от всей правды и сделай нас всех на равных
Перепиши эти книги. Хочу, чтобы в них была правда
И мы должны улыбаться, а не сгорать в облаках
1.gif
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Возня в трюме, громкие голоса наемников и матросов, а также внезапная тряска вернули Галахада к действительности. Вскочив со своей койки, он моментально дотянулся до меча и повесил его за спину, смотря вслед ближайшему убегающему на верхнему палубу человеку.

 

- На нас напали.

 

- Спасибо. Я не заметил.

 

- Ты не ожидал и я чувствую это.

 

- Это ничего не меняет. Пойдем, увидим, кто наш враг.

 

- Да. Я весь в предвкушении…

 

Не теряя больше ни секунды, Галахад рванул к лестнице и мигом поднялся на верхнюю палубу. Там уже царил настоящий хаос. Матросы сновали туда-сюда, пытаясь максимально облегчить последствия атаки врагов. Уже небезопасно-далеко от их корабля виднелся корабль пиратов. Даже с виду он был более крупным и крепким, чем тот, на котором плыли они. Плохо. Очень плохо. Не нужно было быть сведущим в морских боях, чтобы понять, что удача на их стороне. Однако учитывая орудия, что виднелись на вражеском корабле, пираты почему-то не стали открывать по ним огонь из них всех, хотя могли бы скорее всего одним залпом покончить с ними.

 

- Чего они ждут? – спрашивает Возмездие. Его жажда крови уже начинала ощущаться чуть ли не физически.

 

- Не хотят топить прямо сейчас. Им нужна добыча. То, что мы перевозим.

 

- Они не имеют права зариться на то, что им не принадлежит. Мы убьем их за это.

 

- Да. Убьем. – отвечает Галахад, продвигаясь дальше по палубе.

 

В это же время он заметил, как помимо корабля пираты к ним плывут еще и на лодка, оснащенных специальными лестницами для абордажа. Он не стал утруждать себя их подсчетом, так как даже на первый взгляд их было достаточно для первой волны. И если отбить ее будет вполне реально, то когда абордажный мостик вражеского корабля опустится и придет основная масса пиратов, им придется ой-как несладко. Посему надо было не дать тем, что на лодках, сильно их измотать.

 

- Гляди-ка. Вон та самая кунари. На том большом… Деревянном… Столбе… Что она делает?

 

Не мудрено, что дух не знал обозначений деталей кораблей, но понять, что он имеет в виду, труда не составило. Хисант забиралась на мачту, вероятно, для того, чтобы срезать узлы и раскрыть парус. Галахад оставил вопрос духа без ответа – у Хисант своя работа и она их не касается. Нужно было думать, что делать дальше. А дальше можно было только ждать. Сложив руки на груди, Галахад стал наблюдать за тем, как кто-то думает, что ему делать, кто-то готовится, а кто-то просто не верит в происходящее. В это же время один из наемников подошел к нему.

 

- Ты. Ты вроде как не выглядишь безнадежно. Поможешь мне?

 

Галахад смерил взглядом человека, размышляя над его словами.

 

- Есть план?

 

- Да. Нужно организовать всех этих лодырей-матросов и наших коллег, чтобы мы достойно приняли гостей. С таким успехом они всех нас перебьют. Я возьмусь за лучников, ты берись за ближний бой.

 

Черный Мечник хмыкнул. Идея действительно была стоящая.

 

- По рукам.

 

Человек кивнул, удалившись для организации тех, кто будет осыпать врага стрелами. Галахад же принялся ждать – для начала нужно было отсеять те же самых лучников. Незнакомец, судя по всему, был достаточно сведущ в этом деле и уже вскоре у фальшборта выстроился стройный ряд бойцов, вооруженных дальнобойным оружием. Некоторые были матросами, которым вручили лук с приказом защищать судно. Некоторые – наемниками. Лучше, чем ничего. Достав двуручник, Галахад принялся за свою часть работы. Здесь-то его грозный и громкий голос, усиленный еще и при помощи способностей Воина Духа, будет кстати.

 

- ВСЕ, КТО БЬЕТСЯ В БЛИЖНЕМ БОЮ – ПОСТРОИТЬСЯ ЗА ЛУЧНИКАМИ! – эффект, судя по всему, был хорош – на всех участках корабля всего скорее было слышно. Ему даже не пришлось повторять дважды – сама команда тоже была несложная, да и жить-то очень хотелось. Посему наемники с мечами, топорами и прочим холодным оружием наперевес, вскоре выстроились за спинами лучников. Галахад также достал дуручник, принявшись наблюдать. Обнаружив среди наемников лицо того, с кем он скооперировался, мечник кивнул ему. Кажется, до него начал доходить его план – как только пираты пойдут на абордаж, лучники смогут быстро убраться на отдаленные позиции, в то время как они свяжут их ближним боем и позволят обстрелять издали. 

 

Вскоре тактика наемника принесла свои плоды. Лодки останавливались одна за другой – те пираты, что гребли на них, погибали под градом стрел под ликование наемников, теперь не смятенных обстановкой, но предвкушающих предстоящее кровопролитие. Галахаду это нравилось – такой дух должен царить в них. Бой испепелит покровы лжи и цивилизованности. Покажет, чего на самом деле стоит каждый из них. В то же время лодки все приближались, пока не стали опасно-близки. По команде одного из наемников лучники расступились, оттаскивая раненных, занимая отдаленные позиции и уступая место воинам. Галахад перехватил двуручник и выступил в первых рядах, когда первые лестницы закрепились при помощи крюкообразных устройств на фальшборте.

 

- Наконец-то в бой. – вторил в разуме Возмездие. – Мы будем вершить суд. Отнимать жизни… Они все пожалеют о своей свободе!

 

Контролировать одновременно и себя, и его, было трудно. За то бой облегчал эту задачу. Черный Мечник почувствовал энергию тени, заструившуюся по телу, сделавшую броню и клинок практически невесомыми. И когда первые пираты ступили на борт их корабля, он был уже готов. С ревом, преисполненным нечеловеческой ненависти, он ринулся на них, вознося клинок и первым же ударом практически разрубая встречного пирата от плеча до паха – меч, не сдерживаемый ни латами, ни какой бы то ни было другой броней, остановился в районе бедренных костей. Из чудовищной раны фонтаном хлынула кровь, окрашивая сталь клинка и броню в красный. Опьяневший от запаха и вкуса металла на губах Галахад воздел меч и, развернувшись, рычаговым методом с опорой на плечо вынул его из изувеченного тела пирата, вновь с разворота ударяя в грудь второму и тем самым разрубая его на две части. Эффект неожиданности от такой наглой и смелой атаки наемников вкупе с чудовищной мощью, что давала энергия Тени, быстро превратил сражение в настоящую бойню. Боль ушла на второй план, ровно как и все, что не было связано с кровопролитием. Такой мир бы Галахаду привычен и интуитивно понятен. Либо ты, либо тебя. Пугающе просто, но в то же время в каком-то роде справедливо.

 

Пронзив третьего пирата, Галахад вынул меч и поспешил к следующей цели. Сегодня им предстоит много поработать.


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Развязать узел из тугих и промокших веревок оказалось задачей куда более трудной, чем можно было представить. Хисант не любила чувствовать себя слабой, но понимала, что ничего не может сделать под давлением воздушных порывов и адской качки, усиливающейся с каждым дуновением ветра.
Обрушившийся ливень, вкупе с оглушительной грозой, не позволял сосредоточиться на задаче в полной мере. Кунари держалась за поперечную мачту всеми конечностями, молясь о том, чтобы не упасть — в самый последний момент, либо в море, либо на палубную твердь, все было одним. Хисант плотнее схватилась за скользкое дерево, неуклюже подползая к затянутому узлу с левой стороны брамселя. В эту же секунду, до ушей раздался новый залп вражеского огня, и женщина опасно качнулась, рискуя соскользнуть и упасть навзничь.


«Клял бы эти морские путешествия. Я. Ненавижу. Корабли!» — Подумалось кунари, когда она с грацией нетрезвой улитки подползла к заветному узлу на достаточно близкое расстояние, чтобы разрезать его, развязать… Или же…

Использовать магию женщина не решалась до последнего, но стоило ей на мгновения опустить глаза вниз — прямиком на разворачивающуюся бойню — она начала действовать куда более активно. Медлить было себе дороже.

Магические атаки без посоха и подручных инструментов всегда требовали концентрации и сноровки. Полагаясь на силу собственного тела, Хисант никогда не использовала стандартную магическую атрибутику. Это было обусловлено не только запретом ношения оружия саирабаз, но и несколько личным предпочтением — таскать лишний груз на плечах, чтобы отбиться от врагов или получить желаемое кунари справедливо считала глупой затеей, о чем в данную минуту очень сильно жалела.


Она не могла сосредоточиться, находясь в столь небезопасном для тела положении; Огонь меж пальцев так и не желал зажигаться, будто опасался проливного дождя — прятался в промокшей бурой коже. Внизу были слышны голоса: Приказы, брань, лязг мечей и глухие пушечные выстрелы вдали. Все это не располагало к правильному настрою, и несколько минут — драгоценное время — Хисант потратила на то, чтобы наконец-то разжечь узлы. Все ее попытки оказались тщетными.

На секунды кунари запрокинула голову вверх: Ясность утреннего неба сменилась ночной чернотой, окаймленной электрическими всполохами. Молнии, словно белоснежные хлысты, ударяли по темной морской бирюзе, освещая ее на доли секунды. Струи холодного дождя неприятно обжигали лицо, касались ткани маски, проникали в рот и щемили старые раны, из-за чего женщина невольно наморщилась и была вынуждена отплеваться. Происходящую картину можно было назвать красивой, только если не участвовать в ее сюжете. Хисант тряхнула головой и впилась взглядом в узел. Идея достаточно быстро озарила рогатую голову, и оставалось лишь дождаться очередной молниеносной вспышки. Под мачтой собралась толпа — мешанина из наемников, матросов, пиратов, всех тех, кто был способен держать оружие и активно им воспользоваться. Кунари ждала момента; Идея была крайне проста в исполнении, и при удачном стечении обстоятельств убивала двух зайцев сразу.


«Давай уже, давай, быстрее, я не могу торчать тут вечность!» — Звучный, почти заутробный, рык кунари утонул в какофонии звуков, но вскоре послышался очередной громовой отзвук. Женщина сжала кулаки и глубоко выдохнула, морщась лишь, когда тысячи дождевых капель катились по нахмуренному лицу.

Последующие минуты пронеслись столь быстро, как ударила очередная молния. Хисант собрала в кулаке новое — природное — электричество и резким рывком направила руку на узел. Магическая вспышка ударила по узлу брамселя, разрывая его на тысячи кусочков. Белоснежное полотно паруса скоро раскрылось и наполнилось ветром, подгоняя торговое судно дальше от пиратских брандеров. Остатки молнии, блестящие между намоченного кулака женщины, ударили вниз, вызывая небольшой взрыв на палубе. Хисант не видела, кого именно задел этот удар, и оставалось надеяться, что своих пришибло в минимальной мере.


Оставалось лишь подумать, как спуститься обратно, но закончить мысль кунари не дает резкий толчок справа. Корабль с жалостливым скрипом качнулся, и вместе с ним качнулась и Хисант, болтающаяся на мачте, как рыба на крючке. В последнюю секунду, ей не удается грамотно распределить вес своего тела, а вкупе с новым толчком ее руки соскальзывают, и женщина летит вниз.

В этот момент, перед глазами пронеслась вся жизнь на протяжении всего времени пребывания на материке. Самые лучшие моменты, самые страшные, люди, лица, слова… Все это пролетело мимо, и разбилось, когда Хисант упала спиной на деревянный борт палубы. Пытаясь подняться, женщина почувствовала боль в лопатках и откинулась назад, чувствуя, как все перед глазами начинает плыть…


Еще никогда морские путешествия не были столь обременительны.


2.gif Боль моя, вольная, ты укрой меня, тайнами сбереги от всей правды и сделай нас всех на равных
Перепиши эти книги. Хочу, чтобы в них была правда
И мы должны улыбаться, а не сгорать в облаках
1.gif
  • Какое вкусное стекло 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Он не осознавал времени, не помнил, скольких лишил жизни его меч, не замечал, сколько осталось наемников и пиратов вокруг. Порой они наносили раны, но Галахад игнорировал боль, вгрызаясь в их тела с новым остервенением и заставляя дорого платить за каждую пролитую каплю своей крови. Весь мир сжался до него одного и врагов, что выступали против. Раз за разом гигантское оружие вздымалось и опускалось, рассекая плоть, дробя кости и лишая жизни. Вновь оказаться в своей стихии было… Ободряюще. Он делал то, ради чего был рожден. Ради чего все еще дышал. Единственную ведь, относительно которой он был полностью уверен. Возмездие рвал и метал в разуме, проклинал врагов, требовал смертей. И Галахад давал ему то, что тот хотел видеть. Лишь в момент, когда его меч вонзился в грудь очередного пирата, а сам Черный Мечник уже не мог сказать, где кончается он и начинается Возмездие, осознание резко пронзило разум вместе с болью, не замечать которую было уже невозможно.

 

Нечто вторглось в плечо сзади, прорезавшись через плоть и остановившись. Видимо, минимальная защита, которую ему даровала сила Тени и которой он постоянно пренебрегал, предпочитая усиливать себя, все же пригодилась. Он развернулся, резким движением не дав пирату даже вытащить клинок и тот замер, встретившись с Черным Мечником взглядом. Он уже был в шаге от того, чтобы броситься наутек, когда меч резким движением прочертил кровавую полосу на его груди. Достаточно глубокую для того, чтобы это было уже несовместимо с жизнью. Нахмурившись, Галахад взялся за лезвие оружия и вытащил его из своей плоти. Короткий меч. Видимо, он действительно настолько погрузился в бойню, что позволил себя ранить.

 

Отметив про себя эту ошибку и пообещав больше ее не повторять, Галахад принялся оценивать обстановку, пока еще вновь не ринулся в бой. Вокруг лежали трупы обоих сторон, однако убитых со стороны пиратов было явно больше. На его глазах один наемник, орудовавший секирой и обладавший внушительным телосложением, отрубил руку выступившему против него пирату и пинком отправил того через фальшборт прямо в море, на корм рыбам. Наемники явно медленно, но верно теснили пиратов, однако бой все еще продолжался.

 

Галахад поднял глаза на мачту, прикрывая их рукой от дождя, что нещадно молотил по палубе тысячами маленьких капель. Какофонию насилия периодически заглушал грохот грома.

 

- Мы теряем время. Нам нужно вернуться в бой.

 

- Подожди… Гляди-ка. – он вновь обратил внимание на кунари, которая на вершине мачты явно не выглядела уверенно. Если вообще можно быть уверенным на вершине мачты, не являясь при этом моряком. К тому же она явно не дотягивалась до нужного узла.

 

– Чего же она медлит?

 

- Я не…

 

В следующую же секунду с рук кунари слетела молния, которая наконец разорвала назойливый узел и парус раскрылся, ускорив движение корабля. Галахад улыбнулся, сдерживаясь, чтобы не расхохотаться от осознания происходящего – пока что все складывалось в их пользу. Даже как-то подозрительно. Он уже хотел было вновь присоединиться к сражению, однако корабль вдруг резко наклонился. Настолько неожиданно, что Галахаду пришлось упереть меч в палубу, чтобы не грохнуться самому. Когда он пришел в норму, Мечник поправил шлем. Вот только…

 

Осознание того, что могло произойти, пришло моментально. Резко вновь обратив взгляд на мачту, он увидел, как кунари летит вниз. Галахаду не было известно об особенностях ее организма, однако почему-то он был уверен, что падение с такой высоты может оказаться серьезным для представителей всех рас.

 

- Что будем делать? Вокруг все еще кипит бой.

 

В отличие от духа, Галахаду не требовалось время на раздумья. Он сразу же рванул по направлению к девушке, держа оружие наготове.

 

- Она без страха выполнила свое дело. Оставить ее на растерзание тем зверям – справедливо?

 

Несколько секунд дух молчал, пока Галахад мчался по палубе.

 

- Нет. Мы должны ей помочь.

 

Кивнув Возмездию будто своим мыслям, он все приближался к Хисант, на которую уже обратил внимание один из пиратов, вознамерившийся без риска для себя уменьшить их шансы на победу. Взревев, Черный Мечник на ходу занес клинок и усиленным энергией Тени ударом разрубил пирата, оставив две части его тела содрогаться в конвульсиях на уродливых обрывках плоти, удерживающих их от окончательного разъединения. Не без труда убрав меч за спину, он еле затормозил, проехав по инерции еще с метр по скользкой палубе и остановившись возле кунари.

 

- Ты уверен, что это хорошая идея? У вас хрупкие тела. Если у нее перелом…

 

- Вокруг полно врагов. Это единственный выход.

 

Иной раз Галахад был рад тому, что может усилить возможности своего организма – вес кунари, по росту практически равной ему, плюс броня, плюс меч, в обычном состоянии вызвал бы значительные проблемы. К тому же в условиях постоянной опасности ему в любой момент может понадобиться возможность хоть как то отбиваться. Прикинув все варианты и найдя ближайшую дверь, ведущую в трюм, Галахад хмыкнул и, собравшись с силами, взвалил кунари на плечо, тотчас же помчавшись вперед. Примерно на середине пути двое пиратов переключились на него, вознамерившись разобраться с ними обоими. Однако вовремя подоспевшая подмога смогла связать их боем и тем самым дать Галахаду возможность продолжить путь.

 

Добравшись до двери, Черный Мечник увидел, что на ней висит замок. По виду такой себе, однако это уже о многом говорило. Как сказал капитан судна, вход в часть трюма, где базируется груз, строго воспрещен всем, кроме матросов и членов экипажа. Галахад не следил за тем, кто входит туда и выходит оттуда, так как был уверен, что ничего запрещенного они перевозить не могли – иначе это бы вскрылось прямо в порте со всеми вытекающими. Тем не менее, в столь форс-мажорной ситуации данное условие можно и нужно нарушить. Влив большое количество энергии Тени в руку и почувствовав, как вес девушки стал более внушительным от ослабления остальных частей тела, он резким движением сорвал замок и ворвался внутрь.

 

Галахад упокоил девушку недалеко от входа, бережно опуская таким образом, чтобы нанести наименьший ущерб возможно сломанным костям. К тому же теперь он не хотел, чтобы Хисант пострадала. Будучи воином как снаружи, так и внутри, он уважал лишь поступки находящихся рядом с ним. Кунари же не дрогнула на вершине той мачты и все же выполнила свое поручение. Даже такой ценой.

 

- Этому народу дарована огромна сила и выносливость. Но смелость не передается с кровью – ее нужно взрастить в себе. Хорошо, что мы не дали ей погибнуть.

 

Пока Возмездие разглагольствовался в разуме, Черный Мечник использовал свой клинок как своеобразный засов, продев лезвие через поручни. Пока что не нужно, чтобы какая-либо погань ворвалась сюда в надежде стащить что-то и вернуться к своим. Покончив с безопасностью, он вернулся к кунари, оценивающе взглянув на нее. Что-ж, факт оставался фактом – падение девушку не прикончило. Скорее всего она все еще оставалась в сознании. Облегченно выдохнув, Галахад выпрямился, развернувшись обратно к двери и вслушиваясь в звуки боя. Небольшой передышкой было решено воспользоваться и он переводил дух, скрестив руки на груди.

 

- Хорошая работа. Однако для тебя бой скорее всего закончен. Если сломала кости – не рискуй. Бессмысленная смерть не сделает чести. – он вновь развернулся, смотря прямо на проход дальше в трюм, где, судя по всему, располагался груз. – Что же они здесь прятали…


image.gif
Don't shake me
Don't make me bear my teeth
You really don't wanna meet that guy
Don't wake me
Don't let it off the leash
There's a monster livin' under this hide
image.gif

 

  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...