Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Рекомендованные сообщения

[01 Волноцвета 9:35 ВД] GOOD BOYS MUST LEARN TO SHARE

◈ Philippe de Chance, Victor Veritas ◈

JWdiFDT.png

 » Орлей, Вал Шевин « 

 


 

«— Это безумие!
— Нет, это политика!»

— Капитан Джек Воробей, Элизабет Суонн

 

Филипп снова берётся за старую работу и получает задание выкрасть компрометирующие документы. Сделать он это решает во время празднования Дня Лета в Вал Шевине, узнав, что цель его будет использовать праздник как прикрытие для передачи документов в надёжные, но пока неизвестные Челюстям руки. Однако деликатные приёмы де Шанса и время, которое заняло создание поддельных бумаг и получение приглашения на праздник, были непривычны для типичной клиентуры организации. Заказчик пожаловался и потому в назначенный день у афериста внезапно нарисовался конкурент

 

NB! Осторожно, передоз орлесианства!

 


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Люсьен смотрел на него так, словно был магом-пиромантом и ждал, пока новая атласная рубашка его подчиненного воспламенится. Тот же в свою очередь старался всё ещё не предавать этому большому значения. В конце концов Клык вообще имел привычку злиться всегда и на всё, если ему под нос не сунуть мешок с золотом. Вот что-что он мог наглаживать часами, так это кошельки! 

Филипп рассыпал на следующем отрезке пергамента слой порошка, обмакнув перо и старательно вывел следующую букву, подобную той, что была в письмах, лежащих развернутыми перед ним. У ног уже валялась масса обрывков, на которых бард тренировался часами. 

- Ты ещё сходи и спроси у каждого достаточно ли похоже!

- Я и так знаю, что очень похоже…

- Де Шанс, не зли меня! Ты в курсе вообще какой сейчас день?

- Да, скоро праздник! – улыбнулся очаровательно он, подняв перво вверх и отведя его от бумаги в сторону – День Лета.

- Тогда какого хрена ты ещё здесь, у Андорала, когда должен быть в гребанном Вал Шевине!

- Там в эту пору ещё не слишком хорошая погода. Жду, когда к моему приезду украсят город… СПОКОЙНО! – тут же прервался он, вскочив со стула и выставив вперед раскрытую ладонь в сторону было рванувшемуся на него Клыка, уже сделавшему громкий и твердый шаг в сторону блондина – Тихо! Дыши глубже!

Люсьен повел плечом, сжав кулаки и чуть мотнув ими у бедер, в чем явно читалось нетерпение заехать по наглой морде барда. Однако он всё же удержался, приближаясь уже медленнее, обходя стол с легким покачиванием, не отрывая цепкого взгляда от своей “жертвы”. Обходить его стал и Филипп, но на лице его всё ещё сияла улыбка, правда уже более натянутая и нервная. 

- Тебе дали это задание в качестве исключения, потому что ты громче всех убеждал, что справишься с ним!

- Я вполне справлюсь, не сомневайся… 

- Да что ты? Единственное, что вижу я, так это то, что ты уже потратил свой задаток.

- Мне нужно для этого новое платье, что в этом…

- И целыми днями… – продолжил щериться Лис Орлея, перегибаясь через стол – ...только и делаешь, что бухаешь и пишешь какую-то ерунду здесь!

- Позволь! Это не ерунда! Это, между прочим, важные ценные бумаги!

- Этот заказ нам отдали из Неварры исключительно по праву территории! Но спросят с них! А после этого Волчица Неварры спросит с меня и без мыла влезет в задницу!

- Ну...может даже тебе понравится, Люсиль… – опрометчиво пошутил де Шанс и тут же с расширенными глазами дал деру. Правда убежать так далеко и не успел. Схвативший его за горло Клык пыхтел теперь в лицо и явно собирался раздавить трахею – О...осторожнее!

- ТЫ! – почти выплюнул Лис ему в лицо – Ты находишься здесь только потому, что пока приносил пользу! Неваррцы уже отсылают своего человека, раз ты не можешь справиться! А не справишься - я лично тебя четвертую!

- У...уймись, – попросил де Шанс, аккуратно разжимая пальцы от своего горла и ели сдерживаясь, чтобы не бросить ещё одну меткую остроту – Я приносил и буду приносить пользу, если ты не будешь столь фамильярно сковывать мои таланты! Вся эта подготовка принесет свои плоды, уверяю тебя! Даже подделки… В этом меня никто не переплюнет. Заказчику же нужно, чтобы было тихо? Ну вот. – пальцы Филиппа аккуратно поправили одежду начальника, что так вздыбилась, словно на ощеревшейся лисице – Я сделаю всё в таком виде, что этот заказчик впредь будет обращаться только к нам. У аристократов всегда масса не решенных дел, которые нужно проворачивать как? 

Он с улыбкой ухватился за его жилетку, заглядывая в глаза, но ответа не дождался, продолжив сам:

- Ти-хо! И максимально незаметно. Может пока так не кажется, но с помощью этих вещей я смогу и достать оригинал, и сделать так, чтобы это было не сразу же заметно… Поверь, это сыграет на руку нашему покупателю, когда он вывесит всё грязное бельишко прямо перед Советом Герольдов и лично Императрице. А сам Рафаэль Беланджер даже не узнает об этом, пока ему не кинут мокрой тряпки в лицо.

Люсьен пыхтел, но всё же пальцем в лицо указал, бить передумав.

- Ты! Ты мне не нравишься, де Шанс!

- О, так это взаимно, Люси – обворожительно улыбнулся в ответ бард, уже немного расслабившись. 


Человек, что должен был, по словам Люсьена, его заменить, пока не был им замечен. По крайней мере пока что он встречал только вполне знакомые лица, раскланиваясь и сплетничая. И, конечно же, старался не выпускать из виду самого хозяина резиденции. Отпив немного вина, он привычно засмеялся какой-то очередной шутке пожилой леди Делис, которую, впрочем, даже и на половину не расслышал. Здесь это было не столь важно. Он и без того мог догадываться, о чем она говорила – годы, проведенные в поисках фаворита при уже давным давно недееспособном муже сказывались на всех её речах.

- Вы прекрасно выглядите, Филипп! У вас такое невероятное чувство цвета! – проурчала мадам, вцепившись в рукав его темно-синего жюстокора, повиснув на руке. Такой жест ясно давал понять, что в скором времени она не отлепиться от мужчины. – Сочетание благородного синего и золота вам весьма идут…! 

- Благодарю, леди Делис! Эти ткани доставили мне много хлопот, пока пересекали море… – “О да, море и океаны невежества некоторых совершенно не смыслящих в моде и придающих ей значения личностей!”.

- Многим бы позавидовать вашему терпению! – обмахиваясь веером, стрельнула взглядом в молодого аристократа. 

- Да, это бесспорно… Моё терпение явно куда более крепкое, чем терпение леди Андре с её потрепанными перьями в шляпке. 

- Говорят, что она не дождалась поставки павлиньих перьев и самолично ощипала для своей шляпки и платья голубей! – со смешком добавил ещё не знакомый Филиппу аристократ. 

- Да, по костюму видна присущая леди Андре...аккуратность, – скептично заметил де Шанс. Он-то прекрасно знал, почему к этой истеричке так и не доехали её золоченые пёрышки. Не нужно было делать колких замечаний в адрес пристрастий некоторых ранимых душ.

“Курице куриный вид”, – усмехнулся он про себя, чуть склоняя голову перед совершенно нелепо одетой обидчицей. – “И всё же, кого пошлют эти упрямые неваррцы? Если он вовсе пройдет сюда.”

Он уже перездоровался со всеми гостями, и успел даже сыграть в карты, проигрывая специально и с легкостью на лице. Однако сам Филипп цепко изучал всех и каждого. Кому из них должен передать документы Беланджер? С кем же он уединится… Рафаэль говорил с многими из гостей, но от чего-то де Шанс был уверен, что тот, кто должен забрать документы, старается даже не встречаться с хозяином дома взглядом. 

Филипп провел взглядом по колоннам, украшенным свежими белыми цветами и наконец зацепился за незнакомую фигуру. И в этом убранстве и вихре красок он смотрелся, как черное пятно бриллианте – неуместно. А ещё он кинул взгляд на лорда Беленджера. И этот взгляд заинтересовал де Шанса больше, чем всё остальное. 

- Кто это…? Никогда не видел его!

- О! Это очень интересная история! Мне рассказывала леди Леду о своей маленькой шалости…

- Шалости? Как интересно!

- Она попросила лорда Беленджера пригласить вместе с нею и молодого фокусника, с которым она познакомилась совсем недавно в столице! Его имя… кажется Фабио! Фабио Этранж. И, говорят, что он тот ещё фокусник! А в нашем скучающем обществе фокусники разные нужны… – снова пошло захихикала женщина под маской.

- Я люблю чудеса и сюрпризы… Пойду познакомлюсь. Может быть получится выписать место в первом ряду. – улыбнулся он, опуская аккуратно золоченую кошачью маску на лицо.


- Вам нравится праздник? – спросил он, почти подплывая с бокалами к незнакомцу – Я вижу, что вы не слишком-то раскованы, в отличии от остальных. Вас смущает что-то?

Он настойчиво протянул бокал мужчине, внимательно изучая его через маску и молчал, намекая на то, что отказываться будет не слишком-то культурно. У него было явно тонкое лицо, хотя разглядеть его под маской было тяжело. В остальном он был одет вполне сносно, если бы не этот темный, черный цвет, перемешенный с едва бордовым. Этот цвет шел бледной коже… Но прямо таки кричал своей таинственностью!

- Меня зовут Филипп де Фуа. А вас, я так понимаю, Фабио? Красивое орлесианское имя к вашей внешности. У вас...довольно необычный портной. Он различает цвета? В любом случае, его стоило бы уволить. Хотя, без сомнения, так тоже можно привлечь внимание…

Филипп сощурился, немного отпив из бокала и повернулся на танцующие в центре зала пары. Он кивнул с тихим смехом прошедшей мимо стайке девушек, обмахивающей веерами, но как только те удалились чуть дальше, через улыбку проступили совершенно не связанные с ней слова, адресованные “фокуснику”.

- Ты что здесь вообще забыл и откуда взялся? Хочешь всё испортить?

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Несмотря на приближающийся международный праздник, день Виктора был тяжек, уныл и нисколько не стал лучше, когда дядюшка лично пришёл объявить ему о его новом задании. У него, до этого мирно заполнявшего на свежем воздухе отчёты о занятиях, проведённых с будущими некромантами, по этому поводу было много эмоций, но главную из них можно было кратко описать, как “всемогущая Тьма, только не снова”. Колдун для такого рода задач был идеален в самом нетрадиционном смысле этого слова: кот мог пролезть везде, а если его поймают, то в худшем случае выставят за дверь и придётся начинать всё сначала, а в лучшем – попросту внимания не обратят на очередное домашнее животное. Однако сам он такие задания не любил, особенно когда провести абсолютно всё время в виде кота не предусматривалось и нужно было-таки светить лицом. Или, в данном случае, маской. Хоть ему и не составляло труда играть в придворные игры и следовать этикету, шпионом он всё-таки не был и работа эта была для него не второй жизнью, а редкой нудятиной. К тому же, если выбрали именно его, это должно было что-то значить.

 

– Напомни-ка ещё раз, почему этим должен заниматься я? – устало проговорил Виктор на одном выдохе, спускаясь по потайной лестнице в тронный зал, – У меня уже есть дело с контрабандой через две недели, у моих учеников скоро экзамены.

– Потому что все остальные потенциальные кандидаты заняты, я уже говорил, птичка моя, – Децимус начал слегка заискивающим тоном, который только усилился под пытливым взглядом зелёных глаз, – Ну и потому, что… Ты уже знаком с одним из гостей и тебя будет легче просто впустить через входную дверь. Кхм. Прости меня заранее.

– Простить заранее? – мужчина только больше насторожился, но все ответы уже ждали его на передвижной вешалке, стоящей прямо возле трона. Матушка стояла рядом, видимо во избежание того, что сынок метнёт в “ответы” огненный шар и сбежит, – О нет, нет-нет-нет, только не леди Леду…

– Именно леди Леду! – матушка сказала тоном, возражений не принимающим, – И мордаху сделай менее постной, хотя бы за ночь, тебе завтра по утру выезжать!

 

Костюм, висящий на вешалке, вызывал у Виктора смешанные чувства. С одной стороны, если бы орлесианская мода выглядела именно так, он бы только ей и следовал, а с другой – в контексте этой самой орлесианской моды этот костюм был наравне с нарядом шута. Впрочем, шили его именно для шутовской – пардон, фокуснической – роли, которую ему пришлось исполнять перед вышеупомянутой леди Леду, дабы выведать у неё информацию о её любовнике и обеспечить ассасину вход в их временные апартаменты, где того любовника спустя пару дней и убили. Сам колдун остался совершенно ни при чём в глазах леди, ибо во время происшествия слушал – нет, страдал через – её речи за завтраком, а услышав о смерти очень натурально упал в обморок. Законный муж леди получил выполненный заказ, ассасин – зарплату, а колдун – зарплату с бонусом в виде психологической травмы. С тех пор костюм не доставали.

 

– А может, не надо? – пробурчал Виктор без особой надежды в голосе, – Последний раз, когда я проводил время с леди Леду, я, кажется, оглупел на несколько недель и потерял пару извилин. 

– Я боюсь, что придётся, puer meu… – промурлыкал ласково дядюшка.

– … Потому что у тебя уже есть приглашение! – поспешила испортить ему всю малину матушка, – И порепетируй эти твои фокусы, а то выйдет, как его… Кафуз!

– “Конфуз”, soror cara, – поправил Децимус со вздохом, – От слова “confusus”, не от слова “kaffas”! “Кафуз” бы у нас вышел, если бы ты его говорить учила!

– А мне кажется, “кафуз” – это твоя новая рубашка, – женщина невозмутимо пожала плечами, а судя по тону – и улыбнулась под маской, – Нацепил на горло индюшачью бородку и ходит тут, умничает!

– Это жабо!

– Каво-о? И у какой бледно-жёлтой болотной жабо ты оторвал своё жабо?

– Этот цвет такой же бледно-жёлтый, как твоё зрение – отличное. Это цвет лютика!

– Так, спокойно! – Виктор постучал тростью по полу, привлекая к себе внимание. Споры матушки с дядюшкой были очаровательны, несомненно, но сейчас у него начинала болеть голова, – Мне кто-нибудь из вас сегодня объяснит, что и у кого я должен украсть?

– Естественно! – Децимус тактично кашлянул, обиженно покосился на сестру и поправил жабо, – Тебе что-то говорит имя “Рафаэль Беланджер”?

 

***

 

– Как всё-таки очаровательно с Вашей стороны – надеть тот же рабочий костюм, в котором Вы были, когда мы встретились в прошлом году в Вал Руайо, мсье Этранж! – леди Леду высоко и противно захихикала, вцепившись пальцами в его и без того скудный бицепс. Виктор знал, что на глазах мужа это её единственный шанс потрогать мужчину, ибо “амбиции” суженного были столь малы, что она могла с тем же успехом выйти за женщину. А её муж знал относительно, кто он такой, чем промышляет и зачем дружит с его женой, которую на дух не способен перенести ни один представитель сильного пола без грязных мотивов. Они переглядывались через весь зал и помалкивали каждый о своём, колдун – во имя приличия, а лорд Леду – во имя сохранения своего языка не отрезанным.

– Нет ничего, что я бы не сделал ради улыбки на Вашем лице, мадам Леду! – он ответил слащаво и услужливо, как говорили все при дворе. Подруги, никак по возрасту не соответствующие его матроне, захихикали и заохали чуть менее ужасно, чем она сама, обозначая этими звуками своё умиление.

– Я же обещала, он – просто душка! – промурлыкала Леду самозабвенно и вдруг внезапно выпустила его из тисков, – Покажите же ещё, мсье Этранж, ещё!

 

Виктор раскланялся перед публикой и попросил ручку одной из дам помоложе. С её аккуратного пальчика он снял фамильный перстень, показав всем присутствующим, потёр его меж ладоней и гордо продемонстрировал пустые руки. Ах, эти простейшие фокусы… Если бы люди только знали, что для обучения им совершенно не нужно путешествовать с цирком и достаточно просто жить в окружении воров. Простые члены Челюстей умели делать так, чтобы то, что к ним в руки попало, сразу же пропало – буквально, дабы не заметили – и вполне были готовы делиться с большим начальником. Публика ахнула и радушно похлопала.

– Где же оно, где же? – воскликнула с усмешкой юная леди Дюплантье, заметно сдерживаясь от того, чтобы скакать на месте, как маленькая девочка.

Виктор для театрального эффекта покружил руками, а затем протянул одну и “достал” перстень из головного убора девушки, после показав также окружающим и надев обратно на законное место.

– А он точно не маг? – вопрошал средь оваций один из немногих – двух из двенадцати – мужчин в его аудитории.

– Мсье, какая забавная инсинуация! – хихикнула леди Леду, – Как будто маг бы работал неустанно, чтобы покрыть своё образование! Им всё достаётся бесплатно, разве Вы не знали?

“Клеймо на лоб нам достаётся бесплатно, неразумная ты мамзель,” – бурчал про себя Виктор, кивая и раскланиваясь.

 

***

 

Виктор как никогда был рад, что фокусы его бесконечно длиться не могли и что членам высокого орлесианского общества не пристало говорить о политике с человеком, представленным им как среднее звено между ними и простолюдинами. Даже леди Леду, хвала Тьме, со временем сдуло: у неё в начале года родилась дочь и она уже начала искать, к кому пристроить её во фрейлины, как хорошая мать. Хоть в чём-то эта женщина толк знала… Но она вернётся всенепременно, приведя за собой новую порцию знати с “хлебом” – вином с бокалах – в руках и в поисках зрелищ. Матушка почему-то не уточняла, что и сама Леду собиралась ему заплатить – как-никак он служил ей своеобразной выслугой перед обществом. А как известно, кто платит, тот и музыку заказывает, и сегодня ему нужно было отыграть одновременно два концерта. Он успел разузнать много про лорда Беланджера как заранее, так и за время, проведённое с гостями, и теперь пытался разглядеть его самого. Если всё пойдёт по плану, то его местонахождение будет почти непринципиально: во время праздничного салюта, когда работники кухни будут обновлять алкоголь и заменять основные блюда на закуски и десерты, а слуги будут заранее готовить спальни на случай, если кто-то из гостей решит отойти ко сну раньше, Виктор испарится во тьме ночной, заберёт бумаги, а после снова объявится в компании подставной служанки, которая “помогала ему с проблемами с самочувствием”. Однако если план даст где-то трещину, ему придётся подстраиваться не только подо всех гостей, но и под Беланджера в частности.

 

А вот и наш Рафаэль. Виктор разглядел его не сразу – таким цепким кругом его закрыли гости, потому пришлось весьма очевидно вглядеться. Сначала он подумал, что никто не обратил на это внимания, также как никто не замечал, что фокусник не пьёт вина, а только прикидывается, что пьёт, на деле поя им землю в цветочных горшках да оставленные на столах пустые бокалы. Он говорил так много и вбрасывал фокусы порой так внезапно, что сложно было увидеть, что его бокал пустеет совсем не тогда, когда касается губ. А Беланджер, кажется, напротив пил уже с самого утра и развлекал присутствующих похлеще Виктора. Только бы не протрезвел и не отравился до кульминации, Тьма всемогущая… 

 

“А вот и трещина,” – сказал голос в голове колдуна, как только тот повернулся и увидел нацеленно движущегося к нему очередного знатного мужа, – “Это кто ещё такой нарисовался, что не сотрёшь?”

 

– Мой лорд! – Виктор поклонился сразу же, только дав мужчине договорить первое предложение. Его акцент был идеально-орлесианским, с самого утра он словно и неварранцем уже не был, – Я наслаждаюсь им, как всегда наслаждаюсь своей работой. Лишь когда моя публика позволяет мне отдохнуть, я могу быть задумчив, прошу меня простить.

 

“Задание получил новенький, Филипп… Что-то там, в общем, не важно, у большинства наших фамилии один хрен выдуманные,” – отмахнулась матушка парой дней ранее от его вопроса, – “Он наверняка будет там под другим именем, но если встретишь – дай ему от меня под зад, чтоб не тянул кота за яйца больше от моего имени!”

Филипп “де Фуа”, ага, всенепременно. Такой “де Фуа”, что подходит вежливо знакомиться к небольшому развлечению сего вечера, о котором если судить чисто по речам леди Леду, то можно подумать, что это собачка, показывающая трюки. Да ещё и сам подходит, с вином! Виктор принял бокал, мысленно закатывая глаза, а снаружи скромничая и расшаркиваясь. И зачем вообще использовать своё истинное имя в работе? Этот парень либо полный профан, либо натуральный гений, третьего не дано в природе ситуации.

 

– Вы слишком добры ко мне, лорд де Фуа. Вы ведь наверняка бывали в театре или на концертах! Некоторые из нас, артистов, покрывают тканью всё тело, некоторые носят забавные неприятные маски, я же ношу тёмные цвета, чтобы добавить образу мистики. Я смиренно прошу прощения за то, что оскорбил Ваш изысканный вкус, это всего лишь сценический образ. Не могу не отметить Ваше чувство стиля, мой лорд. Кажется, я видел очень похожий камзол на его милости Стефане де Фирмине этой весной. Должно быть, он Ваш почитатель!

 

Тонкие подколы – хоть что-то в любой стране у него было по-домашнему. Виктор притворился, что пригубил вино, но как только Филипп отвернулся, порция, здраво пропорциональная паре глотков, окропила почву ближайшего горшка. Он научился делать это так элегантно, что казалось он просто руку опускает. В аккурат к повороту головы нового знакомого бокал уже снова был на уровне груди, при чём в таком движении, будто мужчина только что закончил пить. Он поклонился дамам, едва заметно тряхнув смоляными кудрями, сегодня уложенными назад и весьма аккуратно завитыми.

 

– Ты не задаёшь здесь вопросы, рекрут, “откуда я взялся” не должно тебя волновать, – орлесианский акцент остался на месте, а тон, с которым Виктор говорил, продолжал быть благостным и услужливым. Разве что громкость голоса он понизил, дабы речь его была неотличима от общей болтовни, но и неслышима ясно на её фоне, – И я прошу прощения, но работа должна быть выполнена послезавтра утром. Из чего следует, что если ты не умеешь летать и не знаешь никого, кто умеет – ты уже провалил сроки, а потому я не намерен терпеть сомнений с твоей стороны. Я здесь, чтобы преуспеть там, где ты, увы, провалился, и спасти жалование нескольких людей, так что имей уважение.


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Ломай меня полностью 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Филипп задумчиво воззрился в потолок, скептично кивнув, как бы принимая сказанное к сведению. Говорил конечно этот негодяй складно, но колкости его были даже не обидные. Порою, он перебрасывался чем-то посерьезнее даже с той же леди Леду, будь она неладна… Притащит же кого не надо. Нет, сегодня точно все решили испортить ему настроение. Как-будто он для этого так долго подготавливался, чтобы теперь одна заноза в мягком месте теперь задирала перед ним нос и щеголяла своим рангом. Да проворачивали бы они хотя бы половину того, что выполнял Филипп… Нет, его откровенно никто не желает уважать, по всей видимости. 

- О! – улыбнулся он белозубо, опираясь о стену возле головы своего оппонента и чуть наклоняясь к маске. Со стороны это смотрелось весьма недвусмысленно – Так значит сюда прислали не просто черную лошадку… Какая честь, что раздавать легкие шлепки мне будет человек с явным чином, не правда ли? Это так льстит моему самолюбию.

О том, что де Шанс имел в данном вопросе и свои личные интересы, он конечно же промолчит. Не за чем никому знать, почему бард пытался так угодить заказчику, вложив все свои силы и все своим умения в данный заказ. И почему схватился так за него, едва услышав “что” нужно украсть. 

- И с чего вдруг было решено, что я провалился? У меня всё под контролем, благодарю. Летать я конечно не умею, но точно знаю, где будет заказчик… И уж мои старания его, как минимум, порадуют!

Он окинул снова взгляд, охватывая отдалившегося от всех лорда Беланджера. Тот был теперь взволнован и говорил со слугою даже слишком отрывисто. Это Филиппу не понравилось: слишком резкая перемена настроения и попытка спрятать это от гостей говорила о том, что у графа что-то идет не по плану. А если так, то не по плану пойдет и у тех, кто попытается ему помешать – в хорошем или дурном смысле время покажет, и скоро. Однако то, что цель начинала нервничать ему не нравилось категорически… Мог начать всё и раньше, чем положено. 

Филипп усмехнулся, словно пошутил о чем-то у себя в голове или же фокусник рассказал ему вместо издевательств какую-то очень откровенную шуточку, а то перевел взгляд на своего соперника, мягко наклоняясь к его уху и едва ли не перекрывая его своим телом, разве что давая полюбоваться над своим плечом видом теперь их общей цели – графа Беланджера, что говорил хмуро с главой охраны. 

- Я уверен более чем, что сейчас мы скорее можем помочь друг другу… Ты же тоже хочешь покинуть этот зал поскорее, правда? Вот тебе и причина… – обжег он горячим шепотом ухо фокусника и аккуратно уложил ладонь свою между его лопаток, приглашая пройтись, пока начальник охраны отправил куда-то стражу, уходящую в северное крыло. – Поверь, леди Леду не откажет мне в такой шалости! 

Он аккуратно провел его за двери в противоположный от ушедшей стражи коридор, как раз освободившийся теперь. Так даже было намного проще! Ну какой дурак последует за графом де Фуа и его новой игрушкой… Все и так знали, чем они займутся в ближайшее время. 

Де Шанс не просто так потратил месяц. Как бы не считали все вокруг в Челюстях, каждая минута этого времени была затрачена на подготовку. Всё в его плане имело свой смысл и своё место, начиная от туфель и заканчивая подделками, на которые так много ушло времени. Поэтому он не поленился так же и потратить свой задаток на вправду нужные вещи – к примеру, на карту особняка, которую Филипп изучил вдоль и поперек так, что дорогу смог бы найти с закрытыми глазами. 

Схватив крепко запястье, как ему казалось, юноши, он потянул его в сторону неприметной, почти слившейся со стеной дверцы. Дверца поддалась, и вот уже бард тянул “фокусника” вниз по лестнице, ускоряя шаг, перебирая в голове все те места, где бы граф мог держать свои документы. Они могли бы быть в кабинете, если бы Рафаэль не сильно спешил… Тогда ему нужно подняться наверх, пройти до него, забрать документы и вернуться вниз в игорный салон… Как раз тот, из которого вытащили все столы в розовую гостиную, и куда гостям хода не было. Слишком долго! К тому же дополнительная стража шла точно не в сторону кабинета. Или же им просто невероятно сильно хотелось прогуляться, петляя по замку. 

Филипп завел Этранжа в полу-подвальное помещение, где слуга в белесом чепчике аккуратно сортировала белые и цветные ткани, готовясь их постирать. Завидев разодетого аристократа и его спутника, она замялась, сразу опустив глаза и нелепо опустившись в коротком реверансе.

- Кыш-кыш-кыш… – запричитал он, помахав кистью в сторону горничной, сразу же отворачиваясь фокуснику и прижимая его к стене, задирая аккуратную маску, чтобы для убедительности картины поцеловать в губы, чтобы уже скрывшаяся за дверями служанка даже не думала останавливаться и скорее убралась. 

Губы у Этранжа были пухлые и явно мягенькие, так что, едва приподняв маску, он всё же не удержался, чтобы не коснуться их хотя бы пальцами.

  • Ломай меня полностью 1
  • ЪУЪ! 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

“Это льстит моему самолюбию”… Глупый заносчивый мальчишка! Виктор надеялся, что и отсутствие заработной платы и неугасающая ярость Клыка Орлея польстят самолюбию этого новичка, потому что именно это его и ждёт, если он продолжит “работу” в том же духе. Ах, если бы все новоявленные преступники с самомнением размером с Империю Тевинтер в лучшие годы умели придерживаться своего поведения и взглядов, когда понимали, что самомнение в карман не положишь и на хлеб не намажешь – о таком можно только мечтать. Как и о том, чтобы каждый раз, когда колдуну от подчинённого на грани краха приходилось слышать “у меня всё под контролем”, ему платили хотя бы одну серебряную монету. Он был бы уже так сказочно богат, что подтирать сопли и убирать мусор за такими “хозяевами жизни” ему бы уже не приходилось.

– Какой ты умница, всё у нас знаешь, – язвительно хмыкнул колдун, – Я надеюсь, в перечень твоих знаний входит то, что заказчик на месте будет не вечно? Весьма забавно будет, если ты объявишься на месте встречи спустя пару дней после его отъезда в другой конец этой обширной страны. Тогда он точно будет вне себя от “счастья”!

 

Филипп “де Фуа” обладал очень специфичными понятиями о личном пространстве. Виктор ещё стерпел, когда тот наклонялся к нему, оставляя меж ними жалкие сантиметры, но теперь буквально вжался в стену и отклонил голову со скрываемой  одной лишь маской неприязнью, пытаясь избежать дыхания прямо в ухо. Было ощущение, что этот безумец вот-вот его оближет, демон его подери! У тела колдуна на это “сближение” была такая же реакция, как у большинства людей – на ползущих по их телу змей или тараканов, и он к тому же с радостью предпочёл бы этих животных незнакомому новичку. Но пересиливать себя приходилось, чтобы сконцентрироваться на беспокойном теперь графе. Интересно, это тоже входило в “контроль над ситуацией” в понимании Филиппа? Ох, как же Веритас надеялся, что знатной цели просто привезли фейерверки не в том цвете и он теперь страдает, как полагается всем людям его статуса, по мизерному поводу, иначе ему придётся с невероятной скоростью искать заветную служанку и получать наводки – в особняке он находился впервые и угадывать, где хранит Беланджер свои драгоценные документы у него даже по изначальному идеальному плану времени особенно не было. 

– О, я силюсь подумать, чем ты можешь мне помочь, но я так и быть поверю, что это не будет бесполезной тратой моего времени… Пока что, – Виктор старался не кривиться даже под маской, когда мужчина трогал его спину.

И он физически не мог волноваться меньше о том, что подумает эта проклятая леди Леду.

 

Удивительно, но за ними никто не последовал. Неужто лорд де Фуа часто вот так хватает мужчин, словно голодный ястреб кролика, и уводит невесть куда посреди приёма? Порой нравы, приемлемые у знати, до дискомфорта сильно напоминали устои разбойничьих попоек. Виктор тщетно пытался деликатно выдернуть своё ни в чём не повинное запястье у Филиппа, который сейчас словно на корабль опаздывал. Колдун никак не мог отделаться от мысли, что рекрут его, будь то умышленно или по глупости, сейчас очень сильно путает, поскольку до этого он имел представление, куда ему идти, чтобы встретить именно свою служанку, но теперь чем дальше они уходи под стук каблуков, тем меньше он понимал, где находится. Он старался  одновременно запоминать дорогу и бороться с желанием переломать кое-чьи цепкие пальцы.

 

Посреди своего негодования по поводу неизвестного местоположения Виктор позволил себе ужасную оплошность – он мысленно одобрил тактику Филиппа. Это было гениально и просто одновременно – притвориться тайными любовниками, чтобы отпугнуть стеснительную служанку. Теперь они точно останутся наедине и смогут нормально разобраться с заданием! Колдун даже улыбался одобрительно, когда рекрут задрал его маску. Только эта улыбка моментально сползла с его лица, как только он понял, что рекрут – всё ещё глупый мальчишка и совершенно не притворяется. Он попытался отстраниться опять, но на этот раз он был не просто у стены, а вжат в стену – бежать ему было абсолютно некуда. Словно назло Филипп, как это водится среди человеческих особей мужского пола, был сильнее, потому все противящиеся телодвижения Веритаса напоминали больше жалкие подёргивания, когда их губы всё-таки соприкоснулись. Колдуну никогда так не хотелось использовать магию против своих, как сейчас, но он здраво понимал, что это может привести к падению этого пока-ещё-не-вора и резкому удару его затылка о каменный пол. Конечно, бессознательного тела ему тут только и не хватает! Мальчишка словно существовал, чтобы провалить это задание… Мерзкий, сальный хам ещё и позволил себе потрогать его губы, будто они тут на самом деле отошли ради ласк! Поцелуй был недолгим, но стоило Филиппу отстраниться достаточно, по его открытой теперь щеке тут же прилетела хлёсткая, грубая, совсем не девичья или “юношеская” и довольно мощная пощёчина. На коже даже остались видимые отпечатки колец.

 

– Ты… – прошипел Виктор не своим голосом, – Как ты смеешь! О, я подозревал, что человек, позволяющий себе так тянуть со столь важным заданием, не отличается интеллектуальными способностями, но это просто ниже всех моих и без того скромных ожиданий. Если у банальной вежливости когда-то было дно, то ты его пробил и создал новое! – колдун схватил рекрута за ворот камзола и встряхнул со всей той силой, что в нём была, – Я давал тебе разрешение? Я показывал хоть малейший интерес в… Подобном?! Если ты предпочитаешь вылизывать лица людей, которых встретил пять минут назад, как собака, то человеческое общество – явно не твой конёк. Не смей пытаться повторить это, ты меня понял?! Не смей даже распускать свои руки без нужды. Я – не один из твоих юных орлесианских лордов, и я уже давно не мальчик, чтобы меня толкали в спину и таскали за руку!

 

Виктор отпустил Филиппа с тихим рычанием, а за маской, в тени, блеснул зелёный свет, но только на мгновение. Вряд ли орлесианец сможет быть уверен, что ему не показалось, что это не игра света на без того зелёных глазах, что ему не мерещится… Но волк был близок и сейчас, буквально на миллисекунду, был готов атаковать. Колдун опустил маску на место, впервые за день наслаждаясь этим барьером меж своим лицом и внешним миром, и глубоко вздохнул. Нарушение личных границ, к тому же столь грубое и нахальное было непозволительно для него. Что хуже, он даже не успел толком “прочитать” рекрута из-за стресса и не знал, сделал тот это для убедительности, не увидев, что служанки уже след простыл, или по личному желанию. Если первое – то он невнимателен, как малое дитя, а если второе – то как дитя импульсивен и неумел в выборе времени и места или просто обычный хам. Как бы то ни было, произошедшее колдуна разозлило и знатно выбило из колеи. Но голос его вернулся и даже великолепный орлесианский акцент в нём всё ещё присутствовал.

 

– Так, поскольку со всеми твоими импульсами вожделения мы уже разобрались… Ты можешь объяснить мне, зачем меня сюда завёл? И не говори, что у тебя всё под контролем, пожалуйста, мне уже хватило. Лично у меня всё под контролем было там, – Виктор указал тростью наверх, – И план у меня был свой. Теперь мы в этом… Подвале и меня безумно интересует, придумал ты мне на ходу роль в своём гениальном контролируемом плане, или только обеспечил прогулкой туда и обратно? Сомневаюсь, что наша цель хранится здесь.


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Удар был сильным и хлестким настолько, что голова Филиппа откинулась, а рука сама собою взлетела, сразу же схватившись за лицо. Он застыл на мгновение, выдохнув после  с оскалом болезненности и нервным оханьем, которое, в прочем, довольно быстро перерастало в саркастический смех, пока пальцы де Шанса затирали место удара и проверяли, есть ли кровь. Крови не было, однако лицо его горело так, словно бы по нему прилетело веслом: рука у старшего по чину была и вправду весьма тяжелая. Видимо он ни единожды успевал применить её по назначению, отпугивая желающих позабавиться… А позабавиться явно было желающих полно! В конце концов костюм на этой фигурке смотрелся идеально, подчеркивая тонкую талию, узкие бедра, острые плечи… Невольно Филипп вновь засмотрелся, всё ещё смеясь, однако рук уже распускать не стал. 

- Ох, Тьма-тьмущая да ты что! Такой красивый мальчик, а уже такие шаловливые ручки… – почти проурчал он, всё ещё потирая место удара – Я буду гладить его каждый день, представляя это снова и снова! Это было великолепно! А уж какой поток речи, и всё главное про меня. Прямо почесываешь из раза в раз моё самолюбие! 

Филипп расцвел ласковой улыбкой, сощурившись и отойдя от вскипающего и поспешно натягивающего на лицо маску фокусника. Отступая спиною, он даже ткнул в сторону него пальцем, сообщая одним только призывным взглядом, что скоро вернется. Аккуратно выглянув за неприметную дверку, в которой скрылась горничная, он довольно хмыкнул и вновь обратился к Эранжу.

- Благо своим гневным шипением ты не вернул эту девчонку обратно… И надеюсь она из твоих речей ничего не услышала, чтобы задержать ещё ненадолго! Девчушки, знаешь ли, бывают любопытны не в меру! – пожал плечами Филипп, возвращаясь обратно – Я думал, что людям, что выше тебя по рангу, нельзя лгать! Ну раз ты просишь не говорить правды… А она, хочу заметить, заключается в том, что всё идет как нужно… относительно... То тогда мне стоит промолчать вовсе! 

Филипп огляделся вокруг, в поисках того, для чего собственно и должен был его путь начинаться именно из прачечной. Он отодвинул пару корзин и сдвинул, уже начиная заметно нервничать – это было понятно по тому, как быстро он нашептывал под нос слова какой-то считалочки про петушков и курочек, что гуляют по двору и хвастаются оперением, но срут на головы друг другу и лезут выше, толкая соседа по ночам в бок так, что тот валиться с насеста. Это песенка, полная куриного прицепа, была его любой… И, по мнению де Шанса, очень хорошо отражала общество, в котором ему приходилось крутиться. Но Филипп бы солгал, если бы сказал, что ему это не нравилось. По качеству толкания соседа он был мастер, каких не сыскать! Но каждый раз убеждал себя в необходимости такого поступка.

Он выдохнул облегченно, оборвав песенку, и вытягивая из-под шкафа тонкую неприметную шкатулку для ожерелья. Пальцы его зашарили снова по полу, наконец находя тонкий кинжал, которым можно было сломать замок и вытащить наконец кусочек бархата. Аккуратно размотав с него бичевку с повисшей на ней печатью, которую де Шанс тут же положил себе в карман, мужчина наконец достал из ткани ключ. Кинжал был спрятан поспешно за пояс под камзол. И оставалась надежда, что им не придется воспользоваться.

- Хорошо… Пока по плану. – немного нервно выдохнул он, стараясь отмахнуть от себя подозрения в том, что его мог обмануть старикашка-ключник. Если и вправду обманул, то пути отхода у Филиппа тоже были. Правда тогда в них был всего один убегающий человек. 

Де Шанс поднял глаза на Виктора, пытаясь рассудить о том, убьют ли его, если он бросит старшего по чину в такой ситуации? Пожалуй, что по голове точно не погладят!

- Объяснить конечно могу. С тобою сюда проще попасть было таким образом. К тому же, теперь у нас есть оправдание отсутствия на пару часов… Ценою твоей гордости, возможно, но есть же! Не знаю, в чем состоял твой план, но мой явно пока лучше. Пока что… – де Шанс подмигнул, пряча ключ за пазуху и выглядывая снова в коридор для горничных, ведущий куда-то вниз. – У меня есть план дома. – сообщил он и, поймав вопросительный взгляд из-под маски, пояснил, постучав себя по лбу – Вот тут. Пришлось всё заучить, чтобы каждый раз не путаться в коридорах. Если всё идет, как надо… то грамоты должны быть в спальне супруги нашей цели. И пробраться туда можно через проходы в стенах, которыми пользуются горничные. Один из таких связывает ту спальню с покоями самого Беланджера. И попасть в него можно через эту прачечную…

Филипп открыл чуть шире дверь, аккуратно выскользнув из неё и направившись вдоль серой, ничем не украшенной стены по узкому коридорчику для прислуги, ведущему куда-то в сторону и вверх. Иногда он останавливался, прикрывая глаза и мысленно двигаясь по карте, что разворачивалась у него в голове. Там должен был быть выход во внутренний дворик, где обычно чистили для кухни продукты… Должно быть сейчас там была масса народу! И смогли бы они проскочить вдвоем…? Приходилось думать быстро!

Чтобы не думал о его подготовке “Люсиль” и все Неваррцы, он всё же вправду готовился! Может слишком тщательно…

- Если услышишь шаги позади, говори…! – попросил он фокусника, спешно расстегивая пуговицы на ходу.

У самых дверей де Шанс стащил с себя камзол, под которым оказалась странная конструкция из ремешков, похожая отдаленно на корсет. Один из таких ремней придерживал надежно два сшитых между собою кусков кожи, прилегающих плотно к спине, вроде большого кармана, в который могли поместиться письма и даже полностью развернутые листы. Филипп вывернул камзол наизнанку, где вместо подкладки была снова лицевая сторона, но уже куда менее презентабельная и яркая – камзол был серовато-черного цвета, не имел украшений, кроме пуговиц, да и ткань его была довольно простая. Натянув обратно одежду, мужчина наконец опустил маску и быстро связал узлом кудрявые волосы, завернув их во внутрь, словно гнездо. Лента от маски придерживала эту странную конструкцию, так что она не грозилась рассыпаться кудрявым каскадом, когда дверь вдруг распахнулась перед ними. 

Филипп не удивился, а лишь зашагал вперед так, словно бы вовсе не переодевался поспешно, а именно поспешно шел всё это время по коридору. 

- Г...господин…? – спросил у них слуга, удивленно смотря на мужчину перед ним.

- Леди Беланджер попросила проводить этого юношу к её гостиной… Хочет лично посмотреть пару “фокусов”.

- Но… Я Вас…

- Ну конечно. Похвальная осторожность. Думаешь кто-то чужой для леди знает как сюда попасть?

- О…

- И конечно же… никто не должен об этом знать, ты же понимаешь? – спросил де Шанс, будто из ниоткуда доставая золотую монетку.

- Конечно!

- Смотри мне, – предупредил холодно бард, кидая слуге монетку так, чтобы тот точно смог поймать – Мы же не хотим проблем?

- Нет, что Вы, господин! Идемте! Я покажу вам, как пройти! 

Слуга вел их аккуратно по анфиладе, вдоль стены, вид вод двор из которой был закрыт стиранными простынями. Из-за них доносился тихий смех и пение служанок, когда слуга-распорядитель открыл им дверцу, ведущую вверх по узкой лестнице. 

  • ЪУЪ! 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Виктор надеялся, что все эти речи – просто шутки, ибо отказывался верить, что кто-то может быть таким же ненормальным мазохистом, как он. Также он отказывался верить, что бывает на свете столь неописуемая наглость, но Филипп явно решил его переубедить. Кто вообще ведёт себя так на задании, да ещё и со старшими по званию? Быть может он и пережил за годы жизни свою долю сальных намёков и предложений, от которых “невозможно отказаться”, но никогда никто на него не набрасывался в самый ответственный момент. Никто не позволял себе подобной глупости, даже разбойники, что были пропиты настолько, что не видели дальше своей руки и не могли визуально отличить его от женщины!

– Нельзя лгать, нельзя говорить правду – поистине безвыходная ситуация! – колдун закатил глаза и встал в позу, нетерпеливо сверля напарника по несчастью глазами, пока тот что-то искал. Кажется, даже за маской было заметно, как расширились при виде печати его глаза, и не сказать, что шок был исключительно приятным. Несомненно, молодой человек – большой молодец, но когда задание имеет чёткие временные рамки и не имеет денежного бонуса за скрытность и обман, такие затраты – лишь трата времени и ресурсов, – Так вот что у тебя заняло так много времени… О, Бездна, рекрут, это миссия с кражей, а не с подменой… 

 

– Мою гордость здесь, как я вижу, никто не ценит совершенно, словно она продаётся на базаре рядом со вчерашними булками, – Виктор цокнул языком, с великим недовольством осознавая, что пока у него вместо карты и навигатора только этот рекрут. Однако, двигались они по коридорам для прислуги, что было частью и его плана, пусть и проход был не совсем тот и “его” слуги было ни следа, что несомненно успокаивало нервы, – Я надеюсь, ключ от двери в одну из спален или хотя бы от контейнера, в котором могут храниться грамоты, а не от твоего сердца, иначе сегодня я определённо вымотаюсь излишне.

Не то чтобы Виктор пялился на то, как раздевался, а точнее переодевался его напарник, но он не смог не оценить эту интересную конструкцию, что красовалась у него на торсе. Наверняка она была уникальна, сделана специально для таких вылазок…

– Хоть в чём-то ты явно хорош, – хмыкнул колдун, оглядывая ремешки, – Надеюсь, всё поместится.

 

Прачечная, прачечная, прачечная… Какую работу должна была выполнять Нэя сегодня – вот в чём вопрос. Следуя за тошнотворно-услужливым слугой, что рангом других повыше, Виктор украдкой посматривал по сторонам, надеясь, что ему вот-вот подадут знак и сделают сей план хоть немного более надёжным. Они уже подошли к лестнице и его надежды начали таять, когда он заметил девушку, внешне неотличимую от десятков других служанок, но для него сияющую яркой звездой. Вот она – ученица личного аптекаря графа и графини Беланжер, служанка днём, форточница ночью и шпионка на пол-ставки по выходным, вот, притворяется, что усердно отжимает бельё, а на деле смотрит искоса, выжидая.

Колдуна повело по диагонали, его тело мотылялось туда-сюда, пытаясь восстановить равновесие. Слуга-распорядитель запоздало ринулся наперерез падающему гостю, только отойдя от шока и прикрыв распахнувшийся рот, но его, конечно же, опередили. Эльфийка, на вид совсем крохотная, но на поверку сильная и натруженная годами в услужении, бросила бельё, подхватила “фокусника” вокруг торса и удержала от падения. Из-под маски мужчины капнула кровь.

– Мсье, прошу прощения, я кажется помяла Ваш… – залепетала она смущённо.

– Левый карман, девочка, да побыстрее! – сдавленно ответил Виктор.

Нэя вытерла руки о нижнюю сторону фартука и быстрым, практически моментальным движением запустила руку в чужой карман, извлекая маленький флакон с лекарством. Никто и не заметил, как вместо него в кармане оказались два связанных верёвкой ключа, завёрнутые в пергамент, также как никто не заметил само наличие свёртка в потайном кармане её подола. Она поднесла флакон к губам мужчины и тот отпил, только утерев кровь с подбородка носовым платком.

– Нам нужно немедленно доставить его к аптекарю! – слуга посмотрел сначала на “фокусника”, а после на Филиппа, – Господин, если это повторится во время выступления…

– Ни в коем случае! – захлёбываясь вдохом, возмутился Виктор, – Я не могу опоздать к её Светлости, она лично попросила моего присутствия.

– Мастер Делор сегодня весь вечер будет подле его Светлости, Вы же знаете, что сегодня подают морепродукты, – эльфийка замахала свободной рукой, – Нет нужды его беспокоить, он жутко разозлится! Я исправлю эту неприятную ситуацию прямо на месте.

– В таком случае, я должен буду проверить, чтобы ты справилась, – слуга сощурился, едва слышно добавив, – Остроухая…

– Ох, я чуть не забыла! Вашего присутствия требуют в гостевых спальнях! Юная леди Дюплантье запросила флёрдоранж на своём ночном столике и ничего кроме, а цветов всё ещё нет.

– Я… Но как же… Что за вздор, почему меня не уведомили раньше? – мужчина возмущённо фыркнул, вновь повернулся к Филиппу и растянулся в сладкой улыбочке, – Я надеюсь, Вы будете не против менее… Умелого гида. В гостиную леди Беланжер, девочка, никому знать об этом не положено. И чтобы никаких пятен не оставила!

– Сию минуту, – Нэя кое-как поклонилась уходящему и куда более открыто раскланивающемуся слуге, – Следуйте за мной, господин.

 

Дверь на лестницу за ними закрылась, приглушая шум прачечной. Виктор и служанка прошли в обнимку несколько ступеней, пока практически в унисон не расцепились. Колдун поправил дотошно свой камзол, а эльфийка раздражённо выдохнула. После они заговорили приглушённо, почти шёпотом.

– Можно я ему перо в бок воткну, а? – голос её внезапно стал грубее, с лица сошла тень смущения и смирения, сменившись нахальной кривой улыбкой, – Это говно друффало совсем рамсы попутало, дали ему пол-грамма власти – и он уже начальническую жопу дочиста вылизал, тьфу! Чё как, белобрысик?

– Забавно, что ты даже не убедилась, что он свой, – Виктор вздёрнул бровь настолько явно, что это и по голосу читалось.

– Да чё я, наши наглые рожи не знаю чтоль? Особенно те, из-за которых меня на работу вызвали, когда я должна была валяться в драбадан в соседней деревне, – она осуждающе посмотрела на Филиппа, – Да-да, про тебя чешу, у меня отгул так-то должен быть, а ты плетёшься на задание, как на променад! Ай, ладно, короче: дело потенциально пахнет херово.

– Только не говори мне, что наш граф изволил перевезти свои документы, молю, – Виктор звучал обеспокоенно, но действия его были скорее напротив повседневны – он достал маленькое зеркальце и с его помощью тщательно вытер нижнюю половину лица и внутри маски, – У нас остались всего сутки.

– Ну, не совсем. Его Чесоточничество сегодня из комнаты своей бабы что-то переносить изволило, да прямиком в сокровищницу. В основном вазы какие-то, приблуды… Но я найти херню вашу не успела, мне пинка под зад дали, да и с тех пор я там одна остаться не смогла. Так что если это мадама у нас декором увлеклась, то не страшно, найдёте, а если нет, – она фамильярно похлопала по карману Виктора, но убрала руку быстрее, чем он успел по ней шлёпнуть, – То у тебя – ключ от хранилища, плюс незапертые окна сокровищницы, удачи, счастья, здоровья. Помещение на втором этаже, на входе – три стражника, так что не лезть изнутри, а то пики точёные обеспечены. Карту я тебе там накалякала, какое окно – написала. Второй ключ от задней двери на внутренний двор, успеешь до салюта – буду ждать там. Насчёт белобрысика не знаю, он слишком холёный для калеки, но придумаем чё-нибудь.

– Благодарю, дитя моё, я не забуду твоей помощи, – улыбка слышалась в голосе Виктора, – Эти орлесианцы хоть аванс доставили? 

– Конечно, иначе я б жопой не пошевелила! – девушка фыркнула и открыла ключом из своей связки сначала дверь справа, а после – слева, – Покои господ все ваши, только дверку за собой захлопните, голубки. А я сваливаю, пока этот бычий хрен не осознал, что я ему за цветы напиздела больше, чем мои уши.

Нэя уже начала спускаться, как обернулась и прыснула со смеху.

– А кровь-то откуда?

– Я прокусил щёку и плюнул вверх, – колдун ответил, будто это – абсолютно повседневная информация.

Служанка усмехнулась ещё раз и скрылась в полумраке коридора, бормоча какие-то невнятные подколы.

– Ну что, приступаем, мой дорогой мсье “у меня всё под контролем”? – Веритас поправил маску и по-кошачьи склонил голову, рассматривая Филиппа, – Про сокровищницу ты тоже слыхал, или это лишь мелочи в твоей Игре?


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На удивление Филипп и сам испугался, завидев кровь. Он конечно не боялся её вида и, в случае опасности, не поленился бы использовать кинжал для защиты своей драгоценной жизни. Однако, если сейчас этот, пусть и старший по званию, но всё же хам и дурень, помрёт, то ему будет весьма сложно выбраться из такой ситуации. Да ещё и после объяснять Лису от чего и куда пропал неваррский член челюстей. Он и распорядитель бросились подхватывать “дорого гостя” почти одновременно. Но не успели оба. Благо на помощь пришла эльфийка… И по началу де Шанс даже волновался. По крайней мере до той поры, пока его цепкий взгляд не поймал взволнованное движение руки прачки, явно опускавший руку в карман господина не пустой. 

Благо, что на лице его висела маска, скрывая степень удивления.

“Да сколько здесь ещё шпионов и помощников?!”

Весь короткий разговор он промолчал, и даже на елейную улыбку распорядителя ответил как-то скупо, даже не найдясь о чём пошутить. Он просто следовал за словно подпирающими друг друга эльфом и человеком, явно призванным сломать и без того не слишком твердую репутацию де Шанса. И смотрел он на них весьма и весьма подозрительно.

С Филиппом впервые была такая не приятная оказия. Обычно он выполнял все задания самостоятельно без чужого вмешательство. Теперь же ему просто откровенно мешали. Нет, конечно было несказанной удачей попасть сюда таким способом, но ведь приходилось думать прямо на ходу. И конечно великолепно, что их проводит служанка, но в планы Филиппа как-то не входило после покидать кабинет через дверь, да ещё и вдвоем. А выдержит ли их обоих скат на крыше у окна, находящийся прямиком над оранжерей? А вдруг доски, что лежат на толстом стекле зимнего сада, продавят сложную конструкцию и оба они сваляться куда-нибудь прямо в левкои леди Беланжер. 

Негодование барда подогревали ещё и колкие фразочки эльфийки.

- Так, а между прочим я вас обоих сюда вообще-то не звал! – возмущенно зашипел он в пол голоса, даже не замечая, что оба никакого внимания на него не обратили, продолжая говорить во время его монолога всё так же спокойно и между собою – И я не плетусь, а тщательно подготавливаюсь! Тратишь целый месяц на идеальный просчет, на каждое движение, чтобы даже муха не сдохла без твоего ведома, а тут появляются всего две...! Две наглые и невероятно заносчивые личности, что просто комкают мой план к пресвятой матери и заставляют нервничать и хоть как-то пытаться вернуться к исходному плану! Хоть как-то! У меня скоро вылезут уже седые волосы от таких поворотов. А мне ещё рано на покой! Да что ж такое, демоны бы вас побрал! Что за неуважение к чужому труду, а! …это ещё какого калеки? Придумаем что нибудь, хах, конечно. Видя ваш настрой, я так понимаю, что для “помощи мне” в превращении похожего на калеку, вы мне обе ноги сломаете? Ну уж хрен вам! Дитя… тоже мне дитя. Исчадие бездны! Как и ты тоже! Всё, это просто невозможно!

Он надулся, поджав губы и проводив служанку очень внимательным и холодным взглядом свысока, словно бы только что не выпалил целую поэму о глубине своих чувств. Медленно он перевел взгляд на Фабио, только лишь фыркнув и подтолкнув его в плечо, заставляя зайти в комнату леди, прикрывая за собою дверь. И только здесь он стащил маску, давая пшеничным локонам рассыпаться на камзол. 

- Начнем с того, что вот эти твои невероятно остроумные замечания совершенно неуместны. До вашего появления у меня всё было под контролем. И пока что тоже, не смотря на то, что, чует моя пята, хлебну я ещё с вами проблем… И да, я в курсе про все места, куда Беланжер может спрятать грамоты. И в отличии от твоей невероятно разумной и хваткой эльфийки я точно знаю где конкретно он здесб их спрятал. – фыркнул де Шанс, когда за дверями послышался торопливый стук каблуков и смех. И смеху леди вторил мужской голос – Твою...мать!

Такого поворота событий он совсем не ожидал. Он конечно был в курсе, что Элиан любила таскать в свою кровать множество мужиков, но чтобы прямо во время приема! Не уже ли её супруг уже был слишком занят… Это совсем не радовало. А времени проверять под матрасом кровати уже не было. 

- Быстро прячься! – прошипел он, потащив фокусника в будуар и прижав его там к стене рядом с дверью, аккуратно выглядывая из щели в дверях. Между тем любовники уже зашли в комнату, едва ли не пожирая друг друга ртами, а тонкие руки молодой жены Беланжера уже стаскивали чужой камзол с мужчких плеч – Только не на кровать только не на кровать только не… Вот же сучка! 

Он выругался, прижавшись лбом к стене рядом с ухом Виктора и тихонечко постучался о неё головою. В голове его так роились мысли и варианты, что, казалось, скрип мозгов было услышать не сложно.

- Ладно, ладно. Они на кровати. Бумаги под периной… Один из нас должен туда проползти и...достать их. Они у правого края, что ближе к окну. И думаю, что это должен быть ты. Снимай камзол, а то зацепишься в самый неподходящий момент. – прошептал он, наконец отлипая от стены и начиная развязывать одежду Фабио - Что? Что ты так на меня смотришь? Ползти с ремнями не слишком легко! Да и вообще, как бы мне не хотелось это признавать, но ты меня явно тоньше! Не переживай, они там заняты своим делом и вряд ли скоро закончат. Но когда закончат, то точно нас найдут здесь. Лорд Грондер не скорострел. Он ещё её час будет там катать… О, слышишь?

Из комнаты и вправду доносились громкие и сладкие стоны женщины, сопровождаемые скрипом кровати и шелестом балдахина. 

- Я буду смотреть на них и подсказывать тебе по возможности жестами. 

  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Виктор много хотел сказать Филиппу. Хотел сказать, что он, такое исчадие Бездны, быть тут вообще не должен был, что его, как и эльфийку, отправили на место из-за его промедления. Что великолепный план стоило приводить в действие побыстрее, особенно зная, что заказ был сделан на другой территории и головой отвечают за него абсолютно другие люди. Что обе ноги он ему сломает, если он не прекратит верещать, что седые волосы на фоне светлых натуральных почти не видно и что он вообще бесится с жиру, пока другие пришли за него работать. Виктор хотел сказать, что если у орлесианца всё было под таким жёстким контролем, то его Клык почему-то не удосужился об этом сообщить, когда время на исполнение начало истекать стремительно. Хотел бы, но его прервал зов чужой плоти, столь нетактично вторгшийся в их цивилизованную дискуссию.

– Знать больше того, кто не успел обыскать комнату – тоже достижение, конечно… – успел только прошептать колдун перед тем, как послышался женский смех и мужской голос, а его личное пространство вновь было грубо нарушено.

 

Он закатил глаза, дожидаясь, когда Филипп вдоволь настучится своей богатой на планы головой об стену и скажет что-то конструктивное. Ждать долго ему не пришлось, но и конструктивности орлесианца надолго не хватило, поэтому тот, только озвучив предложение дальнейших действий, принялся его раздевать. Виктор естественно посмотрел на него, как на умалишённого: мало того, что несётся вперёд конницы, так ещё и нагло распускает руки. Опять! Колдун и не собирался предлагать ему ползти самому, ибо у него голова ещё работала и подсказывала, что стоит парочке бросить случайный взгляд за пределы кровати – взрослого мужчину они точно заметят. Но и торопиться так не было нужды, тараторя и не давая вставить слово, ведь у него была своя идея на этот счёт. Веритас твердо выдернул свою одежду из чужих загребущих рук и быстро застегнул её обратно, качая головой.

– Я ничем не зацеплюсь, и я бы объяснил тебе, почему, если бы ты не начал командовать в панике. Но раз уж начал, – Виктор поправил одежду, осмотрел её, после поднимая взгляд снова на шпиона. Только глаза смотрели уже не человеческие, а светящиеся в темноте будуара кошачьи, – То просто смотри.

В ту же секунду фигура колдуна сгорбилась, согнулась к земле и уменьшилась в размерах. Руки и ноги стали лапами, лицо – усатой мордочкой, появился хвост, куда-то испарилась одежда и трость и вот перед Филиппом уже стоял обыкновенный домашний чёрный кот, который, тем не менее, продолжил смотреть на него заметно укоризненно ещё несколько мгновений, прежде чем просочиться в щель и направиться на поиски.

 

Пара прелюбодеев была слишком занята друг другом, чтобы заметить выскользнувшего из будуара кота, который тем временем абсолютно бесшумно прошёл под кроватью и достиг заветного правого края, что ближе к окну. У такого решения проблемы было множество плюсов – тишина, неприметность, более безопасные для жизни и здоровья последствия в случае обнаружения, но только один минус: котик маленький, а кровать – большая, потому шарить под периной своей крохотной лапкой он будет дольше. Пользуясь теми подсказками Филиппа, которые он вообще мог увидеть, колдун принялся обыскивать весь этот практически бесконечный для его нынешних размеров правый край. Искал он с одной стороны, с другой, посередине, уже вытер всю пыль под периной своей несчастной лапой, а бумаг там, по всей видимости, и не было. Веритас так отчаялся их найти, что начал пролезать под перину уже с головой и именно в этот момент на него пальцем ноги наткнулся лорд Грондер. Мужчина от озадаченности даже прервал движения и повернул голову, успевая заметить, как чёрные уши и лапа спешат скрыться под кровать.

– Элиан, весенний мой цвет, когда ты успела завести кота? – недоуменно, но с улыбкой вопрошал Грондер.

– Какого ещё… – леди Беланджер, судя по всему, была не совсем в себе, будучи оторванной от столь райского удовольствия. Она еле выговаривала слова от резких вдохов и заданному вопросу не придала должного значения, обхватывая любовника за плечи и притягивая его губы к своим, – Не задавай… Глупых вопросов. Или ты хочешь дождаться, пока… Пока освободится мой муженёк? Давай же, быстрее!

Когда парочка вновь слилась в поцелуе, кот поспешно засеменил обратно в будуар, дабы не рисковать привлечь ещё больше внимания. Стоило кончику хвоста скрыться за дверью, в комнате с новой силой раздались стоны.

 

Виктор “вырос” прямо на глазах Филиппа, быстро оказываясь с ним лицом к лицу, и первое, что он с большим наслаждением сделал в своей человеческой форме – это закатил глаза и тихо вздохнул, отряхивая левую руку, которой так долго искал бумаги.

– Пусто, абсолютно пусто, – зашептал он раздосадованно, – Если под правым краем ты не имел в виду область чуть справа от центра, в котором наши влюблённые сплелись воедино, то никаких бумаг на этом месте нет. А теперь, поскольку мы в дамском будуаре пленены, я предлагаю следующее: я сделаю так, чтобы леди и её кавалер уснули крепким сном и мы уходим так быстро и незаметно, как ты только можешь себе позволить, в сокровищницу. Мысли, предложения? – колдун вздёрнул бровь, секунду помолчал и ухмыльнулся, – Интересно даже, что бы ты делал, не будь тут этого “исчадия Бездны”… 


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ох уж и любили эти неверрцы напустить побольше таинственности. Одно слов – фокусник! Именно о фокусах Филипп и подумал, отшатнувшись от Фабио и едва ли не наделав больше шума, чем слившиеся в соитии тела леди Беланджер с её любовником. Он едва удержался на ногах, уставившись в желтые глаза с тонкими полосками вертикальных зрачков, медленно расширяющимися в полумраке комнаты Эти глаза явно были не человеческими. Вот тело человека стало сворачиваться, уменьшаться в размерах, пригибаясь к земле, меняться. Он даже не успел заметить, как тельце успело покрыться короткой шерстью, а лицо так сильно изменится…

В прочем, если уж присмотреться, то не так уж сильно и изменился Этранж: всё те же длинные конечности, долговязость, всё та же втянутость морды, всё те же укоризненные зеленые глаза и огромные уши…. Уши? Нет, таких ушей у него точно не было. Или по крайней мере их закрывали волосы. Но вот то, что в этом длинном коте без труда угадывался сам Фабио – сомнений тут не оставалось. Эта наглая длинная морда с покатым носом принадлежала именно этому гаду и никакому иному. А уж какое выражение было ней! Не смотря на то, что де Шанс котов обожал, именно сейчас и именно этого, задравшего наглый длинный хвост и потопавшего к двери, хотелось ускорить пинком под тощую задницу.  Однако этого он конечно же не сделал, только лишь выглядывая в щель, в коею просочилось тощее черное тело кота. 

Он пыхтел, но старался делать это как можно тише. В конце концов сейчас весь его гнев и негодование попросту некому было видеть, так что и стараться было бессмысленно дуть губы. Филипп перестал поджимать губы почти сразу, как только наглая элегантная лохматая задница скрылась под кроватью, поднимая за собою хвостом кусочек простыни. Он взволнованно наклонился, подсматривая теперь под кровать, вставая на четвереньки и стараясь наглому животному подсказывать.

- Дальше… – одними губами шептал он, помахивая рукою чуть в сторону – Ещё! К центру! Нет? Да как… Ещё да… Ай тыыыы….

Он тут же прижал голову ещё ниже, чуть лучше прикрыв дверь, дабы не быть замеченным внезапно остановившим поступательные движения в женщину графом. Тот уже успел заметить длинное тело кота, юркнувшее обратно под кровать и прижавшего к голове огромные свои уши. Благо, что леди Беланджер хотела ласки больше, чем понять, что за животное привиделось её любовнику. Котик всё же пополз в обратном направлении, так что Филипп, не успевший подняться, отполз немного назад, уступая проскальзывающему мягко Фабиану место перед дверью. Мгновение, и вот над ним вырос вновь тощий фокусник, закатывая свои глазищи с таким видом, будто бы это Филипп виноват в том, что в соседней комнате творится непотребства, а ему, такому несчастному, пришлось и это делать “за рекрута”, да и вообще “эй ты, я делаю тебе одолжение”!

Он даже не пытался перебить поток осуждения и предвзятости, поднимаясь с пола и отряхивая свой нехитрый костюм, а после внимательно выслушивая слова Этранжа. Вот тут он и смог наконец-то показать все свои коронные выражения лица. Де Шанс поджал губы, скрестив руки на груди и внимая потоку речи с такой готовностью, будто бы его вели на эшафот, понося немыслимыми оскорблениями. Но это не могло бы сломить его! Бард дождался, когда тирада мужчины немного утихнет, подняв вверх указательный палец.

- Между прочим! Я без неё бы делал тоже самое, что и сейчас! Или по твоему только твоя лопоухая в курсе того, что здесь имеется сокровищница? По твоему у меня не было запасных планов? Ну отлично… Видимо у вас в привычку набирать именно таких идиотов.  – Филипп закатил глаза в ответ, цокнув языков, и подошел к окну, аккуратно распахивая его – Ну раз я такой неблагодарный дурень, которого нужно водить за ручку и тыкать носом туда, что я и так знаю… 

Нет, конечно было логичнее согласится на помощь мага. Это же куда безопаснее! Куда безопаснее выйти тем же путем и спуститься в сокровищницу нормально и относительно безопасно… Но разве теперь он мог согласиться на помощь этого самодовольного наглеца? Самолюбие Филиппа и без того было раздавлено! И откуда вообще взялся этот Этранж… Но, пожалуй, по настоящему сейчас ненавидел де Шанс именно Лиса Орлея. Чёртов Дезмал ведь согласился! Он же всё ему объяснил! Так от чего не попросил отменить этого засланного помощника? 

Филипп уселся на окно, перекинув через подоконник ноги и рассматривая скат крыши внизу, плавно переходящий в прозрачное стекло зимнего сада. Ещё раз бросив недовольный взгляд на Фабиана, орлесианец осторожно стек с подоконника на крышу. Каблуки тихонько стукнули по дереву и чуть шатнулись. Нет, так шумно передвигаться по крыше явно было нельзя. А двигаться нужно было вдоль стены над оранжереями…

Мужчина аккуратно размотал вязь бантов на туфлях и снял их, некоторое время раздумывая, куда же деть свою обувь: оставлять их было нельзя. Не ходить же после босиком… Аккуратно связав между собою ленты бантов, он всё же перекину их через плечо, аккуратно двигаясь вперед и держась за стену. Схватившись через метров пять за угол здания, он аккуратно выглянул, высматривая нужное окно. Оно было ниже на этаж… И эльфийка его и вправду приоткрыла. Тут нужно было признать её полезность, как бы не хотелось этого барду. 

Филипп обернулся обратно, высматривая своего спутника и шепча в темноту:

- Ну? Ты там скоро? Или на клубочек отвлекся?

  • Ломай меня полностью 1
  • Ор выше гор 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

“Не корчи рожу, а то таким и останешься,” – так говорила Виктору матушка в детстве и сейчас он как никогда хотел её процитировать. Филипп был похож на обиженного ребёнка, которому не хватало только потопать ножками и начать плакать. Поджатые губы и скрещенные на груди в защитном жесте руки складывались в довольно милую картину, а поднятый кверху указательный пальчик стал в ней финальным штрихом, таки выбившим из колдуна снисходительную улыбку. “Ты ж наш большой самостоятельный мальчик, посмотрите…” – думал он, выжидая момента, чтобы объяснить этому профессионалу, что вообще-то он имел в виду себя и свои заклинания. Только орлесианец в последний момент решил, что заклинания для слабаков. Или что он всё-таки “такой идиот”, одно из двух.

 

Несомненно ему уже говорили не раз, что скорее выпрыгнут в окно, чем примут его помощь. Один Грифон в начале их знакомства точно сказал это раз десять. Но никто ещё ранее буквально в него не выпрыгивал в ответ на предложение. Виктор был, признаться, немного удивлён, встретил недовольные глаза Филиппа своими широко раскрытыми, как плошки. Виктор был удивлён достаточно, чтобы не броситься останавливать барда аж до тех пор, пока тот уже не стёк вниз. Но всё волнение за его жизнь и душевное и физическое здоровье сразу же ушло от стука каблуков о дерево. Приземлился, горе луковое. Колдун подошёл к окну поближе, но из темноты так и не высунулся. Нет, если орлесианец думал, что он, заметно опирающийся на трость калека, будет откуда-то прыгать, то он определённо не одарён либо умом, либо зрением.

 

Виктор некоторое время раздумывал, как ему лучше полететь, даже достав бумажку с примитивно нарисованной картой и вглядевшись в неё внимательно. Он конечно был птицей, но птицей довольно крупной, хищной и заметной. Это даже мягко сказано, ведь не заметить пташку с двухметровым размахом крыльев, машущую ими прямо перед твоим окном, практически невозможно. Он мельком высунул из окна лицо, пока Филипп корпел над своей обувью, посчитал траекторию и вновь скрылся внутри. Нет, с подоконника он так аккуратно не взлетит. Так же, как ранее в кота, он обратился в орла на полу и первым, что услышал его острый слух, была саркастичная ремарка про клубок. Клубки Виктор действительно любил, когда пребывал в кошачьей личине, но подкола не простил, поэтому решил не предупреждать о своём появлении. Если наглый орлесианец шлёпнется мягким местом о земь – виноват будет сам, ибо мог, как нормальный человек, пойти по лестнице.

 

Орёл взлетел, чётко рассчитав взмахи крыльями, чтобы не врезаться ими в оконную раму, но повернул и начал резко снижаться сразу же, как только оказался на улице. Он целился пролететь мимо тёмных окон, где был меньший шанс наткнуться на случайного наблюдателя, но вышло так, что пролетел ещё и прямо мимо Филиппа на повороте, хлопнув крыльями буквально в сантиметрах двадцати от его лица. Дальнейший полёт прошёл без эксцессов: колдун быстро приметил нужное окно, замедлился, аккуратно снижаясь, и присел на лепнину между окнами. Он перебирал лапами, еле слышно постукивая когтями по вычурным декоративным элементам, склонил голову набок и сверкнул зелёными глазами в ту сторону, где стоял Филипп, издав тихую и короткую, но от того не менее ехидную птичью трель. В этом урчащем звуке ясно читалось: “Ну что, идёшь, умник?”


The hours of folly are measur’d by the clock, but of wisdom: no clock can measure.

CNNtPo9.png            XaUR2tV.gif            61525Pb.png

To see a World in a Grain of Sand and a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

  • Ломай меня полностью 1
  • WAT (°ロ°) 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах