Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Рекомендованные сообщения

[23 Жнивеня 9:42 ВД] THE SHADOW OF YOUR LIGHT

◈ Adrian Du Couteau & Selena Viardo ◈

   Красота страх молодёжи_23_готово_1.png

 » дворец леди Серил, г. Джейдер, Орлей « 

 


 

«Тень не может существовать без Света»
—  очень умные орлесианские поговорки

 

Всякое обучение подходит к концу. И всякое обучение требует практических применений отработанных за долгие годы навыков и полученных знаний.

Год изоляции двойника императрицы подошёл к концу и самое время открыто заявить об этом во всеуслышание.

Но прежде чем лже-Селина явит себя миру, необходимо продумать план дальнейших действий...

 

NB! только если Адриан решит соблазнить читателей своей наготой :3

 


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Like 2
  • Ломай меня полностью 1

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Год. Почти что целый год приготовлений, состоявший из бешеной беготни по всему Орлею, риска собственной шеей и чужими жизнями, торговли совестью, которой на самом деле уже давно не было, а также порядком поднадоевшей дипломатии и куда более приятного душе шантажа. И всё ради того, чтобы так называемое возвращение Императрицы было как можно более правдоподобным. Чернь-то так и так поверит, ибо в большинстве своём крестьяне тупы, как пробки, а их попытки поучаствовать в Игре вызывали смех и праздный интерес с закономерным вопросом — когда же они оступятся? Чернь любит чудеса и Селена должна была стать именно таким вот чудом, чуть ли не вторым пришествием Пророчицы, драть её в задницу, Андрасте. Последний раз таким символом была Вестница, что помогала Инквизиции. Но остроухая, по слухам, сгинула. А Селена была жива-здорова.

 

Знать не поверит в возвращение, конечно же. Точнее, не поверят наиболее крупные игроки, которые в Игре акулу съели или две — были среди представителей высшего общества и те, кто умом блистал на уровне той же черни, на фоне которой они так старательно пытались выделяться. Но задачей Адриана было не убедить их, а устроить всё так, чтобы даже с очевидной самозванкой приходилось бы считаться, как с настоящей Селиной. Её авторитет должен быть непоколебим, доказательства — неопровержимыми или хотя бы крайне трудно опровержимыми, а поддержка столь крепкой и весомой, чтобы сомнения отметались на второй план как минимум на продолжительное время, если не навсегда. И Адриан надеялся, что он и леди Серил сумели это сделать — у Селены была армия, были союзы и была поддержка. Оставался лишь последний шаг, а именно — окончательное устранение самого значимого конкурента. И нет, речь шла не о Флорианне.

 

— Я пришёл к Её Императорскому Величеству.

 

Он огласил себя ещё до того, как подошёл к стражнику, стоявшему у дверей покоев Селены — нет, теперь уже Селины, которой за год удалось вернуть часть навыков, прежнюю силу и грацию; разве что многолетний опыт оставался для неё недостижим, но это уже Её Величеству придётся пережить самой. Характерное постукивание трости по мраморному полу дворца леди Серил выдавало герцога с головой, да он и не прятался. Одет Его Светлость был всё так же подобающе дворянину: в расшитом чёрно-красном камзоле, с закрывающим одну руку коротким плащом с алым подбоем, да в начищенных сапогах с блестящими серебряными бляшками. Но одежда эта была не для приёма, несмотря на прекрасный крой. Герцог зашёл попрощаться.

 

— Оружие? — будничным тоном спросил стражник.

 

— Нет, спасибо, — ответив, Адриан чуть склонил голову на бок, привычно очаровательно улыбаясь одними лишь уголками губ, — У меня своё.

 

— Вам бы в театре выступать, — устало протянул стражник, не особо впечатлившись остроумием герцога Вал Шевина, после чего три раза постучал в дверь, предупреждая о посетителе, а затем и открыл её просителю.

Конечно, Адриан спокойно мог всё это проделать сам, да и потайные ходы во дворце правительницы Джейдера он изучить успел давным-давно, но сегодня всё-таки визит был официальный. Да и Селена, если ему не изменяла память, должна была сегодня вести некоторые обсуждения с леди Серил. Последние приготовления и тому подобное. Всё так же клацая тростью, герцог проковылял дальше, рефлекторно осматриваясь по сторонам. Профессиональная деформация и паранойя давали о себе знать: вместо того, чтобы расслабиться, Тень Империи в очередной раз осматривал помещение на предмет вероятных проблем и угроз. То, что Селену до сих пор не обнаружили было настоящим чудом, которое случилось во многом благодаря леди Серил, эффективно укрывавшей будущую Императрицу под своим крылом и регулярно выдавая её на более публичных приёмах то за внучатую племянницу, то за троюродную кузину по пятому колену.

 

— Как поживает наша золотистая пташка?


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

— Ваше Величество, что скажете на счёт небесно-голубого туалета? — темноволосая эльфийка ривейнского происхождения, вытащила из гардеробной объёмное платье пастельных тонов с бисерной отделкой корсета и подола.

— Полно, сестра, оно слишком официальное, — подаёт голос вторая служанка императрицы, — Ваше Величество, Вы предпочтёте свободный крой или приталенный?

 

В гардеробной Её Величества императрицы Селины Валмон происходила очередная смена дневного туалета. Царственная особа стояла на невысоком табурете в центре комнаты, прямо напротив огромного во всю стену зеркала. Жемчужные пряди волос цвета белого золота свободно струились по женскому силуэту, прикрывая интимные места с обеих сторон. Волосы императрицы как и всегда — роскошны, длинны и шелковисты. Их вес приятно отягощал голову монарха. На лице неизменная маска, сквозь щели которой лукаво смотрели на эльфиек два голубых хальцедона.

 

Селене нравились служанки Селины. Зайра и Найла не задавали много вопросов, кивали и помалкивали, когда это было нужно. Тихие, как мышки, но очень сообразительные. С их историей она была хорошо знакома, когда оказалась приставлена к императорской свите. Душевные муки облегчала лишь мысль, что эти девочки вовремя оказались подарены. В какой-то степени это неправильно, господа редко отказывались от своих излюбленных игрушек, но видно союз с Орлеем был настолько необходим, что иностранный посол решил отодрать от сердца дорогих для собственных «утешений» служанок. 

 

— Приталенное, Зайра, — улыбнулась женщина, — жёсткий корсет с глубоким декольте, голубой атлас на нижней юбке и тёмно-синяя парча с бисерной львиной вышивкой на верхней, рукава три четверти, кринолин не требуется, — уточнила она свои пожелания для дневного наряда.

 

Из недр бесконечных рядом платьев, поражающих воображение, вторая сестрица вытащила длинное в пол с тянущимся от самой спинки плащом-шлейфом платье тёмно-синей расцветки с невероятной вышивкой поверх юбок и корсета. Получив удовлетворительный кивок от госпожи, Найла передала платье Зайре, чтобы убрать на вешалку ранее вынутое голубое платье.

 

Облачение Её Величества в этот раз не заняло много времени. Эльфийские сёстры ловко справлялись с одеванием, да и сама императрица не была столь строптива и капризна. Селина никогда не создавала проблем для слуг во время подборов туалета и  отличалась от большинства дворянок тонким вкусом и чётким руководством в отношении того, как она должна выглядеть. Даже в бытность Селены её фрейлиной, императрица при любых обстоятельствах оставалась внешне спокойной и знающей, как нужно действовать. Внешний вид порой может сказать куда больше, чем пара-тройка слов и фраз. Выглядеть безупречно — означает быть во всеоружии. Тонкая наука, которую каждая придворная дама впитала в себя с самых первых дней службы Её Величеству. 

 

Сегодня девушка блистала как никогда. Завтрак с леди Серил, чтобы обсудить последние приготовления и наставления, аудиенции с несколькими знатными домами. Но самое главное ожидало её ближе ко второй половине дня. Должен был явиться герцог Адриан дю Куто. Вот уж перед кем она точно не хотела упасть в грязь лицом, пусть внешне и старалась сохранять маску безразличия и холодности. Но так получалось далеко не всегда и уж точно не в те моменты, когда они оставались наедине. Подобное отношение Виардо могла позволить только с Селиной, потому что того требовала должность главной фрейлины императрицы. С мужчинами она не была столь открыта и фривольна, как это происходит с кареглазым красавцем. Репутация Адриана давно перестала как-то влиять на её к нему отношению. Они уже всё друг другу доказали и показали. Союзники и партнёры. О большем говорить не приходилось, хотя Селена интуитивно и почти бессознательно не падать в грязь лицом ни при каких обстоятельствах, особенно в его присутствии. Безупречные манеры и внешний вид — в ход шло любое женское оружие, чтобы очаровать и соблазнить. Всё, чтобы взгляд герцога был прикован только к ней. Своего рода, это стало прекрасной игрой и подготовкой к её роли. Ведь императрицы как никто другой, должны быть идеальны и желанны во всём. 

 

Пока Зайра занималась последними штрихами, поправляя платье, младшая из близнящек, Найла, заканчивала собирать волосы монарха в невысокую причёску. Эльфийка оставила с одной стороны лица игривый локон, а остальные волосы убрала назад в пышную кичку внизу затылку. В волосы также были вставлены жемчуга и громоздкая золотая заколка с синими камнями в тон платья. Лицом девушки занимались ещё утром. Сейчас они только подправили чуть стёршуюся на полных губах нюдовую помаду и наложили лёгкий глянец на скулы. Вместо закрывающей всё лицо маски, императрица надела ту, что закрывала лишь верхнюю часть лица. 

 

Приготовления были окончены в тот самый момент, когда в покои вошёл герцог. Служанки получили разрешение покинуть покои. Они вышли из гардеробной, сделали реверанс перед герцогом и покинули апартаменты императрицы. Когда за ними закрылась дверь, из дальней комнаты на встречу мужчине вышла императрица Селина в роскошном и дорогом под стать её статусу платье. Допустимо открытое декольте при туго затянутом корсете демонстрировало отнюдь не маленькую грудь. Никаких цепочек, кулонов или колье на шее не было. Единственными аксессуарами оставались заколка и жемчуга в волосах, а также массивные золотые серьги с сапфирами и россыпью бриллиантов. Аккуратные шажки и едва уловимое цоканье каблучков. С гордо поднятой головой, держа прямую осанку, она величественно прошествовала до герцога и слегка склонила голову в качестве приветствия, одновременно протягивая мужчине свою руку для приветственного поцелуя или же рукопожатия, смотря что Адриан сочтёт нужным.

 

— Доброго дня, Ваша Светлость, значительно лучше после того, как Вы вошли в эти двери, — спокойный, чуть низковатый, но уверенный голос, приятная улыбка и блеск в женских глазах, — благодарю за проявленный интерес. А как поживает мой дорогой герцог? Смею заметить, что Вы давно не появлялись во дворце леди Серил. Право же, моё сердце тосковало по общению с Вами, — и замолкает, позволяя мужчине продолжить разговор.


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Будь сейчас перед ним малышка Джеки, с которой Адриан по большей части и виделся во время своих визитов в Джейдер, он бы всенепременно отмочил бы очередную остроту в её адрес просто потому, что мог… и потому что ему откровенно нравилось, как девушка на это дело реагировала — подобные выпады приводили либо к отменным словесным баталиям, проверявшим остроту языка и скорость мысли, либо к тому, что Селена возмущённо краснела, превращаясь в эдакое подобие нахохлившегося злобного воробушка. Подобное времяпрепровождение было не только полезным, но и позволяло душе немного отдохнуть и развеяться после тягот всех свалившихся на плечи командира Теней дел. Он бы обязательно поцеловал бы в изящном поклоне её руку, при этом привычно с озорством подмигивая и тем самым вызывая на очередную дуэль.

 

Но не сегодня. Селена Жаклин Виардо была давно мертва — погибла в том злосчастном пожаре, что поглотил её родовое поместье спустя неделю после событий в Халамширале. Императрица вынуждена была носить её облик… чтобы наконец-то сегодня окончательно его отринуть. И потому Адриан попросту не имел права на неуважительное поведение — лишь на то почитание и уважение, которые он дозволял себе в её присутствии раньше. Остановившись примерно в полутора шагах от Императрицы, герцог Вал Шевина с видимым трудом встал на одно колено и протянул сокрытую в перчатке правую ладонь так, чтобы практически подставить её под изящные пальцы стоявшего перед ним видения… но так и не коснулся. Не смел и не имел права. Как и смотреть на неё больше тех нескольких мгновений, что он стоял перед Её Величеством и потому герцог склонил голову, прикрыв глаза.

 

— Je suis désolé, Impératrice. Розе, чтобы расти и радовать глаз, нужна хорошая почва. А после того, как жадное дитя вырвало цветок с корнем, пришлось немало потрудиться, чтобы подготовить почву снова… — говорил герцог не особо громко, но до ушей Императрицы прекрасно должно было доноситься каждое произнесённое им слово, начиная от извинений и заканчивая изящным, но весьма понятным шифром. — Потому я и отсутствовал, ибо плохой из меня был бы садовник, не позаботься я о почве в первую очередь… а уж в этом плане своей репутацией я всё-таки дорожу.

 

Его Светлость лишь слегка приподнял голову, позволяя себе всё же открыть глаза, но не поднимая взор выше юбок Императрицы примерно на уровне её колен, если учитывать каблуки, стук которых он отчётливо слышал, когда вошёл в комнату. Он продолжал стоять на одном колене — не травмированном, старательно не выказывая испытываемый дискомфорт… которого, на самом деле, конечно же не было, но не все карты стоило раскрывать. Словно верный пёс он ждал её решения — оставаться ли ему в столь болезненном положении или же он был достоин получить разрешения подняться и всё-таки взглянуть на её лик, сокрытый маской…

 

Лик, который ему ещё долгое время будет видеться в кошмарных снах, вместе с глухим криком боли, звуком входящего в её плоть клинка, скрежещущего по костям… и полным обвинений шёпота, вытаскивавшим из заматеревшего барда его самый глубокий страх и сожаление нарушу, суя ему этот отвратительный ком под нос и заставляя в полной мере налюбоваться до полного отвращения к самому себе и заливания бессонницы вином. Селена Виардо была мертва… а Призрак всё не мог убить Адриана дю Куто — последние жалкие остатки эмоций, что мешали исполнению дела в безупречной точности.


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

— О, полно, герцог, встаньте, — радушно срываются с губ слова дозволения, — Мне приятнее лицезреть Ваше лицо, нежели макушку безусловно прекрасной и густой шевелюры, — сдержанная улыбка.

 

Императрица убирает руку и держит её поперёк своего туловища под грудью, как и вторую. Локти отставлены в стороны. Пальцы чуть согнуты, а ладони находятся параллельно друг другу. Излюбленная поза Селины. Именно такой она приветствует своих гостей и в таком положении пребывает добрую часть официальных встреч и мероприятий. Особенно запомнился её последний выход в Халамширале. Женщина из рода Вальмон буквально сияла во всём своём царственном великолепии. Год назад Селена решила, что именно такой она её и запомнит. Именно этот образ будет воскресать в её памяти, освещённый ореолом славы и безграничного величия. Женщина, изменившая судьбы. И Виардо благодарна ей за это. 

 

Пауза длилась недолго, буквально несколько секунд, чтобы герцог мог подняться на ноги и после ещё не больше пяти-десяти секунд, чтобы Адриан полностью смог насладиться её безупречным видом. Во всяком случае, Селена очень хотела верить в это. Она всегда тщательно подбирала образы и выбирала под них наряды, а потому изначально считала, что её вкус в отношении облика императрицы Селины Вальмон — идеален. 

 

— Вы проделали большую работу, мой лорд, — сохраняет маску сдержанности девушка, — уверена, что только в чутких руках такого прекрасного садовника может вырасти действительно удивительный цветок, — Чуть нагибается вперёд, кокетливо указав ладонью куда-то в область мужской груди, — нужно только бережное обращение и постоянный уход, чтобы нежный бутон распустился в красивейшую розу. Цветы бывают...капризны… — Загадочный блеск в глазах и таинственная улыбка отражаются на лице лже-Селины.

 

Хорошего понемногу. Девушка медленно отворачивается и жестом приказывает идти следом. Негромко стуча каблуками при ходьбе, императрица направляется на крытую террасу, где уже должны были накрыть небольшой столик на двоих. Селена заранее позаботилась о том, чтобы к приходу герцога дю Куто всё уже было готово. От полуденного чая девушка отказалась в пользу крепкого красного вина из Антивы, которое доставили в Джейдер не далее, чем двое суток назад. Трёхлетняя выдержка, насыщенный, чуть терпковатый вкус, если верить поставщику. Сырные и мясные закуски, а также фрукты, разумеется, прилагались. 

 

— Леди Серил обещала вернуться после полудня, — проходя сквозь раскрытые двери гостиной на террасу, говорила женщина, — уехала по личным делам к вице-адмиралу Жюльену де Верну, — полу-оборот головы в сторону Адриана, чтобы он мог заметить ухмылку, намекающую на тесную связь этих двоих, — она присоединиться к нам сразу, как только вернётся, — уточнила о причине отсутствия правительницы города императрица.

 

Селена шла чуть впереди, согласно протоколу. С одной стороны это не слишком удобно. Ранее она почти беспрепятственно могла ходить под ручку с самым разнообразным количеством лордов. Сейчас же ей надлежало вести себя иначе. В принципе, это не составляло труда. Виардо никогда не позволяла касаться себя тем людям, чьих прикосновений она не желала. Особенно строга девушка была в отношении именно мужчин. Но вот, что странно. Прошёл ровно год, как заботливые руки Адриана укутывали её нагое тело в одеяло, осторожно и бережно прижимая к себе, чтобы успокоить и унять истерику. Боль от потери окончательно не прошла, но во многом, благодаря присутствию герцога дю Куто, она смогла пережить это. Они оба смогли. На приёмах, что иногда организовывала леди Серил, Селена довольно часто разыгрывала разных девиц, но каждая из её образов непременно становилась партнёршей Адриана по танцам. Хотя бы на один медленный танец, чтобы не перегружать травмированное колено мужчины. Бывшая фрейлина научилась доверять этому таинственному человеку. В каком-то плане она считала его своим другом, а не просто союзником или партнёром в авантюре покойной правительницы Орлея. И грешно будет отрицать, что его мнение в адрес её навыков, возможностей и образов — ценилось больше всех остальных. Даже леди Серил, которая осталась довольной способностями бывшей обер-гофмейстерины императрицы, не всегда осознавала, что перед ней не юная двадцатиоднолетняя девушка, а вполне себе взрослая женщина, та самая женщина, что вот уже более двадцати лет непрерывно правит страной, в которой они живут и защищают. Но удовлетворённость леди Серил не всегда шла в ногу с критичным мнением Адриана. Именно поэтому Виардо выжимала их себя всё, чтобы быть той женщиной, которую тот любил. В том, что это было именно так — она уже не сомневалась. Столь придирчивый взгляд есть только у тех людей, что познали глубокие и искренние чувства. С одной стороны, она не хотела делать ему больно, заставлять вспоминать и бередить старые раны, но их общее дело требовало соблюдения всех возможных предосторожностей. А потому, бард внимательно слушала, иногда вставала в позу, дерзила и нередко отпускала колкие комментарии, но всегда и абсолютно всегда прислушивалась к его словам, изменяя себя в соответствии с теми требованиями и знаниями о Селине от окружающих её людей, чтобы наилучшим образом воплотить Её Величество. 

 

Лже-Селина прошла по небольшому коридору через распахнутые двери на крытую террасу. Два стула из белого резного дерева с мягким сидалищем и спинкой из синего бархата с золотыми кнопками. Небольшой аккуратный столик, на котором уже были расставлены блюда, бокалы, вино и столовые приборы. 

 

Сегодня предстояло обсудить последние приготовления и морально к ним нужно быть готовыми. Подобные собрания перестали её нервировать ещё полгода назад, когда она получила первые, действительно важные для неё, слова одобрения. Пожалуй, политика оказалась делом интересным и занятным. Селена этому искренне порадовалась, ведь она была выпускницей Университета Вал Руайо, получившей аттестат об образовании кафедры международного права аж в восемнадцать лет! Её называли гением, освоившим пятилетнюю программу всего лишь за два года. На практике же она слишком фанатично относилась к урокам. Жертвовала некоторыми приёмами и балами, чтобы поспевать во всех сферах жизни, связанных со становлением юной девушки бардом. Вероятно, это также сыграло в её пользу, т.к. она до сих пор остаётся одной из тех фрейлин Селины, кто сохранил себя в чистоте и невинности (исключая шалости с женщинами).

 

— Располагайтесь, Ваша Светлость, — Селена вновь поворачивается к Адриану лицом. Нарочно резковато, чтобы проверить мужскую реакцию на непредвиденные обстоятельства. Уж очень ей нравился взгляд его тёплых карих глаз. Даже в колкостях она научилась видеть нечто большее и хорошее. К тому же...Она не могла позволить ему расслабиться. Не в её присутствии. Только не в её...


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лишь услышав дозволение Императрицы и дождавшись момента, когда та убрала свою ладонь, Адриан позволил себе подняться, отмечая всё же про себя, что Её Величество не удержалась от небольшого подкола про шевелюру — та, хвала Бездне, действительно пока не имела характерных для мужчин признаков отнюдь не юношеского возраста. По той причине он слегка и улыбнулся, когда всё же встал на обе ноги, по привычке опираясь на верную трость.

 

И Его Светлость всё ещё старательно не смотрел стоявшей перед ним даме прямиком в глаза — куда угодно: на губы, что видны были из-под маски, на саму маску, словно бы заинтересовавшись и без того впечатанными в память узорами родовой полумаски Вальмонтов. Он старался быть абсолютно беспристрастным в своей оценке воссозданного облика, но даже Адриан должен был признать — не знай он, кто на самом деле находится под маской, не видь он истинного лица Селины без маски и макияжа в полумраке ночи, даже у него были бы проблемы с распознаванием двойника. Он бы понял, скорее всего куда раньше остальных, но… Бездна, бард сам сейчас прекрасно понимал, что приложил собственную руку к шлифовке образа, от того и осознавал возможность спутать.

 

Она была… идеальна. За исключением глаз, которые всё-таки действительно отличались от очей Селины, но столь ли многим удавалось действительно близко увидеть Императрицу, чтобы всмотреться ей в глаза? Большинство и вовсе по этикету не имели права на столь величественную особу взглянуть и по-хорошему должны были падать ниц. Адриану, впрочем, всё же позволялось по статусу не стоять в согбенном положении… если он и преклонял колена, то только потому, что сам того желал.

 

— Ваши слова мне лестно слышать, моя леди. Я искренне надеюсь, что моих трудов в это тяжкое время оказалось достаточно… — Адриан слегка склонил голову на бок, отводя взгляд куда-то в сторону и в пол, при этом слегка приподнимая брови в задумчивости. — Если так подумать, я приложил столько сил, что этот треклятый бутон должен зацвести даже без солнца, учитывая его недостаток. Самую большую угрозу доставляют паразиты… но их придётся терпеливо изничтожать руками.

 

Об отсутствии леди Серил герцог уже, в принципе, был осведомлён — работавшие во дворце агенты Теней стабильно поставляли командиру информацию и об отбытии правительницы Джейдера Его Светлость знал ещё тогда, когда та лишь собиралась сообщить Селене о своём отбытии на некоторый срок. Но ответом на подобную новость, даже будь она неизвестна Призраку, всегда был бы лишь короткий кивок — принятие информации к сведению, так сказать. В каком-то смысле это даже было с руки Адриану — они были одни… и хотя речь скорее всего зайдёт всё же о делах, вести такие разговоры куда приятней, когда собеседницей является красивая женщина… и больше никого.

 

Тем более, когда она сама даёт возможность себя рассмотреть со всех возможных ракурсов. И хотя правитель Вал Шевина предпочёл бы обойтись без одежды вовсе, дабы оценить природную красоту без всяких украшений и надоедливой одежды, протокол не позволял… хвала Бездне, что привыкать к нему не приходилось. Впрочем, ничто не мешало Адриану наблюдать изящный стан Императрицы со спины, вызывая в воспоминаниях ту ночь, когда он всё же видел её формы более отчётливо. И без платья.

 

Но вот, наконец-то уютная терраса. Жаль, что солнца здесь сейчас не было и воздух откровенно не радовал излишней прохладой, особенно из-за того, что Селена не носила на плечах ничего тёплого… но солнца не было уже довольно давно в этой части Орлея и Призрак в принципе достаточно быстро привык к подобному положению дел. Благодарно кивнув на приглашение, герцог уже было хотел направиться ко второму креслу, но краем глаза заметил резкое движение Императрицы — поворот лица в его сторону. С крохотной задержкой мужчина смотрит в ту же сторону, полагая, что быть может девушка что-то да заметила, но цепкий профессиональный взгляд ничего не замечает. Ни цветов, ни птиц, ни уж тем более опасности — Бездна, да тут всё столько раз проверено, что и мышь не промелькнёт…

 

Адриан в игривом изумлении чуть дёрнул шрамированным уголком губ вверх, поведя бровью и поворачивая голову к Императрице в полоборота, и теперь уже сосредотачивая внимание на ней. Он всё ещё помнил про их игры… и всё ещё осознавал, какой эффект порой производил на женщин. И если навыки и воспоминания герцога не подводили, Селена не была исключением.

 

— Вам что-то приглянулось, Ваше Величество? Скажите слово, укажите, на что глаз положили и я постараюсь для вас это достать… и простите, если пропустил нечто для вас столь интересное. — его голос и интонации в мгновение ока преисполнились тягучего мёда, а взгляд неотрывно следил за собеседницей, словно бы бросая ей вызов продержаться как можно дольше… или отступить, в чём не было никакой оплошности, кроме признания победы за ним.


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Выжидает и слушает. Слушает и выжидает. Сейчас она похожа на хищную львицу, которая вот-вот настигнет свою жертву. Кинется и вгрызётся в горло, заставляя подчиниться и смириться со своей участью. Размеренное дыхание и полный контроль над телом и эмоциями, дабы ни один мускул не посмел дрогнуть без её на то дозволения. Смотрит прямо в глаза герцогу, сохраняя на лице приветливую полуулыбку. Селена замечала и ощущала всё: косые взгляды исподлобья, лёгкое покалывание, направленного ей в спину взгляда и даже сейчас прекрасно понимала, что Адриан её. Изучает настолько придирчиво и капризно, что ей становилось лестно. Всё же они проделали большую работу за этот год. И у каждого нашлось то, чем он гордился больше всего. Но главное всё равно остаётся где-то впереди. Неизведанное будущее, чью картину им предстоит в скором времени написать…

 

Виардо наслаждалась тем, как он на неё смотрит и как старательно отводит глаза от её прямого зрительного с ним контакта. Догадывалась о причинах, что лишь заставляло распаляться ещё больше. Это их Игра, начатая в тот самый день, когда он появился в той самой комнате… Его руки девушка до сих пор ощущала на своём теле. И не сказать, что это было неприятно. Напротив, спустя год обмана самой себя, она наконец-то поняла, что впрочем не против и повторить, но при иных обстоятельствах, однако...Демоновы протоколы! Сейчас не лучшее время для подобного. Да и к тому же...Зачем ей это? Селена прекрасно помнила наставления Селины в отношении своей неприкосновенности...И лишь это заставляло её мыслить трезво, а не подчиняться зову своих низменных желаний.

 

Однако кое-что она всё же могла. Разделявшее их с герцогом расстояния в миг сократилось, когда лже-Селина оказалась практически впритык к мужчине. Слишком интимно. Непозволительно близко и абсолютно не по протоколу. Если их кто и увидит, то только те, кто наблюдают за её сохранностью. Стража дворца не могла видеть крытую террасу полностью, да ещё и там, где они с герцогом стояли. Всё играло на руку. 

 

— Вас, — спокойно отвечает императрица и позволяет себе провести пальчиком сначала по подбородку Адриана, уйдя дальше, очертив линию челюсти. Лёгкая небритость. Приятные ощущения. И совсем не важно, что щетина герцога может как-то поранить нежные дамские пальчики. Дойдя почти мочки уха, девушка возвращает указательный пальчик обратно к подбородку и обводит им кривую линию на удивление мягких мужских губ, непременно задерживаясь на небольшом, прочерчивающем уголки губ шраме. Только сейчас она уже не смотрела в его глаза. Селена рассматривала ту часть мужского лица, что не была скрыта маской. Соблазнительные линии породистого лица ей нравились.

 

Вопреки изначальному плану, она не стала задавать вопрос-предположение: «а если я скажу «Вас»?». Это было б излишне, учитывая её характер. Даже Селина не стала бы говорить «если». Всё ещё находились вещи, люди, ситуации, на которые Селена реагировала в тон своей наставницы и госпожи. В этом они с Селиной были очень похожи. Императрица может получить всё, что пожелает, будь то клубника со сливками на завтрак, служанка-эльфийка в постели или понравившийся мужчина. О, многие любовники Селины из кожи вон лезли, чтобы насладиться обществом императрицы в более интимной обстановке. Фаворитов было столь много, что от некоторых императорская канцелярия не переставала пытаться избавиться. Но лишь некоторые из них получали возможность побыть наедине с ней. Селина Вальмон очень избирательно подходила к любого рода связям. Знала, когда нужно прекратить те или иные отношения. Только вот...не смогла прекратить их вовремя с Бриалой. А что Селена?! 

 

Она никогда не любила. Мужчины ей нравились с точки зрения дружбы и временных спутников на мероприятиях. Безусловно, Селина получала уйму просьб о благословлении маркизов и герцогов на брак с её главной фрейлиной, несмотря на низкое дворянское происхождение Виардо. Всего лишь дочь баронов и то, не первая. Обычная леди, но эта леди получила лучшее образование, высоких покровителей даже среди совета Герольдов, не говоря уже о самой императрице. Стала обер-гофмейстериной Её Величества чуть менее, чем за год. Селена не жаловалась на внешность, по меркам аристократии и слуг — она была красива, умна и желанна. Её общества жаждали не меньше, чем общества императрицы. Мужчины также падали ниц перед ней, желая либо получить возможность оказаться подле императрицы или же урвать столь близкую подругу Её Величества, что уже гарантировало им, как минимум, близкое знакомство с монархом, а также богатое приданное, которое императрицы и даже герцогини, никогда не жалели для своих главных фрейлин. Поэтому Селена, будь всё иначе, вполне могла удачно выйти замуж за любого высокопоставленного титулованного лорда Орлесианской империи, уйдя со службы не менее богатой и одаренной, чем сама Великая Герцогиня Флорианна. Но теперь всё в прошлом… Даже если у девушки и были какие-то надежды, то все они меркли по сравнению с заботой о стране и беспокойством о троне своей страны.

 

Это всего лишь Игра, в которую они с Адрианом любят играть. О каких чувствах может идти речь, когда они связаны исполнением долга в соответствии с планом покойной императрицы Селины? Они оба прекрасно осведомлены о том, в каком положении находятся и что из него следует. А Виардо всегда соблюдала протоколы и сдерживала обещания, а приказы Её Величества исполняла беспрекословно. И даже если в глубине сердца теплилось невинное и робкое чувство в отношении герцога дю Куто, то лже-императрица об этом ещё не догадывалась и толковала сиё покалывание в груди, как признак своей слабости, которой быть не должно.

 

В некоторой задумчивости они отнимает палец от лица герцога и ещё до того, как он успел бы что-либо сделать, отходит на более приемлемое расстояние, сохраняя уже маску равнодушия. Нельзя позволять себе терять лицо. И уж точно не следует разочаровывать герцога. Вряд ли бы Селина позволила себе нечто большее, чем нарушение этикета о допустимой близости между титулованными особами. Может герцог и был её слабостью и фаворитом, но они точно никогда не спали. Во всяком случае, Виардо об этом было ничего неизвестно. Да и кто бы вообще мог при дворе подумать, что Селина Вальмон может позволить себе пасть перед обаянием герцога Вал Шевинского? Да никто. У Адриана не та репутация, чтобы императрица могла без последствий закрутить с ним роман. К тому же...Что-то подсказывало Селене о том, что не с проста эти двое держали расстояние друг с другом. Реальные чувства или что-то иное, очень незримое и неприметное для обычного глаза?! Виардо знала лишь наверняка о том, какие чувства императрица испытывала к своей служанке Бриале. Не раз замечала, как та тихо пробирается в покои своей госпожи. Не раз наблюдала, какие незаметные взгляды Селина кидает на эльфийку. Был ли у Адриана изначально шанс на любовь этой женщины? Уже нельзя сказать точно...

 

— Кое-что интересное и правда есть, лорд дю Куто, — уже прохладнее говорит лже-Селина и возвращается к столу, и встав подле своего места, ожидает, что по этикету, Адриан поможет ей сесть, отодвинув и придвинув её стул.

 

Сегодня важная встреча. И им предстояло многое обсудить. На кокетство нет времени. И Виардо это пришлось усвоить и принять как должное.


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А… вот и самое яркое напоминание о том, что перед ним сейчас стояла всё-таки не Селина — Императрица безусловно доверяла герцогу Вал Шевина, вплоть до такой степени, что порой и его официальной личине поручала некоторые дела за границей Орлея. Чего стоили только те разбирательства по поводу гибели под Киркволлом герцога Проспера де Монфора, когда Адриан не мог добраться до истинной виновницы этих событий, но должен был как-то уладить ситуацию, чтобы не показать при этом свою госпожу в дурном свете. Но ни разу за все те годы, что Селина проявляла свою благосклонность… ни разу она не касалась его с такой усердно скрываемой страстью. Единственной, для кого были столь желанные прикосновения, была Бриала.

 

Впрочем… его это вполне устраивало, что тогда, что сейчас. Герцог понимал, что Селина оставила слишком яркий отпечаток в его душе, чтобы просто так взять и забыть о ней — Львица Орлея навсегда останется в его памяти и будет куда более реальной фигурой для преклонения, чем эфемерная Андрасте и наплевавший на мир Создатель. Святой, что реально существовала во плоти… если хоть кого-то в этом мире можно было назвать святым, ибо самые выдающиеся сёстры Церкви погрязли в Игре и пороках не меньше людей не столь духовных. Но Селину нельзя вернуть — мёртвые не возвращаются с того света и для того, чтобы убедить себя в обратном, Призрак был слишком уж циничен.

 

Его это вполне устраивало. Копия, что была идеальна и несовершенна одновременно… которая, несмотря на маску, всё же оставалась в какой-то мере сама собой, отдельной личностью, ставшей заложницей обстоятельств и долга. На людях он всегда может обращаться к ней по титулу, но в кулуарах… почему бы не обратиться игриво «Джеки», провоцируя столь приятную душе реакцию во взгляде и языке тела? Они попали в это дерьмище вместе и выбираться придётся ровно так же, поддерживая и давая руку в нужный момент… но кто сказал, что это не даёт возможности немного развлечься в процессе? Ведь жизнь слишком мимолётна, а человек порой уж шибко внезапно смертен, чтобы вечно ограничивать себя.

 

— Никто ещё не умирал от того, что желал слишком многого, Ваше Величество. — и ведь просто необходимо ему это было произнести ровно в тот момент, когда изящный пальчик девушки проскользнул в опасной близости от его губ, при этом всё так же удерживая на ней вызывающе наглый взгляд, что виден был бы лишь ей сейчас в такой близости. — Да и… если даже Императрица не может позволить себе всего, то кто может?

 

И то, как Лже-Императрица в задумчивости и напускной холодности отстранилась лишь больше приласкало эго барда — он чуть ли не чувствовал некоторый дискомфорт, который девушка испытывала в его присутствии сейчас, особенно после столь заинтересованных прикосновений к несколько заросшей щеке. Хорошо, что она на какое-то мгновение отвернулась — это дало герцогу возможность спрятать откровенно хищную улыбку, тронувшую его благородное лицо.

 

— О, интерес в жизни — это всегда хорошо, Ваше Величество, — после чего мужчина послушно подошёл к креслу и отодвинул его, позволяя Селене устроиться поудобнее… но зря, ой зря она позволила оказаться герцогу у себя за спиной!

Потому что как только Императрица села на кресло, дю Куто нанёс очередной удар. Его руки скользнули чуть ниже по спинке кресла, примерно в район плеч девушки, ни в коем случае не касаясь её, но позволяя ощутить явственное и чужое тепло, а сам Адриан наклонился вперёд так, чтобы его лицо и губы оказались всего в какой-то паре дюймов от ушка венценосной особы.

 

— Ведь какой смысл в жизни, если ты не можешь почувствовать себя живой? — шепнул он, задержавшись рядом всего на какую-то долю секунды больше, чем требовалось, после чего галантно помог даме придвинуться поближе к столику и проковылял на своё место. — Ну-с, я так полагаю, к делу?


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

— Ради него и живём, мой дорогой герцог, — как-то расслабленно и между делом сообщает императрица, пока мужчина помогает ей устроиться в мягком кресле.

 

Даже как-то грустно… Если бы не нависший мафератовым мечом разговор о политических стратегиях и их тактике на ближайшие месяцы, «малышка Джеки» предпочла и дальше флиртовать и кокетничать с лордом дю Куто. Как-то за невинным флиртом на грани фола вся окружающая их обстановка с виду начинала казаться не столь патовой и ужасающей. Даже о Бреши невольно начинаешь забывать, что все твои мускулы заставляет сжиматься красноречивый мужчина. Именно за своё словесное очарование он ей и нравился. Достойный собеседник, с которым Селена с удовольствием готова часами обсуждать даже щекотливые темы. Забавно, что Адриан был исключительным случаем и принадлежал к той редкой группе людей, с которым Виардо могла искренне смеяться даже над очередной глупостью. Так вот сложилось. Им безусловно шло на пользу взаимное сотрудничество, о которой когда-то прямо сказала ему беглый двойник в лесу. Интересно, помнит ли он ту несчастную птичку? Хотя что там птица… Лже-Селина вспоминала больше то, как мазнула своими губами по его шрамированному уголку губ. Конечно, это было специально. Типичные уловки и проверки, скорее неосознанные, учитывая её состояние в ту ночь. Однако, возможно, что именно это и стало началом чего-то большего, о чём только сама Виардо запретила себе думать. Не время, не место и вряд ли это будет взаимным. Так зачем разбивать себе сердце, когда, возможно, в следующую секунду кто-то из них умрёт? Любая война страшна и подобные привязанности лишь могут усугубить и без того скверное положение. 

 

По спине прошёлся ток, а когда его вкрадчивый и низкий голос непозволительно близко оказавшийся возле её уха, задал чисто риторический вопрос, то её и вовсе бросило в жар от смущения. Даже щёки заалели под маской! Вот ведь плут и прохвост! Демоны и то милосерднее, а этот! Селена очень хотела бросить возмущённое «Адриан, что Вы себе позволяете?», только вот… Кого она обманет? Себя? Его? Демон с ним. Нельзя поддаваться на подобные провокации. Не этому тебя учили, Селена!

 

— Увы, Адриан, даже императрицы не могут позволить себе абсолютно всё, даже при условии, что им это сойдёт с рук, — начинает совершенно с другого конца девушка, почти невозмутимо, лишь опущенный вниз взгляд мог сказать герцогу о том, что всё же сумел произвести на неё нужный эффект, — стоит только раз позволить переступить черту и обратного пути уже не будет, — философски замечает Селена, скрывая за фразой нечто большее, чем просто комментарий в отношении политического устройства абсолютной монархии, — но полно, жизнь есть жизнь, такой, какой существует. Смысл можно искать бесконечно, но ответ, полагаю, будет совсем не тот, который мы ожидаем услышать…

 

Императрица берёт со стола небольшой колокольчик и легонько потряхивает в воздухе. Птичий звоночек сразу же привлекает внимание обслуги и на террасу спустя секунд десять выходят Зайра и Найла, дежурившие в соседнем с императорскими покоями комнате, чтобы вовремя подоспеть исполнить приказ Её Величества.

 

— Вина мне и моему гостю, — улыбается лже-Селина, восстановив своё душевное равновесие, снова установив зрительный контакт с герцогом.

 

Служанки молча наполнили бокалы красной тягучей жидкостью и отошли к дверям террасы, готовые в любой момент подать что-то ещё. Ривейнские эльфийки — настоящее спасение Селены и гарант того, что всё же разговор пойдёт не на интимные темы в дальнейшем. Почему-то, Виардо подсознательно боялась заходить дальше положенного, предпочтя всё же воздержаться и соблюдать сегодня дистанцию. Иллюзию того, что всё в порядке и ничего не было.

 

— Я слышала, что на западе страны неспокойно. Да и в Джейдере собирается довольно большое количество войск. Храмовники и вассалы сюзеренов, которые клялись в верности дому Вальмон и императорскому престолу. Скажите, герцог, по какой причине Вы с леди Серил скрываете от меня эту информацию? — Она говорила очень спокойно, даже дружелюбно, без единого намёка на обидчивость в голосе.

 

Тема щекотливая, особенно для той, кто радеет за свою страну. И особенно такое положение дел не понравилось бы настоящей Селине. Виардо в целом не нравилось, когда от неё что-то скрывают. Да, кое-какие связи у неё остались в среде бардов, были и специально обученные шпионы, которых леди Серил представила ей недавно. Кстати, одна из них как раз была в составе фрейлин императрицы вместе с Селеной. Но, как и следовало ожидать, не узнала в подставной императрице Селине свою подругу и главную некогда соперницу за место обер-гофмейстерины Её Величества. Возвращаясь к теме шпионажа, Виардо в целом понимала, что это крайне неразумно посылать по столь незначительным делам бардов, лишь бы узнать о тайных договорённостях между Серил и дю Куто. В конце концов, Селена тоже не бездействовала, планируя переговоры, торговые соглашения, которые они с леди Остерманн частенько обсуждают в предобеденное время или за чашечкой чая в переговорной. Тем не менее, лже-Селина считала, что чем меньше она знает, тем выше шанс её проигрыша как монарха и соответственно как исполняющей роль временной императрицы Орлея. Селена честно ждала сколько могла, понимая, что причины могут крыться в отсутствии необходимого для решения подобных задач опыта и доверия со стороны как правительницы Джейдера, так и правителя Вал Шевина. Откровенно говоря, это уязвляло. Но Виардо просто напросто приказала самой себе занять выжидательную позицию и задать накопившиеся вопросы тогда, когда эти двое согласятся рассказать всё без утайки. И, как казалось самой девушке, этот момент настал. Сегодня карты либо откроются, либо появится больше опасений и трудностей, с которыми она уже действительно может не справится. Чего от неё ждут? Что хотят? Быть Селиной — так это не конечная цель, особенно, когда тебя держат вдали от важной информации. Хорошо, что хоть бард умела читать между строк и реагировать своевременно на любые, пусть и незначительные, слова и недомолвки. И несмотря на хвалёную выучку так называемых «Теней империи», вряд ли они могли отследить абсолютно все её вылазки в город. Виардо уходила подслушать разговоры от капитанов судоходного промысла, от путешественников из-за границы или с дальних уголков империи Орлея. И всё сводилось к тому, что ситуация ухудшалась с каждым месяцем. Не говоря уже о заселье краснолириумных храмовников в Эмприз-дю-Лионе. Кто-то из беженцев сообщил, что Сарния полностью покрыта красным лириумом. Торговцы вещали о порождениях тьмы в Западном пределе, а часть знати буквально бежала на север Тедаса, чтобы уйти от гнева узурпировавшей трон Флорианны. 

 

— Я хочу услышать всё, как есть, Ваша Светлость, иначе я не смогу сделать то, чего Вы и леди Серил от меня ждёте.


180_2.png 3d02.gif 180.png

 

  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прозвучавшее из уст Императрицы обвинение прозвучало даже в какой-то мере забавно, в особенности на фоне того, как она до этого среагировала на тонкие, но меткие уколы со стороны Адриана — он имел некоторый эффект на сидевшую рядом девушку и совершенно без зазрений совести этим пользовался, в особенности после того, что она сокрыть не смогла в своём поведении и взгляде. Бездна, да такой взор кроме как томным было тяжело назвать.

 

Адриан улыбнулся, не преминув всё же взглядом проследить за одной из симпатичных служанок — кажется, её звали Зайра, — после чего не без удовлетворения пригубил тягучее вино. Глотку промочить герцог всегда был рад, особенно когда разговор предстоял длинный и уж дюже серьёзный.

 

— Ваше Величество, сокрытие подобной информации от вас — последнее, что я стал бы делать. Никто ничего от вас не прятал — единственным ограничением было то, что вам приходилось скрывать своё пребывание здесь. — с этими словами, Его Светлость снял одну из перчаток и аккуратно взял с тарелки привлекательно смотревший на него плод, привезённый из Антивы — спелая и ароматно пахнущая клубника, которая того и гляди должна была лопнуть от переизбытка сока под тонкой кожицей. Подобные вещи на юге Тедаса становились роскошью из-за недостатка солнца в этом году… а уж если предлагают, то грех не полакомиться. — Новости приходят в Джейдер весьма свободно… вопрос лишь в том, обращали ли вы на них внимание или предпочитали сосредоточиться на более важном деле — восстановлении своих сил и здоровья после предательства вашей кузины.

 

Умолкнув, герцог наконец-то поддался искушению и отправил ягоду в рот полностью в один присест, благо зелёные хвостики были заранее благополучно удалены служанками. На пару мгновений бард действительно выпал из реальности, прикрыв глаза и смакуя ощущения во рту, по которым он изрядно истосковался. Сейчас на юге не то, что клубники не было… даже банальные яблоки были в дефиците, хотя обычно сады Вал Шевина от них буквально ломились. Просто почти половина года была без солнца и растения не сумели нормально оправиться от зимы — урожай был откровенно мал. И всё было даже не из-за Бреши, которая крутилась совсем неподалёку относительно Джейдера, но из-за чёрных туч, окружавших её подобно какой-то гротескной стае. Как тут что-то расти будет, когда солнца не видно?

 

— Ммм… так что вопрос скорее не в том, почему от вас скрывали информацию, Ваше Величество… а в том, почему вы не спрашивали раньше? — продолжил Его Светлость, вновь взглянув на Селену с тем же хитрым прищуром, при этом большим пальцем аккуратно словив каплю красноватого сока, что изволила выскользнуть из уголка рта Адриана. — Но, если хотите, я поведаю о том, что вас ждёт за пределами города.

 

И так уж получилось, что Селена действительно желала обо всём узнать. Приукрашивать Его Светлость не стал ни капли и даже улыбаться перестал, рассказывая о тех ужасах, что постигли Орлей под правлением Узурпаторши — красный лириум, пытки, казни, пленения, насильный угон людей на пушечное мясо для красных храмовников и кровавых ритуалов сошедших с ума Серых Стражей, венатори и их чудовищное самозваное божество… и неизбежный голод в тех частях страны, где с солнцем и климатом было туже всего. Стычки, без которых не проходил ни один день. И города, которые брали либо измором, либо разрушением — последним таким городом должен был стать родной прекрасный Вал Шевин…

Шевалье в какой-то степени радовались этой войне — они могли показать себя, свою удаль и наконец-то помахать оружием против кого-то ещё, кроме других лоялистов. Да только в войне нихера красивого не было, в отличие от Игры… она была отвратительно уродлива, как сифилисная престарелая проститутка, единственным преимуществом которой было отсутствие зубов.

 

— Но, как любят говорить поэты, — сказал герцог, завершая своё печальное повествование, — Ночь темней всего перед рассветом. За этот год мы подготовили почву. Собрали армию и лучших садовников, что только есть в Орлее. И, пожалуй, теперь и настало время бутону наконец-то распуститься… в Вал Шевине.

 

Тут он слегка усмехнулся.

 

— Да-да, путь ваш лежит теперь туда.


'Cause you're a natural
A beating heart of stone
You gotta be so cold
To make it in this world
ezgif.com-resize (39).gif ezgif.com-resize (42).gif ezgif.com-resize (41).gif Yeah, you're a natural
Living your life cutthroat
You gotta be so cold
Yeah, you're a natural
  • Ломай меня полностью 2

Поделиться


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах