Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Firwen

Members
  • Публикации

    711
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    19

Последний раз Firwen выиграл 22 февраля

Публикации Firwen были самыми популярными!

Репутация

689 Местный герой

7 подписчиков

О Firwen

  • Звание
    Thunderstorm

Персональная информация

  • Краткая сводка
    Раса: эльф
    Дата рождения: 13 Драккониса, 9:15 ВД
    Класс: маг
    Специализация: элементалист
    Организации: Челюсти

Посетители профиля

Блок посетителей профиля отключен и не будет отображаться другим пользователям

Дополнительно

 

О клане Алвар

 

 

 

 

4b0c2f8d51e807bc379e7fb58ddbca0a.jpg

Шанайра

Седая и строгая, бывалая охотница, учившая близнецов охоте вместе со своими внуками и детьми – все вместе они представляли собой эдакую стаю, охотников, не страшащихся дремучей чащи с её секретами. Сейчас Фирвен понимала, что женщина была не так уж стара, и седина, окрасившая её волосы, была скорее некоей особенностью или отголоском страшного прошлого. В клане Алвар поговаривали, что сама Андруил благословила Шанайру, а руки её, несмотря на внешнюю хрупкость, были точно выдерживающие большую нагрузку дуги арбалета – женщина была способна пользоваться практически любым видом луков и необычно большой для её габаритов, превышающий даже её собственный вес натяг тетивы. Однако, порой эта женщина могла пропасть в лесу – на месяц ли, на два, и вернуться с совершенно дикими глазами, точно она теряла всякую связь с цивилизацией, с человеческим разумом, и никто из клана не осмеливался её останавливать – поговаривали, что вместе с даром Андруил шло рука об руку проклятие, которое требовало свободы, и горе тому, кто пойдёт против воли богини.

 

 

84107b82112b3431dbb1a74af0d7db6c.jpg

Хагрен Деленнас

Помнила Вспышка и старого хагрена Деленнаса, который мог и не дожить до встречи с одной из стайки неугомонных детей – в ту пору, когда Фирвен стукнуло двенадцать, он был уже в возрасте, и истинная старость причудливо отыгралась на лице эльфа. Не родись он в долийском клане, вероятнее всего, он стал бы бардом – с его умением складывать слова на ходу, почти об этом не задумываясь, с умением подбирать правильные речи в клане никто не мог тягаться. Деленнас с плохо скрываемым удовольствием пользовался всеобщим вниманием, однако, вопреки всем ожиданиям, был один, как перст. Эльфка никогда не задумывалась, почему так сложилось, однако причиной тому могло быть положенная на всеобщее благо жизнь – порой Деленнас выступал как «воспитатель» стайки детей, восхищённо слушавших его россказни и долийские сказки, в то время, как старшее поколение уходило на охоту.

 

4b0c2f8d51e807bc379e7fb58ddbca0a_.jpg

Серфис

 

Посторонние часто впадали в ступор и смущение, когда Серфис и Фирвен (близнецы) переговаривались друг с другом жестами: вопросительный взгляд, приподнятое плечо, кивок, слегка поджатые губы. Ни единого слова, точно говорили они где-то за пределами обычного человеческого понимания.

Тогда Серфис был ребёнком – крепко сложенным мальчишкой с пронзительным, прямым взглядом голубых глаз и уже тогда некой чуткой эмпатией с животными. Галлы радовались его приближению, свирепые звери точно обходили стороной – хотя кто знает, быть может, это действовало благословение редкой удачи, разделенное между близнецами? Каким он стал мужчиной, куда вёл путь и пересекался ли он по-прежнему с дорогой клана Алвар?

 

 

Скрытый текст

 

Соколица выглядела встревоженней, нежели обычно - Серфис знал её, как облупленную, поскольку взрастил из едва оперившегося птенца, которому природа напророчила гибель как самому слабому из выводка. Он некоторое время задумчиво разглядывал свою союзницу, не отвлекаясь на голоса вокруг, покачиваясь на своей палевой лошади в такт её шагам по каменистой тропке, затем выудил с пояса кожаный клобучок, обязательный атрибут для охотничьей птицы. Склонил голову набок, жестом, который невозможно было вытравить ни их следопыта, ни из чародейки, сузил пронзительные голубые глаза, скользя взглядом по встопорщенному оперению, остановился на слегка опущенном крыле. Охотник произнёс, медленно и несколько неожиданно для себя самого, точно смакуя слова, что слетали с языка, и адресуя их не только канюку, но и некоей тени, что ощущал душой. 

- Жизнь птицы слишком скоротечна и только на вид свободна, Фир.

С этими словами Серфис надел на соколицу характерную шапочку, отсекая её от мира, полного красок, ослепляющего, странно холодного солнечного света. Однако тьма была ближайшим другом и злейшим врагом, она была её бессменной любовницей и предательницей, лишающей свободы, подрезающей крылья. 

 

 

 

 


 

Скрытый текст

 

- Я сбегу отсюда, но только если ты пойдёшь со мной.

Этот голос, который она могла бы узнать из тысячи, Вспышка услышала как наяву, ощущая, как ползёт по спине хаотическая стая искристых импульсов. Глаза цвета летнего неба окидывали лицо Фирвен взглядом, в котором непостижимым образом смешались нежность, страх и робкая надежда. Ванаэль гладила её ладонью по тыльной стороне руки, но кожа у эльфийки была настолько нежная, что ощущения были скорее приятные, нежели саднящие. Она была мельче, не столь поджарого телосложения, как её дикая «сестра», по-своему изнеженная жизнью в человеческом городе, где не нужно было ежедневно охотиться или выживать на природе. Волосы Ваны, лёгкие и блестящие, точно облако шёлковых золотых нитей, обрамляли её лицо с мягкими, слегка округлыми чертами. Иногда она любила вести пальцами по лицу Фирвен, отмечая те места, где должно было быть плетение валласлина.

Фирвен молчала, стараясь не сводить брови в хмурой гримасе. Не это было нужно им обеим.

- Я должна что-то сделать, понимаешь? – так и не встретив согласия, Вана прикрыла белёсые ресницы, скользнула взглядом к подоконнику, где виднелось море, слившееся в непогоде с небом в одну иссиня-чёрную бездну.

- Тебе не нужно ничего делать. Всё под контролем Старшего чародея, Вана, не нагнетай, - хрипло, сама толком не веря собственным увещеваниям, обронила Фирвен, наконец, отважившись поднять на городскую зелёные глаза. Протянула руку и, точно желая убедиться, что девушка перед ней – настоящая, вплелась пальцами в золотистые волосы, подняла расправленную на ладони прядь и отпустила, наблюдая, как та водопадом скатывается по плечу и теряется среди прочих. Они были одной расы, но, всё же, казались точно пришлыми из разных миров.

Ванаэль встретила её взгляд, и в небольшой комнатушке, озарённой светом одной-единственной свечи, повисло молчание, впрочем, говорящее лучше любых слов. Светлые, почти не видные на белой коже брови девушки изломились, эмоции прорвались, скованные до этого в груди, и Ванаэль махнула ладонью на свечу, позволяя темноте вступить в свои полные права.

- Я боюсь. – шёпот, очень близкий, прохладный, трепетал возле самого уха долийки. – Я чувствую, как нас обступает тьма, а в ней – смерть, или что-то худшее.

- Не бойся ничего, - как можно более успокаивающе, уверенно произнесла Фирвен, в лёгкую гриву прильнувшей к ней Ваны. – Будут ещё новые рассветы. И кто знает, может быть, мы ещё увидим мир в другом свете.

«В свете чудовищной Бреши.»

Руки сами нашли хрупкий силуэт в темноте, заскользили по мантии, сомкнулись на узкой талии в замок. Вана была тёплой, как и всегда, но спокойствие покинуло в обыкновении немногословную, благожелательную городскую эльфийку, и теперь её колотила нездоровая дрожь. Рядом с этой девушкой иссечённая сызмальства ветрами, обтёсанная охотничьей жизнью, Фирвен ощущала себя грубой. Это был не первый разговор подобного рода, но последний. Они ссорились, когда Вана вспоминала о крепкой дружбе Фирвен и Родерика, упоминая, что он спасёт подопечную и уйдёт вместе с ними, если понадобится. Использовать старого храмовника, подставлять под удар его самого или родственную привязанность, взращенную долгими годами, было выше сил Фирвен. Волосы светловласой опьяняли запахом лавандового масла, губы были горячими и упоительно-солёными.

«Я знаю, о какой тьме ты говорила. И она тоже настигла меня.»

Это был шёпот во тьму, единственную спутницу, что всегда была при долийке в последние годы.

 

 

×
×
  • Создать...