Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Desmond Rainer

Members
  • Публикации

    168
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    2

Все публикации пользователя Desmond Rainer

  1. Дэсмонд молчаливо следовал за группой, до тех пор пока они не разделились и не пошли каждый выполнять свою часть расследования. Мира узнавать подробности из таверны. Мальчонка провожатый поспешил по поручению командира их весёлой компании. Дэсмонд был солдатом и никогда не рвался в командиры, а потому вполне спокойно реагировал на распоряжения Вальтера. Всё же тот вроде как главный детектив тут, да и более осведомлён в происходящем, в отличие от выдернутых с разных концов мира наемников. Дэсмонд задумчиво почесал когтем щеку сосредосточенно глядя на дверь в которую ранее постучал храмовник. Вполне ожидаемо - им не открыли. И не удивительно. Люди напуганы. Они потеряли близкого чеовека. И вполне вероятно, что сейчас они пожалели, что не оставили город со всеми пожитками, что у них были и не сбежали от него по дальше. А куда бежать? Сейчас куда не сунься и только при большой удаче не получишь клинок меж рёбер. Потрошитель думал, думал, а потом тихо произнёс. -Может стоит попробовать убедить их в том, что мы действием в их интересах? Не на благо всего города, я имею в виду, а конкретно в их интересах. Не думаю, что местный дознаватель проявил сочувствие к их горю. Нужно попробовать это сделать нам. Может так мы хоть чего-то добьёмся. Охотного разговора мы конечно врятли дождёмся. Я даже почти уверен, что нам ответят не сразу. Да и если ответят врятли это будет дружелюное общение. Но гнев и негодование тоже реакция. Люди любят спорить и жаловаться… И я бы посоветовал быть готовым скорее к гневу. В свою очередь Рэйнэр подошёл к двери и осторожно и не настойчиво постучал в дверь. -Приносим извинения за беспокойство. Вы вполне обоснованно можете избегать общения с незнакомцами. Но мы правда от всего сердца сочувствуем вашему горю. Пожалуйста не откажитесь ответить на пару вопросов. Если вам станет спокойнее можете даже не открывать дверь. Мы всего лишь хотим разобраться в этой ситуации и сделать этот город чуть безопаснее. Хотя бы в сравнении с тем что твориться за его стенами. Но за дверью казалось стало ещё тише, чем было до того. В прочем Дэсмонд и не особо расчитывал, что люди осмелятся заговорить сразу. Но потом там прозвучал какой-то грохот, как будто там перевернули стол или шкаф, не меньше. В дверь с той стороны что-то ударилось, отчего Дэсмонд немного отпрянул, а потом послышался сердитый мужской голос. -На вопросы ответить вам?! А может мне вас лесом послать?! Герои чёртовы! “Именем Ордена”? А где был Орден, когда этот кошмар начался?! Моя бедная сестра душу Создателю отдала и только тогда Орден зашевелился, начав что-то активно предпринимать! Да не пошли бы вы со своим сочувствием и так далее в бездну! Я забираю племянницу и уезжаю отсюда, с этим местом меня больше ничто не связывает. И хоть трава не расти, мне всё равно , что будет с этим клятым городом! В прочем реакции они добились. И как раз более ожидаемой, чем какой либо ещё. Дэсмонд оглянулся на своих товарищей и жестом показал что теперь стоит неспеша подвести говорящего с ними к более нейтральному состоянию. Он уже выговорился и выплеснул по крайней мере часть гнева на них. Главное не спровоцировать конфликт ещё больше. Нужно просто задать пару правильных вопросов.
  2. Дэсмонд ведёт себя сдержанно. Даже немного зажато. То и дело ведёт плечами, словно мышцы в его спине застыли колом и теперь приносят лишь боль. Кисти рук так и вовсе прячет. Казалось бы, от холода, ведь его перчатки абсолютно не закрывали пальцы. Потому вполне естественно, что он их прятал, то прижав к телу и сложив руки на груди, то сжав ладони в кулаки. Хотя сам дурак, раз выбрал такой неподходящий элемент доспеха. Он молча следовал за компанией к месту преступления поглядывая по сторонам, как и требовалось от него. Раз уж он нанят для охраны то бдительность превыше всего. Черт знает что на ум придёт толпе зевак. Их же всколыхнуть и направить в какое либо буйство минутное дело. Особенно учитывая характер убийств. Лишь когда Неста спросила, что собственно происходит, Дэсмонд заговорил. Посчитав что с ответом медлить не стоит. -Убийства. Предположительно маньяком или, не исключено, противником нынешней системы. Власти церкви и прочего. Возможно, сторонник главгада нынешней войны. Общий характер убийств – все жертвы были найдены с кристаллами красного лириума вместо глаз и отрывком Песни Света. На первый взгляд случайными отрывками… -пояснил потрошитель на вопрос чародейки. Он сделал глубокий вдох, втягивая носом воздух. А потом, неожиданно, он опустился на колено. Склонился почти к самой земле, начав принюхиваться. После чего недовольно фыркнул поднимаясь на ноги обратно. -Запах крови почти выветрился. Маловато, чтобы взять след. А след должен быть. Ни за что не поверю, что этот “Джек Святоша” не изгваздался в крови несчастной. А красный лириум… К слову, что с ним сделали? Извлекли или оставили “цвести” в телах погибших? Рэйнер взглянул на Вальтера, который определённо был здесь дольше остальных. И мог узнать куда больше, чем новоприбывшие участники расследования. -Вообще, что общего у жертв помимо “сувениров”, оставляемых маньяком. И какие строки Песни Света были использованы в тех записках? Чутьё мне подсказывает, что наобум такие индивиды не клепают послания из разного набора букв.
  3. Вести о происходящем в банноре Недремлющего Моря дошли и до Инквизиции. Поэтому командование отправило своих агентов узнавать подробности. Приказ же отправиться Дэсмонду в те края, для того чтобы выполнять роль телохранителя некой чародейки и в принципе грубой силы в виду его потрошительских особенностей, пришёл чуть позже. Сидя в повозке, едущей до необходимого ему места назначения, Дэзмонд перечитвал выдержку из докладов агентов, что ему вручили в одном из перевалочных лагерей Инквизиции, откуда он собственно и держал путь. Пара мечей-бастардов которыми непосредственно и сражался потрошитель лежали в ножнах, которые Рэйнер придерживал, зажав между коленей. Под лавку повозки он не решился их класть, стащат ещё. Да и не привык он так относиться к своему оружию. Инструменту его работы и орудию защиты. А детали дела была более чем престранные. Какие-то убийства и весьма изощренные. Вернее даже не сами убийства, а то, какими находят тела. В глазах кристаллы красного лириума, а руках записка с текстом Песни Света. Варрик бы сказал, что это похоже на начало какой-то детективной истории про умалишённого маньяка, который пытается намекнуть окружающим про недостатки, которые у всех на виду, но никто их не видит; вернее, не желает замечать. А может, просто навязчивая идея, без какого либо подтекста. Когда повозка остановилась в городе, куда нужно было прибыть и встретиться и с чародейкой, и с другим агентом, кто собственно и занимался расследованием, Дэсмонд закинул мечи обратно на спину, а листы с информацией спрятал за пазуху. Нужно было найти Вальтера, он занимался этим делом. И наверняка чародейка тоже уже прибыла и встретилась с ним. Потрошитель не знал этого наверняка, но своему чутью он верил. Оно его ещё не подводило. Недолго, правда, бродя по городу, Дэзмонд всё же увидел выделяющегося своим ростом, почти не уступающего некоторым кунари, храмовника, и рядом с ним невысокую девушку с посохом. На вид девушка была вполне юна, а потому о том, что она является той самой чародейкой, а посох у неё как вспомогательный в магии артефакт, а не необходимая опора, думать не пришлось. - Приветствую. – поздоровался Дэзмонд подойдя к коллегам в этом загадочном деле. – Я направлен Инквизицией в качестве защитника сей особы, – и потрошитель посмотрел на чародейку. – И в целом в помощь в разрешении этого дела. По старой солдатской привычке отчеканил Рэйнер. Разве что по стойке смирно не встал.
  4. -Я не знаю, на что ты способен. Порой наличие меча в руках ничего не значит. Дэсмонд переступил с ноги на ногу и стал чуть полу боком к своему противнику. Чутьё подсказывало, что драки не избежать. Не нужно было даже видеть манипуляцию искателя с ножом. Который, к слову, в следующее мгновение полетел по направлению к лицу девушки. Воздух рассёк серебристым блеском меч, вынимаемый из ножен. Скорость и реакция позволяли потрошителю отразить клинком летящий нож, и сменить его траекторию полёта не в лицо девушки, но в соседнее дерево. Дэсмонд тяжело вздыхает и качает головой, а на его лице отражается искреннее чувство сожаления. Всеми силами он хотел избежать драки, и ненужной смерти. Эти земли и так достаточно напоены кровью. -Мне жаль… - Только и говорит Рейнер прежде чем ринуться в бой. Думая, что бой будет быстрым, потрошитель несколько прогадал. Его противник оказался умелым фехтовальщиком, и оказывал достойное сопротивление. И Дэсмонду даже с его опытом сражений приходилось быть крайне сосредоточенным и внимательным. Не встречал он ещё противника, который мог хоть сколько бы то было поспевать за ним и парировать удары и комбинации из финтов и пируэтов. "Змея, восьмёрка, змея. Затем разворот и удар, снова удар, возвращая равновесие после первого, и пируэт."- повторял он про себя уходя на новый круг наступления- защиты.
  5. Дэсмонд вышел на опушку и снова преклонил колено, чтобы лучше присмотреться к следам. Они уводили за реку. Возможно там обосновались выжившие и деревни – Рэйнер, будучи по натуре человеком добрым, всегда надеялся на лечший исход. И больше надеялся нагнать беженцев, чем убийц. А потому он, поправив плащ, поднялся с земли и уже было отпраравился по следу дальше, но... Выбежавшая, как раз с той стороны, девушка заставила агента инквизиции насторожиться. Вид у неё был как будто она чудом избежала бойни. В прочем так оно и могло быть. Девушка могла оказаться выжевшей из той деревни. Но это надо было бы выяснить, задав ей пару вопросов. Например в какой-нибудь таверне, или вернувшись в деревню и заняв какой-нибудь дом на окраине. Не посреди леса же её допрашивать, да и не в такую погоду. В нос потрошителя резко ударил запах крови, пота и страха. Она когото боится. И этот кто-то даеко не Дэсмонд. Она наоборот, из последних сил, поспешила спрятаться за ним. И как раз в этот момент из леса выскочил какой-то мужчина с мечом наголо. С лезвия стекала кровь. Потрошитель словно наслаждаясь втянул носом этот запах. Конечно же незаметно для своего потенциального противника и той, которую он видимо будет защищать. Если не удасться договориться. Девушка тут же стала что-то тараторить про то, что это тот, кто видимо хочет убить её, а до этого убил ещё кого-то. Но кого? Раны на трупах в деревне не похожи на рубящие раны от меча. В этом уж Рэйнер разбирался. Возможно это был разбойник и он покрошил тех немногих выживших что спаслись. Тем временем воин разбрасывается оскорблениями называя девушку “малефикарской шлюхой”. Но так называли сейчас чуть ли не всех магов, даже тех что не практиковали магию крови. Как бы то ни было в глазах потрошителя, на данном, этапе жертва тут явно девушка. Но кто знает может всё так и есть. Девушка действительно малефикар, и причастна к гибели жителей деревни. А может и нет, и тот кто сейчас направил меч в его сторону сам является убийцей. Дэсмонд медленно поворачивает голову в сторону девушки и чуть разворачивается полубоком. Девушка замирает от страха лишь взглянув в его глаза, а после и вовсе без чувств отключается. Потрошительское устрашение на минимуме работает неплохо. Так она никуда не надумает сбежать. А чтобы та не замёрзла Дэсмонд укутал её в свой плащ и отнёс к дереву. Она ему нужна живой и способной связно говорить. А пока он всё это проделывал выслушал мужчину, что так рьяно утверждал, что девушка малефикар. -Твой меч в чужой крови, а деревня неподалёку залита кровью. Откуда мне знать, что это не твоих рук дело? Откуда мне знать, что ты не лжёшь? И в то же время ты можешь быть прав, но пока всё говорит против тебя… Но я не могу просто поверить тебе на слово. – Дэсмод становится напртив, и пока не вынимает один из мечей, из ножен у себя на спине. -У меня есть причины оставить эту девушку в живых. И я не могу позволить тебе её убить. Но я не хочу с тобой драться – это бессмысленно, и может стоить тебе жизни… Пожалуйста, отступи.
  6. Тревожные новости принесли разведчики Инквизиции. С особой жестокостью была вырезана целая деревня близ Орлейской границы. Деревня была не большая, стоящая отдельно от всего мира. А до ближайшего наблюдательного поста Орлея приличное расстояние. Всё это можно было списать на бандитов. Если бы не одно но. Разбойники оставляют в живых пару людей. Психология устрашения. Отпускают кого-то, чтобы те рассказали о нападении, описали все те ужасы и под страхом могли преувеличить их способности и заслуги. Чтобы впоследствии люди сами отдавали им своё добро. В этом случае жители были вырезаны под корень. Все до единого мужчины, женщины, старики и даже дети. Расследовать это дело Инквизиция отправила солдата. Новоиспеченного потрошителя. Посчитав, что в случае чего драконья кровь поможет ему сопротивляться магии и в стычке с превосходящими силами противника его устрашение и ярость сыграют свою роль. Дэсмонд же был рад наконец отправится на самостоятельное задание. Пусть и такая возможность выпала не в самый лучший момент. Рэйнер терпеть не мог, когда по чьей-то прихоти страдали невинные. А потому прибыв на место и увидев следы резни – это лишь сильнее ражигало его ярость. Крови было столько, что она не высохла до сих пор, и её запах резко ударил в нос потрошителя. Кому придёт в голову устроить подобное? Конечно же тем для кого кровь нужна как оружие. Маги крови. Малефикары. А шевелящаяся в сердце Дэсмонда месть и боль утраты подкинули идею, что в этом могли быть замешены венатори. Прохаживаясь по деревне в поисках следов, Дэсмонд осматривал поле резни. На жертвах было не так много ран и порезов, что не вязалось с количеством крови. Следовательно, кровь могли попросту вытянуть, а это уже подтверждало причастность малефикаров. среди всего этого кровавого месива находит свежие следы, уходящие в лес. Возможно те кто устроили всё это прячутся в чаще. В любом случае стоит проверить местность вокруг деревни в поисках дополнительных следов.
  7. Часть I Desmond-Lennart Rainer | Десмонд-Леннарт Рэйнер Лен, Ленни, Бродяга, Багряный Дракон, Ферелденская Бестия 9:02 Века Дракона, 3 день Волноцвета, человек Воин, мастер клинка, потрошитель наёмник, партизан, агент Инквизиции ○ Способности и навыки: Бытовые: Дэсмонд обучен чтению, письму и этикету как выходец и уважаемой купеческой семьи. Знает всеобщий язык, может свободно изъясняться на орлесианском, и знает пару "дежурных" фраз на антиванском. Ещё в детстве обучился резьбе по дереву, как хобби. Так, что умеет делать небольшие фигурки из дерева. Хорошо знает географию и обучен выживать в дикой природе и соответственно охотится и приготовить на костре пойманную добычу. Обладает знаниями и умениями травника. Умеет плавать, ездить верхом, обладает некоторыми навыками дресировки - когда-то дрессировал мабари. Неплохо рисует. Боевые: Хорошо развит физически, при видимой худобе достаточно силён и вынослив. Является мастером фехтования. В бою использует полуторные мечи, удобные как для одноручного, так и для двуручного хвата. Обладает тактическим мышлением, всегда продумывает стратегию перед тем как идти в бой с противником, особенно превосходящим его по силе или количеству. Драконья кровь усилила его рефлексы и физические показатели, а также такие органы чувств как нюх, зрение и слух. Часть II > Dettlaff van der Eretein – Witcher 3 > Shay Cormac - Assassin's Creed Rogue Рост: 185 см Телосложение: эктоморф Цвет глаз: льдисто-голубые Цвет волос: чёрный с проседью на висках Особые приметы: Из-за мутации, зубы, начиная со второй пары резцов, представляют собой ряд острых клыков, ногти стали прочными когтями приобрели треугольную форму. Драконья кровь повлияла также и на рост отчего он стал чуть выше, и продолжает расти. ○ Характер: Страхи и слабости: - Самый главный страх - обезуметь и потерять контроль над собой раньше времени. Он знает цену которую заплатит за силу, которая даёт ему драконья кровь, и не боится безумия как такового. Но боиться, что безумие настигнет его слишком рано и он однажды в пылу битвы вместо врагов начнёт рубить и соратников тоже. - Малообщителен, порой неразговорчив и крайне неуютно чувствует себя в толпе людей из знати. - Легко поддаётся ярости и не контролирует свой гнев, особенно если понимает, что его обманывают или используют. Общее описание: Дэсмонд всегда отличался спокойствием и сдержанностью ещё с малых лет. Он миролюбив и никогда не пойдёт на бессмысленное насилие, хотя всем своим видом он создаёт впечатление человека холодного, скрытного и даже опасного. И лишь немногие способны заметить, что всё это лишь способ защититься от других. Дэсмонд при всей своей грозной наружности, личность мягкая, бесхитростная и предельно искренняя. И эта искренность на самом деле палка о двух концах. Он может искренне любить, дружить, заботиться о других. И также искренне ненавидеть и желать смерти тем, кто покусится на его жизнь и, упаси Создатель, на жизнь его близких. Несмотря на достаточно благородное и знатное происхождение всегда тянулся к людям попроще. Мастерам, кузнецам, обычным воякам и просто к людям, чья жизнь это труд и труд тяжёлый. Ему неприятно находиться среди людей из "высшего общества". В детстве и юности он говорил, что все люди, что приходят на разные приёмы и балы "не настоящие". Они двуличны и всегда преследуют свои цели. Вот они тебе улыбаются, а за спиной держат уже кинжал, чтобы вонзить его тебе в спину, стоит тебе только развернуться. По той же причине он недолюбливает орлейцев, их Игру и манеру носить маски. Когда тебе нечего скрывать, у тебя нет нужды носить маску. Но дело не только в этом. Дэсмонд почти ненавидит свою орлейскую половину крови. И ненавидит своего настоящего отца, которому не хватило смелости взять на себя ответственность за свои поступки. Терпеть не может то, как ему ещё хватало наглости высокомерно смотреть на него и что-то говорить о его матери. Про своих родственников со стороны отца он и вовсе не хочет говорить. Не терпит пренебрежительного отношения к себе. А также когда его называют "бастардом". На правду, конечно, не обижаются, но не тогда когда таковым он стал по трусости своего папаши. При необходимости если скажут "надо" он всё же будет терпеть общество высокомерной знати, и даже попробует подыгрывать им. Как солдат, он дисциплинирован и чётко следует приказу. Но если того не будет требовать задание, он не станет и минуты терпеть общество неприятных ему людей. Банально потому, что не хочет разжигать конфликт, которого он предпочитает избегать по разумным причинам. Напрасно махать кулаками, мечом или тем, что под руку подвернётся, он не любит, как и проливать попусту кровь. Но к врагам, которые кровь ему попортили, это не относится. "Враг должен истекать кровью" - говорит Дэсмонд. ○ Биография: Дэсмонд, или же Леннарт, всегда создавал впечатление человека, который не любит вдаваться в подробности о своём прошлом. А те, кто мог знать его достаточно близко, уже почили и вряд ли что-то расскажут. Но вот что известно. Леннарт, хотя он больше любит имя, данное ему дедом, – Дэсмонд – родился в Ферелдене. Мать его была наследницей достаточно известного купеческого рода, а вот отец был орлейцем. История, которая могла стать очередной сказкой о несчастной любви отпрысков двух враждующих семейств, но нет. Семейства не враждовали, а любовь, как казалось, была вполне счастливой. С множеством подарков, клятв до гроба и прочих красивых слов. До тех пор пока девушка не пришла к юноше с новостью о том, что ждёт ребёнка. А юноша, внезапно, понял, что не так сильна была его любовь. Ну и прочие отговорки. А девушка в расстроенных чувствах, но не сломленная, отвесила юноше пощёчину и удалилась, поклявшись никогда больше с ним не встречаться. На удивление, она не возненавидела ребёнка, которому вскоре дала жизнь, и даже дала ему орлейское имя, что говорило о всё ещё теплящихся в её сердце тёплых чувствах к возлюбленному. Но её отец и новоиспечённый дед настоял на том, чтобы внука назвали, как ферелденца. В итоге мальчик получил двойное имя, поскольку ни мать, ни дед не хотели уступать. Чуть позже девушка всё же вышла замуж, но за ферелденца, при этом придумав сказку о том что "проклятый орлеец взял её силой и оставил подарок в виде ребёнка". Детство и юность Леннарта прошли в Ферелдене. Он рос в семье с матерью, отчимом и двумя сводными братьями. Братья к слову были не на много младше Лена. Потому и скучать в период детства мальчику не приходилось. Какой-то период он был рад проводить время в обычных, для мальчишки его возраста, играх. Но, несмотря на то, что рос Леннарт в благоприятном районе, всё меньше его иго интересовали забавы, которыми любят баловаться выходцы из обеспеченных и богатых семей. Он частенько любил забредать в мастеровые районы и наблюдать, как работают кузнецы или столяры. Как люди, не обладающие магическим даром, создавали полезные вещи из сырого материала. Больше всего ему нравилась резьба по дереву, и однажды он попросился к мастеру в ученики. Мастер, конечно, скептически отнёсся к этой просьбе, но взял мальчишку на обучение, думая, что авось первая неудача охоту отобьёт. Но не отбивала, и юный Лен, загоняя в руки занозы, случайно оцарапывая руки инструментом, но продолжал учиться и в скором времени он вырезал из небольшого кусочка дерева самую простенькую игрушку, отдалённо похожую на лошадь, которую подарил ребёнку из бедного района города. Всё больше ему нравилось проводить время с детьми из "простых" семей. Чаще он убегал в мастерскую к учителю, чтобы сделать ещё одну игрушку или деревянную фигурку сложнее. Дети в скором времени приняли его как своего, и считали частью своей "Ганзы". Отчим был возмущен таким поведением пасынка. Собственно, отношение к бастарду у него было не самое тёплое. Да и ещё с кровью орлейца. Но всё же, мальчишка был сыном женщины, которую отчим любил, а потому в большинстве случаев тот сдерживался от того, чтобы как-то навредить ребёнку. Да и Дэсмонд не давал каких-то действительно серьёзных поводов накричать на него или даже в сердцах поднять руку. И всё же, однажды отчим при мальчике назвал его бастардом. Дэсмонд, естественно, не понял значения этого слова, а когда спросил о значении, вызвал этим непонятные для него слёзы матери и её объятия и извинения. Больше эту тему он не поднимал. До некоторых пор. Но больше всего отчим возмущался, что мол "Где это видано, чтобы ребёнок из уважаемой семьи ошивался с оборванцами из низшего сословия". Мать ничего плохого в этом не видела, ей нравилось то, что сын сам тянется к простоте, и у него нет ни одной черты, что были присущи его отцу. Братья Леннарта же считали его чудаковатым, но всё же защищали перед отцом. Мол "ну это же игра, скоро приестся и надоест". И стоит отдать должное, всеми силами пытались они вернуть старшего брата в привычный для них мир. Но чем старше становился Лен, тем больше он понимал, что веселье и кутёж, которым занимается богатая молодёжь - пустая трата времени, предпочитая заниматься делом и учиться. К 13 годам Лен успел обучиться многим элементарным вещам, которые, как он считал должен знать каждый уважающий себя человек. Чтение, письмо, немного географии и риторики, этикет - на этом настояла мать, чему в принципе брюнет не возражал. Он также учился владеть мечом. Навыки эти он развивал и в дальнейшем. В тот год гости к его отчиму наведался его друг, странствующий рыцарь. Мальчик заинтересовался образом жизни путешественника, да и, видя, как тепло общается с гостем отчим, ощущал, как и он сам начинает доверять рыцарю, которого звали Вальтер. Известен он был своим уникальным стилем фехтования. И как всегда, когда что-то Леннарта интересовало, он стремился научиться этому. Потому по уже проторенной схеме он попросил рыцаря научить его обращаться с мечом. Вальтер согласился, при условии, что Лен отправится с ним в странствие – и обучится, и характер и тело закалит. "Вижу я, что в нём бьётся сердце воина. А в этих каменных стенах он просто с ума сойдёт, как дикий зверь в клетке". Мать не хотела отпускать своего старшего сына. Она боялась за него. Он был её первенцем, пусть и от мужчины, что обманул её. Она прекрасно понимала, что мальчик не виноват в безответственной трусости отца. Но зная, что в путешествии путь может привести его в Орлей, женщина металась между тем, чтобы рассказать правду сыну о его отце, или оставить всё как есть в тайне. Разум ей говорил, что лучше промолчать и не тревожить юное сердце, но с другой стороны она хотела, чтобы её старший сын был сильным, умел смиряться с ударами судьбы. Но правда могла шокировать его, а потому она решилась раскрыть мальчику только часть. Она рассказала и про чистую любовь, и про то, как она была счастлива с его отцом, но не сказала, что последний струсил, узнав о том что она ждёт ребёнка. Перед тем как Дэсмонд покинул дом, мать приколола к его куртке брошь в виде позолоченного мотылька бражника, сказав, что когда-то эту брошь ей подарил его отец. "Пусть она станет тебе напоминанием" - сказала мать. И значить это могло что угодно. "Ты не бастард, Дэсмонд, никогда им не будешь. Не важно, что будут говорить тебе чужие люди. Слушай лишь своё сердце. Оно никогда не обманет". На 10 лет он покинул дом, путешествуя с наставником по свету. За эти годы они, для начала, не раз обошли весь Ферелден. Там Дэсмонд подобрал дикого щенка мабари, чей хозяин погиб, сорвавшись со скалы. Несмышлёныш, долго просидевший рядом с телом хозяина, был продрогший и исхудавший, о чём говорили проступающие под шкурой рёбра. Дэсмонд осторожно подошёл к ершащемуся псу, предложил еду и обработал мелкие ссадины на шкуре, которые он получил, не удачно спустившись со скалы. Оставлять его было бессердечно, потому пришлось взять мабари в путешествие с собой. Леннарт понемногу привязался к псу и ему совершенно не нравилась мысль о том, что его придётся кому-то отдать. Щенок тоже проникся преданностью и любовью к тому, кто его спас. С тех пор Дэсмонд и Клык были неразлучными друзьями. А Вальтер в шутку называл их группу "стаей". После путешествия по Ферелдену, Дэсмонд с наставником пересекли Морозные Горы и оказались в Орлее. И там, в Вал-Руайо, Дэсмонд столкнулся с представителями своей семьи по Орлейской крови. Его отец узнал брошь, приколотую к куртке мальчика. Эта встреча оставила свой отпечаток на юноше – ненависть к знати и орлейцам поселилась в его сердце с тех самых пор. Дальнейший проходил через Неварру, а из Неварры они отправились в Вольную Марку. И даже заходили в Антиву. И всё это время наставник учил Дэсмонда не только обращению с оружием, но и различным техникам ведения боя. Тактика, наблюдения, стратегия. И, самое главное, нравы жителей разных стран. То, как они думают, какими принципами руководствуются и прочее. Учил, что добрым людям нужно помогать, а людям подлым не отвечать подлостью, поскольку гниль нельзя сделать чем-то действительно достойным, и таких людей рано или поздно настигнет своё возмездие. И не давать воли ярости, которая без сомнения является плохим советчиком, когда в руке ты держишь клинок. Делился знаниями о всяких полезных травах, которые можно использовать, чтобы сделать простую мазь или отвар, чтобы вылечиться или облегчить боль, если ранили. А Леннарт это запоминал и впитывал как губка. И к концу путешествия овладел стилем фехтования своего учителя. Пережитые приключения, встречи приятные и не очень воспитали в нём человека благородного, чистого душой и честного перед собой и другими людьми, а также заботиться о других – во многом не без помощи Клыка, о котором он и заботился в первую очередь. Дэсмонд видел жизнь такой, какой бы он не увидел её в городе. На себе ощутил, что порой за свою себя и дорогих людей приходится сражаться. И порой в пылу сражения он ощущал первобытное звериное чувство ярости. Ярость, что кто-то покусился на жизнь близких. Ярость, что кто-то имеет наглость напасть на него. Ярость, что кто-то хочет забрать жизнь, которая им не принадлежит. Вальтер видел это клокотавшую в ученике ярость, но в то же время видел, что Дэсмонд благодаря его наставлениям выработал достаточную силу воли, чтобы этому гневу противостоять и держать его в узде. Домой Дэсмонд вернулся совершенно неузнаваемым. Возмужавшим, сильным и, без сомнения, привлекательным молодым человеком, чем несказанно впечатлил не только свою семью, но также и юных дев, что теперь заглядывались на него. Братья же, изнеженные спокойной жизнью в достатке, несомненно, были рады возвращению Ленни, как они его любили называть, и всячески пытались утянуть его в их компанию гуляк и бонвиванов. Хотя, по сути, они просто хотели воспользоваться привлекательной внешностью сводного брата, чтобы подцепить себе девчонку на ночь-другую. Какое-то время Дэсмонд составлял своим братьям компанию, однако он не испытывал от этого большого удовольствия, считая это пустой тратой времени, после чего и вовсе стал отказываться от посещения подобных мероприятий и стал искать себе занятие по душе. Долго искать не пришлось, и он решил стать стражем родного города. В страже Денерима Лен служил вплоть до пятого мора. Ему не удалось присоединиться к войску короля Кайлана в Остагаре, и он был среди тех бойцов, кто остался оборонять город. Вернувшийся в Денерим после битвы тейрн Логэйн объявил о проигрыше, гибели короля Кайлана и предательстве Серых Стражей. Однако, многие банны не верили словам Логэйна. Дэсмонд тоже не особо верил словам теперь уже регента. Однако, раз битва при Остагаре была проиграна, следовательно, Мор продолжал распространяться и в скором времени должен был дойти до Денерима. Не нужно было обладать магией или способностью обнаружения порождений тьмы, чтобы понимать, что орда рядом. Дэсмонд настоял на том, чтобы его семья покинула город и отправилась за Недремлющее море в Вольную Марку или Антиву. Упрямством молодой человек обладал завидным, потому вскоре его родня покинула город. Вскоре после этого разошлась весть о Собрание Земель, на котором в последствии был положен конец гражданской войне и Ферелден объединился против Мора. Дэсмонд всё же сумел внести свой вклад в борьбе с Мором при обороне Денерима. Он сумел пережить эту битву, но заплатил за это большую цену: его верный мабари Клык ценой собственной жизни защитил Дэсмонда от смертоносного удара порождения тьмы. Когда же появился Архидемон, Лен даже толком не рассмотрел этого проклятого дракона. Все мысли его занимала битва с тварями, а также боль от утраты лучшего друга. Когда же Архидемон был повержен и порождения тьмы отступили, Дэсмонд смог с почестями похоронить Клыка, а в память о нём он сделал амулет в виде оскалившейся морды волка. Мор унёс жизнь и жизнь Вальтера, который перед смертью оставил ученику необычный подарок: несколько фиалов со странной красной жидкостью. Сами фиалы были украшены драконом. К подарку было приложено письмо с прощальными словами, объяснением сути подарка и загадочной припиской: "Я никогда не хотел чтобы мне пришлось учить тебя подобному. Но грядут тёмные времена. Надеюсь, что тебе придётся использовать это только в крайнем случае". После окончания Пятого Мора, Лен покинул Денерим с целью попросту помочь людям, которых эта война застигла вне надёжных стен больших городов. Так в своём "священном походе" Леннарт дошёл до Редклифа, где впоследствии остался и стал вести более спокойную и размеренную жизнь. Знания о разных целебных травах очень пригодились в первые годы после окончания Мора, а умение владеть клинком было хорошим подспорьем в походах в непроглядные чащи леса, где ещё могли прятаться всякие твари. Какое-то время Дэсмонд был помощником травника в Редклифе, но он, конечно же, не забывал тренироваться с мечом, не позволяя своим навыкам забыться. Да и сам Лен любил поговаривать: "Хочешь мира - готовься к войне". Никогда нельзя было быть уверенным в том, что завтра не начнётся война или новый Мор. Наученный горьким опытом Дэсмонд теперь всегда ждал чего угодно от следующего дня. Дэсмонд прожил в Редклифе почти 10 лет. Порой он покидал деревню, отправляясь в странствия скорее по старой привычке куда-то идти, нежели из необходимости. Но вскоре он всё же осел и зажил спокойной жизнью. В Редклифе он познакомился с девушкой, которой также приглянулся. Через какое-то время они полюбили друг друга, а после и поженились. Дэсмонд пребывал в состоянии опьяняющего счастья, найдя любовь своей жизни. Он нашёл работу по душе, вернее вспомнил своё хобби, и стал заниматься резьбой по дереву, заботясь о той, кого любил больше всего на свете. Появление Бреши в небе крайне напугало жителей Редклифа. Пожалуй, теперь можно было понять орзаммарских гномов с их страхом упасть в небо. Но, что бы ни происходило, Дэсмонд был готов защищаться. Защищать свою семью, защищать свой дом. После прихода венатори в Редклифф жизнь стала просто невыносимой. Внезапные спасители магов вели себя как полноправные хозяева замка и деревни в целом. Жители же терялись, не зная, что им делать: подчиниться тем, кто сильнее и стать прислугой в замке, уйти или же ждать решения эрла Тегана или короля. Ведь куда им идти? Другого дома у них не было. Те, кто боялись пришедших магов и их силы, были рады уйти куда угодно, лишь бы подальше от "этих чудищ". Более гордые и уверенные в своём праве остаться в Редклифе, – часть духовенства, коренные жители и просто те, кто хотел справедливости, – оставались в Рэдклифе до тех пор, пока не станет понятно, что другого выхода нет. Прибывшая в Редклифф Инквизиция, казалось, поселила надежду в сердцах людей, что оставались в городе, несмотря на бесчинства венатори. Но в какой-то момент всё пошло наперекосяк. Вестница Андрасте пропала вместе с одним из союзников, – по слухам их убили Венатори, – после чего последние в конец осмелели, решив, что больше достойных соперников нет. Кому-то из оставшихся жителей Редклифа удалось бежать. Другие же решили дать отпор, и Редклиф превратился в место настоящей бойни, в которой и погибли многие знакомые Дэсмонда, в том числе и его возлюбленная. Она стала жертвой какого-то юнца, почувствовавшего власть и силу и пожелавшего владеть без сомнения привлекательной женщиной, коей являлась Эрен. Но, получив отказ, он убил её. Ослеплённый яростью и болью утраты, Дэсмонд набросился на него, застав врасплох. Движимый самыми сильными чувствами, Дэсмонд просто в один прыжок оказался рядом с юнцом и голыми руками свернул ему шею. А после, словно обессиленный, он рухнул на землю рядом с любимой и долго смотрел на её лицо, бледное и навсегда спокойное. Крик ярости и боли, больше походивший на рёв раненного зверя, разорвал воздух. Он сложил погребальный костёр, где упокоилась его возлюбленная, после чего поспешил покинуть город, собрав свои вещи, в том числе доспехи и мечи, а также забрав прах любимой, чтобы развеять его в чистых и спокойных Морозных горах. С тех пор начался путь Дэсмонда как охотника на венатори. Он был движим болью в сердце и жаждой справедливости, хотя правильней будет сказать мести. Не единожды за этот год он Дэсмонд спасал беженцев от войск Старшего и венатори в частности – их он выслеживал небольшими группами, чтобы точно выйти победителем из битвы. Прознав, что Инквизиция укрепилась в Морозных Горах, в старой крепости, он отправлял всех нуждающихся в защите к тем людям, что могли провести беженцев в Скайхолд. Сам же Дэсмонд продолжал сражаться в одиночку и наводить страх на отдельные группы врага, так и оставаясь не пойманным. Но однажды он явился в Скайхолд вместе с очередной группой беженцев, поскольку в основном среди них были женщины и дети, а из мужчин, что могли их защитить, было всего несколько "мальчишек", которым едва исполнилось 17-18 лет и оружия они в жизни не держали, кроме вилы и лопаты. Дэсмонд решил сопроводить их до крепости, да и сам взглянуть хотел на Инквизицию, о которой до этого он лишь слышал и мельком видел в Редклиффе. В Скайхолде он остался на некоторое время, говоря, что желает отдохнуть перед очередным путешествием. Но на самом деле, он решил понаблюдать, что эта организация из себя представляет. Смотрел за солдатами, что тренировались у казарм, слушал людей, что нашли здесь приют. И размышлял над тем, что он может сделать наравне с разбитой, но не сломленной Инквизицией. Дэсмонд был достаточно умён, чтобы довольно быстро понять, что в одиночку для победы над венатори и Старшим он мало может сделать. Скорее всего, он рискует вовсе сложить голову в неравном бою, если ему повезёт чуть меньше. Но он мог предложить свой меч и свои навыки мастера фехтования Инквизиции, а в обмен получить союзников. И в итоге он стал одним из добровольцев в рядах Инквизиции. Дэсмонд был солдатом когда-то и стражем Денерима, а потому он быстро смог абстрагироваться от своей вольно-наёмничьей жизни и влиться в будничность солдата. От тренировок не отлынивал, на задания отправлялся без вопросов, куда бы ни отправили, и не давал усомниться в своей лояльности Инквизиции или пожалеть о том, что его зря приняли в их ряды. Мастерство и уникальный стиль фехтования играли хорошую службу на заданиях, и он сумел заработать хорошую репутацию среди других солдат. Он даже завёл друзей, среди которых были довольно специфичные воины. Так, например, в какой-то момент он познакомился с одним из потрошителей, которого звали Эйндрис. Вернее, в момент знакомства Дэсмонд не знал кто такие потрошители. Но он сразу почувствовал затаившуюся ярость в этом воине, которую тот, однако, неплохо держал в узде. Кто такие поторошители и что они из себя представляют Дэсмонд узнал, когда его и Эйндриса отправили на задание в одном отряде. То, что он увидел в бою, потрясло его до глубины души. Истинная, первородная, устрашающая ярость, заставлявшая противника бежать в страхе. Признаться честно, даже Рэйнер ощутил, как бегут по спине мурашки, и он хочет уйти с пути зверя. Но, в то же время, увиденное его завораживало – нечто подобное он испытал, когда во время путешествия вместе с наставником издали наблюдал за драконом. Вернувшись в Скайхолд, Дэсмонд начал расспрашивать о том, что он увидел и можно ли было этому научиться. Тогда-то Эйн и объяснил, кто такие потрошители, как ими становятся и какие есть последствия от использовании этой силы. И, естественно, Эйн поинтересовался у друга, хотел ли он стать потрошителем? Дэсмонд ответил сразу, а решительность и уверенность во взгляде говорили о том, что он знает, на что идёт. И даже риск обезуметь к старости или мутировать в нечто, его не останавливал. Ему нечего было терять. Всё, что можно было, он уже потерял: Эрен погибла в Редклифе от рук венатори; не так давно ему пришло письмо, что мать умерла в Антиве – годы и болезнь взяли своё; с отчимом он никогда не был близок, а своих братьев он откровенно считал придурками, которые впустую прожигают свою жизнь; родного отца он и вовсе предпочитал больше не видеть, как и прочих своих орлейских родственников. Эйн обговорил переговорил с немногими другими потрошителями – видимо, совещался, стоит ли рисковать и проводить ритуал. Получив согласие, он заявился к Дэсмонду, сказав, что для ритуала нужна кровь дракона. И, по-хорошему, нужно отправляться искать этого самого дракона. Но тут Рэйнер вспомнил о припрятанном подарке наставника. Он показал фиалы с алой жидкостью другу, и тот с облегчением отметил, что "всё же идти искать ящерицу" не нужно. Но поинтересовался, откуда у Рэйнера драконья кровь, да и ещё защищённая для сохранности магией. Тогда-то Лен и поведал ему о своём учителе и о его подарке. Дэсмонду повезло, и он пережил ритуал обращения. Другие потрошители, знавшие об особенностях проведения ритуала, внимательно следили за ним и подстраховывали, на случай если что-то пойдёт не так. Возможно, это и играло большую роль в успешности ритуала. Если бы Дэсмонд решил экспериментировать с кровью сам то, скорее всего, отравился бы или вовсе умер. После ритуала он пару дней восстанавливал силы, а потом стал тренироваться с более опытными носителями драконьей крови, осваивая новые навыки. С тех пор, как он стал потрошителем и приобрёл способности, Дэсмонд порой стал выпрашивать задания в Ферелдене, чаще всего близ Редклифа. Причём на задания он отправлялся в одиночку. Это могло показаться странным, но каждый раз он возвращался, цел и относительно невредим, а шпионы сообщали, что количество венатори в тех краях сократилось. Дэсмонд обрушивал свою ярость на врага в полной мере – теперь она служила ему хорошую службу. Чем сильней его ранили, тем сильнее становились его удары. А враги в ужасе видели жуткого монстра – Бестию которая сметала всё на своём пути, не щадя никого. Те же счастливчики, что успевали сбежать, в страхе пересказывали увиденное. Некоторые даже стали называть этот ужас Ферелденской Бестией. Получив новые способности, Дэсмонд не бросил службу в Инквизиции. Поскольку чувствует себя не только обязанным некоторым людям, но и попросту ощущает себя комфортно среди людей, которые также как и он хотят добиться мира и освободить Тедас. Можно даже сказать, что в Инквизиции он обрёл для себя новый дом. Часть III ○ Пробный пост: ○ Связь: ○ Ваши познания во вселенной Dragon Age: Игры, вики, пару комиксов. ○ Планы на игру: Внести свой вклад в борьбе со Старшим и венатори и установить мир. Возможно найти новую любовь в жизни, пока драконье безумие не охватило его. Ну и прочее по мелочи например снова пересечься со своей орлесианской семьёй, и окончательно решить с ними отношения.
×
×
  • Создать...