Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Morin

Members
  • Публикации

    1 156
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    5

Все публикации пользователя Morin

  1. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    Человеческая натура невероятно сложна и изломана устоями, желаниями, собственными убеждениями, а также требовательна и необъятна в своем создании, толкая телесную оболочку на действа разного характера. Люди собираются в группы для удовлетворения своих потребностей и обеспечения выживания в мире, полнящимся опасными хищниками. Но не всегда данная общность обусловлена стратегически важными планами и потребностями. В данном случае группа объединенных людей собралась не ради решения важных для их благополучия проблем, как это делали на собрании старейшин или же на совете командиров перед битвой, а ради недолгого развлечения, пока помещение таверны проветривалось от запаха хмельного воздуха и застоявшегося воздуха. И вот когда развлечение подошло к концу, вся эта братия, поднявшая градус и небольшие ставки под соревнование лучников, потекла снова под крышу. Почувствовав руку на плече, повернула голову, сталкиваясь с веселой физиономией Матиаса. От такого подбадривания уголки губ дернулись в смущенной улыбке, но от угрозы намыть длинные уши эльфа тут девчушка напряглась, и сразу же вылетела вперед от неожиданного хлопка в спину, недовольно покосившись на наглого храмовника. Да он своей лапищей и позвонки может сломать запросто, если захочет. И чем только их, стражей церкви, кормят? - Или засмущалась от твоего присутствия, сэр Масиас. И не стыдно девушек в краску вгонять? - вор не счел нужным оставаться в стороне, когда можно немного уколоть после такой милой картины проигравших, задевая всех разом. Моринь очень хотелось скорчить физиономию и показать язык на эту наглость эльфу, может, кинуть что-нибудь прямо в ухо, от этих пакострных мыслишек ее отвлек голос Жеан, что по-доброму, не обращая внимания на детские разборки, поманила за собой ласково. Секундным порывом молодая разбойница шагает к ней, но тут же останавливается, пропуская мимо толпу. Из команды Лис вошел предпоследним, дожидаясь решения самого неуверенного на данный момент участника соизволить зайти обратно. И после минуты наблюдения за унылой картиной терзаний ученицы решил сам немного помочь учительским толчком. В помещении уже слышались громкие зазывающие крики и кашель от новых глотков раздражающего горло алкоголя. После послышались первые ноты лютни, подхватываемой дудками и звонким женским смехом барышень. Меж столов вновь замелькали работницы таверны, держа на подносах кувшины, обновляя напиток у того, кто немного щедрее прочих или пьянее - тут уже разница невелика в этом случае. За самой малой победой стоит чье-либо поражение. И в случае малой победы Лиса над подопечной поражение последней упомянутой было гораздо существеннее, из-за чего она долго переминалась с ноги на ногу, прежде чем войти в таверну. К слову, ее долгая медитация перед ступенями таверны раздражала эльфа настолько, что он чуть ли не запинавал размышляющую над прошедшим соревнованием лучницу. Усевшись за стол, двое разбойников как раз успели к самому началу танца, в котором новые знакомые стали участниками. Легкие ноты первых струн, протяжные вздохи первых флейт под сливались в единую музыкальную картину, часть которой была не только композиция, но и место, время и, конечно же, люди, участвовавшие в ней. Матиас и Жеан сразу же были подхвачены этой музыкой, кружась в веселом танце. Лавайе, сильная и смелая женщина, в первые мгновения казалось чуть ли не самой уязвимой из-за своей растерянности на первый взгляд, но тут же, привлекая молодого храмовника ближе, заставила улетучиться эти глупые наблюдения. Также Матиас, веселый и жизнерадостный, чувствовал себя будто хозяином положения, быстро уводя златовласую воительницу в первый круг из танца. Так легко и так быстро танцующие двигались в такт инструментам музыкантов, словно поющие в одном хоре. Но приглядеться и это уже совсем не одинаковые движения: партнеры менялись, привносили в танец свои жесты, одаривали друг друга неповторимыми улыбками и двигались так же по-разному каждый раз с другими. Будто карнавал, этот танец был един и разрознен одновременно, разбавленный лишь воображением людей. Движения были быстрыми и веселыми под стать музыке, что заполоняла помещение, окутывая каждого своим “музыкальным одеялом”. Сие и есть тот танец люда, не обремененного манерностью и этикетом высшего общества, и он им под стать: такой же простой, не требующий жестких правил и куртуазности для того, чтобы кружиться в нем. За этим хочется наблюдать, его хочется изучать и принимать в нем участие, пусть и с совсем отсутствующим талантом к танцам, вливать новые силы, быть частью и так же кружиться среди этих людей и смеяться вместе. И в данный момент созерцание молодого храмовника и генерала прижали девушку к скамье. Опершись подбородком на свою ладонь, лучница тихонько вздыхала, чуть ли не любовно фиксируя лишь их в своем поле зрения. Последние протяжные тоны музыки доживали свои секунды, в которые пара приковывала внимание не только разбойницы, но и, кажется, всех участников. Матиас и Жеан красиво смотрелись вместе, как пара главных героев из романов и сказок, танцующая на балу. И это было красивое и чувственное завершение. Если лучница не знала, что они не были знакомы до этого дня, то определенно посчитала бы их парой, красивой и яркой. А вне этого мира, созданного танцем, горели небольшие канделябры, с кухни пахло печеным мясом вперемешку с тушеными овощами и слышалась ругань, видимо, кухарки с помощниками; хозяин то и дело обновлял глиняные кувшины с алкоголем, составляя их торопливым работницам. Все так хорошо, но чего-то еще не хватает для уюта в этой таверне, кроме вкусной еды, алкоголя и танцев. Чего же? Ах, да…. Верно! Драки! Предвестники нового этапа на пути к крепкой мужской, а местами и женской, дружбе начались с невинного удара одного из кувшинов об пол с характерным треском и “ой” одной из работниц. А дальше послышались позывные, выраженные вылетевшими дерзкими словами с чуть заплетающегося языка, которые охотно подловили такие же по состоянию алкоголя в крови языки. И вот уж полетели первые тарелки на пол, сметаемые кулаками. Один крепкий мужик схватил второго чуть уступающего по размерам мужика за грудки - классика жанра - и затряс прямо над столом, отчего тот в свою очередь резко уцепился за рукава своего оппонента, сжимая пальцы на массивных, по меркам Моринь, запястьях. Еще несколько неловких движений, еще несколько крепких словцов и полетели первые столы. А за этим подхватили боевой настрой все, кто сидел за столами поблизости. Одно небольшое заседание людей поделилось на две стороны, как изначально вырисовывалось в голове лучницы, но вскоре она поняла, что ошиблась, так как эти люди были за себя и против всех. В самый раз сюда бы солдат имперской армии Орлея, но тех серые глаза не приметили в зале. На самом деле, эта драка зачиналась еще в самом начале первой вступительной ноты. Негативное настроение притихло с нарастанием музыки и даже, казалось, все забыли о разногласиях, переключаясь на более мирное занятие. И вот по мере затихания звуков и замедления движения пар недовольство среди собравшихся в углу людей вновь заполняло пространство. И даже начало новой мелодии не смогла повторить успех предыдущей. Вновь задорная мелодия, прекрасно подходящая для танцев зазвучала зазывающе для людей. Моринь, не обращая внимания на конфликт, медленно направилась к только что закончившим танец Матиасу и Жеан, как внезапно ее резко прижали к скамье, а над головой снарядом пронеслась ножка курицы. “Эй! Осторожнее можно своей жратвой разбрасываться?!” - гаркнул рядом один из постояльцев, после чего ему в грубой форме был предоставлен ответ, который пришелся не по нраву. Мимо стола, за которым сидела компания, прошел еще один мужчина, уверенно и грозно приближаясь к обидчику. Будет большая драка. Лучше тихо сидеть на месте и не высовываться. Особенно если у этих людей нечем поживиться.
  2. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    Да, никаких поддавков ей не будет. Если бы компания сейчас после веселой таверны попала в битву, то каждый плохой результат мог стоить жизни. “Да и чуточка позора не будет лишней, госпожа златовласая, пусть учится избавляться от этого скверного чувства”, - эльф кивает сам себе, не дожидаясь ответа, и отпивает из кружки, подкрепляя градус еще одной порцией спиртного. Результатом Жеан он был более чем доволен, но все же не удивлен. Военный человек обязан быть хорош в разном оружии. Лук, меч, щит - кто знает, что именно пригодиться тебе, если вдруг лишишься своего меча или молота? У таких, как Лис и Белка, род занятий немного другой и требования иные. Скрываться и бежать - это не будет позором, если вся твоя жизнь зациклена лишь на том, чтобы оставаться в тени и притворяться благородной охотой. Благо, на охотников из леса никто косо не посмотрит в любом виде, если ты не в крови, конечно. Девушка чувствовала давление со стороны публики и Лиса. Эльф не проявил свое недовольство, полностью сведя к минимальному негативную реакцию на такой провал. Но ей ли не знать, насколько разбойник требователен и серьезен к своей юной ученице. Можно не показывать свое недовольство, но преподносить это так, что нужный человек поймет, нужный человек почувствует его. Уже прокручивалось разное состояние рук Белки после нескольких часов занятий, почти каменеющих под действием тугой и жесткой тетивы. Когда это все закончится, когда их ненадолго сформированная компания из четырех азартных игроков распадется под воздействием жизненных путей, когда Моринь и Лис вновь станут предоставлены сами себе, настанет час припомнить все ее промахи, оставленные сегодня позорным следом от наконечника стрелы в мишени. А еще на нее давило нарастающая игривость и смелость в лице новобранца. То он представлялся таким тихоней, то угрожает поцелуем, будто бы ей это могло помочь. Подобные “наказания” были для Белки вновинку. Поцелуем не наказывают, но, видимо, Матиас находил свою компанию довольно неприятной, а зря. Логику подобных угроз еще не было дано понять, зато ее плохой результат можно мысленно сбросить на дерзость молодого храмовника, что в хмеле не следит за своим языком перед молодыми незнакомыми девицами. - А ты не маньяк ли часом? - вопрос был задан просто для того, чтобы чуть приостановить Матиаса, чьи глаза были хитрее, чем у Лиса, когда наставник готовил для нее что-то не очень приятное. Ждать подобного от мужчины она не собиралась, зато… “Что?! Я не бельчонок! - возмущенный возглас показался самой слишком громким, но слышать от кого-то подобное преуменьшение прозвища, добытого честным трудом ценой кучи ссадин и ушибов, было чем-то из ряда вон выходящим, - Даже Фэлос не называет меня так!” Еще через секунду Моринь уже демонстративно ткнула своим острым пальцем в грудь храмовника, насупив брови и надув губу. Угрюмый и молчаливый храмовник разгорался с каждой минутой, теряя свою скорлупу “серости” и серьезности, представая с другой стороны. Алкоголь способен потянуть за ниточки и снять с человека скованность, лишая страха осуждения со стороны. Истина в вине - так говорят. Давно ли молодой воин был в подобной “истине”? Раздражение с лица девушки сползло быстро, как только к рубежу направилась Жеан, открывая второй круг. Наблюдение за ней казалось сплошным удовольствием. Женщина очень красиво смотрелась с луком, будто для нее это оружие и создавалась. Кудри, сильные плечи, прикрытые свободной рубахой, зачаровывающий изучающий взгляд голубых глаз, правильные черты лица, - все, чтобы следить за каждым движением этой воительницы с упованием на бесконечность наблюдаемой картины. Выстрел! Прикусила губу от волнения, чуть опустив голову от выстрела, будто от чего-то болезненного. Цель не поражена, что в глубине души вселяло надежду на сравнение счета и тут же обиду за Жеан. Ничего страшного не произошло - у воительницы, отлично отстрелявшейся в прошлый раз, еще две попытки выйти из этого круга с прекрасным результатом. Второй выстрел! Толпа одобрительно заулюлюкала, ибо вторая стрела разом перечеркнула плохое начало, оказавшись с сосредоточенной и сильной руки в центре мишени. Такой прекрасный результат нельзя было не ожидать от нее. Улыбка от взгляда Жеан широко расползается на мордашке Моринь. И будто назло, промах! Нет, не совсем промах, а всего лишь край мишени, но для прошлых попыток женщины это являлось промахом. Всего лишь не хватает практики для постоянного результата, а уж талант у генерала для такого оружия найдется. “Только вот тебе это не помогло”, - припомнив себе собственные попытки, лучница покосила взгляд. Черед Матиаса стрелять. У них двоих были скромные результаты, отчего оба должны набрать весомое количество очков, чтобы хоть как-то подобраться к первой команде. Надеется на хороший результат с больной рукой было бы слишком наивно, поэтому девушка заранее пообещала себе выйти из кожи вон, но повысить результат за них двоих. И как только она хотела поднять голову к высокому, по ее меркам, мужчине, щеки на мгновение коснулись губы, запечатлев поцелуй. Совсем недолгий, но внезапно ощутимый своей наглостью или не наглостью - девушка уже не уверена, как к этому относится. Зато храмовник, хихикая, уже успел отойти на безопасное расстояние в случае непредвиденной реакции. Девушка медленно коснулась ладошкой и аккуратно потерла щеку, своими серыми глазами не выпуская из поля видимости Матиаса, чья стрела уже слетела с прицела в мишень, но опять не в нужную область. Очень жаль, но это всего лишь первый выстрел. Быстро повернула голову в сторону первой команды, пока ученик не пустил стрелу второй раз, и столкнулась с мрачным и далеко не добрым лицом наставника. Лис буравил спину стреляющего, скептически оценивая каждое его действие, а затем тяжесть взора упала стремительно на Белку. Еще более неприятное зрелище, чем очередная стрела храмовника, поразившая не середину мишени и даже не ее окраины. Вновь вернувшись к стрелку, лучница сжала кулачки, уповая на удачный последний выстрел. Еще мгновенье, напряженный и полный надежды взгляд и… Такой же результат. “Рука явно не прибавляет шансов. Почему не отказался, упрямый человек?” - громко выпустив воздух из легких, фыркнула. Но сияющее лицо Матиаса говорила о радости полученного результата. Не ей его осуждать, лучше бы порадовалась за это выражение. Она несколько раз хлопнула в ладоши для поддержки, заражаясь, кажется, той же гримасой, что и у храмовника. Приняв свой любимый лук, “бельчонок” вдруг затихла, краешком глаза проследив за Лисом на позиции, а потом перевела взгляд на партнера по команде. Выстрел! Моринь удивительно выгнула бровь. Фэлос попал, но его результат был далек от того, что он показывал вначале. Толпа притихла. Среди зевак пробежали шепотки. Разбойник лишь хмыкнул результату и повернулся на мгновение к ученице. - Первый раз - подарок для стимула, - игриво показал язык ученице. Натянул тетиву, прикрывая левый глаз и через секунду отпустил. Второй выстрел! Почти в самый центр, что был встречен бодрее предшествующего. Эльф довольно улыбнулся, обнажая небольшие клыки, убрал волосы со лба и вновь прицелился. На этот раз меткость подвела, но все так же хорошо. Не смазал бы первый выстрел - два раза уместил бы результат Жеан в своем. Моринь, натягивая тетиву для завершающего круга, все никак не могла сосредоточиться во время первого выстрела. Не стоило ей подогревать игру своим азартом, лучше бы сохранять полное спокойствие. В результате первая стрела улетела почти на край мишени. Прикусив губу, лучница становилась мрачнее тучи. “Всего лишь игра”, - сложно говорить так легко, если ты проигрываешь с профильным оружием, что с тобой большую часть сознательной жизни. На эльфа лучница даже смотреть боялась по объективным причинам. Если не поднимет планку, то быть ей в рабстве мишеней, лука и наставника с садистскими наклонностями. Как назло, второй выстрел был еще ужаснее. Наконечник врезался еще дальше от центра мишени, будто издеваясь над ней. На этот раз до ушей донесся шепоток людей позади. Кажется, собравшиеся здесь уже сомневались в наличии у этой девицы навыков стрельбы из лука. Учить кого-то этому делу и быть в нем же полным профаном - просто сказка какая-то! После третьей попытки Моринь уже почти не сомневалась, что ее прокляли, потому что столь ужасный результат ей запомнился лишь из детства, когда еще отец и мать не ушли к Создателю. “Как бы потом руки не отвалились за все то долгое время, что меня будут мучить” - нервно выдохнула девушка, до ушей донесся голос Лиса. - Это тебя храмовник заразил или ты сама разучилась за день стрелять? - эльф был очень недоволен. Его тон звучал уже угрозой в голове девушки, но был таковым вполне справедливо, - Такой результат даже в детстве ты не показывала. Как теперь мы будем охотиться? Моринь лишь опустила голову. На слова Лиса было нечего ответить, кроме стыдливого взгляда и “Прости, я больше так не буду”. Вернувшись к заразившему ее храмовнику, лучница молчала. Результат был ниже, чем даже у ученика с поврежденной рукой. Может, Матиас и вправду владеет магической силой, что не приносит пользу носителю, но прекрасно вредит жертве? Теперь еще и следить за действиями второго участника группы, чтобы не попасть под исполнение наказания в неожиданный для себя момент, а то ни одна стрела больше не поразит даже огромную мишень в будущем. Второй круг: 90 очков и 25 очков. Итог: 240 очков и 80 очков.
  3. Morin

    Du riechst so gut

    “Улыбку давит так, будто грязь только что проглотил, но не может показывать свое недовольство”, - такой же натянутой и полной сарказма отвечает человеку эльф. Добираться до лагеря Инквизиции в сопровождении Вальтера будет сродни ведению преступников под конвоем. И всякая находка, намекающая на провал шанса найти храмовников живыми, будет ухудшать их же положение в этом конвое. Недовольному лейтенанту ордена пара нечистых на обе руки компаньонов на дух не сдались. Вынужденная мера и судьба-злодейка лишь сподвигают его на сделку. Так-то “чистенький” глава отряда вооруженных до зубов людей не свяжется с воришками. “И какой черт меня только дернул согласиться обчищать дом того толстяка, в котором этот змей решил вельможе глотку перекусить?” - уже который раз прокручивал один и тот же вопрос уже на протяжении секунд двадцати. Лис не спешил идти за Вальтером. Его, пусть не совсем командный, тон не нравился разбойнику от слова “вовсе”. Скребущее чувство закралось в солнечном сплетении, когда между ним и храмовником уже вытянулось приличное расстояние. “Шмальнуть в него, что ли? Скажу, что был несчастный случай: ядовитый паук залез на плечо, показался вражеский силуэт, промахнулся - смерть будет быстрой и почти безболезненной”, - закусил губу и улыбнулся приятной мысли, правой рукой потянувшись к ремню с метательными ножами, на мгновенье ощутив приближение финала своей задумки. Резкое движения без прицела отделяло нож от спины, когда закрыло обзор на храмовника недовольное лицо Моринь, представшее всего в паре сантиметров от его собственного. Девушка не была тоже рада, что теперь, кажется, должна подчиняться человеку, вызывающему в ней чувство неуюта - другого термина для состояния она не находила, - но таков уклад. Ведь сама привязала себя помощью к его же отряду. И надо же было за эти года выбраться из дома скорби, перекрошить, пусть ублюдков, но людей и подняться под знаменем Инквизиции до лейтенанта? Если бы не случившееся и не ее приступы опасения этого человека, девушка, наверное, как-нибудь высказала слова восхищения, а так пусть довольствуется своим собственным мнением о себе. Инквизиция была только-только сформирована и не организована до конца, без громких побед после воцарения огромного зеленого свечения в небе - Моринь это понимала, но продвигать по службе таких людей... Лучница уверена: подноготная Вальтера под семью замками спрятана им самим, и все свидетели его прошлого под надзором молчат или уже давно отправлены к Создателю - такое мнение формировал о себе человек, чьи люди прочесывали местный двор в поисках дополнительных следов картины минувших дней. А вдруг они также представляют для него угрозу? Держать язык за зубами поклялись все - с радостью забыли и не встречались, - только видно недоверие Лиса к Крауцу и взаимное недоверие Вальтера к Лису. - Иди уже. Я здесь похожу, - повернувшись спиной к эльфу, девушка высматривала внезапно мелькнувшую фигуру, стараясь вспомнить этого человека. Лицо - красивое и по-настоящему аристократическое, но изувеченное - не знакомо - приметное легко отразилось бы в памяти. - В одном с Вальтером я согласен: ни шагу отсюда. Поняла? - нет ответа, - Ты меня, Белка, поняла? - надавил интонацией, не имея возможности больше заставлять ждать своего союзника поневоле. - Да поняла. Хотя мы напарники уже, а не нянька и ребенок. Сама разберусь. - Я несу ответственность за тебя перед собой. Не хотелось бы облажаться, - взял за плечи и осторожно отодвинул в сторону, проходя мимо девицы. Он догнал Вальтера за несколько шагов до остановки, запланированной храмовником. Окинув путника взглядом, эльф чуть мотнул отрицательно головой на вопрос, за которым храмовник и потащил знакомиться. Высокий человек был ему незнаком, хотя это означало лишь неосведомленность взломщика к населению. Незнакомец вполне мог оказаться свидетелем или соучастникам - тут как повезет. Имена опять длинные и богатые на родословную. “Типичный аристократ, хотя больше на принца из сказки смахивает, но с недостатками. Видимо, сказка не для детишек, - наклонил голову набок лучник, - Осторожничает - медлит, работает одной рукой”. Валери Гай - так представился человек, - не спешил расслабляться, даже после объявления о присутствии здесь Инквизиции. Значит, не доверяет или идет под знаменами, против которых эта организация выступает. Про искателей истины Лис слышал даже меньше, чем о приготовлении королевского торта на именины Императрицы, поэтому гадать: врет или не врет - бесполезно с уровнем осведомленности. Больше всего эльфа интересовала стихия борьбы человека: он хотел разглядеть, каким оружием пользуется Валери. “Основное - точно не метательное и не короткоклинковые. Мне кажется, я видел что-то похожее на пластины нагрудника, - Лис рассматривал аристократа без наглости, с предельной осторожностью, чтобы не вызвать у того возмущение. Наглость и грубость никогда не должны мешать работе, - Где меч?” Моринь один раз обошла быстрым шагом тропы, созданные за это время подчиненными Крауца, и направилась к единственной на данное время зацепке, о которой эльф умолчал и теперь расплачивается за скрытность своими нервами и энергией, полученной после долгого отсутствия сна. Не могло это пятно крови просто прерваться на полпути, а городьба, поставленная за этим окном достаточно низка для побега. Лучница уже понимала, что искать придется в лесу и не только она одна. Уже у входа в сарай ощутила на себе пристальное внимание одного из солдат, с интересом глазами рисующего короткие линии передвижения не внушающей доверия особы. Методично осмотрела все уголки постройки, разгребая небольшие пучки сена и просматривая трещинки в стенах, обратила еще раз внимание на подоконник, точнее, оконную раму, через которую небрежной чертой шел след. Мгновения хватило миниатюрной и ловкой Моринь для чистого маневра, ведущего через окно на улицу. Стоило только коснуться носком земли, как из сарая раздалось тихое возмущение через ругательство, а следом удаляющиеся звуки стука сапог по доскам, что, впрочем, тут же стали громче. Неужели кто-то вызвался быть ее личной нянькой? Явно недовольный ее поступком мужчина стоял в паре метров от такой же недовольной лучницы. “Ладно, он же не будет покидать территорию без приказа,” - медленно повернула голову в сторону забора, первично оценивая состояние. Приблизившись, разбойница еще раз осмотрела его и специально попробовала его расшевелить руками. После пары движений обнаружила одну шатающуюся доску, приложилась и сдвинула массивную конструкцию, выявив брешь достаточную для того, чтобы пролезть ей самой, но не телу храмовника. Расстроилась, но не отошла от находки, решила попробовать еще раз доказать очевидное в ее голове направление. Встала в проеме, уперлась руками, изображая грузное тело, что могло быть утащено через этот ход. И - о чудо! - наткнулась на засохшую кровь, оставленную по бокам, что, видимо, присохла к деревяшкам, поэтому они не отошли вместе со строением или ее старательно поставили на место после ухода. “Что же вы забор чините, а за собой мыть не хотите?” - сняла еще одну балку. Уже нечистыми руками прислоняя элемент конструкции к забору, следопыт осматривала проявившиеся следы механически стертой от манипуляции с балкой крови. Точнее, эта субстанция больше подходила под описание смеси из грязи с оттенком, отдаленно напоминавшим жидкость, текущую по венам. Неспешно глянула на руку и тут же вытерла ее о штанину, не поменявшую почти цвета ввиду своей окраски - все равно стирать не скоро, а изделие уже было усрано дорожной пылью и травой. Сравнила… На одной стороне была кровь. Скорее всего, его прижали к ней, а затем вытолкнули наружу. Это подтверждала и помятость травы, что похожа собой на место лежания тела. Но дальше тянулась странная борозда. Храмовник был в сознании и даже старался ползти в обратную сторону, предпринимая попытки подняться, но затем еще один удар - еще одно пятно крови - и дальше его уже тащили без видимых проблем с сопротивлением. Тяжелым ударом нападающий лишил своего противника чувств. Пусть раненый не был знаком девушке, но она все же надеялась что человек еще жив. Всяко страшно быть избитым в незнакомом тебе месте, но еще страшнее быть похищенным. Разбойники оставят людей на месте, так как слишком энергозатратно и непрактично брать пленных, но эти незнакомцы утащили за собой… всех? Кому нужны храмовники? Зачем им мужчины, что вряд ли имеют за душой сейчас не больше, чем щит и веру. Зачищали для других это место, готовя ловушку - тогда бы в нее уже попались воры. Нужны были именно люди, а не само имущество? Но для чего? Мысли не шли в голову. Вальтер приехал на встречу к информаторам? Если же они просто должны были пополнить ряды Инквизиции как лояльные храмовники, поддерживающие новую организацию... Политическая подоплека? Почему не напали на самого переговорщика? “Оглушили, очнулся, оглушили или добили окончательно”, - как бы она не терзала сейчас свою голову, единым оставалось одно - следы вели в лес. Помедлила немного перед очевидным для нее решением, недоверчиво глянула на “большого няня” и снова на стволы деревьев. Посмотрев вглубь, девушка никого не смогла обнаружить, сощурив глаза до узких щелок. И шага не успела ступить, как сзади послышалось кряхтение и недовольное бурчание. Моринь уже знала источник, но все же обернулась, увидев храмовника. Он подошел к уже готовой или нырнуть в щель, или перескочить через забор лучнице; сказал вернуться, но девушка показала ему на лес, обозначая тихую идею фикс. Парень - не из робкого десятка - тяжелым взглядом упал на почти требовательно в ответ сверлящую глазами вот-вот нарушительницу приказа, а затем кивнул после непродолжительной дуэли и с тяжелым грузом на сердце не стал останавливать в тот момент, когда белокурая чужачка перебросила сначала свои ноги одним большим замахом, а затем тело, оказавшись по ту сторону. Лис смотрит на лицо Вальтера, затем на незнакомца, широко улыбается на манер упомянутого храмовника, хотя у эльфа получился именно оскал. Человек явно был не из его круга и даже не их круга подобных Феньку, маниакальных служителей церкви. Вот и решили два в каком-то роде маньяка одарить своим вниманием мужчину, что уж точно не походил ни на хозяина или работника фермы, зато на того, кто мог бы умертвить отряд храмовников - когда разбойники пришли, крови людей было часов шесть-семь от силы - спрятать трупы в лесах так, чтобы никто их не нашел, удачно подгадав под погоду? Но, быть может, Вальтер паранойит или привирает насчет количества отряда. - Не бойтесь этого человека. Вальтер бывает хорошим время от времени. Однажды даже молоденькую девицу яблоком угостил. С дурманом каким-то, поэтому юная девица полезла на стол танцевать, но угостил же, - оскал сменился на смешок, - Вы здесь отряды с необычным грузом на плечах или на телегах не видели? Может, кто-то нес огромный продолговатый предмет в мешке, заляпанным кровью? Нет? Жаль. Не назвать ли диковинным совпадением стечение обстоятельств, при которых собрались почти все свидетели следов тайны этого места? Человек здесь уже был или предпочитает знать о местности все? Зачем выискивать нечто подобное? Ах, да - искатель же. Движения Валери плавны и неспешны, словно изгибы ленты, что может даже, кажется, заворожить некоторых зрителей. Под плащом сверкнуло - привлекло оценивающий глаз эльфа. Коса?! Не меч, но настоящая коса. Людей со столь большой экзотикой встретишь тут один раз за много лет. Дивный инструмент кричащий об опасности его обладателя. Таким и грудную клетку вскрыть, и элегантный разрез на шее оставить - такой глубокий и ровный. Переключился на своего спутника. Вальтер его тоже видит? Какое у храмовника, ураганом несущегося резать людей, отношение к столь серьезному лезвию. Не столь важно оружие, сколько умение его держателя - истина, и насколько глуп человек, если берет клинок не по силам ему самому. А этот добрался живехоньким через тракты и леса, в которых не только бандиты ходят. Гибель конклава породила хаос вне политики, что разлился преступностью, в которой даже он - вор взломщик и в прошлом убийца - чувствует себя добропорядочным гражданином. - Вот как? - Потирая подбородок с задумчивым и протяжным тоном подводил для себя итог, - А это твой второй визит или ты так мастерски ориентируешься на местности с первого раза? Встревать в милое общение было не к чему - Лис сам же не хотел участвовать в этом, но следы, обнаруженные искателем, шли как часть профессионального интереса. Идет рысью последний, из-за спины вытянутого Вальтера поглядывая на плащ Валери, если точнее, то на скрытое под ним. Мужчина был плавен не только в движениях рук, но и даже в своем шаге. Не всякий терпения наберется, чтобы вести свое тело именно так. За сараем и вправду была деревянная колода, полностью изрубленная хаотичными засечками топора, который, судя по более глубоким отметинам, еще и на ночь оставляли в ней. Лис медленно опустился, параллельно слушал монотонную тихую речь Гая, рассматривая саму колоду, точнее, отметины. Трещины и их возраст были подпорчены дождем, но одно мог эльф сказать точно - когда они были за день пути или даже меньше. Они почти встретились. Если бы лучник остался ночевать с Белкой по пути в ее деревню, то они могли встретиться с тем отрядом и узнать, что же здесь произошло. Мурашки пробежались по его спине. “Слишком мало человеческого мяса для казни”, -сглатывает то ли от облегчения, то ли от более страшных предположений. - Скажи, человек с косой, что ты делал возле этой колоды? Когда ты здесь был в последний раз? - Лис поднялся, повернул голову к Вальтеру и вдруг посмотрел мимо него, скривил свое лицо, что девушки находили довольно привлекательным, а затем рванул в сторону забора, от которого уже на приличное расстояние отдалилась его неугомонная напарница, что вот-вот скроется в лесу. - Прощу прощения, мне нужно переговорить с одной особой.
  4. Слабый порыв ветра дул в сторону собравшихся в небольшую группу силуэтов, будто охраняющих в центре маленькую фигуру. Если бы бил сильный снегопад в глаза или закрывало полотно тумана, девушке могла привидеться любая картинка в голове: от причудливо выросших деревьев до культистов, поклоняющихся небольшой статуи божка. Только сей божок перекатился бы и вытянулся при них в высоту. К большой радости, если уместно испытывать таковую на поле сражения, лучница не слепла и прекрасно знала, к кому направляется, активно перебирая ногами и попадая подошвой в проталины - последствия сотворенного колдовства. Левый сапог прохудился в одном месте и теперь активно пропускал влагу - неизбежная плата за быстрые манипуляции с весом человеческого тела и попытками взгромождения на шершавые и сучистые деревья. Пустяковая деталь на фоне обугленных тел, запаха шкур и кожи. В сторону воздействия шея отказывалась поворачивать голову, поэтому с предательским любопытством и фантазией она представляла, что могла бы увидеть, но тут же пожалела об этом. А влаги в сапоге не убавлялось, отчего пальцы теряли чувствительность к материалу внутренней отделки, начиная неприятно покалывать по всей поверхности стопы. Им бы сейчас по теплому полу возле печи пройтись и в воде горячей отогреться. Да и не только пальцам… Встает рядом с эльфом почти одновременно с молодым мужчиной, протягивающим собравшимся нечто, переворачивающее представление об этих лесах. Страшно неуютно в момент осознания, что борешься не с силами природы, но с силами человеческой жестокости. Поступки людей не всегда оправдывали свое происхождение. Люди алчны, жестоки и глупы. Они вторгаются в порядок вещей и развращают все вокруг, меняя для себя и под себя. Одна из догм выживания человеческого рода - добрососедство. Постоянно нарушаемая и стертая из памяти сотнями войн и интриг ради благ эта истина третируется большинством намеренно, порождая еще более печальные явления. Из-за них рождаются те, для кого чужая жизнь - инструмент, что порождает гораздо более страшное чудовище. Люди… нет, лишь слово по отношению к ним, ибо истинное лицо выточено из шкур зверя и надето на себя. Лис, избегавший убийств много лет, ничуть не сожалел об унесенных жизнях, потому что не считал за людей. И сие побоище - вынужденная мера. Не сказать, что эльф становился счастливее, пуская кровь людям, но внутри ощущал приятно пульсирующее и чуть щекочущее нервы чувство, которое сродни эйфории. Может, это явление в эльфийской крови от рождения? “Отродье”, - в голове лучницы прозвучало двулично. В понимании многих, их так же можно отнести к этой группе; всех, кто так или иначе связан с воровством, можно отнести туда. В начале своего пути, в первый год после новой жизни, она была согласна с этим. Но только время показало ее неправоту, доказывая через множества встреч и новых знакомств, что себя так называть себя неправильно, а те, кто охотится за жизнями нуждающихся в защите и опеке, - да. Тихо смеется с забавного обмена любезностями мага и храмовника, вспоминая собственные споры с наставником по самым разным поводам. Оставалось лишь зачистить их убежище и со спокойным - насколько это позволяет собственная совесть и гуманизм - сердцем вернуться в деревню, понадеявшись на полноту принятых мер против нападений на эту местность; надеется, что место бандитов, облаченных в звериные шкуры, не придут настоящие чудовища, против которых такой отряд без потерь не отобьется. А потому, - пусть вера и слабее, чем раньше, - остается только молиться Андрасте и Создателю, чтобы беда обошла стороной и так испуганную деревушку. Убивать людей Моринь отчаянно не желала. Да, убитые ценой половины колчана люди покоившиеся под изощренной маскировкой, что оставит больше напоминание об их звериной натуре, нежели человеческой, заслуживали смерти. По законам военного времени подобные преступления караются смертью, но для приговора есть палачи, а она не палач. И не хотела им быть, когда лицо врага известно. Пусть этим займуться наемники и солдаты, а она с эльфом пойдет вместе со старостой и Миной обратно в деревню. Не хотела видеть очередное сражение, не хотела идти по морозу в лес, пробираясь по следам все дальше и дальше от домов, где могла укрыться от холода, не хотела терпеть колющее чувство в пальцах ноги. Но хотела обнять чародейку, крепко прижав к себе, подняться с ней вместе и ради теплого очага преодолеть еще пару сотен шагов до порога таверны. Андрасте, действительно, берегла пару разбойников сегодня, в лице старости являя освобождение от необходимости выслеживать пришельцев до их лагеря, в чем Моринь и Лис до этого момента оставались полезными для солдат инквизиции. А теперь их навыки не нужны, поэтому Белка была уверена в том, что вот-вот их отправят домой. Нервно выдохнула горячий воздух, паром вышедший наружу, в момент истины, когда внимание Радана перешло на них. Чуть подрагивая от холода, провоцируемого дефектом в одежде, девушка разогревала свои руки в перчатках и переносила вес на утепленную стопу, молясь мысленно о чуде. Она знала, что умерщвление людей Лису дается легко и непринужденно, поэтому эльф мог пойти дальше. А отпускать его одного лучница не боялась. Взломщик без раздумий согласился вернуться назад. В его понимании, основная миссия, к которой неугомонная разбойница тянула почти что за руку, закончилась на моменте разоблачения “оборотней”, ведь они шли помочь избавиться от чудовищ, а люди в уговор не входили. - Нет, храмовник, мы вернемся в тепло. С людьми вы и так справитесь, а вот отмороженная нога, на которую уже едва наступает моя напарница, может стать самым большим проигрышем для нас. - хмуро посмотрел на позу разбойницы и хмыкнул, - Не думаю, что наше отсутствие что-то изменит, но удачи. - Он сейчас нас в Инквизицию, кажется, пригласил, а не на бой с оборотнями, Лис, - встряла в разговор уже достаточно продрогшая Моринь. - Ясно, но тогда здесь неподходящее место для этого предложения. Дождемся вас, а там посмотрим, - уже заранее сказав сей идее “нет”, эльф указал девушке на спину. Белка терять времени не стала, ловко закинув ноги на талию мужчине, руками обвив его шею. *** Ожидание было очень долгим. Судьба солдат инквизиции никак не могла волновать путников, но они все ждали их возвращения. Больше всех за горизонтом, скрываемым снегом и небольшой метелицей, наблюдала чародейка, выглядывая неотрывно знакомые силуэты. Но ворота, через которые они вошли, промерзшие и вымотанные, одиноко продолжали стоять на своем месте. Через какое-то время Моринь переняла настроение Мины и так же прилипла к окнам дома старосты, что приютил их, спасая от тавернской похлебки и сомнительного алкоголя. Втягивая такой горячий и по-домашнему вкусный бульон, Белка с нестерпимой тоской вдруг сравнивала его с супом матери в те призрачные и отчаянно желанные времена, когда ее маленькие пятки носили со скоростью урагана по деревянному теплому от затопленной недавно печи полу. Когда от громкого мужского голоса она срывалась со скамьи и бежала к входной двери, прыгая и обнимая за шею своего отца, а после тянула за руку к накрытому столу, где стоял небольшой котелок с пахучим супом, что был похож на этот. Каждый раз воспоминания о доме приносили ей тоску. Со временем девушка начала понимать, что счастливые картины прошлого и не были таковыми вовсе. Они исказились, стали тем самым запретным, что так горько и желанно одновременно. С детством окончательно она попрощалась в начале 41-го года, когда последний раз навестила руины своего дома. Хватит… Проверяла свои пальцы на чувствительность, тихонько шевеля ими каждую минуту. Кожа приобрела розоватый оттенок, а пугающая ее душу потерянная чувствительность сменилась на ободряющее покалывание после достаточной неприятной боли от теплой воды. Эльф съел радушно предложенное старостой угощение достаточно быстро и занялся промокшим и прохудившемся сапогом, вот уже больше часа манипулируя над дыркой у самой подошвы. Его сосредоточенное и полное дум лицо не изменилось даже после радостных возгласов Мины, оповещающих весь дом о возвращении героев деревни назад. Живы - это главное, а уж радушный прием им и так обеспечат без него. Разглядывая безумно уставшие лица воинов и виновников внезапно проявившейся активности у милой чародейки, Моринь почувствовала большое облегчение от вида потрепанных в бою мужчин. Она продолжала тихо сидеть на лавочке, с довольно ленивой улыбкой встречая любые взгляды, что опускались на нее. Ей больше хотелось спать, чем обнимать и радостно встречать посланников инквизиции, как бы сильно она не была им рада сейчас, понимая благополучный исход для всех собравшихся в этом доме людей. - А? Я? Мина, мы … - Да что ты постоянно всем нравишься, Белка? - тихо засмеялся эльф, ставя ее сапог у печи, где сушилась другая одежда путников, - Это уже похоже на колдовство. - Далеко не всем! И я не закончила! Мина, мы и так шли в Скайхолд, поэтому будем рады составить тебе компанию, - засияла вдруг девушка. - А меня никто не спросит? - Нет.
  5. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    Людей становилось все больше, а их голоса сливались в неугомонный гул из неуверенных шепотков и вполне наглых обсуждений центральных участников состязания. Мало того, что событие сие довольно неприятное, так еще и желание не опозориться на всю толпу зевак давило на виски, капая параллельно на почти что прямые извилины, лишенные любого чувства оценки возможных последствий за свои действия. Если бы еще за столом в ее буйную головушку пришло видение происходящего сейчас, она точно напряглась и не пошла на поводу у собственного же авантюризма. Вот так всегда: сначала говорим и делаем, а потом разгребаем и оцениваем результат. Устроить состязание в компании, ограниченной участниками - да, конечно! Устроить состязание, ограниченное всеми постояльцами - нет, пожалуйста, прекратите. Много любопытных глаз. “Надо было просить у того дяди не лук, а дубину, чтобы отлежаться в сторонке”, - бурчит себе под нос девушка. Ко всем перечисленным неудобствам добавлялся еще и комплекс роста. Рядом с Матиасом, пусть девушка и могла скрывать свою неловкость из-за этой анатомической особенности, чувство неуверенности развивались гораздо быстрее, нежели привычные напоминания от эльфа, купирующиеся надеждой на активный рост в ближайшие года четыре. А пока приходится уживаться с тем, что рядом с высоченным, по меркам лучницы, храмовником она ощущает себя гномом. Ладно, если только рядом с Матиасом, так и рост Жеан не упрощает жизнь девушке. Но со стороны это выглядело достаточно интересно: две пары; два лучника - гнома и два воина-великана. И еще более забавно наблюдать за ситуацией, где первые учат последних стрельбе. Лучница добросовестно подошла к объяснению, как пользоваться луком, что это такое и с чем это едят. Храмовник шутил и, казалось, относился к их совместному занятию несерьезно. Она внимательно смотрела за его движениями и реакцией в надежде отыскать хоть каплю серьезности. Для храмовника это все было хорошим времяпрепровождением и авантюризмом; для Моринь вполне ощутимая угроза от стоявшего неподалеку наставника. А еще он болтал ненужное и так взволнованной девушке. На замечание Матиаса Белка фыркнула, задрав голову, чтобы рассмотреть его усмехающуюся гримасу и снова фыркнуть в знак несогласия, но затем смягчилась. Из них двоих лучница считала, что именно храмовник поступает как ребенок, но девчушка сама вела себя не серьезнее. И все попытки стереть широкую улыбку с лица Матиаса, придав ему хотя бы внешней серьезности, были счетными. Она то фыркала, то хмурилась на его реакцию, а мужчину это будто забавляло. В конце же лучница сдалась, начав улыбаться своему ученику в ответ. Давать кому-то другому знания, учить и развивать навыки оказалось просто тяжелейшей ношей для нее. К тому же и обучаемый был совсем не ребенком, что слушается только младше. Но все же храмовник слушал и старался понять ее бесконечную болтовню о луках и техниках стрельбы, поэтому неудобства и негодование сменилось радостью такого же маленького ребенка. Она с еще большим энтузиазмом поправляла руками угол его локтя, старательно выставляя массивную, по сравнению с ее собственным телом, фигуру мечника, сама параллельно принимая нужную позицию для примера. - Придется побить, а то обидно будет, - хихикает и показывает язык, - Если попадешь, рыцарь Аркас, я тебе похлопаю, но сначала попади. Первой на позицию вышла Жеан. Громче пьяных и полупьяных участников тотализатора кричали лишь высокие мужчины в доспехах с орлесианской символикой - личная группа поддержки златовласой женщины. Моринь затаила дыхание, когда воительница натянула тетиву, присматриваясь и прицеливаясь к мишени. Через секунду послышался глухой хлопок, потом еще и еще. Девушка не могла сдержать восхищения от стрел, что вошли в мишень после выстрела. Ей бы опасаться, не радоваться за такого грозного соперника, но сдержать восхищенное “Ах” лучница не могла. Генерал была прекрасна в ее глазах, а еще и с таким результатом после первой же попытки взывала к новой порции восхищения этой женщиной. Она прекрасна, она сильна, она умна и властна. Моринь была очарована. Лис остался очень доволен Жеан. Его сияющее лицо невозможно проигнорировать. Эльф знал, что генерал справиться, пусть и не с самым лучшим оружием из предложенных. Пусть последняя попытка отличалась от успеха предыдущих, орлейская воительница показала высокий результат, с которым будет очень трудно состязаться храмовнику. За Матиаса же девушка переживала, как не переживала даже за себя. Вложив кулачок в свою ладошку, обхватив его пальчиками, с нескрываемым волнением наблюдала, за спиной мужчины, замерев. Видела натянутую тетиву, услышала первый выстрел. Не самый лучший результат. Страшно и волнительно, но взгляд отвести не могла. Задержала дыхание вместе с Матиасом, наблюдала за тем, как он треплет ворот рубахи, отчего внезапно заметила, что дыхание сбилось, сглотнула и восстановила его вновь, ожидая выстрела, будто сама сейчас вместо мишени готовится принять стрелу. Чуть отклоняется вбок, когда вслед за воротом изменения претерпевают рукава рубахи. Это напряжение от волнения или чего-то другого не давало собраться с мыслями, чтобы дать последние наставления храмовнику перед зачетными выстрелами? Так была занята этим, что не заметила, как возле нее оказался эльф. Отскочив от непредвиденной помехи справа, Моринь пришла в себя. Теперь уже более трезво смотря на положение вещей, Белка видела, что у подопечного не все хорошо, как у Жеан. Но больше показателей девушку волновала рука Матиаса, от чего в какой-то момент стало очень стыдно. Лицо покраснело, что не укрылось от Лиса - он ударил несильно локтем в плечо и подмигнул подбадривающе. Она искренне надеялась на удачный результат, но понимала, что рука может дать осечку в любой момент. А потому уже почти не расстраивалась его первому выстрелу. Дальше был более оптимистичный второй и более мрачный третий. А после наступила тишина. Толпа еще недавно гулкая стихла, оставляя неловкое молчание. Пропасть между результатами первых стрелков была слишком большой, еще и провоцировать достаточно опасного по виду храмовника никто не хотел, пусть и большинство уже приняло на грудь достаточно для дурного и драчливого настроения. Напряженно смотрят на Матиаса. Такая тишина раздавила бы морально лучницу, а он внезапно смеется и шутит. Нервно губу прикусив, девчушка следит. Очередной тычок в плечо выводит из наблюдения. В этот раз Лис лишь показал на свои руки, но разбойница поняла. Подняв свои ладони на уровень груди, Белка первый раз хлопнула в ладоши, повторив через мгновение еще раз, переводя единичные хлопки в одинокие аплодисменты. - Я знала, что вся проблема в алкоголе! - подтвердила оправдание, а затем подскочила к мужчине и без всякого разрешения ущипнула за руку, что принимала вес лука при стрельбе, - А еще рука. Не могла же она дрожать от тяжести оружия в руках такого эммм… детины? - так же резко увеличила дистанцию, чтобы не свершилась внезапная месть. И только потом, когда никаких последствий не последовало, учительница приблизилась ближе, сократив расстояние до минимума и уже более серьезно обратилась к Аркасу: - Травмированная рука в стрельбе вредит не только качеству, но и человеку. Ради ненужного тебе дурачества рука пострадает еще сильнее, - завела руки за спину, вытянув и соединив в замок, переминалась с ноги на ногу, задрав голову для сохранения зрительного контакта, - Ты можешь отказаться и никто тебя не осудит. Мы завершим раунд и вернемся в таверну. Подумай, дядя Матиас, у тебя еще есть время до окончания нашего круга. Улыбаясь, девушка повернула голову в сторону мишеней и резко стала серьезней, когда на позицию вышел эльф. Лис, не обращая внимание на общий фон, ударил несколько раз носком своего сапога землю и поставил подошву на почву, прочертив миллиметровую борозду. Взял в руку удобнее лук, раз проверил натяжение тетивы и гибкость плеч, убеждаясь в пригодности оружия. Поднял правую руку с луком, образуя параллель с линией горизонта, взял простую и ничем не примечательную стрелу из колчана, накладывая на рукоять. Натягивает тетиву, прицеливаясь, равняет хвостовик стрелы на высоте глаза, делая попутно вдох и на полу выдохе выпускает стрелу в стремительный, но мимолетный полет. Еще секунда и стрела врезается практически в самый центр - всего пара миллиметров отделяет наполовину застрявший наконечник от самого центра. Закрепляя результат, эльф следом выпустил еще одну. Выстрел показал чуть ниже результат, но также в цель. На третей стреле он перевел взгляд на толпу, что наблюдала за ним, затем задержался на воительнице и победно посмотрел на юную лучницу, делая последний выстрел. Короткий свист и оценивающий свист из толпы. Последний снаряд вонзился рядом с первым. Превосходный результат! Довольно Лис еще пару секунд смотрело на мишень, а потом повернулся к участникам. “Аплодисменты принимаю лишь первые сутки, - засмеялся лучник, возвращаясь на место, - Иди, Морри”. Как бы теперь молодой лучнице не хотелось провалиться сквозь землю и избежать соревнования, стрелять придется. С какого момента ее любимое занятие превратилось в такую мысленную обузу для комфорта? Встав на позицию, Белка кожей ощущала на себе внимательные взгляды. Эльф очень высоко поднял планку. Сможет ли она сейчас до нее дотянуться? Толпа наблюдает и ждет первую стрелу. Учитель и участники также следят. “Успокойся и стреляй!” - одергивала себя мысленно девушка, принимая стойку и возводя лук в боевое положение. Первая стрела зафиксирована на рукояти. Прицеливается, жутко волнуется и стреляет. Кривится личиком от столь невысокого результата, мысленно просит собраться и достает вторую стрелу, готовясь к очередному выстрелу. Уже намного лучше! Нет, это не яблочко мишени, но близко к обычному результату. Если брать охоту, то небольшого кабана лучница застрелит. Что не скажешь о последнем выстреле. Третья попытка явилась настоящим провалом после многих лет практики. На общий результат было смотреть еще больнее. Разбойница сделала вдох-выдох и неспешно повернулась к участникам. Вот теперь точно она готова провалиться под землю. Лис смотрел на ее “успех” достаточно со смежными чувствами. На его лице Моринь видела не то недовольство, не то возмущение, не то отчаянье или даже испуг. И все же этот спектр цветов складывался в один единственный вопрос: “Ты серьезно?” На деле же эльф рассмеялся, артистично хватаясь за живот. - Твой худший результат, Белка - продолжает содрогаться от приступа смеха, - Кто-то заберет с собой свой же кинжал, воительница. - Со всеми бывает! И с тобой тоже, Фэлос, - лучница быстро показала эльфу язык и вернулась к Матиасу. Круг был завершен, но результаты двух команд уже серьезно разнились. Моринь понимала, что придется очень постараться, чтобы хоть как-то приблизиться к показателям первой команды. ИТОГ: 150 очков и 55 очков.
  6. Зачем они согласились на это, зачем он в очередной раз отказывался от роли эгоистичного эльфа, бегущего за наживой да от настоящего боя? Да, подальше отсюда, подальше от этих голов, от этих зубов и дыхания горячего, что превращается в пар. Ему бы, разбойнику и вору, положено было, как и остальным охотным до его призвания, сидеть в закутке и пить сидр в местной таверне, а после встречаться с очередным заказчиком или преследовать свои цели без инициативы нечестных на руку приятелей. И каждый раз идти в неприметные уголки города, чтобы погрузиться в тот самый мир, за которым охотятся честные блюстители закона и закрывают глаза те, у кого в кармане позвякивает внушительная сумма монет. Там разменивать добычу на деньги или припасы, чтобы выйти утром из местной таверны обычным эльфом, которого занесло сюда лихим ветром. Не столь яркая жизнь, но столь привычная и родная, с которой не хочется расставаться. Не здесь. Не сейчас. Он не сражался с монстрами, он вообще до этого видел их лишь парочку и то старался обходить стороной. Ему не нужны неприятности такого масштаба; эта деревня никак не касается его; есть право взять упрямую лучницу и бежать отсюда, отстреливаясь от преследующих тварей. У Лиса есть все, чтобы развернуться и уйти, но ноги идут навстречу пришельцам из леса, глаза упрямо смотрят вперед, а руки ловко вытаскивают из ножен кинжалы. Находиться среди сумасшедших голов, легко сносимых массивным ударом когтистых лап и поддающихся мощным челюстям, защищать незнакомых тебе людей; рисковать жизнью ради победы над циклом вещей, продолжающихся долгими годами; дразнить свою удачу из-за кучки людишек, не принявших решение уйти от столь опасного соседства, - все это неописуемая глупость и безумие. “Бесполезные вопросы и бесполезные споры”, - гнал свои мысли эльф прочь. В голове крутилась идея побега - заветная надежда, не дающая разбойнику опуститься до осознания отрезанного пути назад. Еще больше этой мысли нагнетатели люди за его спиной. Теперь точно не отступишь.“ Звери чуют страх - нерушимый закон природы, а для хищников это уже половина победы. Они считают нас добычей, а мы их. Как бы не разочаровать гостей ненароком”, - облизнул треснутую от мороза губу эльф. Всем не до смеха, а на него нападает сарказм в это время. До сих пор не складывался в голове смысл присутствия здесь. Лис утверждал себе, что он не охотник на монстров, что это дело армии или авантюристов, чья жизнь уже предрешена окончиться в зубах какого-нибудь медведя или на камнях глубинных троп. А эльфу не хотелось так прощаться со своей жизнью. “Доживу до рассвета - напьюсь до смерти!” Ему не страшно признать, что сейчас эльф просто струсил, но ему страшно понимать, что это ничего не решает в этот момент. Бежать некуда - впереди голодные твари, позади беспомощные остатки людей. Первый настигает его сбоку. Периферийным зрением заметил вовремя, пропуская мимо себя четыре острых треугольника, вытягивающихся в когти. Разворот и молниеносный удар, вслед за которым резкое продолжение движения корпуса влево, уворачиваясь от нового удара. Еще секунда и разбойник за спиной, вонзая клинок в горло. Позади слышиться хруст снега и глухой свист в воздухе. Лиса спасает быстрая реакция на вид замаха прямо, нацеленного прямо на голову мужчины. Вдалеке карканье ворон - дурной знак. Эльф уклонился, что-то тяжелое пронеслось прямо в паре сантиметров от его плеча - он сам почувствовал импульс от удара. Приготовившись броситься на противника заметил, что со спины вновь замелькала еще одна зловещая тень. Пружиной эльф рискованно подался вперед, рассекая кинжалом плоть и тут же отталкиваясь другой ногой, продолжая двойной прыжок, провернулся в воздухе, выставляя оружие вперед, нанизывая врага на лезвие. Все бы ничего, но рост и манера драки была отнюдь не звериная. Поэтому Лис находился в неком помешательстве. На фоне лязга металла и прерывистых криков солдат он рисковал больше. Его оружие не было таким длинным, как мечи Инквизиции, поэтому приходилось подбираться вплотную, чувствуя дыхание и запахи, а также бить прямо в артерии и иногда подрезать сухожилия. И вместе с этими рисками эльф видел и не видел в этих тварях тварей, отчего неловко как-то становилось перед остальными. Миндалевидные глаза искали новую цель, кидаясь, словно камышовый кот, на соперника со спины - в игре на выживание все средства хороши - скрещивая клинки. Но цель быстро скидывает эльфа, наотмашь нанося затрещину массивной рукой. Ему повезло, что атака была именно сзади, иначе когти или лезвия - он уже не мог понять - вспороли ему руку и даже бок. И так его неплохо так приложили к земле под воздействием веса и силы удара. Внезапно его противник падает на колено, рокоча от боли, но все еще тянулся к нему, надвигаясь угрожающе. Подскочив с земли, Лис довершает атаку, замечая знакомую стрелу. Теперь ему нужна короткая передышка. За все это время он прилагал к ударам гораздо больше силы, чем требовалось, учитывая природу противника, поэтому привычные движения выпускали силы быстрее. Да и необходимо признать, что сражались они не так часто, ограничиваясь луком и стрелами. Поджилки дрожали и тело слабостью отдавало в мозг. Она никогда не отличалась смелостью. Сердобольностью - да, но храбрость воина в привычном понимании отстуствует. Зато вместе с этим пониманием существует ненавистная необходимость и обещание. Отвратительное чувство, взрастающее из сердобольности и стремления помогать таким же людям, клейковиной не дает распасться разбойнице на два отдельных существа, одно из которых идет по намеченному маршруту, а другое тянет хозяйку назад. Дыхание сбивалось от волнения, но останавливаться нельзя, иначе она может не успеть к началу. Моринь молила Андрасте смиловаться над ее судьбой и сокрыть запах от чуткого носа врага. Возможна ли встреча с ними в том закоулке, куда она направляется? Могла ли эта безмолвная тень, наблюдавшая за ней не более часа назад, хранить в себе любопытный и голодный до крови образ? И мог ли он до сих пор наблюдать за ними в ожидании отделения легкой добычи от основных сил? Нет, слабой Белка себя не считала. Физическое превосходство противников компенсировалось ее ловкостью и быстротой, но может ли человек превзойти прыжок зверя? Способна ли его природа на это? На спине покоится колчан с десятком стрел и гибкий резной лук - привычная ноша Моринь, если бы от волнения она не потяжелела вдвое. Стрелы столько раз поражали цели, что сомнения в своих силах не было в отличие от страха перед неизведанным. Пальцы каждый раз тянулись к плечу, сознание нуждалось в наличии оружия в руке. Она то и дело одергивала себя, следя за дорогой и окружением, двигаясь быстро, но при этом тихо. Снег приятно похрустывал под тяжестью женских ног, прокладывающих новые тропки, выдающие ее присутствие. Ничего, справится и рука не дрогнет. Девушка с легкостью перелетела одним небольшим упором и замахом через преступно низкий для соседства с такими существами, как оборотним, забор, ступив за территорию деревни. Граница между обиталищем людей и хищников стерта инстинктами, жаждой крови и мяса. Так что будет правильнее, если Моринь посчитает ту сторону за деревянной стеной лишь продолжением вотчины леса. Знамение кровавой луны, перечеркнуло неприкосновенность соседей, приглашая на охоту за человеческими душами в построенный их собственными же руками загон. Основной ряд обороны у кромки леса, там где сосредоточилась единственная надежда на спасение всех, кто не покинул эти стены. Для нормального человека, не лишенного здравого смысла и инстинкта самосохранения, их дело заведомо кончится плохо, поэтому борьба будет вестись не за победу, но за выживание. Лишенные здравого борются за победу. Только так в этой войне равновесие будет достижимо. А к какому из них относится тот или иной мученик, решает он сам. Госпожа маг была катализатором тех идей и переживаний, проникающих в голову каждого из собравшегося ограниченного количества людей неравнодушных до чужого горя. Каждый из них задумался в критической точке невозврата: нужно ли это им? Они между долгом перед своей собственной жизнью и долгом перед другими. Не сталкивалась Моринь с большим страхом неправильного выбора, чем этот. Но Мина сделала выбор сразу же, не думая о себе, и этим поставила под удар моральные принципы всех, проверяя на смелость людей. Лучница боялась оборотней, боли и смерти, но еще больше она боялась слышать крики о помощи и стоять на возвышенности, сделав выбор о котором будет жалеть не физически, но морально. “В который раз убеждаюсь, что из эльфа учитель никакой - так и не смог меня научить не замечать проблемы других”, - подметила, упираясь в подходящее для ее маневра дерево. Цепкие женские руки без зазрения совести хватались за любые с виду крепкие ветки, подтягивая тело к себе, ногами помогая подниматься выше и выше. Ее цель была обозначена еще и у подножья, а потом план был уже продуман. Через несколько однородный движений, чуть не напустив на себя холодную шапку снега, лучница достигла высоты, где уже закончился уровень возможных прыжков с земли для крупных хищников, но еще росли крепкие ветви, по которым она должна перебраться на то дерево, где будет хороший обзор и позиция для стрельбы. Небольшая, но крепкая ель могла обеспечить не только высоту, но и укрытие от чужих глаз. Секундная слабость на растирание ладоней, оценка ситуации. Через считанные мгновения пальцы чувствовали твердую, гладкую поверхность лука, с любовью прошлись по ребру его плеча, приводя в рабочее положение. Первую стрелу извлекла из колчана, отметила цель и натянула тетиву. Вела буквально несколько сантиметров вправо и на выдохе выстрелила. Испугала свистом снаряда ворону, отчего та возмущенно слетает с ветки. Сразу же в руке появлась вторая стрела и третья, а затем четвертая и пятая. Она раз промахнулась, обратила на свое присутствие внимание, но выдать себя не дала, запустив стрелу в грудину чудищу. Девятая стрела предназначалась ближайшей к позиции цели, но вовремя нашла эльфа, отпустив тетиву под углом в его направление. Целилась в голову, но просчиталась с порывом ветра, занизив прицел. Досадная ошибка, но хотя бы замедлила. Бой смещается и часть становится недоступной из-за лап дерева. В спешке Моринь меняет свою мини локацию на соседнее дерево, что более открыто. Осторожничать уже не было смысла - недруг занят целью на земле. Аккуратно переставляя ноги и руки на шершавой поверхности кроны, Моринь через ветви видела союзников и даже какое-то движение фигуры, судя по ее комплекции, чародейки. Она что-то накладывала, но в силу своей магической неграмотности девушка не могла с уверенностью определить смысл ее движений. Лис лишь услышал предостерегающий голос Радана, наблюдая теперь за новой знакомой, щурясь и улавливая ее движения пальцев, за которыми следовали символы, что складывались в его голове в нечто зловещее. Казалось, живое сторонилось хрупкого девичьего стана, будто оставив одну против грозного врага, а сами ждут итога. Но внешность часто обманчива, ведь в ее плавности и нестойкости кроется сила страшнее кинжала. Стихийное буйство энергии, хаоса - магический дар и человек. Силу, что нельзя переоценить. Стихия на стороне людей - оружие страшное и губительное, ибо стихия врагов от друзей не отличает - все едино, а потому с таким союзником бок о бок биться нужно уметь. Ко всему магическому эльф всегда относился с подозрением, хоть среди его знакомых и была парочка магов. Здесь есть то, чего нужно бояться. Сначала казалось, что заклинание мины было направлено на манипуляцию землей для создания землетрясения, а потом ее окатил жаркий воздух и в ушах стало больно. Она буквально втянула голову в шею, стараясь сложиться вдвое, хватаясь за ствол. Нет, упасть ей не дано, но от этого Белка не расслабилась. Ужас во плоти и крови. Магия столь мощная и невиданная для нее, что девушка с непривычки раскрыла рот. Если там и был кто-то, то только мгновенье, потому что дальше сохранить свое тело в этой геенне невозможно. Земля болезненно реагировала на вмешательство в ее течение жизни, охлаждая свои почвы талым снегом в надежде спасти хоть что-то. Но магия оставила на ней следы, выжигая что доступно. Сила, стремящаяся вырваться вперед и поглотить собой остальной мир. Хаос, аппетитом своим не щадящий даже хозяина, его призывателя. Наоборот, он стремиться иссушить свои запасы в первую очередь - такова цена за дар. И лишь многолетний опыт в обуздании своего внутреннего демона - эльф не сомневался в том, что его тень в каждом - является ключом к контролю такой силы. Одаренные быстрой обучаемостью не в счет. Иначе преждевременные победоносные ликования могут обратиться в крики о помощи. В такие моменты он предпочтет немагические лезвия и клыки. Подходить ближе к действу впереди не хотелось вовсе. Пекло ушло достаточно быстро, но Лис видел следы его присутствия. Убедившись, что измотанная девушка не будет колдовать вновь, разбойник сократил максимально расстояние, остановившись в нескольких шагах позади Радана. - Такая мощь, - наблюдал за состоянием девушки с осторожностью, - И похоже, что теперь ты сможешь сражаться. Храмовник, ее бы с поля унести, пока не прив… - осекся. Взрыв уже привлек всех. Он уверен, что даже скрывающиеся за замками своих домов люди наблюдали за ней, - Надеюсь, что это все.
  7. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    Одолеть каждого человека, что сидел за этим столом, для Моринь в состязании по стрельбе из лука сродне лазанью по деревьям в солнечную и сухую погоду - легкое дело, если верить признаниям Жеан и Матиаса в неуверенном навыке стрельбы. Лук - любимое оружие девушки, каждый изгиб которого, каждую пущенную стрелу которого за она обожает и лелеет. Да, по сравнению с опытными лучниками империй, что тренировались десятки лет у мастеров континента, разбойница еще слишком юна для звания мастера стрелкового дела. Но даже ее срок держания этого инструмента охоты и ведения боя на расстоянии, не превышающий одного десятка лет, определял границы возможностей, которые, по мнению самой лучницы, были достаточно широки. Очередная тренировка с элементами состязания, если бы они стали ее соперниками, а сейчас, по сложившейся ситуации, девушке предстоит не состязаться с людьми напротив. Ей предстояло стать, пусть и на такой короткий срок, но все же наставником для кого-то из них. Лучница должна была передать опыт владения луком, влить основы и основные техники, научить пускать стрелу прямо в цель - задача со звездочкой, если учесть, что в наставничестве она полный ноль, ведь до этого разбойница лишь брала, но не отдавала. Именно сейчас это осознание вернуло окрыленную любимым занятием Моринь на землю, напомнив о том, что она лишь юная воришка, вдруг ставшая почти наставником для взрослого храмовника или же столь значимую для Орлея Жеан. Кому скажи - не поверят - слишком абсурдная ситуация. Да и эта затея вдруг резко превратилась не в дружеское состязание, а целый экзамен для нее самой. Обрушившиеся мысли, выбившие из общения, что происходило за столом, сорвали в голове Моринь нить повествования. Очнулась на словах о клинке как о малой, но все же ставке в этом пари. В свою очередь Фэлос, не замечая, удаление и успешное возвращение девицы из долины собственных мыслей, лишь хмыкнул, приподнимая уголок губ, кивая одобрительно. Если так сильно воительница хочет расстаться с этой драгоценностью, то пускай - ее выбор. Матиас - было ожидаемо - смог оценить нож, что непринужденно лежал в руке Жеан, демонстрируемый во всей своей красе, стремящийся заявлять все мастерство своего создателя - нет, создателей, ведь к его торжественному дорогому виду приложили руку мастера ювелирного дела - несомненно. Только по подобному лоту стоило уже судить хозяйку, что так отдает его незнакомцам не из самой элиты. Орлесианка была столь щедра на подобные подарки или же стремилась показать свой статус? В любом случае присутствующие и так знали, кто сидит перед ними. И все же подобным можно было восхититься - не каждый человек, будь у него сотни таких драгоценностей, готов расстаться с подобной ценностью. А посему и существуют такие личности, как эльф и его молоденькая подельница, что помогают “облегчить” душевный груз, облегчая карманы. На этом итоге разбойник сощурился, удовлетворенный собственной линией внутреннего диалога. Такое изобилие колоритных посетителей, а у него в кармане из трофеев лишь небольшой кошель с монетами военного - очень жаль. Они играют на желание? Какую часть она упустила? Мотнув головой, девушка первым делом посмотрела на Лиса, что упершись подбородком в поставленную на столешницу средь посуды с недоеденными кушаньями кулак, с упоением наблюдал, как серьезная, вселяющая трепет воительница сейчас вошла в азарт. Ладно, двое разбойников начали этот переполох с состязанием, но храмовник и командующая также не отстали, подливая масло ценности наград в огонь азарта сего намечающегося мероприятия. - Хм, а это интереснее! Моринь, я бы тоже хотел желан… - Никаких желаний, Фэлос, иначе я отказываюсь, - как можно быстрее выпалила Белка, чтобы другие участники не одобрили ему сию задумку. - Хочешь весь интерес обломать? У нас и так детские ставки между собой, Белка - мужчина скучающе подвинул кружку с ароматным пойлом к тарелке с зеленью, положив обиженно свое острое ухо на кулак, снизу невинными глазами двадцатисемилетнего ребенка посмотрев на недовольную семнадцатилетнюю зануду. - Ни-ка-ких же-ла-ний, - процедила через зубы каждое слово, чтобы дошло и не ушло из головы эльфа. На желания они еще не играли ни разу. Подобные пари вообще были редкостью, но об изобретательности коварного наставника объяснять Моринь не было необходимости. И постыдная для девушки история была более выгодным наказанием за проигрыш, который она и старалась удержать. Эльф, пусть и выпил достаточно терпкого напитка, чувствовал себя уверенно перед предстоящим действом. Полезная черта характера, - знать меру - сочетаемая с его мастерством оценки и хорошим владением метательным оружием, делала из соседа по скамье опаснейшего на данный момент для нее противника. Вот теперь прогулка и приятное испытание своих навыков путешествия по деревьям в солнечную и сухую погоду превращается в попытку вскарабкаться в вызванный дождь и мороз по скользким веткам и стволу. Возможно ли разнервничаться и промахнуться, попав в забор или же кому-нибудь зеваке в руку? Да, почему бы и нет? Таким глупым, но сейчас основным причинам страха дорога открыта. Такая ответственность! Да и на безответственную Моринь. Руки друг другу пожали, пари заключили, интерес подожгли, а теперь пора, пока азарт и терпкий алкоголь не выветрились из голов собравшихся, двигаться к самому интересному и волнительному - основной части. Участники поднялись со своих скамей, и направилась к выходу. Девушка в очередной раз почувствовала трепет перед воительницей, что была переполнена желанием показать бедному храмовнику, кто из них лучший в деле. И беспомощная лучница смогла лишь смущенно улыбнулась на жест Жеан, медленно поднимаясь со своего места. Затея, как оказалось, взволновала часть присутствующих посетителей заведения. Сразу за компанией повставало несколько столов. Большая часть из них - обычные зеваки, что, устав от выпивания и пустых разговоров в душном помещении, нашли себе развлечение, а совсем небольшая кучка узрела, несомненно, в предстоящем выступлении возможную выгоду. Наверняка сегодня будет тотализатор и количество ставок возрастет при таких-то участниках. Среди небольшого стола выделялась более всех златовласая женщина, что вошла как генерал, ведущая вооруженных солдат, готовых к любому приказу, и своим взглядом была в силах сразу же сделать гудящую таверну намного тише. Была серьезной воительницей еще несколько часов назад - теперь она же идет заниматься не совсем серьезным делом. Она больше всего концентрировала на себе взгляды зевак и хозяина таверны, потирающего руки о свой фартук и соображая, как может отразиться это все на еще не реализованные напитки и еду. И можно быть уверенным: немногие подумали в самом начале о том, что в компанию себе женщина выберет таких собеседников. Скорее ее увидишь на турнире среди бравых рыцарей и аристократов, чем среди тавернской суеты в простой одежде и недостойной, по меркам самого трактирщика, компании. Но этим ее натура и подкупала, возвышая женщину в глазах обывателей над другими высокопоставленными личностями, порождая к ней уважение. Опуская эту особенность женского характера, Лис готов был поспорить, что не один он предпочел бы, впрочем, не встречаться с этой женщиной по долгу своей службы. Пусть мелкие воришки и душегубы были не ее прямой обязанностью - эта львица не интересовалась столь мелкой добычей - передать нарушителей закона страже или же отправить их к Создателю приказом одному из солдат она могла запросто. Поэтому эта самая часть собравшегося контингента таверны пристально наблюдали за ее движениями, пряча глаза в кружке, как только взгляд Жеан направится невзначай в их сторону. Оттого Лису, что прикидывался доброчестивым охотником, любезно улыбаясь столь опасному сопернику, было невероятно интересно находится в ее компании, что уж говорить о Белке, которая просто нашла себе объект воздыхания, за которым наблюдала с неподдельным восхищением, саму себя доводя до смущения от внимания этой особы. Моринь же столь яркое внимание было не по нраву. Привыкшая к скрытности разбойница чувствовала себя не совсем комфортно, если учитывать советы эльфа, по которым главная необходимость любого воришки - скрытность. Поэтому прибившись к наставнику хвостиком, девушка направилась к выходу. Как только девушка перешагивает порог, на нее выливается тепло от солнечного света. За последние часы светило чуть ближе к горизонту, но все еще дарит своими лучами тепло и свет Орлею. Погода - сама благодать, будто порожденная самим Создателем для великих свершений. Но в этой стране, в этой области, в этом месте не будет никаких грандиозных деяний - не сегодня, но порадовать Его и Андрасте состязанием из лука люди собирались, если, конечно, Всевышнему интересны такие глупые земные забавы. Через секунду разбойница слышит оценивающий свист эльфа и оборачивается назад. На улице была, по ее оценке, добрая половина таверны. Кажется, все соскучились по свежему не затянутому дымом и запахом местной кухни воздуху и нашли себе повод пребывания на улице. Фэлос лишь упер руки в боки, осматривая контингент, и выкрикнул: “Ставки будут?” Из толпы послышался довольный смешок, ознаменовавший попадание точно в цель. “Вот же срань! Не привлекай внимание, мы не должны здесь светиться, будь тише, Моринь - ты говорил, а сам выпил и пошел. Кому еще нельзя вино, а?” - прошипела неслышно девушка, втягивая голову в плечи. Тут у девушки, словом, было достойное преимущество перед остальными. За все продолжение скромного, а затем и изобильного застолья она ни разу не притронулась к спиртному из-за запрета наставника, обходясь более “скучными” напитками, что подавали здесь. И все же аппетит учителя на масло мог нивелировать преимущество, дополняемое и уровнем стрельбы хитреца. Хотелось убедиться в этом, пропустив разбойника вперед себя на первый выстрел. Так можно посмотреть на его поведение и самой будет получше - первому всегда труднее. Такова психологическая истина, работающая практически повсеместно. И... “По старой доброй традиции... что?” Разбойница не сразу сообразила, к чему ведет храмовник, а когда поняла, было уже поздно. За нее решили. Моринь сначала удивилась, потом немного приуныла, а затем нахмурилась и смахнула выбившиеся еще в таверне локоны с лица. Нет, против Аркаса невеликая ростом своим и возрастом лучница ничего не имела. Напротив, найдя общий язык с хранителем справедливости и церковного порядка, девушке была приятна такая компания. Он, с виду кажущийся хмурым и молчаливым одиночкой, что сидит в стороне даже от своих братьев по ордену, оказывается достаточно милым и дружелюбным для своего начального образа. Что и говорить, лучница интуитивно выбирала хороших людей, за исключением типов на черных рынках да и некоторых куриц в борделе. Но вместе с этим - Создатель ее побери! - юная разбойница хотела в пару с Жеан! Но так даже лучше: учить воительницу более волнительно и сложно. Скорее всего, Моринь периодические запиналась бы и промахнулась из-за дрожания рук, а с Матиасом было как-то спокойнее. - Я не против, - уголки губ поползли вверх одновременно с хитрым прищуром серых глаз в ответ на радость от удавшейся шалости храмовника. Большое и малое дитя; они сработаются, - Да, определенно не против. Лучница в доказательство своего мнения юркнула между обдумывающим решение наглого Матиаса эльфом и воительницей прямо к мужчине. Подойдя почти вплотную, она еще раз убедилась, насколько сильно уступает в росте: юная разбойница едва доставала Аркасу до ключиц. Лис был почти на одном уровне с девушкой, а тут невольно подбородок задираешь вверх, чтобы контакт зрительный установить. Закрывшись от солнышка в тени мужчины, уже готовая к началу внезапно замерла от очередной идеи стоявшего рядом ученика. Разошелся храмовник! Не стесняясь, сумрачно окатила детину взглядом, поджимая нижнюю губу. И причину недовольства мужчина и так мог знать. Глаза опустились прямиком на поврежденную руку Матиаса, затем на Фэлоса, что одновременно с ней тоже осматривал эту конечность, почесывая свой острый подбородок. И так оба разбойника уставились на руку, оценивая степень ее повреждения. - Ну, ты теперь избранная, Белка. Гордись своим предназначением! - наконец хохотнул эльф, кивая храмовнику в знак своеобразной благодарности. В отличие от результата выбора солдата церкви, он работать с генералом не боялся и даже наоборот. Разбойник был рад такому жребию. Девушка лишь показала раздражающему в данный момент Лису язык и обернулась к Аркасу, промолвив: - Рыцарь-храмовник, - она сделала поклон головой, - Нет ничего страшного. Нам нужно лишь минимизировать потери от отсутствия здоровой конечности, - осторожно дотронулась до бинтов, оценивая уровень свежей крови, что могла проступать через бинты, - Ты сможешь стрелять этой рукой? Хотя это не так важно, потому что остроухого я все равно уделаю! - прожигая левый бок храмовника взглядом, ударила кулачком по ладошке. Она не уступит вредному наставнику, если понадобиться, сможет Матиаса научить и ногам стрелять или же заменит больную руку. Но, она надеялась, что храмовник так сказал не из-за хмеля в крови. Очень уж ей хотелось провести свободные недели, путешествуя по Орлею, а не готовиться к очередной прихоти Лиса подраться в неожиданных местах. Оставалось лишь найти второй лук для команды номер два. Окинув взглядом следящую толпу, подходящий вариант был обнаружен. Моринь осторожно подошла к высокому - чуть ниже Аркаса- мужчине и невинно улыбнулась, попросив у того лук, перекинутый через его широкое плечо. Разбойница не сомневалась, что он будет получен, ведь ее обладатель также заинтересован в предстоящем зрелище. И она не ошиблась. Полученный любезностью лук был отдан эльфу для уравнения боевых единиц. Все равно у Белки оружие было лучше - в этом разбойница никак не сомневалась. Не зря же оно чуть не стоило ей рук или даже целой жизни.
  8. В каждом деле важно внимание к деталям, скрупулезность в мелочах, чтобы складывать невидимую мозаику, дополняя пробелы результатами своей педантичности. В этом нужно знать толк. Ведь везде есть своя тактика сбора деталей, что подбирается либо скрупулезно игроком, либо же наугад в надежде на попадание найденной частью детальки прямо в пазы картины. Но, к несчастью, даже самая продуманная и надежная благодаря профессиональности исполнителей схема не способна уберечь от ситуаций, от них не зависящих. Что не добыла одна, должны были добыть другие, но и у основной группы произошла неудача. В итоге группа защитников невинных и страждущих осталась на первоначальном уровне, не продвинувшись вперед. В подобном повороте этой игры стоит смотреть на то, каким рукавом сыграет с ними незримый ведущий этой истории. И долго себя ждать он не заставил, сходив внезапным козырем, что мог выпасть участникам лишь по роковой удаче. Пусть сейчас не самое лучшее время, чтобы медлить и разбрасываться лишними разговорами, простое и теплое явление нашло лазейку через всеобщее беспокойство, явившись в виде крепких женских рук, что внезапно прижали немного замерзшую Моринь к теплой фигуре магички. От такой неожиданности девушка распахнула глаза и губами ойкнула, но тут же уловила очевидную выгоду, ответно обняла, прижавшись к Мине. Привыкнув к сложившемуся положению вещей, девушка думала не долго и нарушила свой покой: - Что-то я уже сомневаюсь в том, что это оборотни смуту наводят, - бурчит в объятиях теплой не по погоде чародейки и растирает позади нее свои руки, морозом запуганные, - Неужели после пропажи девочки никто не мог найти следы на снегу, что даже не сухая земля? Если мы ошиблись, тогда Крэм был прав. - Заметают следы, как лисы? - эльф с нескрываемой улыбкой и умилением смотрел на столь теплую его глазу картину. Мужчина осторожно обошел магичку, остановившись за спиной напротив довольного личика лучницы, - Но да, есть в этом сомнении что-то, Белка. Если взять в расчет этого старика, что старостой себя зовет, то неужели он после пропажи его дочурки не обследовал округу вдоль и поперек? Я не думаю, что исчезновение самого дорогого человека в жизни позволила бы сидеть ему на попе ровно и не найти хоть какой-нибудь след в лесу. Горе? Уверен, что будь ты на ее месте, я бы полез в логово даже к Архидемону, будь он трижды проклят. - Аж к самому …. - Да, как бы ты ни расплывалась в улыбке сейчас. А ради моей памяти можешь хотя бы раз пройтись по дороге без приключений. Я уже буду рад и тому, что ты в первый же месяц не попадешь ко мне. А теперь выпусти Мину. Девушка прищурилась, сдвинув брови вместе, чтобы выразить непонимание, но тут уже осеклась. Все это время Моринь неосознанно продолжала крепко обнимать магичку, расположив свою голову очень удобно на ее узком девичьем плече. От теплоты другого человека отстранилась и в сторону эльфа чуть шагнула, прислонив свое плечо к его. Поблагодарила заметным кивком Мину и улыбнулась. Вместе не так страшно - каждый сантиметр расстояния и тепла доказывает это, особенно в морозную ночь. Но даже ощущение родного плеча рядом не отбросит невидимого еще их взору врага. А потому, пока у них есть немного времени, необходимо думать. И думать сейчас не только за себя и своего напарника, как это было всегда, но и за остальных тоже. Иначе атака одних может помешать защите других, а тогда хаотичная свора возможных оборотней будет последним событием. Пусть это будут оборотни - к этой мысли все успели привыкнуть, они их ожидают. Но если это не они? - Если так подумать, то напрашивается вопрос о прочности и живучести оборотней. Они - животные большие, как медведи, может, поменьше, но от этого не уменьшается их живучесть. Разозленный зверь может бежать, пусть его и ранят, по инерции, не замечая боли, – выдохнул Лис, – Для медведя нужно хороших стрел пять или даже больше:пробить голову, лапы, пару раз попасть к открытую пасть… Применять к оборотням эту тактику, как к животным быстрым, некорректно, поэтому цель - крупные артерии и, конечно, голова с сердцем. Шкура у них не такая толстая, но они быстрые. Бить туда, где больше крови прольется, если одной мыслью. - Могут быть очень прыгучими… Залезть на крышу или дерево будет для них проблемой? - Не думаю, но с тех же деревьев хороший обзор и позиция. Но между соседними ветвями хорошее расстояние, поэтому аккуратнее там, - повернул неудобно шею к Моринь, именно к девушке, что естественно, обращаясь. Оставь призрачные надежды, ибо этому городу суждено утонуть сегодня. Какая наивная и коварная оттого ночь стояла на пороге, тешась над путниками, чьи чувства упорно твердили не верить сей тишине, ясному небу и крепкому морозу, что туманили глаза в угоду теням, уже не таким безобидным и недвижимым. Каждый шорох и каждое волнение во тьме могло выдавать врага. И самая большая опасность в том, что этот враг в угоду природы свой и охотничьим инстинктам намного сильнее физически. Он награжден оружием настоящего убийцы и охотника, к которым люди хотят стремиться зельями и лезвиями, сжатыми в руке за рукояти. Будь они в беспросветной мгле и полностью слепы, даже тогда их нюх и слух не оставляли людям больших шансов на укрытие. А если сегодня они застали то самое явление охотничьей луны, что дает зверям особое разрешение на убийства, охотники, дерзнувшие выйти на бой, станут первой добычей. Если этих тварей много, возможно, горе авантюристы, солдаты, маг и пара храмовников останутся им на закусь перед основным лакомством, более нежным и беззащитным. И слышат оба неутешительное подтверждение от старосты. Не самые желанные слова в эту ночь. Битвы не избежать, не избежать и потерь. Одновременно всматриваются во тьму, оживающую движением искрометных звериных глаз, что видят их. Нечеловеческие… Чуют запах и, без сомнений, скалят пасть, зубы обнажая, что терзать и рвать готовы. Не порвут, челюсти сомкнув на теле, так подерут когтями, до мяса добираясь. У тяжелых солдат есть шанс защитить свои внутренности, но вот легким разбойникам лишь скорость с ловкостью помогут увернуться. Не оправдались сомнения Моринь и Крэма в этот раз, разбились вдребезги о массив теней. Напряжение возросло. То ли мороз крепчал, то ли в жилах кровь от страха стыла… Не считала девушка страх позорным явлением, потому что он от глупостей берег чаще разума порой, но от этого сейчас не убежишь и не спрячешься. Зато голова работает более трезво от холода. Что же им, людям, не опасаться тварей, что, проживая в лесах, столь высокое преимущество перед телом человеческим имели? Да только уже давно не ходит добыча лишь с природным богатством. Медленно, будто именно от ее резких движений эта орава двинется быстрее на них, тянет пальчики к колчану, пересчет стрелам последний раз ведя. “Мы прямиком отправимся в безопасное место - говорила она. Лис, я обещаю, что никакой защиты угнетенных, пусть даже это маленькие дети в беде - говорила она. Тьфу! Вот и верь после всего этой женщине. Когда все закончится, связанной на поводке в назначенное место пойдешь, Белка!” - эльф также не отводил от врагов взор. Твари большие и сильные, но с оружием. Чувство неполноценности прибегнуть к оружию манит? Судорожно усмешку выдавил из себя, ощупывая себя на предмет бутыльков с отравой. Водилось в последние времена у эльфа не так много яда и прочих с этим связанных веществ. Все же его ремесло относило Лиса к навыкам убийцы совсем нечасто, а потому и ненужные инструменты воздействия на человеческий и иные организмы имели практику не набираться в запасы и даже уничтожаться при первой возможности. Но сейчас он жалел об этом. Смазка на оружии и стрелах требовала много материала, а потому сейчас свободного яда осталось всего эти три бутылька, что размером и толщиной с его указательный палец были. Ну уже не так все плохо. Ведь оружие они заблаговременно подготовили и еще не применили, поэтому лезвия и наконечники еще несут на себе отраву. “Только как она на них подействовать может? Хотелось бы не подпускать их близко к себе. Есть метательные ножи. Без яда - зараза…”- терялся в догадках и ругался тихонечко эльф. Если проводить аналогию с медведем, то яду нужно время, а за секунды все может поменяться. “Десять стрел ядовитых есть, на клинках тоже. Пусть. Артерии, сухожилия, глаза, - все, что сделает их движения хаотичными и контролируемыми, а там и подстроиться недолго. Оружие считать продолжением их тела”, - последний раз прокрутила в голове девушка и отвлеклась от дум тем, что погладила по плечу и дружески хлопнула после Лиса, себя и его приводя от размышлений в этот мир. “Эй! Не время думать, что под штаны надели сегодня, папаша!” - хихикнула Моринь, даже в такое время находя место, казалось бы, несерьезности. Только вот крепкость хвата на плече выдавали ее полностью. Оба, следуя примеру Мины, приблизились к Радану. Все бы ничего, но вот дома своего часа ждут люди. Там же дети… маленькие и беззащитные дети. От страшных догадок стало не по себе, и слова старосты окончательно выбили Моринь из равновесия. “Как? - лишь задавала она вопрос, а затем закономерно начала злиться, - Вот же сука!” И не могла она принять слова про гордость народа, не могла принять голод более страшной смертью, чем когти и зубы тварей. - Вы собираетесь бросить будущее вашей деревни на растерзание? Как же вы потом спать по ночам будете, староста? - в нехарактерной ей манере девушка сплюнула, выражая глубочайшее недовольство и даже презрение. Плюет нелестными речами, а сама мысленно обращается за помощью к, как показалось, родственной душе Мины, что такая же сердобольная до детей. И Андрасте, пусть и не привычная такие просьбы исполнять, дарует надежду в сердце Моринь, льющаяся от решительного голоса магички, что не оставит этих людей, не позволит вершить расправу, не сможет смотреть на смерти беззащитных. - Я иду с ней, - ни минуты сомнения не оставляет себе лучница, оголяя свое оружие, что так изящно изгибается в плечах. Эльф лишь вздыхает. Идея про оборону ему нравилась куда больше, чем простое побоище и махач один на один с представителями волчьей братии, но повелось так в этом мире, что у Лиса так же стоял пунктик на защиту невинных. Были на то причины. И Моринь бы не осталась с ним стоять, если бы не пошел за ней, оставшись в стороне. Да и область деятельности их стихийной красавицы-магички нравилась куда больше мечей и щитов. Пусть детские и юношеские годы у разбойницы позади. Пусть тело окрепло и движения стали отточенными и четким, чтобы не промахнуться, а реакция быстрая, чтобы не пропустить удар. Но эльф все еще чувствует ответственность, как в тот год Пятого мора, как в первые годы в Орлее. А потому несет бремя как учитель, как напарник, как спутник. И сейчас - она уверена в этом - он не оставлял дум не только о себе, поэтому и подался следом. Стоит ли ему хоть сейчас побыть эгоистом и позаботиться о себе, а не думать про нее и, если решение смелой Мины не приходилось по вкусу, идти в безопасное место? Раз уж не в деревне будет битва, так присмотреться бы к деревьям. Несколько девушка приметила, целясь прямо на них. Занять позицию поудобнее и снимать выстрелом в голову. И несколько соседних ветвей присмотрела для перехода от преследования. А в голове все вертелось: “Череп, суставы, артерии”. И в этот раз никто не остался в стороне. Пара поравнялась с рвущимся в бой Крэмом, но потом немного сбавила шаг и остановилась. - Слушай, раз такое дело, то как только выйдем за пределы деревни, не беги перед самыми мордами оборотней на деревья забираться. Я думаю, что они не такие глупые и сразу преградят дорогу. Предлагаю в обход пойти и через ближайшие ветви, коих полно, добраться до укрытия. Только не на самые видные позиции, Моринь, поняла. - А как же первая волна атаки? Как же вы? - Думаешь, что у храмовников лучников нет? Есть. Но им не занять дерево и не прицелиться. Наша задача - найти вожака. В такое время он с ними на охоту выйдет - уверен. Поэтому твоя задача - снять его, если заметишь первой. Четкий кивок.
  9. Morin

    Du riechst so gut

    И надо же было из всех моментов прошлого надумать и выдать имя именно такое, что будет являться в кошмарах, ассоциироваться лишь с тобой, а так же выступать отдельной ответной картой в противостоянии двух острых на язык особ. Моринь тихо захихикала от имени, что так неудачно дала эльфу несколько лет назад, и что так отлично вросло в память не только девушки. На небольшое девушкино веселье носитель столь запоминающегося имени кашлянул себе в кулак и быстро выдал: - Хм… Для тебя хоть сам Создатель, пупсик, только будь нежнее в этот раз или хочешь попробовать снизу? - как-то само собой получилось, но по реакции девушки было понятно, что удачно, хоть и свою гордость в этот ответе пришлось задеть. На дозволение удалиться со сцены начинающегося обыска Лис фыркнул, но последний обрывок фразы вынудил осечься на своем внутреннем вопросе: а не аллергия ли у эльфа на давнего знакомого? Девушка же вздрогнула, с судорогой легкой выдохнув. Хотелось хлестко ответить, пристыдить, но не за что - не было мотива. Затянулась кожа, а на месте раны шрам остался некрасивый, что будет всю жизнь память хранить. Нет вины людей в том, что его через одежду незнания затронут. Да и сама Моринь специально его тревожила, иначе говоря, зачем ей было возвращаться в край, где не ждет никто, если не за ностальгией? - Нет деревни той, Вальтер, порождения тьмы унесли с собой в ад, как и всех моих односельчан в ту ночь, - девушка, на удивление свое, даже не дрогнула, когда говорила это, будто всю нынешнюю боль и горечь заперли на время встречи гостей. Не стоило показывать этим людям свою скорбь. Для большинства подобное - слабость. Напарник нахмурился ее словам, с притворным равнодушием посмотрев на лицо девушки, с гордостью обнаруживая лишь спокойствие, но затем вновь переключился на Инквизицию. Напарник нахмурился ее словам, с притворным равнодушием посмотрев на лицо девушки, с гордостью обнаруживая спокойствие, но затем вновь переключился на Инквизицию, часть которой потеряла статику и пришла в движение. Медленно эльф пропустил мужчин, провожая тех своим хитрым прищуром, словно только что в глаза их командиру нагло врал, в уши информацию не ту вливая. Чуть голову склонил и цокнул языком - все следы ногами растопчут или его собственный след за улику примут. Самоуверенности эльфу было не занимать - сам прекрасно знал свои сильные стороны и слабости, коими, впрочем, раскидывался крайне редко и неохотно. Хотя самая главная слабость оставалась у всех на виду, и скрыть ее могло лишь его вынужденное одиночество, когда эльф наконец-то примет решение оставить в таверне и уйти. А пока стояла рядом и созерцала недавнего гостя с присущей осторожностью, стараясь не оттягивать на себя одеяло внимания. И всего несколько ступеней отделяли Лиса от деревянных половиц крыльца и повидавшей уже своё двери, но гость из прошлого - лучше бы этого прошлого их биографии вообще не наблюдалось - открыл свой рот вновь. Небрежное, но так правильно замаскированное послание донеслось до ушей эльфа и тут же нашло отклик усмешкой - уже достаточно распространенной реакцией на Вальтера. Беспокойство и волнение за остальных, еле уловимое давление на сознательность и сердобольность закинуты удочкой, чтобы поймать улов. Да, изучив Вальтера, Лис не сомневался: храмовник заинтересован в их участии. Отчасти ходы читает оттого, что с ним они немного да похожи. И высокий человек не глуп - тут нет сомнения - знает, на кого наживку делать и кому ее кидать. И это уж точно не эльф… - Брызжешь ядом как кобра и манипулируешь так, что даже у меня вызываешь дрожь в поджилках, - остановил ногу, поставленную носком на ступень, поставив ее на землю, развернувшись. Скрестив руки на груди, чуть наклонил голову набок, хищно скалясь, не оставляя ни единого шанса высокому - на порядок выше двух воришек - храмовнику вовлечь себя в сопереживание притворное за судьбы туманного своим существованием народа… “Хорошо”, - тихо и неуверенно прозвучало где-то слева. Эльф помолчал немного, а потом чуть не крякнул... Девушка медленно повернула голову в сторону уже округлившего свои обезумевшие глаза напарника, предчувствуя реакцию, что вот-вот последует, как только он столкнется с ее взглядом, полным недоумения и злости. Ведь знает бывшая протеже, как сильно сейчас ошибается и на что обрекает. И знает, каким опасным сейчас представляется ее близкое нахождение к адресату. Чуть ли не со скоростью стрелы Белка метнулась к единственному источнику ее спасения на данный момент - Вальтеру. Но на полпути пути на ее плечо легла тяжелая от инерции ладонь и сжала до побеления. “И зачем я ее взял тринадцать лет назад? Нафига я ее всему обучал? Белка…” - в голове вертелись разные слова, которые, по мнению Моринь, эльф мог проматывать про себя в этот момент, но исход всегда был непредсказуемым. Вот и сейчас, когда лицо ушастого взломщика побагровело... - Да я вас обоих отравлю... Остроносик, если ты ведешь своих болванчиков убивать в качестве своего персонального хобби - нас в это не впутывай. Если ты знаешь, что у этой женщины бзик на помощь таким, как ты и твой дружок, что, как ему свезло, не путешествует больше с тобой в одном отряде, то поимей хоть капельку совести или займи ее у своей Андрасте... - голос не повысился и на полтона, но слова звучали отчетливо и угрожающе ясно. Как только поток мыслей прервался, сформированный в порции из отчеканенных губами слов, пальцы резко разжались, освобождая плечо. - Мы пройдем по следу и уйдем, как только он закончится… - голос девушки звучал спокойно, но крупица нервов у внимательного передавала дрожь. Период всплеска закончен - эльф ждет ответа на вопрос, подразумевающийся под этой реакцией. - А в конце мы наткнемся на папенькиных сынков, что решили поиграть с возможными союзниками Инквизиции, а этот, - он показал уже ничего не стыдясь, пальцем на зачинщика всего действа, - пришел именно оттуда. И в конце Вальтер расчехлит свой нож и подастся в ностальгию, а в Ферелдене у меня нет друзей, что могли бы прикрыть нам хвосты, - Лис был возмущен, но не срывался. Вообще можно было бы позавидовать его способности брать себя в руки и возвратиться в состояние покоя, всего через мгновение уже не наблюдать ничего предшествующего этому спокойствию.. Видеть эльфа в своей повседневной ипостаси спокойствия и радоваться - одно дело; стараться переубедить его, когда решение вызвало не самую дружелюбную реакцию и вывело из подобного состояния - другое. Но, как и сам Лис, Моринь знала о самой главной и докучающей слабости разбойника. И эта слабость в данный момент активно прокручивала в своей белокурой голове все возможные варианты. Девушка все еще чувствовала на себе пытливый взгляд. Потирая свое плечо, Белка следила за реакцией человека, выбранного в качестве живой стены, и понимала его осознание победы. Зацепишь одного - пойдет другой следом. С их последней встречи девиз небольшой команды: “От опасности беги”, - возымел символическое напоминание про непричастность к сражениям и опасным делам, но и Ферелден не самое верное решение, следуя золотому правилу отряда. - Ну мы же направляемся в безопасное место? А где сейчас безопаснее всего, если не в оплоте Инквизиции? - если Вальтер хочет заиметь услугу, то пусть предоставит ответный жест. - У Эстебана в усадьбе, Моринь, - мрачно напомнил эльф, зная, к чему это все ведет. - А там, наверное, много охраны и постов, которые не так просто пройти, - медленно развивает мысль девушка, - Да и дорога не самая близкая и безопасная. Отряд храмовников может стать большим подспорьем для нашей же безопасности. - Если выживут, - усмехнулся своим же словам мужчина, перебирая через свой походный плащ свои кинжалы, что были припрятаны в отделении большого кожаного пояса, перекинутого через левое плечо, - Сердобольная Белка, я бы тот город, где тебя повстречал, сейчас по камешкам с удовольствием разнес. - вздох, - Нам нужно скрыться отсюда и никогда не связываться с такими типами. - Но там же еще два поселения и одна ферма… Люди и так тяжело перенесли Пятый Мор, а теперь война и эти исчезновения со странными следами. Неужели мы откажем в помощи беззащитным жителям, кто просто хочет жить…. как мы, - девушка медленно повернулась к эльфу и аккуратно, будто найдя в его мимике и движении разрешение, положила руку на плечо. - Вот же срань … Сначала ты рвешься помогать Матиасу, которого мы видели всего один раз в жизни, да и очень много лет назад, а теперь повторяется история с Вальтером. Да у тебя пунктик…. - Не переживай, - девушка привстала на цыпочках и произнесла у самого уха, - Мы украдем их лошадей, если что-то пойдет не так. Эльф же просто улыбнулся и кивнул, убеждаясь уже который раз, что им манипулируют, но вот скрытые механизмы, которым необходимо противостоять, не мог найти.
  10. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    Гулкий и оживленный трактир, переполненный голосами, запахами и фигурами, что неравномерно распределялись по залу, жили собственными мгновениями, присущими каждому желаниями - и вместе они наполняли жизнью это место. Что самое прекрасное, эта жизнь кипела и бурлила, не задерживаясь одной статичной картиной, представшей перед каждым, кто открывает дверь. Сделав шаг внутрь, и преодолев путь к стойке, чтобы заказать еду от бесконечного физического голода и напиток от душевного, на глазах путника эта картина бесконечно менялась, преображаясь, то в тихую гавань для отдыха с трудной дороги, то в громкую и многолюдную пристань, куда человек, как корабль, прибывает, чтобы повеселиться и прервать одинокое плавание хотя бы на время. И никто, попадая в пучину воронки этого заведения, не мог остаться тем, кем был и тянул ногу для преодоления порога. Четверо также попались, став частью картины для новых душ. Они также изменились, пусть и на ничтожное, по сравнению с жизнью, время. Их пути разойдутся и действие этого места исчезнет, растворившись, не выдерживая конкуренции привычному укладу. А пока собравшиеся влияли друг на друга, пусть даже не готовые этого признавать. Храмовник больше не выглядит угрюмым одиночкой, удалившимся от собственного отряда, оставляя тяжести службы за соседним столом, становится человеком, что также смеется и улыбается, искореняя горечь перед людьми. Жеан сейчас - просто путница и удивительная женщина, что отбросила свой чин и формальности, садясь за стол один с ними, незнакомцами с неопределенным призванием и прошлым. А разбойники - простые путники, так удачно нашедшие копанию для скрашивания отдыха, приятных людей, откидывая сегодня скрытность. Не боясь ни храмовника, ни командира, все больше и больше отдаваясь простой беседе, граничащей взаимными подколами, бесконечным любопытством и дружелюбием. Все они - путники в этот момент и не более. Лис прекрасно давал ответы на любые вопросы и не заставлял себя ждать, находя в себе все то, что выражало его полностью, не оставляло ничего, чего бы ему хотелось показать присутствующим. А еще он, как и полагалось наставнику, усмирял юношеский пыл молодой ученицы, сглаживая те углы, что могли раздражать некоторых особ. Более всего подобный навык приходился как нельзя кстати среди прочих воров и головорезов, скрывающихся именно в тех местах, куда им двоим, по мнению большинства аристократов, жертв этих двоих, прямая дорога. Правда, чаще всего если подумать, господы желали покусившимся на их собственнойсть либо смерти, либо сырой темницы и позора. - Не горячись, бравый вояка, ты нам интересен, не часто мы имеем возможность говорить с храмовником. И уж точно ничего не желали плохого, - он поднял свою кружку и широко ему улыбнулся, - То, что твоя работа грязна и опасна уже давно была известно. Мне лишь хотелось это подтвердить. Да и Белке больше знаний, - рядом молоденькая девушка забубнила недовольно, когда эльф, по мнению Моринь, вновь постарался выставить ее глупенькой. - Выпьем за тех, кто мы есть вне этого стола, - этими словами сделал глоток, чуть морщась от крепости. Следующим голосом со стороны двоих разбойников был молодой девичий. Он звонко захихикал на простую, но от этого не менее веселую шутку на заданный вопрос. Девушке нравился подобный юмор, пусть и казался он для того же эльфа простым. Если бы выбирать между легкими шутками храмовника и язвительными Лиса, лучница без сомнения отдала победу первому. Зачастую подобные проявления внимания с помощью юмора у разбойника заканчивались обидами и возмущением. А потому ирония в словах Матиасиа была своего рода отдушиной перед путешествием в мир темного юмора своего наставника. “От жизненных трудностей”, - отвечал разбойник, пока в очередной раз опрокидывал ее во время тренировки. - Если чугунные изделия - основная сила малефикаров и прочих бандитов, то, боюсь, нам не выстоять против них, - нарочито наигранно изображала беспокойство девушка, - Если увижу сковородку в лесу - лучше её отберу у злодея при проникну в их логово, а там уже могу и за тебя отомстить, и за прочих пострадавших от рук и чугуна этих негодяев! Смеется, прикрывая рот ладошкой, не отводит взгляда от храмовника, с прищуром в глазах, как будто оценивая, слушает внимательно. - А вот я тебе не верю. Некоторые авантюры и стариканов бурчащих могут исправить или же вписать как веселящий объект. Да и пятьдесят на пятьдесят не такая уж и плохая статистика! Получится испортить веселье один раз - не получиться в другой. Методом проб и ошибок, - подперев кулачком щеку, положив локоток на стол, девица продолжила, - Но мы не дадим тебе, если вдруг попадешь с нами, испортить все веселье. Правда, Фэлос? - Правда! За тебя это сделает прекрасно Моринь! У нее шансы где-то восемьдесят на двадцать, - подмигнул лис в ответ, приняв подобный жест достаточно весело. - И почему ты меня так сильно не любишь? - хмурится, глаза с Матиаса на Лиса переводя и устремляя на Жеан, будто бы ища поддержки с трепетом, следя за ее расслабленным станом. Пусть и храмовник и окрестил себя занудой, сидевшие напротив него эльф, девушка немного разошлись во мнениях. Моринь, увидев его угрюмое лицо и одинокую фигуру у окна в самом начале, считала, что ему просто не хватало человеческого общения, смеха, в конце концов. Лис же был частично согласен с мужчиной и возможные авантюры в компании двух зануд, одна из которых до сих пор ворчит по поводу их призвания, а другой очень похож на того самого спящего солдата, что сейчас на отдыхе, зато на службе готов к любому приказу и действию. Но сейчас никто приказов не отдавал и все за столом ведут себя достаточно естественно. Одновременно с Жеан рассматривающая женщину до этой секунды лучница также переводит свой любопытный и до неприличия пытливый взгляд со светлых волос, рук, спокойного и от чего-то строго взгляда, на столешницу, делая вид, что занималась своими делами, в качестве которых прекрасно выступал пересчет дощечек стола или же наблюдение за эльфм, что тоже не пренебрегал моментом метания немого вопроса, которым тот, впрочем, не обходился. В том, что разбойница нашла себе объект воздыхания, не было ничего хорошего по нескольким очень весомым причинам. Во-первых, Жеан была не из тех людей, к кому стоило проявлять столь заметную, по его оценочному мнению, симпатию; во-вторых, главным любимчиком должен был оставаться он сам, а не какая-то орлесианка. - Да, согласен. Уверен, что служба в орлесианской армии также способствует к путешествиям, - максимально мило растянул уголки губ в улыбке эльф, - Только у нас не совсем прогулка. Охота может понадобиться в любом месте. Например, охота за сердцами. Здесь, - он перевел многозначащий взгляд на девушку, что всем лицом кричит “Ты что такое творишь вообще?”, - тебе не было бы равных, как я успел заметить С каждым невероятным рассказом эти двое убеждались, что диковинным примерам меткости их скромные навыки не ровня. До этого момента Моринь думала, что большинство людей, приближенных к аристократии и армии либо чопорные зануды с непревзойденной самооценкой, либо шахматные фигурки на доске, двигающиеся с подачи своей железной, как в армии повелось, дисциплины под указку игрока. А нет, несчастных авантюристов и забав, которые те желают попробовать, помимо банальных и извечных, как синяков у девушки после вступления Лиса в фазу полусадистского мочинения тренировок. Из всех достижений она могла похвастаться лишь единичным попаданием в яблочко с закрытыми глазами. Могла бы, но не стала, так как тот же эльф, что с неподдельным интересом вслушивался в истории, попадал так трижды и один раз в хмельном состоянии. На вопрос о награде два “охотника” задумались, но ненадолго, ибо напитки располагали к интересным и забавным, по мнению эти напитки употребляющих, предложениям. “Тогда можешь забрать ее , - раздался чуть приглушенный на фоне общего шума из болтовни, выкриков и музыки, передаваемой чеканьем и ударами кружек о столешницу, смех Фэлоса, - Ладно-ладно, я шучу. Не нужно на меня так злобно смотреть”. Эльф искренне улыбался, казалось, лишь для одной девушки в этот момент, игриво смотря на нее. Та же, такой шутки не ожидая от собеседника, воскликнула возмущенно, а затем покраснела от возмущения, быстро выстрелив ответом на поражение. - А если Выиграю, можете забрать Фэлоса с сробой! - ответный удар. - Эй! А как ты одна-то будешь? Так я тебя хотя бы пристрою к сильным людям. Почему ты никогда не ценишь моей заботы? - не скрывая смеется Лис, -Я шучу, что еще раз повторяю. Ты и мертвого можешь из себя вывести. Матиас, мне кажется, не настолько сильно провинился перед его Богом, как я. - А тебя? - чуть ли не шипит и не извивается змеей рядом с невозмутимым эльфом. - А я исключение, - на это лишь было кинуто быстрое: “Наивный”. И разговор про рабовладельчество в качестве приза был окончен под общий смешок двоих. Но интерес к соревнованию мог намного осесть, если четвертый участник не согласиться присоединиться к ним. Нужно было как-то уговаривать Жеан пойти на риск, показав свой навык меткости. А та после отказа внезапно упомянула лучницу. Девчонка вытягивает шею с интересом наблюдая за движениями командирши, как только разговор коснулся ее имени. Любопытство губит множество кошек, но Белка кошкой не была, пусть это не освобождало ее от столь глупой, на первый взгляд, поговорки, которую, кажется, придумали для детей. Но любопытство - часть профессии, которой обучается в данный момент у спутника Моринь. Да и не того рода этот интерес, что кошек губит, поэтому своими серыми и чуть прищуренными глазами она наблюдала, как тренированные и жесткие от множественных тренировок и боев пальцы воительницы извлекают нечто, от чего в глазах появляется блеск от восторга данным жестом со стороны Жеан. Рот чуть приоткрылся от созерцания вещи, которую хотят отдать просто так в память о встречи, не требуя никакой подлой и незаконной услуги взамен. Она смотрит со, скрытым желанием, рассматривая этот кинжал, понимая, что такое видела лишь на черных рынках да у обеспеченных людей. Уголки губ чуть дернулись в детской улыбке, но тут же вновь сползли вниз. Молоденькая девушка посмотрела на Лиса, что мерил вещь профессиональным взглядом оценщика. Как только он почувствовал на на себе девичье внимание пары глаз, ничего не изменил в своем положении. Моринь сама знала, что ответить на такой подарок. - Я благодарна за этот клинок, но не могу его взять, - она опустила глаза на тарелку, пересчитывая ломтики хлеба, покоившиеся на деревянном блюде. Нет, не из-за разочарования и жалости к себе, что такую вещь нельзя получить, но из-за понимания опасности, которой может этот нож подвергнуть их. Да, прекрасная работа и, нет сомнения, ляжет отлично в любую руку, став с того момента смертельным оружием, что не подведет. Но лишь у аристократа или того, кому по статусу этот нож подойдет и не станет вопросы других вызывать. У двух же разбойников виды ножей и орудий максимально просты и не вызывают подозрений. Да и на рынках с этой диковинкой не походишь - воришек, метких на глаз до диковинок, полно. - Он будет слишком выделяться среди всех охотничьих инструментов, - такие ножи и тяжелыми могут быть, а лишний вес им ни к чему. Продать можно - вариант кто-то предложит, но разве подарки такие от таких людей продают? Не встретятся эти люди за столом никогда больше, Жеан никогда не узнает, но девице совесть не позволит. Да и одобрительная чуть заметная улыбка Лиса с постукиванием девушки по коленке говорили о правильности поступка. Жаль, что Моринь не умела отказывать смело, а потому глазами продолжала пересчитывать еду, перейдя на фрукты. - Мы благодарны за столь щедрый дар с твоей стороны, воительница, но, как сказала Белка, мы его не возьмем. Прошу не держать обиду. Делается все из соображений нашего спокойствия, - думал о цене - профессиональная деформация, но с решением протеже был согласен полностью. - Лучше решитесь посостязаться с нами. Это же ради веселья, а уроки мы вам, - обратилась и к храмовнику, - предоставим. Думаю, что вы, госпожа Жеан, можете выставить этот нож в качестве приза. Мы будем соревноваться с Фэлосом между собой, а вы друг с другом, - сложила ручки в молитвенном жесте, - Пожалуйста. Упрашивает, а краем глаза видит, как эльф как-то неприлично много намазывает масла на хлеб и отправляет в рот, морщась. Белка скривила лицо от непонимания происходящего. Либо эльф перепил, либо опять строит коварный план.
  11. Morin

    Du riechst so gut

    Солнце еще не до конца освещало округу, выглядывая из-за горизонта, ранние птицы еще заливались своими трелями во славу новому дню, непрогретый воздух вызывал на открытых участках легкую дрожь - мир только-только просыпался… А Моринь уже нашла приключения с утра пораньше! И под приключениями можно было считать двух серьезно настроенных мужчин, что остановились перед крыльцом, к несчастью, вовремя заметив девушку. Лучница быстро рассмотрела их лица и замерла, вздрогнув от знакомых черт. Первого она не знала, но вот высокий черноволосый мужчина врезался в память отчетливо и ясно. Если утро начинается с таких неожиданных встреч, то даже трудно представить, каким будет грядущий день. И ведь хватило удачи забрести именно сюда. “Тебе невероятно везет в Ферелдене, Белочка. Прошлое преследует на каждом шагу”, - думала, созерцая двух, как уже можно было догадаться, храмовников, сжимая ладошками древесную перилу крыльца - единственную преграду между ними. “Не стой столбом!” - тормошила мысленно себя, пока Вальтер не нарушил гнетущую тишину первым. И его голос был ничуть не дружелюбным. Девушка не из робкого десятка, но сейчас лучницу еще раз передергивает. Хочется забежать в дом и схватить лук, но она останавливается, как только видит, что второй храмовник, кажется, сейчас на ее стороне. - В.. вальтер! - специально громко вскрикивает, будто от радости. Притвориться удается; удается и громко сообщить эльфу о знакомом. Она надеялась на это. Он успокаивается, улыбается, хоть это ничуть не внушает доверие, но, осуждая саму себя, девушка все же спускается с крыльца и подходит к двум мужчинам, с извечным любопытство рассматривая их. Извинения, кажущимися ей лишь жестом приличия, игнорирует, пропускающая вперед другую проблему, волнующую сильнее. Только сейчас Моринь вспомнила, насколько колоссальна разница в росте между ней и храмовником. И вдвойне стало обиднее, когда тот еще и наклоняется, чтобы девушка могла дотянуться до свитка. Повертела его, несколько раз рассматривала печать, а затем протянула демонстративно мужчине обратно, даже не раскрывая. Не хотела снова ввязываться в какие-либо дела. Белка являлась простым разбойником, что взламывает, крадет и стреляет, а не искателем приключений. В тот раз только по просьбе Матиаса, которому девушка инстинктивно доверилась вопреки попыткам эльфа одуматься, парочка воров позволила себя втянуть в разборки, оказавшиеся намного серьезнее, чем помощь в побеге друга. И ведь прониклась, и взыграло сострадание и сочувствие как Матиасу, так и Вальтеру. После Шюрно оба были уверены, что ни с кем из мужчин не столкнутся, так как от политики, противостояния магов и храмовников двое рьяно старались держаться подальше. И вот один из них здесь… Посмотрела с недоверием на Вальтера, зато вполне открыто и дружелюбно улыбнулась мужчине, что одним окликом спустил раздражение своего товарища. Даже руку протянула для пожатия. И после выявления причины, по которой судьба назначила им повторную встречу, девушка поняла, что с этим местом было что-то нет так. Неуютная тишина… Если бы путники спали нормально хотя бы в предыдущую ночь, прошли мимо, заночевав снова в лесу перед костром. Но девушка уже который день не высыпалась, а про эльфа она бы вообще молчала. Только про их проблемный сон знать храмовниками не обязательно. - Мы никого не увидели, когда пришли сюда на ночевку. Посчитали, что хозяин фермы ушел на ночную охоту или же потерял кого-то из животных - тут повсюду строения, похожие на загоны для домашнего скота. Округу проверять не стали, но видели собак, что достаточно далеко ушли с этой фермы. Они были голодны, но напуганы еще сильнее. Я ничего больше не заметила, - посмотрела в лицо Вальтеру, задрав голову, и тихонько, преодолевая чувства неуютное, произнесла - Вальтер, отпусти нас. Мы соберемся и уйдем, не станем вам мешать. Как только девушка озвучила свое решение, из дома слышится еле уловимый скрип половиц. Через пару мгновений на крыльце появился упомянутый храмовником эльф. Он вальяжно потянулся и зевнул, словно не замечая сначала стоявших людей. Но как только его сонный взгляд перешел с Моринь на ранних гостей, в глазах недобро вспыхнул интерес, губы скривились, обнажив оскал. На перемены в лице своего напарника девушка лишь обреченно вздохнула, зная отношение эльфа к этому высокому мужчине. Он однозначно подслушал разговор, выжидая возможность своего удачного появления или же ему просто не выходить, пока разговор и внезапный визит служителей ордена не коснулись этого места. - Вальтер! Если ты так сильно по мне соскучился, то вот я тут! - воскликнул разбойник, разводя руки в иллюзорном дружественном жесте, - Я то думал, что тебя уже давно демоны к себе утащили…- он театрально изобразил задумчивость, - или упекли в дом скорби. Одно и то же. Он сошел с крыльца, задержавшись у перил, присев на одну из них, скрестил руки на груди и склонил свою лохматую от самодельной подушки голову. Его полный интереса и нетерпения взгляд буравил знакомого, а мозг готовил очередную порцию. - Как там Матиас? Надеюсь, что живой, - еще шире улыбнулся и хотел еще что-то добавить, но его опередили. - Лис! - рыкнула девушка, нервничая от такого начала, ведь рядом с храмовником не эльф, а безоружная она, пусть и натасканная в рукопашном бою, стояла. Не сказать, что к Вальтеру Моринь питала чувство страха - нет, ей просто было немного неуютно рядом с ним. Но лучница чувствовала опасность, исходящую от черноволосого великана, поэтому даже очаровательная улыбка не спасала положение, лишь усиливая подозрение с недоверием. Эльф же нашел в нем человека, которому мог показать весь свой талант сарказма и словесного яда. Пусть за Шюрно он не мог благодарить храмовников, зато в своем неразгаданном до сих пор девушкой сердце нашел для внезапно встретившегося знакомого место. В последнее время испытывал он к подобным личностям какой-то ненормальный интерес. Говорил, что с ними интересно и весело бывает. Да, очень. Так весело, что для безопасности они еще на всякий случай месяц отсиживались у Эстебана. Скорее, так он выражал к ним неприязнь и сбрасывал стресс за неимением других способов последние месяцы. - Не горячись, Белка, я не хотел доставить своими словами храмовнику неудобства, - делает еще шире оскал, - Думаю, что тебя заинтересует свидание с сараем, - показывает на строение позади себя, что находилось вплотную прижатое к забору. Двери были нараспашку, а раскиданное сено указывало на содержание внутри животных или птиц. Моринь тут же отскочила от Вальтера, в два шага оказавшись рядом с напарником. Тот лишь сделал резко лицо более серьезным и продолжил: - Я вчера делал перед сном обход и обнаружил следы крови, принадлежащие жертве, которую тащили по земле, судя по характеру этого следа. Самое интересное в том, что тащили внутрь, но тела не было, зато у самого окна, это тело должно было находиться. Может, это кто-то из ваших захотел поиграть в беглеца? Размер развода как раз под человека подходит. Я уверен, что вы и другие следы найдете, если мои догадки верны, а это тело не унесли после смерти на руках, хотя там можно по размеру и силе ухода подошвы в землю проверить до и после. - В округе не было дождя, ветер также дул не очень сильный, поэтому следы должны сохраниться. Не так хорошо, допустим, как отпечаток подошвы на влажной земле или грязи, но хоть что-то. Да и собаки, если здесь и могло произойти какое-то ужасное событие, будут бежать от запаха нападавших, то есть в сторону моей, - запнулась, - деревни. Возможно, одно направление можно исключить. - Не факт, но можно попробовать. Удачи. Моринь, пошли собирать вещи, - эльф оторвался от перил и зашагал обратно в дом. Девушка смотрела в сторону мужчин еще какое-то время, будто ожидая реакции и надеясь, что они сейчас пройдут мимо нее прямо к сараю.
  12. Моринь досталась не самая опасная и трудная работа. Но здесь все зависит от самого человека, в данном случае, эльфа. Лис понимал, что его нежелание иметь хоть какой-то минимальный контакт с людьми легко объяснялось обидой и предательством людей, которым было доверено самое дорогое. И через это предательство всех представителей этой расы неосознанно воспринял такими же предателями. Сложнее всего было переламывать себя. Не без оказания помощи единичных друзей и той же лучницы восприятие возвращалось к норме. Сейчас ходить по краю лесной чащи ему будет намного спокойнее, чем взаимодействовать с людьми. Не самый нелюдимый и отрешенный от всех, судя по виду и манере общения, эльф прилагал усилия, чтобы казаться таковым. Посмотрел на солдат, что остаются в таверне до приказа, посмотрел на Радана с Миной, приметил: без тесного знакомства видно, что между храмовником и магичкой пробегают иногда искорки недоверия или даже неприязни. Храмовник раздражен, напряжен или ему настолько все равно, будто преисполненный собственным сознанием хмурик уже проживал этот день и вечер в своей голове вот так же, поэтому очередные повторы казались мукой и раздражали. Или ему не нравится рядом стоявшая девушка со своей магической стезей. Маги опасны, но арбалетный болт или подсыпанный в еду яд не менее опасны. “Да, бьет локально, хотя все зависит от количества, качества и мастера”, - улыбнулся эльф своим мыслям. Храмовников на магов натаскали, как собак на дичь, а когда дело доходит до взаимодействия и сотрудничества, цепные псы теряются. Где это видано, что охотник с добычей ведет общую игру на одной стороне? Снова на темную улицу дорога вела по чуть скрипучим половицам и через дверной проем, открывая который сразу нос чувствовал свежесть в меру холодного воздуха и тут же забывал про тот, что наполнен ароматной похлебкой, квашеной капустой, горящими канделябрами да напитками. Еще подумаешь несколько раз: хочется остаться или уйти за всеми. Это лишь первый этап. Если информация про оборотней подтвердится, они столкнуться с весьма серьезным врагом. Это не стаи волков от овец отгонять или бежать в лукам на кабана. У эльфа не было никакого опыта взаимодействия с этими существами. А еще они считались магическими, что подливало масла в огонь. Все же эта тема достаточно серьезна для многих. Сейчас со стороны разбойников была предложена лишь та помощь, которую они могли генерировать, исходя из схожести с тем же волками. Встречать такую зверюгу он категорически не хотел, но понимал, если там засели не оборотни, а кто-то разумнее, вся новоиспеченная компания, которую даже командой назвать нельзя, во главе с храмовником столкнется с чем-то интересным и ужасающим. В том случае оставалось два решения: брать хитростью и внезапностью или давить числом. Пока в поле зрения не появились знакомые на лица мужчины, подозрительно ожидающие у одного дома, Лис лишь наблюдал за улицами, иногда ловя себя на мысли о том, что ему не хватает крепкого вина во фляге, чтобы вот в такие снежные деньки утешать теплолюбивую душу алкоголем, а потом продумывать у костра новые маршруты. Окинув взглядом дом, в котором могла находиться его протеже, Лис отметил про себя, что перед ним путей для проникновения в избу нет, поэтому Белка, с самой большой вероятностью, зашла с другой стороны. Лишний присмотр за собой она ненавидела, поэтому возвращаться будет со стороны леса. Так что, если достаточно заметные на фоне ночной дороги солдаты и хотели ее перехватить для обратного сопровождения, не стоило мелькать своими телами, рассчитывая на послушание от девушки, что видит их впервые и норовит все делать без свидетелей. Сказал бы им, чтоб чуть вглубь прошли и ждали, но тогда Белка пламенное “спасибо” может сказать за такую подмогу и страховку. Работа в четыре руки - куда не шло, но вот три пары глаз, наблюдающих за каждым шагом, да пара глаз от представителей закона, что, кажется, ловят именно таких проныр, выводят из себя Моринь, пусть со своим характером и поведением язык найти та может, не замечая раздражение. Да и в ремесле такие молодцы не годятся - слишком рослые и тяжелые для крыш с окнами и громкими полами. Только как конвой для парочки. Если она еще в том доме, то сейчас все в порядке: нет никакого переполоха и, скорее всего, она только слушает, а после полного угасания света в комнатах пойдет к месту встречи. Только вот они останутся стоять на месте, судя по всему. Интересно... Сколько времени солдаты могут топтать, дорогу прежде чем подумать о том, что их объекта наблюдения уже нет? Хмурый командир стремиться никого не потерять, защитить более беззащитных в этой команде, располагая этим к себе, но отчего-то он не вызывал доверия у разбойника, пусть приставил такую помощь к девушке, пусть и, как казалось, спасительным тросом при непредвиденных обстоятельствах должен выступать Лис. Но не нравился ему Радан. Это чувствовалось на инстинктах: не водить с такими дел. Но раз уж он вляпался благодаря сердобольной за весь мир Моринь - Лис обреченно вдохнул холодный воздух - быть настороже именно с ним. Никто и не думал проверять подлинность слов друг друга - общее владение навыками для победы важнее, чем распри по поводу рода деятельности. Для магички держаться рядом с храмовником также неуютно. Как-то еще в таверне ему пришел в голову вопрос: “Не из-за этого ли храмовника она такая тихая?” - хмыкнул, задумываясь, что, судя о первых часах их знакомства, юркая и докучающая по любому поводу вплоть до недавнего времени Моринь вряд ли смогла с таким сработаться - померла бы со скуки. Своим хитрым и слегка недоверчивым взглядом всмотрелся в зазоры между заборов домов прямо в темнеющую густоту лесного массива. Во тьме могло показаться все, что угодно богатому на воображение путнику, но сейчас эльф ничего не видел. И это тревожило сильнее призрачных силуэтов. Достаточно безумным казалось проявление тревог от мест, где лишь пустота. Легче было представлять воплощение беспокойства и страха, созерцая нечто во тьме, что принимало форму разных невиданных существ, и играть со зрением в игру, гадая про их происхождение. И в большинстве своем те монстры исчезали с потоком света, превращаясь в ветки безобидные или кусты. Не каждый может встретить монстра по дороге, так тихо и смиренно ожидая шага путника навстречу. Злая удача. Но пустота страшит поболее. Если ничего не видишь, значит, глаза тебя подводят, позволяя крыть соперника. Проверить бы снег на наличие больших следов, к лесу и тьме поближе подкрасться, но не стоит отставать от других. Моринь справится, даже волку голодному не попадется. Крыши и деревья - стихия девушки. Она сможет спрятаться от них. Так он напоминал себе о том, что отнюдь не беззащитной ее оставляет. Магичка, что Миной представилась и вела себя весь вечер тише шпиона комнатах со спящими объектами для наблюдения, даже со спины казалась жутко неуверенной. Она, будто забившийся в угол и оставленный наедине с малыми детьми котенок, была тихой и смятенной, по мнению эльфа. Скромность украшает человека, но Лиса особенность девушки, выделяющейся на фоне остальных, чуть раздражала. Хотелось взять и встряхнуть ее за плечи, призывая к громкому голосу и уверенной походке. Разбойник в этой колонне был замыкающим. Ровняться с людьми ему не слишком-то хотелось по нескольким причинам, одной из которых был хороший обзор впереди идущих. На фоне его малого доверия им эта позиция являлась выгоднее прочих, а также никто из не смотрел в спину, изучая его так же, как сейчас он изучал их. Больше всех опасения внушал своей серьезностью храмовник. Казалось, что еще не побывали в этом призвании люди с миной, до конца не похожей на кирпич. И интереснее то, что хмурый Радан не являлся самой большой бедой коллектива. Сейчас эльф снова переключился на Мину. Пусть девушка и представляет собой милую магичку с посохом, но про магию забывать нельзя, так как в тихом омуте у магов демонов навалом. От незнания неприятностей потом не оберешься. Маги те еще таланты на нанесение увечий не со зла. Элементарная неаккуратность и незнание особенностей магии союзника аукнутся, когда он помахает палкой, пару заклинаний прочтет и долбанет по всем огненной магией. Тогда будет оказана врагам большая услуга. А за бесплатно разбойник услуги не любил предоставлять. Внезапно вспомнилось тихое пребывание парочки в доме давнего друга, охоту в лесах, красивых эльфийских работниц и хорошее вино вечером за обсуждением дел, когда Моринь спала без задних ног. Но теперь этот Ферелден. С самого начала он не был приветлив для них и по прошествии более года не хочет оказывать хоть какую-либо милость. Они постоянно вляпывались в какую-нибудь передрягу. И зачастую она даже не была связана со взломами или воровством. А теперь еще лотерейный билет с призовым фондов в неопределенное число оборотней. Положить бы его и уйти, отказавшись от выигрыша, да только напарница настояла. И это все на фоне чуть ли не самого масштабного апокалипсиса за последнюю сотню лет. Везет же! Сейчас в Орлее есть знакомые на черных рынках, убежища и, в конце концов, друг, содержащий бордель, но здесь ничего. И кого потянуло на родину в не самое подходящее для путешествий и жизни время? Не стоит отвечать, так как ответ и так он знал. В очередной раз, перебрав все заслуги Белки, эльф остановился перед нужным домом и вздрогнул от самого неожиданного раздражителя: голоса тихой Мины. Девушку что-то подорвало выбраться из своей оболочки тихони, стать громкой и невероятно энергичной в этот момент, когда разбойник поворачивает к ней голову и смотрит на руку, работающую указателем. Чаще и шире сделав шаг, Лис спешил за ней, оглядывая округу своим извечным прищуром. Чем быстрее они получат информацию, тем быстрее на белом листе этой истории начнут появляться первые кусочки пазла. Из-за спин союзников поглядывает на мужчину, оценивая его, оценивая опасность, которую этот человек мог представлять. Смотрел на руки, что оружие держать, судя по виду своему, привычны. Нет ничего в руках, немного сонный взгляд, интерес к пришедшим, добрый настрой и вежливость. Старался сделать свой грубый голос более мягким, что получалось из рук вон плохо. Мужик, что привык все под контролем держать. Самый настоящий староста и вояка. Служил, возможно, даже с порождениями тьмы сражался во время Мора, не прятавшись по уцелевшим деревням. По крайней мере, создавалось такое впечатление. И куда подевалась та решимость девушки? Эльфу она уже пришлась по душе. Не слышит до конца ее слова так, как слышал четкий голос храмовника , но по лепету последних слов понимает суть мысли. Робко произносит смелые слова, старшась, но не отступая. И голову тут же поднимает на старосту, проявляющего принятие тяжелой вести. Если ты хоронишь близкого человека, мирясь с исчезновением, то единственным утешением может быть похоронный марш и предания тела огню. Но сейчас еще слишком рано для прощания. Оказывается, что он также знал о магичке больше, чем она пыталась показывать. И ничего не изменилось в его лице: все так же приветлив и уставши смотрит в их сторону. Недоумение нарушает храмовник, в своей манере вбивающий девушку внутрь. Вслед за ними порог переступает и старающийся держаться позади всех Лис. Ну даже немного интереснее, чем рядовой вояка, пускающий кровь во имя своей страны и короля. Но это не несет в себе ничего существенного для разрешения ситуации с оборотнями. В таких делах эльф тоже не любил лишних предисловий. И еще больше раздражало, когда в этом обилии пропусков и темных дыр люди находили повод не замечать очевидной необходимости совершать действия, занимаясь всем угодно, но не жизненно необходимым обменом информацией. “Мы не твое наблюдение слушать пришли. Это же твоя дочь пропала, а не чужая девочка. Раз уж не веришь в ее возвращение, так хоть ради памяти будь серьезнее и отвлекись от прекрасной половины человечества”, - излил свою мысль тихо и со скрытыми нотками раздражения. Вступать в конфликт не хотел, но и не желал долго задерживаться, торчать в одном месте, когда время можно было сократить. Своим профессиональным глазом оценивает и примечает пару предметов, что могли представлять ценность и хорошо продаваться, затем оглядывает хозяина, с сосредоточением наблюдая за сокровищем, что так серьезно закрыто на замок в сундуке, ключ от которого тот носит аж на шее, не позволяя бросить в ближайшую шкатулку с ключами, как это обычно делают люди. Не так много они узнали, как хотелось бы. Нет, не так. Он не рассказал почти ничего. Шла-шла и не дошла, что звучало бы забавно, если бы девочку нашли пьяной у дерева, в которое дитя врезалось, не справившись с собственным вестибулярным аппаратом. Да только нет больше человека и полезного рассказа тоже нет. Зато перед Лисом сейчас горюющий отец с магичкой, которая также вот-вот, как казалось, распустит свои эмоции, что потекут по лицу слезами. Да еще и теперь прибыл новый участник. Против монстров нужны любые силы, но где гарантия, что при встрече с ними он не потеряет контроль, яростно кинувшись в бой? Не самый лучший исход. Храмовник же все оставался, кажется, таким же спокойным. Хоть кто-то… От осознания происхождения арбалета в груди стало чуть теплее - Лис лелеял желание вернуться в ближайшее время обратно. Все сказанное было не интересно, пока не зашел разговор про эту ночь. Лис заметно оживился и дернул уголком губ, понимая, что сегодня может произойти. От озвучивания имени, которое он держал в голове в этот самым момент, зрачки сузились, а рука машинально откинула плащ, смахнув с плеч. Он резко без предупреждения сделал шаг назад, разворачиваясь на носках и, влетев в дверь, своим весом громко отворил ее, не останавливаясь. Небо залило красным, заставило обернуться. На секунду он остановился, увидев алые ленты во тьме. Нагнетающее, предвещающее беду, пусть и выпущенное из рук магички, что с ними за одно сейчас. В недоумении приподнял бровь, когда хозяйка магии выпрыгнула из окна, стремительно приближаясь к нему. “Вот это другое дело”, - усмехнулся и кинулся вперед. *** Перчатки свои натянув, девушка поправила прядь, что выбилась из косы и теперь терроризировала ее левый глаз, нависая. Шла неспешно и прислушивалась к каждому шороху, понимая опасность не только со стороны бредущих где-то во тьме оборотней, но и перепуганных увиденной в ночи размытой фигурой Моринь жителей. Плащ был не таким тяжелым, но сейчас девушка понимала, насколько сильно вымоталась за прошедший день. Они встали, как говорят в деревне, раньше петухов, чтобы продолжить путь. Погода бодрила, но достаточное ожидание в темной избе за стенкой, прилегающей к теплой печи, само по себе морило да еще и пришлось стоять все это время. Также постепенно накатывала обида за потраченное впустую время. Наложившиеся друг на друга факторы давили, вызывая усталость. Даже ее любимый лук, перекинутый через плечо, казался тяжелее обычного - знак, намекающий на необходимость отдыха. Сейчас бы снять комнату и закутаться в свой плащ, уснув. “И как же не ко времени”, - сетуя на свое состояние, она продолжала движение к таверне. Ее “конвой” остался позади. Сейчас их разделяло несколько домов, огороженных заборами. Свой шаг она максимально сбавила, медленно направляясь к своей цели. В перерывах между размышлениями о теплой постели и потерянном времени Моринь не забывала поглядывать на темный и, казалось, безжизненный лес. В гуще деревьев и голых кустарников, укрытых снегом она замечала движение и будоражащие душу силуэты, но каждый раз зрение утешало ее, разбивая их на несколько кривых веток и сугробы. Было и страшно, и хорошо. Поджилки тряслись от каждого такого “монстра”, но потом приходило облегчение и какое-то послабление от осознания иллюзии. Внезапно снег вокруг окрасился в розовато-красные тона, вынуждая остановиться. Девушка резко обернулась назад, задрав голову к небу, которое озаряла россыпь искр, оставляющих за собой удивительно яркие и долгоиграющие на небе хвосты, что медленно клонились к земле. “Что-то случилось?! Напали?!” - Белка схватила лук и вытащила стрелу из колчана. В один миг обратила свое внимание на лес и замерла, быстро накладывая древко стрелы на лук. Тени опять рисовали чудищ, но сейчас Моринь показалось, будто эта иллюзия была вполне похожей на что-то живое. Разум упрямо твердил, что такое совпадение с появлением огней очень неправдоподобно, но тело все же быстро двинулось между заборами к главной дороге. Проверять она не хотела. Со стороны дома, из которого разбойница так удачно выскользнула, раздался крик. Опустив лук, девушка, борясь со своим внутренним голосом, настоятельно советующим убираться отсюда в таверну, все же неспешно вернулась, замерев на приличном расстоянии от представшей картины. У калитки дома, где юркая и быстрая Белка оставила троих солдат, из всего количества стоял лишь один, обводящий округу строгим и сосредоточенным взглядом, который тут же упал на девушку. Лицо исказилось в недоумении, а потом покраснело от явной злости. Открытая настежь дверь свидетельствовала о том, что двое его товарищей не испарились по указу волшебной палочки, а проникли в, судя по громким голосам двух женщин и плачу ребенка, без приглашения внутрь. Мужчина окликнул своих товарищей и медленно направился к Моринь. Солдат явно не собирался делать лучнице что-то плохое. Скорее всего, он хотел схватить ее за руку и отвести обратно в таверну до прихода основной группы. Позади своими сапогами топтали деревянные ступени дома пропавшие из поля зрения солдаты. Когда Белка столкнулась с ними взглядом, увидела, что они были озадачены ее исчезновением, но затем лица приобрели ту же гримасу, что и у первого. Один из них остался извиняться перед выскочившей за ними следом бабкой, а другой последовал за девушкой. Красный сигнальный огонь был призывом к действию для них. Если бы небо оставалось тихим и темным, разве они вломились в дом? Моринь подняла руки. Марево, обволакивающее лучницу, быстро улетучилось от событий и нежелания попасться в руки солдатам. “Ребята, я все объясню”, - медленно отходила назад, готовясь рвануть в таверну через всю улицу сама. Спасли ее две фигуры, быстро несущиеся в сторону солдат и девушки. Они бежали почти наравне. В одной из них лучница сразу же узнала знакомое лицо. “Лис!” - обегая конвой, Моринь влетела бы в него, если б разбойник не увернулся и не перехватил девушку за талию. - Куда спешишь, Белка? Я же жить хочу, а не помереть, пробитый тараном с твоей скоростью, - отшучивался эльф, но в его тоне и лице девушка могла читать беспокойство. - Что случилось? На нас напали? - игнорируя вопрос, лучница поправила свой плащ, как только разбойник ее отпустил. - У нас некоторые ожидаемые неприятности, которые обусловлены не только пропажей девочки. Зато я теперь могу подумать, что те, кто сейчас наблюдает за нами из окон домов, - он огляделся, - каждый год именно в эту ночь играют в крепости всей деревней. Поэтому милая магичка Мина решила попугать местную округу своими фейерверками, предупреждая тебя и этих людей, что сейчас очень недобро смотрят в нашу сторону, об опасности. - С-спасибо за предупреждение, - эти слова Моринь уже говорила, оглядывая Мину, удивляясь тому, девушка смогла обогнать Лиса, – И Мина, Лис я ничего не смогла узнать у них. - Да мы тоже ничего не смогли узнать. Только про этот день Луны. Но, если все верно, то стоит идти в дом и ждать гостей, - с иронией заметил разбойник.
  13. Morin

    Du riechst so gut

    Крики и прерывистые стоны боли раздаются повсюду. Деревня не горит, как это принято в жутких рассказах для нагнетания ужаса и слез слушателей - нет, здесь ужас происходил в кромешной темноте, перебиваемой светом факелов, отражающих на стенах бревенчатых строений человеческие тени, что изгибались в приступах боли, являя жуткие картины, падали на землю, сопровождая все это посмертным кряхтением и кашлем. А еще тени фигур, более массивных и непреклонных, что задерживались всего на пару мгновений рядом с первыми тенями и шли дальше. В них совершенно не было разнообразия на предмет страшных шипов или неправильной формы голов, но даже их отражение было самым жутким и последним видением для большинства. Свист ветра, игравшего в открытых ставнях домов и дверных проемах, лязг и звон мечей, редко встречающие сопротивление. И отчетливые человеческие крики испуганных мужчин и стариков: “Спасайте женщин и детей! Бегите в лес!” И некогда теплые родные руки, что гладили по голове за послушание и пахли травами, а по праздникам и сладкой выпечкой ,что сейчас были холоднее колодезной воды, держали за запястье крепко и настойчиво тянули к выходу. Нет… поздно… В окно! Теперь ее толкали к окну, напоследок обнимая с неистовой силой. Пусть одной из них было всего тринадцать лет, но обе понимали, что это конец. Через несколько секунд не будет ни дома, ни родных, ни мира, ни теплого малины поутру, которую все дети округи лакомились у старухи, что жила в самом начале улицы; ни охоты, ни игр с детьми, ни наблюдений за перемалыванием трав у свечи в ожидании запекающейся утки. Ничего не будет. Но это лишь через несколько секунд, а пока теплые объятия и запах родного человека; выкидывание лука и самодельного колчана со стрелами через окно и поспешное перескакивание через узенький подоконник следом; последний взгляд и чтение ужаса, которое идет через года; совсем близкий вопль; картина черного леса и резка смена картинки. Снова лес, но уже совершенно другой: более теплый и яркий. Моринь повернулась на другой бок, задумавшись. С возвращением в Ферелден события того дня вновь стали всплывать во сне. Орлейская жизнь взломщика-воришки с ее насыщенностью на события не давали девушке времени на тягостные воспоминания, но вот Родина нагнетала ими. Теперь в ней не было ничего от того, что отдаленно напоминало бы ту Морри, которую так любили родители. От маленькой девочки не осталось и следа. Могла бы сложиться ее жизнь намного лучше, не будь тех событий? Она не знала ответа на этот вопрос. Возвращаясь мыслями в тот год, девушка старалась представить возможности, которые ей могли открыться, если бы не побег в Орлей, но каждый раз горько осознавала, что здесь ей жизни не было. Обидно приходить к таким выводам о своей родной стране, но жизнь слишком сложна, чтобы пытаться в этом разбираться одной. От размышлений отвлекла рука, опустившееся на плече, и мужской голос, оповещающий необходимость подъема. Ночь, если не считать ее сна, прошла без происшествий. После посещения заброшенной деревни, что некогда была родным домом, расхаживания по знакомым улочкам и домам с подгнившими от отсутствия ухода стенами и долгого дежурства у родного дома, в который лучница так и не решилась войти, Лис взял на себя все ночные дежурства. Сейчас Моринь спала несколько ночей подряд, но чувство бодрости все никак не хотело ее навещать. Потерев свои сонные глаза, девушка все же встала, вяло потянувшись, все это время посматривая на напарника. Лис, на удивление, казался более бодрым, чем только что избавившаяся ото сна лучница. - Наша цель - добраться до ближайшего поселения. Можем пройти через фермы. Может, кто-то угостит нас молоком, - он сощурил свои хитрые глаза, хихикая в ответ на реакцию Моринь, - Знаю, что тебя от него воротит. Нужно хоть что-то нормальное для еды купить, а то от одного мяса скоро меня стошнит. - Может, заночуем на той ферме, что в одном дне пути, а? Ты уже давно не спал толком. Побудем там до завтрашнего утра, а за постой заплатим помощью ну или утренней охотой. На ее предложение эльф лишь кивнул и закинул в костер очередной кусок мяса. Путь был недолог, но такое чувство, словно его проходила девушка с боем, превозмогая бессонные ночи и атаки невидимых врагов. Всюду скрывались следы войны. В Ферелдене, как и десять лет назад, было снова неспокойно. Природа - великий мастер иллюзий, скрывающий в своих травяных коврах, тенях высоких деревьев и потоках воды отголоски боя и боли. Что-то она уничтожает, поглощая землей и смывая дождями, но есть следы, что не скроешь и спустя десятки лет. Где-то брошенное оружие, где-то засохшая кровь, навсегда оставшаяся на стволе дерева - почти призрачные следы того, что когда-то на этом месте сжимали мечи и щиты в руках ради битвы, обратившейся смертью. Подобные намеки на это они встречали повсеместно. К указанной цели путники приблизились лишь к сумеркам. Обратную дорогу они знали хорошо - рядом с фермой напарники проходили несколько дней назад, но так и не зашли из-за отсутствия необходимости в покупке припасов. Сейчас же знакомая протоптанная множеством путников полоса дороги казалась им другой, не такой как несколько дней назад. Первым сигналом были местные собаки, что убежали от фермы достаточно далеко. Несколько особей были в явном шоке, скуля и бросаясь прочь, как только видели приближающиеся фигуры, при этом скуля и подвывая. Приманить к себе испуганных животных Моринь не смогла даже куском жаренного на утреннем костре мяса. Очень подозрительно. Что их напугало? При просмотре показавшегося двора было немного не по себе. Здесь за эти несколько дней не изменилось ничего, если опираться на память прошедших дней. Только слишком тихо и безлюдно. Все же со стороны оба видели в этом месте жизнь, поэтому и решил пойти именно сюда, к простым людям. - Не нравится мне здесь, давай пойдем отсюда? - первой тишину прервала Моринь, но вопреки своим словам прошла во двор, осматривая небольшую площадку и прилегающие к ней строения. - Ферма выглядит вполне обустроенной, если не считать того факта, что, скорее всего, на ней никого нет, - Он постучал достаточно громко в дверь, но ему никто, как и ожидалось, не открыл. - А где же тогда хозяин? - осмелевшая девушка прохаживалась по остальным строениям в поисках владельца или владельцев. - А мало ли, что может здесь быть? Они могли уйти на охоту или же, судя по загону и отсутствующему в нем животному, пасти скот или же его искать. - Может, те собаки просто заблудились или же там был хозяин? Тогда он скоро появится, я надеюсь, - старалась найти более безобидное объяснение девушка. - Возможно, - пожал плечами эльф и дернул ручку, на свое удивления открыв дверь, - а вот это уже интересно. Дом оказался незакрытым и пустым. Достаточно оснований для подозрений фермы и призрачных хозяев вместе с собаками в чем-то неладном, но это место как нельзя лучше подходило для ночлега. Оба достаточно устали от сна в неудобных позах и местах перед костром, а некоторые, как утром еще заметила Моринь, и вовсе не спали последние несколько дней, позволяя себе короткие перерывы на дневную дрему. Пока девушка готовила их спальные места, эльф несколько раз обошел ферму и территорию вокруг нее. Ничего особенного в этом месте не было: небольшие загончики, сарай с инструментами и инвентарем, некое подобие грядок. Все было вполне безобидным и к месту, если не считать пары пятен крови, которые Лис обнаружил на территории. Определить, кому принадлежала кровь, он не мог, зато мог предположить направление и примерное положение и размеры в момент ранения того, чья эта кровь застыла пятном. Нашлись и отпечатки стоп, окрашенных местами в красный. Здесь орудовали уж точно не звери, так как следы принадлежали прямоходящему мужчине, судя по размеру ноги и манере наступания на стопу, но всем увиденным эльф делиться с лучницей не стал, так как застал ее уже спящей. Самого же сон долго ждать себя не заставил - сказывалось долгое отсутствие нормального сна - мужчина вскоре сам уснул. Они просто уйдут на следующий день отсюда. И секрет этих нескольких пятен со следами не свалится им на плечи. Самой первой проснулась Моринь, предпочитая вслушиваться в окружающие ее звуки, среди которых было отдаленное лаяние собак, которое она еле могла разобрать среди шума ветра и постукивания ветвей близко растущего с окнам дерева, что под действием небольших порывов воздуха ветвями стучало тихо в окно. Уже светало, но в доме было еще темно, а потому взломщица предпочла остаться в своем нагретом за ночь лежак. За эту ночь никто из хозяев так и не появился. Так было даже лучше Скоро они покинут это место и забудут о нем, продолжив путь. Полежав еще немного, она все же встала и, потягиваясь, вышла на улицу, чтобы прохладным воздухом согнать с себя остатки сна. Невольно окунулась в воспоминания беззаботных деньков в далеком детстве, когда также маленькой девочкой выходила на крыльцо, провожая отца на охоту, держа на руках его лук. Только теперь не было дома, детство осталось в далеком прошлом, а вместо удаляющейся фигуры отца, наоборот, кто-то неспешно приближался. Или ей так казалось….
  14. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    - Я предупреждал, - все еще довольный перекидыванием бремени общения с разболтавшейся Моринь Фэлос сделал еще один глоток, обратившись к храмовнику. Звуки таверны наполнялись новыми голосами. Люди все приходили и приходили, разбавляя своим появлением этот уже подвыпивший и не очень контингент. Ноты монотонных переговоров, не выходящих у каждого за пределы их стола, в какой-то момент дополнили музыкальным сопровождением, подталкивая посетителей не только с задушевным беседам и спорам, но и к возможности немного поубавить свой тон, приобщаясь к колоритному звучанию инструментов. В этом месте оказались достаточно смелые на откровенные песенки барды, что сначала не сыскали славы у прихожан, но потом зашли на ура, когда и новоприбывшие опрокинули в себя по кружке. - По твоим словам, храмовники являются образчиками доблести и справедливости, выступающими в роли этаких рыцарей эпохи, - хлопнула в ладоши девушка, преисполненная вдохновением от собственного вывода и рассказа нового знакомого. - Сам посуди: спасаете людей от зла; обычно, носите ваши доспехи; с мечами и заветами от церкви; еще бы белую лошадь и… - И принцессу из башни спасти? Морри, боюсь это не тот образ, который стоит складывать о храмовниках. Они воины, выполняющие еще и грязную работу, которую им поручит Церковь. И по жестокости храмовая стража может не уступать любому рубаке. Я же верно говорю, Матиас? - придерживая кружку с напитком, Лис нашел опору для головы в указательном пальце поставленной на локоть руки, опустив на него свой висок, чуть откинув прядь своих волос. - Фэл, это некрасиво! - стукает девчонка своего соседа по скамье в бочину, - Храмовники много раз помогали людям и, как уже подтвердил Матиас, ловили опасных малефикаров, что магией крови могут призывать демонов! - Да, но это не мешает им пачкать руки на других заданиях, Белка, - хватает за руку и, несильно заламывая, возвращает хозяйке на привычное место, кладя ее ладонь на стол, - Пусть совершенно непонятно: будут ли беглые маги или те же малефикары творить зло. Эльф признавал магию как источник опаснейшей силы, но также считал, что не все маги должны сидеть в башнях. Отсюда его круг знакомых разбавляли и некто, обладающий магическим даром. Да, все они - отступники, но кому это мешало? И сама Белка сейчас молчала о знакомой, с которой учитель ее познакомил по вынужденным и весьма печальным обстоятельствам, что означало: Моринь не заведет разговор про знакомых отступниках. Хотя девушка уже забыла про это. Реакция на высказывания о причине серьезного повреждения руки храмовника была предсказуемой: Белка захихикала, но старалась сдерживать эту реакцию, поджимая губы. - Прости-прости, это печально, но я представила, как среди этого “много чего” могла быть и обычная кочерга. Странный вывод, - смеятся над опасной работой мужчины ей было стыдно, но сама формулировка просто вывела из равновесия, в котором, если признать честно, лучница не так уж и часто находилась. Новые знакомства дали ей глоток свежего воздуха. Она любила быть в компании Лиса, но вот разбавить его общение кем-то другим было приятно. Особенно, если девушка симпатизировала собеседникам, а то часто бывало так, что от общения с разными инкогнито на черном рынке очень хотелось натравливать на них свору голодных собак или же просто высказывать все в лица, которые Моринь не видела бы еще очень и очень долгий промежуток времени. - Мы предельно осторожны с нашей охотой. Да и проводим много времени в лесах только в пути, а так стараемся держаться ближе к поселениям. Но скажи мне, Матиас, где сейчас безопасно? Даже та толпа, что столкнула обворожительную Жеан с вами, могла унести чьи-нибудь жизни, - “Или это я кого-нибудь из них бы убил”, - продолжил мысль эльф, - Но ты прав: в лесах сейчас все опаснее, к превеликому сожалению. А Моринь не побоялась повестись на поводу у любопытства и обернулась в сторону, куда смотрел сейчас их новый знакомый. Лицезрев картину того, как сослуживцы храмовника старались привлечь внимание молоденькой конопатой девушки, пархающей между столиков с подносом, как и ее подруги, образ рыцарей в ее голове, который та возвела в один миг, внезапно померк. Теперь люди, сидевшие за круглым столом, дружно выпивая свою пинту пива или еще какого-либо горячительного напитка, отличались от остальных завсегдатаев таких таверн только заведомо подготовленной информацией о принадлежности к ордену. Но они все были вместе, а Матиас сидел здесь. И в этом лучница чувствовала несправедливость. - И среди них у тебя нет друзей? - повернулась девушка обратно, спросив с осторожностью и сожалением одновременно, - Знаешь, тогда мы будем твоими друзьями здесь! - Угрозы пошли, Матиас, - издевательски вставлял эльф еще одну шпильку в наивность и открытость Белки, - Теперь ты в ее списке. Могу лишь обнадежить, что не первый, - смеется и отпивает еще немного. На следующую реплику сидевшего напротив храмовника Моринь напряглась, нахмурилась и подставила кусок сладкого яблочного пирога, с таким же хмурым лицом взирая на Матиаса. Этот день был слишком хорошим, чтобы одно из лиц, на которое смотрела Белка, было слишком кислым для общения. Чтобы избавить пленника дурных мыслей от оков хмурости, и предпоследнего куска пирога было не так жалко. Чтобы не есть лакомство, Моринь тихонечко умыкнула корку хлеба у Лиса и зажевала ее, похрустывая, и осознавая, что за это мелкое проказничество на нее уже смотрит пара медовых глаз, и ловкие пальцы щипают за бедро. - Я же говорил, что она угрожает быть другом, - Лис заботливо пододвинул к ней тарелку с еще сохраняющим в себе тепло хлебом, взял масло и осторожно смазал пару ломтиков для ученицы. А общий градус выпитого алкоголя преодолел уже отметку, пройдя которую люди ищут выход энергии посредством кулаков, не задумываясь о том, что оружие боя может промазать и найти совершенно непричастную ко всем разборкам жертву. Если эта черта была присуща сильному полу, то прекрасная половина таверны, окутываемая пьянящей пеленой крепких напитков, которые так нехотя и с показательной скромностью нимали с подносов, хмелея, выходили из-за столов ради того, чтобы закружиться в танце, показывая свои стройные ножки и пластику движений. Даже, сидя спиной к танцующим девушкам, путники могли понимать происходящее позади благодаря веселым выкрикам и ритмичному удару каблучка о пол. Свидетельствуя этому танцу лишь своими ушами, Белка тихонечко отбивает ритм этого незамысловатого танца, прибавляя дроби с каждым зазывающим криком барышни. Но она отвлеклась… Жеан была, действительно, из тех женщин, что вызывали восхищение. Даже сейчас ее простой, казалось бы, наряд компенсировался ореолом солнечного света, придающего этой воительнице, что командовала таким количеством людей, божественные черты. Да, в этом потоке солдат, вытягивающихся ровным строем за своим командиром, несомненно, были те, кто возводил ее на пьедестал обожания. Также были те, кто трепетал и боялся этой энергетики, которую несла Жеан. Моринь же просто была в восхищении, а вот Лис, помимо отпускания ненавязчивых комплиментов, следил за каждым ее действием, словно любопытный ребенок, но, зная учителя, ничего тот никогда просто так не делал: будь то слежкой за кем-то или же простое приглашение прогуляться. В первом случае он обязательно собирал информацию для успешного дела, а во втором внезапно устраивал нападение на свою подопечную, чтобы еще раз показать, насколько важно держать ухо востро. На благодарность Жеан девушка лишь скромно, словно в секунды растеряв всю смелость и живость от голоса, кивнула. На вздох Матиаса от количество яств, дожидающихся своего часа в тарелках, горшочках и бутылках с вином, Жеан поспешила переубедить того, рассказывая о трактире, чье название было несомненно знакомым для эльфа. Самому отведать дивных блюд, что подавали в сказочном заведении, не довелось, но вот некоторых клиентов можно найти не всегда на черном рынке. Приходилось захаживать в самое сердце столицы за информацией, но вот, видя опущенные глаза протеже, Лис усмехнулся, вспомнив, как она стащила с их кухни однажды пирог. Кажется, на его глазах рос настоящий монстр. Белка сжала губы и загадочно улыбнулась, понимая причину реакции ее учителя. - Никуда, - на широкую улыбку Моринь отвечает также открыто, - Мы отдыхаем от наших дел, а учитель меня еще и тренирует. Потом, может, направимся ближе к столице, а сейчас можно просто посмотреть страну. Лис ничего добавлять уже не стал, потому что ничего лишнего его протеже не сказала в этот раз. Стоило лишь теперь поддержать тост влиятельной госпожи своим кубком, заведомо обновив его содержимое. Последовав примеру людей за столом, единственный представитель эльфийской расы отпил где-то половину. - Вилкой в глаз поросенку через всю таверну? Это невозможно!? - воскликнула лучница, кладя нетронутый второй кусок хлеба с маслом обратно на тарелку. - Но кто-то вилкой в глаз, а кто-то стрелой с красящим наконечником в пах…. Бедный Эстебан. Немой вопрос застыл на ошарашенном лице девушки, на что Лис лишь снова улыбнулся. А после обещания лицезреть в скором времени один из турниров для Матиаса от незнакомца, эльф, видимо, поймав прекрасное настроение, поддержал разговор о меткости предложением: - Так давайте устроим состязание по стрельбе из, скажем, лука? В качестве приза можем выбрать символическую плату. Например, если Белка проиграет, то я расскажу историю про цветные наконечники и Моринь. - А если я у тебя выиграю? - полушипящими звуками выдавила вопрос девушка, стараясь приподняться, чтобы быть выше ростом, словно дикий зверек. - Будешь освобожденной от внезапных проверок на две недели, - судя по застывшей фигуре перед ним, разбойник понял, что попал в точку с поощрением. Стрельба из луков для них была чем-то обыденным, но все менялось, как только кто-то решал вводить ставки. Соревновались на что угодно, будь то простым обедом или же вещь из награбленного, которая понравится победителю. Последнее применялось редко - слишком опасно держать вещественное доказательство преступления, - но было. Сейчас спорить на еду и добычу глупо, так как оба наелись, а из украденного в кармане лежал лишь мешочек со звонкими монетами, зато присутствовала неудобная история и спокойные недели в дороге. - Вы с нами? - эльф посмотрел на противоположную сторону стола.
  15. Библиотека напоминала лабиринт своими шкафами-стенами, срывающимися теперь уже в практически кромешной тьме, уводя взгляд вглубь этой комнаты? Или же своими закутками она напоминала улочки жилых кварталов ферелденских деревень, в которых скрывался то побитый палками за провинность пес, зализывающий раны, то лица, что требовали для своих дел тишину. А еще чаще в закоулках царила пустота и стены. Только защита людей от лишних глаз постоянно была обшарпанной и потускневшей. Здесь же стены наполнялись величием трудов разума и вдохновения. Достаточно мощная и впечатляющая твердыня для лабиринта. Несомненно, наступит утро и подобное впечатление пропадет благодаря ясному взору на каждую прорисованную солнцем полку. Тогда придут другие: те, кто может по достоинству оценивать не размеры этой комнаты, но ее содержание. Незваным посетителям библиотеки в этот поздний час, впрочем, также не интересны содержания полок, когда их вела сюда причина другая. Моринь на секунду подумала, что эльф также предпочтет отсидеться во мраке средь шкафов и книг, но Зевран оставаться в стороне не желал. “Самоуверенности ему не занимать”, - улыбнулась лучница, продолжая сохранять полную неподвижность, вслушиваясь в то, как он одним своим предложением, возможно, вгоняет в краску одного из участников разговора. Слушать подобное было сродни развлечению, если учитывать, что эльф все мастерски переводил в игривость. Правда, про кладовку на первом этаже она поняла не сразу, а когда поняла, то наклонила голову и с осуждением посмотрела в сторону разворачивающейся аферы, словно могла там кого-то увидеть сквозь большой шкаф. Отослать парочку этажом ниже, открыв, казалось бы, по большой любезности укромное место, куда уже мог спешить молодой стражник, подняв злобного командира с постели для обличения правонарушителей, являлось решением неправильным, подлым. Но стоит признать, что Моринь отменила его очень хитрым и даже гениальным. Вряд ли сама взломщица додумалась бы до такого поворота, так как при первом же звуке предполагаемой опасности поспешила последовать наставлениям учителя и своим профессиональным инстинктам, скрывшись с места ее недавней дислокации. А вот бывший Антиванский ворон, напротив, решил первым нанести “удар” и не прогадал. Как только дверь тихонько закрылась, Моринь, не брезгуя задевать во тьме закоулков из стеллажей предметы разной, судя по отголоскам боли, весовой категории, приблизилась к свету. Да, ее неуклюжесть была ничем иным как влияние волнения, но это никак ее не избавляло от смущенного взгляда серых глаз в пол. - Решил подставить милых влюбленных, раскрыв их “маленький секрет” внезапному патрулю, - цокает языком и чуть приподнимает уголки губ, - Я бы сказала, что коварности тебе не занимать, но, признаться честно, это чертовски хороший ход. Теперь у того, кто преисполненный долгом захочет проверить кладовку с ветошью, - задание смешно звучит - добавиться еще одна картина в копилку неловких ситуаций, хотя пара может и не смутить хранителя правопорядка, а на строгий вопрос о выборе столь странного места для уединения указать на советчика, что находился в библиотеке. Вряд ли за такой проступок вся стража ринется в обитель книжных завсегдатаев, но вот проверить на всякий случай могут. Но эльф об этом и думать не хотел, расслабленно наблюдая за тем, как она принимает свое уже нагретое место. Лучница вздохнула, формулируя недолго свой ответ на слова о ревности: - Я думаю, что это чувство собственника, - пожав для себя же плечами, Белка продолжила, - хотя тут нужно спрашивать у самого учителя, Зевран, но, чует мое нутро, что исход будет непредсказуемым. На лице промелькнуло озарение и тут же тишину после ее слов нарушил смех: - Хотя предполагаю исход для себя, если спрошу у него такое, - прикрыв ладонями рот, чтобы заглушить внезапные порывы веселья, пусть она и считала, что это нервный смех, блондинка продолжила, - На следующее же утро я окажусь сброшенный в сугроб из любого окна в этой крепости. Но мы отвлеклись от разговора о твоем положении... Гильдия наемных убийц является одной из самых знаменитых и опасных организаций, оказывающих такие услуги. О них многие знают, о них многие говорят и многие боятся. Ведь ты не можешь знать, кто отвечает тебе добрым словом и приглашает на бутылочку вина. Одним из немногих факторов, снижающих страх перед этими наемными убийцами, проявлялся в неприличной цене за убийство, а потому простым бродягам, воришкам или же мелким дворянам бояться было нечего - не станут же те, кому под силу оплатить “ворону”, тратить столь ценный шанс на них. - Ну конечно! Эти грандмастера были глубоко оскорблены твоим поступком, - театрально схватилась за сердце, изображая наигранное сожаление, - поставившим их в очень нехорошее положение. Но вот тот факт, что тебя до сих пор не могла поймать целая гильдия, вызывает у меня несколько предположений: либо ты непревзойденный мастер ухода от погони; либо твоя гильдия не так хороша, раз не может поймать тебя до сих пор; либо твой побег не в списке первостепенных задач. Бывший Ворон и живая легенда, как бы помпезно это не звучало. Каждый, кто помог Герою Ферелдена покончить с Пятым Мором, считается героем. За эту сотню лет мир уже переживает вторую катастрофу. Мор был сдержан и закончен со смертью Архидемона, а нынешние события больше похожи на уничтожение мира. И причиной опять стало порождение тьмы. - Тут ты приуменьшил немного, - прогнала мысль о всеобщем апокалипсисе прочь, занимая свой разум словами Зеврана, - в команде Айдана Кусланда, насколько мне известно, были те, вклад которых, думаю, весом. А ты еще и первоклассный убийца, если я не ошибаюсь в суждениях, - теперь уже блондинка рассматривала вновь эльфа с неприкрытым интересом и хитрющей улыбкой, - поэтому парочкой порождений тьмы ты не ограничился. - Мы не очень интересная цель, Зевран, наш путь достаточно банален, пусть и непрост. Нет, сейчас мы прибыли из Орлея, но родом я из Ферелдена. Мою деревню сожгли порождения тьмы, - ноготь большого пальца руки из-за воспоминаний впился в указательный, - поэтому мне пришлось бежать в Орлей, а про родину учителя ничего не знаю - он ничего не говорит. Но, если уж так хочешь послушать, можно раздобыть немного вина. И я, кажется, обещала тебя угостить в благодарность за спасение. Устроив ладони на коленях, девушка нашла в них опору и собиралась отстать от потерпевшего неподобающее обращение стола, но, изобразим мыслительные процессы на лице, зависла на пару секунд, а потом выдала: - Надеюсь, что учитель уже ушел из таверны, чтобы мы могли спокойно сходить на вином. Хотя я предпочла бы глинтвейн, но вряд ли этот напиток подают тут. Вот тебе мое предложение, но решать тебе.
  16. Если быть честными, то никому не хотелось идти в лес. Люди, что были разбросаны по таверне наряду с хмурым, как туча, хозяином этого заведения, что, конечно, живет на втором этаже этого небольшого дома, было страшно. Правда, этот страх не мог сравниться с ужасом тех, чьи дома стояли у леса. Каждый раз с замиранием сердца прислушиваться к звукам природы, доносящимся из леса, отсчитывая секунды своей жизни, которые проводили поселенцы в диком страхе. Трактир стоял практически в сердце деревни, окруженный постройками. Ради него выходцы магической природы не станут идти дальше домиков, где и так жили достаточно сладкие по запаху дети. У самого мужика либо не было ребятишек, либо они на момент прихода групп, уже сидели в подвале за бочкой пива, ожидая команды родителя. Сидели ли с ними в объятом теплом и светом помещении те, кто кинулся в лес, небезразличным маршем, откликнувшись на зов о помощи? Если да, то боялись ли они встретиться лицом к лицу с чудовищами? А встретят ли они там именно чудовищ? Сомнения зародились и вышли наружу с голосом Крэма, что мерно и без всякого стеснения ковырялся в зубах чем-то неровным и шероховатым. И было видно, что в речи с серьезности оттенками сомнения и несогласия с остальными - с Лисом в частности - союзники нашли зерно правды. Эльф хмыкнул и покосился на юношу, потом на Мину и остальных. Признавать неполноту его информации или же ошибки в предположениях эльф умел и делал. Нет смысла в гордости и упертости, если от них гирьку на весах жизни толкает к печальному раскладу. Те, кто хочет жить, должны уметь признавать ошибки и принимать их, иначе твоя упертость выйдет боком. - Благодарю, - ехидно и с толикой яда на языке отреагировал Лис. Признавать ошибки умел, но жутко ему то не нравилось, - Я понимаю твою позицию. Но узнать больше и подробнее мы сможем, когда сами пойдем в лес и увидим либо следы зверей, либо людей, а еще, если повезет, узнаем об этом от Старосты. Здесь, действительно, что-то не так, но раз были указаны оборотни, то и говорить нужно про оборотней. Если этот парень прав, то становится еще интереснее. Если оборотни не могут скрываться в деревне, то могут ли это делать другие неизвестные? И кому нужна девочка? Нет, неверный вопрос… для чего? Радану же пришлась по душе идея эльфа, на что листоухий ничего не ответил, лишь еле кивнул. Предложение Радана он принял с одобрением. - Согласен, отдых лишним не будет, - он впервые за все это время принялся за свою кружку, отпив прилично, изводя в своем горле сухость. Нет, говорить он никогда не боялся, но сейчас, как назло, оно пересохло именно на том моменте, когда Лис обратил внимание на молодую магичку. - Белка? Нет, но я думаю, что не стоит за нее волноваться, - последнюю часть он уже договаривал, обращаясь к Радану. Мужчина был спокоен и, казалось, безжизненен, с четкостью движений и безмерным спокойствием в лице. Лис смотрел на него, когда Радан отправился к воинам, заключенным в броню. Внушительная сила и жесткость, но приказом проявлял неожиданные приступы заботы, отправляя за его напарницей аж трех солдат. Очень лестный и располагающий жест, но не в случае с Моринь. Девушка идет не цветы в лес собирать, а нарушать частное пространство, влезая в чужие дома. И про этот расклад он знал еще с самого начала, так как даже его иногда наивная Моринь знает, что никто в этом отчаянье и мраке не откроет, не ответит - боятся абсолютно все! Эльф казался черствым сердцем и безразличным к ней, но лишь казалось так. Никто не знает, насколько сильно каждый раз нападали на него переживания, но риски без причин не совершались, и будь то обычная лишь взломщица, что не росла все эти десять лет рядом с разбойником, не отпустил бы, сказал сидеть и не высовывать свой нос. А Моринь росла… росла с ним вместе и раскрывалась, поэтому он отпускал ее. Опускал и знал, что она может остановиться и уйти, не перешагнув черту опасности. На улице было сумрачно и холодно. *** Одинокая девица невольно схватилась за плечи, потирая их активно руками. В плаще тепло, но атмосфера, подкрепленная жутковатой историей про оборотней, похищающих детей, проникала холодом сквозь одежду. Действовать одной было удобно и практично: никто не будет тебе мешать, а также не увидит природу твоего занятия. Атмосфера - всего лишь атмосфера, и страшных силуэтов Белка все еще не видит. Зато сзади нее, сопровождаемые слышимыми шагами и лязгом металла, показываются силуэты другие. Солдаты, что вышли вслед за ней. “Кто послал? - пыталась соображать Моринь, - Один из новых знакомых?” Плохо. Если бы деревня не была такой безлюдной и мрачной, можно попытаться сбежать по крышами или же скрыться в толпе, но тут никого нет, да и крыши просматриваемы. Думала она, что им приказ отдали, что заставит их разойтись путями. Но они упорно шли за девушкой, следили. Напрягало, но не так теперь уж страшно. Деревня еще больше походила на те, о которых рассказывали в страшных сказках. “Вот приходит чудовище каждую ночь и забирает непослушное дитя, что, ослушавшись родителей, чудовищ не боясь, вышло из избы родительской гулять, и фонарей здесь не видать”, - почему-то вспомнилось девушке, что сейчас брела вдоль улочки, присматривая дом, в который она, миниатюрная Моринь, смогла бы проникнуть. И - о удача - дома не были с изощренной защитой. Если честно, не в каждом дворе слышался лай собак или же эти животные боялись. Знает лучница: оборотней выдают собаки, чуящие монстров в человеческом обличье, - и думала, что после пропажи девочки должны люди обезопасить себя. Может, животные в домах? Не проверишь - не узнаешь. Ринуться в пучину работы форточницы мешали эти трое. Бежать по улице открыто - глупость и лишнее внимание тех, кто по-возможности наблюдает за ними. А дом с тусклым светом от свечи был отмечен. Необходимо было оторваться или сделать так, чтобы они за ней дальше не пошли. Поглядывала девушка на небольшие зазоры калитки и достаточно низенький заборчик. Перелезть через него - не поймают наблюдатели, а там уже разберется. Моринь остановилась всего на секунду, дождавшись, пока ее сопровождение не сбавит ход до самого минимума, а потом резко рванула к намеченному зазору между двумя заборами домов, ограждающих территории от улицы. Пробежав между ними она завернула за угол. Уцепившись за деревянные зубья забора, разбойница нашла упор в параллельных земле досках, составляющих декоративный элемент, и одним рывком подтянула себя вверх. Еще один резкий рывок, работа быстрая руками и ноги бесшумно соприкасаются с землей. Отлично! Солдаты могут знать, где она, но не станут же гремящие доспехами мужчины устраивать охоту, вламываясь в дома людей, чтобы найти девочку? И зачем вообще они здесь появились? Моринь справится. У избы с ее стороны была дверь, ведущая с заднего двора во внутрь. Осмотревшись, разбойница подкралась к ней и проверила замок - закрыто. Взламывать - не вариант, так как хозяева не глухие и уж точно услышат. Проверив обитателей через окна, Моринь составила список живущих: старушка, женщина средних лет и девчушка совсем небольшая. “Потенциальная жертва”, - нахмурилась лучница, уже видевшая вход. У самой крыши была небольшая щель, служащая вентиляцией дому. Слишком маленькая, чтобы пролезть тем же храмовникам, но. оставив лук и мешки, у девушки есть хорошая возможность. Спрятать вещи и залезть на стену было не так трудно, как, например, найти себе укрытие, чтобы трио не подняло крик на всю деревню, выдав ее с потрохами. Были сделано несколько бесшумных шагов в сторону деревянного шкафа и, затаившись во мраке дома, стала ждать. Помещение было устроено таким образом, что девушка спокойно могла найти себе другие укрытия: небольшая яма для хранения заготовок, сундук и скамейка с вышитой канвой. Прикрываясь длинной тканью с вышивкой, которую изучали серые глаза, Белка навострила свои уши и вслушиваясь в любое слово хозяек. Безопаснее всего было оставаться как-то в том окне, но ветер не дал бы расслышать человеческую речь. От женщин ее отделяла бревенчатая арка, дробящая помещение на две зоны. “... как бы они не вернулись снова, Анна, что же твориться такое? Я всю жизнь жила рядом с этими лесами и ни разу не слыхала о такой наглости оборотней. Какой ужас”, - скрипящий голос принадлежал старухе, что пряла, сидя у той самой свечи, что горела на внешнюю сторону улицы. “Забирают, как я слышала, молодых девочек и девушек. Нюта в опасности. Хотелось бы мне увезти ее отсюда, но куда? С момента ухода Стефана я как без рук”, - голос достаточно молод, принадлежит второй женщине, что сидела ближе всего от двери и протирала плошки потемневшей тряпицей. Голоса маленькой девочки Моринь слышать не надеялась, так как спала она на лавке, укрытая большой шкурой, в тот момент, когда ее и приметила лучница. А мать продолжала: “И старосту нашего жалко. Дочка была ему дороже всей жизни… Что он теперь будет делать?” - голос осип и выражал глубочайшее сожаление. “Слыхала, что сюда заявились солдаты Инквизиции? - явно с неодобрением проговорила бабка, -Пришли амбалы с помощью к… а это кто там у нашего дома?” - голос старухи переменился с успокаивающего тихого на более возмущенный и воинственный. Она заметила солдат? Неужели они продолжали пасти ее рядом с этим домом? “Хм? - по шороху Моринь предположила, что Анна сдвинулась с своего места, - Патрулируют округу, наверное, матушка. Ничего удивительного. Они же пришли навести порядок”, - вернулась снова на место. “Помогут ему, Анна, как же! Знаю я эту помощь. Только идут все в рекруты к ним и помирают. Толку от них мало”, - не унималась старушка, на что Анна лишь отвечала, что Стефан ушел в Инквизицию добровольно и, возможно, еще жив и здоров. Дальше диалог ушел в сторону житейских проблем. Надо сказать, Анна умеет мастерски сменять темы, что ее собеседница не повышала голос и не будила своими возмущениями ребенка. Ничего ее вторжение не дало. Про цель озвучено было все, чем поделились союзники. Зато теперь взломщица знает, что в Инквизиции есть некто по имени Стефан. Пора выбираться. Ждать удобного момента пришлось долго, но, как только все затихли в главной комнате, девушка спокойно вернулась на улицу тем же путем. Накинув на себя свой плащ и вернув на место лук, Моринь, опасаясь, что кто-то из этих женщин мог посмотреть в окошко на улицу, побрела со стороны внутренних дворов маленькой дорожкой прямиком к таверне. Возвращаться с ничем было очень стыдно, но пропадать на улице всю ночь ей не простят, а потому лучше попробовать снова, но в другой раз. Про солдат она забыла совсем. Вдруг они уже вернулись к своему капитану?
  17. Здесь было все и ничего одновременно. До начала войны “черные рынки” встречались постоянно, давая обнаружить себя знающим его вход путникам, на том же самом месте. Но после объявления краснолириумной заразы и разрыва в небе, который все так по-философски называли Брешью, с карты,- о которой знали лишь немногие, которую помнили и держали в голове, никогда не рисуя поверх обычных карт, - стерли половину небольших скопищ предпринимателей и торговцев информацией. Но жажда наживы и желание купить или продать товар, который недавно был во владении какого-то нибудь богатого дома; висел на шее прекрасной дамы, флиртующей со своим пажом; или же обнимающий палец престарелого господина; всегда найдет место, где соберутся те, кто обитал на уничтоженных рынках. Нет, подпольная торговля все еще жила в крупных городах, но и локальные пригородные места нельзя было сбрасывать со счетов. Торговля - вещь живучая, потому что завязана на деньгах. И на таких рынках деньги большие. Не всегда эту информацию можно отнести к мелким рынкам, но богатые города Орлея таят в себе целые коридоры незаконной торговли. Там можно купить все, что душе угодно. Некоторые реализовывали даже магические предметы. Также поговаривали, что есть в ответвлениях, куда даже не каждый вор или торговец информацией мог войти, рынок рабов. Но вот уже там располагались покупатели более обеспеченные и высокие чином с родословной. Здесь же надеяться на роскошь не стоит, держа во внимании расположение рынка и его непостоянство. Ждать пришлось достаточно, чтобы попасть сюда. Как уже было сказано, не все места сбыта остались целыми после 41-го года. Для двоих разбойников этот островок стал третьим на карте Орлея - два других перестали существовать. Была темная ночь, когда они переступила порог трактира. К большой радости, здесь они смогли дождаться рассвета и встретить их давнего знакомого с “черного рынка” Вал Форэ, Эстебана. И как только глаза поджарого высокого мужчины средних лет увидел парочку, присутствие разбойников в таверне не могло оставаться инкогнито, потому что через секунду же раздалось: “А кого занесло сюда!? Лиса и его маленькую Белку!” - он раскинул руки и угрожающе двинулся на только что спустившихся путников со второго этажа. Лис дружелюбно оскалился и похлопал по спине, заключенный в объятьях, мужика. Эстебан был одним из немногих людей, кому доверял наставник. Ну не совсем доверял, но за кинжалы не хватался при таком быстром приближении его тела к нему. Не долго черноволосый мужчина, одетый в доспех из дубленой кожи, мучил эльфа. Уже через несколько секунд в его руках оказалось лицо спутницы Лиса, Белки. - Ну здравствуй, милая Моринь! С нашей прошлой встречи ты почти не изменилась! Только, - он потрепал ее бесцеремонно за щеки и хищно улыбнулся, - схуднула немного. Лис, ты ее хорошо кормишь? А? - Не жалуюсь, - недовольно бурчала блондинка, упорно пытаясь освободить свои щеки из плена цепких пальцев, но ничего не получалось, - Отпусти меня, Эстебан. - Какая ты у нас серьезная, - продолжает трепать ее за щеки, - Иди за меня! Я тебя не обижу, буду холить и лелеять. Исполню любое твое желание! Или уломаю Лиса тебя продать! Моринь отшатнулась и хотела уже заехать промеж ног общему знакомому, но ее остановил эльф, перехватив руки Эстебана, из-за чего девушка оставила атаку несовершенной. Мужчина был поставщиком информации, но некоторые поговаривали, что в Вал Шэвэн он держал небольшой притон, под прикрытием которого работал один из немногих рынков торговли людьми. Но, судя по его наряду, эта информация была ошибочной, либо он хорошо скрывал свою деятельность. Хотя два внушительных громилы, что были выше даже самого Эстебана не позволяли усомниться в том, что деньги у этого зеленоглазого мужчины водились немалые. - Моя напарница не продается. Да и она тебя отравит при первой же готовке, - убрал руку свою Лис и притянул лучницу к себе. - Она не будет готовить, эльф, будет лишь есть виноград и… - не договорил он. - И следить за твоим борделем? - осмелев рядом с учителем, вступилась за себя же Моринь. - О нет, Морри, если хочешь, могу тебе его подарить! - не унимался мужчина. - Нет, мне и с Лисом хорошо на воле, - постаралась пресечь дальнейшие разговоры на тему отношений девушка. - Ну как хочешь. Я готов ждать. Если бы мне не требовалось уходить сейчас, поболтал бы еще с вами, мои пушистые. И ты не скрылась бы, душа моя. После недолгого разговора следовало недолгое прощание. А этим временем в помещении народу прибавилось. И народ этот пришел точно по адресу, судя по мешкам и очень уверенному взгляду. Коллеги по работе или конкуренты. За свою добычу они получили в этот раз скромно. Но вот у этих ребят куш богаче и больше. Пока Лис направился к торговцу информацией, что занял свое привычное место за столом, чтобы разузнать про возможность подзаработать, вытащив какую-нибудь дорогую вещь, Моринь устроилась у стойки, ожидая завтрак, который им по старой дружбе оплатил Эстебан перед уходом. Лис знал здесь далеко не всех, поэтому осторожничал, посматривая на знакомого скупщика и недавних гостей рынка, параллельно слушая перечисления заказов. - Не густо, - подвел итог услышанному эльф, анализируя в голове возможные варианты событий - Война же, Лис, - объяснял ситуацию человек в маске, что раскуривал дорогой табак в своей трубке, - Есть, конечно, тут одно дело: вы можете вернуться в Вал Фирмен, где расположилось поместье, Красный лепесток, одной очень влиятельной особы, у которой есть … - его перебили, вогнанным в дерево стола ножом у самых его пальцев. - Думаешь, что я не знаю, кому принадлежит поместье Petale ecarlate? - он притянул его за воротник к себе и сощурился, изучая прорези для маски, - Думаешь, что можно просто так обокрасть командующую армией? Мужчина закашлялся от неожиданности выронив трубку с табаком, что достаточно громко ударилась о пол, сопровождаемая звуками чуть тише. Лису было бы все равно, какой вельможа живет в помпезном доме, но Красный лепесток принадлежал особе, что вызывала трепет практически у всех, кто хоть что-то да слышал о ней. - Но сейчас она на войне, а там практически никого нет, - он неудачно улыбается, - Бери все легко и просто, Лис. Вы мне очень нравитесь, у вас не было еще ни одного провала, а вещь стоит немало. Я готов заплатить за нее цену еще как до войны. Такое не упускают. Морин к этому моменту уже стояла напротив этой картины в недоумении, но Лис не замечал ее присутствия и растерянного лица, продолжая: - Сейчас идет война, а те, кто борются против армии ублюдка, возомнившего себя Богом, не должны приезжать в дома и понимать, что народ, который они защищали, обокрал их. - Какие громкие слова для того, кто еще год назад готов был императрицу ограбить в угоду нищих, - ехидная улыбка и ощущение, что хватка эльфа слабеет. Поставщик знал, что его ударить здесь никто не может, поэтому сегодня его тело останется целым, но на всякий случай добавил, - Не горячись, Лис, я не со зла.
  18. Ну да, все в порядке. Он даже подмигивает ей и улыбается. Но только после своей минутной слабости она чувствует, что теперь уязвима. Самолично показала брешь, которую время еще не закрыло, которую столь немногочисленный в ее жизни алкоголь не залил, а разговоры с незнакомцами и подельниками на черном рынке не смогли помочь отвлечься окончательно. Нет, это не то воспоминание, которое слезами катится по щекам и тянет руки к бутылке. Это воспоминание вызывает тоску и гнев, и накатывающее безразличие одновременно. Вот и теперь она снова хитро смотрит на эльфа и улыбается. Боль затихает мгновенно, оставляя лишь размышления о своей безопасности. - Поверь, эта компания оставит неизгладимое впечатление, - она снова убрала косу назад, непроизвольно давая понять, что говорят сейчас про важную для нее тему. Надо сказать, Лис с удовольствием посоревновался в остроумии, сарказме и даже принял бы участие в каком-нибудь споре, но сейчас она не уверена в этом. Они очень давно не пускали в свою компанию кого-то не по работе, кроме Паулы, что работала в публичном доме и частенько делилась с ними полезными данными о клиентах, когда Лис или, что чаще всего, Белка носили ей красивые украшения, хотя это было большой редкостью, так как умная жрица любви предпочитала украшениям монеты - так и распорядится ими можно, и не быть уличенной в краже драгоценной висюльки у жены клиента, - Только я не знаю: захочет ли он бысть в компании подобного собеседника. А вдруг заревнует? Для девушки Лис, не взирая ни на какие моменты их жизни, будет важнее всех, кого она повстречает. Наверное, выше сможет встать только Создатель. А как же еще ей относится к тому, кто заменил ей всех родных, кто стал всем миром, кто помог преодолеть многие страхи, кто утешил ее? Это все Лис. каким бы он сейчас не был, девушка будет отвечать на вопрос: “Кто лучше?” - однозначно и односложно. Но с этим эльфом она вела что-то вроде игры, потому что его манера общения сама к этому располагала. И все же было интересно послушать разговор двух эльфов. Они много знают, много пережили и на многое имеют свое независимое мнение. А когда оказалось, что перед ней не просто эльф с дороги, а бывший антиванский ворон, разговор заиграл новыми нотками. То, что мужчина прибыл из жарких стран, было понятно невооруженным взглядом, но вот то, что этот Зевран состоял в ордене очень серьезных и опасных убийц, а потом сбежал, предвещало очень интересную историю. - И что же рулетик с бренди сделал такого для Антиванских Воронов, что они охотятся за тобой? Мучного с алкоголем захотелось? - она сощурила свои большие глаза и постучала ноготками по столу, но потом ее улыбка медленно перешла в плотно сомкнутые губы, а объект наблюдения сменился, переключившись на ее носки, - Сенешаль Лелиана, - медленно произнесла она. Что-то ей это напоминало… Какие-то рассказы, может. даже сказки… А вот про что? И это однозначно рассказывалось со слов не наставника, но других. Черный рынок Джейдера и постоянные рассказы о Море, Герое Ферелдена, спутниках… Она встретила окончание Пятого Мора в Лаидсе, но некие обстоятельства вынудили вернуться девочку и ее учителя в Джейдер. Там слухи про победителей Мора витали в каждой таверне, у каждого старца на устах и, конечно же, у распространителей сплетен на черном рынке. Там девочка грела свои ушки, пока ее еще не полностью изученный спутник заходил в жутковатые помещения и общался со странными для нее людьми. И складывается мозаика, тем более, что о сенешале Скайхолда знали все - это былоа не тайна, зато Зевранов на этом свете могло быть слишком много. Но вот один интересный факт из его биографии уже укладывал плиточку этой картинки в голове Моринь, рисуя картинку будоражащую… - Я, может, ошибаюсь, но ты, - она сделала акцент на местоимении, - помогал Герою Ферелдена во время Пятого Мора? И пауза с ее стороны проблематично затянулась ровно до того момента, как он не ответил на другой ее вопрос. Девушка хмыкнула открыла рот, но ничего не успела ответить, потому что и до ее ушей донеслись звуки шагов. Одним движением она подхватила лук, который являлся причиной их ночной встречи, потушила лампу и почти бесшумно скрылась за одним из массивных шкафов библиотеки. За эльфа она не переживала, так как уж его навыки вряд ли дадут ему быть обнаруженным. Остановившись в небольшом закутке, Моринь прислушалась к шагам…
  19. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    Казалось, что храмовник был немного нелюдим: отводил взгляд, был молчалив и, кажется, немного некомфортно себя чувствовал в присутствии посторонних. Возможно, Матиасу было бы лучше сидеть в гордом одиночестве за столом и потчевать себя хлебом с крепкой жидкостью в кружке, даже если бы перед ним сидел такой же нерешительный на общение тип, то это не так вредило бы атмосфере. А за стол к нему подсели не самые тихие люди и эльфы. Но Моринь лишь показалось это… Его ответов было достаточно, чтобы Белка зацепилась за него, с интересом рассматривая и хихикая на его слова о демонах и долге храмовника. Даже без алкоголя ей достаточно было хорошего настроения, чтобы на любую забавность широко улыбаться и вести себя достаточно открыто. А появление Жеан в их поле зрения и присоединение учителя только способствовали усилению интереса и уровня болтливости Белки. Хотя наставник и был призван для того, чтобы этот уровень постоянно снижать, но ее это не очень останавливало, если, конечно, голос Лиса не синергировал с чем-либо еще. Собеседников становилось все больше. Казалось, это место создано для того, чтобы ты был постоянно вовлечен в круговорот событий, который расщепили в неравных дозировках по столам трактира. Если ты одинок, то кто-нибудь обязательно заденет тебя локтем или найдет твою компанию интересной; если ты одинок, но вполне себе не переживаешь по этому поводу, то к тебе обязательно подсядут, привлеченные независимостью; если ты пришел один из большого скопления людей, объединенных чем-либо, то будь уверен, что для тебя также под этой крышей ждут заинтересованные глаза и приглашение за стол; если же ты не хотел ни того, ни другого, то, возможно, сам нечаянно станешь для кого-то из перечисленных обозначенной традицией судьбы. Лис понимал всю серьезность подобного стечения обстоятельств, поэтому вел себя в очередной раз осторожно, но заинтересованно. Ему, как он уже успел подметить, несомненно сильная и властная Жеан внушала, если не уважение, то понимание и признание. Опасных и сильных людей эльф уже научился распознавать, а тут и знатоком быть не нужно, чтобы сложить два плюс два. - Не стоит так меня хвалить, - еле кивнул в качестве благодарности, чуть улыбнувшись так, чтобы были видны немного его клыки, - Мою ловкость я даже не демонстрировал. Лис, надо сказать, врал, потому что в потайном кармане его куртки несколько минут как лежал небольшой кожаный мешочек. Никогда нельзя оставлять какой-либо из навыков без тренировки. Быть пойманным он не боялся, потому что кошель принадлежал одному из вояк этой прекрасной женщины, который преспокойно ушел наверх. Не стал бы трогать эльф конкретно его, понимая всю опасность, но орлесианец уж слишком высокомерно посмотрел на разбойника, а кошель так угрожающе выглядывал и просился в руки. Да и кошелем назвать его нельзя - так, маленький кошелечек. Не остался довольным Лис от такой добычи, поэтому обязательно вернет его, но потом. А сейчас пусть полежит в знак победы какого-то эльфа над сыном Орлея. Молоденькая девушка, что сидела рядом, ничего не заметила, иначе просто защипала его и давно уже испепелила взглядом. А Жеан все продолжала удивлять. В этом случае удивлять своей щедростью, посылая к их столу трактирщика, выказывая широкий жест в знак их знакомства и последующего общения. Не всякая орлейская госпожа согласится сесть вместе с незнакомцами, когда у нее под носом целый отряд из более подобающе одетых и проверенных людей. Могла бы найти множество предлогов дать отказ, но не поступила так. Командир, а присутствующие уже точно не сомневались в этом, была желанной и обласканной гостьей этой таверны, иначе лебезил бы так трактирщик перед ее статной фигурой? "Извивается как уж на раскаленной сковороде перед ней. И улыбка такая ядовитая - он также ядовито улыбнулся ему в ответ, будто бы искренне веря в его благие намерения угодить им, хотя лишь угодить себе, вызывая одобрение работой у этой златовласой госпожи, - А она и так уже давно знает, что он ее золотые носки готов языком вылезать так, что пылинки дорожной не останется!" Экая роковая женщина в своей манере и положении заставит пресмыкаться, ничего толком не делая. Такие вызывали, пусть и не восхищение у разбойника, но вот уважение - точно! А Моринь…Но Моринь…. Лис вздохнул и болезненно посмотрел начала на нее, а затем на удаляющуюся на второй этаж воительницу. У сидевшей рядом с ним молоденькой протеже с растрепанной от утренней тренировки косичкой по глазам видел Лис, что в сердечке девичьем ему придется потесниться. За несколько минут общения эта женщина уже впечатлила его спутницу чуть ли сейчас не до потери ориентации в пространстве. Потому что то, как она проводила взглядом, даже не обратив внимание на самопровозглашенного ужа и возможность легкодоступной еды любого уровня, было похоже на мимолетную влюбленность. Лучница смотрела с восхищением на вид Жеан, которая величественна и угрожающая, внушая своим видом трепет и необъяснимую покорность. Наверное, то было вызвано и ее голосом, что, пусть и казался вымотанным, звучал четко и повелевающе. Скорее всего, сероглазую даже ненадолго загипнотизировали, словно змею. Но таких змеек просто так под гипнозом не удержишь, потому что после подобного накатывающего потрясения кем-то вроде воительницы, приходит непреодолимое желание выплеснуть эмоции в виде монолога, потому что физически невозможно будет превратить нескончаемый поток информации, в котором ты делишься со всеми и так уже понятным наблюдением. Вот и почти бесшумный лепет Белки говорил об этом. Утрировать эльф не любил - опасно для дела и для общения, - но этой шпилькой уколоть подопечную ему очень хотелось. Легонько дернул - нет ответа. Ущипнул за худенькое предплечье, чтобы никто из присутствующих не заметил, - раздалось шипение. Моринь повернулась к нему, чуть ли не готовая закатить сцену, приправленную возмущением и обидой, но, видимо, помня о том, что они не одни, лишь с глазами побитого котенка кинула обиженный взгляд. - Заказывай, золотце, человек стоит тут уже давно, - в театральной манере указал он на трактирщика, который также продолжал натягивать улыбку, которую чуть подкосило, если учитывать, что он явно не оценил отношение эльфа, который, словно так и должно, передавал свои мысли спутнице. Моринь совершенно спокойно посмотрела на мужчину, которому, как ей показалось, было немного неудобно или же неприятно стоять рядом с ними. То ли от того, что у него и так много забот, а они ничего не заказывают и отвлекают, то ли он неприязни к эльфу - всем известно, что эльфов в Орлее принимают за второй сорт, - то ли от всего сразу. В Орлее девчушка жила меньше пяти лет, но многое уже повидала, влезая в дома с Лисом. Видела она и богатые позолоченные комнаты, и аппетитнейшие яства для господ, и многочисленные бутылки с винами и шампанским. Она бы попробовала все, что видела своими глазами - аппетит у подростка был завидный - но сейчас, как ни странно, ничего не хотела, грея руки о теплую похлебку. Хотя была у нее одна мысль: - А пирог у вас есть ? - С мясом или с сладкий? - он все также дружелюбно интересуется, но девушка все также спокойна. Чувствует свое превосходства и ведет себя высокомерно? Нет, не может отойти от Жеан. - С яблоками! - загорелся огонек в ее глазах. Сам же Лис заказал себе мясо и крепкое вино. Если девушка, видя ее виноватые глаза, еще думала про правильность принятия предложения об обеде за чужой счет, разбойник никак не смел винить себя, понимая, что они могут еще долгое время потом не поесть ничего подобного. - Я тоже хочу вино! - обязательно должна была отозваться Моринь на этот заказ. - Мелкая еще, окосеешь. Белкам алкоголь нельзя! - с легкой улыбкой парировал ее нужду эльф. - Тебе его тоже нельзя - нюх притупится и разум еще больше пострадает, - поспешила отбиться лучница, но дальше ее фраза: “...хвост загнется и из прекрасного Лиса ты превратишься в выхухоль”, - не была озвучена, потому что Матиас заказал себе нечто подобное. Да и показывать свою обиду в незнакомой компании не так уж было выгодно для нее. Моринь тут же переключилась на храмовника, который засиделся в одиночестве и уже начал думать о своем. Кажется, после озвучивания своего заказа ему стало, по мнению девушки, неловко еще больше. Но, оправившись от эффектного жеста новой знакомой, Матиас, словно его одернули очень сильно, вступил в диалог в бодром духе. - Интересные у вас, храмовников, методы, - она уже подперла подбородок рукой и, кажется, была захвачена полностью интересом к Матиасу, - А кого храмовая стража считает грешниками? И почему храмовники отходят так далеко от церкви? Как вообще ведется служба у храмовников? - Слишком много вопросов, Белка, - откомментировал ее интерес наставник, отпивая из большой кружки первый глоток принесенного вина, что стоило однозначно дороже того пойла. что куплено им же. Также он с сожалением поглядел на мужчину напротив, зная, что этому человеку придется очень многое рассказывать и долго отбиваться от вопросов Моринь, если той он понравится, если в нем она разглядит источник знаний. Но внутри все радовалось тому, что сейчас много говорить будет не он, а Матиас. На улыбку Матиаса Моринь реагировала крайне спокойно и с сочувствием на лице, но вот Лис сразу примерил на него роль мазохиста. Почему? Потому что чутье подсказывает. Девушка хотела поинтересоваться про неудобства и боль, но остановилась. И так было понятно, что такие травмы не приносили своим носителям ничего хорошего. Но она также безобидно хихикнула от способа рассказа про травму и продолжила: - Видимо грешники обрастают железной броней, раз тумаки приводят к повреждениям конечностей, - Моринь все также продолжала смотреть на Матиаса, изучая, но уже в ее глазах можно было уловить некую хитринку, которая горела ярким пламенем заинтересованности в глазах рядом сидящего эльфа. - Мы охотимся на мелкую и среднюю по крупности дичь! - выпалила девушка на автомате. Ее звонкий голос и легкость в общении располагали к себе. Но провозглашенный Фэлосом эльф осторожно посмотрел на Матиаса. Вряд ли в его понимании этот вопрос был задан с каким-то подозрением, но Лис помнил, что у охотников есть луки, а на их пару лук всего один. Охотник Фэлос не имел оружия, зато взломщик Лис располагал иглами и кинжалами, пропитанными ядом. Не очень охотничий набор. - Не пропадем мы, Матиас, в лесах намного безопаснее, чем на дорогах, как бы это абсурдно не звучало. А от зверья защититься сможем, - он дружески махнул рукой, расслабленно откинувшись на спинку лавки, - Лучше скажи, как сам храмовник может путешествовать в одиночку? Или у тебя здесь есть друзья? Тогда почему ты сидишь в одиночестве? Вино грело душу и тело, а карман грел небольшой трофейный кошель. Все в этом дне было хорошо, так казалось и разбойнику, и его жутко довольной сейчас первым куском пирога ученице. К тому же еще и вино с мясом не ударит сегодня по карману спутников. А виновница всего этого пиршества уже спешила показаться в поле зрения, привлекая к себе всеобщее внимание. Тут уже Лис переключается на Моринь, чьи серые глазищи смотрели лишь на одну фигуру, забыв, кажется, даже о недоеденном куске пирога. Как только запах женщины коснулся Лисьего носа, реакция Белки не заставила себя долго ждать: - Вы прекрасно выглядите, Жеан! - она подскочила, чуть не задев свой же пирог с яблоками. И тут же сильная эльфийская рука с размахом опустилась на плече, заставляя сесть. Но в лице девушки ничего не поменялось: она все также с восхищением смотрела на женщину. - Да, присоединяюсь к оценке Моринь, - совершенно спокойно добавил эльф.
  20. Еще больше расслабляется и уже показывает Моринь, что совсем не чувствует в ней никакой угрозы или же силы. Немного обидно - замечает девушка, чувствуя в себе еле ощутимое скребущееся в груди чувство обиды или же возмущения; желание доказать, что ее тоже нужно опасаться так, как она опасалась эльфа некоторое время назад. Не будь взломщица пойманной за ее же профессиональным занятием, повоевала бы Моринь против его демонстрационной позиции в кресле, но чувство стыда охлаждало пыл молодой разбойницы. Да и не знает она спасителя совсем, чтобы смело что-то доказывать. Хватало лишь на оправдания, хотя, будь тут учитель, Лиса даже факт незнания не остановил бы от знакомства Зеврана с острым языком. - Ну так неинтересно, - притворно разочаровалась в его ответе, не скрывая улыбки, - Рулетиком с бренди будешь и точка. Раз уже даешь мне такой размах в выборе и разрешение на это… Моринь приподняла бровь, продолжая сохранять улыбку наивной девочки, но сближение, пусть и сократившее дистанцию совсем немого, отреагировала тут же инстинктивно: отодвинулась чуть дальше, чтобы сохранить безопасное расстояние между ними. Она ни на секунду не отводила взгляд, а он, похоже, занимался тем же. Красивое лицо эльфа выражало заинтересованность, но в таком свете для Моринь собеседник казался диким котом, что наблюдал за птичкой, запутавшейся лапками в лозе не в силах выпорхнуть. Только пернатую пленницу держат физически, а лучницу психологически и обстоятельствами. Но хотела ли она на самом деле “выпорхнуть”? “Дикий кот” ее не держит, а лишь наблюдает. Ничего в этом нет. Уходи в любое время! И все же ее мимолетное напряжение ушло вместе с той аналогией. Новый знакомый, - ей поначалу казалось, - был похож на Лиса, но это только поначалу. На самом деле связывала их лишь принадлежность к расе, эльфийская привлекательность и явное ощущение того, что они оба знают свое дело. Если Зевран был более хитер и вел диалог, словно заигрывая с собеседником, ведя его по сюжету своей игры, то Лис, скорее, подливал в каждый разговор с незнакомцами яд, лаконично выстраивая нить так, чтобы жертва “яда” сама совершала ошибки, иногда и провоцируя. А с Белкой эльф вел себя как старший брат, глас разума, который иногда превращался в мучителя, если речь шла о проверке способностей девушки. Надо сказать, что за эти десять лет эльф поменялся. Причиной тому были произошедшие события, когда они расстались на несколько месяцев в границах Орлея. Именно с тех пор ее любимый наставник стал более “ядовитым”, пусть к ней и относился также тепло и с любовью, но даже в этом был более жестким. И опять она отвлеклась думами об одном эльфе, совершенно позабыв, что рядом с ней находился еще один интересный представитель. Да еще и с такой манерой вести диалог… - Хах, ты говоришь так, словно тебе уже много лет, - махнула рукой и чуть не отправила несколько томиков, что уже были ранее отодвинуты от края подальше. Поймала! На секунду все сжалось внутри и тут же расслабилось от несвершившегося, - Только не говори, что тебе за сорок. Этому я никогда не поверю, - на его манер склонила голову. Хотя эльфы из-за особенностей своей расы запросто могут провернуть такой обман. Все же эльф не пренебрег уколоть девушку за дело, о котором она и так сожалеет. И тут же прикладывает лед к месту укола. Это подкупает. Очень подкупает. Осторожно… Должна быть осторожной с таким… Девушка сглотнула, вдохнула воздуха в грудь, чтобы приток кислорода не позволи ей кинуть какую-либо глупость на следующую словесную иглу Зеврана. Моринь понимала, что эльф не мог знать о том, как окажется прав и достанет до ее сокровенного. Статистика? Беспощадная и издевающаяся... - Да, весьма хорош, как и ты, Зевран. Нет, моя трепетность была прервана болезненно, но быстро и уже навсегда, - ее голос поменялся. Она понимала, что подразумевает спаситель под словом “трепетность”. От игривой интонации не осталась и капли - все иссушила серьезность, переплетающаяся с обидой. Моринь все пыталась сохранять дружелюбие, улыбаясь своему собеседнику, но теперь не могла изолировать эльфа от тех едва уловимых потоков раздражения, - А тебе это, видимо, хорошо знакомо. Сам был в роли влюбленной ученицы или же принимал сторону учителя? Поняла, что сболтнула лишнего. Его интерес был даже, наверное, ожидаем. Неприятен, но ожидаем. В такой непринужденной обстановке, избавляя себя от всякой светской беседы в полумраке пустынной библиотеки можно позволить подобные темы. Ей безумно не хотелось раскрывать неизвестному ей Зеврану этот момент жизни, а по голосу и так было понятно, что кусочек их с Лисом биографии остался порезом на ее памяти. Даже не шрам... Порез… Почти заживший, но, стоит лишь его задеть ногтем, он покраснеет и, возможно, угрожающе нальется кровью у места повреждения. - Я сказала лишнего. Не обращай на эти слова внимания, прошу, - уже совсем тихо лепетала она, опустив свою голову, - Значит, ты в бегах. И люди, что за тобой охотятся достаточно влиятельные для того, чтобы просто так от них скрыться и залечь на дно? - решает сразу отвлечь его. Что может быть лучшим отвлечением собеседника от своей персоны, чем интерес к нему самому и его проблеме? Да, не все так ведутся, но у эльфа ситуация была серьезнее и щепетильнее, чем какой-то неудавшийся роман незнакомки и эльфа, про которого он лишь слышал, даже не видел. - Ты хочешь сказать, что Инквизиция поможет тебе убрать их, т.е. уничтожить? Для такого рода помощи нужны очень хорошие связи… А ты у нас необычный спаситель барышень? - приставила к подбородку чуть оттопыренный пальчик из правого кулачка, поставив локоток на предплечье левой руки, что была прижата к нижним ребрам. Теперь уже она разглядывала его с неменьшим интересом, чем прелестный эльф ее, - Кто же охотится за тобой? Это какой-то влиятельный род или же преступная организация? Нежелание проливать кровь и сожаление о прошлых кровопролитиях создавали образ того, кто не стремится к насилию. Как и Лис… Очередное сравнение. Слова про спальню ей понравились. Все хотят после насыщенных событий покоя и тепла. А после горькой темы и неловкостей очень отвлекающая . - А оборачиваться зачем, рулетик с бренди? Уж посвяти меня в ход твоих мыслей.
  21. Небольшой островок тепла - зала таверны. Открывая дверь из мира, темного и холодного, в помещение, пронизанное теплом от печи, нежно обдает путников уютом, что ищут укрытия - хотят сбежать из большого мира в место, где пусть и иллюзорно, но создается ощущение безмятежности. Запах овощной похлебки и чуть подбродившего пива, которыми потчевали гостей деревни - местные жители старались найти укрытие в своих домах, - встречали и располагали к этому месту, располагали к общению, к измученным улыбкам в знак окончания долгого блуждания по бренному миру, даже Создатель которого мог ужаснуться и пустить слезу за обреченных своих чад. Здесь же место сродни обители Создателя, что проявлялся в теплых тонах свеч, мягких тенях, кружащих за своими хозяевами, запахи, не аккумулирующие рецепторы трубить об опасности. Хозяин окинет строгим взглядом, принимая решение о достоинстве твоем этого места, а потом, если плата устраивает главного судью, нальет и накормит, как и полагалось. Дом создателя - не иначе! Богохульство? Пусть так. Но искать призрачную защиту своего Бога везде: в луче солнца, в кусте костяники, чистой воде - не должно удивлять нынче род людской тому, что среди красного ужаса, демонических тварей, бессилия защитников каждый просвет будет сродни Божественному дару. А если ты в поселении посреди леса, из чащи которого свои когтистые лапы тянут к маленьким детям существа с телом волка, а аппетитом медведя, то место это - достаточно светлый островок, укрывающий тебя стенами от лицезрения безмолвия и отчаянья. Но даже здесь сейчас натянулась струна между теми, кто должен был… нет, не должен, но добровольно протянул руку помощи, и теми, кто эту помощь с благодарностью бы принял и сказал: “спасибо”, - но возмутился количеством отозвавшихся на беду. Достаточно забавно, если учесть то, что поиск спасителей достаточно широко освещался на местных дорогах громким “ключом” для входа в этот клуб. “Странный мужик, - Лис ничего не ответил на претензии трактирщика, лишь несильно постучал деревянной ложкой по миске, - Какое ему дело до нашего количества? Или это именно касалось этой группы?” Эльф перевел взгляд на собравшихся. Молодая магичка выглядела так, будто ее отчитывал преподаватель за самую грубейшую ошибку перед всей аудиторией в Башне магов. Можно было списать ее неуверенность на неопытность в общении, но девушка, что была - разбойник заметил, - примерно, одного возраста с Моринь, должна была хоть чему-то научиться вне своей Башни, и как ей давался диалог среди таких же магов? Но не стоит вешать ярлыки. Мина обмолвилась, что знает травы и настои - целительница? Хорошо бы. В этих лесах оборотни могут быть не единственной причиной ран и сломанных костей. Но больший интерес привлек голос человека, что сидел практически напротив разбойника. Мощные доспехи, развитая мускулатура, черты лица… странные. Подбодрил - значит, не чурается работы в команде. Хорошо… если бы Крэм - так назвала его очаровательная девушка - до этого не перешел на главную тему. Рядом сидел еще один недовольный тип, в котором виднеется недовольство. Не проявил еще себя. Странности не скрывались и от Моринь. Проследив за равнодушием эльфа по отношению к хозяину таверны, девушка смекнула, что для наставника сие поведение также не показалось обычным. Разве так принимают помощь? Людей, что собрались за столом, обсуждая свой план Белка оценивать не бралась. Не была лучница сильна в стратегии, чтобы оценивать каждого и отводить возможные роли, предполагая выгоду и цель. Для подобных анализов лучше всего подходил Лис. А на явный дискомфорт, испытываемый магичкой после разговора с трактирщиком, разбойница лишь пожала плечами, глядя на Мину, и улыбнулась. По поводу походов в лес ночью Моринь могла выдать лишь одну простую фразу: “Не хочу бегать я ночью по лесам”, - ее девушка, конечно, никому не озвучит. Из собравшихся свое предложение по плану действий не представили лишь они. На звучание своего имени от чужого человека резкий поворот головы. Да, верно, но только подпортили здесь нам репутацию, чтобы собирать информацию. И не послушаешь теперь ничего, притворяясь простушкой, что потягивает свой чай рядом с развязанными от крепкого алкоголя языками. На них смотрели не с открытым неприятием, но недоверием. “Трудный будет день”, - вздохнула Моринь, не отводя своих серых пытливых глаз от Крэма. Вслед за пристальным “знакомством” последовала сдержанная улыбка, после чего она опустила взгляд. - Нам здесь уже никто ничего не разболтает, так как видели с вами. А вот походить по домам и поспрашивать местных - хорошая идея, - девушка продолжала сохранять дружелюбный вид, не смотря на то, что вокруг нее собрались отнюдь не настроенные на веселье личности. Хмурые и серьезные, смущенные и виновно созерцающие обстановку люди были, казалось, непробиваемые в своем типаже. - Они все напуганы так, что даже Создателю не откроют, - с хрипотцой прозвучал приятный для нее голос Лиса. Эльф, кажется, стоял на пороге простуды, поэтому сейчас говорил он немного приглушенно. - Я найду способ. Ты меня знаешь, - она звучала тихо, словно подражала наставнику, - И жителям могут понадобиться припарки и травы, если уж на то пошло. К тому же, нет ничего сильнее, к сожалению, женского стремления общаться. - Звучит немного двусмысленно, но я тебя понял, - чуть слышно прокомментировал он. Девушка осторожно положила ладони на стол и, найдя опору, медленно поднялась со своего места. Кивнув присутствующим, она еще раз улыбнулась и направилась к выходу. Зрачки сузились, когда в сетчатке отразился канделябр с полыхающим фитилем, освещающим дверной проем, в котором скрылась его легкая на подъем Морри. Остался среди совершенно чужих ему людей - неприятно, но кем был бы эльф, если подобное выбивало из привычного, казалось, ему ритма жизни. Только постоянно маятник то разгонялся в свете событий, то замедлялся, когда не приходилось рисковать жизнями, вламываясь в самые труднодоступные уголки орлейских домов. Сегодня этот воображаемый утяжелитель на невидимой ему нити судьбы стремительно раскачивался,угрожая подпрыгнуть и перегнуть нить, резко оборвавшись. И причиной не являлись оборотни - они всего лишь часть. - Со своей стороны, - повернулся к собравшимся за столом, - могу предложить яды и ловушки. Оборотни более чуткие к всякого рода отравам, но и нюх у них как у … - запнулся, вспоминая, что враг и есть, по сути своей волк, - Зверя, которыми они и являются. Но есть яды без запахов и ловушки без звуков. Голос звучал максимально тихо - Лис не доверял союзникам, но тем остаткам местных жителей не хотелось верить еще больше. Он расстегнул крепки своей кожаной куртки, что скрывалась под плащом, мельком показывая для самых внимательных малую часть своего арсенала. Через секунды три его ловкие пальцы снова фиксировали застежки. - Свой запах мы также сможем скрыть. Вы ведь не хотели идти в лес к оборотням без маскировки запаха? - он не мог знать, кто из присутствующих мог обладать такими же знаниями в сфере ядов и маскировки. Если этой теме суждено было место быть, то эльф лишь первым открыл ее. Потому что мечи луки и магические волны - это все хорошо и необходимо, но оставлять врагу такую фору как запах было бы слишком беспечно. Забавно было бы сейчас Моринь наблюдать за тем, как нелюдимый эльф охотно начинает идти на контакт в малознакомыми людьми, когда речь заходит о деле. Хотя здесь даже не в этом причина. Скорее всего, Лис гораздо больше Белки чувствует угрозу. Не зря же он так долго отговаривал ее от этой затеи? А теперь, проиграв, он старается минимизировать последствия. Ее решение идти сюда - это уже верх глупости. Хорошо, что здесь есть такие же ненормальные. Правда, долго ли продержатся энтузиасты на одном своем желании покарать и заработать славу, возможно, посмертно. Не знал он про остальных, но этот паренек уж точно не был стратегом. Существа, что прячутся в лесу - не лесные волки, что бегут на еду и атакуют нарушителей их территории. Идти ночью - это он серьезно? Оборотней он только слыхал рассказы от своего учителя и тех, кто видел своими собственными глазами, оставшись в живых.. И то, что было запечатлено на страницах хрупких книг, передано из уст старика Халгмора, что повидал не одну сотню битв, среди которых далеко не все битвы окропялись кровью разумных существ. Были соперники, от чьего вида кровь стыла в жилах, а нюх их был сравним с королевской гончей. Тогда эльф уже знал: с такими существами он сможет дышать одним воздухом, но для обеих сторон результат этого жизненно необходимого процесса будет разным: для человека - прерывистые вдохи и осознание своего страха; для монстра - запах новой жертвы. Оборотни были одними из тех, кто дышал единым кислородом с ближним и определял в несчастном будущую трапезу. Обоняние у этих существ развито лучше людского настолько, что человеческий пот и пыль дорожной одежды будут ему сигналом о приближении. И тогда хозяева этого леса выйдут к вторженцам и проводят в последний путь. А ночью люди слепы без источников света, поэтому столь лакомую, но слабенькую добычу опасность может ждать прямо за ближайшим деревом или уже подкрадываться сзади. В этом оборотни не хуже крикунов по время мора. Спасут лампы и факелы, но тогда о неожиданности можно забыть. - Мы можем не пережить эту ночь. Их там могут быть одна-две особи, которые перебьют несколько человек, а может статья так, что там целая стая или две больние стаи. Лучше днем все подготовить и расставить по лесу ловушки в тайне от жителей. Они и так не будут ходить по лесам при такой угрозе. “Если только здесь не живет какая-то часть стаи. Возможно же превращение их обратное?” - подозрения не были подкреплены основаниями, но они еще слишком мало знают.
  22. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    Храмовник, значит. Ну, храмовников без их массивных доспехов с эмблемой меча и искр так просто не узнаешь. “Хорошо маскируются”, - отвела себе в голове шутку Белка, усмехнувшись собственной мысли. Знала она одну магичку-отступницу - спасибо Лису за это - которая описывала верные мечи и щиты церкви либо как здоровенных детин с лицами, не обремененных даже частично интеллектом, либо как тех же амбалов, но с напыщенностью и важностью павлинов, которыми они явно не являются. Кто такие павлины - девушка не знала, но вот аналогия и интонация златовласой эльфийки позволяли понимать, что эта птица считалась красивой и высокомерной, если такое качество можно было приписать им. Мужчина же, что представился полным именем, но скромно попросил называть его лишь сокращенно, сидевший перед ней, совсем выбивался из описания отступницы. Более того, Моринь сама не верила носительнице магического дара. Как верующая в Андрасте и Создателя, лучница была более лояльна к служителю церкви, чем к тем, кто способен испепелить ее одним взмахом рук. Поэтому из магички, очередной подруги Лиса, и храмовника, о котором толком-то она ничего и не знает, молодая девушка выберет второй вариант. - Храмовник? Значит, мне повезло. Создатель свел меня с тем, кто сможет защитить от демонов и магов крови. Сегодня нечисть мне не страшна, Матиас, - она широко улыбается, наклоняя голову набок, но лицо, полное любопытства и наивной радости, быстро каменеет, стирая положительные эмоции, как только в трактире раздался крик и громогласная мужская брань. Все шло к драке - ясное дело. Распаленная крепким градусом мужская голова всегда начинает искать себе кого-то, кому, по ее мнению, обязательно нужно доказывать свое главенство. И хозяин не станет противиться, хозяин пойдет в драку. Здесь таких “хозяев” в достатке. Даже жаркий день может стать прекрасным временем для тех, кто не хочет дожидаться каноничного вечера. Повод найдется всегда, а время выяснению отношений никогда не было помехой. - Ну, - она вжалась в стенку, отстраняясь от стремительно раскрывающейся гульбы и размашистых мельниц из рук поддатых вояк, - Разве что подобного типа демонов. Матиас, а вы сражались с алкогольным демоном? - нервно издала молодая девица смешок. Пьяниц Моринь не любила. И на то были причины. Теряющие контроль люди теряют и грань ответственности. От тех, кого не держит мораль и ответственность, можно ожидать чего угодно. Тогда ее детский ум смог понять истину. И если бы не заботливый эльф, прибило бы девочку пьяное лихо еще года три назад. С тех пор любое пьяное начинание инстинктивно отталкивало молодую Моринь в противоположную сторону. Ладони живо коснулись теплых стен, нагретых за это жаркое утро, и уперлись в столешницу, сохраняя напряжения, сжимая выступ деревянного полотна. Глаза затронули храмовника и метнулись в сторону защитника и мучителя. Объект ее поисков отыскался на том же самом месте. Он по-прежнему сверлил взглядом стол и сидящих за ним. А секунду назад еще и потасовка попала в поле его зрения. Когда толпа приблизилась к столу, лучница не могла видеть, но зрит сейчас, как из-под плаща недобро поблескивает пара небольших плоских и узких кинжалов, более всего подходящих описанием под заостренные перья птиц. Такие лезвия он спокойно запускал в неприятелей на короткой дистанции. Но сегодня все обошлось. Лис быстро подмигнул девушке и чуть наклонил голову, с любопытством и ухмылкой рассматривая еще одного участника, который появился в поле зрения картины его наблюдения. К их берегу, в роли которого выступал стол, прибило, а точнее, выбросило на этот берег волной перепивших людей женщину. Моринь хотела бы переключиться с нее на учителя, проследив за его местоположением, но не могла. Уж очень она ее заворожила. Незнакомая госпожа была статна и красива. Даже из неудобной и неприятной ситуации она выходит с достоинством и изяществом. Скорее всего, перед ней сейчас был идеал для девушек, что решили связать свою жизнь с ратным делом. Была ли она таким идеалом только что открывшей для себя этого человека лучнице? Возможно. Правда, для девушки ввиду ее специфической деятельности идеал был немного другим, но женщина также заставила глаза расшириться. От восхищения? Или от опасения? Доспехи у нее слишком уж соответствующие тому, кто как раз пресекает работу, таких как Моринь и Лис. Нет, незнакомка выглядела величественно и богато для той, что собственноручно занимается поимкой преступников их уровня. Но высокий чин и происхождение читались в ней. Пока девушка не могла оторвать взгляд от незнакомки, Матиас, не располагая такой впечатлительностью по отношению к таким воительницам, уже предложил ей присоединиться к компании, в которой никто не знал друг о друге ровным счетом ничего. Лис разглядывал сначала спину незнакомца, а затем принялся изучать женщину. Ее вид, командный голос и то, как резво прыгал на задних лапках перед ней трактирщик, выполняя с подачи ее громкого и четкого указа все поручения, затыкая свою важность за пояс, - все рисовала в голове эльфа образ командующего. Также к его образу он добавлял орлесианских солдат, что не так давно наводнили трактир. Их стройный ряд конницы подъехал к трактиру, когда путники уже зашли в заведение. При появлении людей, закованных в доспехи, Лис немного напрягся, переключаясь с прелестных эльфийских барышень на мужчин. Наблюдать за ними долго не пришлось, так как солдаты быстро растворились среди общей толпы, а часть ушла наверх. К этому еще добавилась угроза драки, поэтому интерес учителя изменился в пользу Моринь. Девочка до начала быстрой потасовки мило улыбалась незнакомцу, что-то ему то ли объясняя, то ли рассказывая. Эльф скривил свои тонкие губы, смерив подопечную строгим взглядом полным безнадежности. Сколько он говорил: строить глазки, мило улыбаться и говорить с незнакомыми людьми опасно для нее. Но нет! У Белки, видимо, от рождения заложена программа непреодолимого желания общаться со всеми, кого болтливый зверек видит. Ладно, он мог наблюдать за ней преспокойно, когда девушка сидела только лишь с незнакомцем, но вот появление командира орлесианских воинов вынудило двигаться к необычной компании, разбавляя людей своим расовым колоритом. Тем временем работница трактира поставила рядом с ним тарелку с ароматным хлебом, чашкой с простой ароматной похлебкой и две чарки, от одной из которых тянуло горячительным напитком. Количество рук было у наставника всего на один базовый комплект, но ходить два раза ему лень, если откровенно говорить. Молодая девушка, что принесла ему еду, ахнула, когда эльф поставил тарелку с хлебом себе на голову, взяв в свободные руки похлебку и напитки. Трактирщик, что прошел мимо, смерил Лиса недобрым взглядом, показывая свое недовольство и осуждение. Разбойник лишь оголил свой клык в ответ человеку, достигнув стола. - Этот день несет нам интересные встречи, - он поставил на столешницу все, что было у него в руках, а тарелку на голове снял лишь тогда, когда убедился, что все собравшиеся у стола и за столом наблюдают за ним, - Позвольте и мне присоединиться. Он улыбался, его голос звучал максимально приветливо, что даже Моринь не верилось в то, что с ними говорит именно ее учитель. А Лис тем временем уже показывал все свои тридцать два зуба незнакомке. - Не каждый день мне выпадает удача лицезреть столь сильных женщин, что способны вести целый отряд мужчин за собой, - он чуть склонил голову в знак почтения. Комплимент и лесть не являются неприятными способами вытягивания информации для него. Правда, предпочтительнее говорить подобное девушкам с острыми ушками, но женщина выглядела приятно, поэтому такое несоответствие его запросам можно ей простить. “Посмотрите-ка на него! Как хвост распушил!” - с явными нотками ревности возмущалась мысленно Моринь, стягивая со стола кружку, что заботливо была поставлена к ней ближе. Девица поднесла сосуд к губам и сделала первый глоток, недовольно уставившись на своего учителя. Отдать ему право свободно общаться к этой женщиной или нарушить его планы - трудный выбор, но не для Белки. - Я всегда за хорошую компанию! А это, кстати, мой учитель. Его зовут Фэлос, храмовник Матиас, - мило улыбнулась мужчине напротив Белка, - Позвольте спросить: какая цель привела вас в эти края? И что у вас с рукой? Лиса тут же передернуло от имени, которым ученица назвала его. Фэлосом звали скупщика краденого на черном рынке, которого эльф всей душой недолюбливал и испытывал отвращение. Этот ублюдок как-то подставил его с награбленным. Лис тогда чуть не угодил в руки защитников порядка, рискуя оказаться без собственных «лап». Свернуть бы голову за такое предательство своего же клиента, но у ублюдка были свои покровители, что позволяли ему жить припеваючи среди таких же торгашей. Поэтому идею мести он оставил, прекратив всякие деловые связи, а имя Фэлос стало оскорблением. “Мстишь? За что, Белка? Хотя надо признать, что даже это лучше твоей готовки”, - усмехнулся эльф, садясь рядом с лучницей, специально придавливая ее ладошку, которой девушка не вовремя оперлась на скамейку.
  23. Morin

    Comme dans une vieille blague!

    Дорога Имперского тракта была оживленной: на ней всегда можно было увидеть либо обоз торговый, либо одинокого путника, либо отряд солдат, что были назначены в патруль для охраны порядка. От широкой, дорожной полосы шло множество путей поменьше, что уводили то к ближайшим поселениям, то в орлейские леса, где раздолье для охотников и не только. На небольшом открытом участке леса, который чудным образом окружили многолетние деревья, что, не рискуя вступать в круг, пускали корни, выглядывающие из-под зеленого ковра травы и цветов. Если ранним утром на поляне могли отдыхать от всего мира, наслаждаясь звуками леса, редкие заблудшие парочки, то теперь местечко, казалось, топтали несколько крепких мужей. Но нет, всего лишь оккупировали те, что прозвища звериные носили. Истязать подопечную нужно умно и грамотно, а то от бесполезных хрипов и стонов, вызванных ударами и бесконечными тычками с пинками, не получит мучитель никакого удовольствия. А потому тренировка была долгой и структурированной. Но вот уже через несколько часов подопечная заныла, обломав весь кайф. - Я есть хочу. Воин должен быть сытым! - уже пятый раз за этот день. - Воин должен, а мы – нет , потому что у таких как мы мотивации не будет. Очередной толчок - и девушка лежит плашмя на траве, пропуская через себя очередные болевые ощущения. Над ней навис уже с явным ощущением победы Лис, что удовлетворенно руку протянул ей, чтоб помочь подняться. Ухватив за кисть, Белка быстро потянула на себя. И вот уже побежденным стал эльф. - Ах ты грызут мелкий! - старается вырваться не из захвата, но уже из объятий, - Этот гадкий прием я запрещаю! - Белкин маневр! - победоносно восклицает она. - Я вообще-то говорил про крысу... - усмехнулся Лис своей издевке и тут же получил косой по уху, чуть затрагивая щеку, от резкого поворота головы девушки в знак своей обиды. Но долго длиться их молчание не может, ибо желудок девушки предательски урчит, нарушая тишину : - Есть хочу, Лис, давай поедим? - чуть ли не жалобно она скулит. - Я готовить не хочу, мне сейчас готовкой заниматься - мука, - лежал он тихо, двигаться даже не пытаясь, поджидая момент подходящий. Жертва, что считает себя охотником, вот-вот оступится и попадет в капкан. - Тогда я могу подстрелить и приготовить кого-нибудь, - мурлыкала у самого уха наставника Моринь, перебивая свою песнь урчанием живота, на что лишь краем глаза видела, как губы наставника в улыбке кривятся. - Ладно! Убедила! Идем в таверну! - он извернулся и нажал двумя пальцами на ключицу, от чего Моринь неожиданно вздрогнула и чуть ослабила хват. Эльфу этого было достаточно для того, чтобы полностью перехватить инициативу. Через секунд десять девушка лежала лицом вниз, прижатая к земле весом разбойника, крепко держащего ее руки за спиной. - Нагнись, Лис, я скажу кое-что, - крехтя, стараясь вырваться хрипела Моринь, прикладывая все усилия, чтобы издать из себя ласковый и нежный голос, который получался на уверенную двоечку с плюсом. - Ну уж нет, Белка, я по носу второй раз получать не намерен! И откуда ты только таких приемов грязных нахваталась? Я тебя такому не учил. - хохотнул эльф, аккуратно встав, но все еще держа руки подопечной под контролем. *** В таверне было шумно и людно. Трактирские работницы носились ураганом между столиков и разносили напитки с едой. В противоположной от двери части комнаты располагалась деревянная стойка, за которой стоял корчмарь, небрежно разливая очередную порцию пойла по деревянным стаканам, которые в ту же секунду ставила к себе на поднос молодая девушка, неспешно покачивающая бедрами своими на ходу, ловя на себе тут же довольных постояльцев взгляд. Взгляд же эльфа тут падает на тех, кто с собой оружие принес, а Моринь же лишь запах втягивала заодно. “Найди свободное местечко нам, Белка, я позабочусь о заказе”, - руку из плаща он высунул и дернул девушку за ее собственную накидку, на что она кивнула и двинулась вперед. После нескольких минут поисков девушка приметила местечко за столом у окна, но только был он занят фигурой в плаще. Ну не беда! Сидел незнакомец один и занимал немного места, а пара разбойников также много не отнимет. Плавной походкой она приблизилась к столу и осторожным кашлем привлекла к себе внимание. - Здравствуй путник, позволь мне и моему другу составить тебе компанию, - она уже приземлилась на скамью напротив незнакомца и открыто улыбнулась ему. За свои неполные семнадцать лет Моринь до сих пор не потеряла той детской наивности и открытости, которую так отчаянно старается выбить из нее Лис. С другой стороны помещения ее уже пасли. Эльф недовольным взором впивался в подопечную. Как только девушка столкнулась с ним взглядом, начался эмоциональный диалог без всяких слов. “Ты издеваешься? Говоря про свободное место, я подразумевал это! ” - напряженно смотрит и правой рукой указывает на стол в другой части трактира, где сидели две молодые девушки. Моринь повела взглядом и оценила несостоявшихся собеседниц. В нескольких столах от стойки сидели две эльфийки. Одна из них - брюнетка с вишневыми губами и глазами цвета льда; другая же не уступала ей по красоте - русы кудри, карие глаза, точеная фигура и гордый стан. “Выкуси, Лис”, - довольно улыбается Белка. “Ты смотри, какой он большой!” - вырисовывает руками эльф фигуру, как поняла девушка, незнакомца, которому та мило улыбалась. Наставник лишь очень громко ударил себя по лбу. - Приятного аппетита вам, - демонстративно переключается она с Лиса на высокого мужчину, чье тело было прикрыто плащом. Любопытные глаза постарались заглянуть под ткань, но ничего не вышло. было понятно лишь то, что там он скрывал какое-то повреждение, как девушка предположила. Свои же ссадины и синяки она прятать не стала, так как не боится их, поэтому предплечья все светились синими и багровыми цветами. Хорошо, что лица ее не смеет трогать Лис, иначе быть беде, - Меня зовут Моринь, а вас как зовут? Незнакомец смаковал хлеб, запивая чем-то крепким, что сразу же подметила Белка из-за запаха. “Как бы он не превратился в тех, что рядом с нами сидят”, - промелькнуло опасение. Девушка повернула голову и тут же наткнулась на пьяноватую лыбу одного из постояльцев, тут же отвернувшись. Но сидящий напротив мужчина не очень был похож на пьяницу. Воин, возможно, наемник.
  24. Несколько мгновений прошло, прежде чем фигура в полумраке обители книг и древних манускриптов пришла в движение. Моринь подметила его плавные движения и шаги, что были совершенно бесшумными даже для такой обуви, которую носил незнакомец. “Грациозный, как кот, и тихий, как тень”, - почему-то именно такое сравнение пришло девушке на ум. Ее взгляд был по-прежнему прикован к рукам мужчины, улавливая любые движения, стараясь все еще предугадать какой-либо из опасных пасов, но пока разбойница лишь наблюдала за тем, как тонкий фитилек лампы зарождает источник света. Стало намного светлее и приятнее. Взломщица, пусть и привыкла к промыслу в темное время суток, от возможности лучше видеть, доверяя своим глазам, не спешила отказываться. Переведя глаза с лампы с гипнотизирующим огоньком на эльфа, Моринь хмыкнула, приподняв уголки своих губ. Эльф уже успел принять расслабленную позу, что девушке показалась немного беспечным. Да, он говорил, что им нечего бояться здесь, но, видимо, в отличие от преспокойно наслаждающегося тишиной сонной крепости спасителя, спасенная не могла ответить на его слова таким же состоянием. Ее поза, пусть и казалась преспокойной, цепкий и изучающий эльфа взгляд все говорил за нее. Нет, Моринь была не недоверчивой и замкнутой представительницей ферелденского народа, но ее прекрасно научили понимать тех, кто прост и безопасен, а кто скрывает в себе опасность и угрозу. Блондин спас ее, но, казалось, от него исходила угроза ощутимей. Правда, сейчас ему было интереснее поддеть беспокойство девушки насчет сложившейся ситуации. И в ее паранойе он был прав. Слова мужчины немного успокоили. Почему? Скорее всего, он не раз бывал в ситуациях страшнее, чтобы уметь расставлять приоритеты. На это разбойница тихо втянула воздух и выдохнула. Да и слова Моринь шли вразрез с ее опасениями насчет незнакомца. А все из-за ее природной любви болтать. “То флиртуешь, то изображаешь простушку, то режешь словами как нож теплое масло. Белка, может, ты и не белка вовсе? ” - смеялся Лис, описывая манеру общения своей подопечной еще в те времена, когда она только-только достигла двадцати лет. “И ладно, и хорошо, и полезно”, - сразу же оправдывал свои слова учитель, как только девушка куксилась и пускала первую слезу. Шантаж эмоциями - проверенный метод. Уж больно падок он на женские штуки. Кстати, о Лисе и женщинах. - Мой учитель, наверное, будет сейчас рад, придя в нашу комнату с очередной прекрасной эльфийкой, не обнаружив меня на месте. Но только бы твои слова были правдой, - неуверенно произнесла Моринь, а потом на ее лице взыграло непонимание и хитрющий прищур, правая бровь приподнялась от осознания, - Сладость? А почему именно “сладость”? - включилось вдруг чувство игры, и в глазах отразился огонек от лампы, - Судя по словам моего наставника, я очень даже остра. Она подавила смех, но широко улыбнулась эльфу. - А как же могу я тогда назвать тебя? Хм… - задумалась лучница. По ее лицу стало понятно, что она пристально смотрит, оценивая эльфа в своей манере, - Может, ты тоже называешь себя сладостью? Или же ты алкоголь? Ты похож на виски, мой спаситель, - не могла уже уняться девушка в своей игривой разговорной манере. Нервишки шалили? “Красивый”, - промелькнула мысль, когда взломщица искала съедобную ассоциацию мужчине. На замечания о луке та лишь развела руками и сказала: “Хах, ты совершенно прав! Теперь парень может позвать напарника, чтобы бить по занудным стражникам с большей силой. Только бы научиться быть ему более осторожным и...” - Моринь осеклась, инстинктивно коснувшись косы. Хотела сказать, что мальчику нужно учиться быть осторожным и более скрытным, но тут же вспомнила о своем провале и причине, по которой оказалась здесь. Свела брови к переносице в знак растерянности и сжала губы. Столь легкое задание и столь оглушительный провал. Но такое состояние длилось недолго. Усмешка на ее оправдания и хитрый прищур незнакомца девушка тут же отзеркалила неосознанно, чуть поддалась назад и полностью села на стол, носками чуть касаясь пола. - Зевран и Зев,- чуть потянула она, - Красиво звучит! Значит, ты пришел сюда к своей подруге, в оплот безопасности Ферелдена, но не чувствуешь, что эта крепость может защитить тебя? - медленно подводила она к некой дерзости свою мысль, - Но тем не менее твои ягодички расслаблены в присутствии девушки, которая могла представиться любым именем. Или же эта поза лишь прикрытие бесконечного напряжения? На лице расцвела улыбка, за которой последовал смех. А также Моринь живо подняла руки, ладошки повернув к нему. - Я шучу, Зевран, я неопасна! Нет, я призвана сюда, чтобы обчистить все кладовки крепости, - еще одна шутка, - Мы пришли из Орлея предложить свою помощь в искусстве, за которым меня сегодня поймали. Но ты не подумай, что я настолько неумеха. У меня богатый опыт, а про моего учителя я вообще молчу. А что за помощь пришел сюда искать ты? И какую можешь предложить? Ты спасаешь дам из бед, связанных со стражниками?
  25. Мрак. Погода не благоволила долгим прогулкам, зато очень даже подходила для темных таинств и зловещих ритуалов. А еще в такое мрачное время, судя по многим преданиям и сказкам, монстры выходили на охоту за душами несчастных, кому сама судьба перечеркнула жизнь красным крестом, подталкивая к смерти. Будь чудища сказками или байками, а тьма ночная лишь предвестником очередного рассвета, никто бы не придавал этому времени столь зловещий окрас, что складывался веками. Но этот мир был устроен так, что многие сказки, рассказанные детям их заботливыми матерями и нянечками, оставались сказками, а чудовища из этих сказок и страшных рассказов были вполне существующими и опасными соседями для людей. Большие города и укрепленные поселения нечасто встречали этой истине подтверждение. Но вот стоит выйти за окраины защищенного города, пройтись вглубь лесов, манящих своей красотою путников; заступить на территории прекраснейших заброшенных садов и замков, о чьем величии и сокровищах так часто в Орлее пели местные барды; человек поймет, что волки и медведи не самые страшные существа, встречающиеся на дорогах. Тогда жутковатые истории перестают быть простыми историями, протягивая к человеку свою крючистую лапу ужаса, горьким опытом открывая совершенно иную картину мира, где страшные сказки не на потеху детям или подвыпившим завсегдатаям таверн, но предупреждение. Небольшие деревни уже более суеверны и впечатлительны на подобные истории. И горькая правда заключалась не в малой образованности и ограниченном мышлении простого люда. В небольших поселениях часто можно встретить смышленых и богатых на фантазию мужей и женщин, но и они отдавали предпочтение вере в эти байки, так как на то были причины. И эти причины смотрели на деревни своими звериными глазами из чащ лесов, тьмы пещер, высоты скал, расселин подземелий, поджидая заветного часа, удачного момента для неосторожного путника. Судьба каждого человека - главная тайна, которую могут открыть либо сильнейшие провидцы, либо же она сама раскроет главный секрет, когда настанет время. Одним она дарует долгую жизнь - других сводит со смертью слишком рано. Если одних ранняя смерть забирает несчастными случаями или болезнями - для других она зовет чудовищ. Будь то взрослый человек, что ушел в лес и не вернулся, среди людей обязательно нашлись бы те, кто сказал: “Сам виноват. Нечего было в чащобу лезть”. А если рок настиг рядом с деревней? И что бы сказал люд, если это и не мужик вовсе или же неосмотрительная женщина, а маленькая девочка? Отчаяние. Деревня встретила их мрачным ликом: в безжизненных, казалось, домах не было заметно человеческого присутствия, улицы полностью пусты. Если присмотреться, то можно было где-то заметить тусклый свет лучины, что не могла никак разогнать тьму в домах, но, возможно, ей сейчас отводили другую роль - роль луча надежды, дающего шанс пережить эту ночь без новых жертв. Люди боялись обозначать свое присутствие в своих же домах, думали, что так беда их не заметит, обойдя стороной. Главная улочка, по которой медленным шагом, внимательно изучая каждый домик своим пристальным взглядом, шли двое, была полностью лишена каких-либо источников света, но путники все равно знали, куда им нужно направляться. Единственные окошки, из которых смело лился свет, указывали на цель - таверну. Рядом со зданием с характерной вывеской уже была привязана пара лошадей - в помещении находились неместные. Если мыслить, исходя из собственной цели пары, незнакомцы также увидели записку с просьбой о помощи. Первая часть сообщения была печальна, но понятна, а вот часть про пароль на несколько минут зафиксировала на лице эльфа, скрывающего свою внешность под плотной тканью капюшона, дикий оскал, но, как только он вступил на территорию деревни, улыбка поползла вниз, а лицо окаменело. Второй путник, точнее путница, была инициатором их появления здесь. Забавный пароль - единственное светлое пятно, которое смог найти эльф в данной ситуации. У него был крохотный шанс отказать своей настырной протеже, но ее упертость и рычаги давления переломили еще недостроенную Лисом линию защиты. Сейчас он жалел о своей, порой, мягкосердечности еще больше, потому что среди деревьев леса, через который пролегала их дорога, его зоркий глаз несколько раз подмечал угрожающие тени и слышал непривычные лесу звуки. С того момента на улице нравилось все меньше и меньше, а потому около деревянной двери, из щели между порогом и самим полотном которой струился свет внутреннего освещения - единственный источник на кусочке этой улицы, они задерживаться не стали. Надежда. В таверне было не так светло, как казалось со стороны улицы, но это лучше, чем окутывающая тебя тьма, скрывающая тени возможных чудовищ. В помещении даже пахло едой, что несказанно радовало пришедших, которые с самого утра ничего не ели. Урчание живота девушки донеслось прямо до чутких на звуки ушей Лиса, отчего тот, взяв спутницу под локоть, повел ее прямиком к стойке. Облокотившись на деревянную шероховатую поверхность, видел не первый сон поддатый мужичок. Рядом с его стулом стоял еще один. Эльф ухватил его за спинку и отодвинул подальше от мужичка, который на подобных жест никак не среагировал. Зато на руку, указывающую на свободный стул, быстро среагировала Моринь, заняв указанное место. Освободившееся между блондинкой и похрапывающим мужиком занял Лис, как бы ограждая девушку от неприятной храпящей компании. - Хозяин, - постучал эльф по столешнице негромко, привлекая внимание и так уже рассматривающего в его лицо трактирщика, - нам бы горячей еды и какого-нибудь приличного напитка, чтобы не скрутило потом. - Эльф, а есть, на что покупать, - по-хозяйски положил мужик руку на столешницу, наклонившись к Лису, - Я за бесплатно не кормлю. - Ха! Я за бесплатно и не прошу, уважаемый, - чуть обнажил свои зубы разбойник и извлек из-под плаща несколько монет. Трактирщик хмуро посмотрел на него и кивнул, - Две порции, пожалуйста. Как только мужик удалился в небольшой деревянный проем, эльф повернулся полубоком к Моринь и тихо произнес: - Я был прав насчет лошадей, Морри, нашлись еще такие же сердобольные, что откликнулись на просьбу о помощи. - Значит, будет больше шансов, чтобы решить проблему этой деревни, - Моринь поставила колчан с луком рядом со стулом и расстегнула плащ, вытянув из-под плотной ткани свою косу, - Пойдем к ним? - А пароль? А еда? Моринь, - поманил эльф пальцем девушку, и, когда та наклонилась, прошептал, - я вижу твое рвение оказаться в самой гуще событий - по глазам вижу, но лучше не стоит сразу лезть в пекло. На его достаточно справедливое замечание и совет девушка лишь дала пару движений рукой, истолкованные эльфом как отмашка и просьба не быть таким осторожным. Лучница - необходимо отметить - не была легкомысленной и наивной. Жизнь дала ей множество уроков, научила быть серьезной и с “холодной” головой, но сейчас обстановка не располагала к такой настороженности, если учесть, что компания собралась ради общего дела. Спархнув со стула, ее рука легким движением стянула с себя плотную ткань плаща, повесив этот атрибут на предплечье, и подняла лук. Мягкой поступью она приблизилась к столу с незнакомыми ей людьми, мельком пробежав по самым броским чертам каждого, и как можно доброжелательнее и непринужденнее улыбнулась, но тут же сбросила улыбку, став серьезнее. - У Инквизиции грязный носок вместо флага, - спокойным голосом создала отправную точку в разговоре с людьми, что собрались здесь, - И здравствуйте. Как я и мой напарник смели предположить, что вы здесь тоже из-за похищенной оборотнями девочки. Мы хотим помочь, тем более что в таком деле каждый может внести свой вклад. А деревня, судя по увиденной картине, объята ужасом. Она без всяких слов подставила к столу еще один стул и села со всеми. Как бы смело и нагло не была оценена ее выходка, придется мириться. Тем более что к ней уже подсел Лис кивнул собравшимся в знак приветствия. Ведение переговоров,если их можно назвать сейчас таковыми, всегда представлялось девушке, не считая немногих исключений. Обоих это устраивало: Моринь могла удовлетворить свою потребность в общении, а эльф мог спокойно изучить обстановку, не утруждая себя подбором правильных фраз и эмоций. - Меня зовут Моринь, а его, - она указала на напарника, - Лис. Мы хорошо стреляем, ставим ловушки и готовим яды. Ну, - она мельком глянула на хитрое выражение лица эльфа, - он ставит ловушки и готовит яды, зато я стреляю хорошо. Про их основной вид занятия девушка предпочитала помалкивать в любой компании. Даже на черных рынках Орлея не жаловали тех, кто мог что-нибудь стащить из редких вещей, пусть и сам эти товары добывал для продажи. Тем временем трактирщик уже принес еду, но браться за нее парочка не спешила.
×
×
  • Создать...