Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Elissa Cousland

Moderators
  • Публикации

    86
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Все публикации пользователя Elissa Cousland

  1. Рукопожатие орлесианки было крепким. Хотелось бы верить, что искренним. Всё в этой женщине говорило о её несгибаемом характере и железной воле. Это возбуждало, ибо сама Элисса могла только делать вид, что она – дева воительница без страха и сомнений. На самом деле она такой не была и завидовала тем, кому не приходилось идти на компромиссы со своей совестью и честью. - Надеюсь, орлесианское гостеприимство включает горячую ванну и красивую женщину, чтобы отдохнуть после долгой дороги, - улыбнулась тейрна. Всего за несколько минут, перспектива быть “размещённой” в подземельях маршала Пру сменилась обещанием обойтись с ней, как с почётной гостью герцога. Теперь нужно выжить в этом каменном мешке со змеями достаточно долго, чтобы дю Кото сделал свой ход. Просить Лавайе о защите Элисса не станет, в этом нет чести и перед лицом такого непростого союзника, как Орлей, нельзя проявлять даже тени трусости. - Ваше предложение военной помощи неожиданно… - женщина осеклась, не веря в то, что только что услышала, – ...но я прошу вас принять мою искреннюю благодарность и благодарность его величества. Несомненно, орлесианские солдаты склонят чашу весов на нашу сторону и принудят самозванку сесть за стол переговоров, однако… Что вы хотите взамен? К сожалению, со мной всего несколько воинов и всё что я могу предложить сейчас это свои навыки и свой меч. Однако, когда закончится обучение и вооружение хайеверских полков, мы будем готовы прийти к вам на помощь и воздать красным храмовникам за осквернение Белого Шпиля. Действительно, дома Элиссу ожидали набранные из жителей тейрнира полки, прекрасно вооружённые и обученные, но ни разу не бывавшие в настоящем сражении. Это были совсем молодые парни и девушки, не видевшие войны и знавшие о сражениях только по книгам, песням бардов и рассказам ветеранов. Тейрна не хотела бросать этих детей на братоубийственную войну, ибо те кто выживет в этой войне сохранят горькую ненависть и обиду за убитых товарищей, с которой проживут до глубокой старости, а значит, до тех пор Ферелден не будет до конца единым. Другое дело – отправиться на праведную войну, на священную войну против врага, осквернившего само сердце Церкви и принесшего неисчислимые беды на земли людей Тедаса. Этого врага нельзя простить. Его нельзя понять. Его нельзя пощадить. Это – чистая война, хорошая война. Те, кто вернётся домой, будут воспеты как герои а их павшие товарищи никогда не забыты. Они принесут обратно в Ферелден гордость и честь, славу и мир. Осталось всего ничего – победить...
  2. Элисса попыталась было найти в словах женщины-маршала страх, но его там не было. Только холодная констатация фактов, пусть и в высшей степени тревожных. С одной стороны это восхищало, с другой – пугало и отталкивало. Лавайе сидела сложа руки, зная о том, что её карьере и её жизни угрожает опасность. Лисса одёрнула себя на мысли, что карьеру ставит на ступеньку выше выживания, в прочем, наверное именно это называется гордостью или, если угодно, честью. Ферелденка несколько долгих минут молча обдумывала предложение маршала. Она понимала, что её сейчас впутывают в местные разборки, из которых она может и не выбраться. Но перспектива оказаться в подземелье Халамширала без возможности связаться с герцогом или императрицей была ещё хуже. Осторожность – напомнила себе Элиса. - Я согласна выслушать ваше предложение и не буду говорить с верховным маршалом. Однако, я прошу об ответном одолжении, могли бы вы написать письмо герцогу Адриану дю Кото и на всякий случай его брату Беннедикту? Я не хотела бы чтобы благородный герцог подумал, что король Алистер проигнорировал или того хуже, отверг его предложение. К сожалению, армия Хайевера был далеко, а по внешнему виду и манерам тейрны было очевидно, что наёмная убийца из неё никудышная. Так для чего же Жеан собиралась использовать её в своём заговоре, Элисса не понимала и от этого становилось не по себе. Орлесианцы славились своими изощрёнными интригами и ферелденка понимала, что здесь она словно в солёной морской воде, окружённая голодными акулами. Она или захлебнётся, или её сожрут, но что если Жеан действительно предолагает помощь, что если её глаза не затуманены пеленой старой ненависти, как у тейрна Логейна и верховного маршала Пру, старых ветеранов, не забывших запах вражеской крови на своих мечах и доспехах… Они никогда не перестанут ненавидеть. - Мы с вами разорвём круг ненависти, маршал Лавайе, - вслух произнесла Элисса, – мы сделаем то что не смогли бы ни Пру ни Логейн. Тейрна протянула руку маршалу Жеан, надеясь, что она пожмёт её.
  3. Наслышанная об орлесианском гостеприимстве, Элисса не удивилась, когда маршал Лавайе перешла от попыток договориться к угрозам. И в этом тоже обошлось без сюрпризов, ибо как ещё сторонница императрицы Селины могла отзываться о главнокомандующем верховного герцога, только как о больном ублюдке, который либо пытает, либо четвертует пленных. Тейнра считала Старого Льва человеком чести, но вовремя одёрнула себя, вспомнив о другом “человеке чести”, который бросил своего короля умирать при Остагаре. А ведь он тоже был ветераном войны и патриотом. Тем не менее, сторонники Гаспара в своё время призывали к открытой войне с Ферелденом, а теперь и на первый взгляд договороспособная Жеан угрожала войной. «Орлесианцы недооценили нас в прошлом, но на своих ошибках не учатся, – заметила Элисса, – они по-прежнему верят в своё превосходство, даже выбитые из собственной столицы, вынужденные сражаться на два фронта одновременно, даже сейчас они думают, что сильнее нас. Интересно, а что вообще они платят своей военной разведке?!» - Monsieur Дюран, это меня даже не возбуждает, – с притворным разочарованием в голосе отозвалась тейрна, внимательно выслушав описание пытки, которой её собирались подвергнуть, – если это всё, чем может меня развлекать палач верховного маршала, то я скорее помру со скуки прежде, чем герцог Адриан дю Кото начнёт интересоваться причиной, по которой я не добралась до Вал Шевина для встречи с вашей императрицей. Не делая резких движений, Лисса осторожно отодвинула левую часть плаща в сторону и так же медленно извлекла из-под плаща прочный кожаный футляр с вензелем короля Алистера. - Здесь у меня не только бумаги от его величества, но и письмо герцога Вал Шевинского, с печатью императрицы Селины. Признаюсь, мы с королём сперва усомнились в её подлинность, но кто бы ни приложил сургуч к этому листу бумаги, у него была настоящая печать. Неужели вам не интересно в этом разобраться, маршал Лавайе? Кусланд передала тубус в руки особиста, даже не глядя в его сторону. Он был мерзким, его слова должны были напугать, но вызвали только отвращение с примесью разочарования. Ветераны войны вспоминали о зверствах, которые орлесианцы вытворяли на ферелденской земле, про жестокие показательные казни и вопли из подземелий лояльных Орлею замков. Неужели, у них вымерли все палачи, знающие своё ремесло, или их всех перевешали люди короля Мэрика… - Хотите знать, что его величество хотел попросить у верховного маршала? - Элисса закинула ногу на ногу и вела себя показательно расслабленно, – Обеспечить мою безопасность на орлесианской земле и принять участие в переговорах о заключении военного союза против нашего общего врага. Чтобы заинтересовать маршала, мне велено поделиться данными нашей разведки о силах Старшего в Ферелдене начиная с Амарантайна и заканчивая Теринфалем, где, как мне известно, красные храмовники удерживают знатных орлесианских пленников. Проблема в том, маршал, что все эти данные вот здесь, - женщина поднесла палец ко лбу и обворожительно улыбнулась, – видите ли, я весьма посредственная мечница, эту железку ношу с собой больше для статуса, зато мне не составит труда нанести на карту всё, что мне известно. Итак, маршал Лавайе, я действительно могу встать и пойти к верховному маршалу Пру с письмами от герцога и короля, обеспечивающими мою безопасность, или вы можете предложить мне что-то кроме страшных историй о том, что ожидает меня в ваших застенках? На всякий случай, Элисса проверила языком всё ли в порядке с ампулой, наполненной чёрной жидкостью – концентрированной выжимкой корня смерти. Тейрна прикрыла лицо ладонью в этот момент, чтобы это не приведи Создатель не выглядело неприлично. Кашлянув в руку для приличия, Кусланд устроилась поудобнее, уверенная в том, что как только её попытаются арестовать, она сможет принять яд и тогда герцогу придётся отвечать не только за сорванные переговоры, но и за её смерть. Станет ли Алистер мстить? Безусловно, вот только война с Орлеем в планы Элиссы не входила и мысли о том, что Алистер развяжет войну чтобы отомстить за неё – не радовали. Ферелдену был нужен сильный союзник, врагов и без орлесианцев хватало.
  4. - Мне нечего предложить верховному маршалу, – отозвалась Элисса не отводя взгляда, – а предложение его величества Алистера предназначается для командующего объединённой армией Орлея… Тейрна машинально отработала в уме возможные варианты дальнейшего развития событий. Во-первых, мрачный особист в капюшоне мог попытаться сделать какую-нибудь глупость, например, приставить ей нож к горлу. Элисса находилась в Орлее инкогнито, поэтому рассчитывать на дипломатическую неприкосновенность ей не приходилось. Во-вторых, маршал Лавайе может отказаться подыгрывать ферелденке, не искушённой в тонкостях орлесианских интриг и потребовать ответа здесь и сейчас. В-третьих, становилось совсем очевидно, что железная леди-маршал ведёт свою игру и в ней Старый Лев сидит по другую сторону шахматной доски. «Интересно… Эта женщина в маске действительно верит в то, что говорит или блефует? Мы хотя бы не плетём интриги друг против друга во время войны.» - Если не ошибаюсь, звание верховного маршала сейчас принадлежит Бастьену Пру, – тонкие губы младшей из Кусландов Хайверских изогнулись в неприятной улыбке, слово её ударили ножом по лицу, – но не исключено, что эта информация безнадёжно устарела, или в ближайшее время устареет. Мы с вами могли бы скоротать время за чем-нибудь более приятным, чем беседа о войне и политике под присмотром вашего особиста, маршал? Я бы с удовольствием рассказала вам поподробнее о положении ферелденской армии в обстановке менее напряжённой. Мы ведь с вами на одной стороне относительно сумасшедшего тевинтерского магистра, возомнившего себя, помилуй Создатель, божеством? Это всё ещё не было флиртом, скорее осторожным выпадом в незримой дуэли, где вместо мечей противники были вооружены острым словом и умом, но тут Элисса безнадёжно проигрывала даже заурядному орлесианскому шевалье, прожившему достаточно долго, чтобы командовать армией при императрице. Для ферелденской знати политика была развлечением, а для их орлесианских коллег, умение Играть определяло выживание. Горькая правда и для Лавайе и для Элиссы заключалась в том, что они уже были союзниками, против своей воли они уже сражались с одним, общим врагом, вот только постоянно оглядывались через плечо друг на друга, ожидая предательского удара в спину. Хотела бы Лисса сойтись на одном поле боя с Лавайе? Конечно! И она была уверена, что это желание было взаимным. Армии Орлея и Ферелдена сражались во времён их пра-пра-прадедов и продолжат сражаться, если эти государства останутся на карте Тедаса. А сейчас именно это стояло на кону.
  5. Элисса с минуту молчала, подбирая слова. Она понимала, что это не прелюдия к переговорам с верховным маршалам, но именно сейчас делаются первые ходы партии, которую тейрна не имеет права проиграть. Напомнив себе, что королю нужна помощь орлесианской армии и наплевать под каким знаменем, Кусланд приготовилась к непростой беседе, в ходе которой ей нужно было не только расположить к себе собеседницу и её мрачного приятеля, но и представить потенциальных ферелденских союзников так, чтобы Жеан не усомнилась в значимости этого союза. То, что против Старшего и его приспешников нужно объединяться, было очевидным для всех. Но вопрос только как и с кем… Столетия войн и кровной вражды до сих пор давали о себе знать, взять хотя бы выходки тейрна Логейна в Ферелдене и великого герцога Гаспара в Орлее. - Сейчас у Аноры недостаточно сторонников для генерального сражения, – ответила Элисса, прикинув какие данные могут быть в распоряжении орлесианской разведки и решила говорить как есть, если её слова подтвердят информацию от агентов Лавайе или Старого Льва, тем лучше. Доверие в Орлее было редкостью, а паранойя напротив, была распространена как сифилис в дешёвом портовом борделе, – присягнувшие Аноре банны отступили к Денериму, но меня беспокоят союзники узурпаторши. В неприступном замке Редклифф до недавнего времени сидел тевинтерский магистр, а красные храмовники захватили Амарантайн, куда сбежал магистр из Редклиффа. С такими союзниками, Анора сможет утопить Баннорн в крови. Превосходство королевской армии в тяжёлой коннице и опытных солдатах очевидно склонит чащу весов в нашу пользу, однако, победа в генеральном сражении Аноре не нужна. Она победит, истощив обе армии – и короля Алистера и своих союзников. Остановив первого от похода на столицу и навязав свои условия вторым, она будет разделять и властвовать, а всё что ей нужно для этого – одно генеральное сражение. Действительно, ферелденские сторонники Аноры были разбиты или отступили, но армии её союзников представляли опасность для войска короля. Если орлесианцы столкнулись с теми же проблемами, договориться о военном и экономическом союзе труда не составит. Но Элисса всё ещё не понимала игры, в которую была втянуто и чего от неё хочет женщина-маршал. - К сожалению, Инквизиция пользуется поддержкой знати по обе стороны Морозных гор, - заметила Кусланд, – её императорское величество Селина отправила им военную помощь и его величество Алистер думает об этом, в случае, если переговоры с Инквизицией пройдут успешно. Нам нужно вернуть эти войска и сосредоточиться на той войне, которую мы ведём здесь и сейчас. Закрытие Бреши, если это вообще возможно, может подождать.
  6. Как только заговорила маршал Лавайе, Элисса сосредоточила всё своё внимание на женщине-шевалье, игнорируя шпика, изучавшего её фамильный перстень с видом бывалого карманника. Он словно оценивал безделушку, прикидывая сколько можно получить за неё на чёрном рынке. Особист, вне всякого сомнения, имел тёмное прошлое и находясь в одном помещении с ним, тейрна с трудом скрывала тревогу. Это было неприятное, липкое ощущение похожее на страх, но куда более сложное. Страх можно объяснить. Страх можно побороть. Страх можно обратить в силу и выжить. Стараясь не обращать внимание на упыря в капюшоне, ферелденка отстегнула пояс с мечом и насколько это позволяли доспехи, изящно присела напротив Лавайе. - Леди, – очаровательно улыбнувшись, поправила Элисса на практически безупречном орлесианском, отметив то, что не являлась рыцарем в привычном для орлесианцев понимании этого слова. Конечно, вся без исключения фереоленская аристократия была военной аристократией. Эли люди умели не только обращаться с оружием для защиты своих владений, но и командовать войском, будь то профессиональная дружина тейрнира, или ополчение, наспех набранное и вооружённое в баннорне. И всё-таки культура рыцарства в Ферелдене отличалась от принятой в Орлее. Элисса не была воином. Она служила королю своим умом, а не мечом, – в эти неспокойные времена, знатным девам приходится менять платья на доспехи, а очарование на меч. Конечно, по орлесианским стандартам, Лисса была никчёмной интриганкой, но несколько намёков для своей собеседницы она оставила, надеясь, что вышло не слишком неуклюже. - К сожалению, ничего хорошего, - отозвалась тейрна, снова перейля на торговое наречие, о событиях дома и, прислонив ножны с Луперкалем к стулу, устроилась поудобнее, – его величество старается избежать братоубийственной войны, надеясь, что банны и эрлы поддержат его, а генерального сражения получится избежать. Мне пришлось отвести армию из Амарантайна и Гварена к Хайеверу, где сейчас собираются основные силы верные королю. Эта армия находится недалеко от границы, но от имени его величества Алистера, я заверяю вас в том, что эти мечи не будут обращены против Орлея. Элисса замолчала, ожидая реакции Жеан. Слова об императрице она благоразумно оставила без ответа. Тейрне не было дела до того, кто взойдёт на престол Орлея, тем более что Вал Руайо оставался в руках красных храмовников. Она проделала долгий и опасный путь, чтобы договориться с тем, кто командует орлесианской армией. Дав собеседнице какое-то время чтобы обдумать услышанное, Элисса продолжила: - Наши солдаты уже сражаются плечом к плечу с орлесианскими под знамёнами Инквизиции. Мне не нравится та сила, которая она может стать, но это оставляет мне надежду о том, что наши армии могут объединиться и эффективно действовать сообща. Сейчас мне больше всего хочется повесить Анору на суку и я уверена, что у вас, сэр Лавайе, схожие фантазии в отношении Флорианны. Деревьев на всех хватит… Женщина заговорщически улыбнулась орлесианке. Она не смогла скрыть от шпика оценивающий взгляд, которым окинула орлесианку, машинально отработав один из возможных вариантов ведения переговоров. Жеан произвела впечатление железной девы, неприступной и холодной как нож приставленный к горлу. Заигрывать с ней Лисса не спешила, опасаясь настроить против себя, да и зловещий особист пока никуда не делся. - Если ваш человек закончил рассматривать моё кольцо, я бы очень хотела получить его обратно, – Элисса вновь заговорила по-орлесиански, гости отца в своё время находили её акцент милым, а одна маркиза использовала менее скромное определение.
  7. Элисса пожала плечами и, не делая резких движений, сняла с пальца перспень-печатку. Она не видела на столе у маршала алхимической лаборатории, чтобы проверить состав, да и особого смысла в этом не видела – для дорогой подделки использовались бы самые лучшие материалы. Что там собрался смотреть особист, не понятно, но тейрна понимала, что выбора у неё нет. Если хочет, он всё равно получит это кольцо, вопрос только в том, придётся ли ему снимать безделушку с трупа или привязанного к стулу тела. Женщина вложила кольцо в протянутые руки шпика, после чего перевела взгляд на Жеан. Как же они были не похожи, воительница и упырь в капюшоне. Последний не вызывал у тейрны ничего кроме отвращения и холодного липкого страха, который она спрятала под маской из безразличия. Это была его работа, но настоящий профессионал мог бы обойтись без лишней помпезности. В том, что перед ней мастер плаща и кинжала, ферелденская военачальница не сомневалась, значит, он делает это специально. - Для меня честь встретиться с вами, маршал, – игнорируя шпика, произнесла Элисса, обращаясь к воительнице, – несомненно, вы знаете обо мне и моей миссии всё, что хотите знать. И всё-таки я гостья в вашем доме, поэтому позвольте мне принести извинения за отсутствие хороших манер. Элисса Элеанор Кусланд, военная советница его величества Алистера I Тейрина, законного короля Ферелдена и наследница Хайевера. Ох неспроста маршал Лавайе перехватила посланницу ферелденского короля. Элисса была ещё жива, значит, Жеан и её мрачному подручному не выгодна её смерть. В армии её королевства, звание маршала не прижилось и со времён оккупации, не использовалось, но тейрна понимала, что сейчас она стоит перед вторым после самого Старого Льва человеком в армии сопротивления. Что-ж, эат женщина несомненно ведёт свою игру и Элисса собиралась оказаться на стороне победителя в этой партии. Королю был нужен могучий союзник, им мог стать либо Пру либо эта новая фигура на шахматной доске. - На троне в Вал Руайо сидит узурпаторша, так же как и в Денериме. В Орлее идёт братоубийственная война, так же как и в Ферелдене. Король Алистер хочет обрести могущественного союзника против нашего общего врага. Должно быть, ваша разведка сообщала о падении Амарантайна и последующих сражениях. К слову, мои поздравления в связи со взятием Халамширала и если верить слухам. свет и мудрость императрицы Селины снова поведёт Орлей к победе. Элисса не верила слухам о том, что Создатель воскресил Селину, но она понимала, как никто другой, что Орлею был нужен символ. Если бы, убереги Андрасте, король погиб от предательского удара в спину, она бы сама заставила Тегана облачиться в его доспехи и повести армию в бой, под личиной Алистера. Кто бы ни прибыл в Вал Щевин в сопровождении Священного Похода, это была не императрица Селина, в прочем, Церковь даже в далёком Ферелдене восхваляла проявление воли и милосердия Создателя. Это могло означать только одно – Элиссе, как верной андрастианке, придётся поверить или хотя бы сделать вид, что она верит в воскрешение императрицы. Пусть будет так, а Создатель возраст каждому по его вере или неверию.
  8. Неразговорчивые упыри в капюшонах провели ферелденку окольными путями до Верхнего Города, где так же без лишней помпезности сопроводили в замок местного графа, в котором расположилось командование армии сопротивления. То, что встречали советницу короля Алистера не гвардейцы и шевалье, а особисты, говорило хотя бы о том, что её сейчас приведут к кому угодно, но не к Старому Льву. Первой мыслью был сам граф Пьер из Халамширала. А возможно кто-то из командующих орлесианской армии ведёт двойную игру или ищет себе союзников на случай если верховный маршал оступится и кому-то придётся занять его место. Отец рассказывал об орлесианских интригах достаточно подробно, чтобы Элисса отбросила надежду на то, что имперцы перестанут играть в политику хотя бы на войне и объединятся против общего врага. В том, что её попытаются втянуть в опасные игры местной военной аристократии, тейрна не сомневалась. Оставалось только продать себя подороже и выполнить задачу, поставленную королём. Не особенно надеясь на ответ, Элисса вежливо поинтересовалась куда и к кому её ведут и когда она сможет поговорить с верховным маршалом. Ответа не последовало. «И куда только подевались куртуазные рыцари, слава о которых гремела далеко за границами Орлея…» С другой стороны, если бы хозяин этих мрачных упырей и хотел сорвать переговоры, она была бы уже мертва. Кроме того, профессиональные шпики в отличие от шевалье не имеют привычки болтать лишнего, поэтому тейрна могла быть спокойна за секретность своё инкогнито. Ходячие капющоны остановились напротив двери, в прочем, любой путь по замку так или иначе оканчивался возле той или иной двери. Один из орлесианцев без стука просочился в помещение, а спустя несколько минут вышел обратно, жестом пригласив ферелденку войти. Ни один из них не произнёс ни единого слова с тех самых пор, как они обменялись приветствиями на границе. «К чему такая секретность...» Элисса молча прошла в помещение, оказавшееся кабинетом, в котором её ожидали двое орлесианцев – мужчина и женщина, шпик и шевалье. И если с особистом всё было понятно, то герб на наплечнике не был знаком тейрне, только лев, но благородная кошка скалилась с доспеха каждого шевалье. Сама же Кусланд была облачена в простой доспех без герба. Откинув серый дорожный плащ, Элисса поклонилась, стараясь не касаться рукояти Луперкаля. На пальце тейрны сверкнул фамильный перстень, единственное украшение и знак отличия, который можно было получить только по праву рождения или снять с трупа. Оставалось надеяться, что паранойя орлесианцев ещё не достигла критической отметки и они согласятся хотя бы рассмотреть первый вариант. Элисса решила на этот раз не представляться, так как её вероятная собеседница и так должна была знать кто перед ней и зачем, в противном случае зачем ещё нужны все эти щпионские игры.
  9. Оказаться в цепких лапах орлесианской разведки – это последнее, на что рассчитывала военная советница короля Алистера. Она разослала воронов старым знакомым своего отца при орлесианском дворе, но делая эта испытывала ставший в последнее время до боли знакомым привкус тлена и безысходности. Многие из этих достойных людей мертвы, те кто поддерживал Императрицу Селину скорее всего погибли в Халамширале или сгинули в Теринфале вместе с лордом Абернашем. Кто-то бежал, кто-то остался в стороне, но Элисса надеялась, что хотя бы один ворон доберётся до верных императрице вассалов. В прочем, императрица мертва, её трон узурпирован амбициозной и жестокой самозванкой, которая превзошла свою ферелденскую “коллегу”, избавившись от обоих законных правителей. До Хайевера доходили тревожные слухи о том, что при дворе в Вал Руайо приняли новую императрицу, перешептываясь о том, что дом Вальмонт в своё время захватил власть схожим образом, да и у самой Селины руки были по локоть в крови. Элисса уважала императрицу Селину. Она не оплакивала её смерть, но сожалела о потере возможного союзника, ведь ещё до начала гражданской войны её императорское величество делала всё возможное для налаживания отношений с Ферелденом. К сожалению, её старания обернулись прахом и теперь пришло время короля Алистера протянуть руку… Кому? На троне в Вал Руайо сидит самозванка, присягнувшая сумасшедшему тевинтерскому магистру, объявившему себя богом. Долы оккупировала армия верховного маршала Пру, вокруг которого собрались военачальники со всего Орлея, верные своим старым клятвам. Где-то в тенях вела свою войну самопровозглашённая защитница остроухих Бриала и даже до Хайевера доходили рассказы о жестоких убийствах, которые эльфы совершали в тылу воюющих армий. Тейрну Кусланд сопровождал доверенный воевода её брата по имени Ульф Гадюка. Несложно догадаться, что этот достойный муж происходил из хасиндского племени укротителей змей, имевшего жуткую репутацию даже за пределами Диких Земель. Элисса так же отобрала отряд из десяти хайеверских гвардейцев, выполнявших роль телохранителей. Небольшой отряд не должен был привлекать к себе внимание и перемещался по имперскому тракту в тёмное время суток, останавливаясь в отдалённых тавернах и сохраняя инкогнито тейрны. Все хайеверцы и хасинд были облачены в простые серые плащи, а знамёна бережно хранили в рюкзаках, а в военное время, кому какое дело до дюжины вооружённых всадников, которые никого в общем-то не трогают и за версту объезжают даже малонаселённые деревни. Приключения начались уже после пересечения границы. Знакомые тейрна Кусланда среди гномов-наземников обеспечили безопасный переход через горные перевалы, дело оставалось за малым – добраться до Халамширала и развернуть знамёна. Но Элисса недооценила паранойю орлесианцев, не успел её маленький отряд приблизиться к территории, контролируемой армией верховного маршала, как его взяли на прицел арбалетчики в цветах дома Вальмонт. Кроме солдат, в отряде было достаточно мрачных фигур в плащах без опознавательных знаков, что говорило о том, что эти парни хотели, чтобы их опознали как оперативников военной разведки. Элисса приказала своим телохранителям опустить оружие и выехала вперёд, скинув капющон. - Моё имя Элисса Кусланд, военная советница короля Алистера Тейрина. При верительная грамота, подписанная его величеством, – женщина подняла руку в кожаной перчатке, поверх которой красовался прекрасный перстень с синим камнем и белым венком Кусландов Хайеверских. Именно таким перстнем была проставлена восковая печать на каждом из писем, которые вне всякого сомнения прошли через людей в капюшонах прежде чем достигнуть своих адресатов. Орлесианцы обошлись без лишних формальностей и предложили тейрне разоружить отряд для сопровождения в ставку. Элисса немедленно согласилась, оставив при себе только фамильный хайеверский клинок, выкованный ещё во времена войн с волколаками и проливший немало орлесианской крови в руках её предков. Ульф молча пожал плечами и сдал ближайшему особисту свои топоры, кинжал, удавку, пояс с ядами, арбалет, четыре метательных ножа и несколько предметов, о жутком назначении которых оставалось только гадать. Сохраняя инкогнито, отряд добрался до Халамширала, где тейрна оставила свой эскорт на попечение местного квартермейстера и в сопровождении троих типов в капющонах направилась на встречу с… С кем бы то ни было, лишь бы он или она располагала полномочиями для принятия решений на уровне главнокомандующего, либо возможностью обеспечить встречу с верховным маршалом.
  10. Elissa Cousland

    Гостевая

    Доброго дня. Для Орлея планируется масштабный сюжет, который сейчас не запущен по причине небольшого количества игроков в Орлее. Сейчас есть только два готовых персонажа - Жан-Гаспар де Лидс и граф Пьер из Халамширала. В принципе, втроём уже можно будет запустить сюжет, всё-таки есть возможность отыгрывать НПСов и всё такое. С вопросами лучше в личку.
  11. Стражи, все как один, отказались садиться на скамью и остались стоять, гордые и несгибаемые до конца. Элисса не хотела бы видеть ту же славную компанию на эшафоте, но ассоциации почему-то лезли ей в голову одна паскуднее другой. Возможно, она ещё не до конца отошла от опьянения битвой, которые испытывала каждый раз, вонзаясь в битву на острие атаки... Да, голова определённо шла кругом, тело требовало отдыха, но работа есть работа. Допросить нескольких Серых Стражей было разумно, принимая во внимание то, что сама Амелл была вне подозрений. Предавать короля ей было просто не выгодно, а Элисса на собственном опыте знала, что предательства не совершаются просто так, в них всегда должен быть смысл. Кстати о предателях, эксперт по этому делу стоял прямо перед тейрной, скрестив руки на груди. Конечно, он ожидал, что к нему вопросов будет больше всех. "Ошибаешься, старик, я не так предсказуема. Если бы я хотела казнить тебя, мне был бы не нужен повод. Но ты верно служил Амелл и до тех пор, пока ты не предал её, будешь жить. А если предашь... Что-ж, по тебе давно плачет виселица, но доживешь ли?" - Словно нам было мало собственной гражданской войны, - Элисса хлопнула себя ладонью по лбу, - так ещё и вы друг другу вцепились в глотки. Хотя чему это я удивляюсь после раскола Кругов и предательства Красных Храмовников... Не важно. Всё равно переговорщицу вы убили. Глупо, но чего я ожидала от воинов, посветивших свои жизнь борьбе с чудовищами? Генлоки ведь не ведут переговоров. Впереди было ещё много вопросов. Зачем они убили Стража-капитана, вместо того, чтобы взять в плен и допросить? При желании, голову отрубить можно всегда, но заставить мертвеца говорить... Элисса не знала, существует ли в Тедасе такое заклинание, но даже если кто-то владел им, то это была отвратительная, богохульная магия крови и ничего общего с этим тейрна Кусланд иметь не хотела. Она предпочитала допрашивать живых... Устроившись в кресле Стража-командора Драйден поудобнее, Элисса убитым взглядом окинула собравшихся. - Формально, приказ короля я выполнила. Кузнец, знаменосец, вы свободны. А с вами, страж Мак'Тир, я хотела бы переговорить позже. ЭПИЗОД ЗАВЕРШЁН Отредактировано Elissa Cousland (2018-03-09 22:58:44)
  12. Элисса, не скрывая облегчения, убрала меч в ножны. В прочем, те, кто давно знал тейрну Кусланд могли сделать вывод, что она не собиралась пускать его в ход. Фамильный клинок Хайевера пролил кровь лишь однажды. В прочем, вкусить вероломной крови тейрна-предателя древнее оружие было не против, Элисса чувствовала это. Но ничего, время ещё придет, а пока он был нужен Солоне и Серым Стражам. Если, конечно, не замыслил очередное предательство. Безусловно, Страж-командор Амелл была вне подозрений. Но среди её людей могли назревать семена измены. Серебряный грифон на доспехах уже стал символом неудачи и ещё хуже, символом предательства Серых Стражей Орлея. Солоне предстояло нести эту горькую ношу до конца, но это не делало её повинной в преступлениях, совершенных в Адаманте. - Слушаюсь, владыка, - произнесла Элисса, поклонилась королю, украдкой улыбнулась Солоне и направилась к своим солдатам, на ходу выкрикивая приказы подбегающим к ней офицерам, - развернуть полевой госпиталь, лекарям поставить на ноги столько бойцов, сколько возможно. О, кузница! Я хочу, чтобы она работала без перебоя, отыщите местного кузнеца, пусть помогает. Что значит сырые? Сушите! И начинайте готовить ужин. Нет, я позже этим займусь. Дыхание Создателя, просто приведите мне первых попавшихся Стражей и этого предателя Логейна не забудьте. Его я допрошу последним. Градус напряжения в крепости заметно спал. Солдаты Хайевера ранее опустившие оружие по приказу короля, приступили к выполнению распоряжений Кусланд. Тела погибших в бою Стражей и солдат Амарантайна с почетом относили к северной стене крепости и накрывали плащами, трупы красных храмовников просто свалили в крепостной ров и подожгли, чтобы не гнили и не распространяли заразу. Тяжело раненых несли в лазарет, тем же кто отделался лёгкими ранениями, помогали на месте. В главном зале крепости разожгли камины и жаровни, просушивали дрова на ночь. Подтянулся обоз, запахло походной едой, начала работать кузница. - Солона, - покончив с обустройством крепости, тейрна отыскала Стража-командора, - в нашем войске нет церковной сестры, но храмовники могут прочитать молитву по павшим в бою. Если позволишь, обряд будет проведен перед погребением. Это твои люди, решать тебе. Кусланд заметила знаменосца Серых Стражей. Элисса помнила зловещую гору порубленных на орлесианский салат красных храмовников на том месте, где стоял этот здоровенный воин. А сейчас, он вполне миролюбиво размахивал топором, нарубая дрова для очага крепости. Едва начавшийся разговор прервал рыцарь с крылатым мечом Храмовников на нагруднике. - Тейрна Кусланд, мы отобрали троих Стражей для дознания. Страж-командор, - рыцарь вежливо поклонился Солоне, - мои соболезнования, будь на то воля короля, мы отобьём Амарантайн. - Отобьём, - усмехнулась Элисса, - его величество Алистер будет править всем Ферелденом. Амарантайн и Теринфаль будут очищены, брат. Ступай, я скоро присоединюсь к вам. Элисса хлопнула старую подругу по плечу и направилась к выходу, в последний момент обернулась. - Знаменосец! Следуй за мной. И прихвати с собой штандарт Стражей. Для дознания выбрали пустующий кабинет печально известной Софии Драйден. Элисса расположилась за столом, позади неё стоял храмовник с Литанией Адраллы. Стражам предложили расположиться на скамьях напротив. Черун, Верджик, Логейн и Отто Пфитцегентакль должны были ответить на несколько вопросов и сейчас от этих ответов зависела честь ордена Серых Стражей и, разумеется, честь Стража-Командора.
  13. Разговоры за этим столом становились всё скучнее и скучнее. Серые Стражи, Инквизиция... Элиссе было достаточно того, что в Ферелдене не повторилось катастрофы, расколовшей орден Стражей в Орлее, а что там делает очередное сборище "спасителей человечества" тейрну Кусланд совершенно не волновало. До тех пор, пока солдаты Инквизиции поддерживают порядок во Внутренних Землях, создают очаги напряжённости на границах у неприятеля в Редклиффе и убивают демонов, храмовников и магов-отступников, с их присутствием можно было мириться. К сожалению, даже среди хайеверских солдат и королевских рыцарей находились желающие бросить свои клятвы вассальной верности и присоединиться к этой набирающей силу организации, но это был их выбор. Формально, они нарушали свою присягу, но продолжали сражаться против общего врага. Но стоило всё-таки подумать о запрете подобного рода стремлений, ради сохранения армии лоялистов. В конце концов, Инквизиция не станет помогать законному королю взайти на престол, пока у них есть своё "вселенское зло". - Милорды, прошу меня извинить, - вымученно улыбнувшись, тейрна поднялась из-за стола и не дожидаясь ответа от короля или братьев, направилась к выходу из большого зала. В её присутствии больше не было необходимости, король сам скажет куда и в кого вонзаться, когда придёт время. Кусланд была готова последовать за ним, хоть сейчас, к стенам Денерима. С новыми союзниками, почему нет? А если получится поставить в строй и Серых Стражей... - Хорошего вечера, - бросила она через плечо и оставила мужчин говорить о войне и политике. Сама же тейрна предпочитала действовать. К сожалению, умела она только воевать, поэтому и область её применения была, к сожалению, ограничена. Элисса направилась к своим покоям, на ходу подозвав оруженосца и пару служанок, чтобы избавиться от доспехов, принять ванну и отдохнуть после битвы и долгого похода. Запретив беспокоить её по меньшей мере до утра, тейрна заперла дверь в свою спальню и погрузилась в бадью с горячей водой. Когда всё было готово, её комнату покинули и служанки, загасив свечи и оставив Элиссу одну, расслабленную и погружённую в собственные мысли, многие из которых были столь же далеки от рыцарского благочестия, сколь и король Алистер от заветного, украденного трона.
  14. - Это ненадолго, - пробормотала Элисса, ковыряясь вилкой в капусте. По её мнению, нужно было дать генеральное сражение войскам самозванки, разбить из и наступать на столицу. Да, на стороне Аноры будут красные храмовники и венатори, но за плечами Алистера и его солдат были бои Пятого Мора. И даже если под знамёна узурпаторши встанут гарлоки, по мнению Элиссы, её поражение было неизбежным. Даже если придётся идти по трупам ферелденских солдат. Даже если ей самой придётся заплатить своей жизнью за эту победу. Она была готова совершить подвиг, достойный легенды. Возможно, эта война - последний шанс, потому что после неё уже просто некому будет воевать. Всех поубивают, в лучшем случае. Кто бы не победил, в битве за Ферелден, за Орлей он получит "в наследство" полную задницу в вопросах экономики, политики и остатки того, что когда-то называлось армией. - Если ты надеялся, что со смертью Архидемона неприятности на поверхности закончились, - она невесело усмеънулась, - у меня для тебя плохие новости. В прочем, это отличная возможность сражаться и умереть за своего короля, так что присоединяйтесь. В прочем, дела у Кусландов Хайеверских были ещё хуже, чем хотела бы думать Элисса. Фергюс был законным тейрном и наследником тейрнира, но он всё ещё не оправился после гибели любимой жены и сына. Когда закончится война, нужно будет поговорить с ним об этом. По Айдану было видно, что он выбрался с Глубинных Троп не для того, чтобы остепениться и произвести на свет наследника Хайевера. А Элисса... Она была уже не в том возрасте, чтобы выгодно выйти замуж, да и за кого? Тейрнов кроме её брата не осталось, король - Серый Страж, а они как известно, бесплодны. Может получится так, что трое Кусландов за этим столом - последние из своего древнего и славного рода. - Я слышала, что орлесианцы, вместо того, чтобы сражаться против самозванки, окопались в форте Ревасан и сидят там. Трусы и мужеложцы, а ещё называют себя "шевалье", - тейрна презрительно фыркнула, - в прочем, пока между Анорой и Флорианной стоит армия маршала Пру, нам не нужно беспокоиться о нападении с севера. Хоть какая-то польза от этого петушиного воинства.
  15. Элисса только беспомощно развела руками в отчет на угрюмый взгляд брата. То, что на Глубинных Тропах не выживают, не секрет, даже Серые Стражи спускаются туда, чтобы обрести славную смерть, когда их жизнь подходит к концу. Не то, чтобы срок Айдана, отведённый ритуалом посвящения пришёл в тот день, когда он спустился на Глубинные Тропы, но за десять лет, с ним могло случиться что угодно. Кусланды привыкли хоронить своих родичей, поэтому смерть Айдана его сестра восприняла более... Спокойно. Зато теперь, память о нём была увековечена в камне, что неожиданно одобрили бородатые спутники Кусланда. Элисса проводила брата недовольным взглядом. О каком это "посвещении" он говорил? Неужели одного было мало? Кто теперь Айдан - Серый Страж, воин Легиона Проклятых и сколько в нём осталось от Кусланда Хайеверского? Радость от встречи постепенно сменялась горечью разочарования. Возможно, лучше бы он и не возвращался, но нужно было гнать прочь эти мысли. Страшно и странно, что они вообще лезли в голову. Нужно обсудить это с королём на досуге. - У вас, парни, очень своеобразное отношение к смерти, - заметила Элисса, поддерживая разговор, - мама рассказывала мне о воинах Легиона Мёртвых, но пожалуй, я первая женщина из Кусландов, удостоившаяся чести разделить трапезу с ними. Вы пришли помочь нам сражаться с Анорой, верно? Как во времена короля Мэрика, когда Легион воевал под знамёнами законного короля Ферелдена. Известно, что Легион Смерти мало интересуется политикой. До тех пор, пока кто-то не решался предложить им достойную смерть в бою. Во время войны с орлесианскими захватчиками, союзники Мэрика из Легиона погибли все до последнего гнома, во всяком случае так говорили. Элисса уважала их выбор, но не понимала его. Она потеряла многое на войне, но всё равно не утратила волю к жизни, кроме того, она осознавала свою ценность в качестве советницы короля. Его армию мог возглавить кто угродно - эрл Теган, более опытный командующий из числа верных баннов, да и сам король, если придётся. Вот только Алистер доверял ей и это обременяло. - Но к чему продолжать разговор с сухим горлом, давайте выпьем, - женщина встала, бряцая доспехами и подняла кубок, - за тейрна Кусланда, великого воина и мудрого правителя, за его брата, смеющегося в лицо смерти и его величество Алистера, законного короля!
  16. Вот и поздоровались. Элисса замерла, так и не дождавшись братских объятий, так и стояла, подобно закованной в латы статуе пока дворфы из Легиона Мёртвых стройными рядами прошли мимо неё, бряцая доспехами и снаряжением. Вздохнула. Закрыла глаза. Открыла. Нет, брат не стоял перед ней, улыбаясь, не провалился под землю вместе со своей бородатой дружиной. Придется временно разместить их на конюшне, а там видно будет. Судя по запаху, неудобства испытают лошади а не дворфы. Закипая от злости, Элисса направилась следом за отбивающими шаг легионерами. Айдану предстоит ответить на несколько вопросов и очень скоро. Натянув на лицо настолько серьёзное (и злобное!) выражение, насколько это было возможно, тейрна миновала привратника и многочисленных стражников, следуя за братом к главному залу. Именно там дала свой последний бой хайеверская гвардия, это было место чести и славы, а так же горьких потерь. После войны, Элисса приказала высечь на стенах имя каждого рыцаря и солдата, погибшего защищая Хайевер, Айдана тогда уже не было, а Фергюс не возражал. И тут тейрна вспомнила, что под именами отца, матери, Орианны и Орена было высечено ещё одно... "Он меня убьёт..." Элисса буквально вбежала в большой зал, машинально поймала шлем, брошенный королём и застыла, как вкопанная. Если Айдан не разучился читать, он должен был обратить внимание на длинный список и выбитое красивыми буквами "Айдан Кусланд". Элисса похоронила своего брата через ~5 лет после его исчезновения. Никто, тем более человек, не мог продержаться на Глубинных Тропах так долго. В фамильном склепе, подле родителей, стоял пустой гроб и статуя Айдана, совсем не похожая, в прочем, на того человека, который вернулся домой. "Я все объясню. Он посмеётся, это же хорошо, что он жив и здоров. Зато он уже бессмертен. Относительно. Как же плохо всё-таки получилось, нет, это совсем не смешно..." Фергюс, безусловно, обрадовался возвращению брата. Пользуясь случаем, пока брат стиснул воскресшего Айдана в медвежьих объятиях, Элисса переместилась к плите почета и закрыла собой её часть. Глупо было надеяться, конечно, на то, что Кусланд разучился читать, или утратил былую внимательность, но все-таки. - Я тоже рада тебя видеть, брат, - кашлянув в кулак, произнесла женщина, наблюдая за воссоединением, - кстати, Фергюс, ты бы хотя бы изобразил радушного тейрна и распорядился об ужине... Убивать красных храмовников, конечно, увлекательное занятие, но мы с его величеством смертельно устали и проголодались.
  17. - О растрате государственной казны мы ещё поговорим, ваше величество, - пробормотала Элисса, краснея до кончиков ушей. Даже дома, в Хайевере, мало кто знал о тейрне столько же, сколько она по неосторожности позволила узнать королю. Если бы они были орлесианцами, Алистер мог бы использовать это знание для манипулирования своей советницей, ведь даже слух о пренебрежении долгом к семье, а так же извращённых пристрастиях Элиссы, мог разрушить её репутацию и замарать доброе имя Кусландов. Конечно, близостью двух женщин в Тедасе мало кого удивишь, но всему есть граница. Граница, которую Элисса нередко переступала. Про себя тейрна отметила, что Алистер хоть и изменился со времён Пятого Мора, но всё-таки оставался всё тем же Алистером, привыкшим говорить правду и острить в промежутках. - Я не узнаю этот голос, - негромко произнесла Элисса, ибо только в сказках после долгих лет разлуки брат и сестра узнают друг друга, обнимаются, после чего история обязательно заканчивается хорошо, - но эти дворфы определенно из Легиона Мёртвых. Ты же знаешь, что они сражались вместе с королём Мэриком против орлесианцев, неужели снова... Легион мог стать тем самым подкреплением, которое уже не могли дать банны, верные Алистеру. Профессиональные солдата, похоронившие себя взяв в руки оружие, эти дворфы славились железной дисциплиной, превосходной боевой выучкой и полным презрением страха смерти. Напротив, они стремились погибнуть в бою, на Глубинных Тропах. Значит, вывести их на поверхность мог только герой, достойный короля Мэрика, великий воин. Но кто же этот статный мужчина, приветствуюший короля... "Он кажется мне знакомым, и в то же время чужим. Этот голос, я словно слышала его когда-то, но забыла или это моё воображение подбрасывает образы, которых не существовало никогда. Надо позвать брата, если это друг, Фергюс будет рад поговорить с ним. Если только это не..." Элисса бесцеремонно всучила свой шлем королю и быстрым шагом направилась вниз, по каменной лестнице. Бряцая доспехами, женщина в белом плаще с венком Хайевера сбежала вниз, мимо солдат, перешептывающихся о возвращении тейрна. Однажды, она похоронила своих родителей и брата, неужели все эти годы... Имя, произнесенное Алистером, она услышала уже переходя на бег. - Сволочь! - кулак Элиссы врезался в челюсть брата, на глазах у дворфов из Легиона, - десять лет, десять *баных лет ты шатался по глубинным тропам! Я думала, что ты погиб! Чтоб вас, Стражей, с вашими принципами... Так что этот удар ты заслужил. Женщина улыбнулась, размышляя врезать ли ему ещё разок, например, под дых или в пах, для профилактики. Но затем, вовремя вспомнила, что на них смотрят суровые воины из легиона. Она отсалютовала дворфам и приветствовала их, надеясь, что брат все-таки обнимет её несмотря на удар по лицу. В конце концов, он действительно бросил и её и брата, и друзей на поверхности, преследуя какой-то идиотский долг, даже по меркам Серых Стражей это было уже слишком. Но когда Элисса понимала Стражей, пыталась ли их понять?
  18. Для Элиссы, младшей дочери тейрна Кусланда, возвращаться домой было непросто. Она никогда не простит себе того, что её не было здесь в ту роковую ночь, когда солдаты эрла Хоу устроили резню в Хайевере и избавились от старшего поколения Кусландов. В этих древних каменных стенах словно обитали призраки, которые преследовали, шептались за спиной, не сводили глаз... Элисса смирилась с тем, что не уснет этой ночью, а возможно и в те, что последуют за ней, во всяком случае если спать придется одной. С трудом, она боролась с искушением обмануть короля и предложить ему разделить свои покои, сославшись на отсутствие гостевых комнат, но Алистер все равно переспросит Фергюса, кроме того он был мужчиной. Внутри Элиссы боролось любопытство и желание посмотреть чему он там научился в денеримских борделях, но с другой, она понимала, что этот мужчина когда-то принадлежал другой и скорее всего не выкинул её из своего сердца. Что-ж, придется подыскать себе женщину на ночь-другую, завязывать отношения Кусланд не планировала. - Ну, ты всегда можешь подписать отречение в мою пользу, - наедине Элисса позволяла себе обращаться к Алистеру на "ты" и подобные шутки, - и тогда вся эта гора макулатуры станет моей головной болью, а ты сможешь доживать свой век среди вина и шлюх. Только вот нам осталось войну выиграть... В прочем, в этой шутки была какая-то доля искреннего желания тейрны облегчить бремя власти своего короля. Мэриков бастард был прирожденным лидером но, иронично, не любил править. Умел, но не любил. Действительно, это не железку на морозе лизать. - Если у тебя нет других планов, заходи ко мне после ужина, выпьем, возможно я даже поделюсь с тобой женщиной, - тейрна усмехнулась - слушай, Алистер, ты когда-нибудь тра......хался с кунари?" Она осеклась, виновато отвела глаза. Не пристало обсуждать подобное в обществе короля. Кроме того, их могли услышать. Так получилось, что Алистер и так знал слишком много и был, наверное, единственным кто знал про скелетов в шкафу тейрны Кусланд. Отредактировано Elissa Cousland (2018-01-30 22:57:53)
  19. Elissa Cousland

    Glory and Misery

    - Но разве эрл Эамон не был тебе другом? - удивлённо спросила Элисса, показавшаяся из-за ширмы. На ней была характерная одежда для благородной дочери Ферелдена - без излишеств, но подчёркивающая как её статус, так и женственность. Она немного слышала об отношениях между семейством Герринов и королём-бастардом, но складывалось впечталение, что они были по-семейному тёплыми. И такими же сложными. Тейрна Кусланд надеялась, что Эамон в своё время заменил Алистеру отца, но это было наивно, а наивность была одной из слабых сторон Элиссы. Она была готова поверить в то, что считала правильным, чем принять жестокую реальность. Некогда приближённая к денеримскому двору, она слышала слухи о любовном треугольнике Эамона, Тегана и Изольды, но не верила этому, хотя и понимала, что у каждой сплетни есть хотя бы какое-то основание. Эрл Эамон был уважаем при дворе и обладал силой, с которой считались даже тейрны. Но годы и здоровье подкосили этого казалось бы несгибаемого мужа, чем тут же воспользовались злые языки и старые недруги. "Истории всё равно, - рассудила Элисса, - даже если эрлесса Изольда наставляла своему мужу рога, история запомнит его великим человеком, отдавшим всё на служение отечеству. Его запомнят, как верного вассала и друга законного короля. Разве имеет значение с кем спала его жена..." - Слушай, меня всё ещё злит, что ты хотя бы на мгновение увидел во мне отражение Аноры, - женщина нахмурилась и изобразила обиду, что на её красивом лице выглядело презабавно - но я готова принять твои извинения после того, как мы посадим эрла Западного Холма на кол в его собственном замке. Как насчёт посетить одно интересное заведение в Арфистовом Броде, за твой счёт, разумеется? В портовых городах практически на каждом шагу можно наткнуться на трактир, мастерскую или бордель. Арфистов Брод исключением не был. Отстроенный после Мора, этот город относительно процветал благодаря торговле с Орлеем. Там было достаточно "культурных излишеств", о некоторых из них ходили слухи и в Хайевере. И если Кусланды придерживались старых традиций и не поощряли (на публике) подобные развлечения, они приносили немалую прибыль. Выбор для владельцев подобных заведений был предельно прост - ты либо платишь налоги и твой дом охраняет городская стража, либо отадёшь часть своей прибыли тёмным личностям, не самые приятные из которых ошиваются у твоего порога в качестве вышибал. Тейрн Фергюс имел достаточно связей в преступном мире, чтобы договориться со всеми. А с кем договориться не получалось... К ним приводили Шаггу и его козла. Вопросов больше не возникало, а новый владелец оказывался сговорчивее.
  20. Elissa Cousland

    Glory and Misery

    Элисса не понимала, что овладело разумом её короля - паранойя или эгоизм. Возможно всего понемногу... Да, многие из приближённых к Алистеру эрлов и баннов, его советники и офицеры неоднократно напоминали его величеству о необходимости продолжения династии. А он просто отмахивался от них, как от слепней жарким летним днём, словно не понимал, что без наследника от крови Каленхада, это королевство обречено. Элисса слышала, что у Серых Стражей, как правило, не бывает детей. Но она в первую очередь списала это на обеты и образ жизни, всё-таки многие Стражи находили смерть на поле боя, не успев завязать серьёзных отношений. Поэтому, она просто не могла полностью осознать насколько неосторожны её слова и как сильно они задевали короля. Ведь он, может быть, и хотел бы удержать трон в руках законной династии но не мог. И судя по холоду в его словах, осознание этого было для Алистера непростым испытанием. Вот только причину звенящей в голосе своего старого друга стали, Элисса просто немогла верно истолковать. Но инстинкт самосохранения и интуиция остановили её, не дав переступить черту, после которой доверие и расположение короля было уже не вернуть. Она одёрнула себя прежде, чем с её губ сорвались слова, о которых они оба потом сожалели бы и молча выслушала Алистера. - Я ошибаюсь второй раз за один вечер, Алистер, - женщина с трудом воздержалась от ответа в таком же официальном стиле. Это могло поставить крест на теплых и дружеских отношениях с королём, третьей ошибки он ей уже не простит, - как всё-таки сложно подобрать правильные слова для тебя. Я думала, что ты ценишь меня за то, что я говорю тебе правду, без лицемерия... И от слов перехожу к делу, когда это возможно. Знаешь, если бы мы сейчас переспали, оба потом жалели бы об этом. Спасибо, что остановил меня. Кусланд поднялась с кровати, кутаясь в покрывало. Сидеть на одном месте она просто не могла. Безусловно, причиной тому были нервы, а не последствия трёх жестоких сражений. В чём-то Алистер добился поставленной на этот вечер цели, Элисса больше не добивала себя морально. - Если я избавлюсь от фанатизма, на поле боя мне будет не место, - отозвалась тейрна с горечью в голосе, - ты не понимаешь, я боюсь смерти, как... Я не знаю, с чем это сравнить, боюсь и всё тут. Этот страх парализует меня, Алистер, моё тело и мысли. И каждый раз, когда становится страшно, я повторяю себе, что всё это ради нашего общего, правого дела. Прислонившись к холодной стене, женщина обхватила плечи руками. - Меня ждёт смерть в бою, Алистер, я просто знаю это. Надеюсь, в бою не по приказу и не в этой войне... Но если меня прикончат там, я хочу знать, что это было не напрасно. Меня немного утешает то, что своё имя в историю я наверняка уже вписала. Приказной тон короля задевал Элиссу, привыкшую к особенному, мягкому отношению с его стороны. Поэтому, эффект от холодных слов Алистера получился куда более сильным, чем он мог расчитывать. На Кусланд словно выплеснули ведро холодной воды. Она вспомнила о своём долге, как военной советницы короля. Несомненно, найдутся другие, кто напомнит ему о продолжении рода. Но это действительно, не её дело, во всяком случае не сейчас. - Хватит так со мной говорить, - произнесла она полушёпотом, - если ты продолжишь так, если сейчас ты уйдёшь, мне будет только хуже. Давай... Попробуем начать этот вечер заново? Чего в её голосе было больше - страха или надежды, сложно сказать. В конце концов, женщина всегда остаётся женщиной, даже под скорлупой из латной брони, даже изображая из себя деву битвы. Она надеялась, что признание в её страхах останется незамеченным королём, что он настолько поглощён своей обидой что просто развернётся и хлопнет дверью. Но другая её часть, отчаянно хотела, чтобы этого не случилось. - Мне правда лучше одеться, - не дожидаясь ответа, она скрылась за ширмой, где было сложено чистое бельё и комплект домашней одежды.
  21. Elissa Cousland

    Glory and Misery

    - Алистер, это не ради тебя и не ради меня, а ради королевство, которое мы сейчас стараемся сохранить, - отозвалась Элисса, в ответ на поучения короля. Он снова говорил ей очевидные вещи, словно считал какой-то деревенской дурочкой, или наивной девочкой, начитавшейся любовных романов. Сколько же в них было грязи, а правды - ни слова. Поэтому, им охотно верили. Вот только Элисса в этих уроках не нуждалась. "Словно мне очень хочется ложиться под мужчину... Когда ты наконец поймёшь, что "жертвенность в смерти" сейчас не нужна, тебе придётся приносить жертвы и жить с этим, либо с сожалениями о собственном малодушии. Или благородстве, что по-моему ещё хуже сейчас. Ты не сможешь мне отказать, Алистер и мы оба это знаем. Или сможешь, но на смертном одре будешь жалеть о том, что не попытался." - Сейчас ты опускаешь руки, просто потому что тебя один раз предала женщина, с которой ты поневоле делил ложе, - говорить это было трудно и неприятно, но Алистер просто не оставил ей выбора, - при всём желании, я не смогу продолжить род Кусландов, это бремя остаётся на плечах моего брата. Ты думаешь мне нужна корона? Ты думаешь, я хочу войти в историю, как королева, при которой Ферелден перестал существовать? Нет, мой друг, я впишу своё имя в историю славными битвами и победами на полях брани. Большего мне не нужно. А чего хочешь ты, стать "последним ферелденским королём"? Женщина горько усмехнулась и буквально вырвалась из объятий короля. Покрывало колыхнулось у неё за спиной, но тейрна вовремя удержала его. Она не могла похвастаться привлекательностью девочек из "Жемчужины", с которыми привык проводить время её король, тем более всё её тело было покрыто синяками и ссадинами. - Вышло бы неплохое название для книги, да?! Я хочу замуж ещё меньше чем ты залезать на меня сейчас но спроси себя сам, когда война окончится, ради чего это всё. Ради чего сражались и умирали твои солдаты? Всё это что, бессмысленно?! "Что я несу... Остановись, Элисса, просто заткнись, пока не наговорила лишнего..." - Почему ты смотришь на меня и видишь только женщину, Алистер, - она всхлипнула первый раз, нерешительно сделав шаг назад, - почему ты воспринимаешь мои слова, как попытку соблазнить тебя и получить корону, я не Анора. Я не Анора, ты слышишь меня?! Это было уже слишком, маска железной девы треснула на лице тейрны, уступая слезам. - Надеюсь, я не выживу в этой войне, - в голосе появились присущие Кусланд холодные нотки, - чтобы не видеть, как ты про*бёшь всё то, за что мы сражаемся из-за своей паранойи. И своего эгоизма.
  22. Elissa Cousland

    Glory and Misery

    - Иногда я даже начинаю верить себе, - не без горечи в голосе заметила Элисса, - когда изображаю из себя деву меча. Ты знаешь, это ведь у меня в крови и притворяться совсем несложно. Я не хочу, чтобы меня запомнили слабой, Алистер. Как бы ни закончилась эта война, её героев никогда не забудут, а мы с тобой уже обеспечили себе место на страницах истории. Я понимаю, не этого ты хотел. Возможно, Алистер мог бы навести в королевстве порядок, не прибегая при этом к силе оружия. Ему только нужно было немного времени и какая угодно супруга кроме Аноры. Тейрна вообще не понимала как так получилось, что при Алистере оставили эту гадюку. Её брат, да рассудит его Создатель по справедливости, обрёк Ферелден на гражданскую войну на последнем Собрании Земель. Элисса не сомневалась, он хотел как лучше, но будучи бесстрашным и благородным героем, он оказался никудышным политиком. Весь в отца, что поделать. - Страж, - отозвалась женщина, проигнорировав просьбу Алистера обеспечить ему немного личного пространства, - друг мой, нам не пришлось бы воевать, если бы на Собрании Земель не было Серых Стражей. Эта война началась из-за вашего чувства справедливости, из-за вашей верности своей клятве. Почему ты не можешь сейчас быть просто "Алистером", а не "Алистером Серым Стражем"? Элисса мало что знала о прошлом своего короля. Её вполне устраивал он настоящий, а что сочтёт нужным, расскажет сам. - Я простила брата за тот выбор, который он сделал на Собрании Земель, - прошептала она на ухо королю, в конце концов, он не знал Анору и хотел поступить правильно. Но когда эта война началась, мне так легко было винить его в этом, с мертвеца же не спросишь ответа за свои поступки... Мне стыдно, спасибо, что выслушал. Женщина соскользнула с подлокотника, но оставлять короля в покое она и не думала. Обе её руки крепко держали ладонь Алистера и Кусланд потянула его на себя. С усилием, она заставила августейшую задницу оторваться от насиженного кресла,тем временем полотенце сползло вниз и бесшумно упало на пол. Я знаю, что ты не хочешь меня, - неожиданно спокойно произнесла она, - а ты знаешь, что сейчас я бы не отказалась от эльфийки у себя под одеялом, но может быть... Когда всё это закончится, мы могли бы... Хотя бы попробовать?
  23. Elissa Cousland

    Glory and Misery

    Тряпка догорала в камине (ничего приятного, к слову...) а Элисса уже собиралась вылезать из ванной, когда Алистер наконец потерял терпение. Несмотря на своё умение разбираться в людях, тейрна откровенно слила этот разговор, ей оставалось только капитулировать, признав своё очевидное поражение. Она не сказала своему королю ничего, что он не знал бы и без неё... И к сожалению, Алистер не понимал, зачем она это сделала. - Алистер, тебе десять лет говорят одно и то же, - женщина примирительно подняла руки, при этом её грудь соблазнительно качнулась, - я говорю это тебе первый раз за... За очень долгое время, потому что надеюсь, что в отличие от остальных советников и придворных, мне ты доверяешь и меня ты послушаешь. Мне... Мне тоже неприятен этот разговор, но друзья для того и есть, как ты сказал моему брату, чтобы "сообщать горькую правду и острить в промежутках". Она смущённо улыбнулась, заметив что по пояс высунулась из воды, и протянула руку к полотенцу, сложенному на табурете возле ванной. Элисса время от времени встревоженно поглядывала на короля. Она могла всё то же самое высказать ему завтра, при Фергюсе и остальных, более официально. Но стал бы он слушать тогда? Нет, конечно не стал бы. - Прости, ты наверное ожидал чего угодно, но не лекции о политике, - призналась Элисса, оборачиваясь полотенцем, - что я поплачу тебе в плечо, расскажу о том, как страшно мне было... Да, я бы очень этого хотела, но боюсь потерять лицо. Ты хорошо знаешь меня, но это были мои первые битвы, - тейрна выдавила улыбку, завязав полотенце на боку, чтобы держалось. Она чувствовала босыми ногами мягкую тёплую шкуру, а прохладный воздух ласкал плечи и спину, на которые падали капли воды с мокрых волос, - я просто не могу позволить себе выглядеть слабой в твоих глазах. Надеялась, что разговор о политике отвлечёт меня, а тебя развлечёт... Извини, не стоило. Тейрна проскользила по мягким шкурам к креслу, на котором устроился её король. Опустив ладонь ему на плечо, Элисса уселась на подлокотник. "Не бойся, Элисса, он сейчас носит лицо друга, а не короля. Лицо, не маску. Он злится на тебя, потому, что ему не всё равно. Глупая-глупая Элисса... Видел бы тебя сейчас Фергюс, посмеялся бы. Или отмочил что-нибудь пошлое..." - Знаешь, мы спасли все знамёна, - женщина осторожно приобняла своего друга за плечи, - из Амарантайна и из Гварена тоже. Это символ, надежда на то, что мы вернёмся и возьмём назад то, что принадлежит нам. И мы сделаем это вместе, правда? Только обещай, что будешь слушать мои советы, - она улыбнулась, на этот раз искренне.
  24. Elissa Cousland

    Glory and Misery

    Алистеру удалось пристыдить свою военную советницу и даже сбить с неё спесь, но переубедить - едва ли. Для тейрны Кусланд имело значение только количество боеспособных солдат, мечей и копий под знаменем короля. То, что это оружие держали в руках простые мужчины и женщины, что ещё вчера трудились на своей земле, для неё значения не имело. Время скорбеть по павшим придёт позднее, когда законный король воссядет на трон Ферелдена и смута, охватившая королевство, будет окончена. "Вот только, как сказать это Алистеру, чтобы он понял? Иногда мне кажется, что в нём слишком много от "мужика" он слишком честен и порядочен и это стоило ему короны. Во всяком случае, развязало Аноре руки..." Элисса ненавидела Анору, но по-своему уважала её. Эта женщина извлекла уроки из ошибок прошлого и привела в действие блестящий план по захвату власти и расколу ферелденской армии. Она не просто узурпировала трон, её претензии поддержала аристократия и армия, та её часть, которой было уже наплевать на наследие Каленхада. Если подумать, что плохого для Ферелдена несло правление Аноры? Да ничего, но Элисса была готова упрямо следовать за Алистером до конца, потому что это был её друг и король, которому она давала присягу. - Алистер, ты не слишком хорошо разбираешься в женской одежде, если считаешь что я буду кидаться в тебя своим нижним бельём. О нет, это будет самая настоящая стальная перчатка, всё как ты любишь. И не смотри на меня так. Кусланд была расстроена реакцией короля на её слова. Казалось бы, она говорила очевидные истины, которые должны были быть понятны и Алистеру. Он не был до конца "простолюдином", ибо воспитывался храмовниками. Но ни целомудрия ни благочестия ему там в голову не вбили. - Когда я говорила о своей промежности, - поморщилась женщина, - я имела в виду не тело, а его ценность и право распоряжаться им. У меня его нет, друг мой, у тебя тоже не было, иначе ты бы не спал с Анорой. В отличие от тебя, сын кузнеца или плотника может позволить себе выбирать. В том числе, за какого короля или королеву идти в бой и умирать. То, что ты недооцениваешь силу слова это очень плохо. Но к счастью, у тебя есть я. Элисса очаровательно и совершенно искренне улыбнулась. - М-м-м, не забудь рассказать о чести и верности банну Сеорлику, эрлу Вулфу и их рыцарям. Уверен, они с удовольствием послушают. А вот посеять семена сомнений в умах их солдат будет проще, хотя бы потому что их отцы и деды поколениями сражались и умирали за наследие Каленхада. Твоё наследие, Алистер. Нравится тебе это или нет, но ты последний законный король Ферелдена. Если, конечно, не поторопишься и не обзаведёшься наследником потому что... Тейрна замолчала. Она не знала, как объяснить ему вещи, которые казались ей настолько очевидными, что не нужно быть Анорой чтобы понимать их. В какой то мере, именно Анора была наименьшим из зол и многие это понимали. Но только не до тех пор, пока в Ферелдене старые традиции и клятвы что-то значили. -...после твоей смерти начнётся смута. Один за другим, о своих правах заявят самозванцы, якобы незаконнорождённые отпыски твоего брата, или твои. А может быть, бастарды бастардов самого Мэрика. Война будет продолжаться до тех пор, пока мы все тут друг друга не поубиваем. А те, кто останется, будут уже не способны защититься от вторжения с севера. Подумай об этом.
  25. Elissa Cousland

    Glory and Misery

    Элисса была шокирована королевской бестактностью, настолько, что в действительности позабыла про Сегерон. Во всяком случае, на некоторое время. Пригвоздив Алистера сердитым взглядом, она демонстративно прикрылась и изобразила смущение. Машинально, просто потому, что в такой ситуации благородной деве положено вести себя именно так. Модель поведения, вбитая воспитанием и годами непрерывного применения. Тейрна понимала всю нелепость ситуации, но ничего с собой поделать не могла и не собиралась. - Насадив меня на копьё, как благовоспитанный дворянин, ты будешь обязан на мне жениться! - выпалила женщина, заливаясь краской и шумно бултыхнулась в ванной. "Создатель милосердный... Что я такое несу?!" - А до тех пор, ваше королевское величество, извольте соблюдать хотя бы видимость приличия, - остановиться Элисса уже не могла, он хотел возмущённые вопли, он получил их сполна, - я не какая-то развратная девка из публичного дома, я дочь тейрна и в того, кто скажет что промеж ног у меня то же самое, что у крестьянки, полетит перчатка. Немедленно. Женщина благородного происхождения не могла позволить себе тех вольностей, естественных для простолюдинок. Она не могла, как дочь кузнеца, кувыркаться на сеновале с просто понравившимся ей мужчиной, не могла в конце концов выйти замуж по собственному желанию. Элисса в конце концов, отвечала за целую армию а не за грядку с репой и тяжесть этой ответственности ложилась на хрупкие плечи аристократки. И все эти атрибуты военного дела - мечи, щиты, доспехи... Синяки ещё долго будут напоминать ей о собственной слабости. - Твой разум твоё самое сильное оружие, - произнесла тейрна уже спокойно, вернувшись к своему телу и его текущим потребностям, - во всяком случае, не стоит недооценивать его. Не забывай, что первые шаги к победе совершаются вот здесь, - она пару раз дотронулась указательным пальцем до своей головы, - а правильно подобранные слова способны воодушевить даже слабых духом солдат и привести их к победе. Алистер, вот как ты думаешь, почему после отступления от Гварена и поражения при Амарантайне они всё равно продолжали идти за мной? Ты же знаешь, выбор всегда есть - просто побросать оружие и разойтись по домам, либо встать на сторону победителя. Всё потому, что я владею словом так же, как ты своим копьём. Не забывай об этом, - Элисса всё ещё злилась на короля, а потому не нашла ничего лучше, чем кинуть в него мокрой тряпкой. Полегчало. Немного.
×
×
  • Создать...