Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображаются публикации с наибольшей репутацией на 19.08.2020 во всех областях

  1. 2 балла
    Часть I TESSA | ТЕССА “Красная Лиса”, “Коннетабль Тесс”, “Тесс” 11 Молиорис 9:07 ВД (35 ), Эльф Разбойник/Ассасин Глава диверсионной ячейки шпионской сети Бриалы, наемница ○ Способности и навыки: Тесса специализируется на профессиональных убийствах с помощью кинжалов, множества различных ловушек, гранат и прочих не менее жутких приспособлений, которые есть под рукой. «Знаешь, что лучше всего в королях? С ними не останешься без работы. Или они заказывают, или их». Любой разбойник может расправиться с противником, но для ассасина убийство — это искусство. Ассасины специализируются на нанесении ударов по самым уязвимым местам противника, использовании опаснейших ядов и, в особенности, скрытности, ибо хороший ассасин — это тот, о существовании которого даже не знают. Каждый ассасин отличается от другого: кто-то предпочитает улыбаться жертве в лицо, в то время как другие несут смерть издалека; но одно объединяет их всех: эффективность и любовь к убийству за звонкую монету. И не важно, заслуживала ли того цель или нет… ♦ На должном уровне стреляет из лука. Является основным оружием. ✦Она с легкостью замечает физические слабые места своей цели, а также вероятную брешь в броне. ♦ Обучена сражаться с несколькими видами оружия, подходящих под ее силу и рост, но оттачивала в основном владение клинками. ♦ Неплохо держится в седле, ранее занималась бытовым хозяйством а не только ведением бумаг, умеет готовить, изучила множество трав. ♦Обучили грамоте по условиям договора со своим бывшим работодателем. Умеет ориентироваться по карте, читать,писать, говорить на всеобщем, орлесианском и пару слов на эльфйиском. Хорошо ориентируется на разной местности и маскируется. Бесшумно передвигается, легко может затеряться в толпе. ♦ Знает как изготовить простейшие яды из обычных ягод и трав. Позже научилась готовить сложные яды и наносить их на оружие. ♦ За всё время службы в шпионской сети хорошо познакомилась с анатомией и акупунктурой. Знает, где находятся уязвимые места на теле человека. Знает как быстро убить, или причинить боль, не убив. ♦ При старом Господине имела небольшой опыт ведения Игры, а также понимание политики. ♦ Лазает чуть ли не по отвесной стене, цепляясь за самые узкие щели и уступы. Удобно лазать в городе. ♦ Очень вынослива и терпеливо переживает жару или холод. Часть II > Персонаж от CrystalGrazianoArt > Feyre Archeron Рост: 160 см. Телосложение: Мезоморф Цвет глаз: Серый Цвет волос: Платиновый блонд (холодный) Особые приметы: Шрам на ягодице, и от пупка до колена протянулось длинное тату в форме лисы. Также ее отличает уверенность в жестах. Мелкие бледные шрамы на руках и теле. В одежде предпочитает приглушенные или темные тона, не любит носить что-то лишние. Общее описание: Её физическая подготовка находится на должном уровне. Жилистая и атлетичная женщина. Зачастую старается полагаться на ум и технику боя. У Тессы длинные тонкие пальцы, благодаря которым она лучше справляется с мелкими деталями при работе. Также эльфийка может похвастаться шелковистыми блондинистыми волосами, выразительными серыми глазами, ровной оливковой кожей и острыми чертами лица. Эльфийка выглядит моложе своих лет, чуть выше среднего эльфийского роста среди женщин своей расы. Движения Тессы точны и резки, когда дело касается битвы. В обычной же жизни она скорее педантична, тиха и аккуратна. Походка уверенная и твердая, несмотря на то, что эльфийка обладает тихим шагом. Всегда старается двигаться как можно тише, не выдавая своего присутствия. В одежде не прихотлива. Помимо приглушенных тонов одежды, Тесса отдаст предпочтение той, что не стесняет движений, но и не волочится вслед за ней, мешая совершать разбойничьи манёвры. ○ Характер: - Страхи и слабости: Страхи: ♦ Утонуть ♦ Бессмысленная смерть Слабости: ♦ Охотится за сердечками зайчишек. ♦ Пирожные ♦ Плохо плавает - Общее описание: Спокойна и порой даже индифферентна ко многим происходящим вокруг нее вещам. Индифферентность эта, порой, граничит с полноценной апатией. Все внимание женщины сосредоточенно на ее долгосрочных целях и средствах их достижения. Поэтому она не отвлекается на мелочи вроде чувств, мелких обид или желания кому-то что-то навязать. Слова - оружие политиков, поэтому большую часть времени Тесса молчит и не отсвечивает, никому ничего не доказывает и не пытается никому вправить мозги. Если она действительно захочет вразумить дурака, то за нее будет говорить металл. Тесса есть фанатик. Тесса - самый опасный из фанатиков. Она - молчаливый фанатик, угрюмый фанатик, который никогда не будет стоять на площади и извергать из своего рта пророчества о конце света. Никогда не знаешь, когда один из таких окажется у тебя под боком и что он сделает в следующую секунду. На публике ведет себя так, как хочет публика. В народе одевается так, как хочет народ. Против системы нет смысла идти поверхностно, путем бессмысленных слов и кровопролития. Систему нужно менять изнутри, на уровне мировоззрения, веры и правды. Она это знает. Если Тесса что-то испытывает, то она этого старается не показывать. Любое, даже небольшое проявление чувств снаружи для нее является следствием глубоких внутренних перестановок и переживаний. Это касается как позитивных, так и негативных мыслей. Из-за этого может сложиться ощущение, что Тесса всегда угрюма. Это не так. Просто она не имеет мнения. Касательно вас, вашей одежды, ваших слов. Ей это не интересно до тех пор, пока вы не друг или не враг. А врагов и друзей у нее немного. Стоит отметить Бриалу, которая стала одной из крупнейших слабостей Тессы. Во многом она хладнокровна, порой даже болезненно. Там, где инстинкт самосохранения заставит испытать страх и побежать, ее нервы вытянутся как струна, а рука не дрогнет. У нее очень размытые понятия о чести и гордости, но они все же есть. По большей части это рабочая честь, обязывающая ее ответственно заканчивать работу. При этом, по ее собственному кодексу чести, Тесса никогда не проливает кровь откровенно-невиновных разумных живых существ. Не притрагивается к беспомощным, калекам и детям. Не одобряет массовый террор или садизм. Она подобна мяснику, который с легкостью режет сухожилия, и при этом наслаждается красотой живого существа, бережет его так, как может. Ее конечной целью является всеобщее благо народа и равенство эльфийской расы с другими . Разбитие старых цепей, всеобщее равноправие с иными расами, признание эльфийской расы как равной, создание эльфийских городов, деревень и даже государств. Подобная революция кажется Тессе вполне реальной, и к этой цели она стремится всеми силами, готовая пойти практически на все. Эльфийский народ терпел притеснения слишком долго, и он покажет на что они способны. ○ Биография: Действующие лица: Адальберт, по профессии сборщик трав и мелкий травовед-знахарь, в роли отца Нанзулетта, при жизни была кухаркой, в роли родной матери Бретта, по профессии гончар, в роли мачехи Ныне покойный барон фон Жилль, в роли работодателя Тесса появилась на свет пятым, очень нежелательным ребенком. Так как в ее семье уже сложились определенные отношения между детьми и родителями, девочка стала негласным изгоем, получающим наименьшее количество благ и внимания. Все изменилось, когда родная мать Тессы погибла от язвы. Девочке было всего шесть лет. Спустя два года её отец, сводя концы с концами, женился на другой женщине. Эльфийка из семьи ремесленников, по имени Бретта. Новая мать, как и сама Тесса, стала нелюбимой в семье, и это их значительно сблизило. Бретта проводила много времени с Тессой, обучая ее работать руками. Тесса очень полюбила глиняную лепку и художественную роспись. На двенадцатый день рождения Тессы, Адальберг подарил ей цветочные краски, которыми она разукрасила свой лучший горшок и поставила его в качестве украшения в комнате, но один из братьев утащил горшок чтобы его продать его на местном рынке. Тесса заметила это и решила проследить за братом. С этим горшком его заметил проходящий мимо слуга, который не преминул поинтересоваться, кто создал такую чудесную поделку. Когда он узнал, что горшок выплавил и разукрасил не человек, а двенадцатилетняя эльфийка, он немало удивился. И предложил мальчику пойти в дом барона в качестве мелкой прислуги по дому, тот запротестовал и в это время за своей поделкой выбежала Тесса, дабы защитить авторские права. Она пнула брата, и тот от злости разбил чудное творение. Эльф поинтересовался в чем дело, и в конце концов услышал полную историю.Семья была рада сбагрить лишнюю дочь, поэтому вскоре Тесса прибыла на новое место жительства и поселилась в каморке, где хранились метлы и ведра. Как и обещали люди Барона, Тесса занималась уборкой, а вечером брала в руки кисть и раскрашивала все, что попадется под руку. Девушка скучала по своей семье, но все время уходило на работу и встречаться с родными было некогда. Также она написала прекрасный портрет хозяина дома. Этим она занималась следующие три года. В пятнадцать лет Тесса возросла по “карьерной” лестнице и получила от барона неожиданное предложение, заключающееся в том, чтобы стать его помощницей. Она незамедлительно согласилась, и следующие пару лет ее обучали молча кивать, читать и писать. Еще через год по телу одного из приближенных Жилля начала идти какая-то неприятная сыпь, а затем он внезапно умер. Так как толкового доктора при доме не было, никто не уделил этому внимания, и мужичка тихо прикопали где-то за Вал Руайо. Его заменой стала Тесса, на её плечи упало еще больше работы. Господин очень сильно экономил на прислуге. И ей пришлось забыть о своём хобби, и везде таскаться за де Жиллем. Много-много писать. Складывать на место книги в алфавитном порядке, комментировать по требованию внешний вид, читать письма. Работа Тессу устраивала. В определенный момент она даже вылечила господина от весьма неприятного заболевания, связанного с выходом несвежей грязной воды из его организма, благо отец научил дочь ходить в поле и связывать одну траву с другой. До определенного момента де Жилль не чаял в Тессе души и даже ставил ее в пример другим своим слугам, что заставляло молодую эльфийку очень гордиться собой. Но все хорошее быстро приходит к концу. Де Жилль начал стареть. Прямо пропорционально его возрасту уменьшалось его самосознание, его способность самостоятельно принимать решения. Его приближенные и друзья начали подогревать его антиэльфийское настроение. Ненависть человека к безродным эльфам росла, со временем барон начал избивать всех кто служил в его доме и был эльфом, особо отрываясь на Тессе. Для него это было выходом эмоций. Ссадины превращались в переломы, а семья давно забыла про неё, за исключением Бретты, велела терпеть, говоря, что больше такой работы она не найдет никогда. В один прекрасный день де Жилль зашел слишком далеко, и, изрядно набравшись вина, надругался над Тессой. Это подкосило её, но, что не убивает, делает нас сильнее. После чего она изготовила из трав медленно-действующий яд и отравила барона, ставшего чуть-ли не полноценным хозяином. Вот так просто и без особых усилий, ибо спятивший мужчина не мог ожидать от своей верной помощницы такого мерзкого удара в спину. Убедившись, что яд начал действовать, а де Жилль увядать, словно старый цветок, она покинула имение, решив вернутся в семью, но её даже не пустили на порог. К двадцати годам Тесса покинула родной эльфинаж, сбежала устав терпеть на себе презрительные взгляды. Получив клеймо неудачницы, и, в общем-то, плюнув на него, девушка собрала вещи, вместе с украденным снаряжением бывшего господина удалилась из города. Не умевшая сражаться и будучи не приспособленной к жизни вне города, Тесса продержалась недолго. Истощенная и находившаяся на грани жизни, она падает замертво теряя сознание. Пробудилась уже много часов спустя, как она помнит, прошли сутки с её отключки. Проснулась в незнакомом месте под навесом. Все её мелкие ссадины и ранки обработаны и перевязаны. Рядом с ней стояла пища и вода. Когда Тесса вышла, узнала, что ее спасителями оказалась наемная смешанная банда из людей и эльфов. Они решили пожалеть девчушку в силу её юного возраста, выходили эльфийку и приютили к себе. Став частью этой небольшой но крепкой семьи, они поделились с ней своими знаниями, научили сражаться, готовить яды, шпионить и впоследствии чего Тесса стала ассасином. Она предпочла ножи и яды по причинам нетривиальным и весьма простым – низкий рост и достаточно худощавое телосложение не позволили бы ей сражаться со щитом или любым другим крупным оружием. Они работали и выбрали из того, что было. Заказные убийства, для тех, кто не мог себе позволить лучших ассасинов, подчищали следы или наоборот раскрывали их. Откуда они могли достать денег, там и работали. Так что они сыграли не последнюю роль в её судьбе. Банда работала по разным контрактам много лет, примерно в 40 году и начались беды. Отношение знати к эльфам ухудшалось еще больше, а масла в огонь подлили Халамширальские пожары близ которых они оказались. Промысел в Орлее стал труднее. Банда стала распадаться, её лидер богила от болезни и похоронив женщину с почестями, они разошлись договорившись встретиться на той могиле каждый год в один и тот-же день. От попадания к головорезом до кончины банды в жизни Тессы незаметно промелькнуло тринадцать лет. За это время у девушки выработался определенный стиль работы и некие тонкие принципы, не позволяющие браться за работу по убийству невиновных или детей, благо ни тех ни других никто на заказывал, потому что они редко кому переходят дорогу. Сама Тесса большую часть времени занималась заказами масштабом поменьше, оттачивая умение по-разному подходить к проблеме. Тесса присоединилась к шпионской сети Бриалы в 41 году, её банда уже полностью распалась. Последние несколько лет за ними велась слежка на подбор вероятных кандидатов, и по итогу Тесса даже работала на шпионскую сеть некоторое время, правда не зная об этом. После убийства Императрицы Селины в Халамширале. В это время Бриала уже более углублённо начала работу над своей шпионской сетью, для личных целей и на благо эльфов Орлея. Потому через своих агентов, Бриала пригласила её к себе. Часть III ○ Пробный пост: Повесив меч, Элис заняла одно из пассажирских мест в шаттле. На против нее расположился здоровенный дроид в форме насекомого, с которым она тут же принялась играть в гляделки, искренне уверенная в том, что победит. Маленькие красные глазки-визоры машины выглядели все более угрожающе из минуты в минуту, но Элис была не намерена проигрывать этот легендарный поединок. Шаттл поднялся и прыгнул в гиперпространство по указанным Аэрдри координатам. В ее текущем состоянии создание пространственно-временной воронки, даже размером с персональный транспорт, было практически непосильной задачей, после исполнения которой она отправится на покой на целые недели. И для создания успешного создания гиперпространственного окна требовалась точность, о которой она сообщила Хесслеру заранее, чтобы тот мог подготовить своих пилотов к этому нелегкому делу. Когда шаттл вышел на позицию, Аэрдри вышла на связь, подав ментальный сигнал. - Пристегнитесь. Элис не стала спорить и сделала так, как ей говорят. Некоторое время спустя прямо перед шаттлом начало открываться окно. Все сканеры взвопили пронзительными голосами - каждый из них сигнализировал об аварийной ситуации, о приближении к поверхности планеты, о пролете через гравитационную аномалию... Очень быстро спокойная обстановка внутри превратилась в напряженную, а затем и в хаос, когда шаттл, без приказа пилота, резко крутануло и потянуло вперед, затягивая в невидимую невооруженному глазу бездну. Проход через червоточину занял считанные мгновения. Древняя раса грии была способна создавать и поддерживать такие каналы долгими часами, но, увы, секрет ее врат был утерян. И единственным шансом вновь побывать внутри сингулярности стала помощь Единой Силы, которая свела две точки пространства вместе, разорвала между ними материю пространства-времени и толкнула вперед звездолет, пропустив его, по сути, по коридору длинной в сотни тысяч световых лет. На время перехода датчики продолжали сходить с ума, докладывая об отсутствии давления вокруг корабля, о повышении гравитации со всех направлений, о... Через фронтальный иллюминатор ударил яркий свет. Чернота бездны сменилась видом на детальные роскошные ландшафты планеты. Покрытая голубыми океанами, пустынями, заснеженными лесами и густыми облаками планета выглядела мирной и не тронутой - отсюда, с ее орбиты, не наблюдалось никаких признаков человеческой жизни, лишь бескрайние пустынные дюны, успокаивающие белые моря снега, голубые, полные мрачных тайн океаны... Так, стоп... Планета? Выкинутый из сингулярности шаттл летел вперед словно стрела, и даже функция экстренного торможения едва ли могла справиться с его скоростью. Едва-управляемый, разогнанный до сотни тысяч километров в час корабль быстро приближался к планете, за считанные мгновения войдя в атмосферу и загоревшись. Все его системы снова завопили, но уже оповещая о быстрой потере высоты и приближении к земле. Заглох один из двигателей, оторвалось одно из крыльев, из-за чего шаттл закрутился с частотой в несколько оборотов в секунду, превратившись в безумную карусель. Прокричавшись, Элис зажмурилась и вжала голову в плечи, прибегнув к Силе, чтобы не умереть от чудовищных перегрузок. Киборги на борту корабля мгновенно получили несовместимые с жизнями травмы. Дроидеки и дроид-муравей, хоть и повредили свои корпусы, но пока что оставались живы. Но ни один живой организм не смог бы остаться в сознании при происходящем. К глазам стала подкрадываться темнота, после чего Элис, а вслед за ней и ее спутник, провалились в небытие. Свет вернулся к ним, когда все закончилось. В воздухе ощущался запах проводки и гари, но после безумия, произошедшего до этого, просто горящий шаттл выглядел оптимистично и даже по-своему мило. Отстегнувшись, закашлявшись от попавших в ее легкие черных клубов дыма, Элис пошла перед, в сторону кокпита, не став даже пытаться спускать трап. Магматический световой меч проплавил титаниумную дверь кабины пилотов за пару секунд, позволив ей выбить телекинезом транспаристалиевый иллюминатор и выйти на воздух... ○ Связь: https://vk.com/thedallis ○ Ваши познания во вселенной Dragon Age: Игры, ютуб, книги, вики. ○ Планы на игру: Мировая проэльфийская революция. Жопка Бришы
  2. 2 балла
    Правда, женщина опять поняла то, что со всем происходящим безумием придется им справляться своими силами, и видя драконицу в небе, летящую явно не в сторону внешней стены, она успела разве что выругаться, выставив барьер, правда скорее не от самого лириума, а от взрыва, что прогремел не так далеко от Джуно. Стараясь вспомнить, что же было в той части города, женщина пришла к не самым утешительным выводам, видя не только зеленоватый огонь и дым, вперемешку с красным искрящимся лириумом, но и дикий пиздец, который именуется пожар. А так же видела дикую панику, что захлестнула солдат на стене. Это было не так уж и далеко, так что она попросила сменить её на посту защиты, дабы разобраться с этим бедламом, и один из магов только кивнул, заменив Джуно, пока та скорым шагом, даже скорее бегом, добиралась до места. Видя всю эту толкучку и панику, пока люди пытались удрать куда подальше от лириума, чародейка, вобрав в легкие подольше воздуха, выставила самый простенький барьер, дабы просто остановить толпу, и уже не сдерживала себя ни в громкости, ни в выражениях. - Ебанаты, блять! Стоять на месте! Вам разве был дан приказ отступать?!- орет во весь свой голос эльфийка, глядя на солдат горящими от злобы зелеными глазами,- Видите рядом с вами магов? Даже сука они не такие трусливые пидорасы как вы и никуда не бегут, а стоят и вам, между прочим, трусливые ваши жопы прикрывают, вы же сейчас им только мешаете творить заклятия своей паникой, ставя всех под удар! Думаете, если сбежите от лириума он вас не достанет?! Если сейчас мы не дадим драконице отпор, то в этом говне будет весь Старкхэвен, и от него нельзя будет сбежать никуда! Встать на свои места и готовить орудия, чтоб вас! Если среди тех солдат были их командиры, что должны были контролировать паникующих солдат, то они, зная леди Аэрик не понаслышке уже несколько лет, должны были уловить момент и начать отдавать солдатам приказы. - Если есть лишние люди – пусть пиздуют тушить пожар, он нам тоже может доставить проблем. Лучше всего песком, тогда точно ничего не загорится сильнее.- дальше говорит кому-то из ближайших командующих женщина, после чего уходит к своей баллисте, что готовилась к очередному выстрелу. - Ну как, не пробили?- уже куда тише спрашивает женщина у того, кто наводил саму баллисту, чувствуя жгучее желание кашлять от засаднившего горла, что и делает, чувствуя в носу щекотный запах дыма от реагентов. - Пока нет, судя по всему. Крепкая скотина. Ещё и дождь этот, будь он неладен…-сбивая в очередной раз образовавшуюся корку льда, мужчина снова смотрит, прицеливается, чего-то ожидая.- Монна, мне стрелять? - Я же не ваш командир, солдат, я не могу отдавать подобные приказы.- продолжая сипеть от слишком большой нагрузки на горло, Джуно смотрит снова в небо, на драконицу, что начинает уже сильно так ей портить нервы. Тем временем маги ставили кто заново барьеры, кто укреплял уже поставленные, кто-то из них ставил ауры защитные на самих солдат, кто-то же, кто был недалеко от пожарища, старался помочь затушить огонь, работая вместе с солдатами. Никто сейчас не пререкался с Аэрик, потому что некоторые из солдат уже видели эту женщину не только подле Ваэля, но и на поле боя, прямо посреди восстания, с пылающим мечом наперевес, в гамбезоне, с горящими глазами. Воинственную. Целеустремленную. Она своим бараньим упрямством и непоколебимой решимостью, свойственной только самым отчаянным воинам, закаленным во многих боях, внушала всем своим видом уверенность и веру в победу. Возможно, тут было так же дело в Пёрпе, её духе-покровителе. Возможно он придавал её словам ещё больший вес, и ей самой добавлял дерзости и уверенности как в себе, так и в окружающих. - Готовсь!- командует капитан хорошо поставленным голосом, и его эхом подхватывают остальные командующие, и все как один ждут подходящего момента для выстрела. И в этот момент кажется, что даже промерзлый дождь замер капельками воды в воздухе, даже драконица, такая на вид громоздкая и неповоротливая, замерла прямо в полете на это же мгновение. Джуно смотрит на это действо и понимает что, возможно, они проиграют эту битву и падут под натиском этой твари, измененной скверной и проклятым красным лириумом, возможно они все станут лишь статуями самим себе, каким стал один из ее учеников. Один из тех, кто пошел за ней в Старкхэвен из обезумевшего Киркволла в надежде на спокойную жизнь. Только вот маги так и не получили спокойной жизни, и вся эта война вокруг, которая скорее напоминает бессмысленную бойню, прибавляла число малефикаров и отступников, число детей без дома и без учителей, что могли бы научить как справляться с кошмарами и снами, полными искушениями Тени. Джуно обещала себе, что постарается каждого приютить под своим крылом, дать защиту, а в итоге сама отправила только прошедших Истязание магов на настоящую бойню. Хотя, эта бойня отличается тем, что здесь маги вместе с храмовниками борются, а не друг против друга. И здесь и те и другие борются за свой дом, только недавно приобретенный. Воздух замер на мгновение, не давая дышать. Женщина ждала того, что солдаты перестали паниковать и смогли найти в себе силы остаться в строю, ибо бежать им было, считай, некуда, позади них разве что дворец и горы. Также Аэрик надеялась на Америдана, что должен был вывести мирных жителей уже достаточно далеко по тайным тропам от города. Кто-то должен выжить после этой бойни. Хоть кто-то должен. Мгновение тянулось как вечность, пока женщина стояла около одной из приготовленных баллист, замерев в ожидании. - Пли!
  3. 1 балл
    Кто бы мог подумать, первым же мороком и сразу в лицо! Да, по видимому действительно возраст способен брать своё, и прорастать в человеке, пуская корни глубоко, закручивая в мыслях паскудную мысль о том, что опыт не пропьёшь, один раз охотник, охотник навсегда. Увы, Моране пришлось понять это только после того, как в её лицо прилетел увесистый, пусть и старенький табурет. Сначала как и полагается её оглушил этот удар, ножка табурета пришлась в основание челюсти и вскоре там должен будет обосноваться значительный синяк, который сначала будет кровоподтёком, а позже обязательно станет зеленовато-жёлтым и лишь через неделю, а возможно и больше вовсе сойдёт на нет. Этот ушиб будет саднить с правой стороны, не позволяя теперь авварке слишком широко раскрыть рот, а правую скулу расчертит глубокая царапина, благо глаза остались целы, до того, пока яркий свет от манипуляции храмовника не заставит авварку зажмурится, пряча чувствительные ныне к свету глаза за вовремя подставленным предплечьем. Стоило ли теперь говорить, что глаза её больше заточены на работу в темноте? Наверное уже нет. Так или иначе, всё случившееся немного дезориентировало Морану в пространстве и ей потребовалось некоторое время, что бы восстановить все свои органы чувств, а в особенности зрение. После яркой вспышки света, перед глазами авварки плясали излишне очерченные сферы, то большие то малы, словно она долго и пристально смотрела на пламя свечи, а теперь зашла в тёмную комнату, ощущение ещё то. Слух вернулся тоже не сразу, и голос лейтенанта пробился сквозь настойчивый звон, словно с трудом. Авварка опёрлась рукой о косяк двери, наверняка если бы она находилась к ней поближе, её бы вынесло ударной волной на улицу. Дыхание было поверхностным, собственно как и всегда, после зелья, что она выпивала, однако сейчас за этим дыханием скрывалась муть поднявшаяся из желудка и норовившая вырваться на свободу и казаться на вымерзшей земле, вместе с кровью. Морана была уверена в этом, из-за скрутившей в тугой узел боли где-то под диафрагмой, которая и не давала вдохнуть полной грудью. - Ikke komme nærmere...(не подходи ближе) – говорит еле слышно, жестом останавливая храмовника на расстоянии вытянутой руки, – Стой где стоишь, – добавляет уже на знакомом всем языке, вспоминая, что в низинах она. Болезнь так некстати скрутила нутро охотницы, что на мгновение её пробрала злость, от того, что приходиться разделять это состояние с незнакомцем. Ноги вынесли Морану на улицу, где её всё таки вывернуло, как она и предполагала, кровью. Казалось содержимое её желудка почти шипело, расползаясь едкой и вязкой жижей почти чёрного цвета. Но, на удивление стало легче, хоть наверное со стороны она и смотрелась так, будто бы высохла и уменьшилась в росте, а лицо стало белым пергаментом, с абсолютно чёрными радужками глаз, да подёрнутыми паутинкой капилляров белков. Зрелище не для слабонервных...ну, храмовник уж точно таким не был. - Не слова об этом моему помощнику, – проговорила авварка, когда, наконец, выпрямилась и уже глубоко вздохнула холодный осенний воздух. Она всё ещё выглядела страшно, но стала более мобильной, – Могу сказать, что ты действительно полезен, – голос её всё ещё хрипел, однако, она выдавила из себя еле заметную улыбку...одобрительную, – Мне бы самой пришлось повозиться с этим мороком, да и то, скорее всего не убила бы, а так истощила да спугнула, – авварка вернулась в дом, оглядела учинённый бесом беспорядок, – Позволь взгляну на брошь? – Морана протянула руку, ожидая жеста храмовника. Когда брошь оказалась в руке авварки, она изящным движением указательного пальца очертила её силуэт, ведя по нагревшемуся за пазухой мужчины металлу. Узоры были ей не знакомы, но – Руку даю на отсечение, эти знаки что-то значат. На первый взгляд простой узор, однако похоже на зачарование, – Морана подняла глаза на храмовника, – Этот морок охранял здесь что-то. Он мог напасть на нас ещё возле корчмы, но вместо этого следил за нами. И напал только когда ты нашёл это, – авварка поднесла брошь ближе к глазам, – Не слишком ли дорога вещица для дочки простого крестьянина? – авварка ещё некоторое время поглазела на брошь, и только потом вернула её Вальтеру, – Возможно это защита...или, всё таки напротив? – вопрос был больше риторический, почему-то Моране было странно неудобно задавать гнетущий её вопрос в слух, однако, ей было интересно, мог ли храмовник почуять зачарование, по сути магию наложенную на предмет? Авварка пнула носком сапога доску, что валялась на дверце ведущей в подвал. Кольца на дверце не было, поэтому пришлось искать подручные средства, что бы поддеть доски под которыми скрывался ход в подвал, достаточно вместительный с первого взгляда, – Нам нужен свет, – Морана покрутила головой в поисках лампадки. К сожалению, единственный светильник был разбит о стену, во время нападения морока, а факелов не было в этой холупе, – Стой тут, – авварка спустилась на несколько ступеней вниз, в сумраке обнаружив подвесной светильник в подвале. Выудив из кармана небольшую огненную руну, зажгла его. Светильник нехотя затрещал, выбросил сноп искр и постепенно разгорелся. Тёплый свет огня, почему-то показался Моране словно чужеродным в этом месте. Прихватив источник света с собой, Морана подняла его повыше над головой и неторопливо спустилась ещё на пару ступеней, лестница под её ногами жалобно скрипнула, – Что значит это Schwarz….о, Корт Многоликий, – чертыхнулась охотница, когда не смогла выговорить с первого раза, – Schwarzflügelig, – наконец, проговорила она. Всё таки женское любопытство взяло верх, и Морана не удержала его, решив узнать интересующую её информацию, казалось бы в самый неподходящий момент. В подвале было холоднее чем в доме, земляные стены промёрзли и покрылись искристой изморозью, которая казалась чуть ли не бриллиантовой крошкой, в дрожащем свете фонаря. Как и предполагало Морана, подвал был большой. Несколько стеллажей с бытовой утварью, горшками да чашками, мешки, что заготовила семья на зиму, провиант, вяленое мясо подвешенное к земляному потолку, что удерживали деревянные балки, что бы тот не обвалился, однако потолок этот был низким, посему даже Моране пришлось пригнуться, не говоря уже о лейтенанте, – Хозяин дома был запасливым, – проговорила авварка кивая на мешки с зерном и деревянным поддоном заполненным подмёрзшим картофелем. Морана готова была сказать, что тут нет ни чего полезного, когда заметила движение за одной из подпорок. Она неторопливо повернулась, направляя свет в тёмный закуток. Тот кто решил поиграть с ними в прятки, оказался слабым игроком, ведь из-за балки торчало худощавое плечо, явно принадлежавшее ребёнку. Плечо дёрнулось, когда свет фанаря распугал мрак, авварка кивнула лейтенанту, что бы тот в случае чего мог словить беглеца. - Ты вовсе не умеешь прятаться малец, – заговорила Морана, делая шаг по направлению к ребёнку, – Тебе не стоит бояться,- добавила она присаживаясь на корточки и ставя светильник на пол. Из-за балки показалось чумазое лицо, только была это девчонка, зеленоглазая и светловолосая, она шмыгнула курносым носом и выглянув чуть сильнее воззрилась на храмовника. – Я с вами не пойду, – проговорила она, маленькие ладошки ухватились цепко за деревянную подпорку, – Дядька мне сказал следить и не показываться. Я и слежу!
  4. 1 балл
    Ох, нет-нет и ещё раз нет! Только не вопросы веры! Только не вопросы крови! Только не вопросы принадлежности одно к другому! Морана старательно обходила подобные вещи, не потому что ей было не интересно, а потому что, так или иначе подобный разговоры всегда заводили в тупик принятия чьей-то точки зрения или же непринятие твоего взгляда на этот мир. Что думала сама охотница, так это то, что не важно какое имя у твоего Бога, пусть хоть “Горшком” обзовётся, главное, то, что этот Бог способен помочь, пригреть страждущую душу, найти ответы на заданные вопросы. Верила ли сама Морана в своих Богов? Да, но то была вера другого толка. Сложно оставаться не верующим ежели ты так или иначе, день за днём сталкиваешься с проявлением воли Богов, ведь для авваров даже дождь, что пошёл вовремя это часть их воли. Удачная добыча на охоте – часть их воли. Здоровый ребёнок, родившейся у матери – часть их воли. Всё в быту горцев пропитано волей Богов, горцы живут бок о бок с духами хранителями, способными являть себя над очагом авгура. - Не важно в какого Бога ты веришь, перевёртыш, – проговорила охотница сплёвывая себе под ноги, по её исказившемуся лицу было заметно, что этот разговор ей не очень приятен, – Важно верит ли твой Бог в тебя. И знаешь ли, такую веру гораздо сложнее обнаружить, если ты слепо доверяешь только проведению Господню, – она отвела взгляд в даль, словно пыталась подавить в себе желание продолжать этот разговор, однако, видимо не смогла, так как вновь взглянув на Виктора, как-то едко ухмыльнулась, щуря ледяную бездну глаз, – Твой Бог верит в тебя? – ах, сколько яда было в этом вопросе, – Могу сказать, что мои Боги в тебя не верят, по одной простой причине, ты для них лишь мошка, что говорит громкие речи, да изъясняется витиеватыми фразами. Ведь, для того, что бы в тебя поверили, нужно что-то сделать, совершить какой-то поступок, что бы их капризный взор остановился на тебе и они признали, что ты чего-то да стоишь, – Морана хмыкнула, не отводя взгляд от колдуна. Ох, и было что-то в их разговоре неправильное, а вот что именно, Морана пока не смогла понять, – Я не тороплюсь что бы взор их остановился на мне, ведь тогда придётся быть ответственной перед ними. А мне просто хочется делать свою работу, колдун, без ощущения ярма на шее, – она повела плечами, словно желала сбросить невидимый груз – Знаешь что, мне твои тайны ни к чему. В одно ухо влетело в другое вылетело. Хоть в Архидемонов верьте, но меня в это не впутывай, – говорила она действительно непричастно, – Так что храни их сам, а я выполню заказ и забуду это место как страшный сон, но ухо буду держать востро, мало ли, вдруг по миру раскиданы вот такие деревушки-эксперименты, в которых обыкновенные душегубы,прикрываясь своим Богом, создают монстров, которых мне приходиться убивать. - Вот ты просишь сохранить тайну, а твои люди сами, что-то не торопятся это сделать, – авварка кивнула на листок бумаги, с которого Виктор только что зачитал откровенную чушь, – А если бы эту писюльку нашли другие, не такие как я, не желающая ввязываться в чужие тайны, а те, кто действительно может заподозрить и начать копать? – она отошла от стены дома, у которой всё это время стояла, и окинула взглядом потухшую руну, которую колдун наложил последней, – Как-то неаккуратно работаете, – хмыкнула авварка. Со шпиля на разрушенной Церкви сорвался ворон, пронзительно каркнул пару раз, несясь низко над землёй, практически задев макушку авварки своими когтями. Морана резко повернула голову, следя за траекторией полёта своей птицы, тело её резко стало напряжённым, словно взведёная пружина. Ноги подсогнуты, рука покоиться на топоре, взгляд рыщет по кустам, что густо усыпаны ярко красными ягодами, что сейчас практически не заметишь в такой темноте. Авварка делает несколько неторопливых шагов назад, неслышных, тонкая подошва её сапог не скрипит по пеплу, как подошва колдуна, жестом она даёт знак Виктору молчать, а была бы поближе, наверняка бы закрыла ему рот рукой. Нужно ещё некоторое время, пока она практически ощерится как дикая кошка, волосы на её руках,затылке встанут дыбом, а черты лица станут острыми, как у истинного хищника, который заметил добычу, правая нога, медленно, верно вздыбит пепел, упираясь в землю, словно для броска. В кустах будет всё так же тихо, полное отсутствие ветра вроде бы давало возможность узреть приближение ожидаемых гостей, однако тишина повисшая в прогретом солнцем воздухе была обманчива, недружелюбна. - А теперь, – голос Мораны был больше похож на шёпот ветра, что неторопливо пробирается сквозь густые заросли, – Ходу, колдун, – она зыркнула на него , - Чего застыл? – на этих словах окрестность огласил утробный рык, а за рыком ломая ветки и кусты вылетел один из оборотней, – Ходу, мать твою! Остальных предупреди! – гаркнула Морана, почти в два шага оказавшись у стены сгоревшего дома, теряясь в темноте дверного прохода. Она потеряла колдуна из виду, слышала лишь только, что первый из напавших оборотней угодил в рунную ловушку, которая взорвалась с громким хлопком. Морана перепрыгнула кухонный стол, выпрыгнула в оконный проём, стекло которого видимо лопнуло во время пожара, чудом не зацепилась открытыми участками тела за осколки. Влетев с дверь рядом стоящего дома, охотница на ходу перемахнула через повалившуюся балку, нырнула в тёмный закоулок и выудив из патронташа бутылёк с Местью опрокинула его себе в рот. Вязкая, почти чёрная жидкость обожгла язык, прокатилось горечью по гортани и ухнула в пустой желудок, завязалась там в болезненный узел, расползаясь болью вверх по рёбрам, пояснице, шее и рукам. Затем пришла сосредоточенность, что пульсировала болью в висках, меняя взгляд авварки на почти что не человеческий, чёрные зрачки заполнили всю радужку, а капилляры глаз полопались под напором ядовитого снадобья, а виски и скулы покрыла сетка чёрных венок. Уже отдышавшись Морана ловко взобралась на крышу целого дома, и словно кошка быстро, почти неслышно побежала, минуя трубы, надстройки, перепрыгивая между крышами, краем глаза замечая, что со стороны выезда, где они только что были с Виктором движется не один, а четверо оборотней. Морана одним длинным прыжком оказалась на крыше дома, о котором не так давно говорила Решке, укрылась за кирпичной трубой и чертыхнулась, когда осознала, что с ней нет лука, только топоры. Нужно было дождаться пока бестии доберутся до главной площади, а там в пылу битвы Паук сможет передать ей оружие, а пока нужно было дождаться, что предпримут оборотни, ведь те не лезли на рожон, после того, как один из них угодил в ловушку Виктора.
  5. 1 балл
    Вошедший по зову Поля гвардеец выслушал приказ молча кивнул, ударив кулаком по нагруднику. Вместе с небольшим отрядом из четырёх арбалетчиков, он спустится в котельную и обнаружит, что дверь заперта изнутри. Были времена, когда замки строили как говорится “на века” и когда на требования открыть ответа не последовало, двоим солдатам пришлось подниматься в оружейную за переносным тараном. Двери выбили как раз вовремя чтобы найти трупы кочегаров с перерезанными глотками, выпотрошенные одним из своих товарищей, который немедленно набросился на изумлённых гвардейцев размахивая окровавленным ножом. Три арбалетных болта успокоили горе-подрывника, но когда новая смена под присмотром арбалетчиков заступила на дежурство и принялась исправлять нанесённый системе отопления замка урон, Поля уже не было в кабинете. Он узнает об этом потом и вычеркнет одно из имён со списка Вальдора. К сожалению, некоторые из “нижних чинов” в организации Роммель предпочли смерть сотрудничеству. Но перед смертью Рейнгельмина собрала в Халамширале существенную часть своих ресурсов, то ли начинала копать под Жеан и её генералов, то-ли сделала выводы из событий в Зимнем Дворце и решила взять на карандаш абсолютно всех и каждого, кто мог представлять хотя бы какую-то угрозу для верховного маршала, то ли паранойя взяла над ней верх и Рейн действительно готовила зачистку потенциальных заговорщиков. Так или иначе, все эти люди ожидали приказов от Роммель и не получали их достаточно долго, чтобы забеспокоиться и начать совершать ошибки. А в этом ремесле ошибаются только один раз, как тот кочегар который сделал свой выбор и попытался забрать на тот свет как можно больше… Врагов? Тех, на ком Роммель ещё при жизни нарисовала мишень? У человека с тремя болтами в груди уже не спросишь. Его тело, конечно, покажут Стервятнику, которого и так ожидает свидание в мертвецкой. Но обо всём по порядку. Рука не ответила, хотя её обладательница наверняка не осталась бы в долгу перед Полем. Тем временем, Стервятнику доложили, что место расправы над Роммель известно каждому третьему остроухому в предместье Халамширала. Людей Поля проводили тому самому месту, где по словам очевидцев произошло убийство, или, если угодно, казнь одной из самых жестоких женщин Орлея. На этом моменте показания свидетелей, которых благоразумно задержали, расходились. Стервятнику не придётся идти в предместья, завёрнутый в простыню труп Рейн уже доставили в мертвецкую замка, а очевидцев сего события рассадили по одиночным камерам, чтобы не сговорились. Итак, по одной из весрий, голову Роммель разбил как спелую дыню, печально известный Эльф-Медведь своей дубиной. По другой версии, её заживо скальпировали “Ублюдки Бриалы” другие же, и их было большинство, сходились на том, что сама Бриала на глазах у толпы вырезала у Роммель язык, и последняя захлебнулась кровью. В пользу этой версии говорил найденный ищейками Поля отрезанный язык, обнаруженный в куче мусора неподалёку. Тело убитой немного потрепали собаки, но обитатели предместий Халамширала обходили его стороной. Кто-то суеверно боялся её даже в смерти, кто-то брезговал, другие считали что она должна остаться тут в назидание… Иными словами, вот оно вещественное доказательство того, что тайная служба Пру обезглавлена. Прежде чем Поль приступил к изучению тела, в мертвецкую внесли убитого кочегара. Уже знакомый Стервятнику стражник пересказал инцидент в котельной и заверил Поля, что новую смену проверили и приставили вооружённую охрану. Это всё было очень похоже на план “мёртвой руки” – иронично, ведь именно руку Роммель доставили на блюдечке Полю. Если такой план, действительно был – то все не исключая маршала Жеан и её генералов в опасности. Бастьен Пру ещё не знал этого, но за его спиной, в тенях, разрозненная орлесианская тайная служба начинала пожирать сама себя, ослабляя и без того обескровленные силы противников Флорианны де Шалон. Ровно четыре дня назад генералы самовольно вытащили из застенок его собственного города графа Пьера, что вызвало мягко говоря неудовольствие Жеан и усилило взаимное недоверие противоборствующих партий. Ровно четыре дня назад, этого самого Пьера едва не убили. Кому это было на руку, как не Роммель? Поставить вместо графа лояльного Пру человека и обеспечить контроль над Долами было разумной идеей, а значит, можно было опросить выживших – самого Пьера, Жан-Гаспара и Лориана. Так же можно было пройтись по списку из “le dragon domine” здесь в Халамширале: Сэр Кристоф Рондо – шевалье из свиты верховного маршала. Ветеран Войны Львов, участник мясорубки под стенами Халамширала. Сомневается в идеях Старого Льва и не уверен в правильности принимаемых им решений. В последнее время зачастил в подпольные игорные дома, где на него вышли люди Вальдора и завербовали за игрой в карты. Слабое место – честь шевалье, так как у Роммель теперь был на него компромат и свидетели, способные разрушить военную карьеру Рондо и лишить его жёлтого пера, а возможно и жизни. Жан-Бернард де ла Руш – маркиз, один из наиболее яростных притеснителей эльфов, был пойман за попыткой незаконно присвоить себе часть разрушенных после штурма территорий бывшего Эльфинажа, то есть фактически украл у графа Пьера и как следствие у Императрицы. Завербован Роммель в обмен на гарантии безопасности и обещание при необходимости жестокими действиями людей де ла Руша, спровоцировать очередные эльфийские беспорядки. Валери Ларенье – горничная в замке графа Пьера, завербована Роммель при неизвестных обстоятельствах, но исправно снабжала её информацией, в частности, участвовала в подготовке диверсии в котельной замка. Мари-Флёр Карон – стражница, вестовой на воронятне. Была поймана за чтением корреспонденции и торговле информацией. Завербована Роммель в обмен на собственную жизнь и возможность “подрабатывать на стороне” до тех пор пока это не вредит делам Роммель. В списке было ещё около дюжины имён, включая несчастного кочегара с тремя арбалетными болтами в груди.
  6. 1 балл
    (говнопостик в деле) - Ты мне нужен здесь, а не в своих воспоминаниях. Давай, приходи в себя. Обернувшись, Люций мельком взглянул в глаза сестры, грустно улыбнувшись одним краешком губ. Подобные вещи... Это не сливать наболевшее в алкогольном беспамятстве, не держать в себе, строя из себя того кто нужен ситуации... Это дорогого стоит. И в этот момент, он был действительно рад, что не пожалел о том, что боялся считать лишь выдумками, что он не зря вернулся домой. Что он там, где должен и хочет быть, вопреки тому долбоебизму, в который ввёл себя на десять лет. То ещё зрелище - пёс войны, задумывается о столь слащавых вещах, как герой-мужеложец дамских романов. И ведь действительно, на полном серьёзе, в них верил. В отличии от того Люциуса что два года пёр домой своим ходом, лелея лишь иллюзию чуда. И тем более в отличии от того Люция, что бесоёбил с наёмниками в Ферелдене... От этих мыслей настроение резко сошло на нет. Можно даже сказать, вернулось на стадию "человекопёсель в неестественной среде обитания", хотя ситуацию он, покамись, понимал. Больно уж не то всё это, с чем хотел бы себя ассоциировать... При том что прошлое он своё не отвергал, и ни в чём не каялся. Просто хотел другой, нормальной жизни, шанс на которую ему подарили. И едва взявшись за тюки и котелки, он, всё же, первым делом переключился на меч, подвыдернув его из ножен, скрежеща слегка об их деревянную внутрянку. Словно убеждаясь что никуда он пропасть не мог, и накинул портупеей, застёгивая пояс. При том что для охоты то - покоящийся в чехле самострел был явно практичней. Вес оружия приятно отягощал пояс, придавая привычное ему спокойствие и уверенность, можно даже сказать расслабленность. А с этим, он принялся и за обустройство лагеря. Сбросил пару лёгких тюков и сумок, звякнул о землю котелком со ставнями, да отвёл лошадок ближе к подлеску, ослабляя удило да оголовную часть сбруи. И так, не суетясь, не торопясь, но быстро и уверенно он намечал места, расшатал отдельный редкий сухостой на дрова... Не то что бы он делал полноценный бивак, но если дождь не застанет их врасплох - то и возможность укрыться у них будет. Благо хоть от ветра есть какая-то защита, да укрытие из промасленной шерстянки в одном из тюков можно сделать. Во всём этом, его смущало только одно. Что-то... Беспокоящее. Он не мог понять что именно, тем более что и проявлялось оно странно. Чувство неопределённого - было свойственно воинам, причём от мала до велика, любых возрастов. Но тут было другое - сам Люций это чувство или давил, или переводил в злобу и решимость. Тем более что к природе и охоте ему было не привыкать. Но едва смысл жизни для него перешёл из смутной надежды в осмысленную задачу, он беспокоился уже не за себя. И словно настоящий пёс перед своим другом и хозяином, так же и он, улавливал иногда появляющееся беспокойство его сестры. Почти неуловимо, но если он что-то подмечает по делу - то редко когда это его отпускает. Хотелось подойти, узнать, что же беспокоит, но... Он и не знал как к этому подступиться. А идти в лоб, значит - испортить весь настрой, в чём и был смысл их мероприятия. Да и после его нежданного прихода, было как-то не по себе начинать разговор самому. Да уж, человек убивший своими и чужими руками сотни людей, не боящийся смерти и порицания, отвергший Создателя и некогда всё людское ради прагматичного и жестокого дела... Просто стремается родной сестры. Но дело было не в страхе. А в желании отказаться от собственного прошлого, распространять которое на самого близкого человека он не желал.
  7. 1 балл
    Кто бы знал, что многозначительное «потом как-нибудь», произнесённое после весьма активной попойки, в итоге всё же превратится в нечто… реальное? Трудно было сказать, на самом деле, насколько реальным было происходящее: разум потрошительницы имел неприятное свойство ускользать в особенно… эмоциональные моменты. В особенности, когда речь заходила о достаточном количестве крови и дурманящем запахе возбуждения, одинаково приятным вне зависимости от расы и пола. Да, секс определённо был хорошим способом успокоить зверя и утолить голод, что с каждым годом всё чаще и чаще поднимал голову, требуя крови и слёз. И Лавеллан чувствовала себя разгорячённой — кажется, настолько, что даже в тёплом помещении она должна была выдыхать пар. Заставлявшая терять рассудок драконья кровь буквально бурлила в её жилах, нашёптывая эльфийке столь знакомые слова, с каждым мгновением казавшиеся всё более логичными: «Убей. Убей. Разорви плоть. Искупайся в крови. ВЫПУСТИ МЕНЯ». Её тело желало танца, полного насилия и ненависти, но вполне готово было и на менее кровавые потехи, слегка выгибаясь под каждым новым прикосновением к коже, что по ощущениям, должно быть, казалась раскалённой. Голос всё не замолкал. И в тот момент, когда кунари слегка придушил женщину… голос звучал до оглушительности правильно. Убедительно. Естественно. В то же время, сама Вирейнис молчала, не ответив ни на одно из пояснений-предложений наёмника ни утверждением, ни отказом — лишь взглядом, который, будь он способен действительно пожирать, скорее всего не оставил бы от кунари ни косточки. — YESSSSSSSS… — лишь когда наёмник начал приступать к делу, настойчиво разгорячённой плотью растягивая не совсем предназначенные для таких габаритов ткани и мышцы, Вирейнис проронила слово. Хотя это, скорее, было удовлетворённое шипение сквозь зубы, стиснутые в нездорово удовлетворённой улыбке, обнажавшей клыки. Ощущение растяжения и постепенного наполнения нельзя было назвать абсолютно приятным — при всём желании, полного отсутствия дискомфорта добиться было попросту невозможно. Но тут помогало потрошительское извращённое восприятие боли, заглушавшее всякий протест непривыкшего лона… и тот факт, что сейчас Бык подпустил к себе потрошителя достаточно близко, предоставляя ей прекрасный доступ к своему телу. Крепкие бёдра воительницы без особого труда обхватывают мужскую талию, великоватую для того, чтобы была возможность сделать действительно крепкий захват, но мускулы компенсируют многое — особенно если к усилиям добавить изрядную толику кровожадности. Казалось бы… следующий жест, а именно — ухватиться за широкие плечи, впиться в них пальцами — весьма логичен, никто же не хочет падать с высоты, верно? Только проблема в том, что пальцы оканчиваются порядком затвердевшими ногтями, что на левой меченой ладони смахивают на когти, совершенно не свойственные простым смертным. И впиваются эти пальцы с достаточной силой, чтобы пробить кожу и пустить кровь. Она с усилием двигает бёдрами — не слишком резко, но определённо ускоряя процесс, одновременно с этим прижимаясь к телу наёмника ещё ближе… если это вообще возможно в нынешнем положении. Из-за сомкнутых накрепко зубов просачивается очередное протяжное шипение, вперемешку с воистину развратным полустоном, что на конце переходит в подобие рыка. И во взгляде зелёных глаз нет ничего разумного. Ни капли человечности, за которую так любит цепляться Лавеллан. — Кровь за кровь… честный обмен, нет? — остроухая не особо-то и даёт партнёру осознать сказанное, резко подаваясь вперёд и заострёнными зубами с силой и без всяких раздумий о безопасности впиваясь в покрытую слоем пота кожу и плоть, практически вгрызаясь, чтобы добраться до столь желанной свежей здоровой крови. Грудь, ключица, плечо, да даже шея — не так было важно, до чего остроухая могла добраться, как тот факт, что она могла вонзить зубы
  8. 1 балл
  9. 1 балл
×
×
  • Создать...