Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображаются публикации с наибольшей репутацией на 07.05.2020 во всех областях

  1. 7 баллов
    Часть I Valerie Guy | Валери Гай Сколопендра 9:16 ВД Царепуть 9, человек Воин, Храмовник (Искатель Истины) Опальный Искатель Истины, охотник за головами, агент Инквизиции на полставки ○ Способности и навыки: Бытовые навыки Валери не превышают уровень минимального самообслуживания. Знает немало куплетов Песни Света наизусть, хотя молится редко, считая, что не так обретается благословение Создателя. Имеет гибкий, острый, извращённый ум, отличную память на лица (а вот имена запоминает с трудом). Отличные задатки актёра, в речи вежлив, медоточив, обходителен, но может быть жёсток, агрессивен, издевательски-ироничен, если чувствует собственную власть и неуверенность, страх перед ним у собеседника. В бою осторожен, в движениях скуп и выверен, предпочитая действовать наверняка. Движения плавные, без резких переходов, но могут быть очень быстрыми. Заметный перекос на левую сторону всех движений, правое плечо обычно направленно чуть назад, к собеседникам или противникам обычно стоит в пол-оборота, выдвинув левое плечо и левое бедро вперёд, голову повернув левым же зрячим глазом. Тщательно контролирует слепую зону, даже вне боя выбирая положения и ракурсы, позволяющие держать как можно большее количество находящихся рядом людей в поле зрения. Не позволяет заходить к себе с правой стороны. Отлично держится в седле. Имеет широкую подготовку по владению оружием, на самом базовом начальном уровне, но сам предпочитает и специализируется, в первую очередь, на двуручном клинковом древковом оружии (таком как боевые косы, ромфеи, и подобные). Имеет свойственные Искателям специфические навыки, от выслеживания магов (впрочем, без великой разницы, магов ли), допросных техник и им подобных, являющихся не в малой степени основой для Искателя. После прохождения Бдения и принятия себя в роли Искателя, Валери, как и сказано в учении Искателей – милостью Создателя, смог не только отточить уже имеющиеся у него навыки храмовника, но и получил сверхъестественную способность управления энергией, позволяющую ему усиливать рефлексы и скорость движений. Расчётлив, жесток, холоден, двуличен. Садист. Часть II Рост: 176 Телосложение: Атлетическое Цвет глаз: Светло-серый Цвет волос: Пепельный блонд Особые приметы: Шрам от виска через скулу до угла челюсти по всей правой стороне лица; сшитые веки правого глаза над пустой глазницей. ○ Характер: - Страхи и слабости: Если бы Валери в своей жизни боялся чего-нибудь поболее, чем есть, это может быть сделало из него человека более приятного, коим он является. Почти до панического может быть осторожен, особенно по поводу нахождения у него за спиной или с правой стороны, отчего старается избегать больших скоплений людских, а в помещениях по возможности старается держаться спиной к стенам, подальше от центра. Не боится смерти как таковой, ни своей, ни чужой, но увечья и беспомощность калек вгоняют его в липкий ужас, из-за примеривания этого на себя. Данный страх обычно и перетекает в дикую жестокость и садистские замашки, как попытка дистанцировать себя от этого. - Общее описание: Получить прозвище в честь мерзкой на вид, ядовитой твари, имея внешность нежного цветка? Как нечего делать. Ещё в его раннем детстве нянька Валери называла того «хитрым маленьким гадёнышем», жалуясь на него кухарке. Девичья внешность, умение очаровательно хлопать длинными ресницами и вести ласковые речи, безмерная пакостность, изворотливость и лживость характеризовали в полной мере его ребёнком. А с возрастом в этот коктейль добавились — яростная ненависть к магам крови, жажда справедливости (в сугубо узком личном понимании) и отчаянные поиски «высшей цели». Чего не было в характере Сколопендры, так это излишнего себялюбия. Так что если надо немного прогнуться, или уменьшить свою значимость в чужих глазах — без проблем, не сломается, лишь бы цель это оправдывала. А уж наверстать, коли случай подвернётся, — это завсегда, пожалуйста. Геройство оставьте героям. ○ Биография: Как правило, быть первым сыном в знатной семье означало и власть, и ответственность, и массу возможностей, но не в этом случае. Бастард. Бесправный, без фамилии и наследства. «Ублюдок», как шептались люди сэра Гая де Краон, впрочем, стараясь шептаться по-тише, всё-таки шевалье любил своего сына. Только вот что проку от этого, если сэру Гаю всё равно требовался законный наследник? Юному Валери позволялось всё, что не позволялось даже и законным детям, но и спроса с него, в отличии от наследников, не было никакого. Хочешь – бери. Не хочешь – не надо. Беспечное лазанье по отцову поместью и разнообразные пакости остались в прошлом в одиннадцать лет, а впереди ждало обучение в ордене храмовников. Достаточно престижно и прилично для сына шевалье, и гарантированно безопасно для законного наследника. И для пущей надёжности — не в Орлее. Вольная Марка. Военная подготовка сильно увлекла парня, с идеологической стороной было чуть сложнее, неугомонному, эгоистичному, иногда легкомысленному, иногда по-детски жестокому юноше нелегко было принять все идеи и законы церкви. Перелом произошёл, когда ему было тринадцать. Рыцарь-капитан храмовников решил организовать прогулку за город, на реку, для самых младших послушников, «воздухом подышать, а то среди этих стен...». Валери должен был помогать следить за младшими, в качестве не то наказания, не то урока за очередную свою выходку. Нападения организованной группы малефикаров никто не ожидал. Капрал, пятеро послушников, которые ещё даже против чучела в бою не годились и Валери — вот и вся сила. Он запомнил только крики и плачь детей, вспышки, кровь, и оглушающую, сминающую боль, когда один из магов полоснул ему по лицу раздвоенным остриём посоха. Он один выжил, кажется, помилованный просто в насмешку. ” - И как же ты теперь будешь смотреть за магами в оба, щенок?..” Так он не только лишился правого глаза, но и получил взамен несколько глубоких шрамов на лице, ненависть к магам крови и одержимость в желании искоренить отступничество как явление. Он как проклятый тренировался и учил, перестраивая стиль боя под собственное увечье, с помощью старших учеников и тренеров, так и самостоятельно, забыв про свои развлечения, с упорством и упрямством, но ночами ему снились мёртвые дети, и он просыпался в слезах. Участившиеся конфликты с другими учениками, из-за которые он и заработал неласковое прозвание Сколопендра, за резкие ядовитые словечки и мерзоватый характер. Однако среди старших членов Ордена был на хорошем счету, за почти фанатичную старательность, за услужливость, успехи в подготовке и за ярое стремление учится и совершенствоваться. Прибывший для поисков той самой группы отступников Искатель Истины решил, что Валери может стать достойным пополнением для Искателей. Начальная подготовка храмовников была подходящей базой для обучения, умение справится с травмирующим опытом и направить его к собственному благу и росту – немаловажным достоинством на пути становления хоть Храмовником, хоть Искателем, а упорство и новоприобретённая цель — стать борцом с малефиками — отличным подспорьем. А после прохождения ритуала бдения, который не только позволил научиться контролировать свои страсти, но и открыл новые способности, он со страстью, достойной истинного фанатика, приступил к дальнейшему обучению. Прохождение Бдения, и новоприобретённый статус Искателя ещё не отменял факта малой реальной опытности, и первое дело стало как раз это, реальные задания... В основном – в качестве второго Искателя, помощника при более опытных товарищах. События на Конклаве застали Валери далеко от резиденции Ордена, не на самом, но одном из первых по-настоящему полноценных и самостоятельных заданий, и не в Орлее, а в Ферелдене. Если и до этого в мире творился беспорядок, то после... Позиция Церкви и без того не самого религиозного Валери отринула от неё, а творимый хаос в какой-то момент выкинуло ударившегося чуть ли не в вольнонаёмнические дела и охоту за разгулявшимися магами (а порой, и потерявшими голову бродячими храмовниками, подавшимися в разбой). В прочем, осторожничая и соизмеряя собственные силы, и не рискуя своей шеей в напраслину. В его планах было возвращение в резиденцию Ордена в Орлее, но в разгар войны между магами и храмовниками, разрывами тут и там, разгулявшимися в смуте разбойничьими бандами, это всё никак не выходило. На этом и случилось пересечение с агентами Инквизиции; их положение в этом новом, разверзнутом мире, оказалась ему ближе, чем позиция Церкви или Лорда-Искателя. Не смотря на это, Валери всё ещё ищет своё место в новом мире, пытаясь самоопределиться. Часть III ○ Пробный пост: ○ Связь: https://vk.com/barongidra ○ Ваши познания во вселенной Dragon Age: Игор по тысяче часов на каждую (i-iii), комиксы, книги частично. ○ Планы на игру: Персонаж в поисках новых смыслов жизни после краха Ордена Искателей, наши с ним совместные поиски своего места, новые контакты и связи, становление личности.
  2. 3 балла
    Часть I BRIALA| БРИАЛА «Зайчишка», «Кролик», Бриа, Мисс Бриа, Остроухая 9:06 ВД,16 Фервентиса, Эльф Разбойник, Ассасин, Бард Представитель эльфов Орлея, Глава шпионской сети Способности и навыки В бою Бриала по большей части полагается на свою ловкость, однако и некоторой физической силой она обладает, ведь одной лишь ловкостью и точностью врага сразить не выйдет. Конечно, тяжёлое оружие не для неё — сама себя не поранит, но и сражаться эффективно не получится, а посему выбор падает на парное и стрелковое вооружение, которым Бриала обучена владеть весьма искусно. От городского эльфа подобного мастерства не ожидаешь. Реакция на уровне. Бриала не способна одержать верх грубой силой, если дело дойдёт до боя без оружия, но способна уложить противниками голыми руками благодаря познаниям о болевых точках на теле. Несмотря на эльфийскую хрупкость и тонкое телосложение, она довольно вынослива; руки крепкие и натренированные, пусть и не щеголяют покрытыми венами мускулами, а пальцы достаточно цепкие. Бриале доводилось выполнять поручения не только во дворце, но и за его пределами. Благодаря этому, эльфийка отменно ориентируется на городских улицах и вполне способна выжить за городскими стенами — уж что-то поймать себе на ужин точно сможет. Пару раз даже по волнам приходилось путешествовать, да только морским волком её не назовёшь. Обучена верховой езде и вполне могла бы стать талантливой наездницей, хотя и не доводится ей часто седлать коня — приходится держаться теней, чтобы остаться незамеченной, а лошадь одной своей статью способна выдать наездника. Скрытность, умение найти достойное укрытие, где можно затаиться, задержав дыхание и не дыша, чтобы даже мышь не заприметила — вот он истинный талант Бриалы. Эльфы сами по себе практически невидимы, особенно в местах, где много слуг. Немножко практики, плотная гардина и вуаля, никто и не заподозрит, что тут была эльфийка. Как известно, все орлесианские дворяне, их слуги и все, кто так или иначе имеет отношение ко двору и знати, хотят они того или нет, принимают участие в Великой Игре. Благодаря стараниями родителей, обучению у леди Мантильон и десятилетиям, проведённым в гнезде интриг, которым являлся Орлей, Бриала стала одним из мастеров Игры. Она — умелая актриса с прекрасно подвешенным языком, способная примерить на себя практически любую роль, в которой люди предпочитают эльфов видеть. Ложь для неё столь же естественна, как дыхание. Более того, Бриала, будучи слугой знати, обучена чтению, письму и счёту, свободно знает орлейский и торговый языки. Однако стоит упомянуть о том, что же отличает Бриалу от других эльфийских бардов Орлея и тех слуг, которым довелось прислуживать знати. Она из тех немногих городских эльфов, что стремились изучать древнюю культуру их народа. В этом ей в своё время помог Фелассан — он не только рассказывал ей многочисленные древние сказания и обрывки истории, но и в добавок частично научил её крохам эльфийского языка, а также поделился собственным опытом скрытности. Часть II Рост: 1,57 см Телосложение:Мезоморф Цвет глаз: Янтарные Цвет волос: Тёмно-каштановые Общее описание : Бриала довольно привлекательна по эльфийским и, возможно, человеческим меркам. Она выглядит моложе своих лет и обладает каким-то своим неуловимым шармом и очарованием. Внешностью она пошла всё же в мать. Тёмно-каштановые прямые волосы были ниже плеч, сейчас она обстригла их под карэ. Кожа покрыта россыпью мелких бледных веснушек. Кожа цветом белого шоколада. Характерно большие эльфийские глаза напоминают янтари. Черты лица мягкие, что не сильно выделяет Бриалу на фоне остальных сородичей. Щёки немного пухловаты, скулы высокие, узковатое лицо и длинные уши. Телосложение — характерное эльфийское, худощавое, рост чуть больше полутора метров, но ветром, как ни странно, не сдувает: Бриала весьма крепкая женщина благодаря многолетним тренировкам. Обычно говорит с отчётливым орлесианским акцентом, но благодаря актёрским способностям может этот факт практически нивелировать. Лицо её в большинстве случаев спокойно — живая маска, что по большей части не выдаёт истинных эмоций, если только Бриала сама того не пожелает. Как лидер, она держаться прямо, не опускает голову и никак не хочет показывать состояние потерянности среди своих эльфов. Но от привычек слуги тяжеловато избавиться, ведь: «Наша проблема — невидимость. Люди у власти привыкли нас игнорировать. Мы не актеры, мы декорации». В одежде предпочитает тёмные тона, в приоритете качество и удобства. Характер Всё, что она переживает на данный момент, Бриала предпочитает прятать в себе, не обнажая душу остальным, от чего может показаться равнодушной. Обычно довольно-таки спокойна, терпелива и вдумчива. Способна и на искренне благородные поступки, милосердна и отзывчива, верна. Однако не стоит забывать, что Бриала — способный Игрок. И глазом не моргнёт, если потребуется предать в случае опасности, а угрозу чуять она умеет. Вывести Бриалу из себя довольно трудно; к характерным оскорблениям по поводу её эльфийского происхождения она привычна — Игра научила её мудрости, научила проглатывать и терпеть, но если, скажем, сжечь халамширальские эльфинажи, то и в Бездне не сыскать воспоминания о подобной ярости. Пусть и тихой — Бриала почти никогда не повышает голос. Но тем внезапнее всё будет, верно? Как и любой бард, не очень любит доводить дело до открытого конфликта, предпочитая скрытность или же слова. За своих готова голыми руками рвать противника. Трудновнушаема — она всегда готова выслушать, возможно даже утешить, но скорее всего останется при своём мнении, а то и вовсе воспользуется полученной информацией. Неплохо умеет располагать к себе и зачастую знает, что другие хотят слышать и видеть. Рассудительна, последовательна и хладнокровна, всегда безукоризненно вежлива и обходительна. Сообразительна, понятлива, хорошо умеет рассуждать и взвешивать сухие факты, способна проявить фантазию и изобретательность. В напряжённых ситуациях всегда сохраняет ясность рассудка, так что может найти выход практически из любой ситуации. - Страхи: Снова сжечь Халамширал Тяжелая болезнь Потеря веры в себя и своё дело Дети - Слабости: Императрицы Орлея Биография “I will fight for the others who have no one to champion their cause.” Часть III Пробный пост Великий Герцог изволил покинуть компанию Императрицы и своей сестры Флорианны для небольшого отдыха. Бриала же осталась, не желая прерывать переговоры, но её отвлекли. Шпионка. — Мисс Бриа, — раздался голос позади, а она сразу почуяла нотки беспокойства, — У меня для вас новости. Этот оклик вынудил её откланяться, она вежливо извинилась и проследовала за эльфийкой в соседний зал. Глазами она изучала обстановку, некоторое время назад здесь была стража. А также на лестнице и у той двери. Не украшенное маской выражение лица служанки, не сулило добрых вестей. Она доложила о найденных телах. В их числе были простые слуги, а также шпионы Бриалы. Из кармана лёгкой юбки она выудила небольшой колокольчик желтоватого оттенка, перемазанный кровью. От манипуляций он зазвенел в её руках. Очень плохой знак. — Что ещё вы видели? — вопрос прозвучал тихо и сухо, но служанка не успела рта раскрыть как из переговорной раздаться крики и ругань. Бриала ни секунды не мешкая бегом отправилась туда. Служанка за ней. Флорианна была рядом с Селиной. Ярость отразилась в глазах герцогини, женщина схватилась за кинжал. Тот подлетел в воздухе и с хрустом вонзился под рёбра императрицы. Это произошло в одно мгновение. На месте раны, алым расцветает пятно. Так тихо… Воздуха стало не хватать. Как же здесь душно! В груди жжёт и давит. Губы искривились, сжавшись в тонкую линию, руки машинальное потянулась к кинжалам запрятанных в обуви. Казалось, время замедлилось, но на деле не прошло и пары минут. Сейчас или никогда! Бриала рывком разворачивается, хватает за локоть спутницу и бежит в сторону соседнего зала. В спины им раздавался безумный смех герцогини. Более не было мыслей о Императрице. Только вязкие ощущения жалости вперемешку с сокрытой в глубине души ненавистью за содеянное, некогда любимой Селиной. Говорят, что умирать хорошо, надеюсь теперь она найдёт покой. Они бежали по коридору, Бриала старалась рассчитать ходы наперёд, — Я уверена, многие уже мертвы! Эта было выставлено на показ. Предупреждение, — Бриала вместе с девушкой сворачивает к лестнице ведущей вниз и останавливается, — Пробегись по служебным комнатам внизу. Найди кого сможешь и выводи их к тому самому зеркалу. А я поищу здесь. Нам нужно спасти их, — Бриала быстро оглядывается, — будь осторожна. На этом моменте они расстались. Теперь задача стояла перед ней, вывести оставшихся с этого крыла. Она знала, сейчас большинство слуг должно было находиться в столовой. После переговоров готовился ужин. Одни там, другие на кухне. Наверняка на заблудших времени не останется. Голова начинает гудеть. Она не может потерять и их тоже. Теперь зимний дворец как клетка. Бриала бежала и сперва даже не заметила того, из-за чего чуть не споткнулась. Это вынуждает замедлиться. Она опускает глаза и видит перед собой тело стражника, также ботинки, перемазанные в крови. Смотрит по сторонам и видит ещё тела. Ещё колокольчики. У всех до единого перерезаны глотки. Она быстро стягивает с себя обувь и откидывает прочь. Они будут оставлять следы крови и шуметь. Враг может быть совсем рядом, нельзя позволить выдать себя так просто. Но и медлить она не могла. Всё равно! Скорее в обеденные залы! Впереди за закрытыми дверями отчетливо слышались звуки бойни. Никого поблизости нет, значит все внутри. Бриала распахнула двери, что отвлекло одного из странных людей. Эльф бывший у него в заложниках, моментально перехватил оружие, вывернулся из хватки и вогнал остриё кинжала в шею врага по самую рукоять. Тело с глухим звуком шлёпнулось на пол. Шутовские костюмы. Только звук колокольчиков эхом раздался по комнате. Второй шут или бард, враг не мешкал. Человек в маске перерезал глотку сидевшей в углу эльфийке, и в секунду второй кинжал летит в сторону Бриалы. Она практически успевает уклониться , но кинжал располосовывает ей левой плечо. Рана не сильная. Эльфийка уходит в сторону и огибая столы со стульями рывками двигается вперёд. Она держит кинжал в вытянутой руке, готовая атаковать. Шут перекатывается в другую сторону от эльфийки и стараясь зайти сзади, глаза его бегают как сумасшедшие. Второй эльф слуга подхватывает стул и кидает в шута, это даёт ей немного времени, и она чёткими отточенными движениями подбирается к врагу и всаживает кинжал ему в глаз. Вытаскивает оружие, пинком отталкивает его от себя. Её глаза горят, пот градом течёт со лба. Она быстро осматривается в поиске выживших или врагов. Она насчитывает три тела со стороны врага и четыре с её стороны. В комнате оставалась группка слуг успевшая попрятаться по шкафам или за колоннами. Все были перепуганы, а одна из эльфиек кинулась к своей мёртвой подруге. — Коэн, выводи всех к зеркалу. Скорее пока не пришло подкрепление, — сама Бриа стала тянуть истерившую служанку, слёзы градом лились по её лицу. Посол схватила её за локоть и встряхнула. — Нам некогда оплакивать павших, спасайся сама или помоги выжившим! — Она проговорила это довольно быстро, и вот снова встряхнула эльфийку приводя в чувство. Девушка смотрела остекленевшими глазами. Вновь оглядевшись, Бриала за шкирку вытащила девчонку из комнаты и приказала бежать за Коэном. Ей нужно было проверить ещё пару комнат. Агенты Бриалы уходят, они бегут слишком медленно. Создатель их подери. Быстрее, молю! Лицо эльфийки до половины закрывала серебряная маска, но оно не прятало его. Она почувствовала слабый запах металла, когда, что-то капнуло ей на щеку. Рывком она снимает уже ненужный предмет, мельком осматривает и тоже откидывает. Кровь обагрила и эту вещь. Двигалась она быстро, но осторожно попутно пытаясь стереть с щеки кровь. Волосы выбились из косы после снятия сетки. Но не об этом она сейчас думала. Бриала двигалась к оставшимся комнатам в надежде и там найти живых. Но завернув за угол коридора она попятилась назад. Прямо перед дверьми словно из ниоткуда взялся небольшой разрыв, он ещё только зарождался. В этот же момент позади него открылась дверь в комнату откуда выглядывала пара слуг. Ничего не оставалось кроме как кричать, — Бегите! Живее! , — эльфийка кричала, не жалея глотки. Двое из агентов успели выбежать и унести ногу по коридору, а третья из них не успела. Разрыв разросся и с мерзким чавкающим звуком оттуда полезла нежить. Это было тонкое зелёное существо, она приземлилось прямо на несчастную. Бриала верно оценивала свои силы и понимала то, что сейчас ей было не справиться с этим существом. Не рассусоливая, она ринулась к месту встречи. Значит во дворце открылись ещё разрывы и все эти шуты. Надеюсь, многие выжили. Сейчас все должны ютиться в том месте, где находиться элувиан. Поднажмём! Конец коридора и вот-вот будет лестница вниз. Эльфийка не успевает, прямо перед лестницей открывается новый разрыв. Даже не думая о последствиях, Бриала прыгнула в открытое окно. Должно было быть не высоко. Под окнами как-раз находились кусты, но те не сильно смягчили удара. Будут синяки и ушиби, переломов вроде нет. У девушки даже не было времени отдышаться, она с трудом поднялась на ноги облокотившись о стену. Она держалась за ребро, потому что дыхание до боли спёрло. Держалась, но шла вперёд. Тут быстрее. Ещё немного. Через пару огромных беседок и фонтанов уже можно было разглядеть тюремное помещение, где и находился элувиан. Несколько эльфов стояли на стрёме и защищая вход. Перед ними уже лежало пару мёртвых тел. Они заметили её и поспешили помочь ей идти. — Мисс Бриа, вы живы! Мы привели кого смогли, нужно спешить, — Бриала закивала и вошла внутрь, — заприте и держите дверь, — приказала она не оборачиваясь. Здесь была настоящая давка, для такого места особенно. Большинство были в панике и сильно напуганы. Эльфийка двигалась через толпу, точнее для неё сделали живой коридор чтобы она прошла. Кому-то становилось легче при виде посла, а кому-то было всё также плохо. Дверь закрыть успели, но вот после этого раздались очень настойчивые толчки и ужасные звуки. Это приводило в ещё больший ужас. Бриале некогда было паниковать, она должна была срочно вывести народ. Думай. Безопасное место… Девушку тут же осенило, она пробралась еще через пару эльфов и коснулась прохладного стекла. Ели слышным шепотом она произнесла пароль и элувиан пошел рябью как побеспокоенная водная гладь на озере Каленхад. — Быстро! В элувиан, — командным тоном выкрикнула она в толпу. Те, кто оказался смелее пошли первыми. За ними уже и остальная куча. Постепенно помещение опустело и только двое, что держали дверь всё ещё были здесь. — Бросайте и бегите в элувиан, я задержу их, — Бриала дала им нагоняй. Последний из парней убежал в зеркало, как дверь слетела с петель. В помещение гурьбой ввалились разные чудовища и последним, что успела сделать Бриала это самой забежать в элувиан и быстро закрыть за собой проход. Её и всех остальных перенесло недалеко от Долов. Элувиан закрыл проход, но также успел перенести с собой половину туловища одного из монстров. Это чудовище было мёртвым. К их счастью. Бриала тяжело дышала, клинки выпали из её рук, а ноги подкосились. Спиной она облокотилась о волшебное зеркало. Тишина стояла гнетущая, нерушимая лишь завыванием ветра и шелестом мягкой травы. Множества пар глаз были направлены к ней. Никто не осмеливался задавать вопросы, все ждали её реакции. Эльфийка сделала ещё несколько рваных вздохов и наконец спокойно выдохнула, одна дрожащие плечи всё ещё выдавали не стабильность её состояния. — Мы живы, — тихо произнесла она. — Помогите раненым и детям. Наберите хвороста и разведите небольшие костры. Те, кто вооружен, наловите дичи, — снова несколько нервных вздохов, — нас не должны найти. Будьте осторожны. ○ Связь: Всё знают ○ Ваши познания во вселенной Dragon Age: Игры, комиксы, книги,вики,мультфильм,сериал,ютуб. ○ Пожелания: Отдайте Долы! ЪУЪ!
  3. 2 балла
    XV. ...AND JUSTICE FOR ALL. Дата: 20 Первопада 9:42 Века Дракона Место: Орлей, Халамширал Погода: Сильный снег с дождём, ветер, на улицах – гололёд. Участники: Lorian de Sagazan, Jean-Gaspard de Lydes, Comte Pierre, Бесславные Ублюдки [НПС] Вмешательство: Возможно вмешательство других персонажей. Описание: Несмотря на отказ маршала Лавайе, безрассудный Жан-Гаспар де Лидс собирается освободить своего друга, графа Пьера из темницы в его собственном замке. Прознав об этом, генерал Лориан пытается остановить товарища и напомнить ему о приказе Жеан. Генералы встречаются у халамширальских казематов, где обнаруживают убитых стражников и записку, подписанную Бриалой: «Возвращаю долг.»
  4. 2 балла
    [7 Солис, 2029 ТЕ] Protect me from what I want ◈ Calpernia, Marius ◈ » Поместье магистра Эрастенеса; Библиотека « «Maybe we're victims of fate Remember when we'd celebrate We'd drink and get high until late And now we're all alone» Когда “свобода” для человека лишь набор букв, о самом значении которого даже мечтать понапрасну не стоит, кажется, что в жизни уже нет ничего, что может хоть на краткий миг радовать. Но даже у рабов есть несколько часов в сутках, когда они принадлежат не хозяину, а сами себе. И каждый из них сам вправе решать, на что потратить. На сон, на изучение чего-либо, на простое общение. А может, на что-то более конкретное. Или кого-то... NB! Стеклишко
  5. 2 балла
    XVI. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РЕЙНГЕЛЬМИНЫ РОММЕЛЬ Дата: 22 Первопада 9:42 Века Дракона Место: Орлей, предместья Халамширала Погода: Сильный снег с дождём, ветер, на улицах – гололёд, едва прикрытый грязью вперемешку со снегом. Участники: Reinghelminna Rommel [НПС], Briala, Бесславные Ублюдки [НПС] Вмешательство: Возможно вмешательство других персонажей. Описание: во время очередного рейда по тылам Вольных Граждан, в руки эльфийских охотников за скальпами попадает список агентов Флорианны в Халамширале. Бриала объявляет охоту за орлесианскими командующими, в число которых попадает и приближённая верховного маршала – Рейнгельмина Роммель. Отослав своих верных диверсантов за скальпами генералов Лориана и де Лидса, эльфийка лично возглавляет операцию по устранению Роммель...
  6. 2 балла
    Ан нет, все-таки забыл, какое ужасное упущение. Еще немного, и Цитра был бы готов к тому, чтобы по старой орлесианской привычке (или традиции, черт разберет) предаться помпезным стенаниям о потерянной навсегда — возможно самой великой — песне всея Тедаса, очередной, и такой уже не будет никогда. Пальцы, облаченные в белые надушенные перчатки, берут новый аккорд — на этот раз октавой чуть выше, и именно в этот момент до чуткого слуха барда доносится шорох, ну совершенно никак не похожий на шум ветра: Очень близко и низко, до таких низин ветер в горах точно бы не долетел, и данные обстоятельства прямо-таки насильно вынуждают виртуоза остановить музыкальную сессию, приподняться… И буквально лицом к лицу столкнуться с незнакомой девушкой. Секунды, между которыми эти двое просто стояли и молча таращились друг на друга, показались Цитре целой вечностью. На самом деле, он попросту пытался оценить всю игру на возникшем контрасте, ну и поглядеть на не самое неприятное, хоть и незнакомое женское личико. Эта ночь обещала своеобразные сюрпризы? — Так-так… — Деловито начал маг, не подходя ближе, но и не отдаляясь от вылезшей из кустов девушки, — Ну здравствуй, свет души моей! Если б знал я, что судьба сей прекрасной ночи появиться вот так, то обязательно бы приготовился, но что то есть, то есть, правда? Цитра озорно рассмеялся и прищурился сквозь глазные рези в маске. Жаль, что во тьме ночной этого не было заметно… Или нет? — Как вижу, тебе по душе пришлась моя импровизация, и я польщен столь сдержанной похвалой от такой… Такой… — Задумчиво проведя пальцем по не-своему подбородку, маг все силился подобрать нужное слово, но при взгляде на сию даму — плевать, что слегка растрепанную — ни одно из правильных слов не хотело подбираться. Вот же клятость! — … Такой энергичной леди, как ты. И, более того, ты разожгла во мне любопытство. Как тебя зовут? И что ты делаешь в этом облачении… Ночью? В саду? В принципе, определенная логическая цепочка уже начала выстраиваться, но спешить с выводами Цитра не хотел, поэтому тоном своим изобразил едва ли не святейшую невинность и неосведомленность. А что? Орлесианцу можно и не знать, как любят проводить досуг люди других наций; К тому же, девчонка явно не была соотечественницей Цитре — уж слишком в тихом голосочке угадывался западный акцент. Возможно, Тевинтер или Андерфелс. Цитра хитро прищурился и улыбка его, сокрытая за внешним лицом, почти стала вровень точеной масочной ухмылке. Остатки алкоголя еще не до конца выветрились из разума, но не мешали магу изъясняться четко и не себя — нет. Осталась лишь игривость, подкрепленная легкостью собственного характера. Подняв вверх правую ладонь, мужчина мягко, чересчур плавно провел пальцами по воздуху, будто гладил нечто эфемерное и неощутимое, и вскоре меж длинных фаланг заблестел яркий белоснежный шарик. Банальнейшая из всех магий, но зато какая красивая! Магическая свеча помогла разглядеть фигурку напротив более детально, и зацепиться пронзительным взглядом за до невероятного симпатичное лицо было вопросом времени. Маленькая, рыжеволосая девочка уже априори не вызывала ничего, кроме глубинного умиления и нежных порывов, которые Цитра, конечно же, сдерживал; Ни в одном приличном обществе не привечалось вот так — сразу набрасываться на первую встретившуюся милашку. Хотя, если вспомнить ривейнских танцовщиц… — Сегодня очень красивая и тихая ночь, и если ты останешься, то, возможно, я смогу придумать что-то еще. Видишь ли, своим появлением ты невольно развеяла мои последние остатки вдохновения, а артист без вдохновения, как храмовник без исподнего — очень тяжко существует! Цитра развел руками в стороны, всем видом своим демонстрируя жест «ну а что поделать, не мы такие, храмовники такие.» Возвращаясь на лавку, повел пальцами, отчего магическая свеча подлетела следом и замерла над его головой. «Виртуозность», до этого времени спокойно лежащая на каменной кладке, вновь была взята в умелые руки. «Мадам бессонница, я Вам открою двери Входите, будем чай пить – ночь длинна Не церемоньтесь, что Вы, в самом деле – Вам будет здесь удобно у окна.» В этот раз, сыгранные аккорды были куда более примитивными — по меркам самого Цитры, но зато рифма вышла слаженней и чище. Где-то убыло, а где-то прибыло.
  7. 2 балла
    Быку нравилось играть словами с Хисант. Смотреть, как она мило краснеет от того, как он ей говорит всякую похабщину. При том кунари делал это нарочит обыденно, будто бы они говорили о совершенно бытовых, обычных вещах. Хиссрад не отстранил руки, когда она была направлена к животу. Мало тогда наемник уделил ему внимания, однако сейчас он это мог без труда наверстать. Рельеф мышц, пупок, кожа – он удилял внимание каждому миллиметру, делая это мягко, гладко, обыденно. - А ты попробуй на это иначе посмотреть, - сейчас наемнику захотелось взять инициативу в свои руки. Он резво, чуть ли не одним движением, стянул с себя штаны с сапогами – для пущей маневренности, - и притянул к себе Хисант, облокачивая её на себя. – Представь, что член – это элемент концентрации. Бык не стал ждать, пока саирабаз соизволит избавить себя от робы. Вместо этого наемник уселся поудобнее, поближе к дереву, притягивая к себе спиной Хисант. Теперь она сидела перед ним спиной, и могла ощущать, как конец Быка упирается ей в спину. В то же время, Хиссрад взялся обеими руками за ноги саирабаз, разводя их в стороны. Он совершал поглаживающие движения, каждым раз закатывая робу все сильнее. - Ты думаешь о нем, о его образе. Кроме этого члена нет ничего во вселенной: только эта жилистая кожаная палка и два шара, к ней прилагающиеся, - когда это стало возможным, рука наемника скользнула к промежности саирабаз. – И вот что ты будешь делать, м? Как ты взглянешь на ситуацию под таким углом? Будишь ли ты так же его касаться, или же будешь созерцать, как вечную часть мироздания? Несмотря на грубые руки, наемник максимально нежно обращался с промежностью Хисант. Он осторожно касался мягких створок, наслаждаясь ощущением мягкости плоти и шелковистости редких, белесых волосков. Он двигал рукой вслепую – но в то же время он прекрасно знал каждый закуток, до которого он касался той ночью. Хиссрад действовал наверняка, потому осторожничал. Потому приближался к активным действиям по мере того, когда все больше уверовался в том, что не причиняет женщине боли. - Смотри на пламя. Ты задумывалась, что даже если путник скитается в одиночку, то пламя всегда готово составить ему компанию? Бык погружает в лоно кунари пальцы. Неспешно, вначале медленно, но темп, как чувствовалось, с каждым движением все больше нарастал.
  8. 2 балла
    Пьер мысленно задумался, а что хуже – наличие или отсутствие арбалетчиков у старого друга? Вопрос интересный, не праздный, можно сказать, даже философский, так как граф уже порядком набрался опыта и понимал, что если у кого-то сдадут нервы, то первым кинжал или стрелу получит он., и не особо важно, от кого, все равно в результате - был Пьер Роше, благородный граф Халамширальский, а станет неудачная имитация ежика или свиной туши, тут уж как повезет. Рожи эльфов ему уж точно не нравились, это были ни разу не забитые обитатели трущоб, а конченые головорезы., которые не будут сомневаться ни мгновения, если сочтут нужным его отправить на тот свет. Между тем он услышал и ещё один голос, тоже знакомый. Сложно сказать, что тут делал Лориан, Пьер знал его мало, но это заметно снижало вероятность, что информаторы ушастых не врали. Даже если быть циником… Ну ладно кто-то один из двух, но оба? Это мир должен совсем пойти по… Извенстно чему. И уж тогда графу и подавно нет причин цепляться за свою жизнь. Так что на предложение двинуть вперёд, он пожал плечами без тени сомнения и пояснил: - Если даже эта парочка за Фло, то нам точно всем крышка, не вижу причин для волнения, – Пьер усмехнулся, и пошел вперед, – Жан-Гаспар, расслабь жо..., эхм, руку на арбалете. Я уже иду. Честно говоря, граф даже улыбался. Он действительно не верил в измену друга, отчасти по дружбе, отчасти просто потому что достаточно хорошо, в отличие от ушастых головорезов, знал этого человека. Не то чтобы Жан-Гаспар не снес бы ему голову, разойдись их пути, но уж точно не по такой причине. Это сам Пьер порой не знал куда податься и задумывался, нет ли вариантов получше, но Де Лидс? Нет. И он был чертовски рад, что товарищ пришёл выручать его задницу… Хоть это и вызывало ряд вопросов и опасений, что за неведомая хрень творится снаружи и чьи бошки уже торчат на кольях. В общем, Пьер был жутко рад во всей этой вакханалии увидеть две знакомы рожи и далеко не худшие из них. В конце концов, если его и посадят на кол, то в хорошей компании… Он махнул рукой. - Приветствую, господа. Благодарю за приход мне на помощь, но можно краткую версию – какгого архидемона тут творится? Сначала эльфы привет от Бриfлы передают, и буквально тут же вы. Боюсь спрашивать, что там снаружи, а ведь я и пары дней не просидел тут… Вот уж действительно, жизнь, прикладывая, подобно горной бурной реке, графа обо что ни попадя, добилась результата – всерьез паниковать и пугаться уже не тянуло, быдь что будет. А что будет… Это, похоже, неизвестно уже даже Создателю.
  9. 2 балла
    Альдо в какой-то момент задумался, а не прирезать ли ему сначала горе-правителя Халамширала, при котором уже дважды сожгли Эльфинаж, а затем – блефующего шемлена за дверью. Он понимал, что будь у герцога за спиной рота арбалетчиков, они бы уже штурмовали темницу. Но штурма не последовало, а оба орлесианских генерала напомнили эльфам о союзе, на который почему-то подписалась Бриала. У неё, безусловно, были свои причины, да и воевать лидской сталью было сподручней, чем говном и палками, но у Альдо складывалось ощущение, что его и “Ублюдков” в этой войне используют как пушечное мясо, которым рано или поздно придётся пожертвовать. Понимала ли это Бриала – возможно и Альдо её за это не осуждал. Но вот новые полки эльфов, которые сейчас вооружались и проходили военную подготовку в Лидсе… Их сородичей отправят на убой, на чужую войну герцогов и маркизов, до которых эльфам не было никакого дела, как и до того кто воссядет на орлесианский трон, если это, конечно, будет не Бриаоа. Успокоив себя тем, что всё, что они делают, это скорее всего часть многоходовочки Леди Бри, Альдо по прозвищу Долиец, подтолкнул Пьера к выходу. - Жан-Гаспар, - выкрикнул Альдо, – скажи-ка, звонкая монета от узурпаторши звенит только в твоих карманах, или у всей этой роты арбалетчиков у тебя за спиной? Идите, граф, но не говорите потом, что вас не предупреждали. Если ваши друзья пришли сюда за вашей головой, я их останавливать не буду. Долийцу было непросто поверить в то, что такой отбитый патриот как Жан-Гаспар предал Орлей, но он сам видел бумаги. Конечно, они могли быть подделкой… И для эльфов было вполне разумно пожертвовать Пьером, чтобы проверить а не врёт ли герцог. Если графа Халамширала встретят арбалетные болты вместо дружеских объятий, придётся прорываться с боем. Убивать его будут сейчас, чтобы заодно избавиться от свидетелей. Небольшой отряд приготовился к бою, занимая позиции за импровизированными укрытиями. Рота не рота, но каждый из “Ублюдков” затащит за собой в Тень каждого шемлена, который сунется через эту дверь, пока у лучников не закончатся стрелы, а потом… Альдо не думал, что убивать лоялистов чем-то хуже или лучше чем резать Вольных Граждан. Шемлен он и в Халамширале шемлен.
  10. 2 балла
    "Клянусь Андруил, рано или поздно я придушу этих мерзавцев..." Эльфийка раздражена без меры, но срываться на своих подчинённых и в без того не в самом лучшем положении смысла нет, каким бы тяжёлым задание не казалось. Ей не смогли доставить оружие, поставка сбилась, а на руках только бомбы и рабочие молотки, кинжалы, да верёвки. Дождь вперемешку с мокрым снегом начал моросить пуще прежнего. Небо заволокли стальные тучи, и ничего, кроме капель-игл, от погоды ожидать в ближайшее время не приходилось. Под ногами хлюпала размокшая земля, но привыкшая к суровым условиям, Бриала без особого труда балансировал на скользкой дороге. Вглядываясь вдаль, она машинально проверяла всё своё снаряжение. Наёмников, она отправила по крышам, проверять территорию и заранее снимать затаившихся стрелков с крыш. Заодно добудут себе оружия и парочку голов снесут, главное, чтобы тихо и незаметно. Бриала понадеялась на их благоразумие, а со своей командой прочёсывала место снизу. — Ребята, поиграем в кошки мышки пока не рассвело? — говорила тихо, но решила слегка взбодрить команду перед облавой, эльфы заулыбались ей, хотя это выглядело больше как оскал. Впрочем, так и надо. Из оружия, у них тоже, у кого что нашлось, — надеюсь с молотками и ножами вас проблем не будет, как у этих? — она сделала жест плечом на верх, намекая на наёмников. — Ну, что мыши... Устроим облаву. Рассредоточьтесь кольцом, и бейте со спины, не высовывайтесь. Душите вы или режете горло, мне абсолютно плевать. Просто сделайте это тихо и заберите оружие. Тела приткните куда-нибудь в углах, чтобы не торчали сильно на виду, — эльфийка махнула рукой вперед, подавая знак идти. Они разделились меж домов, петляя по улицам и петляя хвостом за отделившимися патрулями. Бриала напала на след двоих патрульных. Эльфийка напряглась, когда двое патрульных остановились в нескольких метрах от неё. Она заскакивает за угол. И ждет там пока они наговорятся. Вскоре один из них уходит, а второй остаётся на своём месте что-то вынюхивает. Возможно они заподозрили, что за ними следят. Бриала тянется за молотком, но останавливается и замирает, затаив дыхание. Прям перед ней выросла спина этого самого патрульного, он еще не заметил её в тенях. Руки сдёргивают веревку с пояса, она тихим шагом приближается и накидывает петлю патрульному на шею, стягивает веревку всё туже, пока тот кряхтит и не начинает опадать на землю. Бриала не останавливается, душит его пока у того из носа не идет кровь. Затаскивает тело за угол и кидает где-то за бочками. Там снимает с него хорошо заточенный клинок и еще пару кинжалов. Но рано было радоваться своей маленькой победе. Она даже не слышала шагов, пока рылась в вещах. В это время вернулся второй патрульный и караулил уже её. Не успевает выйти из укрытия, получает пинок под рёбра и падает на спину. Её придавали всем телом, патрульный душит её голыми руками, пока она болтыхается как полудохлая рыба на сухом берегу. Руки сжимаются всё крепче, а Бриала сперва пытается дотянутся до чужих рук и сбросить их, но попытки совсем неудачные. Пока воздух в легких кончается, а глаза наливаются кровью, она с трудом подгибает ногу и пытается дотянутся до кинжала в сапоге. Всё собранное оружие, сейчас вне зоны её досягаемости. Она кончиками пальцев, вытягивает оружие за рукоять, стараясь сжимать его крепче и немедля ранит мужчину по запястьям, тот ослабляет хватку и даёт Бриале время для последнего. Бриала мастерски перерезает ему глотку, всё её лицо заливает чужой кровью, а тело падает на неё. Несколько секунд лежит бездвижно, пока не спихивает его с себя. Переворачивается на бок и не может надышаться воздухом. Кашляет разгоняя мокрую грязь на земле. Набравшись сил, она на не гнущихся ногах поднимается и руками упирается в стену находя свой баланс. Вся одежда в грязи, лицо в крови. Как будто она не шемленов резала, а пыталась уложить кучу порождений тьмы. Мозг наконец наполняет кислород, руки и ноги более-менее слушаются хозяйку. Вновь подобрав добытое оружие, она направляется искать свою команду.
  11. 2 балла
    Ситуация, в которой они оказались, не нравилась Лориану. В действительности, молодому шевалье жуть как не нравилось ощущать ментальные, вставленные в зад пальцы маршала Бастьена. Лориан никогда не озвучивал сомнений по поводу перемирия, но в действительности, находись он на тех переговорах – ни за что бы не оставил своей подписи, если бы ему довелась такая возможность. Сторонники Гаспара – предатели, и Пру – самый большой предатель из них. Уважение к нему, как к военному, было. Но и понимание о том, что он – предатель, также никуда не исчезло. Оглядывая эльфов, Лориан едва прищурился. Он не был до конца уверен в их намерениях, и с одной стороны ему хотелось им доверять. Но с другой… Шевалье облизал губы. Он окинул взглядом герцога, когда он ударился в блеф, но своими эмоциями того, что его товарищ блефует, не выдал. С другой стороны, он и сейчас счел, что слова герцога будут выглядеть, как провокация, и их необходимо было сгладить. - Сейчас у нас много врагов: сторонники великого герцога, великая герцогиня узурпаторша, челядь из вольных граждан. Хотелось бы верить, что эльфы для нас являются союзниками. А союзников мы, сторонники Её Величества Селины, не забываем и щедро вознаграждаем. Сам Лориан встал так, чтобы, с одной стороны, спокойно пропустить графа Пьера и эльфов, а с другой стороны – не получить стрелу в череп. Одно точно его не радовало: по головке его Жеан не погладит. Если сейчас ещё появятся силы Пру – сложно сказать, что им придется делать. Дело будет уже в импровизации. Адъютант маршала Лавайе обернулся, осматриваясь. Мало ли, вдруг имели место быть неожиданные шпионы и разведчики, с которым им хотелось бы иметь дело сейчас в последний момент. Параллельно он слушал счет Жана-Гаспара, чтобы развитие ситуации с эльфами не приняло неожиданный оборот. Происходившее было, так сказать, довольно авантюрным, но в то же время для Лориана, что пекся о своем положении в войсках и был зависим от него куда сильнее, чем обладатели земельных титулов, на вроде Жана-Гаспара или Пьера, это была ситуация опасная. Возможно, что в подобной ситуации даже его соблазнительное смазливое личико и тонкие пальцы уже никак не смогли бы сгладить гнев достопочтенной маршал Лавайе. И это, в определенной ощутимой мере, беспокоило молодого шевалье-генерала.
  12. 2 балла
    Замирает, наверх глядя — на пробоину небольшую, в снегу проделанную, с краями, осыпающимися пусть, несильно, вдыхает глубоко. Пусть и время нужно, чтоб обновился воздух здесь, в полости под снегом… однако свежесть морозная чувствуется уже, ощущается кожей. Холодно там, наверху… да и плевать, главное выбраться. А уж там разберется, как поступить, сориентируется на месте. Не сдохнет, замерзнув где-то в снегах на вершине мира — верит в это, пусть и зная, как изменчива и непостоянна бывает удача, постоянно полагаться на которую не стоит, неразумно по меньшей мере. Вновь натягивает перчатки на руки, заледенеть уже успевшие, сжимает-разжимает пальцы — быстрые, мелкие, кровь разгоняющие, заставляющие тело делиться теплом, движения. Венатори не торопится упрочить успех, предпочитает выждать немного, перевести дух. Покуда не сойдет первое опьянение, мешающее думать и рассчитывать шаги дальнейшие здраво. Слуха внезапно касаются шорох и голоса — задавленные снежной толщей, приглушенные, слышимые едва-едва… Первая мысль: чудится; головой уже трогаться начал потихонечку в этом безмолвии ледяном. Ан нет, не исчезают, не глушатся — становятся ближе вроде бы даже, хоть и сложно разобрать, не поймешь, с какой стороны они доносятся. Решение Райнхарт видел лишь одно. Напрашивающееся, разумное. Привлечь внимание — кем бы они ни были, плевать на это. Пока не отошли, пока не оставили его за спиной. Дураком маг не был и понимал, что в одиночку без снаряжения, под снегом оставшегося, долго не протянет. А жить он хотел — истово; коли уж умирать, то не сейчас… и не так. Тонкий лучик света, из пробоины сочащийся, меркнет внезапно, словно перекрытый чем-то. Однако об этом Райнхарт сейчас и не думает. Не до того. Перебрать варианты — быстро — остановиться на одном, который должен был сработать… Сосредоточение секундное, удар. Цель у него была простая до невозможности: расширить ту дыру, которую он уже проделал, сделать ее более заметной. Только вот маг немного не учел того, что снег под давлением начнет уже осыпаться и образует не пробоину, а хорошую такую яму, едва не закопав его же к демонам… Голоса, шум — странный, на клекот птичий похожий? снова голоса, судя по интонациям — ругань; не рассчитал и здесь, пробив снег, похоже, прямо под чужими ногами… или не только ногами? Чужое лицо, мельком заглянувшее — быстро настолько, что маг не успевает даже рассмотреть лица. Хотя — да кто бы ни был, хоть сам Корт… или Думат с Создателем вместе взятые… Слышал б его сейчас кто-нибудь из андрастианских святош, за сердечко б схватился… Райнхарт попытался приподняться, но все, что он смог сделать — полуусесться, подобрав ноги в попытке встать хотя бы на колени, разогнуть спину. Тело слушалось из рук вон плохо, скованное холодом и долгой малоподвижностью. А что бы разойтись хоть сколько-нибудь, разогреться, требовались время некоторое и пространство. Наречие, на котором брошены слова — не к нему явно обращенные — венатори незнакомо. На торговый не похоже и близко, на речь Тевинтера тоже; да и орлесианский язык он в состоянии хотя бы на слух отличить, несмотря на то, что не знает его совершенно. Аввары — остается единственный возможный вариант. Хорошо это или плохо? Додумать он не успевает. Тому, что вытягивают его как щенка, за шкирку, Райнхарт не противится совершенно. Главное оказаться наверху, да и сказать честно: от него самого толку в вопросе этом немного. Даже упереться толком не в состоянии, мышцы словно б чужие, заторможенные. Вопросы? Да, стоило б ждать, что будут вопросы, он б тоже интересовался, а чего здесь забыл чужак, вдали от привычной среды обитания… Скалится слабо в ответ на тычок, и тут же просто морщится, пытаясь прийти в себя, отойти немного от изменившейся резко обстановки и осознания того, что выбрался, живой. Понимает, что не со зла или от грубости. Сам так же б пытался привести в чувство человека, вытащенного вот-вот из под снежного завала. —Я в порядке, — выдавил сипло; язык тоже слушался отвратительно. Голос свой не узнал, до того севший… замороженный. Тихий, так, что и сам едва-едва сказанное слышит. — Относительном. В цель с ответом попал или же нет? Не очень-то и разумно все по себе мерить… однако иного не остается. Приходится думать, что сам бы в схожей ситуации спросил, и реагировать соответственно. А думать о чем-то ином, кроме ветра — здесь, на открытом пространстве, пронизывающего — да отяжелелого, отсыревшего плаща и холодных, несмотря на мех, сапог становится все сложнее. Но это не такая уж и беда, будет двигаться, согреется. Хотя отрицать нельзя, с большим удовольствием засел б сейчас в каком-нибудь закутке среди скал, защищенном от ветра, грея спину у огонька… Головой дернул, самого себя возвращая к трезвости мышления. Думать только о том, что есть сейчас, разбираться с этим и ни с чем иным. Не скатываться в заманчивое, но опасное желание расслабиться наконец и дать себе передышку. Чужая речь, режущая слух отчасти с непривычки, нервирует немного, заставляет напрячься какую-то подозрительную струнку в глубине души. Впрочем, хотели б с ним разделаться — присыпали б сверху снежочком, так и весь сказ, верно ведь? Один из авваров чувствует, по всей видимости, это: переходит на торговый. На удивление чистый, словно б парень был не горцем, а марчанином в пятом поколении. Опять вопросы… опять ожидаемые. — Да, — помолчал пару мгновений, покривив мышцы лица — чтобы разработать, заставить двигаться нормально, а не едва-едва. — В Скайхолд направлялся, да заплутал, — ухмыляется криво, с насмешкой над самим собой, — немного. Самую малость. Чую, он вообще в другой стороне, верно ведь? Насмешит своим ответом — что же, не самый плохой вариант. А как сообразил, что забрел не туда да назад двинулся, угодил под лавину… Странную лавину, если быть честным. Вроде б произнести еще что-то не помешает, но Райнхарт молчит. Раздумывает, едва ли не силой заставляя мозги ворочаться. Стоит ли говорить, что он маг? Пожалуй, нет. Имеющие глаза и разум да сообразят сами. А нет — так лучше знать об этом им не давать; знал о горских племенах Реген на редкость мало и о том, как они относятся к обладателям дара, осведомлен тоже не был. Риска ему и без того за эти несколько дней хватило с головой. — Идти сможешь? Взгляд чужой — критический, сомнение испытывающий. Оправданно, учитывая разницу в снаряжении да и физическом состоянии в целом… И ничего с этим не поделаешь уже. Вещи под снегом и докапываться до них — время лишь с силами тратить. Посоха жаль конечно, только… все равно рассчитывал сменить эту потертую деревяшку на что-то поприличнее при первой возможности, только совсем уж без него тоже неуютно. Словно безоружному совершенно. А нож, на поясе висящий, не в счет. Обращаться с ним Лассен умеет лишь постольку поскольку, до разбойничьих навыков далече… Но грех жаловаться. Живой, и то прекрасно. Вновь к нему обращаются; по правде, усилия стоило не пропустить фразу на торговом среди звуков чужого языка, сливающихся в откровенную мешанину. — Сумею, — даже не прислушиваясь к себе, кивает отрывисто. А у него есть выбор? Оно и хотелось б, может, позволить кому-нибудь волочить себя на загривке, только вот сам ведь себя уважать перестанет. Пока можешь сам своими силами справиться — справляйся; к помощи чужой прибегать стоит разве что в самом крайнем случае. И то в меру, а не откровенно на шею садясь, как ребенок беспомощный. Спасибо, не надо такого. Жесту альтруизма в виде отданной шапки Райнхарт не противится; как минимум потому, что сил на это нет. Парень знает, надо полагать, что делает. На худой конец, назад потом ему ее отдаст... Как только уши хоть немного отогреет, а то кажется, будто в ледышки уже превратились и вот-вот, скоро, отвалятся. Мда, не думал, не гадал, что не суливший особых тягот поход до Скайхолда обернется таким вот приключением… Да и легенды придерживаться стоило — а откуда у мага-одиночки почти без гроша в кармане появятся деньги на все снаряжение, необходимое для беспроблемного путешествия по горам? — Спасибо вам, — запоздало скакнуло в голову; но все же лучше попозже, чем никогда. Хоть и, быть может, ни за каким демонам им его благодарность не сдалась, зато у него самого не будет чувства несделанного, недосказанности.
  13. 2 балла
    - Не подстрелили и хорошо, - отозвался Жан-Гаспар на вопрос Лориана, – это был предупредительный выстрел, если бы они хотели стрелять на поражение, то целились бы в голову или корпус. Но сейчас граф у них в заложниках, даже если сам не понимает этого и надеется, что остроухие собираются вот так просто вытащить его из тюрьмы. Герцог выдохнул и крепче схватился за рукоять меча. Вот-вот их прижмут с другой стороны и об этом стоило беспокоиться в первую очередь. Солдаты верховного маршала Пру перекроют пути отхода наверх и Жан-Гаспар вместе с Лорианом, Пьером и его новыми остроухими друзьями окажутся в смертельной ловушке. А ещё хуже, они подведут маршала Жеан и старик сможет использовать эту ситуацию, чтобы скомпрометировать опасную и своевольную союзницу. - У меня за спиной рота арбалетчиков, - герцог блефовал, но у эльфов не было никакой возможности это проверить, – если через пятнадцать секунд вы вместе с графом Пьером не выйдете через эту дверь, - пинком, де Лидс открыл дверь, сам оставаясь в надёжном укрытии за каменной стеной, – мы пойдём на штурм и тогда пленных брать не будем. Если вы действительно освободили графа и не навредили ему, то вы будете достойно вознаграждены за это звонкой монетой и благосклонностью герцога Лидского. Даю слово. Не то чтобы у эльфов было много причин верить шемлену, но этот шемлен сдержал обещание, данное Бриале. Он передал ей оружие, которым “Ублюдки” сейчас убивали Вольных Граждан, снаряжение, которое позволило им выживать во время партизанской войны в тылу врага. Альдо, как командир отряда, должен был знать, что Жан-Гаспар союзник эльфийского сопротивления, во всяком случае когда дело доходило до войны со сторонниками Старшего. Да и в самом Лидсе из эльфов уже собиралось ополчение, поэтому убивать герцога просто так было бы очень неразумно. - Время пошло, – прорычал Жан-Гаспар, – un , deux , trois …
  14. 2 балла
    Шеф тайной службы верховного маршала покинула мертвецкую в скверном расположении духа. С одной стороны было очевидно кто, как и зачем убил её людей. С другой стороны, какого художника… Её ведомство не несло потерь достаточно давно, чтобы Рейн забыла о том, каково это. В каждого из её убитых подчинённых было вложено слишком много ресурсов, хотя незаменимых не было даже у неё в тайной службе. И всё-таки, это был личный вызов, перчатка, брошенная в лицо. Она понимала, что скорее всего это ловушка, но отступить сейчас и свернуть операцию было позором, который в своих собственных глазах даже циничная до кончиков ногтей Роммель не могла бы вынести. Она была лучшей в этом ремесле плаща и кинжала и она не проиграет, только не так, только не этому остроухому сброду. Рейн задействовала дополнительные силы и нанесла жестокий ответный удар. Её методы не менялись – аресты, допросы, показательные казни, повторить по кругу. Всего за одну ночь, бригадиры каменщиков, плотников и разнорабочих были либо завербованы либо заменены на более сговорчивых и на стол Роммель легли первые доносы и отчёты от информаторов. Были перерезаны основные каналы поставки контрабанды в Халамширал. Не тронули только Хартию, с ней было бесполезно бороться и Рейн это понимала, а потому не стала тратить ресурсы впустую. То, что Роммель лично возглавляет операцию, сказалось на её эффективности. Бриала и её люди не смогли получить оружие и боеприпасы, те, кто должен был их доставить уже орали от боли в застенках Рейн, а товар был конфискован. Перед эльфами вставал выбор – действовать по средствам, ножами и строительным инвентарём или попытаться найти связного Хартии и договориться с ними. Но услуги Хартии стоят недёшево и при “Ублюдках” не было достаточно золота даже для того, чтобы с ними стали разговаривать, а поэтому взамен придётся предложить услугу. Хорошей новостью стали только алхимические ингридиенты для бомб, которые получилось достать практически легальным способом. Тем временем всё больше людей Роммель растворялись среди обитателей предместий Халамширала и к 22 Первопада они предприняли по меньшей мере три попытки обезвредить Бриалу и её отряд, к счастью для эльфов – безуспешно. Однако, они сорвали все остальные встречи, а поскольку товар был отправлен по назначению, аванс Бриале никто не вернёт. Сама Рейн перенесла оперативный штаб на окраину Халамширала, он был надёжно замаскирован под гончарную мастерскую. Все подступы к логову Роммель простреливались верными ей арбалетчиками, подобраться незамеченным было нельзя. Внутрь пускали только осведомителей или штатных сотрудников тайной службы. Бриале нужно было действовать быстро, железная хватка Рейн сжималась на горле эльфийки и её спутников. Пока что они не вызывали подозрений, попрятать склянки с взрывчатым веществом так же не составило труда, но вместе держаться было опасно, а стрелковое оружие, похоже, придётся добывать с трупов врагов...
  15. 2 балла
    Собственно, у графа даже на тяжкие думы о судьбе мира, Орлея и себя самого не было толком времени – прошло меньше суток с того момента, как его со всем уважением, но решительно проводили в камеру. Камера самая обычная, в его же собственном, чтоб вас так, и этак, и растудыть вперехлест наискось, замке. Умом-то граф понимал, что больше было особо и некуда, но все равно чувствовал себя крайне глупо. Не город, а наказание какое-то, впору поискать себе другое обиталище, а это сдать злейшему врагу, пусть помучается. Это, вероятно, было глупой мыслью, но не для Пьера, который в последние годы от своего города видел исключительно черт-те что, и даже отбив его обратно у врага, в нем же пленником и оказался. Тут волей-неволей задумаешься о проклятых местах или о том, что ненависть и жажда мести эльфов наконец материализовалась, подпитанная годами унижений и страданий, и приложила со всей дури именно Пьера, не за что-то конкретное, а просто потому что подвернулся вовремя. Прямо хоть кун принимай, хуже-то точно не будет. А что, вариант – а потом вернуться и откунарить тут все к архидемоновой матери. Интересно, каковы их женщины и мешают ли рога в постельных утехах? Или может, помогают? Рогатая графиня, мхм… Не скончаться бы на брачном ложе, однако. Мда, Пьер, не о том думаешь. Явно не довела тебя развеселая жизнь до добра. Точнее, просто бабы давно не было, за всей этой политикой, которая все те же потрахушки, но риска больше, а приятности меньше. Но по крайней мере, его накормили и в целом обращались соответственно званию. Вероятно, вскоре придет и кто-то, кто задаст ему вопросы – слабо верилось, что пру забудет про таинственные события в эльфинаже и, возможно, не так просто графа решил изолировать. Вот только когда за дверью послышались шаги, это были вовсе не люди маршала. Если уж на то пошло, это вовсе были не люди, а самые что ни на есть эльфы. Граф тяжко вздохнул. Он примерно догадывался, каким способом им пришлось бы сюда проникать и у него сразу возникло много вопросов, в том числе и о том, выйдет ли он теперь из камеры целым. Что там эти чокнутые эльфы отрезают? Или сдирают? Скальп, кажется… Вот черт. пьеру не сильно хотелось бы расставаться со своей шевелюрой вообще, а уж тем паче таким образом. Но как челдовек, которому в очередной раз и терять особо нечего было, и выбора не наблюдалось, усмехнулся: - И ей того же. - Чудом не удержался от ехидного "...и её туда же”, но инстинкт самосохранения Пьера пока не покинул, а вот на следующих новостях он чуть не поперхнулся продолжением фразы, но собрался и отпарировал, – Слушай, ушастый, я не спорю что мир рехнулся, но чтобы настолько? Вряд ли. У Флорианы не настолько крутые сиськи и задница, чтобы мой друг ею соблазнился, а других причин переметнуться я за ним не ведаю. Не говоря уже о вашем источники информации… Эти подлые свиньи вряд ли хоть что-то правдивое скажут, даже если вы будете сажать их на муравейник в форме члена Архидемона, чего я им от души желаю. Если ты не шутишь и не зубоскалишь перед лицом возможной мучительной смерти – ты проиграл и хренговый из тебя орлесианец. А вот сыграть со смертью в её же кости – это по-нашему, это по орлесиански. - Не вижу причин упираться, так что да, с вами. Знать бы – куда. - Тут ясность внес зщнакомый голос где-то за поворотом, и граф вмешался, окликнув Жан-Гаспара, -– Успокойся, дружище, меня тут как раз выпускают, и даже приветы передают. И если мои новые знакомые не будут дергаться, мы с вами скоро воссоединимся и я наконец узнаю, что за ересь тут происходит.
  16. 2 балла
    Разделилась команда затемно, Альдо отобрал себе ребят для освобождения Пьера, и те двинулись в путь. Мягко и беззвучно ступали, как хищники в засаде. Работая под прикрытием в форме простых фонарщиков, отряд двигался вглубь, с каждым разом гася всё больше фонарей. Пламя гаснет и наступает тьма, с помощью которой они и проберутся за графом. Перед уходом на задание, Бриала бросила им вслед пару фраз. — Передавайте от меня пламенный, привет, — сказала она, а после поспешила добавить, — только про ключи не забудьте, — Ведь хуже всего, если от этой демонической кутузки не было бы ключа. Но ничего, значит разберутся как-нибудь в своем стиле. Продвигаясь всё ближе и ближе к месту заключения, ребята петляли через переулки и совсем узкие улочки попутно гася свечи, которые не раскроют их. Подобравшись ближе к ко входу, эльфы дождались удобного момента и подкравшись незаметно, перерезали глотки охране. Не забыв про трофеи, Бесславные Эльфятки мастерски скальпируют макушки шемленов. Следом, Альдо перешагивает трупы и спускается вниз по лестнице, подавая знак своему отряду, следовать за ним. В самом низу, еще троим стражникам не посчастливилось столкнуться с элитным отрядом Бриалы. Эльфы действовали очень слаженно и без каких-либо заминок. Глотки перерезаны, а головы скальпированы. Харель быстро просматривает тела погибших и в одном из карманов находит связку ключей. — Что ты там копаешься малец? — Делает ему замечание Альдо, и Харель в туже минуту поднимает руку с ключами вверх. Рыжик передаёт всю ключницу в руки Альдо Долийца. Еще некоторое время, команда ищет нужную им камеру и находит. Прямо с Графом Пьером внутри. Альдо передаёт ключи на подбор, первому попавшемуся на глаза. И пока Фредерик копается с замком, его командир решает передать послание. — Вам тут горячий привет от Бриалы, — он говорит не громко и в то же время, хитро улыбается, — еще просила передать вам, чисто по секрету, — он театрально наклоняется чуть ближе к решётке облокотившись на неё, — разведанные от вольных граждан докладывают, что ваши хорошие знакомые в лице Жан Гаспара и еще одного, Лориана де Сагазана являются агентами узурпаторши — в тот момент он пристально взглянул на Фредерика, тот возился с ключами, но в следующие секунды уже открывал дверь камеры. — Ну, так что? Вы с нами? Или холодная камера и одиночество приятнее чем общество эльфов?
  17. 2 балла
    Каждая маленькая смерть, как ступень. Самая бесценная ступень на этой грязи, топкой и зловонной, что так похожа на её жизнь, а эльфы... Бриала зажмурилась. Эти бесконечные жертвы. Как она устала. Бриале удалось немного поспать и прийти в себя, они уже пару дней здесь, ради одного единственного дела. Предместья Халамширала затихли на время ночи, рабочие не стучали молотками, звук, который так сильно бил по ушам. Город восстанавливали и это было хорошо. Бриала уважала простых работяг лишь за то, что у них были силы, работать при такой ужасной погоде. Мокрый снег, ветер и гололёд, это не лучшие условия. Она снова закрыла глаза и медленно вдохнула стылый воздух. В голове возникали образы недавних отчётов. Аресты эльфов, облавы, смерть через повешенье. Эльфийка потянулась и поднялась на ноги. Сейчас она была одна, команда и наёмники в соседней комнате переговаривались о чем-то шепотом. Они забрались в какой-то пустующий дом, более-менее уцелевший. Сидели на втором этаже, из полуприкрытой дыры в стене, перед ней открывался вид на небольшой двор. Здесь было много деревянных ящиков с инструментами. На самой улице, никого не наблюдалось. Все ещё попросту спали. За несколько дней до прибытия в предместья, Бриала приказала шпионам отыскать для неё в Халамширале тех, кто готов немного поработать руками. По всей своей паутине, она подёргала за ниточки и по прибытию в предместья, перед ней лежали бумаги с предложенными местными наёмничьими отрядами, и после того как выбрала более подходящую кандидатуру, она связалась с командиром. Главное то, что были люди, а их методы её не волновали, и большинство из предложенных были по ту сторону закона, выбранная тоже. Она кратко упомянула в письме и дала понять, что ей нужна магия и было бы вовсе неплохо, чтобы по нужной цели прилетел огненный шар или еще чего. Без лишних вопросов, Бриала даже была готова платить вдвое больше. В остальном, всё было не так плохо. Договор заключили, оплатили и получили. Следом за этим шла закупка припасов и добыча требуемых веществ, для изготовления бомб. Самым неприятным, стала добыча селитры и драконьего камня. Очень полезное вещество, представляющее собой порошок. Но если этот компонент совместить с драконьем камнем, эта смесь может стать хорошей взрывчаткой. Эльфы, которые принесли эту чудо смесь, смотрели на неё, как на самого ужасного демона. Благодаря связям на черном рынке, также удалось приобрести склянки с антиванским огонём и морочащую бомбу. Из самого обычного было оружие в виде клинков, луков, стрел и арбалетов. Донни же был неизменно со своей дубиной. Эльфийка сверкнула глазками, и наконец отошла от этой дыры в стене. В утреннем свете блеснуло кольцо на её пальце. Бриала покрутила его на пальце, и от подступающей уличной свежести зябко поёжилась и вышла ко всей команде. Голоса тут же затихли в её присутствии. — Ну, что? Вы готовы? — после какого, никакого ответа, Бриала стала объяснять, как обстоят их дела и что от них требуется. Наёмную команду она расставит по крышам и верхним этажам. Командир уверял её, что они хорошие стрелки, но для подстраховки на верхи она также поставит Гарольда. Донни и Гюго будут рядом с ней. После этого, она позаботилась о том, чтобы каждый при оружии вместе с бомбами. Теперь остаётся только выдвинуться и подкараулить.
  18. 2 балла
    Лориан не сказать, чтобы ненавидел Гаспара и маршала Пру. Но у него была веская причина не вставать на их сторону. Дело в том, что костяк сил шевалье на стороне Гаспара де Шалона составляли консервативные представители ордена, для которых прежде всего важны традиции и милитаристическая мощь страны. Ну и, прежде всего, именно эти шевалье не воспринимали всерьез Лориана за его молодость. Может, дело было в зависти, или же действительно прежде всего виной была консервативность взглядов. В этом плане войска Императрицы, возглавляемые маршалом Жеан, всегда были открыты для таких юных дарований, как Лориан. - Эльфы такие же простолюдины, которые могут сжечь вельможу в его карете в тяжкое время, не разбираясь, кто прав, а кто виноват, - произнес генерал-адъютант. – Будет хорошо, если удастся призвать их к благоразумию. В противном случае я не буду сдерживаться, ибо покушение на дворянина – верная дорога на плаху для любого смерда. Конечно, Лориан сочувствовал эльфом и не скрывал этого. Но в то же время, он щепетильно относился к той разнице, что была между простолюдинами и дворянами. В Орлее порой эта разница была столь велика, что казалась пропастью. Лориан, даже не обладая титулом, гордился своей древней кровью, восходящей к самой Андрасте. Он гордился тем, что в его жилах течет кровь первых императоров. И он не хотел расставаться со своим исключительным положением. То есть он будет первым, кто будет выступать против эльфа-дворянина, потому что в его сознании эльфы укоренились как народ слуг. Может, он был слишком молод для того, чтобы понять, что между их народами не так уж и много различий. Генерал следовал за герцогом. Осторожна ступая, не позволяя своей поступи быть громкой. По тому, что ему довелось видеть, он понимал, что атака была внезапной. Охранники не были готовы, и убийцы разделались с ними стремительно. «ублюдки» как нельзя лучше подходило в качестве названия для их братии. Лориан испытывал к ним в лучшем случае равнодушие. Вот, еще одна дверь. Лориан не стремился идти туда, особенно после упоминания герцогом того, что может быть там находится кто-либо из ублюдков. Или даже арбалетчик. Но он не стал останавливать герцога. Даже, можно сказать, не успел, ибо снаряд очень быстро пролетел и оказался недалеко от головы герцога. Лориан был в стороне, поэтому он ни капельки не пострадал. - Потише, Жан-Гаспар. Тебя только что чуть не подстрелили, а ты думаешь лишь о благополучии приятеля, - Лориан вышел чуть ближе. Рука его лежала на рукояти так, чтобы он мог быстро извлечь клинок. – Я верю в благоразумность этих эльфийских ребят, и надеюсь, что они не тронули многоуважаемого графа, да? Вышла такая, своеобразная постановка «хороший-плохой шевалье».
  19. 2 балла
    Жан-Гаспар судил о людях исключительно по поступкам. Лориан был действительно молод, но недостаток опыта восполнял храбростью и смекалкой. За это, герцог де Лидс уважал юношу. Кроме того, его верность императрице была абсолютной, даже несмотря на её ошибки. Но там, где есть верность одному владыке нередко находит место ненависть и презрение к другому. Жан-Гаспар не был так категоричен в отношении Пру и не считал его предателем или мерзавцем. Старого маршала он тоже уважал, хоть и не простил ни Гаспару, ни его последователям бойню, учинённую под стенами Халамширала. Тогда погибло много хороших солдат и шевалье, а граф Пьер едва не поплатился жизнью за свою верность императрице. Это было пятно на чести орлесианской армии, во всяком случае той, что продолжала носить на груди цвета Великого Герцога в память о нём. И пусть их знамёна теперь заменило золотое солнце, эта бесчестная резня не забудется никогда. - Это дело рук так называемых “ублюдков”, mon ami, - объяснил герцог, зажигая фонарь одного из убитых стражников, – можно сказать, наши с Пьером вынужденные союзники, которые должны были резать этих сволочей Вольных Граждан и терроризировать их не давая подобраться к Халамширалу. Не думаю, что эльфы обнаглели настолько чтобы пробраться в город для того, чтобы прикончить графа, в конце концов, для них он меньшее из зол. Скорее всего, они подумали, что верховный маршал задумал казнить Пьера или что его жизни угрожает опасность. Они понимают, что стоит в Халамширале смениться власти… – Жан-Гаспар перехватил фонарь левой рукой и всё-таки обнажил меч, осторожно открыл дверь и вошёл в тюрьму, построенную ещё эльфами до Священного Похода, – их всех просто перевешают на столбах. Девок перед этим изнасилуют. Де Лидс поморщился. Он видел изуродованные трупы эльфиек с задранными юбками и в первую и во вторую халамширальскую резню. Их бросали в канавах просто, как собак. Жан-Гаспар считал насилие над женщиной самым низким и отвратительным поступком, который мог совершить шевалье. Если бы его воины позволили себе такое… - Идёмте, генерал, – невесело усмехнувшись, Жан-Гаспар певрым начал спускаться во тьму каземата, держа в вытянутой руке фонарь, – скорее всего нам придётся увидеть ещё двоих или троих мёртвых стражников… Ах да, вот и они. Бедные парни. Они даже не поняли что это было. Перешагнув через убитых солдат Бастьена Пру, герцог осветил коридор фонарём. Большая часть камер ожидаемо пустовали, ибо большую часть сдавшихся на милость победителей Вольных Граждан перевешали в первую неделю. Во-первых, они были клятвопреступниками и предателями, во-вторых, их было просто нечем кормить. Эльфийские пленники загадочно пропадали из своих камер – кто-то в пыточные из которых возвращались только ногами вперёд, а кто-то бесследно исчезал из-за решётки, вероятно, дело рук эльфийских лазутчиков или подкупленных стражников. По слухам, дело эльфийского подполья взяла на свой личный контроль Роммель, поэтому Жан-Гаспар не завидовал этим остроухим. - Судя по запаху, они выпивали, - с искреннем сочувствием, произнёс де Лидс, – merde, надеюсь это не солдаты маршала Лавайе. На нагрудниках убитых солдат было вышито золотое солнце, символ единства и надежды на победу. Многие молодые парни вышивали его на своих плащах и табардах, вдохновлённые обещаниями своих командиров. Подняв меч на вытянутой руке перед собой, Жан-Гаспар осторожно толкнул дверь в карцер. Плохо смазанные петли отвратительно заскрипели в тишине… - Если там арбалетчик… Передайте маршалу, что меня возбуждает, как она злится и я сожалею, что не смогу получить от неё п… - арбалетный болт вонзился в дверь в паре дюймов от головы герцгоа. Он прислонился спиной к стене, оставив дверь открытой. - Эй ты, “ублюдок”, - прорычал Жан-Гаспар, – если с головы графа Пьера упадёт хотя бы один волос, я кастрирую тебя а потом повешу на твоих собственных кишках. А если с ним что-то случилось, то твоих остроухих приятелей пересажают на кольях вокруг главной площади. Это моё слово, герцога Лидса! Так что не испытывайте моё терпение и выходите по одному.
  20. 2 балла
    Лориан не торопился показать свое присутствие. Он следовал за герцогом де Лидс довольно давно, еще на подходах к истерзанному войной городу. Несчастное сердце Долов, оно не единожды было подвержено сожжению. Не было ничего удивительного в том, что эльфы Орлея обозлились на своих господ. В этой войне Лориан был в числе тех генералов, что не демонстрировали свое присутствие на переднем плане. Тому была причина: как адъютант маршала Лавайе, на тонких плечах юноши лежала задача решать вопросы и более административного характера. Участвовал ли в боях Лориан? Безусловно: конница армии Её Величества Императрицы не единожды успела продемонстрировать свою эффективность в битве. К несчастью, или же наоборот, молодого Монтлауреса де Сагазана обходили стороной крупные и кровопролитные сражения: тот же Халамширал он не осаждал. На фоне разрушений молодой шевалье, в своей сверкающей броне из сильверита, в плаще, с шлемом, скрывающим большую часть лица, оставляющим на обозрение лишь голубые глаза и полные юношеские губы генерал-адъютанта, смотрелся вызывающе. Но с точки зрения Лориана он был символом величия империи, которой он служил верой и правдой. Виды Халамширала его угнетали. Но таково было лицо войны, которая раздирала и Орлей, и Тедас. Войны, что никак не могла закончится, пожирая все больше и больше. Доспехи не помешали Лориану двигаться тихо, и он был обнаружен только когда близко подошел к герцогу. - Герцог де Лидс, - произнес Лориан, едва склонив голову. В его голоса тоже не чувствовалась враждебность, хотя были некоторые нотки холода официальности. У Лориана, нетитулованного дворянина, не было ничего, кроме титула и имени. Потому он очень внимательно слушал, как к нему относятся в словах, интонациях. Герцог был в числе немногих, кто не относился снисходительно к столь юному генералу. – Нет, я здесь не для того, чтобы наказать, наоборот. Сейчас непростое время, и необходимость подвергать наказанию очередного полководца лояльных императрице сил была бы еще одним поражением перед лицом предателя Пру, - слово «предатель» шевалье особенно выделил, отмечая, кто с самого начала Войны Львов был неправ, поддержав мятежника Гаспара. Ужасная война, вне всяких сомнений, но с другой стороны когда бы ещё Лориан смог так высоко подняться в иерархии? – Я планировал силой, если потребуется, заставить Вас отказаться от задуманного. Однако, - молодой генерал бросил взгляд на мертвое тело неподалеку, - ситуация приняла неожиданный оборот. Было бы нехорошо, если бы граф Пьер оказался мертв. Тем более: ситуация складывается таким образом, что мы можем вывести графа из-под стражи, указав на то, что верховный маршал не способен должным образом обеспечить безопасность заключенного до того, как легитимная правительница Орлея вынесет ему приговор. Для этого лишь нам нужно взять зачинщиков, по возможности – живыми. И, спасти графа, если он ещё жив. Лориан даже не читая записки предполагал, что произошедшее – дело рук эльфов. Он знал, насколько они могут действовать организованно, а причиной видел вновь горящий ярким пламенем Халамширал. Ситуация стала такой, чито им нужно было действовать осторожно и быстро.
  21. 2 балла
    Жан-Гаспар перевернул лежащее лицом вниз тело на спину. Чистый удар. Ножом по горлу, солдат даже не успел вскрикнуть. Кровь растекалась бурым пятном, капала вниз по ступеням темницы. Перешагнув через труп, герцог подошёл ко второму телу, сидящему, прислонившись спиной к каменной стене – и этот тоже мёртв, убит таким же выверенным ударом. Охрану перебили профессионалы, кем бы они ни были, сработали сволочи образцово. Опустившись на корточки, Жан-Гаспар осмотрел труп и заметил зажатую в его руке окровавленную записку. Развернув смятый и пропитавшийся кровью клочок бумаги, он прочитал одними губами: «Возвращаю долг.» - Бриала, - прошептал герцог, чувствуя, как сердце забилось чаще. Это послание можно было истолковать двояко – эльфийка либо собиралась освободить Пьера, либо отомстить ему за очередное сожжение Халамширала. Так или иначе, стражники были убиты достаточно давно, чтобы надеяться вытащить друга прежде, чем эльфы доберутся до него. Что-ж, это лучше чем ассасины Флорианны или люди Рейнгельмины Роммель, ибо с эльфийскими партизанами у Жан-Гаспара и Пьера существовала какая-никакая договорённость – остроухие резали Вольных Граждан и их союзников, а орлесианцы за это платили золотом и оружием. Жан-Гаспар не мог подобрать ни одной веской причины для Бриалы устранять Пьера. - Лавайе будет в ярости, - усмехнулся герцог, хлопнув труп по плечу, – но это ей к лицу, да, дружище? Жан-Гаспар поднялся с корточек и прислушался к тищине ночного города. В Верхнем Квартале было особенно тихо, масляные фонари освещали улицы, но на подступах к тому крылу крепости, где были расположены казематы, освещение отсутствовало. Герцог обратил внимание, что фонари погасили намеренно, а до очередного обхода стражи было около получаса. Можно успеть… Если не вляпаться в неприятности по дороге. Услышав у себя за спиной шаги, герцог обернулся, машинально схватившись за рукоять меча. В бледном свете луны, он не сразу узнал человека, следовавшего за ним, но присмотревшись получше, всё-таки отпустил меч. - Не виделись с долийских линий фронта, генерал Лориан, – настолько дружелюбно, насколько это было возможно в такой ситуации, он приветствовал старого боевого товарища, – надеюсь, вы здесь не с приказом маршала Лавайе о моём немедленном аресте?
  22. 2 балла
    Предместья Халамширала были так же разорены войной, как и сам город. Аккуратные улочки и домики, с высоты птичьего полёта казавшиеся бы игрушечными, теперь несли на себе отпечаток недавних боёв. Несмотря на то, что Вольные Граждане оставили предместья города практически без сопротивления, во время штурма на них пришёлся удар как осадных машин орлесианский армии, так и ответный огонь защитников. Каменные основания и фундаменты с торчащими вверх обгоревшими досками, кучи осыпавшейся черепицы, разбитая мостовая, где теперь можно было провалиться по колено в воронку, заполненную грязью, водой и присыпанную сверху снегом. Но сражения закончились и началось восстановление города и его предместий, в воздухе был слышен стук молотков, скрежет пил и громкие разговоры рабочих – в основном эльфов и бедняков. Кто-то восстанавливал своё собственное жилище, но многие съехались из окрестных деревень в поисках заработка. Но были среди строителей – плотников, каменщиков и разнорабочих те, кто прибыл в Халамширал не для того, чтобы отстроить город. Эльфы, состоящие в сопротивлении, получили свои приказы от агентов Бриалы. Они проникали в город без особого труда – досматривать каждого работягу не могли ни люди Поля де Пинетта, ни даже хорошо организованная контрразведка Рейнгельмины Роммель. Да, безусловно, начались аресты. Первого эльфа стражники скрутили и вытащили под локти из кабака, где он хвастался своим товарищам тем, что сражался вместе с так называемыми “Ублюдками” и знаменитым Эльф-Медведем. Несмотря на протесты и крики, парня бросили в подземелье дожидаться допроса. С тех пор, похождения эльфийских партизан пересказывали только шёпотом у костров, вокруг которых холодными ночами собирались бездомные эльфы и приезжие строители. Они грели руки у пламени, надеясь, что где-то там в Изумрудных Могилах, “Ублюдки” воздают шемленам по заслугам. В такие ночи ряды армии Бриалы пополнялись новыми бойцами. Сказанные в правильное время и в правильном месте слова заставляли тлеть угли в эльфийских сердцах, а иногда даже пробуждать пламя. Первое нападение на стражу случилось через сутки после того, как начались аресты. Патруль, состоящих из трёх солдат и офицера тайной службы Роммель, был найден жестоко убитым в канаве, вперемешку с нечистотами. Солдат перед смертью пытали, кастрировали а затем сняли скальпы, подражая элитным бойцам Бриалы. Доклад об этом лёг на стол Роммель через тридцать шесть минут после обнаружения тела. За дело взялись профессионалы – были проведены облавы, в ходе которых было арестовано больше дюжины подстрекателей и диверсантов. Эта тайная война велась в основном ночью, когда строительные работы останавливались. Чтобы избежать паники, орлесианцы пытались скрыть свои действия, а их противники наоборот старались привлечь к себе внимание соотечественников. “Ублюдки” прибыли в Халамширал через трое суток после того, как кровь пролилась в первый раз. К тому времени, нескольких задержанных успели осудить и по приговору военного трибунала повесить в назидание остальным. То, что их искали среди уже прибывших, после скальпирования стражи, немного облегчило Бриале и её бойцам задачу. Они разделились на два отряда – Бриала вместе с Эльф-Медведем, шевалье-перебежчиком Гюго и лучшим стрелком отряда Гарольдом, растворилась среди строителей и бездомных в предместьях Халамширала, а остальные под предводительством Альдо “Долийца” проникли в город и смешались с толпой местных жителей. Затем случилось второе нападение на людей Роммель и на этот раз были убиты профессиональные шпики, а их трупы были мастерски скальпированы и брошены на площади. Игнорировать это было нельзя и всё больше офицеров тайной службы настаивали на том, чтобы Рейнгельмина взяла это на личный контроль, кроме неё кто может справиться с этим? Возможность лично покончить с Бриалой повышала ставки и Роммель начала расследование, а эльфы тем временем готовили для неё ловушку, оставаясь на шаг впереди.
  23. 2 балла
    XIII. БЕССЛАВНЫЕ ЭЛЬФЯТКИ Дата: 16 Первопада, 9:42 Века Дракона Место: Орлей, Изумрудные Могилы Погода: холодно, идёт снег Участники: Briala, NPC Вмешательство: ГМ Описание: в оккупированном армией Старшего Орлее группа эльфов-диверсантов наводит страх на Вольных Граждан, жестоко убивая и скальпируя солдат...
  24. 2 балла
    Бриала мягко смеётся, стараясь вытолкать из себя частичку боли, тревожащее её изнутри. Все эти шаблоны и клише, уже поперёк горла встали. — Конечно, милый мой. Вы никогда ничего не знаете, пока не начну выдёргивать по одному зубу из твоего рта, — ей становится смешно от выражения лица солдата, до дрожи на кончиках пальцев, но она быстро подавляет это в себе. Гюго проверял карманы, Бриала выжидающе смотрела в его сторону, пока он не передал документы ей лично в руки, —…любопытно, — тянет эльфийка, становясь рядом. Напряженная, словно с вытянутой струной внутри. Бриала не знает, что именно любопытно, и скорее вытаскивает бумаги из тубуса. Но всё волнение затмевает названное имя. Как давно она его слышала? Как давно по её жилам медленно растекалась горько-солёная жестокость и нарастающая ненависть, которое сердце разгоняет с удвоенной силой, она помнит эту женщину, но помнить не хочет. На её лице сразу виднеться явная неприязнь и отвращение. Бриала отдаёт тубус с документами обратно Гюго, даже его не читает. — Вот же дрянь, живучая! — эльфийка сделала жест рукой, чтобы остановить Донни. Она совершенно спокойно смотрит, на юношу, как он дрожащим голосом пытается щебетать снова и снова и совершенно спокойно ловит его последний испуганный взгляд. — Всё, не ной и замолчи! — леди Бриала выуживает из-за пояса кусок ткани и близко подходит к солдату. Она крепко завязывает полоску ткани вокруг голову и на глаза. Как она и обещала, за информацию он будет свободен. Затянув ткань получше, она также проверяет путы на руках и после тянет его наверх, — Вставай, — потом уже она обратилась к парням, — Кто-нибудь, отведите его на место бойне, а там дальше сам пусть бежит куда хочет! Нам нужно собираться. Последующая тишина звенит, неприятно режет уши и эльфийка напряженно сжимает кулаки. Сейчас главное, хорошо сыграть партию и добиться цели. Впрочем, это дело будущего, — Пора прикончить Рейнгельмину
  25. 2 балла
    — Как это странно, люди находят подлинно свежие и образные выражения, даже в самые опасные моменты, — Бриале уже приходилось видеть подобное выражение лица. Так ведут себя люди, загнанные в ловушку, но не готовые сдаться. Она могла поклясться, что слышит, как щелкают в голове этого мужчины шестеренки. —А раз знаете? Наверное, уже и подготовились, — Бриала сделала мимолётный реверанс и отошла назад, ей не хотелось снова запачкаться в крови, — Тогда прошу прощения ваша милость. Сейчас его сами и прочувствуете, во всём его великолепии, — после слов, на языке оставалось мерзкое ощущение, словно она объелась помоями. — Как это — умирать? Быстрее, чем засыпать, — этот вопрос был последним, что услышал Шевалье, после этого, его голова превратилась в кровавое месиво. Бриала закатила глаза, когда арбалетный болт засел у солдата меж лопаток. Ей не понравилось то, как ребята, быстро устранили второго пленного. Ругаться и кричать Бри не собиралась, только посильнее сжала руку в кулак. Жаль, что боль не так явственна, когда на руках перчатки. Она отвернулась, посматривая в сторону выжившего пленного. А, ведь стоит разок потерять что-то важное, увидеть смерть и приоритеты тут же меняются. И хоть сейчас должно всё сойтись, иначе эта облава была не к чему. Она раздраженно дернула уголком рта, — Вы уже натворили дел. Этого не убивать и не калечить, пока я не скажу, — Бриала приняла прежний вид, внутренне ища свой баланс, по ходу возвращаясь в исходное положение. Она была уверена, что этот возможно расколется, после того как погибли оба его товарища. Ему сейчас страшнее всего. Паренька поставили перед ней. Голова его закачалась, как на гибком прутике. Бриале показалось, что тот захлюпал носом, пытаясь втянуть ноздрями сопли. На лице вновь появилась приятная виду улыбка, мягкая и располагающая к себе, — Что же, тебе нечего бояться, если нечего скрывать. А теперь будь хорошим мальчиком и ответь мне на вопросы, — Ваши маршруты, припасы, численность. Говори всё, что знаешь и Создатель будет явно благосклоннее, чем к твоим товарищам.
  26. 2 балла
    Бриала упорно делала вид, что рассматривает что-то на карте, на самом деле в голове роился самый настоящий вихрь мыслей. Взгляд застопорился на ноже, пока её не выдернули из этого, она даже слегка вздрогнула и молча обратила всё своё внимание на Альдо и пленника. Спроси её сейчас Альдо, хочет ли она допрашивать шемлена. Нет. Потому что каждый раз, всё одно и тоже. Все эти клише, уже в печёнках сидят, и будь что-то новое, это явно удивило бы Бриалу. Сначала эти людишки храбрятся, так как не ставят эльфов ни во что, как пыль для них. Даже после того, как Бриала и её ребята безжалостно вырезали отряд, этот мужчина… Эльфийка устало вздохнула, и медленно проговорила у себя в голове, словно мантру или заклинание, придающее ей сил. Ты — это то, что ты делаешь. Ты — это твой выбор. Я сама себя в это превратила. Эльфийка обошла стол и вышла вперёд, становясь перед шевалье. Его плохое поведение и вопросы товарищей она также оставила без внимания. Опустив руки, Бриала сложила их вместе и чуть склонив голову, заговорила спокойным голосом. — Не хотите ли поберечь себя, своих товарищей и сэкономить наше время? — Бриала окинула взятых под стражу молодых людей задумчивым взглядом. Угроза вовсе не беспочвенная. Бриала не хотела причинять боль. Вот только милосердие стоит слишком дорого, а эти мужчины его не заслуживают. Плевок что пришёлся под ноги эльфийке, она попросту растёрла сапогом и подошла ближе. Взгляд был пустым, и каким-то грустным, но брови сдвинулись к переносице. Бриала была недовольна, ей всё это надоело. Без предупреждения, эльфийка ударяет шевалье коленом и удар приходится по носу. Голос её всё так же мягок и спокоен, — Думаю различать два вида мучений, физическое страдание и страдание моральное, для вас не будет сложным. Физическое страдание – это испытание. Моральное страдание – это выбор. Мне же кажется, что вы склонны к первому. —Ты знаешь кто такой эльф-медведь? — по глазам видит, что тот не понимает, о чем идет речь. Она вздыхает, — лучше вам сделать верный выбор, иначе вы очень сильно пожалеете. — Так вот, о чем это я, ­— Бри делает паузу, — Если ты заговоришь, и примешь верное решение, я отпущу твоих ребят с миром, — ее губы сами изогнулись в снисходительной улыбке, но потом она беспечно пожимает плечами, ощущая взгляд мужчины, как ожог. Его бессильный гнев, — ведь так просто раскрыть рот и сказать парочку верных предложений. Ваши маршруты, припасы, численность. Еще, что-нибудь интересное, — но после этих слов, всё наигранное спокойствие, как рукой сняло. Бриала хватает того за подбородок, поднимает его голову вынуждая смотреть в глаза, а потом её голос наполняется ядом, — Если ты не перестанешь корчить из себя героя, я заклеймлю тебя как скотину и подвешу за ноги. Ma emma harel, — её пальцы сжимаются всё сильнее, — и это, покажется тебе милостью Создателя, в сравнение с тем, что сделает с тобой Донни.
  27. 2 балла
    Свет от элувианов по вечерам казался особенно уютным. Зеркальная гладь переливается перламутром так, что не оторвать глаз. Эльфийские дороги для Бриалы стали домом, родным местом, загадочным и прекрасным, открывая для себя всё новые его уголки. Но на сегодня работа не закончена. Бриала наконец спустила с поводка, своего цепного пса и всю команду отборных эльфийских ублюдков. Собрать банду головорезов для засады бывает несложно, если это отборное мясо, но это видимо особые ребята. Бриала знала их не один год, кроме новоприбывших. Она даже удивилась, что некоторые оказались неплохими бойцами, но вряд ли кто-то из них мог оказаться неплохим парнем, то еще отребье. Бриа наслушалась о похождениях ребят, пока команда добиралась до места. В какой-то момент, её стало преследовать чувство, что задуманное получится. Некоторые из участников вылазки бывшие разбойники, беспринципные головорезы и душегубы, готовые убить за пару медяков, иногда таким будто сами демоны помогали. А теперь они нашли свой приют здесь, под началом бывшей любовницы императрицы. Отличная компания. Они все так отличались друг от друга, все разного сорта, некоторые как породистые мабари среди грязных, пусть и очень свирепых дворняг. Но все сплоченные. Бриала давно вжилась в роль вожака, а сейчас возглавляет эту разношерстную стаю. Перед нападением, команда всё просчитала. Бриала отправляла шпионов отследить маршрут шемленов. Выбрали место на дороге. Спланировали, отрепетировали, если можно, так сказать. Скорее всё чательно обговорили. Внимание целей должна было привлечь бревно, лежащее поперёк тропы. Дни в засаде всегда тянутся долго пока они выслеживали людей, но эти деньки выдались солнечными и на удивление тёплыми. К ночи холодало, но Бриала запрещала жечь костры. Некоторых ребят это нервировало, они пытались вымещать недовольство друг на друге, что, в свою очередь нервировало Бриалу и она быстро пресекала такие моменты. Шпионка поднимала всех, начинала гонять ребят и разминалась вместе с ними, для того чтобы согреться. Иногда план терпел изменения, с тем как приходили новые вести. Все вместе совещались, внося коррективы, под идеальный план, но последнее слово всегда было за лидером. Насколько проще бы было подкараулить Стража по пути в Дворцовый квартал, метнуть отравленный дротик, затем как-нибудь разобраться с телом. Бриала бы придумала, как. А, не вот это всё. Отсиживаться в кустах на холоде. Эльфийка притаилась за огромным кустом выжидая подходящего момента, ноги уже начинали затекать из-за бездействия, а кончики пальцев неметь от холода. Как сообщил совсем недавно прибежавший Харель, люди уже были на подходе. Она видела, как ребятам уже не терпелось надрать шемленам задницы и размяться. Боковым зрением, Бри заметила, как Донни сжимал свою дубинку так, что костяшки белели. Он был самый порывистый из команды, но всегда слушался приказов и вопреки своей "страстной" натуре, не подводил Бриалу и ребят. А с орлесианскими выродками, справлялся превосходно. Она проверяла, все ли на своих позициях. Правее сидели лучники по обе стороны дороги, Энди и Гарольд. За её спиной притаился Харель и Эльгар. По другую сторону дороги прятались Альдо, Фредерик и Гюго. Бриала не доверяла этому человеку, но доверяла своим ребятам, которые приняли его в свою команду. Ей было всё равно, человек он или эльф. Потому что в этой борьбе, руки, умеющие драться никогда не будут лишними. А, она будет сражаться за своих сородичей, потому что никто больше не станет этого делать, и пускай Ужасный Волк сожрёт каждого, кто встанет у неё на пути. Отряд приближался. На душе скреблись кошки, пока эльфийка мысленно перебирала их план нападения, подготовку, свои чувства и эмоции. Сейчас требовалась только концентрация. А потом рыжий эльф подал знак, затрещали сухи ветки и раздались тяжёлые шаги. Пришёл конец сомнениям, время действовать. Разбойники попрятались практически без лишнего шума. На дорогу, на большом и красивом скакуне, выехал первый из отряда, рядом с ним командир— позади мужчины, воины и пара свирепых мабари. Отряд шел осторожно, прикрываясь щитами. Когда цели приблизились, Бриала поняла, почему — мабари. Пёс негромко, предупредительно рычал. Пора заканчивать спектакль, и Бриала двинулась ближе к выходу из укрытия, жестом указывая Харелю на собак. — Din'an! — крикнула, подавая сигнал и призывая к действиям. Бриала бросилась в бой, вместе со своим отрядом. Ритмичными, привычно отточенными движениями, клинки выходят из поясных ножен. Она нагибаться под руку нападавшего, пробегает под ней и рывком, блокирует вонзает клинок ему спину. Тот застывает на месте. В тот же момент, товарищ этого мужчины замечает Бриалу и бросается на неё и толкает в бок. Эльфийка падает, на секунду она растерялась. Мужчина продолжает нападать на неё с мечом, но Бри берёт себя в руки, выставляет вперёд клинок и тот сам же натыкается на него.
  28. 2 балла
    Нельзя было не согласиться об окончание войны. Пока стараешься ослаблять врага, это только тянуть время, но и без этого момента тоже никак. Однако могло ли быть всё так просто? Смерть Флорианны вернёт Императрице её трон, но… Не стоит ли за этой сучкой, кто-то мощнее? Бриала тяжело выдохнула, наконец обратив внимание на собеседника. Впрочем, всё это дело будущего. В данный момент ей нужно составлять планы действий на ближайшее время, сверяя с данными разведчиков и агентов. Бриала морщится, но делает, думая над каждой мелочью, стараясь, прямо как в шахматах, просчитать каждый ход, выбрать правильную стратегию, в конце концов, её никогда не учили военной тактике. Она старается внимательно слушать о том, о чем ей сейчас говорят. Внимание, слегка рассеянное из-за усталости. Эльфийка концентрируется как может, но сутки без какого-либо сна дают о себе знать в самый не подходящий момент. Благо, переговоры подходили к своему завершению. — Это интересное предложение, — шпионка смотрит на Жана-Гаспара, но не спешит давать окончательный ответ. Но ей нужно было это переварить. Тут могло быть множество подводных камней, но и отказываться было глупостью. Ей так казалось по крайне мере. Больше эльфов которые могут честно за себя постоять, не так уж и плохо. Но еще переговорить со своими приближенными, тоже не помешает, — Я вышлю, посланника, — на осечку она решила не обращать внимания, но это неприкрытое… Уф,ладно. Это всего лишь люди. Бровь Бриалы изогнулась домиком. Она не планировала распивать тут вина. Она сдержалась, чтобы не сбежать как малолетняя девчонка. Эльфийка не отказывается из вежливости и не желания портить выстроившийся хрупкий и довольно сомнительный союз. Бриала присаживается за небольшой столик вместе с мужчинами. Она отпивает немного, скорее из желания снова почувствовать эту горькую сласть, чем из-за жажды, отчего по телу разливается приятная волна тепла. Её слегка передергивает. Воспоминания противно лезут в голову, путают мысли, сбивают с толку. Что-то тупо отзывается в сердце, стоит только подумать об этом, что-то ноет и тянет, ломает и душит, разрывает на части. Невидимый нож в спине торчит, как напоминание, что предать может и самый близкий человек. Посидев так немного, и сделав еще несколько неспешных глотков, эльфийка решает откланяться. Ей больше не зачем было растягивать время. Было еще много дел над которыми стоит поработать. Настоящие испытания никогда не заканчиваются. Бриала облизнула пересохшие губы. Было какое-то ощущение того, что, что-то осталось недосказанным. — Что, же господа..., — Бриала поднимается с места, — Жан-Гаспар, Пьер, — она делает кивок головой в знак прощания, — надеюсь удача будет сопутствовать нам в нашем общем деле, а теперь прошу меня простить. Пора работать, — она еще раз мельком оглядывает шатер и выходит в ту же дыру, откуда и вылезла. Возвращается так же, как и пришла сюда. По пути назад, тот солдат всё еще лежал за палаткой. Ну пусть хоть выспится бедняга, главное, чтобы совсем не откинулся. По пути назад, её тоже снова чуть не заметили. Но забавно выходит, наверняка удвоят охрану после того, как она сюда пробралась. Вот последний спуск по дереву, перебежка по стене, и она вскоре, оказывается, вне стен форта. Теперь элувиан и на базу. Подпись автора Только одно делает исполнение мечты невозможным — это страх неудачи . А иногда надо рисковать. Главное преодолеть свой страх. Ведь неважно, как ты рискуешь, ты будешь рад, что рискнул .
  29. 2 балла
    Пьер кивает - коротко, не проявляя эмоций. Он знает, что до конца им еще очень далеко, даже если они будут побеждать. Даже если и правда снесут голову той суке. Возможно, в тот момент просто начнется следующая битва, ведь лишившись общего врага, люди задумаются, кому вести их дальше. Но это и правда потом и хотелось бы верить что они с Де Лдисом не вцепятся друг другу в глотки - пусть они и сражались по разные стороны в тот раз, они все же просто следовали своим принципам и верности, как их понимали. Но кто знает... Вечно не длится ничто. А пока он благодарен за поддержку. Слишком долго в свое время граф медлил, пора очистить свой город раз и навсегда. Дать какие-то права эльфам? Может и так, если надо. Но это означает и без всякой жалости и колебаний подавить любую попытку измены или предательства. А этого от Бриалы и ее друзей вполне можно и даже нужно ждать - им не с чего верить людям и сегодня у них просто общий враг и интересы, не более. Придется следить за тенями, оглядываться через плечо... И искать способ нейтрализовать угрозу. Он снова вспомнил таинственное возвращение Селины в Халамширал. Надо бы хорошенько все это проверить и найти новых информаторов. Вездесущие эльфы, которым есть за что мстить - не то, что ему нравилось. Но пока - надо играть партию переговоров и союза. Помнится, дед как-то говорил маленькому Пьеру, что Игра это суть Орлея, но она не должна превращаться... Как там сказал старый хрыч? В хроническое спиннокинжальное расстройство, вот. Надо же было так загнуть... Но дед вообще был тот еще тип и Пьер даже жалел что старикан, читавший странные книги и интересовавшийся чем ни попадя, отдал концы, когда будущий граф был еще ребенком. Идея Жана-Гаспара вооружить своих эльфов заставила задуматься. Эту карту сыграть будет непросто. Уберечься от возможности удара в спину от них же. И в то же время погнать их на убой будет опрометчиво и даст Бриале повод подставить уже их. Тонко. Но тут уже придется и это использовать - пока можно. Надо побеседовать с товрищем - не сейчас, не при эльфийке, и даже не после ее ухода - лишь тогда, когда наличие лишних ушей любой степени остроты будет исключено. Графу надоело быть пешкой и жертвой, так что... Играть так играть. - И за то, чтобы он принес пользу обеим сторонам. - Пьер не проявил нежелания пить с эльфийкой. В конечном счете, он понял простую истину - признавать других равными себе не слабость, а адекватная оценка возможной пользы и угрозы. Не стоило недооценивать никого, вне зависимости от того, как они выглядят, к какому народу принадлежать и что исповедуют на словах. Будь готов признать все. Использовать всех. Убить всех. Это Орлей, детка.
  30. 2 балла
    - Последнее сражение этой войны, - задумчиво протянул Жан-Гаспар, смотря куда-то сквозь Бриалы и думая о чём-то своём, - отгремит только тогда, когда мы насадим голову самозванки на пику возле Львиных Врат. До того дня я не могу обещать тебе, мой друг. Но ты волен предать мечу тех, кто посягнёт на твой город и можешь быть уверен, что мечи Лидса в стороне не останутся. Герцог не стал вспоминать вслух о том, что его солдаты под предводительством Ремаша уже сражались у стен Халамширала. Тогда они атаковали армию императрицы Селины на марше, а сам Ремаш бился бок о бок с Гаспаром. В тот день было пролито много крови верных дому Вальмонт солдат и шевалье, но сейчас общий враг сплотил вместе былых неприятелей, заставил забыть обиды. Во всяком случае на время войны. - В моём городе тоже есть эльфинаж, - наконец, Жан-Гаспар перевёл взгляд на лицо собеседницы, - если хочешь, можем вооружить эльфов Лидса и обучить их основам военного дела. Я обеспечу эльфийские отряды всем необходимым, от мечей и доспехов до продовольствия и припасов. Если ты готова этим заняться, я подпишу необходимые бумаги завтра в течение дня, пришли в мой шатёр своего челове... - он осёкся и поморщился, словно прямо над ухом зажужжал комар, - своего доверенного посланника. С этим кольцом, - он поднял печатку Селины с шахматной доски и передал эльфийке. Если ставить эльфов в строй, то делать это не только в Халамширале. Пусть кровью заслужат свои права. Те кто выживут, возможно, станут полноправными гражданами Орлея. Или нет. Жан-Гаспар не собирался давать обещаний, которые не мог выполнить лично. А что будет после войны он не мог предположить. - Садись, - он кивнул на свободный табурет и наполнил чашу вином, - выпьем в знак нашего вынужденного союза. Подпись автораI ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame? I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath! REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!
  31. 2 балла
    Бриала наконец встает ровно, выгибает плечи, чтобы размять затекшую от долгого положения спину. Свежесть подступающей ночи заставляет зябко ёжится. Она знает, что с неё глаз ни спустят до того момента пока, она не покинет эту палатку и сам лагерь. Но стоять и трястись как кролик с поднятыми лапками ей не хотелось. Ломаться сейчас, позволять себе чувствовать боль - все равно, что сдаваться в середине партии, когда еще не все козыри вынуты из рукавов. Но даже самой Бриале не известно, как всё обернётся для неё и тех, кто за ней последует. Эльфийка глазами бегает по своим собеседникам, внимательно наблюдает, как и они за ней. Кое-кто даже слегка занервничал, но ничего. Кусаться она не собиралась, но только если чуть-чуть в случае опасности. Бриала забрала кольцо с того места, куда и положила его пару минут назад. Расставаться с ним просто так, ей вовсе не хотелось. Да, и кольцо было не совсем обычным. Эльфийка аккуратно надевает кольцо обратно на палец и сжимает руку в кулаке мимолётно любуясь. Однако собеседники напряжены, что же, не стоит их нервировать еще больше. Делает пару шагов назад и складывает руки на груди, крест-накрест. Этой минуты действительно хватило, чтобы вставить своё слово. А самое главное, не валяться сейчас на полу с пробитой грудной клеткой. Это радовало её, но совсем немного. — Я помогу, — твёрдо отвечает шпионка, хотя самой казалось, что голос сильно дрожит при этих словах. Ей бы хотелось ещё подёргать за ниточки, но в этом случае ничего не оставалось кроме как согласиться. Правда вот холодность в словах Жан-Гаспара слегка кольнула её, но ничего удивительного если честно. Это лишь отголоски былого. Разговоры о Селине уже не вызывали былых ощущений и чувств, что Селина с её неприкрытым лицемерием, что консервативный Гаспар вызывали у нее отвращение, которое не помогла бы скрыть даже маска. Порой сердца людей чернее любого порождения тьмы. А она уже выплакала, что могла. В одиночестве напилась крепкого вина, которое растянула на всю холодную, одинокую, полную злых слез, ночь. Сейчас важнее правильно расставить фигуры, превратив чей-то плюс в крест. Люди должны понять, что не о только они умеют Играть. Потому что свободу нельзя заполучить из ласковых хозяйских рук. Её можно завоевать и только. Рана на душе еще саднит. Но Бриала считает себя сильной, а потому собирает по частям все то, что сломалось внутри. Не для себя, но для тех эльфов, что идут за ней, ведомые, доверчивые, с такой преданностью взирающие на Бриалу, что даже неловко. Но она дает им то, что они утратили, живя под гнетом богатых господ надежду, и потому эльфов в её отрядах все больше слетаются, как мотыльки на свет фонаря. Что касалось тела Селины. Демон вообще знает куда оно подевалось. Скоро люди и так узнает о чудом воскресшей императрице. В голове уже зарождался план. Ей необходимо спасти как можно больше Халамаширальских эльфов. Не все пойдут за ней, но те, кому жизнь дорога смогут выжить. Она заранее подговорит своих шпионов и объяснить им суть. Бриала верит, верит в то, что ей и её эльфам удастся провернуть задуманное. Отредактировано Briala (2019-03-17 20:38:29) Подпись автора Только одно делает исполнение мечты невозможным — это страх неудачи . А иногда надо рисковать. Главное преодолеть свой страх. Ведь неважно, как ты рискуешь, ты будешь рад, что рискнул .
  32. 2 балла
    Разумные, да. Порой Пьер и правда задумывался о том, что не стоило настолько загонять эльфов в угол. Может и не было бы таких проблем. Только вот толку-то от таких мыслей? Это произошло задолго до его рождения и сделанное не отменить, остается только расхлебывать кашу, которую заварили предки, невелика уже разница, кто именно. Графу просто было обидно, что история давняя, а досталось в итоге ему. Но сейчас долго думать не пришлось - Бриала начала раскрывать карты. Шпионы. Да, неплохо, правда придется всегда думать о возможности обмана. Бриала не будет их грубо обманывать, но тонкие искажения истины вполне в ее духе. И когда они перестанут быть "в одной лодке", может произойти и фатальная дезинформация. Надо будет подстраховаться. А вот второе... О да, Пьер кое-что об этом знал, после того внезапного появления Селины. Он проверил, допросил всех. кто мог дать ответы, и убедился что Императрица попала во дворец каким угодно способом кроме нормального. Да и слышал он и раньше всякое про то, на что эльфы были способны раньше - а некоторые, по слухам, и сейчас. Скажем так, предложение можно было считать вполне вероятным - и если сработает, то невероятно уместным. Опять же, с теми же оговорками... Но возможность хороша. Главное чтобы цена не была высоковата. А она, обычно, бывает - просто это выясняется позже. Ведь тогда это тоже начиналось как обычный стихийный бунт. И снова его мысли были отодвинуты в сторону, когда он увидел кольцо. Создатель, а вот это было ударом ниже пояса. Пьер был верен Селине, никто не мог это отрицать. Эта верность его тяготила, она привела его сюда, но граф полагал, что сейчас, когда она мертва, все упростилось. Однако нет. Даже сейчас он ощутил досаду от того, что тело императрицы находится архидемон знает где, без достойного погребения. Бриала, сучка остроухая, знала, что говорить и приберегла самое шокирующее на конец. Кольцо... Он его помнил. И понимал, что если уж кто и мог найти тело. то Бриала в числе первых кандидатов. Сработало так, что Пьер воздержался от комментариев, слушая Жана-Гаспара... И от высказанной идеи посмотрел на товарища взглядом, в котором явно читалось "Жан, мать твою, какого архидемона?!" Потому что идея опять сводилась к тому, чтобы доконать его город. Особенно будет весело, если Жан-Гаспар решит в итоге воспользоваться случаем и покончить с эльфами в городе раз и навсегда. Ох. Но... проклятье. Это действительно звучало как план. - Согласен. Я хотел бы увидеть тело Императрицы, однако времени у нас, полагаю, нет. - Кивнул граф, - И я скажу так - это должно стать последним сражением в Халамширале. Я позабочусь об этом после битвы - и отправлю в огонь всех, кто выступит против. До тех пор, пока желающих устраивать тут драки не останется вовсе. Мне неважно, какой формы у них будут уши. Так что надеюсь, что эльфы не решат, что могут покончить и с нами по случаю.
  33. 2 балла
    Жан-Гаспар внимательно следил за каждым движением эльфийки, что бы там ни думал его собутыльник и боевой товарищ Пьер из Халамширала, он не блефовал и действительно был готов разрядить арбалет, если ему что-то покажется подозрительным. Или если ответ Бриалы не удовлетворит герцога. Жесты доброй воли, общий враг... Да-да, где-то Жан-Гаспар это слышал. Доверься эльфийке - и ты труп. В прочем, предложение было слишком заманчивым, чтобы его не дослушать. И гарантии, пусть и и весьма условные, всё-таки были. К сожалению, от мёртвой Бриалы пользы будет немного, как бы Жан-Гаспару ни хотелось всадить в неё арбалетный болт, он должен был ставить интересы Орлея выше собственных. Он не забыл о восстании в Халамширале и как сам едва не погиб, в ту ночь герцог де Лидс поубивал достаточно эльфов, чтобы считать этот долг уплаченным. А что до обещания Бриалы... Жан-Гаспар слышал, что эльфы в последнее время появлялись в разных уголках Орлея, творили свои эльфийские непотребства и исчезали без следа. Орлесианская разведка разводила руками, даже барды на службе у знатных домов не могли выследить остроухих засранцев. Самым тревожным было то, что об одних и тех же эльфах докладывали из разных городов и военных лагерей. Разумного объяснения у герцога не было, кроме "да кто этих остроухих разберёт, они все одинаковые". - Продолжай, - в голосе Жан-Гаспара послышался интерес, когда он опустил арбалет и перевернул песочные часы, давая женщине ещё минуту. И этой минуты хватило для того, чтобы в горле у герцога пересохло, а сердце перешло на галоп. Жан-Гаспар выдохнул, несколько секунд думал о чём-то своём и наконец приставил арбалет к стене. Стрелять в Бриалу он передумал, во всяком случае сейчас. - Это... Очень смелое обещание, эльфийка, - несмотря на то, что последнее слово он едва ли не выплюнул, от Бриалы не могло укрыться то, что герцог нервничает, а значит, если не верит ей до конца, то хотя бы не исключает возможность того, что остроухая говорит правду. Его взгляд теперь был прикован к перстню на шахматной доске. И несмотря на то, что он был совершенно чистым, Жан-Гаспару почему-то казалось что перстень забрызган кровью. - Мёртвое тело Селины мне сейчас не интересно, - наконец, взяв себя в руки, произнёс герцог с холодом в голосе, - но это кольцо навевает воспоминания. Если ты хочешь помочь нам выбить мятежников из Халамширала, сделай так чтобы эльфы восстали как в прошлый раз, когда наша армия подойдёт к городу. Не обманывай себя, мне безразлично сколько остроухих погибнет в процессе, но выживших мы не тронем. Кроме того, у эльфов будет больше шансов уцелеть, если ты сможешь провести отряд моих шевалье в эльфинаж, перед началом штурма. А когда закончится битва, ты вернёшь тело Селины представителям Церкви для достойного погребения. Сделка была так себе, но разве у Бриалы был выбор? Жан-Гаспар не воспринимал её как союзника, скорее как инструмент. И инструмент опасный, ненадёжный. Краем глаза герцог следил за Пьером. Вот уж кто был безупречно верен императрице, иногда даже вопреки здравому смыслу. Ремаш рассказывал о безрассудной атаки графа с горсткой шевалье во время резни под стенами Халамширала. Что скажет он сейчас, когда перед ним лежит кольцо императрицы? Подпись автораI ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame? I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath! REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!
  34. 2 балла
    Эльфийка обратила внимание на песочные часы, стоявшие так близко к шахматной доске. Выставили ей время для ответа, неплохая методика. Часто работает на не опытных, но чем она лучше? Тем, что не подаёт виду и явно не трясётся от страха, хотя внутри уже всё давно похолодело. Утекающее время иногда имеет свойство развязать язык, а когда на уровне твоих глаз маячит оружие, процесс происходит еще быстрее. Но и самой Бриале не откуда знать, пробьют её рёбра арбалетным болтом или, как и предполагалось станут сотрудничать с ней. Сердце её, неспокойно, глухо ударяется о грудину, раненой птицей бьется о ребра. Сколько еще ее сородичей погибнет в этой войне? Пока они тут время тянут, проблема не решается быстрее. Но разве это всё зазря? Она проделала такой путь, чтобы просто быть убитой двумя вонючими аристократами. У нее есть цель — вернуть свободу, что когда-то отняли, и хрупкий мир между людьми и эльфами Халамширала. Сейчас главное — хорошо сыграть партию, выторговав как можно больше прав для эльфов. Бриала морщится, но молчит, думая над каждой мелочью, стараясь, прямо как в шахматах, просчитать каждый ход, выбрать правильную стратегию — в конце концов, ее никогда не учили военной тактике. Но теперь она — лицо эльфийского сопротивления, его символ и лидер, опора, мозг. Поэтому надо терпеть, ломать себя, но терпеть, чтобы больше ни один эльфийский мальчик не лишится родителей из-за людского произвола. Чтобы ни один шевалье не сдавал экзамен в академии, проливая кровь эльфов. Глубокий вдох, — Что же, я не думаю, что мы хотим новых смертей, как я со стороны эльфов. Так и вы со стороны людей. Мы все разумные существа и сотрудничество будет тому примером. Проблема трудна, но решаема, — Бриала громко выдохнула. Кончики пальцев потряхивало. Она повиновалась приказу и подняла руки выше, чтобы их хорошо было видно. Но всё же это не было проблемой среагировать быстро, но каждая секунда всегда на счету. — Жест доброй воли должен прийтись вам по вкусу, господа, — она не осмеливалась сделать шаг вперед или назад, — Я предлагаю вам своих шпионов и возможность переправлять людей почти в любой уголок Орлея. Она медленно переводит взгляд на оружие. Арбалет, одно из прекраснейших оружий для убийства, но довольно тяжелое. Это начинало немного напрягать, и нужно было что-нибудь сделать. Эльфийка понимала не выгодность того, если её сейчас убьют. Взгляд её пробежался по собственным рукам, но внимание её заострилось на кольце. Какая удача, такую возможность нужно использовать. Девушка сверкнула глазками, — я не прошу вас верить словам эльфийки, —в свете свечей сверкнуло само кольцо на её пальце. Когда-то Гаспар отдал его, ей. У самой императрицы было такое-же, но какая разница сейчас. — Ведь известно, что тело Селины не было найдено в Халамширале, — Бриала бережно снимает кольцо-загадку Черного Лиса с пальцев, — Оно у меня, — она наигранно пожимает плечами, как будто ничего такого не сказала и кладёт на шахматную доску сам перстень. Отредактировано Briala (2019-02-28 10:31:38) Подпись автора Только одно делает исполнение мечты невозможным — это страх неудачи . А иногда надо рисковать. Главное преодолеть свой страх. Ведь неважно, как ты рискуешь, ты будешь рад, что рискнул .
  35. 2 балла
    Пьер про себя подумал что Гаспар все же законченный позер... Но, по правде, в такой ситуации это было к месту. Так что он, глянув на доску, передвинул фигуру - на хитрые комбинации внимания не хватало, так что ход был из разряда проверенных и надежных. между тем выражение лица Бриалы и ее поза мало что ему говорили, так как граф от греха подальше и просто в силу того что был орлесианцем, полагал все это обманом и прикрытием того или иного рода. Впрочем, как он полагал, у нее по меньшей мере имелись варианты - если она и допускала попытку убить их обоих, то явно наряду с чем-то иным, иначе бы с убийства и начала. Иное... Он не доверял этой особе. Слишком уж сомнительный у нее был путь, слишком часто она оказывалась там, где не стоило бы. Если уж на то пошло, связь Бриалы с Селиной сама по себе могла быть поводом для осторожности. По крайней мере, у человека, чей город не без активного участия Селины был частично сожжен и полностью захвачен. В любом случае то, что она скажет, должно быть по меньшей мере убедительным и доказуемым... Или же непроверяемым. Ложь, на которой можно легко и быстро поймать, не годится. В любом случае, они оба или кто-то один из них нужны ей живыми. Но без конкретных фактов всем этим домыслам грош цена. - Тебе стоит предложить немало. И дать гарантии. Причин для жестов доброй воли между нашими народами маловато, - Спокойно, что далось ему не без труда из-за памяти прошлого, заметил Пьер. Жизнь Бриалы гарантией не являлась. Граф знал, что дошедшие до края эльфы могут многое, а жизнь у них зачастую такова, что ценить ее сверх меры причин нет. Почему бы и не пожертвовать ею, если итог того стоит? - Говори. И не тяни, это не принесет никому добра.
  36. 2 балла
    Глаза блестят, непрерывно следят за двумя демонами или же будем точны, Орлесианскими львами. Все они здесь сегодня не случайно. Но каков исход, довольно занимательный вопрос для размышлений. Только вот Бриале было не до этого, ей и не было дела до людей, находившихся здесь или Халамширале. Нет. Она не уйдет отсюда без перемирия, согласия или сделки которое пойдет на пользу эльфам. Много жизней было потеряно. От этих мыслей внутри зарождалось чувство злобы и обиды за все годы. Но вера в её дело, в их дело! Не давало эльфийке сбиться с пути. Вот так просто отказаться от цели. Ей казалось возможным изменить мнение остальных об эльфах и мнение самих эльфов о том, какое положение они могут занимать в этом мире. Что они достойны лучшего, что могут быть чем-то важным и нужным. Бриала быстро оглядела шатёр, глаза сами выискивали полезные для неё вещи. Ох, имена, записки, лежавшие на столе и тумбах, карты и многое другое, что могло показаться полезным для... Шантажа? Этот вариант тоже не стоит отметать слишком быстро. На войне все средства хороши. Она замечала многое, и как два мужчины напряглись при виде хрупкой эльфийке заблудшей к ним в шатёр. Жан-Гаспар уж больно быстро расслабился, а девушка взглядом проследила как арбалет опускается в пол. Вздох. А, вот, пожалуй, Пьер всё ещё держал руки на рукояти кинжалов. Отлично. Что же касалось самой Бриалы, ей нужно было показать то, как она настроена по отношению к ним. Прямая спина и расправленные плечи указывали на её "открытость" перед собеседниками. Как она держала подбородок, смотрела, с едва угадываемым надменным вызовом. Руки опущены вдоль тела. Но кинжалы столь близки, чтобы выхватить их в любую секунду. Лицо не выражало каких-либо эмоций, пока сжатые губы не изобразили одну из её самых доброжелательных улыбок. Всё это маски. Внутри у неё нарастало это мерзопакостное ощущение страха, как липкая и тягучая смола. Подобно червяку, который въелся ей под самые рёбра, и тянет из неё жизненные силы, которые ей сейчас так нужны. Нервы наматываются на катушку, как нитки, они гудят и ноют. — Что же вы, — выставила она руки перед собой, в жесте призывающим к спокойствию, — я пришла договорится с вами и выступить в защиту эльфов, а в знак доброй воли и желания сотрудничать у меня есть то, что я могла бы вам предложить, — Бриала опустила руки и слегка разводит их в сторону ладонями вверх. Отредактировано Briala (2019-02-10 18:28:11) Подпись автора Только одно делает исполнение мечты невозможным — это страх неудачи . А иногда надо рисковать. Главное преодолеть свой страх. Ведь неважно, как ты рискуешь, ты будешь рад, что рискнул .
  37. 2 балла
    Для Пьера аналогичное расположение духа стало чем-то вроде нормы с того самого момента как треклятые эльфы подняли злосчастный мятеж - с тех пор лучше уж точно не становилось, как будто Создатель решил выставить несчастному графу счет за все спокойно прожитые годы, причем с процентами. И не ему одному. Если уж на то пошло, Орлею просто было немного не до проблем иных стран, но по слухам, там было ничуть не лучше. По закону подлости, даже если они каким-то чудом наведут порядок в Орлее, на пороге обнаружатся какие-нибудь малоприятные подарочки от соседей, не иначе. Да и Жан-Гаспар своим замечанием ничего нового миру не открыл - Пьер пожал плечами и заметил: - Женщинам и вовсе доверять в полной мере невозможно. Эльфийки имеют зуб на людей, орлесианки даже в постели не забывают об Игре... Разве что какая-нибудь авварка всего лишь отгрызет тебе голову за измену. Всегда что-то есть и остается только надеяться, что ты об этом так и не узнаешь. Спокойнее жить. Вот уж истинная правда, учитывая что ладно бы эльфы - бунтарей усмирять не впервой - но дальнейшее оказалось итогом игрищ политики, в ходе которых Гаспар не нашел общего, хм... Языка с Селиной и понеслось. А под раздачу попали Пьер и его город. Невольно задумаешься, а действительно ли бунт начался стихийно? Хотя возможно что и так - просто у кого-то были хорошие информаторы. Тут волей-неволей станешь циником даже по меркам Орлея. Так что на оптимистичную готовность товарища к повешениям вызвала у Пьера мрачноватую улыбку: - И это разве что сойдет за первый шаг. Наш главный враг сейчас не там. - Де Лидс и сам понимал это, но ответить на его мысль окончательно Пьер не успел. Потому что помяни остроухого - он тут как тут. Правда, в данном случае - она. Вот так встреча. Пьер не стал убирать руки с кинжала на поясе (события последнего времени приучили к быстрой реакции), понимая что все еще может пойти не по плану. Однако... - Причина вероятно та же, по которой она не пыталась нас тут убить. Я слушаю. - Особого доверия в голосе графа не было - не после всего что произошло. Но в то же время он понимал, что назревает нечто важное - слишком уж удачное совпадение.
  38. 2 балла
    Жан-Гаспар пребывал в прескверном расположении духа. Во-первых, задерживалась подготовка к наступлению на Халамширал. Начало операции в очередной раз переносилось из-за разногласий между бывшими сторонниками верховного герцога и императрицы. Каждый раз ставка командования погружалась в атмосферу придворных интриг и противостояния различных партий, что неизбежно приводило к бесконечным спорам, скандалам и раз за разом военный совет оканчивался ничем. Маршал Пру заверил своих генералов в том, что делает всё возможное для похода на Вал Шевин, но пока это были только слова. Во-вторых, по лагерю поползли слухи о казни Вольными Гражданами захваченных в плен придворных императрицы, в том числе герцога Вал Шевинского. В этот чёрный час, когда армия красных храмовников наступала на его город, бедолага Адриан болтается где-то на безымянной берёзе... Казалось, что Флорианна больше не заинтересована в привлечении императорского двора на свою сторону и начала избавляться от несогласных. Что-ж, не Жан-Гаспару её судить, ибо от в своё время пусть и более гуманно но всё-таки избавился от собственной родни... Но одного герцог не понимал - если Флорианна собиралась пустить под нож старую аристократию Орлея, кем она собралась заменять выходцев из семей со столетней историей. Вокруг неё Жан-Гаспар видел только дезертиров и выродков, если это будущее Орлея, против него стоило сражаться, за то, чтобы оно не наступило стоило умирать. А за павших - поднять чарку вина, про себя пообещав отомстить. -...вы не поверите, граф, - Жан-Гаспар поудобнее устроился на табурете и принялся сосредоточенно забивать трубку, - но я никогда не понимал этой одержимости эльфийскими девками. Я бы предпочёл делить ложе с козлом, то же самое скотоложество, только можно спать потом спокойно, не беспокоясь о том, что эта вероломная тварь перережет мне горло во сне. Герцог затянулся, про себя отметив качество табака. Всё-таки даже на войне находится место простым удовольствиям. Выпустив синеватое облако дыма, Жан-Гаспар постучал костяшками пальцев по столу, давая Пьеру понять, что не планирует повышать ставку. Карта не шла, а играть в порочную добродетель вдвоём было тем ещё удовольствием... Но хотя бы что-то, чтобы отвлечься от невесёлых мыслей. Скорей бы в бой, скорей бы увидеть перед собой стены Халамширала. Да, это был город где он едва не расстался с жизнью при чём буквально без штанов. - Когда мы возьмём Халамширал, первым делом перевешаем всех мятежников, - Жан-Гаспар налил себе и Пьеру вина, пока последний раздумывал над своим ходом. Играть в порочную добродетель герцог не любил и предпочитал её менее известный вариант, когда сдавалось по две карты на руку, а остальные выкладывались на стол, но что поделать. Пьер сперва настаивал на шахматах, но после трёх чарок вина, смилостивился на партию-другую в карты. Можно было вообще переодеться солдатами и затусить в траншею к джейдрским арбалетчикам, поиграть в кости. В прочем, благородные доны пока не достигли соответствующей кондиции, всему свою время, - а потом придётся что-то делать с эльфами, так как силовое решение может быть только временным... Селина, да будет Создатель к ней благосклонен, утопила восстание в крови. Они подождут, пока мы поубиваем друг друга и поднимут победителей на... Герцог обернулся. Машинально, он схватил приставленный к табурету заряженный арбалет и направил его на появившуюся из темноты женщину. Вовремя остановился, в противном случае, её бы отбросило на несколько шагов с болтом промеж рёбер. Жан-Гаспар опустил араблет. Стоявшая перед ном эльфийка была государственной преступницей, а значит казнить её вот так просто, без суда и следствия он не имел права. Странная штука эти законы, подумал герцог, ухмыляясь в бороду. - Не думал, что кто-то выжил в ту ночь, - не скрывая холода в голосе произнёс он, - с вашей стороны очень храбро было явиться в львиное логово после мясорубки в Зимнем Дворце. Храбро и очень глупо. Я жду ровно минуту, и хочу услышать хотя бы одну причину по которой я сейчас не должен позвать стражу а наутро судить вас и обезглавить за государственную измену. Подпись автораI ask myself what it means to be one of the Dark Angels. Is it to hunt the Fallen, chasing shadows through the dark places of the galaxy? Is it to lie, to hide and to plot so that others will never know of our shame? I ask myself what it means to be one of the Dark Angels. It is to be the honored FIRST LEGION, the Emperor's wrath! REPENT! FOR TOMORROW YOU DIE!
  39. 2 балла
    Тропы зеркальные были раскиданы по всему Тедасу, Бриала все ещё изучала дороги. Она сделала для себя карту, помечала места и делала различные заметки. Но дорогу к Долам она обнаружила одной из первых, ещё давно. Поэтому выйти к форту Ревасан не было трудной задачей. Она ведь все ещё слышала его голос, он часто служил ей маяком в темноте. Тогда не далеко от Долов, ощущение, что его дух всё ещё сопровождает её, где бы он не был. Но вот он пропал в тот день. Надеюсь, с тобой всё хорошо, мой наставник и друг. Сейчас целью было проникнуть в сам форт. Задача сложна, но вполне себе выполнима. Нельзя допустить нового кровопролития. Избегая подниматься выше линии горизонта. Бриале оставалось лишь обогнуть каменные холмы, и вражеская территория оказалась бы у нее перед глазами. За плотной тканью шатров и палаток зажигались первые огни, тянуло дымом, окрики солдат и лязг стали разносились далеко в прозрачном вечернем воздухе. Со стороны полей тянуло влажностью и свистящей ветер только подкреплял догадки о дожде. Здесь ветер был силён, так и норовил сдуть капюшон с Бриалы и иногда её саму с насиженного в засаде места. Ветер и дождь будут ей помощниками в этой вылазке. Только гудят травы под ветром. Пора выдвигаться. Эльфийка обогнула холм за которым пряталась, спустилась по влажной траве и притаилась за огромным валуном. Темнело стремительно. Всё быстрее затягивалось небо, и белый бок луны было уже не видно за тёмными тучами. Упали первые капли оставляя после себя тёмные следы на сером гладком камне. Бриала на секунду посмотрела на небо, совсем туго будет если пойдёт ливень. Отмахнувшись от дурных мыслей, она сощурила глаза, эльфийка как раз выбрала место, где было поменьше охраны. Она отправляла шпионов отследить какое место будет безопаснее всего для проникновения, и во сколько смена караула. О! Сейчас! Двое стражников зашли за ворота и у неё было совсем немного времени до прихода следующих. Бриала быстро обшарила по своему телу руками, всё оружие при ней. Натянув капюшон, она двинулась вперёд. Кралась мягко и бесшумно. Несколько больших камней у стены сыграли ей на руку. Она взобралась сперва по ним, прыгнула и ухватилась за край стены, подтянулась и вот она на вражеской территории. Сверху никого не было. Вход не примечательный, а значит и охраны меньше. Конечно, эльфийка могла бы их убить или просто оглушить, но раз мы идём на переговоры… Значит никого постараемся не прирезать раньше времени. За Эльфов. Шпионка закрыла глаза и медленно вдохнула стылый воздух. Перед ней открывался вид на небольшой двор. Здесь было много деревянных ящиков и бочонков. Импровизированные склады видимо раньше использовались как стойла для лошадей, можно было пробраться по крышам, но незачем. В общем будет за чем прятаться. А, пока можно пройти по каменной стене вдоль двора и по дереву взобраться выше. Охраны здесь совсем не густо. Также не забыв осмотреть верхнюю часть, она выискивала удобные места. Сам форт напоминал возвышающуюся спираль, если взглянуть чуть левее и повыше, там уже можно рассмотреть большой шатёр, поставленный за деревянными досками со стороны откуда, и идут порыва ветра. Неплохо придумано, но та вышка не предполагалась для этого. Впрочем, неважно. Эльфийка выдохнула и скользнула из своего укрытия. Сегодня на ней был чёрный плащ. Короткий, до середины бедра, чтобы не путался в ногах на перебежках. В этот раз луку она предпочла кинжалы на поясе. Нельзя и забывать о скрытых от глаз в рукавах или сапогах, кто знает где эта маленькая эльфийка прячет свои зубочистки. Людской лагерь тонул в сером мареве. Огоньки мелькали застывшим неестественным светом, голоса, лязг стали, лошадиное ржание. Все звуки слились в единый неразборчивый гул, сродни тому, что возникает в ушах, если нырнуть на глубину. Бриала шла в тенях, аккуратно подбираясь к тому дереву. Главное, держаться подальше от лошадей и лагерных псов. Животные учуют её, забеспокоятся. Во дворе появляются двое часовых, похоже сменщики. Оглушить бы их, но не на глазах у других солдат. Бриалы в два прыжка подбегает к дереву и заползает на него, перелезает на ту сторону, где её меньше всего видно. Её тело изгибается примерно так, как изгибается само дерево. От страха быть обнаруженной, по телу проходится мелкая дрожь. Крепко взявшись за верхнюю ветку, девушка затаила дыхание прислушиваясь к шагам. А дождь только усиливался, вода уже стекала по её лицу. Капюшон пропитывался влагой и становится тяжелее. Тихо! Слишком громкие мысли. Она не слышит звуки шагов. Лёгкий поворот головы и глаза внимательно следят за солдатами, не смотрят в её сторону. Бриала аккуратно разворачивается лицом к стволу, переставляет ноги на верхние ветки предварительно проверяя выдержат ли они её вес. Ещё пара веток выше и эльфийка подтягивается к краю стены, снова поворот головы в сторону солдат. Прыжок. Она цепляется за выступающие камни. Как же здесь неудобно карабкаться, хочет подтянуться, но очередной камень подводит её и летит вниз. Уворачивается от него, хватает за новый и пролезает, наверх затаившись за полу лысыми кустарниками. Оба часовых обратили взгляды к стене, но там уже никого не было. Темно и не видно. Стена просто старая вот и обваливается, ничего подозрительного. Убедившись в том, что путь можно продолжать, Бриала разворачивается на корточках. От неё не было слышно, не единого звука. Впереди ряд палаток, а за ними лестница на верхние яруса. Но всё было бы так просто. Этот верхний двор напоминал предыдущий, будучи намного больше, здесь и солдат находилось в большем количестве. Бриала выдохнула. Нужно пробраться к лестнице и быстро отвлечь их внимание, это даст ей время подняться выше. Здесь уже не было дерева или такой стены с выпирающими камнями за которую можно легко зацепиться. Впереди только коридор меж палатками и забором, огораживающим от пропасти, а также пару ящиков. Эльфийка подползла к краю ограждения и заглянула вниз. Пот испариной проступил на затылке. Она пальцами крепко вцепилась за край, на секунду даже перехватило дыхание. Высоко. Эльфийка медленно и аккуратно придвинулась обратно к кусту. Тряся головой, она приходит в чувства. Не желая думать об этой высоте, её тело двигается вперёд. Девушка удачно проскакивает через две палатки и перепрыгивает через коробки. Остановилась. Впереди довольно большая дырка, могут заметите. Девушка спиной придвигается к стенке палатки и краем глаза разглядывает солдат. Несмотря на ненастную погоду, многие рекруты всё ещё тренировались. Лязг стали отдавался далёким эхом в голове. А, вот и собаки. Животные крутились у него своих хозяев, это были наставники. А один пёс всё время смотрел в её сторону. Девушка сжала руки в кулачки. Отвернись же ты! Кинуть, что-то не вариант. Вкусняшек для такого случая, она конечно же не приберегла. Что же ещё делать, ползти над пропастью по стенке она тоже не будет. Бриала резко сорвалась с места, перепрыгнула ещё одну бочку и вжалась в стену. В спину раздался собачий лай. Пёс подорвался к тому самому проёму, но человек вовремя его остановил. Он оглушил псину командой и тот поутих, но всё ещё рвался к тому месту. Хоть бы не послал осматривать. Бриала скользнула к краю палатки и скрылась за углом. Она слышала шаги совсем рядом, бряцанье доспеха и тяжёлое дыхание. Близко. Девушка вынырнула с угла и перед ней предстал молодой солдат. У девушки нет задачи его убить. Эльфийка ловчее и быстрее. Парень замахивается на неё, но она ныряет под руки и заламывает её, второй находит точку на шее и с силой надавливает на неё пока паренёк не отключается. Она аккуратно опускает его на землю, укладывает так чтобы за краями палатки не было видно. Мальчишка был без шлема и не успел ничего предпринять. Юношеская уверенность так и подводит. Брила утирает воду со лба, чуть приподнимает края капюшона, ткань сильно намокла. Придется немного потерпеть. Снова выглядывает за края, большинство повернуты к ней спиной, и только наставники боком. При дожде видимость не такая уж хорошая. Лестница не освещена, значит будем уповать на милость Создателя или эльфийских богов. Кто окажется благосклонен к ней сегодня. Бриала мало надеялась на веру, она всё выполняла сама. С помощью или без, остальное не важно. Вроде не смотрят. Эльфийка тенью проскальзывает на лестницу, она хватается за перила и быстро поднимается выше. Кто-то идёт. Бриала смотрит наверх, теперь этот дворик, как и первый наполовину покрыт деревянными досками как крышей. Вдох. Вскакивает на перила, в секунду подтягивает на стене и переползает на доски. Выдох. Она ложится прямо на них, смотрит вниз на мимо проходящих. Она закрывает глаза на секунду. Сердце колотилось как бешеное, протирает глаза вместе с дождевой водой на лице. В висках гудело от скачка напряжения. Солдат, как много солдат. Отползая от края, Бриалы медленно двинулась в сторону главного шатра. Так он проползла до другого конца и предварительно осмотревшись слезла на землю. Бриала обогнула маршальский шатер сзади. Мимо прошел ещё один солдат. Вынув из-за пояса кинжал, она сделала ровную линию и задержав дыхание проникла внутрь. Скинув капюшон, секундный анализ присутствующих. Перед ней граф Пьер и Герцог Жан-Гаспар. Она застаёт их за игрой в карты. Скрывая нарастающий страх, что она вообще смогла сюда добраться и вот сейчас стоит перед этими двумя. Бриала постаралась произнести свои слова спокойно и сдержанно. — Господа, — она сделала наигранный реверанс, — позволите присоединиться ? Отредактировано Briala (2019-01-20 21:09:12) Подпись автора Только одно делает исполнение мечты невозможным — это страх неудачи . А иногда надо рисковать. Главное преодолеть свой страх. Ведь неважно, как ты рискуешь, ты будешь рад, что рискнул .
  40. 2 балла
    Эльфийка издала звуки, на подобие мурчания. Давно ей не приходилось слышать комплиментов в свой адрес. Мелкая дрожь давно не сковывала мышцы, кровь ударила в виски, дыхание сбилось, а в низу живота все скручивалось в тугой узел. Ей были приятны эти прикосновения. Неясная эйфория и волна возбуждения накрывает постепенно. Ощущение беспомощности перед хваткой Селены, осознание того, что Бриала была схвачена ею, словно добыча, дичь -странно разогревала в эльфийке больший интерес к происходящему. Сил на трезвую рассудительность не оставалось, Бриала настойчиво стала гладить плоский живот девушки. На слова Селены, она лишь улыбнулась. Это не составит большой проблемы, о чем её сейчас попросили. Она будет очень аккуратна. Бриала ощутила мелкую дрожь от прижатого молодого тела к её - желание вспыхнуло с большей силой, пробуждая внутри нечто такое, что было схоже с восторгом дикой азартной охоты. Обе хищницы, но иногда роли меняются. Временно. Она вынудила юную императрицу выгнуться в спине, когда нежные ладони, которые доселе робко поглаживали обнаженное тело, не касаясь запретных мест, стали решительнее и жёстче. У Бриалы была грубая кожа на руках, разукрашены мелкими царапинами. Глаза давно потемнели от желания. Когда эльфийка принялись ласкать женскую грудь, её рука переместилась на свободную окружность, второй всё ещё придерживая Селену за талию. Холодные губы нежно вобрали в рот горошину розового соска, одна из ладоней перебирала пальцами чувствительную точку, попеременно зажимая ее между пальцами. Бриала обвела языком чувствительный ореол, оставила на коже еле заметный след от короткого укуса, поднялась губами к шее, после чего, одарила Виардо кротким поцелуем. — Ничего личного, — раздалось тихим шепотом и эльфийка юркнула из-под белокурой девушки, переворачивая ту на спину, — Если леди позволит,— теперь шпионка оказалась сверху. Бриала уверенно огладила низ живота Селены, легкими движениями прошлась по внутренней стороне бедра, а сама устроилась между ног. Эльфийка нависла над ней, ей было плевать на то, кто сейчас главнее. Раз перехватил инициативу, молодец. Помогая одной рукой держаться на весу, второй ладонью проникла между ног Селены, заставив ее откинуться головой на подушки. Глаза горели голодным пламенем, весь стыд и робость давно пропали. Ссора забылась в один миг. Когда испещренными мелкими шрамами руки легли на внутреннюю сторону бедер, Бриала медлила, как и подобает хищнице, которая покорила свою жертву, подчинила ее себе, но едва ее взгляд упал на замершее в безмолвии женское лицо, она не стала больше сдерживаться. После, эльфийка прильнула губами к часто вздымающейся груди. Ловкие пальцы принялись ласкать низ ее живота, делая поступательные движения. Забавно, когда перед тобой куницей вьётся женщина, которой предстоит управлять страной. Столь нежная девушка, и сейчас так беззащитна. Это было более чем неповторимо и Бриала еле могла сдерживать самодовольную усмешку. Женщина делала все свои действия размеренно и аккуратно, обращаясь с Селеной как с фарфоровой куклой. Лицо, шея, грудь, живот. Бриала не оставила не одного живого места без поцелуя с каждый разом спускаясь ниже. Прошло время. Несколько минут? Несколько часов? Они не считали это время, да и какой дурак станет. Бриала не скупилась сделать Селене массаж. Расправляя плечи, пальцами рук проходясь вдоль позвоночника. Обе были в своих мыслях. Позабытая ласка была столь приятна, сколько ужасна. Двойник... Всё это можно списать на порыв. Приятные моменты всегда откладываться в памяти, насколько абсурдными они не казались. Даже когда-то она ещё смела мечтать о хорошем, "долго и счастливо" с Селиной, только вот ничего не подвластно смертным. От любви до ненависти один шаг. Судьба сама решает какой дорогой идти каждому. Похоже, что спокойная и тихая жизнь не для Бриалы. Теперь такие мысли вызывали только нервный смех и улыбку. Пора прекращать витать в облаках, скоро будет светать. Эльфийка поцеловала Селену в плечо и поднялась с кровати, накрыв её покрывалом. Вещи разбросаны по полу, свечи мирно догорают своё. Бриала собрала всё вместе, одевалась быстро и бесшумно. Вещи Селены сложила на краю кровати. Доверие слишком ценная вещь и почти роскошь в мире, где практически каждый точит нож на соседа и ждет удобного случая загнать этот самый нож по самую рукоять в беззащитную спину. Затягивая ремни на своей броне, Бриала взглянула на Селену, — Наверное мне стоит дать напутствие для будущей императрицы Орлея, — Бриала издала смешок, — Но кто станет слушать глупых эльфов, — окончательно затянув ремни, она подобрала с пола вывалившийся из ножен клинок. В полутьме он выглядел идеально, — Закали свое сердце, подобно острому мечу. Обрушь его на врагов. Будь сильной, Селена. Ты сможешь победить, — с этими словами, эльфийка убрала клинок обратно в ножны и мягко улыбнулась. — Я, твои глаза и уши. Дай знать, если понадоблюсь, — Бриала собралась волосы в хвост. Натянула капюшон и маску на лицо перед тем, как юркнуть в окно. Ей повезло проскочить незамеченной. Пора домой.
  41. 2 балла
    Было ощущение того, что молчание немного затянулось. Но по сей видимости, слова больше были не нужны. Эльфийка могла предположить такое развитие событий, если бы это была настоящая императрица. Впрочем, Брила не была против. Понимая, что назад пути в любом случае уже нет, она попыталась расслабиться, однако, сделать это ей мешали разного рода несвоевременные мысли и доля стеснения. Несмотря на разницу в возрасте и пикантную ситуацию, сейчас она чувствовала себя как юная девица. Скорее эти чувства были вызваны тем, что один партнёр не менялся долгое время. А здесь, ещё молодое, новое и неизведанное. Это пугало и в тоже время притягивало. В груди зарождались противоречивые и непонятные ощущения. Она почему-то даже ждала этого, но не явно, а подсознательно. Ждала этих чувств стыда, за то, как будто она изменяет. Но кому? Мёртвому телу? К чем любить и отдавать себя целиком, если рано или поздно предадут, и за какие-то несколько дней, родной тебе человек, становиться чужим. Стыд, бесполезное чувство. Пока Бриала жалеет, она стыдиться себя. А пока стыдиться, значит сама себя и загоняет в клетку. Эльфийка протяжно выдыхает, ей тяжело от этих мыслей. Они, как всегда, не вовремя. А в груди, как будто воздух всё никак не заканчивается. Выдыхаешь и выдыхаешь. Хватит… Что было, то прошло. Бриала оборвала поток нагнетающих мыслей, вытянула себя из этой болотной трясины. Впереди прекрасная ночь и перед ней сейчас не менее прекрасная женщина. Жаль только то, что всё это будет ради того, чтобы утопить свою печаль. Но Бриала не будет ругать себя за это, она уже взрослая девочка. Эльфийка лежала неподвижно, на лице преобладало спокойное выражение. Поцелуй был теплый и приятный. В то время, как Селена отвлеклась на свою сорочку, Бриала подушечками пальцев прошлась по внешней стороне бедра, остановившись чуть выше линии сгиба. Бриала не упустила и тот момент, когда шнуровка распустилась. Всё продолжая наблюдать за движениями Виардо, стараясь ничего не упустить. По мере оголения частей тела молодой императрицы Бриале это показалось забавным и милым. Но ей нравилось то, с каким достоинством она себя ведёт. Красивая женская грудь, изящные очертания тела. Когда девушка наклонилась к Бриале, она аккуратно переместила свою руку на талию Селены, а потом пошла выше, проходясь по линии позвоночника. Мягкие белокурые волосы снова упали с плеч, а Бриала наконец начала чувствовать приятные ароматы масел на её коже. Тёплое дыхание опалило шею и острое ухо. Она на несколько секунд прикрыла глаза, а потом заулыбалась, когда из её вещей повалилась вся острая «утварь». — Ну, а как же, особенно пробираясь в покои императрицы. Как на войну, — Бриала улыбнулась шире и добавила, — женщины , — она легонько пожала плечами. С каждым действом эльфийка подмечала для себя насколько опытна Селена в этих делах, и пока, она справлялась неплохо. Одежда вскоре оказалась на полу, а обездвиженность вынуждала ежиться от холода. Наконец, Селена вернулась в исходное положение. Бриалу даже не нужно было манить, она сама потянулась к Виардо. Приблизившись, сразу стало теплее, прохладный воздух отошел на второй план, ведь теперь в венах постепенно начинает бурлить кровь, отогревая даже пальцы на ногах. Рукой, покоившейся на талии, она позволила себе большего. Всё также проводя подушечками пальцев по коже, вызывая волну мурашек на чужом теле. Эльфийка нежно проводит пальцами, задевая живот, проходиться по рёбрам и очерчивает линию под грудью. Не спеша, двигается дальше, как-бы изучая реакцию Селены на свои касания. Ведь она точно не знала, что могло нравиться ей. Пальцы очерчивают линии вокруг соска, специально проходиться по нему и ведут свою линию выше к ключице. Эльфийке тоже не хотелось сидеть без дела, всё же она привыкла, когда сама доставляет удовольствие. Нежели это делают для неё. Вторая рука по-хозяйски проникает под лёгкую ткань кружевного нижнего белья и оглаживает поясницу, спину, проходиться по волосам и снова Бри кладёт обе руку на талию, не сильно сжимая её. Эльфийка мимолётно оглядывает грудь, ключицы, шею, взгляд также проходиться по пухлым губам императрицы. Мягкие формы были такие притягательные. Всё по ощущениям, это всё не шло ни в какое сравнение с мужчиной. Такая нежная кожа. Тело, не знавшее настоящей битвы. Практически не единого шрама. Создатель, да само олицетворение невинности прям. А Бриала, плотно сбитая несмотря на, с виду хрупкое телосложение. Также шрамы покрывающие некоторые части тела. Уже слегка огрубевшая кожа на руках. Но всё это сейчас не имеет значения. Бриала смотрит в голубые глаза и припадает к шее Селены, от мочки уха она мелкими поцелуями движется вниз. Неосознанно, но прижимая Виардо ближе к себе. Она отодвигает мешающие длинные волосы помогая себе рукой. Поцелуями спускается ниже, языком проводя по плечу и оставляя за собой мокрую дорожку. Эльфийка останавливается и целует Селену в уголок губ. В таких моментах она часто забывалась, ей нравилось тянуть время в сладких поцелуях. Но сейчас перед ней не Селина, которую она знала вдоль и поперёк. Здесь и сейчас перед ней совсем другой человек, хоть и очень похожий на неё. Бриала чуть отстраняется, ожидая дальнейшей реакции на свои действия. Это было похоже на… борьбу. С ней и самим собой. Вот! Смотри же, что и я не промах!
  42. 2 балла
    Ощущение холода наполнившие грудь, создавали жестокую иллюзию того, что больше ведь уже и не болит. В это мире слишком много холода. Если б только люди могли договориться обо всем, было бы по-другому. Голова слегка кружилась, а кончики пальцев совсем замёрзли. Теплившаяся злость всё ещё не давала угаснуть на совсем, однако ожидания и представления Бриалы совсем не оправдались. Она даже позволила себе немного помечтать по пути сюда, как она встретит Селину… Мысли оборвались также резко, как и её схватили за руку, бесцеремонно повалив на кровать. Эльфийка пыталась дёрнуться, но тело было крепко прижато, руки перехвачены, а к горлу приставлено острое лезвие. Бриала сама всё понимала, но за потерю бдительности хотелось себя ударить. Конечно, немного злости полезно для сердца, кровообращения и кожи. Им обеим стоило выпустить пар, но главное не до летального исхода. В глубине души она была рада, что это оказалась Селена. Совсем чуть-чуть. Эльфийка вся напряглась и замерла, старалась не дышать. Похоже лже императрица удобно устроилась, немного тяжеловата для неё. Глаза у той блестят, а шпионка непрерывно следит за этой демоницей. Эльфийка молчит и ничего не отвечает, взгляд не отрывается от голубых глаз Селены. Бриала постаралась поджать ноги. Неудобно. Легонько пошевелила руками. Держит крепко. Что же, придётся немного потерпеть. Селена всё говорила и говорила. В её словах, несомненно, был смысл, а Бриала всё вслушивалась в эту речь. Голос. Сейчас стоит признать, она выглядит пугающе и грозно. Несмотря на спокойный нрав, орлесианская кровь не даёт забыть о себе. Хладнокровие и уверенность, прекрасное сочетание. Эльфийке самой не хотелось водить вражду со старой знакомой. Но как показывает жизнь, можно очень быстро оказаться по ту сторону баррикад. Вдруг кинжал летит в стену. Бриала жмуриться и через секунду открывает глаза. Показалась, что Виардо наклонилась еще ближе. Теперь её волосы спадали Бриале на плечи. Эльфийка мимолётно скашивает глаза в сторону окна и снова смотрит на Селену. Всё это время она лежит в напряге, даже несмотря на оружие, откинутое в сторону. Это не значит то, что можно расслабиться. Она уже потеряла бдительность и теперь лежит тут. Слова режут хуже самых острых клинков. Но, это правда. Орлей, эльфы, люди. Взгляд помутнел, сейчас её словно ткнули лицом в грязь, но Бриале хватило терпения не скривиться от этих слов, но вот чтобы не дёрнуться под чужим телом… Не хватило. После этого эльфийка совсем затихла. Игра. Знать. Люди, как никто из живых существ, любит создавать трудности себе и другим. Неприятный осадок уходил, а высказывания девушки всё больше заинтересовали Бриалу. Уже было понятно, что та мудра не по годам, хоть её еще предстояло многое узнать и понять. Жизнь такая. Полежав так немного. Бриала остыла внутри. Уже не хотелось рвать и метать как некоторое время назад. — Наверное, признать свою ношу, уже значит на половину выиграть. И твоя ноша непомерно тяжела Селена, но…, — когда хватка ослабла и Бри смогла двигать руками, она тут же опустила их чтобы не затекали. Позволил себе эдакую дерзость положить ладони на колени Виардо, — Ты справишься, — Бриа чуть выгнулась в спине и улеглась по удобнее. Пожалуй, дышать свободно, когда на тебе сидят, это не очень. Отвернув голову, она продолжила, — Неси это ношу с достоинством присущей императрице, — закончила уже шепотом. — Конечно объединиться против общего врага — это просто. А вот объединиться ради общего блага, —Бриа вздохнула и снова взглянула на Виардо, — я верю, что ты и твои люди справятся. Отвоюешь трон и свергнешь гадкую узурпаторшу, — эльфийка смахнула со своего плеча чужие волосы и заправила выпавшие локоны за ухо юной девушки. — Я… Я также разделяю твоё желание быть союзниками и… очень приятно слышать твои слова о равенстве рас, но всё же ещё не время, — Бриа коснулась подушечками пальцев, подбородка девушки и чуть притянула её лицо ближе к своему, — но когда придёт время, я сама приду к тебе и дам окончательный ответ. Эльфийка невольно хихикнула, из-за пришедшей мысли ей в голову, которую она поспешила озвучить, — А сейчас, давай заключим пакт о ненападении, — руку она снова положила на колено. Раз Виардо удобно устроилась, то и Бриала себе не откажет, — а, то не хотелось бы раньше времени разорвать друг друга.
  43. 2 балла
    Боль прорезает тенями лицо эльфийки, делая её старше и уязвимее, даже янтарные глаза потемнели от нарастающей злости и негодования. На ладонях ноют царапины, напоминающей о её вылазке, о той ссадине на руке, это возвращает её мысли в нужное русло, надолго ли хватит её терпения. Бриала смотрит на неё, не отрываясь, и в этих голубых глазах она отражается так, будто нет женщины более ужасней. Понять это совсем несложно. Эльфийка ничего не ответила. Как же она может говорить такое, говорить так… Не зная, что чувствует сама Бриала. Их горе общее, но настолько оно разное. Чувства и эмоции перемешались в общую кашу. Она не понимала, что именно чувствовала по отношению к Селине. Но важно ли это? Когда той самой женщины попросту нет, в живых. Презрение или любовь? Тошнота стала комом в горле. Настоящий гомон, хаос в голове и на сердце. Душа металась и рвалась. Не найти было подходящего определения, но больше похоже на острое смятение. Когда чувства столь противоречивы, они беснуются как дикие звери. Чем больше ты доверяешь человеку, тем больший у него соблазн тебя предать. А, ей довелось видеть много разных предательств. И, признаться, это всегда удивляло, как низко может пасть человек. Однако… Здесь совсем другая ситуация. После некоторых событий Бриала просто поняла для себя. Расставила приоритеты, что в данной ситуации важнее оказались эльфы. — Тебе не понять, — шпионка покачала головой и проследила за движениями двойника. Она всего лишь положила маску, но это было так… Агрх. К демонам всё это. Конечно же ей не понять тех чувств, что испытывает эльфийка. Как и самой Бриале не понять, что на душе у Селены. Возможны сходства, ведь каждому своё, но и своё не каждому. Она не переживала те моменты, какие пережила Бриала с Селиной. Не любила так, как любила её Бриа. Эльфийка еще толком не разобралась в себе. Надеялась на успокоение, но всё же когда твой некогда любимый человек умер и вдруг восстал из мёртвых!? Что она должна думать? Ощущать? Злость кипела в ней, как свежо заваренный чай в императорском заколдованном чайнике. Создатель! Как же чесались кулаки. Казалось бы, этот момент длился целую вечность или всего несколько минут. Она поставила подсвечник обратно на прикроватную тумбу. Вернувшись в исходное положение, Бриа стойко смотрела в глаза собеседницы. Казалось, что сейчас заискрит от напряжения. — Не хочешь мне делать больно? — Бриала фыркнула, её одолело еще большее негодование. Пульс и дыхание участились. Слова девчонки били прямо под дых. Архидемон тебя дери, она еще не знает. Глаза у Бриалы округлились как две золотые монеты, когда Селена заканчивала свой монолог. Эльфийка дала Виардо лёгкую, но поучительную пощёчину за сказанные слова. — Вот именно, что они тебе не понятны, — не громко, но довольно строго произнесла Бриала, — Тебе не понять моих чувств к Селине. Когда любишь кого-то… По-настоящему! Ты открываешь для этого человека свою душу и сердце. Отрываешь от себя часть и позволяешь ранить себя так глубоко. А потом гадаешь, что же их заставило сделать тебе так больно? Обычно хватает одного раза, чтобы запомнить и понять. Я готова была сама когда-то, отдать за неё собственную жизнь. Но мне всё стало понятно в тот момент, когда горел Халамширал, когда умирали неповинные эльфы. Но и здесь её можно понять, — Бриале хочется кричать, но она сдержанно продолжает свой крик души, — Ах, а весь тот путь… Я всё ещё помню массивную тушу вартеррала. Это было равносильно предательству, рисковать жизнью ради собственного защитника, но ничего не сделать… Ради меня? Служанки? Любовницы? — Бриала вцепилась в воротник ночной рубахи Селены, — И тогда я выбрала свой народ! Когда-нибудь эльфы снова будут сильны , и я сделаю всё, чтобы этот момент наступил как можно раньше, — эльфийка выпустила ткань рубахи из рук и отошла назад в тень. Голос её стал тише и спокойнее, — Если бы ты знала, как это разрывает на части. Я… Мне тяжело принять её поступок, но сердце не обманешь. А, эта страшная трагедия, что произошла с ней и потрясла всех нас. Этого было не изменить, и никакие силы бы это не исправили, — шпионка прижала руки к животу. Мышцы напряглись, стало тяжелее дышать, — Когда начался хаос, мои мысли заняли множество других жизней, которые еще можно было спасти. Я думаю, что Селина поступила бы также. — Чего стоит одна душа против множества живых душ огромной страны? И душевные ожоги быстро не затягиваются. А тебе еще предстоит всё это познать в полной мере, — она сделала небольшую паузe и вновь оглядела Селену с головы до ног, — ведь так? Она так тяжело выдохнула и нервный смешок сорвался с губ — Зачем пришла? А это не кажется таким очевидным? Конечно же увидеть чудом воскресшую Селину Вальмонт, — Бриа безвольно пожала плечами. Плечи сгорбились и казалось, что весь тот душевный груз навалился на неё с новой силой. Как-будто, вот! Она снова пережила у себя в памяти этот момент. Смерть возлюбленной.
  44. 2 балла
    Бриалу заметно лихорадит. Казалось, будто она постарела еще лет на десять за это короткое время, с осунувшимся лицо и бешеным блеском янтарных глаз. Она почти сливается с полутьмой, царящей в этой комнате. Она неотрывно смотрит на неё. Смотрит — и сердце пропускает удар, столько невыразимой боли чудится ей в этой женщине так похожей на Селину. Дернувшись, она хочет подойти ближе, желая рассмотреть и возможно потрогать. Убедиться в том, что это не видения. Ей нужно было отвлечься на мысли о чем-либо другом, не получалось - перед глазами все еще стоит она. Сердце так и проситься наружу. Душа вновь рвётся в клочья. Так хочется обнять, очень хочется, но она не смеет этого делать. Воспоминания отрывками пролетают в голове. Туша вартеррала, храм, пещеры, Халамширал. И Селина - неподвижная, отстраненная, точно статуэтка. Не сделавшая для нее ничего. Бриа точно знала, что Селина могла ей помочь, ведь она сама благодаря кольцу видела возможности и предугадывала движения. Бриале казалось, что в тот момент в ней что-то сломалось с новой силой, с противным хрустом. Это было равносильно предательству, рисковать жизнью ради собственного защитника, но ничего не сделать ради своей... служанки? любовницы? Глаза давно были на мокром месте. С трудом сдерживая поток слёз, она пропустила пару капель, одиноко скатившихся по её щеке. Эльфийка не понимала, кто они теперь - словно все прошедшее было перечеркнуто. А, теперь еще вот это? Ее губы мелко задрожали. Бриала, закусив губу, нахмурилась. Невольно касаясь пальцами черного ободка на пальце. Она не верила в происходящее или ей не хотелось верить в это. Четко помня, как вонзился нож в спину Селины, такое уж не забудешь. Бриа мотает головой в попытках отогнать от себя это ели сдерживающийся эмоциональный всплеск. Один шаг вперёд. Она утирает подступившие слёзы. Второй шаг. Бриала высоко приподнимает голову. Ей тяжко давались эти движения. Эльфийка и так позволила себе показать слабость. Бриала так внимательно слушала, но сама ничего не отвечала. Лишь наблюдала и слушала. Припоминания черты лица Селины. Её движения или голос. Третий шаг, шпионка старается поравняться с ней обходя со стороны и останавливается. Брошенный взгляд на свет сделал ей больно. Сосуды в глазах полопались и от того они стали краснее. Проморгавшись пару раз, ей стало легче смотреть на маленькие огоньки. Стоя на небольшом расстояние к женщине, не спиной и не лицом. А, на одном уровне. Голос стал охрипшим, в нем ярко ощущались нотки растерянности, — Нет, — снова качает головой, уверяя саму себя, — мёртвые остаются мёртвыми. Ласковые слава вынудили эльфийку поёжиться. Она давно не слышала ничего такого. Возможно только перед уходом Фелассана. Думалось, что он был единственным, кто честен с ней. Эльфийка так долго смотрела в огонь. Стало чудиться, что вот там в этих мелких огоньках ей видеться настоящая Селина Вальмон. Она аккуратно берёт подсвечник в руку и делает пару шагов назад. Ей нужно было увидеть лицо собеседницы. Тень от маски слегка спадали на лицо, но теперь большая его часть была освещена. Бриала сжала зубы и покрепче перехватила подсвечник второй рукой. Неотрывно смотря в глаза той, кто посмел назваться именем почившей. Но, что-то не сходилось. Это было видно так явно, но лишь для неё одной. Бриала так хорошо знала Селину. Зная ту с детства, она помнила. Помнила многое. Из груди вырвался тяжелый вздох, — Мне казалось, мой мир распадается. Всё стало настолько безобразным в тот миг, — находясь на приближенном расстояние, она позволила себе смахнуть опавшую прядь волос молодой девушки за спину. Глаза. Не те, что она так любила. Никогда не стоит пытаться врать тому, кто смотрит в любимые глаза и видит в них свою жизнь! Те были оливковые, а это чужие и холодные. — Не пытайся, мне лгать сейчас, — плечи снова мелко задрожали, — я слишком хорошо её знала Селена, ну или по крайне мере, так хотела в это верить…
  45. 2 балла
    Казалось, с её приходом, здесь стало только холоднее. Мраморный холод усыпальницы морозил открытые части тела Бриалы. Она пыталась не сосредотачиваться на этом ощущении, чтобы не заглушать все остальные чувства, но получилось неважно. Если быть откровенным, то такой, как она вообще нельзя было здесь находиться – но существуют ли закрытые двери для неё? Вполне возможно, но эти двери неосязаемы. Их нельзя потрогать или взломать, ведь они внутри. Запертые под тысячью замками. Это как черта, которую практически невозможно пересечь. Эльфийка неотрывно наблюдала за силуэтом на кровати. Увы, естественного света не хватало, но эти знакомые очертания. Каждое движение казалось довольно знакомым. Она вжалась в стену, желая ежесекундно слиться с тенями. Холодные стены так яро холодили кожу рук, захотелось съёжиться, но Бриала застыла словно каменное изваяние. Глаза пытались различить в полутьме лицо напротив. Вот снова знакомые жесты. Она надела маску. Ночью люди снимают маски, но это Орлей. Тут пока не оденешь маску, само-обороняться даже не спеши. Наконец появились первые огоньки. А вот теперь уже зажжен весь подсвечник. Пламя ласково лизало кожу, наполняя её тёплыми оранжевыми оттенками. Шпионка даже не пыталась отступать в тень. Глаза её метнулись к лицу женщины и дыхание как будто спёрло насовсем. Одного взгляда хватило, Бриала тут же поняла величину своей ошибки. Она никогда не сможет выплакать до конца это горе. Ей казалось, что все ее слезы кончились в ту страшную ночь, когда обезумевшая Флорианна убила Селину. Когда у нее внутри все оборвалось, будто ножом резнули по натянутой до предела струне. Ее руки дрожали, когда она, прислонившись к стене, гладила холодный камень. Ей, наверное, мерещилось, что это и была Селина, живая, какой Бриала хотела бы сохранить ее в памяти. Но воспоминания тускнели, будто выгорали, и все чаще вместо живого лица с улыбкой, она видела перед собой обрывки и пустоту. Эльфийка закусила нижнюю губу и действительно задержала дыхание на некоторое время. Сердце так сильно колотилось, что вот-вот было готово пробить грудную клетку. Холодный пот одолел её, липкими каплями проступая на затылке. Взглядом пробежалась по телу, по рукам, от ключиц и до кончиков пальцев, сжимавших подсвечник. Она ногтями впилась в ладонь, оставляя после этого небольшие ранки полумесяцы. Боль, она всегда помогает и отрезвляет. Но вот это! Здесь наверняка какая-то ошибка или подвох. Это так заворожило её, что даже не подумав, Бриала вышла вперёд на свет еще до того, как женщина начала счет. Её пальцы медленно стянули капюшон, из-под которого сражу показались острые эльфийские ушки. Вторым этапом стала маска на лице. Дрожащими руками Бриа стянула с лица кусок ткани. — Если это сон, то очень дурной сон, — тихим шепотом смогла выговорить эти слова.
  46. 2 балла
    В этот раз Бриале не очень повезло с выходом из зеркальной тропы, но не велика беда. Эльфийка ещё только изучала различные ходы и удобные переходы из элувианов. На выходе уже ждали двое её шпионов, это их, она послала разузнать дела в Джейдере, что расположен вблизи границ Ферелдена. Её пташки разбросаны практически по всему Тедасу, по всему Орлею точно. Эти двое лишь встретили её, есть ещё эльфы в городе. — Как дела у леди Серил и её гостей? — кротко спрашивает Бриала попутно проверяя кинжалы в ножнах, всё было на месте. — Мисс Бриа, город собирает силы сопротивления и сейчас там множество солдат,— негромко отчитался Харель. Вторая шпионка тут же подхватила, это были двойняшки. Уж больно складно они работали вдвоём. — В поместье леди Серил действительно кто-то гостит, эльфы в городе видели охраняемый экипаж, — она говорила быстро, но Бриале удалось разобрать её речь. Тут эльфийка склонила голову, — но нам не удалось выяснить кто именно это был, по слухам... — совсем тихо и спокойно добавила она. Бриала благодарно улыбнулась, — я знаю, что по слухам, — эльфийка похлопал шпионку по плечу, — это и предстоит выяснить. Только последнее, что я у вас попрошу, постарайтесь скрыть элувиан от чужих глаз и возвращайтесь, — те двое кивнули, как она собиралась уходить, её окликнула шпионка, — тропа чиста мисс Бриа, но будьте осторожны. Лес патрулируют солдаты, — Бриала кивнула. Элувиан находился на возвышенности средь эльфийских развалин, прикрытый зеленью леса. Пришлось скользить по склону вниз, Бриа неудачно содрала себе руку пока спускалась. Всё вокруг припорошило снегом, а вот и та самая тропа. Снега было не слишком много, потому её и подчистили, для собственной безопасности. Следы не остаются на снегу, не втаптываются в землю глубоко. Земля скорее промерзшая и немного скользкая. Пешим ходом отсюда, около часу ходьбы. Эльфийка аккуратно промыла руку, во время пути, ей как раз попался ручей. Больше ничего не требовалось, рана не смертельна и быстро заживёт. Пробираться ночью через такие дебри не очень удобное занятие, но шпионы хорошо постаралась и как могли обозначили путь. Незаметно для глаз тех, кому не следует знать, но Бриала видела и следовала этим меткам. В лесу удалось миновать людей, но на подходе к городу их становилось всё больше. Бриале также удалось в сам город обходным путем. Было довольно сложно и её чуть не заметили. Магические лампы освещали главные улочки. В их мертвенном голубоватом сиянии Бриала казалась тенью, скользящей в узких улочках подальше от главных улиц. Сейчас свет — её враг. Важнее как можно быстрее и незаметнее пробраться к особняку. Бриала сдержанно выдохнула и спрыгнула с крыши. Ей просто нужно попасть туда. Она прошла уже пол пути, множество солдат попадалось на глаза ей, но не она им. Эльфийка сама стала тенью на некоторое время, не смела даже скользнуть на свет. Пробиралась по тонким переулкам и крышам. Улицы и раньше патрулировали, но никогда в таком количестве и при полном снаряжении. Припав к углу модного ателье, Бриала пыталась рассмотреть на кирасах солдат символику, но не смогла. Она снова нырнула в тень, отступая вдоль расписанной фреской стены, и повернулась спиной к улице. Вдоль по улице и её цель будет практически достигнута. Весь путь затруднял холод и лёд. Самое опасное было скакать по крышам и внимательно смотреть, как-бы не навернуться. Спустя пол часа, окольными путями, эльфийка пробралась на территорию поместья. Пару раз даже чуть не попалась, но ей нужно было осмотреть здание по периметру. Примерно зная как устроены поместья у Орлесианцев, она обошла служебное крыло и двинулась к «императорским покоям». Разница была ощутима, из этих окон открывался прелестный вид на сад. Даже зимой здесь хорошо ухаживают за ним. Снизу, из кустов Бриала приметила единственное открытое окно, под которым расположилась настенная решетка. Обычно летом, на таком растёт виноград или цветы. Сейчас же решетка пуста и очень удобна. Эльфийка предварительно осмотрелась, прежде чем выйти из своего укрытия. Никого. Она передвигалась плавно и бесшумно. Руками зацепившись за решетку, она полезла наверх. Перекинулась ногам через балясины и оказалась рядом с раскрытым окном. Бросила быстрый взгляд вниз и вокруг себя. Неплохой здесь балкон. Девушка хмыкнула и прислонилась к краю стены, её было не видно. Она маску натянула до линии глаз. Пытаясь краем глаза рассмотреть обстановку, ей не удалось. В спальне уж больно темно, но тихо. Бриала скользнула в саму комнату быстро сливаясь с тенью. На кровати кто-то лежал, и очень громко вздыхал. По очертаниям Бриала догадалась, что перед ней женщина. Однако лица видно не было.
  47. 1 балл
    Внезапная смена леденящего кровь климата Морозных гор на выжженную пустыню Западного предела была принята телом Дориана именно так отвратительно, как он ожидал. Искренняя попытка успокоить себя тем, что среди песков будет хотя бы тепло, не увенчалась успехом на практике: весь первый день альтуса безбожно тошнило и с тех пор его так и не отпустило чувство, будто бы у него жар. У холодного воздуха было неоспоримое преимущество, ведь будь он влажен или сух, он всегда казался свежим. Горячий воздух же, будучи влажным, ощущался как попытка вдохнуть сквозь толщу овсяной каши, а будучи сухим, как сейчас – словно песок со жгучим перцем. Демон, даже когда песок реальный не летел в его прекрасное лицо, Дориану казалось, что он им дышит. Было душно, все запахи, что обрели окружающие его солдаты и он сам за эти долгие дни, словно приумножались в интенсивности… Дориан Павус давно хотел выбраться из Скайхолда, будучи убеждённым, что крепость, свет Бреши и рутинная работа сведут его с ума. Он думал, что миссия его в какой-то степени осчастливит и заставит почувствовать, что он делает нечто важное. Реальность оказалась куда печальнее. Обнаружение и присвоение древних игрушек из рук Венатори хоть и давали ему надежду на будущее, но всё равно оставались лишь маленьким шажком на бесконечно долгом пути к победе, что с каждым днём казалась менее реальной. И если быть совсем честным, то счастливым он себя чувствовал в этом новом времени лишь считанные разы. Дориан был счастлив, когда в исполненный горечью момент пообещал Вирейнис не оставлять её одну в этом кошмаре и не дать ей стать символом, потому что теперь они оба были не одиноки. Дориан был счастлив в сильных руках человека, которого совестно теперь называть “просто другом”, потому что, как бы он не обманывался глупыми клятвами, он был чертовски влюблён. Но сейчас оба источника его счастья были далеко. Сейчас настало время для одного из тысяч маленьких шажков. Коракавус – место, что хуже смерти – смотрел прямо в печальную душу альтуса, когда он поднимал глаза на ворота. Даже его сопровождающие, не скрывавшие своего недовольства обществом друг друга всю дорогу, притихли в смеси опаски и восторга. Легионеры, видимо знакомые с историей этого места лучше молчаливо озирающихся солдат Инквизиции, о чём-то еле слышно шептались. Дориан же впервые за долгое время не ощущал разговорного настроя совершенно и голоса не подавал до поры, морально готовясь пересечь черту невозврата. – Но… Почему нет охраны? – молодой мужчина, облачённый в средний доспех Инквизиции, тоном чуть громче шёпота спросил не то у легионеров, не то у альтуса, не то у самого Создателя. – Потому что ничего из того, что мы найдём внутри, радоваться жизни нас не заставит, я полагаю, – Дориана глодали подозрения, что наёмники и Венатори – наименьшие из бед, с которыми им предстоит столкнуться, а потому особо обнадёживающе он не звучал, – И? Не стоит ждать, пока небеса упадут на нас, господа. Вперёд. Люди Инквизиции пошли первыми, крадучись и убеждаясь в отсутствии прячущейся охраны и ловушек, а Павус с легионерами уже более уверенно ступал следом. Всё-таки молодой солдат был отчасти прав – неужели Венатори совсем плевать, если к ним на огонёк зайдёт какая-то заблудшая душа? Или, как в их конкретном случае, шестнадцать заблудших душ, которых было бы больше, не будь на пути к древней тюрьме столько препятствий. За воротами их встретил пустующий проход, которому не доставало для антуража только перекати-поля. Признаки жизни Венатори присутствовали тут и там, но их хозяев было ни следа. Альтус бы заволновался, что они опоздали, но уже за поворотом можно было начать слышать голоса обитателей крепости и даже мельком наблюдать их самих. Один из разбойников последил за вражеской группой некоторое время, наблюдая из укрытия, как они расхаживают возле потухших углей костра, воочию увидев только троих, но предположив по голосам, что их несколько больше. Другого пути внутрь не было, а пройти мимо наёмников не представлялось возможным, если те по счастливой случайности не слепоглухонемые. Совсем иную проблему представлял шум: хоть их отряд и превосходил врага количеством, вваливаться всей гурьбой и с громким взрывом было не лучшей идеей, если они не хотят уведомить о своём прибытии разом всю крепость. После краткой дискуссии они разделились поровну: одни остались в проходе, расставив ловушки, другие продвинулись вперёд. Если их план сработает, группу наёмников удастся разделить, выманив хотя бы часть с места дислокации, и избавиться быстрее и тише. Если нет, вторая половина станет внезапным подкреплением, а в случае побега всех, кроме посланцев доблестной Инквизиции на выходе будет ждать неприятнейший сюрприз из ядовитых ловушек и растяжек.
  48. 1 балл
    Слова. Когда спускаешься в низины, слов всегда слишком много. Низинники вообще любят говорить, о погоде, о здоровье, о родных и близких и редко, просто преступно редко, они говорят по делу. Не смотря на то, что Мора провела в низинах куда большую часть своей жизни, чем в своём родном клане, она так и не научилась говорить так как низинники. Она любила разговор строго по делу, но сейчас, когда ей приходилось стоять во главе не просто клана, а во главе альянса, что претендовал не просто объединить кланы Морозных гор, но и построить новое королевство, Моране приходилось учиться слушать, а самое главное слышать. И сейчас она слушала, но пока не услышала ни чего конкретного. То был разговор вокруг да около, хотя и это можно было понять, хотя бы потому, что ситуация была мягко говоря нестандартная, и все вокруг боялись сказать лишнее слово или бросить неверный взгляд, который мог бы спровоцировать целую войну. То, словно ступаешь по тонкому льду, нащупывая самую безопасную дорогу, но иногда всё таки слышишь предательский хруст хрупкого наста под ногами. Ты останавливаешь, прислушиваешься, ищешь глазами образовывающуюся трещину и пытаешься её переступить, не уйдя при этом под лёд. Это замедляет твой ход, но оставляет возможность остаться в живых. Вот и сейчас Морана чувствовала себя как на тонком люду. - Верно король, я не отвечаю за всех авваров, однако, я могу ответить за большую их часть, а точнее за тех, кто преклонил передо мной колено, и дал клятвы и обеты, некоторое из которых...непреложны, – Морана посмотрела на Колбана, которого слова её не удивили, или не заставили напрячься, когда он давал такую клятву девять лет назад, он прекрасно знал на что шёл. Однако, слова эти были сказаны не столько, что бы указать Колбану или кому-то из присутствующих авваров место, сколько показать ферелденскому королю, что сила, которую он призвал, куда больше чем он думает, – Да, сейчас в горах идёт война, за территории, за влияние на них, и за новый порядок, которому я хочу привести свой народ. Вы можете сказать, что это не лучшее время, ведь, как вы обмолвились, над нашими головами разверзлась куда большая пасть небытия. Однако, я склонна верить в то, что время не ждёт нас, и нужно делать то что можешь здесь и сейчас, не дожидаясь возможности и лучшего времени, – она помолчала, взгляд её ледяных глаз блуждал где-то за спиной короля. Когда-то, ещё до разрыва Бреши, она говорила Колбану о подобном союзе, как только объединила первые несколько кланов, и тогда она была чётко уверена в том, что им нужен благодарный король, а не непредсказуемый. Кто бы мог подумать, что слова её не канули в тьму где обитает Гаккон, а воплотятся в жизнь, пусть и не при самых хороших обстоятельствах. И здесь за столом появилось новое лицо. Было удивительно, что столь разношёрстный народ как хасинды, не предоставили больше людей для переговоров, возможно, ни кто не ожидал такой делегации от авваров, но возможно на то были и иные, неведомые Моране причины. Так или иначе, светловолосый юнец из Железных Волков был встречен улыбкой Мораны, пусть и еле уловимой, колким взглядом Муйре и багровым лицом Колбана. Морана не до конца знала, что могло связывать тестя с этим племенем, однако слышала она их название не единожды. Дальше закипания Колбан правда не ушёл, хоть и отреагировал на приветствие Хельги весьма и весьма холодно, даже делая на какой-то момент вид, что никакого Убийцы Хундинга здесь нет. - Приветствую тебя, Хельги, – Мора чуть склонила голову, в аккуратном кивке, от чего кольца в её причёске ударяясь друг об друга задорно зазвенели, – Пусть твои земли не знают усталости, а враг будет достоин твоего копья, Убийца Хундинга, – повторила ярл уже знакомые всем слова, – Что же, – Мора вслед за молодым хасиндом подняла свой кубок наполненный почти что до краёв, – В наших краях принято плевать в кубок тех, с кем ты делишь вино и вкушаешь пищу, это признак высшего доверия, – начала Морана вставая со своего места, – Плевать в ваш кубок, король, я конечно не стану, но, позвольте, – авварка прошла вдоль стола, шурша подолом плотной юбки и звеня украшениями в волосах. Она со звоном ударила своим кубком о кубок короля, от этого движения, вино из её кубка брызнула в стороны, а часть пролилась в кубок Тейрина, смешиваясь с его напитком. Затем она повторила тоже самое с кубками Хельги и Фергюса надеясь, что те примут эстафету и так же сделают с кубками Муйре и Колбана. Вернувшись на своё место ярл подняла свой кубок чуть выше, – Skål! (ваше здоровье!) Пью я за начинания столь не простого дела! Пусть враги ваши будут достойны вашего удара! – Мора осушила свой кубок почти до дна и села за стол, отёрла руки поданой салфеткой и огладила своего ворона по оперению. Тот безучастно клевал яблоко лежавшее прямо в блюде. - Имя ему Гуриг, – на губах авварки скользнула довольная улыбка, внимание к её любимому питомцу явно польстило ей, – Он мой самый верный соратник, ja min venn? (да, мой друг?) – ворон прикрыл бусины глаз и принял легко клевать перстни на тонких пальцах авварки. - Что же, продолжим. Я склонна согласиться с вами, после Ферелдена, враги двинуться дальше, и им уже будет всё равно, будем ли мы играть по их правилам, – продолжала ярл, наконец вернув взгляд на сидящих за столом. Безусловно, главным собеседником она считала Тейрина, но нельзя было допустить и того, что бы этот разговор перерос в диалог двоих. Перед Морой стояла непосильная задача, дать авварам шанс на свои мысли, но и на имитацию участия, а самое главное веры в то, что их слово действительно что-то да значит, – Вы даёте слово, – повторила авварка слова короля, словно эхо, но глаза её стали чуть более колкими, внимательными, – Слово короля без трона, – Мора слегка склонила голову набок, словно любопытная кошка, она не любили пустых разговоров, да, а ещё она была прямолинейна, всегда – Не думайте, король Алистер, я не хочу вас задеть или оскорбить, вот только это весьма весомый аргумент, не находите? - Безусловно, – Муйре продолжила мысль Мораны, – Ваше слово весит много, однако, это просто слово. Вы можете дать нам гарантии, однако, в нынешнем мире эти гарантии так же эфемерны, как кошмар, что рассеивается по утру, но всё ещё ты чувствуешь его липкие лапы на своём затылке после пробуждения. К вам присоединились хасинды, народ что развешивает кишки заблудших ферелденских путников по деревьям и кустарникам как напутствие. Вы смогли присоединить народ враждебный вам, явно не на пустом слове. Аввары возрились на короля, даже ворон уставился более внимательно на потомка Каленхада.
  49. 1 балл
    Все сосуды со “смертельным грузом” были сложены в шкатулку дабы не дай Создатель их не разбить или раздавить случайным образом, а затем запрятаны на дно сумки, что висела на плече Амелл. Эксперименты с опасным материалом оставлены на потом, сейчас же было важным выяснить отправлены ли были повозки с заразным зерном и если да, то куда. Без этой информации будет весьма сложно оповестить каждую деревню своевременно, следовало сосредоточится на тех, кто был в наивысшей опасности. А если не знать куда направляться в первую очередь, к тому времени, когда гонцы доставят важную весть до каждого уголка края, в надежде опередить заразу, таких деревень как эта, будет уже гораздо больше. Конечно, вероятность, что уже могло быть слишком поздно, никуда не исчезала. - Ритуал? Думаете кто-то призвал демона, чтобы сотворить все это? Наверное, об этом злом духе и говорит Ньял? Но я ничего подобного раньше не видела, - сквозь сжатые зубы процедила чародейка своим спутникам. С каждым новым шагом, вопросов становилось все больше, а вот ответов к ним находить пока не получалось. Много лет назад Ирис уже была свидетельницей кошмаров, творящихся по вине демонов и людей, призвавших их. Наверное, это была самая крупная встреча с злобными обитателями тени попавших в наш мир, которую чародейка помнила на своем веку. Тогда залы башни магов полнились множеством беснующихся демонов, отравляющих разумы людей, но даже тогда, ничего похожего с нынешней ситуацией, женщина не могла припомнить, хотя тогда хватало и своих ужасов. Достаточно было вспомнить отвратительные миазмы, тянущиеся по стенам, полу и потолку коридоров от мертвых тел. Этот тошнотворный запах, казалось, преследовал Амелл до сих пор во снах, впрочем, нынешнее окружение, вполне могло достойно посоперничать за главное место на пьедестале самых страшных и отвратительных кошмаров чародейки. Но обсуждать что-либо далее, возможности так и не представилось. Едва ушей храмовника достигли булькающие и хрипящие голоса восставших мертвецов, Корнелл тут же понял, в какой заднице сейчас все они находились: по середине деревенской площади, в окружении заразных мертвецов, облепленных не менее заразными мухами и единственное, что их спасало от порчи, это магические барьеры созданные Ирис. Да только беда была в том, что храмовник знал о страхе чародейке к неупокоенным. Страх, что мог посеять раздор и смятение в ее разуме, грозящийся разбить всю защиту, что она держала в своих руках. Рейес тут же обернулся к женщине, вовсе не обращая на хор заунывного хрипения, с ужасом понимая, что девушка уже начинала впадать в ступор, судя по двум широко распахнутым в ужасе глазам и пошедшего рябью магическому щиту. - Смотри на меня, Ирис, - взревел храмовник, схватив чародейку за плечи и раз-другой хорошенько встряхнул и это худо-бедно возымело эффект, не давая ей провалиться в ступор окончательно. Но была и другая проблема. Гвардейцам, что прибыли в качестве сопровождения с Амелл, королем было приказано защищать ее любой ценой и Рейес опасался, что внезапно изменившаяся ситуация в более опасную, может заставить солдат пренебречь распоряжением целительницы и пуститься опрометчиво на помощь. Но без защиты магии те рисковали тут же подхватить заразу, - Далтин, твою мать, прикажи остальным, чтоб не рыпались, а иначе мигом заразу подхватят. Мы сами справимся. Глаза Амелл ошарашенно метались по сторонам, наблюдая как лежащие на подтаявшем снегу мертвецы один за другим неуклюже поднимались на ноги, протягивая к вожделенной добыче свои обезображенные болезнью скрюченные пальцы. Живые мертвецы были ее слабостью, страхом и оцепенением, с которыми до сих пор получалось справляться лишь отчасти, да и то, весьма сложно и не без помощи. От встряски Корнеллом взгляд ее вернул ясность, а знакомый голос друга, даже вселил немного уверенности, что не все еще потеряно. - Смотри на меня Ирис, ты единственная кто может нас защитить. Так что не вздумай сейчас разыгрывать из себя нежный цветочек, - не унимался Рейес, пытаясь возвать к ее голосу разума, - не теряй самообладание, иначе все погибнем. Рябь на магическом барьере унялась и разгладилась. Страх никуда не делся, но сейчас она могла хоть как-то поддерживать защиту. Взгляд чародейки упал на руку Далтина держащую в руке меч и мысль, резанувшая острее этого самого меча, заставила ее тут же встрепенутся, окончательно возвращая боевой настрой и уверенность. - Капитан, нет. Мечом нельзя. Если хоть одна капля крови брызнет на кожу, возможно, вас уже будет не спасти. Не рискуйте, - заикаясь пробубнила Амелл. Разум ее уже работал чисто, а вот тело пока только приходило в норму, о чем говорили подрагивающие пальцы и трясущиеся губы, - нужно держать мертвых на расстоянии и всем вместе пробиваться к ратуше. Корнелл услышал чародейку, но убирать свой меч не спешил, пока что. Всего в паре шагов от них стояла телега, еще не запряженная лошадьми. Видимо ее только собирались готовить к загрузке зерном, но так и не успели. Оценив обстановку и поняв, что до ближайшего мертвеца еще слишком далеко, чтобы, не опасаясь сделать то, что задумал, Рейес кинулся к телеге. Несколько точных ударов мечом по кожаным ремням и креплениям, благодаря которым к телеге крепились оглобли, и проблема с заразными мертвецами, которых подпускать близко слишком чревато, была решена. На его взгляд, в данной ситуации, пара длинных бревен в умелых руках — это был отличный способ отпихнуть подальше неуклюжих смертоносных тварей, не вступая с ними в близкий контакт. Схватив одну из оглоблен он подал ее Далтину, вторую же поднял сам. К тому времени ближайший мертвец уже начал наступать в опасной близости. Противоположный край оглобли храмовник упер в плечо одержимого и с силой пихнул его, благодаря чему тот неуклюже покачнулся и потеряв остатки равновесия упал навзничь. Конечно, урона это не наносило и мертвец все еще был опасен своей заразой, но пока он снова поднимется на ноги пройдет какое-то время и пока можно было его вычесть из числа наступающих, хоть и временно. Таким способом, вся группа начала продвигаться вперед, прокладывая себе более-менее безопасный путь к искомым документам, Далтин вел их к нужному зданию. Ирис же в свою очередь понимала, что времени оставалось в обрез и еще немного и защита лопнет как мыльный пузырь. Нужно либо спрятаться за безопасными дверьми, либо восполнить запасы сил лириумом, до которого в данный момент дотянуться возможности не было, хоть он и был под рукой в сумке, ибо вся концентрация и силы уходили на то, чтобы продлить защиту барьера, а на посторонние действия просто ничего не оставалось. - Рейес , помоги, - процедила Амелл сквозь зубы, даже слова давались ей сейчас с трудом, - лириум в сумке, подай. - Капитан, Ньял, прикройте на секунду, - выкрикнул Корнелл, откладывая временно оглоблю и недолго думая сунул руку в сумку Ирис, сняв одну из своих перчаток. Найти нужное зелье было трудновато - женская сумка вещь удивительная, чего там только нет, особенно на скромный мужской взгляд, но покопавшись немного, все же нашел нужную склянку с лириумным зельем и откупорив пробку поднес к губам чародейки. Едва стоило ощутить холодящую жидкость на языке, магические силы тут же начали возвращаться в тело чародейки и грозящийся вот-вот разрушиться барьер, вновь обрел свою стабильность, что вполне хватило, чтобы без опаски добраться до ратуши. Между тем, вся группа, хоть и с большим трудом - отпихиваясь бревнами от настырных мертвецов, все же добралась до, возвышающегося над остальными, здания деревенской ратуши, где, еще будучи в добром здравии, жил и вел свои дела местный староста. Здание оказалось пустым и совсем не затронуто хаосом, в противовес тому, что творилось снаружи. Будто все обитатели просто встали и вышли, на мгновение оставив свои места. Капитан Далтин явно бывал уже здесь, по крайней мере однажды, судя по тому, как быстро он отыскал учетную книгу, в который были указаны все отгрузки. - Вот она, миледи. Нашел. Можем уходить, - выкрикнул капитан, бегло пробегаюсь взглядом по последним записям. Затем он передал книгу чародейке, дабы не занимать свои руки посторонними предметами и поднял с пола, уже привычную за последние несколько минут, оглоблю. - Отлично. Тогда дело за малым, уходим тем же способом, а потом нужно все здесь уничтожить. Ньял, кажется, ты что-то говорил про огонь? У твоих людей с собой есть зажигательная смесь? Пора выжечь тут все.
  50. 1 балл
    За свою жизнь герцог Вал Шевина прочувствовал на своей шкуре немало неприятных ощущений: были и падения с высоты, и переломы, и ранения различной степени тяжести. Но мало что было сравнимо с «великолепным» ощущением подпрыгивающего крупа лошади под собой, особенно когда лошадь шла галопом, и ты был не всадником, а пленником, связанным по рукам и ногам, бесцеремонно перекинутым через несущуюся во весь опор коняку. Приходилось как минимум напрягать мышцы живота и груди, чтобы при каждом скачке рёбра не прогибались внутрь, а это было то ещё испытание — всё же Адриану было уже не двадцать лет. Для пущей безопасности его светлость крепко стиснул зубами ту грязную тряпку, которой ему завязали рот во избежание попыток язык откусить. Дю Куто желанием это сделать не горел, и хотя такое развитие событий могло бы освободить его от плена, план был совершенно иным. Ведь попался он по своей воле и намеревался выжить. Когда его схватили, он для приличия посопротивлялся — крыл негодяев благим трёхэтажным матом, от которого у последнего сапожника уши свернулись бы в трубочку, пытался отмахиваться и вообще быстро поковылять прочь. Но это так, опять же, для приличия. Чтобы подозрений не вызывать. Может, если бы решил пойти с поднятыми руками и не дёргаясь — усадили бы нормально на коня и всё было бы не так уж и плохо. Но Вольные Граждане изяществом не отличались… ровно как и умом. Шедший сквозь Долы тракт узнать было нетрудно, учитывая обилие деревьев и осколков древнего эльфийского царства. И тут уж оставалось полагаться на то, что герцог Лидса достаточно пунктуален — следовать приказам он умел и оспаривал редко. В противном случае, ему действительно придётся изворачиваться и бежать из плена, от чего весь план полетит мабари под хвост. Ведь он должен был сохранять свою маску немощного разгильдяя-калеки, который, тем не менее, представлял ценность как для Флорианны, так и для повстанцев, являясь правителем крупного портового города. Интересно, насколько удивится Жан-Гаспар, если перехватит этот отряд и обнаружит, кого он «спас»? Ничто не предвещало беды для Вольных Граждан, судя по тому, с какой лёгкостью они попали в засаду. Адриан же даже трясясь на лошадином крупе успел заприметить блеск стали среди деревьев и холмов. А уж топот, с которым шевалье помчались на перехват, разбудил бы и мёртвого. Начался характерный хаос и полнейшее столпотворение, что герцога не особо радовало — в его «беспомощном» состоянии вполне реальным делом было бы огрести по голове удар или упасть под ноги коням, что ещё хуже. Но всё же он оказался в относительной безопасности, когда пленители рванули вперёд, пользуясь временем, что их товарищи выиграли. Что ж, ничего неожиданного, вполне предсказуемая тактика и, зная Жан-Гаспара, он это дело заметит, просчитает и погонится следом. Или же решит пристрелить ублюдка, который вёз Адриана, как грёбаный мешок с картошкой. С тихим стоном всадник сполз на землю с торчащим из спины болтом. И учитывая то, что лошадь не поймёт, когда останавливаться, герцогу оставалось только одно: извернувшись и проделав совершенно неграциозное, но мощное движение всем телом, Дю Куто рухнул с лошади на пыльную дорогу и поспешил укатиться на обочину, чтобы не затоптали. Оставшиеся Вольные Граждане сие, естественно, заметили и замедлили ход, явно намереваясь пленника схватить и всё же увести — награда им сулила весьма крупная, насколько Адриан успел услышать во время одного из привалов. Жадность, как всем известно, грех. А грех — та ещё погибель. Промедление и желание наживы послужили тому, что бойцы Жан-Гаспара нагнали их и завязался очередной бой. Адриану оставалось лишь наблюдать и гусеницей отползать подальше, когда угроза была шибко велика. Утихло всё довольно быстро. Стоило отдать должное шевалье под командованием герцога Лидса: действовали они слаженно и эффективно. Подпись автораWould you like my mask? Would you like my mirror? Cries the man in the shadowing hood. You can look at yourself. You can look at each other. Or you can look at the face of your god.
×
×
  • Создать...