Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображаются публикации с наибольшей репутацией на 28.12.2019 во всех областях

  1. 2 балла
    Покрытые пылью книжные полки стояли мрачными неровными рядами. Библиотеку освещал только свет Бреши, что пробивался через плотно закрытые шторы, но привычные к полумраку эльфийские глаза быстро сориентировались в башне и Араннай уверенно прошагал стоящему в уголке столику, откуда открывался отличный обзор на входную дверь. Эльф был невероятно спокоен, словно и вовсе и не втянулся в очередную сомнительную историю. Ко всему в этой жизни привыкаешь. Даже к случайностям, которые последнее время и составляли из себя жизнь беглого Антиванского Ворона. В то, что эта затея и вранье могут обернуться чем-то серьезным, Зевран не верил. В Скайхолде у руководства есть куда более серьезные дела, чем заниматься с пропавшим детским луком. На столе лежали грудой свитки, исписанные какими-то формулами и расчетами. Зевран зажег масляную лампу, что стояла тут же, на столе, и, вальяжно развалившись на стуле, скрестив пальцы на животе, еще внимательнее изучил свою внезапную подельницу. Девушка была обаятельной, улыбчивой и, вне всяких сомнений, пыталась к себе расположить. Впрочем, эльф, хоть и не отличался доверчивостью, был совершенно не против того, чтобы его к себе пытались… расположить. Тем более, если это бала девочка с таким обаятельным личиком и хитрой улыбкой. Но личико девочки быстро переменилось, когда она вспомнила о том, что её ждет в трактире некий учитаель. Ну, по правде сказать, в то, что на еще ученица, Ворон поверил без всяких проблем. Он улыбнулся и поспешил успокоить свою новую знакомую. – Не переживай, Сладость. Никто из-за кражи детского лука не будет ставить на уши весь “Приют Вестницы”. Походят, глазами похлопают, начальник отвесит подзатыльник нашему общему знакомому и уйдет досыпать, – эльф говорил легко, непринужденно, даже не пытаясь понизить голос. Он чувствовал, что здесь они в полной безопасности. – Расслабь ягодички и присядь. Бурю нужно переждать и все будет хорошо, если твой учитель сам не начнет интересоваться, почему тебя не было полночи в этом холодном, недружелюбном и набитом стражей месте. Эльф действительно был уверен, что никто не будет бить тревогу в военной организации, тем более из-за такой мелочи. Собственно, он просто не хотел отвечать на вопросы командира и доказывать кому-то что-то, когда можно было просто уйти от этой необходимости. Зануде вправят мозги, ну будет он косо смотреть – все, после той ночи, будет ненаказуемо. Два слова против одного. – Ну, порой, чтобы действительно научиться чему-то новому, пойти наперекор учителю нужно обязательно, – эльф подмигнул. – А вообще… Сладость, такой лук можно сделать в два счета. Я уверен, у мальчика будет теперь два огнестрельных оружия, из которых он продолжит осыпать доблестных стражей порядка стрелами. Прелесть просто. Эльф усмехнулся, чуть сощурившись. Теперь было понятно, и как лук оказался в чулане и кто был его настоящим владельцем. Такое доброседечие редко встретишь в этих краях. Как бы то ни было, но девушка вызывала у эльфа симпатию. Конечно, он не отличался сентементальностью, но такой поступок напомнил ему об Айдане и приключениях во время Пятого Мора, которые так сильно поменяли его взгляды на всё – и самого себя. - Мое имя Зевран. Для друзей – Зев. Боюсь, мне не безопасно нигде, сладость моя, но сюда я пришел повидать старую подругу. А еще за помощью – и с помощью. А зачем пришли вы с учителем, милая Моринь? Нести порядок и счастье для местных мальчишек?
  2. 2 балла
    Змейка оказалась девочкой сообразительной и действовала быстро. В отличии от Ван Раноса, который оказался не просто жирной похотливой свиньей, но тупой жирной похотливой свиньей, раз до сих пор не догадался, что здесь происходит. Испуганный и мокрый, аристократ не пытался оказать сопротивление или перекупить убийц, но отчаянно не понимал, что им нужно и, видимо, по какой причине он все еще жив. Зеврану не нравилось работать с такими персонажами, в этом, как правило, не было практически никакого профессионального интереса, но работа есть работа. А вот с такими, как Змейка, работать, напротив, было в радость. Магия всегда была эффектным и эффективным способом заполучить преимущество в таких вот открытых стычках и, не будь внимание Зеврана целиком и полностью сосредоточено на жертве и её телохранителях, он бы, несомненно, обратил бы внимание на то, как необычно – словно бы всем телом, без четкой фокусировки во взгляде – колдует его случайная подельница. Наемница быстро сориентировалась и, не пуская крови незадачливых охранников, наглядно показала им, кто здесь сегодня диктует правила – Зеврану и осталось только, что в нужный момент чуть надавить кинжалом на шею господина Раноса, чтобы тот прохрипел приказ. Если все пойдет и дальше так же слажено, то это будет последний его приказ. Араннай толкнул заложника в направлении единственной двери и тот испуганно направился туда, ступая босыми ногами по рассыпанному на мраморном полу винограду. Раздавленные ягоды чавкали под его ногами и прилипали к изнеженным пяткам, Раносу это не нравилось, но пара капелек крови, что выступили на его шее лишь от слабого надавливания острого кинжала убийцы, заставляли его действовать красочнее, чем любая угроза, которая могла прозвучать из уст. Некоторые слишком боялись боли, а смотреть наперед просто не желали, ибо не могли представить что их жизнь – такая же никчемная, как и все остальные жизни – прервется. Что было в голове у Раноса, который не сопротивлялся и, заплетавшимися ногами шел на выход? Да плевать, в любом случае, живым он сегодняшний закат не встретит. – Прикрой спину, – попросил Зевран у Змейки. Они оставляли позади двух охранников и, кто знает, кто мог еще к ним присоединиться. Честно сказать, будь Зевран уверен в Змейке до конца, или будь у него самого свободны руки, а охранники не будь закованы в тяжелые доспехи, он бы предпочел оставить позади еще два трупа, а не двух свидетелей. Но выбирать в такой ситуации не приходилось и нужно было работать не как хочется, а как надежнее. Создатель, только прибыл в Неварру, а уже такие сложности с первым же заказом. Двигаться по узким коридорам, пропуская вперед жирное пузо Раноса, было довольно сложно. Бордель был настолько большим и нестандартным, и настолько сложно устроен, что даже видавший разные увеселительные заведения Зевран уже в третий раз не мог быстро сориентироваться. Он старался подгонять своего заложника, но тот был слишком громоздок и неповоротлив, а его пятки, измазанные в виноградном соке, все время прилипали к грязному полу. Наконец, за очередным поворотом, произошла встреча очередная встреча с доблестными блюстителями порядка. И на этот раз они церемониться на стали. В Зеврана летел арбалетный болт – точно в голову – но эльфу, как обычно, повезло и, дернувшийся Ван Ранос принял его прямо в грудь. Едва тело рухнуло, Зевран наотмашь кинул кинжал и спрятался за поворотом, доставая из-за голенища второй. Оставалось только надеяться, что их не взяли в оборот с двух сторон.
  3. 1 балл
    Час от часу не легче, заноза за занозой в пятках Инквизиции является, едва ли, не ежечасно. Порождаются проблемы словно бы из воздуха, а воздух, вдруг, пропитан подлостью, коварством. По смыслу, даже разящий удар в спину честнее, чем яд в еде, или напитке. Гадко ощущение, получить удар, что не увидишь, и который может зреть не час – не два. А может месяцами медленно вытягивать из тела нити жизни. Бывали страшные примеры, где человека ядами опаивали месяцами и как ужасно то, во что тот превращался. Но тут удар, был, очевидно точечный, по сердцу, чтобы наверняка решить вопрос и его закрыть. Инквизиция для многих на глазу как гадкое бельмо. Где открытыми военными мероприятиями ничего и не решить, там действует методика пера и яда. Таковы реалии баталий дня насущного. Но если план сработает успешно, враги не позабудут всей военной мощью обрушиться на оплот Инквизиции. Одно за одним, потянутся последствия. Какая-то лишь доза той отравы может карты мира спутать, и принести победу тем, с кем столько времени борьба идёт. А Варрик слушает, о чём общаются вояки. Разбирает фразы де Пасана по косточкам, по крупицам. Поди узнай ты, кто смог учудить, но вряд ли капитан. Доставка яда точно в цель возможна способами слишком ограниченными. Через еду, быть может через кожу даже, но для этого нужен физический контакт. Остаётся еда, напитки… Кухня, слуги могут пронести и отравить трапезу по месту. Так же, как и слуги, что работают в стенах замка. Достаточно лишь рядом им с едой оказаться. И готово. Будто вторя варриковым мыслям, Риттс и Серебрянка промелькнули в сторону комнат, да кухни. Соловушка уже работает, значит, всё еще в игре и не сражена смесью гадкой. Как минимум – неплохо. Кресло сенешаля не придётся снова занимать. Не было бы счастья… - Мой генерал, – полушутливо Варрик обращается к Каллену, делая в сторону его лишь шаг и голос понижает, чтобы уши лишние не слышали. – Проверю деятельность слуг на кухне и их комнаты, быть может наш любитель ядов где-то наследил. И собирается уже идти, как по привычке старой вдруг задерживается, оборачивается к Резерфорду: - Кудряшек, осторожнее с едой, с напитками… И оглядывайся чаще. Яд, тебе известно, чьё оружие. Прозрачнейшим намёком изложил свою мысль Варрик, и отправился шагом, куда более спешным сразу же туда, куда и оба агента. Решить куда идти – в комнаты слуг или на кухню, было решено непосредственно по ходу. И мыслей было по поводу такому множество. Решительно представить себя на месте отравителя хоть и сложно, но всё ж таки можно. ”Попасть внутрь, или быть внутри. Оказаться непосредственно рядом с трапезой кого-то из верхушки – ещё сложнее, чем внутрь попасть. Допустим, кто-то из слуг простых или кухонных. Во втором – не нужно даже внутрь попадать, если знать для кого порция, когда употребят. В первом… тоже, но за доступом на кухню всё ж таки следят, пропавшие отсюда пироги тому виной. В маршрутах преступника, или диверсанта, должно быть пересечение со всеми вариантами. Так что же, где найти? И у него должны же быть пути отхода, или место, где пересидеть. Покинуть Скайхолд не так просто”, – шагает гном и думает, думает, несколько раз едва ли не сталкивается с прохожими, так в мысли углубился, что взгляд лишь под ноги, буравит землю под ногами. Ноги сами заводят в комнаты для слуг. Тетрасу кажется, что, как минимум логично тут проверить всё возможное. От быта, до деталей, которые бы даже самый плохенький художник не оставил в поле зрения. И в помещениях заметно становится теплее, кожа от холода покрасневшая, мигом согревается, с лёгкими покалываниями на коже. Гном трёт руки, осматривается. И замечает он агента Риттс. Её внимательность к деталям и ум, достаточно рабочий, чтобы, может логику понять и за что-то помочь ей уцепиться. А если нет, Серебрянка на кухнях, да и вообще осмотр кухни, тоже было бы неплохо учинить. - Постой, Хитрюшка, – негромко обзывается гном с девушкой. – А ну, поведай-ка экс-сенешалю, что там в замке-то случилось. Любопытство двух гномов сгубило, одного опоило, второго купило. Да помочь хотелось бы уладить то, что произошло. Но учти, что если скажешь, будто это тайна, буду в добровольческом порядке под ногами путаться. Хоть и не в должности, да по старой памяти...
  4. 1 балл
    С некой тревогой на душе, Ирис проводила взглядом гонца, что во весь опор несся на коне, прочь от чумной деревни. С одной стороны и правда следовало отослать вести Шаге, с другой - для начала, лучше было бы иметь побольше фактов на руках и отсылать гонца с уже достоверной информацией. Ведь пока, все чем располагали прибывшие, было увидено лишь из далека, а как говорится “у страха глаза велики”. До эрла просто могло дойти либо слишком много ненужного, либо слишком мало необходимого. Но что-либо предпринять, возразить или отложить поездку гонца, Амелл уже не могла, да и не до того ей было. Следовало сконцентрироваться на насущном, а именно том, что ждало их в деревне и как самим не пасть жертвами этой чумы или тех, кто ее учинил. Но вот усиливающаяся пурга с приближением вечера наводила тревогу не меньше. Лишь бы гонец не заплутал в уже опускающихся сумерках, да и не замерз насмерть в непросветной пелене снега. *** Амелл все больше бросало в жар, когда четверка по мере продвижения углублялась к центру деревни, особенно на контрасте морозного воздуха у ворот и той духотой, что сейчас стояла вокруг. Казалось, они были в центре какой-то аномальной зоны, вызванной скорее магией, и чародеи, и храмовник отчетливо могли это почувствовать. Но магия, по крайней мере для Ирис, оставалась пока не поддающийся определению. Положение усугубляла, и отвратная вонь гнили с нечистотами, что с остервенением вгрызалась в ноздри, даже не смотря на платки укутывающие лица присутствующих. Тут не помогли бы и лучшие духи из Орлея, такой смрад перебил бы любой запах. С опаской и не без любопытства Ирис наблюдала за странным хороводом летающих мух, кружащих над трупами, вид их вызывал одновременно, и отвращение, и восторг. Восторг был вызван скорее любопытной натурой чародейки, любящей все новое и неизвестное. Учитывая теплую погоду, каким-то чудом образовавшуюся в селе, и то, что мухи не особо рвались за пределы этой аномальной зоны, а роились исключительно в тепле (даже то насекомое, которое в тайне от всех пробралось под плащ гонца) вполне возможно, что морозный воздух был единственным спасением от роящихся полчищ, чем чародейка и поделилась с присутствующими. - Могу ошибаться, но думаю мороза эти твари все же не переживут. Так что спасение там, где холод. По крайней мере надеюсь на это. В любом случае бегите прочь из деревни, если магическая защита иссякнет. Как только закончим здесь, я попробую заморозить их магией, вдруг получиться обезвредить таким образом, - пока тратить свои магические ресурсы на сомнительные эксперименты Амелл не собиралась, оставив затею с заморозкой напоследок. Медленно, но, верно, четверка продвигалась все дальше, аккуратно огибая мертвые тела, но не забывая их осматривать. Многие из них, казалось, умерли далеко не своей смертью, даже несмотря на то, что тела их были изъедены болезнью. - Выглядят ужасно, но еще свежие, кровь сочится, - процедил Корнелл сквозь зубы, крепче стискивая рукоять своего меча. Зрелище мертвой деревни и матерого воина не оставила равнодушным. Не смотря на все свое внешнее хладнокровие и спокойствие, храмовник отчетливо ощущал, что самое “интересное” еще ждало впереди и это ему не нравилось. А следовательно, попытался сконцентрироваться на своих умениях подаренных треклятым лириумом, дабы почувствовать магические колебания в воздухе в надежде понять какой они природы, да и были ли вообще разрывы поблизости, - всем смотреть в оба, мы можем быть тут не одни. Как только мухи начали пытаться пробиться сквозь невидимую защиту, Ирис поняла, что времени оставалось не так уж и много. С каждой новой волной магический барьер становился слабее, но чародейка все еще была способна его поддерживать. - Миледи, нам первым делом нужно убедиться, что мешки с зерном не успели вывезти из Волчьего Моста, – повторил капитан, указав мечом в сторону каменных сооружений, над которыми клубились самые большие облака насекомых. Опаска капитана была обоснованной, как и его предложение. А как еще быть уверенным, что зерно не распространилось по другим деревням, став источником заболевания для всего края? А коли зерно успели отгрузить и развести, необходимо отправить срочно гонцов с донесением, что в телегах едет смерть для каждого, кто хотя бы просто прикоснется к зерну, не говоря уже о употреблении в пищу. Но было одно весомое “Но”... - Капитан, думаю осмотр амбара вам мало чем поможет. Вы же не сможете на глаз определить все ли зерно на месте? Думаю нет, а у старосты должны быть записи отгрузок, куда и сколько было отправлено. Раз это житница, кормящая весь край, староста просто обязан был вести подробный учет. Нужно искать у него, - прошипела Ирис, когда очередная волна мух с силой разбилась о невидимую преграду ее щита. - Можно разделиться, но так мне будет сложнее держать защиту, а у нас и так мало времени. Барьеры вот-вот иссякнут. Я быстро возьму немного зерна и личинок для изучения, а затем мы все вместе разберемся с отгрузкой зерна, - не менее важным было исследовать то, что зародилось здесь. Прежде чем сражаться с врагом - его нужно изучить, так и с неизвестной болезнью. Без изучения, без проб и экспериментов, узнать что-либо полезное, в особенности как с справится с этой чумой, вряд ли получится. Спешно порывшись в сумке, Амелл достала склянку с неким розоватым порошком и приоткрыв крышку высыпала содержимое на землю. От соприкосновения с подтаявшим снегом, порошок тут же зашипел и начал растворяться. Баночку женщина поставила на снег к ближайшему мешку с зерном с роящимися в нем личинками, и дабы не прикасаться к мерзким тварям даже перчатками, с помощью телекинеза смахнула горсть зерна, вперемешку с насекомыми, вниз. Все это добро удачно упало на дно банки и после того, как крышка была закупорена, опасности не представляла. Оставалась беречь сосуд как зеницу ока, лишь бы не разбить и не выпустить то, что таилось в его недрах. - Ньял, скажи, хоть раз ты встречал что-то подобное? Или быть может среди рассказов твоих предков говорилось об этом? Не хочу показаться глупой, но у меня нет ни одной идеи, что эта может быть за напасть, - между тем Амелл обратилась к шаману в надежде, что его мудрость и опыт прольют свет на творящееся вокруг. Пускай это будут лишь легенды из древних времен, поросшие небылицами, но нужно хоть что-то, за что можно было уцепиться и распутать запутанный клубок, ибо Ирис сама никогда не встречалась с таким, да и сомневалась, что хоть кто-то из ее наставников в круге имел дело с подобным, в противном случае чародейка непременно вспомнила бы об этом.
  5. 1 балл
    Завывающий ветер с остервенением врезался в открытые участки лица, словно норовя содрать кожу с костей, буквально вгрызаясь мелкими иглами снежных кристаллов. Ирис поежилась, надвигая капюшон от плаща, прячась в уютный мех все глубже. - Может поторопить их? Время идет, а темнеет уже рано, - из-за левого плеча чародейки раздалось мужское ворчание. Корнелл в негодовании качал головой. Мужчине явно было не в радость задерживаться в дороге, растрачивая время и силы на восстановление камней-оберегов. - Оставь, пусть закончат. Полчаса нам погоды не сделают, а это важно для них. К тому же почти закончили, - Ирис сделала жест рукой останавливая храмовника. Ссориться с хасиндами подгоняя и требуя отречься от их верований сейчас было не уместно. Да, торопиться стоило и все же, то немногое время, что они потратили, было малой уступкой с стороны чародейки, которую она могла позволить себе в знак доброй воли. Разжигать споры и распри еще даже не начав действовать сообща, было не лучшим поступком с ее стороны, и могло повлечь за собой проблемы в дальнейшем. Девушка смиренно дождалась, когда хасинды закончат, а после тронула каблуками своего коня за бока и неспешно двинулась следом за группой. - Даже вороны не кружат, – пробормотал один из гвардейцев из-под забрала. - Там мухи кружат. Я сказал своё слово, – отозвался хасинд-шаман. - Ты никак своей хасидской браги упился, мужик, какие мухи? Ты оглянись по сторонам, зима на дворе, снегом замело все, - с издевкой проворчал Рейес. Конечно, чего только не увидишь за жизнь, но вот против природы не попрешь, а в месяце хоть еще и осеннем, но морозном, мух уж точно не встретишь, даже если поле будет ковром устлано мертвецами. Но либо хасинд был зорче, либо и правда миражи поймал, но ни Корнелл ни Ирис не заметили роящихся мух сквозь вьюгу - плотно заметающую снег. Только когда отряд в полном составе подъехал к воротам деревеньки, все поняли, что шаман и не врал вовсе. Отвратный запах с силой ударял в ноздри, а гул жужжания насекомых почти напрочь перекрывал звуки завывающего ветра и скрип немногих отворившихся ставень домов, чьи крыши можно было разглядеть поверх забора, огораживающего поселение. Ирис приподняла свой платок плотно закрывая нос и рот, снова напомнив присутствующим о способах защиты и предостережения на счет больных, кои могут встретиться в поселении в живом или мертвом виде. Главное не контактировать! Взломанные топорами ворота распахнулись, являя прибывшим весь кошмар, который смиренно дожидался их все это время. Гробовая тишина на мгновение воцарилась среди присутствующих, пока не послышались возгласы не то отвращения, не то страха, кого-то даже вырвало, но Амелл пока это не заботило. Все внимание поглотила сцена, представшая перед глазами. Чародейка не раз видела ужасы, что могли твориться с человеческими телами после смерти, видела растерзанных или изуродованных болезнями мертвецов, но даже весь опыт не мог ее сейчас защитить от содрогания и страха. Девушка почувствовала, как тяжелая ладонь опустилась на ее плечо, крепко сжимаясь в знак поддержки. - Ты как? - раздался приглушенный голос храмовника из-под платка закрывающим его нижнюю половину лица. - Я? Я нормально, но... - взгляд янтарных глаз стремительно бегал между телами людей, животных и птиц, перемещался то к повозкам, то к мешкам с гнилым зерном, мухам и всем тем, что попадало на глаза. Все здесь казалось неправильным. Будто безумный художник намалевал картину, сам не понимая смысла нарисованной сцены, которая с реальностью не могла иметь ничего общего. Направляясь в Западный Холм Ирис получила информацию в письме о том, что именно оспа орудует в этих краях, но то, что видела сейчас целительница на оспу не походило совершенно, -… они умерли не от оспы, Рейес. И я даже не знаю от чего, ты сам посмотри. Они спешили, пытались обезопаситься. Но если человек болен оспой, у него сильнейший жар, слабость, язвы по всему телу, обычно люди не в состоянии даже встать с постели, умирая там же, и уж никак не на улице, погружая тела других мертвецов. Да и умирали они внезапно, оспа так не убивает. Проходят дни прежде, чем тело сдается симптомам, не в состоянии больше поддерживать жизнь. Посмотри на тела - они разлагаются. Еще эти мухи. Ведь холодно, плоть до кости должна была промерзнуть. Создатель, защити их души и всех нас. В голосе чародейки слышалась жесткость, но между тем и горечь сочувствия, всем тем людям, что сейчас лежали раздутыми и обезображенными трупами на снегу. За размышлениями и анализированием всего увиденного Амелл не сразу услышала завывания жреца, что пел погребальную песнь его народа, уже успев пересечь добрую половину пути к мертвецам. Из раздумий ее вырвал голос Капитана Далтина. - Поторопитесь, миледи. Делайте то, что должно. А я пойду кое-что проверю в амбарах… У меня очень, очень нехорошее предчувствие. Первым, что чародейка сделала, выйдя из ступора, был мгновенный пас руки в сторону поющего шамана. Мужчину тут же обволокло едва заметным ореолом магии, в чем с легкостью можно было узнать защитный барьер. - Всем стоять на месте, - Амелл тут же встрепенулась и рывком перегородила путь капитану гвардейцев и всем тем, кто уже вслед за шаманом собирался пересечь границу деревни вступив в ее смертельные владения. - Скажите своим людям, чтобы перегородили вход, никого не пропускать и не выпускать, - Обратилась Ирис к капитану Далтину, ее голос ожесточился, сталь ранее не присущая женщине отразилась в ее словах, - Тот, кто пересечет ворота, сильно рискует остаться в деревне навсегда. Я сказала свое слово, - взгляд чародейки, обращенный на Ньяла Бурезова - как предводителя присутствующих хасиндов, был жесткий и не терпел возражений. Из увиденного стало ясно, что люди умирали внезапно и в страшных мучениях, на территории деревни творилось черт знает что и позволить ораве солдат и хасиндов окунуться во весь этот кошмар, особенно без четкого понимания, что их там может ждать, Амелл и под страхом смерти бы не рискнула. Еще не хватало потерять весь отряд, когда путь к разгадыванию этих странных событий только начался. - Я войду туда в сопровождении двух человек под защитой магии. Сначала нужно убедиться, что там безопасно, а затем мы решим, что делать дальше. Остальные ждут тут, - Ирис кивком привлекла внимание Корнелла, дабы тот сопроводил чародейку внутрь деревни, хотя это и не требовалось. Рейес уже зазвенел сталью своего полутораручного меча, доставая его из ножен, дабы быть готовым к любым сюрпризам, которые могут ждать далее, вторым был капитан Далтин. Ирис крепче сжала посох в руке и повторила пас рукой, сделанный мгновением ранее, окружив обоих воинов и себя магическим барьером, точно таким же как и хасиндского шамана.
  6. 1 балл
    - Соперницу? Интересно, в чем? - удивленно приподняв бровь, спрашивает чародейка. Хотя вопрос был скорее риторическим. Ироничная улыбка проскользнула по ее губам. Ни соперничество, ни уж тем более вражда с хасиндами в ее планы не входила. Не хватало еще глотки друг другу драть, когда стоило бы действовать сообща. Конечно, Амелл не стремилась идти на открытую вражду, предпочитая дипломатичное решение конфликтов, прибегая к жестким мерам лишь в очень крайних случаях. Но если уж до того дойдет, то в сложившейся ситуации придется подавить в себе всю мягкость и доброту, ибо болезни такие чувства неведомы, и они будут только мешать. Целительница не могла позволить внутренним распрям помешать решению проблемы с эпидемией и если придется, то право действовать жестко, но в рамках королевского указа у нее было. - Пусть твои знахари и шаманы будут спокойны, Шага. Я не собираюсь занимать их место и подрывать авторитет, по крайней мере прилюдно. Я здесь чтобы помочь, но не только вам. В опасности жители всех окрестных деревень и как знать может половина всего Ферелдена, если зараза распространиться дальше. Западный Холм важный стратегический объект и для короля это важно. Спасение его жителей от болезни - приоритетная задача и я не позволю ставить мне палки в колеса. И при всем уважении к твоим людям, если вдруг в них разыграется чувство неуверенности в своей полезности или простая ревность, то им придется проглотить ее, ибо мешать мне я не позволю, - с некоторой жёсткостью в голосе ответила Амелл, лицо ее было спокойно, ее взволнованность выдавало разве что плотно сжатые кулаки до побелевших костяшек. На мгновение она оторвала взгляд от эрла и внимательно обвела им всех присутствующих. Ирис не обращалась ни к кому конкретно, но те, кому следовало и те кто таил обиду, точа мысленно копья по ее душу, должны были услышать ее слова и понять, что внешность обманчива и даже хрупкая на вид женщина вполне может постоять за себя и отстоять свое слово. Впрочем рассчитывать на то, что эти закаленные суровой жизнью мужчины испугаются маленькой девчонки с бумажкой от короля в кармане ей не приходилось, это было попросту глупо, так что оставалось лишь надеяться на то, что до откровенной вражды все же не дойдет и Создатель убережет их всех от подобного. Ирис жаль было слышать, что Шага решил не отправляться с ними в деревню лесорубов. С одной стороны, это было опасно и все же... Хоть с эрлом целительница и была знакома не больше, чем с остальными хасиндами, но в его присутствии было куда спокойнее. Мужчина мог угомонить своих воинов одним лишь взглядом, да и в его рациональном мышлении женщина успела убедиться, а что будет дальше без него сложно было предположить. - Жаль, что ты не поедешь, но как только я выясню что-то полезное и важное, я сразу же доложу тебе, - с сожалением на лице, женщина склонила голову, попрощавшись с эрлом перед тем, как покинуть тронную залу в сопровождении своих людей и людей Шаги. К тому времени как разговор был окончен, коней успели уже разгрузить и приготовить к новой поездке. Все вещи, которые не понадобятся в ближайшее время, было решено перенести в покои, что были выделены для прибывших гостей. С собой чародейка взяла лишь самое необходимое в путешествии, а главное сумку с набором эликсиров, припарок и мазей - все, что было необходимо для оказания первой помощи больным, если таковые там еще остались. Вероятность прибытия в “мертвую деревню” была слишком высока, ведь прошло уже довольно много времени с момента первого зараженного и люди могли просто не дождаться помощи. Эскорт, что прибыл в Западный Предел сопровождая чародейку, так же было решено взять с собой. Впрочем, выбора особого у нее и не было. По приказу короля гвардейцы буквально ходили за Амелл по пятам, хоть и на почтительном расстоянии, то ли защищая, то ли надзирая, но давая ей мнимую свободу действия. Конечно, никакого давления или недоверия с их стороны она не чувствовала. Хоть солдаты были в ее обществе совсем недавно, не считая Корнелла, и все же, уже мало-помалу начинали привыкать друг к другу, постепенно переходя от гнетущего молчания к коротким вежливым разговорам, обычно касающихся погоды, планов или обсуждению обстановки дел. Вот и сейчас в дороге пока вся делегация держала путь на запад, к пресловутой деревеньке зараженных, королевская целительница и ее эскорт переговаривались, обсуждая возможные варианты ожидающих их в деревне. Нужно было быть готовыми ко всему. Если в поселении еще остались живые, в первую очередь требовалось оказать им помощь с соблюдением всех предосторожностей и мер безопасности, об этом она и предупреждала всех присутствующих. Во-вторых, необходимо было допросить выживших о всем подозрительном, что было незадолго до проявления первых симптомов болезни, дабы выявить возможный источник заразы и по возможности ликвидировать его.
  7. 1 балл
    Сможет ли магия опознать зараженных? Это был хороший вопрос, на который у Ирис конкретного ответа то и не было. Конечно, попытка не пытка, но надеяться особо на это не стоило, к тому же проверять каждого жителя Западного Холма и его прилегающих земель не хватит ни сил, ни времени, а о присутствии на этой территории других магов-целителей, которые могли бы этим заняться, Амелл не знала. - Я могу попробовать, Шага, но не уверена, что магия сможет помочь опознать болезнь так рано. Ты позволишь? - девушка сделала несколько шагов на встречу хасинду, в открытом жесте протягивая к нему руки, осторожно, медленно, будто показывая, что не держит на душе злого умысла. Далеко не все доверчивы к магам и уж тем более далеко не все готовы подпускать их к себе близко. Но раз уж вождь сам просил проверить, то попробовать она должна была, хотя бы для того, чтобы убедиться, что это не сработает. В большинстве случаев почувствовать боль другого, целительница вполне умела, как и определить источник, когда болело все или пациент был не в состоянии описать словами причину плохого самочувствия. Получалось определить и болезни, разъедающие тело изнутри, хотя и не всегда. Оберегающий чародейку дух Сострадания словно подсказывал, где нужно сосредоточить усилия и направлял ее исцеляющую силу в нужное русло, но сейчас случай был необычный, ведь Шага был здоров на вид и на сколько она могла судить, на плохое самочувствие не жаловался. Так что могла ли целительница почувствовать присутствие болезни на раннем сроке, оставалось большим вопросом. Ее руки, защищенные кожаными перчатками, легли на широкие плечи мужчины и девушка на мгновение замерла. Она прислушалась. Нет, не ушами, услышать такое невозможно. Это словно шло изнутри, словно внутренний голос, направляющий и подсказывающий, проникающий прямо в разум, без слов и образов, одно чистое ощущение. Но, к сожалению, или же к счастью, сейчас оно молчало. - Я ничего не чувствую. Прости, эрл, но обрадовать я тебя не могу. Это ровным счетом ничего не значит. Возможно еще слишком рано для того, чтобы определить болезнь в зачатке, но ты можешь быть просто на просто здоров. Хотя не скажу, что полностью, но ничего такого, о чем бы стоило сейчас волноваться. Но с хмелем пыл тебе стоит немного умерить. Кров и постель чародейке и ее сопровождению пообещали обеспечить, что ж это радовало, хотя все мечты о бадье с горячей водой и теплой мягкой постели пришлось пока выгнать из уставшего после дороги разума, куда подальше. До заката было еще много времени и тратить его попусту не стоило. Амелл коротко кивнула, благодаря эрла за гостеприимство. Способов обезопасить от той или иной болезни существовало множество. некоторые были универсальны, некоторые завесили от конкретной хвори. И все же стоило озвучить общие правила, которые стоило соблюдать всем, чтоб остановить распространение заразы или по крайней мере замедлить, пока решение с излечением не будет найдено. - Чтобы защититься от болезней нужно соблюдать некоторые правила, я их озвучу тебе, но нужно, чтобы их знали не только присутствующие, но и все крестьяне. Поручи своим людям, чтобы они донесли мои слова до каждого. Во-первых, ограничить контакт с зараженными или вероятно зараженными. При первых признаках болезни, больного изолировать. А также всех, кто вступал с ним в близкий контакт и кого он мог заразить: родственники, друзья, сослуживцы. Во- вторых огонь уничтожает большинство заразы. Если кипятить воду, скорее всего это ее обезопасит и тогда ее можно будет пить без риска. По крайней мере пока не выясним откуда болезнь пошла. Ты правильно сказал, источником может быть вода или еда. В-третьих, мыть руки и не трогать лицо. В большинстве случаев зараза проникает в организм именно через руки. Достаточно прикоснуться к зараженной поверхности, а потом просто почесать лицо или съесть яблоко, держа в этой самой руке фрукт. Носите повязки на лице, одевайте перчатки и держитесь подальше друг от друга. Близкие контакты даже со якобы здоровыми свести к минимуму, - чародейка говорила медленно, чтобы каждое правило было усвоено не только самим эрлом, но и его людьми, к тому же это касалось и гвардейцев, что прибыли с чародейкой. Для всех эти правила были ровно одинаковы. - Как только я опознаю заразу мне понадобятся люди, которые хоть немного смыслят в травничестве, алхимии или хотя бы могут отличить веретенку от кровавого лотоса. Понадобятся алхимичиские ингредиенты для эликсиров. Список я дам позже. А пока я буду рада сопровождению и всей посильной помощи, которую ты и твои люди могут оказать, - девушка снова почтительно склонила голову давая понять, что на данный момент все разговоры окончены и пришло время для действий. Впереди ждала дорога к деревне, к тайнам, что она хранила.
  8. 1 балл
    Признаться честно Ирис опасалась, что новоиспеченный эрл примет чародейку в своем оплоте в штыки и с пренебрежением, при этом отдав предпочтение своим народным методам борьбы с болезнью, которые по эффективности оставляли желать лучшего, раз уж болезнь до сих пор не была побеждена. У чародейки были полномочия действовать по своему усмотрению и все же, сотрудничество было куда полезнее и продуктивнее нежели раздор. Было весьма отрадно не слышать в его голосе ни злобы, ни вражды, хоть и пристально-изучающий взгляд мужчины несколько смутил девушку, заставив зардеть. Да и понимание Шагги, что у напасти нет божественного провидения тоже не могло не радовать. В противном случае это могло бы дорого всем обойтись. В такие моменты, когда промедление может нести за собой плачевные последствия в виде умерших и новых зараженных, тратить драгоценное время на препирания и споры было делом попросту расточительным. Суеверия и вера в духов важны для хасиндов, а Ирис вовсе не хотелось заведомо портить отношения с вождем, споря, что далеко не разгневанные боги виноваты в этих бедах. Впрочем, судить по первому разговору было еще рано и только общее взаимодействие в преодоление опасного положения могло показать, насколько разумным был новый эрл. - Врать тебе и давать пустые обещания я не буду, - конечно Амелл могла раскланяться и заверить вождя, что любая проблема найдет свое решение и у каждой хвори есть свое лечение, но все обещания могли в последствии оказаться пустым звуком, а врать чародейка не любила да и не умела в общем-то, - если на чистоту, я не знаю смогу ли ее вылечить. По крайней мере пока наверняка не выясню, что это за болезнь поселилась в ваших краях и только тогда будет понятно излечима она или нет, как передается и кто во всем виноват. Хотя последнее спорно, возможно и никто, но пока не будем об этом. Как правило люди сами, намеренно или же нет, были виновны вот в таких вот эпидемиях: несоблюдение гигиены, употребление испорченной пищи или же беспорядочные связи. Причиной заболевания могло быть все что угодно и у каждой болезни причины свои, оставалось лишь выяснить откуда все началось. А то, что кто-то намеренно распустил заразу по округе даже думать не хотелось, и все же это был один из вариантов, которые пришли на ум женщине. Шла война и хоть чародейка не была военным стратегом, но тут и глупому ясно, что на войне все средства хороши, особенно если это может подорвать боевой дух изнутри. В истории известны множество случаев, когда враги намеренно устраивали диверсии, отравляя или заражая вражеские войска ядом и болезнями. Амелл замолчала на мгновение обдумывая слова Шагги. Он говорил - болезнь идет не по воздуху, а возможно через отравленную пищу или воду, но по первым донесениям, что Ирис получала в письмах, описанные симптомы больных указывали на то, что заразой возможно была оспа, что само по себе пугало. Хворь эта страшна и весьма опасна. В свое время много деревень и городов опустошала и как раз-таки по воздуху та и распространялась как правило. И от слов вождя становилось все еще запутаннее. - Видишь ли эрл, если это та хворь, что я думаю, то либо твоим людям очень повезло и до сих пор они не заболели, либо пока еще не знают о том, что они больны. У болезни есть латентный... хмм, скрытый период, - Амелл замялась и поправилась на последней фразе, стараясь не использовать словечки коими обычно разбрасывались ученые маги, а объяснять все доходчиво и простым языком, - это когда человек уже болен, но признаков болезни еще нет. Этот период может быть разным и зависит от самой болезни и от здоровья больного. Может быть как пара часов, так и несколько дней и даже недель. Твои люди крепки здоровьем, как я посмотрю, а потому может пройти много дней прежде, чем болезнь проявит себя в полной мере. Так что не все так однозначно. Прежде чем начать свою работу чародейке требовалось разместить своих людей, лошадей и в том числе себя, ведь за один день тут явно не управиться. - Эрл, мне и моим людям нужно место для сна и работы. Буду признательна если ты дашь соответствующие распоряжения и примешь нас у себя в замке, - девушка снова уважительно склонила голову перед Шаггой, - а затем я отправлюсь на осмотр больных. Думаю, стоит начать с самой первой деревни, с которой началось поветрие. Остались ли еще живые жители?
  9. 1 балл
    Уже почти месяц прошел с тех пор, как Амелл покинула замок Хайевер по просьбе короля. Не так она себе представляла свое участие в войне. Да, сначала был лазарет, до отказа забитый ранеными, долгие бессонные ночи в попытках спасти как можно больше солдат от смерти или участи стать калеками на всю оставшуюся жизнь. Были победы и горькие поражение. Многое случилось за этот месяц и случилось бы еще больше, если бы не тревожные новости, что начали приходить из Западного Холма, заставившие чародейку тут же отправиться в дорогу. Спасение солдат дело важное и нужное, но, когда армия отбивает атаку врагов, встречаясь с ней лицом к лицу, а за спиной у нее при этом таится и разрастается нечто куда более опасное, каждый день промедления может стоить в последствии множества жизней. Болезнь не убьешь мечом и под замок не посадишь, она не разбирает кто праведный, а кто нет, не смотрит на чьей ты стороне в этой войне. Она не щадит ни женщин, ни детей, ни стариков. Болезни все равно кто ты, она пожрет тебя изнутри, коли решит протянуть к тебе свои длани. Ирис не собиралась оставлять это без внимания, вызвавшись в добровольную помощь как только начали поступать первые известия о больных. Конь нервно всхрапнул, беспокойно взрыхляя под копытами мокрый снег. Несколько дней в пути почти без отдыха, вымотали и морально, и физически не только животных, но и их всадников. - Тише, родной, - Ирис ласково похлопала жеребца по загривку старясь унять обеспокоенное животное. Беглый осмотр сопроводительных бумаг стражниками и путь в Западный Холм был открыт для чародейки и четырех ее спутников, что молчаливыми тенями следовали за ней по пятам. Впрочем, не такими уж и молчаливыми они были и даже гулкий ветер, треплющий меховые плащи не заглушал нервных перешептываний между гвардейцами, но укоризненный взгляд Корнелла брошенный через плечо, пресёк на корню любые негодования по поводу того, что приходилось добровольно лезть в гущу разбушевавшейся заразы. Однако не только гвардейцы были обеспокоены положением дел. Достаточно было взглянуть на затравленные взгляды редких прохожих, что попадались им на пути к замку, как по спине тут же пробегали мурашки. Люди сторонились друг друга, шарахаясь как от огня. Они беспокойно и недоверчиво озирались, прикрывая лица грязным тряпьем. Встречались и совсем диковинные - обмотанные с ног до головы ярко красными полотнами и обвешанные различными оберегами. Амелл множество раз слышала подобные суеверия ходившие среди простого люда, будто эти примитивные способы и обряды отгоняли хворь, защищали и даже вылечивали, но на деле все было совсем наоборот и это не могло не тревожить чародейку. Вера во спасение и самовнушение по-своему хороши, она защищают душу. Ведь если слаб дух, то как правило начинает болеть и тело, но в условиях эпидемий это мало помогало и порой только вредило. Здесь предстояло много работы и Амелл стоило больших трудов, чтобы не спешиться и не помчаться на помощь первому встречному. Так болезнь не победить. Требовалось действовать основательно и последовательно и первым делом стоило наведаться к местному эрлу на поклон. Требовалась информация, ресурсы и полномочия, которые новоиспеченный местный правитель мог ей предоставить. Ее уже ждали, не успели путники въехать во двор замка и спешиться, как широким, размашистым шагом к ним подоспел мужчина из хасиндского племени. Еще в замке Хайевер Ирис была наслышана об хасиндских воинах, что шли под началом Кусланда старшего и даже пару раз ей удавалось понаблюдать со стороны за сородичами посланца, но близко никогда так и не общалась. Нет, бояться, конечно, не боялась, хоть и вида они были воинственного, но вот общих тем для разговора как-то не находилось. Те по обычаю своему были либо вдрызг пьяные, либо стремящиеся к этому состоянию. - Поторопись чародейка, вождь ждет тебя, - не то, чтобы он рычал на женщину и все же в голосе его доброжелательности при всем желание найти не получилось бы, - долго же ты ехала, будто не торопилась вовсе. Пока хасинд бубнил, Ирис чувствовала на себе его внимательный изучающий взгляд, буравящий гостью из-под густых бровей. Когда он замолчал, то нахмурил их еще больше, хотя куда уж больше и жестом руки велел следовать за ним. Дожидаться ответа он не стал и с таким же размахом пошагал в обратном направлении. - Постарайтесь ни с кем не контактировать пока я не разберусь что тут к чему. Что это за болезнь тут обосновалась пока не ясно, так что ничего не трогайте, ни ешьте и не пейте. Только то, что привезли с собой. Герас оставайся с лошадьми и присмотри за ними, а я пока поговорю с эрлом, - Ирис обернулась к своим солдатам предупреждая мужчин об опасностях, что могли здесь таится и поспешила в сопровождении вслед за провожатым. - Приветствую тебя, эрл Шагга. Ирис Амелл, - представилась женщина, проходя вглубь зала, где ее ожидали. Приседать в реверансе она не стала, это не короли и не обычные эрлы, для которых этикет значил если не все, то уж точно не мало. Амелл предположила, что хасинды уважают силу и прямолинейность, и не растрачивают себя на любезности, а потому она коротко склонила голову, как делали это мужчины в знак приветствия и уважения. Затем ее взгляд скосился в сторону и девушка в удивлении уставилась на козла, что лениво жевал что-то чуть поодаль, впрочем отвлекаться долго на него не стала, тут же возвращаясь всем вниманием к вождю, - я прибыла по приказу Его Величества Алистера Тейрина для оказания вам помощи. Буду признательна если введете меня в курс дела. Ее внимательный взгляд прошелся по мужчине в поисках признаков болезни, как и до этого по всем, кто встречался ей на пути. Пока никаких признаков целительница ни на ком из обитателей замка не обнаружила, а значит выходило, что хворь сюда еще не добралась или еще не проявилась. И все же стоило это уточнить, как и многое другое, но все по порядку. Вопросы Ирис собиралась задавать после, если вдруг рассказа Шагги, который она ждала от него, будет недостаточно.
×
×
  • Создать...