Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображаются публикации с наибольшей репутацией на 28.12.2019 во всех областях

  1. 1 балл
    Покрытые пылью книжные полки стояли мрачными неровными рядами. Библиотеку освещал только свет Бреши, что пробивался через плотно закрытые шторы, но привычные к полумраку эльфийские глаза быстро сориентировались в башне и Араннай уверенно прошагал стоящему в уголке столику, откуда открывался отличный обзор на входную дверь. Эльф был невероятно спокоен, словно и вовсе и не втянулся в очередную сомнительную историю. Ко всему в этой жизни привыкаешь. Даже к случайностям, которые последнее время и составляли из себя жизнь беглого Антиванского Ворона. В то, что эта затея и вранье могут обернуться чем-то серьезным, Зевран не верил. В Скайхолде у руководства есть куда более серьезные дела, чем заниматься с пропавшим детским луком. На столе лежали грудой свитки, исписанные какими-то формулами и расчетами. Зевран зажег масляную лампу, что стояла тут же, на столе, и, вальяжно развалившись на стуле, скрестив пальцы на животе, еще внимательнее изучил свою внезапную подельницу. Девушка была обаятельной, улыбчивой и, вне всяких сомнений, пыталась к себе расположить. Впрочем, эльф, хоть и не отличался доверчивостью, был совершенно не против того, чтобы его к себе пытались… расположить. Тем более, если это бала девочка с таким обаятельным личиком и хитрой улыбкой. Но личико девочки быстро переменилось, когда она вспомнила о том, что её ждет в трактире некий учитаель. Ну, по правде сказать, в то, что на еще ученица, Ворон поверил без всяких проблем. Он улыбнулся и поспешил успокоить свою новую знакомую. – Не переживай, Сладость. Никто из-за кражи детского лука не будет ставить на уши весь “Приют Вестницы”. Походят, глазами похлопают, начальник отвесит подзатыльник нашему общему знакомому и уйдет досыпать, – эльф говорил легко, непринужденно, даже не пытаясь понизить голос. Он чувствовал, что здесь они в полной безопасности. – Расслабь ягодички и присядь. Бурю нужно переждать и все будет хорошо, если твой учитель сам не начнет интересоваться, почему тебя не было полночи в этом холодном, недружелюбном и набитом стражей месте. Эльф действительно был уверен, что никто не будет бить тревогу в военной организации, тем более из-за такой мелочи. Собственно, он просто не хотел отвечать на вопросы командира и доказывать кому-то что-то, когда можно было просто уйти от этой необходимости. Зануде вправят мозги, ну будет он косо смотреть – все, после той ночи, будет ненаказуемо. Два слова против одного. – Ну, порой, чтобы действительно научиться чему-то новому, пойти наперекор учителю нужно обязательно, – эльф подмигнул. – А вообще… Сладость, такой лук можно сделать в два счета. Я уверен, у мальчика будет теперь два огнестрельных оружия, из которых он продолжит осыпать доблестных стражей порядка стрелами. Прелесть просто. Эльф усмехнулся, чуть сощурившись. Теперь было понятно, и как лук оказался в чулане и кто был его настоящим владельцем. Такое доброседечие редко встретишь в этих краях. Как бы то ни было, но девушка вызывала у эльфа симпатию. Конечно, он не отличался сентементальностью, но такой поступок напомнил ему об Айдане и приключениях во время Пятого Мора, которые так сильно поменяли его взгляды на всё – и самого себя. - Мое имя Зевран. Для друзей – Зев. Боюсь, мне не безопасно нигде, сладость моя, но сюда я пришел повидать старую подругу. А еще за помощью – и с помощью. А зачем пришли вы с учителем, милая Моринь? Нести порядок и счастье для местных мальчишек?
  2. 1 балл
    Змейка оказалась девочкой сообразительной и действовала быстро. В отличии от Ван Раноса, который оказался не просто жирной похотливой свиньей, но тупой жирной похотливой свиньей, раз до сих пор не догадался, что здесь происходит. Испуганный и мокрый, аристократ не пытался оказать сопротивление или перекупить убийц, но отчаянно не понимал, что им нужно и, видимо, по какой причине он все еще жив. Зеврану не нравилось работать с такими персонажами, в этом, как правило, не было практически никакого профессионального интереса, но работа есть работа. А вот с такими, как Змейка, работать, напротив, было в радость. Магия всегда была эффектным и эффективным способом заполучить преимущество в таких вот открытых стычках и, не будь внимание Зеврана целиком и полностью сосредоточено на жертве и её телохранителях, он бы, несомненно, обратил бы внимание на то, как необычно – словно бы всем телом, без четкой фокусировки во взгляде – колдует его случайная подельница. Наемница быстро сориентировалась и, не пуская крови незадачливых охранников, наглядно показала им, кто здесь сегодня диктует правила – Зеврану и осталось только, что в нужный момент чуть надавить кинжалом на шею господина Раноса, чтобы тот прохрипел приказ. Если все пойдет и дальше так же слажено, то это будет последний его приказ. Араннай толкнул заложника в направлении единственной двери и тот испуганно направился туда, ступая босыми ногами по рассыпанному на мраморном полу винограду. Раздавленные ягоды чавкали под его ногами и прилипали к изнеженным пяткам, Раносу это не нравилось, но пара капелек крови, что выступили на его шее лишь от слабого надавливания острого кинжала убийцы, заставляли его действовать красочнее, чем любая угроза, которая могла прозвучать из уст. Некоторые слишком боялись боли, а смотреть наперед просто не желали, ибо не могли представить что их жизнь – такая же никчемная, как и все остальные жизни – прервется. Что было в голове у Раноса, который не сопротивлялся и, заплетавшимися ногами шел на выход? Да плевать, в любом случае, живым он сегодняшний закат не встретит. – Прикрой спину, – попросил Зевран у Змейки. Они оставляли позади двух охранников и, кто знает, кто мог еще к ним присоединиться. Честно сказать, будь Зевран уверен в Змейке до конца, или будь у него самого свободны руки, а охранники не будь закованы в тяжелые доспехи, он бы предпочел оставить позади еще два трупа, а не двух свидетелей. Но выбирать в такой ситуации не приходилось и нужно было работать не как хочется, а как надежнее. Создатель, только прибыл в Неварру, а уже такие сложности с первым же заказом. Двигаться по узким коридорам, пропуская вперед жирное пузо Раноса, было довольно сложно. Бордель был настолько большим и нестандартным, и настолько сложно устроен, что даже видавший разные увеселительные заведения Зевран уже в третий раз не мог быстро сориентироваться. Он старался подгонять своего заложника, но тот был слишком громоздок и неповоротлив, а его пятки, измазанные в виноградном соке, все время прилипали к грязному полу. Наконец, за очередным поворотом, произошла встреча очередная встреча с доблестными блюстителями порядка. И на этот раз они церемониться на стали. В Зеврана летел арбалетный болт – точно в голову – но эльфу, как обычно, повезло и, дернувшийся Ван Ранос принял его прямо в грудь. Едва тело рухнуло, Зевран наотмашь кинул кинжал и спрятался за поворотом, доставая из-за голенища второй. Оставалось только надеяться, что их не взяли в оборот с двух сторон.
  3. 1 балл
    Час от часу не легче, заноза за занозой в пятках Инквизиции является, едва ли, не ежечасно. Порождаются проблемы словно бы из воздуха, а воздух, вдруг, пропитан подлостью, коварством. По смыслу, даже разящий удар в спину честнее, чем яд в еде, или напитке. Гадко ощущение, получить удар, что не увидишь, и который может зреть не час – не два. А может месяцами медленно вытягивать из тела нити жизни. Бывали страшные примеры, где человека ядами опаивали месяцами и как ужасно то, во что тот превращался. Но тут удар, был, очевидно точечный, по сердцу, чтобы наверняка решить вопрос и его закрыть. Инквизиция для многих на глазу как гадкое бельмо. Где открытыми военными мероприятиями ничего и не решить, там действует методика пера и яда. Таковы реалии баталий дня насущного. Но если план сработает успешно, враги не позабудут всей военной мощью обрушиться на оплот Инквизиции. Одно за одним, потянутся последствия. Какая-то лишь доза той отравы может карты мира спутать, и принести победу тем, с кем столько времени борьба идёт. А Варрик слушает, о чём общаются вояки. Разбирает фразы де Пасана по косточкам, по крупицам. Поди узнай ты, кто смог учудить, но вряд ли капитан. Доставка яда точно в цель возможна способами слишком ограниченными. Через еду, быть может через кожу даже, но для этого нужен физический контакт. Остаётся еда, напитки… Кухня, слуги могут пронести и отравить трапезу по месту. Так же, как и слуги, что работают в стенах замка. Достаточно лишь рядом им с едой оказаться. И готово. Будто вторя варриковым мыслям, Риттс и Серебрянка промелькнули в сторону комнат, да кухни. Соловушка уже работает, значит, всё еще в игре и не сражена смесью гадкой. Как минимум – неплохо. Кресло сенешаля не придётся снова занимать. Не было бы счастья… - Мой генерал, – полушутливо Варрик обращается к Каллену, делая в сторону его лишь шаг и голос понижает, чтобы уши лишние не слышали. – Проверю деятельность слуг на кухне и их комнаты, быть может наш любитель ядов где-то наследил. И собирается уже идти, как по привычке старой вдруг задерживается, оборачивается к Резерфорду: - Кудряшек, осторожнее с едой, с напитками… И оглядывайся чаще. Яд, тебе известно, чьё оружие. Прозрачнейшим намёком изложил свою мысль Варрик, и отправился шагом, куда более спешным сразу же туда, куда и оба агента. Решить куда идти – в комнаты слуг или на кухню, было решено непосредственно по ходу. И мыслей было по поводу такому множество. Решительно представить себя на месте отравителя хоть и сложно, но всё ж таки можно. ”Попасть внутрь, или быть внутри. Оказаться непосредственно рядом с трапезой кого-то из верхушки – ещё сложнее, чем внутрь попасть. Допустим, кто-то из слуг простых или кухонных. Во втором – не нужно даже внутрь попадать, если знать для кого порция, когда употребят. В первом… тоже, но за доступом на кухню всё ж таки следят, пропавшие отсюда пироги тому виной. В маршрутах преступника, или диверсанта, должно быть пересечение со всеми вариантами. Так что же, где найти? И у него должны же быть пути отхода, или место, где пересидеть. Покинуть Скайхолд не так просто”, – шагает гном и думает, думает, несколько раз едва ли не сталкивается с прохожими, так в мысли углубился, что взгляд лишь под ноги, буравит землю под ногами. Ноги сами заводят в комнаты для слуг. Тетрасу кажется, что, как минимум логично тут проверить всё возможное. От быта, до деталей, которые бы даже самый плохенький художник не оставил в поле зрения. И в помещениях заметно становится теплее, кожа от холода покрасневшая, мигом согревается, с лёгкими покалываниями на коже. Гном трёт руки, осматривается. И замечает он агента Риттс. Её внимательность к деталям и ум, достаточно рабочий, чтобы, может логику понять и за что-то помочь ей уцепиться. А если нет, Серебрянка на кухнях, да и вообще осмотр кухни, тоже было бы неплохо учинить. - Постой, Хитрюшка, – негромко обзывается гном с девушкой. – А ну, поведай-ка экс-сенешалю, что там в замке-то случилось. Любопытство двух гномов сгубило, одного опоило, второго купило. Да помочь хотелось бы уладить то, что произошло. Но учти, что если скажешь, будто это тайна, буду в добровольческом порядке под ногами путаться. Хоть и не в должности, да по старой памяти...
×
×
  • Создать...