Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...

Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображаются публикации с наибольшей репутацией на 26.10.2019 во всех областях

  1. 1 балл
    Дариус пренебрежительно фыркнул, будто вновь пытался доказать всему миру, что его совершенно не проняло. Пусть человеческое сердце в груди бешено стучало, заглушая большинство звуков, пусть его тело было изломано, пусть его снова ломали… Моранте всем своим видом демонстрировал стойкость, которой позавидовали бы очень и очень многие. Второе ребро с глухим щелчком сломалось, но он даже не дернулся, с легкой заинтересованностью наблюдая, как Маркус недовольно сжал зубы так сильно, что заходили желваки. Словно генерал почувствовал ту боль, которую не почувствовал его бестолковый подопечный. — Я даже не почувствовал. Возможно, все дело было в том, разогнанная магией регенерация просто не успевала за всеми повреждениями, латая самые серьезные. Возможно просто не успела образоваться жесткая костная мозоль, которая хоть и не была полноценной костью, но ломалась куда как неприятнее. — И испугаться тоже не успел. Стоило ли оно того? Определенно, да! Ведь дело было даже не в оказании сомнительной медицинской помощи, а в том, кто ее оказывал и при каких условиях. Словно несчастные кости были стенами, которые с глухими щелчками ломались между двумя генералами, осыпаясь и поднимая кучу пыли. Ментальное зеркало отрабатывало по полной: доверие порождало доверие. Авелан делал еще один шаг навстречу этому суровому человеку, что прочно вошел в его жизнь. Где-то в глубине своей сути древний демон все еще повиновался животным инстинктам, и такой шаг — покорность и доверие — отрывал для него новые горизонты и одновременно неосознанно подготавливал Люция к будущей неприятной правде. Авелан осторожно рассыпал крошки перед его носом, образуя петляющую дорогу к истине. Показывая ему что-то невозможное, невероятное, пугающее, давая подсказки… надеясь, что в конце пути генерал сумеет сложить картинку целиком. Вспомнить случайно брошенные фразы и оговорки. Вспомнить, что уже видел нечто необъяснимое. Был участником того, что выходило за границы человеческих возможностей. Демону оставалось лишь надеяться, что его старания были не просто так и Маркус справится легче, когда до него дойдет, что он уже давно знал правду где-то в глубине души. Просто не хотел верить в нее, как в нечто неприятное и неудобное. Люди всегда так поступали. Дариус прощупал кости еще раз, на всякий случай проверяя, не пропустил ли он что. — Осталось самое…. сложное. Пальцы остановились ровно на центре. Он точно знал, что огр проломил ему грудину и чтобы спасти себя, ему пришлось буквально склеить смещенные кости, что было видно даже визуально, хотя взгляд и отвлекался на гематомы. И теперь ему нужно было все это дело выпрямлять. И он точно знал, что вот этот перелом будет очень, очень болезненным. — Знаешь… Наверное, я предпочел бы, чтобы ты все же мне хорошо врезал. Но поступай на свое усмотрение. Я… выдержу. Все же сомневался в собственных силах, признавая заранее возможное поражение и собственную слабость. Показывал, что понимает, но все же готов рискнуть. Сколь многое он может вынести в этом теле, ощущая его как свое? Сколь многое он может вынести… в таком состоянии? Дариус был практически готов воспользоваться кинжалом Маркуса. Вовсе не для того, чтобы пожевать его рукоять. С большей вероятностью он бы воткнул его себе в руку в момент, когда кость будет ломаться. Одна боль может заглушить другую. Моранте дернул уголком губ, прикидывая как обматерит его генерал, если он так сделает. На этот раз Люций вряд ли бы постеснялся в выражениях. Дариус покосился на кровать. Он бы предпочел в данном случае оказаться к ней поближе и после перелома спокойно полежать, окутав себя магическим коконом и упрямо двигая кости на положенные им места. Если у него вообще будут на это силы. Так или иначе, но генерал подождет с лазаретом и своими переживаниями. Они не договорили, так успешно отвлекшись на травмы магистра. — Маркус, — Моранте усмехнулся, пытаясь собраться и показать, что все в порядке. — Знаешь, я скучал по тебе. И по тому, как весело хрустят кости после встречи с руками генерала. В любых ситуациях и во всех смыслах.
  2. 1 балл
    Они пришли с юга. Ярл и её свита, все на чёрных, словно зимняя ночь, лошадях. Они несли с собой холодный воздух, предвещая бурю что зарождалась за их спинами и угрожающе двигалась вслед за авварами будто бы сам Зимодых хотел присмотреть за своими “детьми”. Десять верховых спустились с гор пять дней назад и достигли Хайевера только к закату шестого дня. Тан ехала во главе своей свиты, не боясь ни лихой стрелы, ни умелого взмаха клинка. Она уже давно разучилась бояться за свою жизнь, а вот за будущее своего народа, она боялась, возможно даже больше чем того требовалось. Они веками рождались, жили, любили, воевали и умирали обобщённо от всего оставшегося мира, являли себя только как зимние призраки, что нападали на окрестные деревушки, становясь чуть ли не мифом, отголоском тех времён, когда и ферелденцы и хасинды и аввары были одним народом. Народом сильным и независимым. Так почему же, на пороге Разрушения Мира, им вновь не объединиться? Да уж, этот вопрос встал поперёк глоток многим ярлам, словно не до конца обглоданная кость у старого пса. С авваров было сложно снять шоры, и переломить те устои которые взращивались в них веками, но так или иначе, Моране удалось переломить своих ярлов, заставив их услышать и себя и зов Короля Ферелдена, потомка того, кто когда-то так же объединил разрозненные племена и кланы. Возможно, решение Мораны не все поняли, но приняли, как и полагалось танам, главой которых нынче была “Чернокрылая”. И вот, они ступили на искомую землю. Морану нёс огромных размеров Крэгхолдский мерин, по имени “Наттимел” или Звёздное небо. Чёрный, с россыпью мелких белых пятнышек на шкуре, и заплетённой в тугие косы волнистой гривой. Следом ехали представители нескольких кланов: представитель южного Стормхолда – тан Колбан, тесть Мораны, мужчина грузный, но всё ещё не потерявший свою стать и пылкость ехал в сопровождении двух белоснежных бронированных вофунов; тан Крэгхолда – Муйре “Среброглазая”, женщина невероятной красоты и такой же невероятной духовной силы, была в сопровождении своего авгура и одного его ученика; двое представителей Каменного медведя, были без своего тана Свары, и замыкали процессию два воина из унсаловского отряда “знающих”, “Белый паук” – эльф с отталкивающей внешностью и совсем ещё молодой аввар – отхотник Риггорд. Было сложно описать лица встречающих стражников на воротах, но в какой-то степени подобная реакция польстила ярлессе. Морана, конечно не исключала, что ждали тут пришествие каких-то улюлюкающих оборванцев с гор, которые будто бы только что спустились с дерева и научились готовить мясо на костре. Для всех они всё ещё были варварами, бандитами, неотёсанными горцами, что грабят деревни и насилуют низинниц, и, наверное,согласие Мораны принять приглашение Короля приехать в Хайевер, обуславливалось ещё и тем, что она, наконец, хотела переломить укоренившийся стереотип о её народе. Возможно, где-то в глубине души, они ещё оставались варварами, подогреваемыми кровью своих предков, но её народ был готов ступить в новую эпоху и стать чем-то большим. Когда они, наконец, подобрались к въездным воротам, Морана подняла руку, затянутую в чёрную перчатку, для приветствия и тем самым давая понять, своим людям, что путь окончен: - Вечер обещает быть ещё более холодным, – проговорила Чёрнокрылая, обращаясь к стражникам, её торговый был чистым, без тени акцента и ошибок, – Передайте вашему Королю, что аввары услышали его глас и прибыли на встречу.
×
×
  • Создать...