Перейти к публикации
Поиск в
  • Дополнительно...
Искать результаты, содержащие...
Искать результаты в...
  • записей
    13
  • comments
    6
  • views
    358

judicare

Corypheus

66 просмотров

Немного текстов про мою любимую Сурану.

Маг крови, боевой маг и просто Страж.

 

***

 

Суране восемнадцать, и она не хочет умирать — ни в Эонаре, оказавшись помощницей мага крови, ни Серым Стражем, погибнув от лап порождений тьмы и их клинков, но Дункан применяет Право Призыва.

Суране восемнадцать, и она не хочет умирать — ни как Давет, отравленная Скверной, ни как Джори, зарезанная клинком Стража.

Суране восемнадцать, и она не хочет умирать — ни в битве при Остагаре, в этом кошмаре, разворачивающемся под ногам, под белым каменным мостом, ни в башне Ишала, захваченной порождениями тьмы.
И как там только оказался огр?..

Суране восемнадцать, и она не хочет умирать. Да и нет у неё выбора уже. Их осталось двое.

 

***

 

Когда Флемет говорит, что сердца некоторых людей темнее сердец порождений тьмы, Сурана верит, но осознаёт не сразу.

Долгое время она думает, что её уже ничто не удивит — ни после одержимого ребёнка, ни после кошмара в родной Башне, ни после культистов-драконопоклонников, занявших чужой храм.
Долгое время она думает, что н и ч е г о.

А потом они отправляются в Орзаммар, и там, в темноте Глубинных Троп, Сурана видит Геспит.

Между Бранкой и Каридином она не сомневается.

 

***

 

"Даже если она превратится в паука, Алистер", — думает Сурана.
И по выражению её лица это понятно.

 

***

 

Меч — когтистый и странно трещит под ладонью; Сурана с трудом держит его, как будто пронзённого молнией, но заворачивает в тряпицу и сохраняет до лучших времён.

— У него нет толком гарды, — говорит Алистер.

— Да я и фехтовать не умею, — отзывается Сурана, но отказывается продавать находку, вырванную из мёртвой руки, даже когда им очень нужны деньги. 

 

***

 

Меч и правда оказывается ей нужен. Там, в древних руинах, из филактерии выходит дух; его речь — как дрожащее дыхание, но Сурана понимает, чего он хочет — и понимает, чего хочет сама.
В следующий раз, когда когтистый меч оказывается в руке, он не колет болезненно молнией ладонь — только едва слышно звенит под кожей.
Теперь колоть молнией он будет её врагов... как только она научится фехтовать, конечно. А пока что — в руке её лишь металлическая болванка.
Здорово.

 

***

 

— Тебе бы дагу.

— Дагу?

— Кинжал для второй руки. Можно поискать антиванский или андерфеллский.

Сурана смотрит изумлённо.

— Кто сказал Антива?

 

***

 

Когда кинжал Зеврана почти впивается в её плоть, Сурана резко становится... прозрачной.
А ведь обещала — без магии.

 

***

 

Сурана не думала, что поиски Морриган приведут её в старый дом, повидавший много дурного, но ныне — неожиданно спокойный. Она не помнила толком родительскую хибару в громоздком денеримском эльфинаже — и не смогла её найти.
И никто её там не узнал, как бы ни всматривалась она в серые эльфийские лица, в отличие от Кинлоха.

— Гарды нет.
— Поэтому у меня есть дага.

Рыцарь-командор Грегор смотрит на предельно измотанную Сурану с несколько большим уважением, чем уже.

 

***

 

— Ты же не... не собираешься правда осквернять...

Сурана аккуратно отсыпает прах Андрасте с мешочек.

— Драконья кровь всегда пригодится. А с Колгримом сейчас разберёмся.

Она почти слышит, как Алистер, Винн и Лелиана одобряют.

 

***

 

Сурана вертит в руках резной рог — тяжёлый, красивый.

Колгрим истекает кровью у её ног — ещё хрипит, но встать уже не в силах, да и она бы ему не разрешила.

Морозный воздух жалит щёки — и Сурана вновь поднимает взгляд к белизне — туда, где дремлет драконица. Её чешуя отливает пыльными рубинами; её крылья — сложены спокойно.
Кажется, можно даже услышать могучее дыхание.

Сурана убирает рог в свой рюкзак.
Пусть живёт спокойно.

 

***

 

Стена огня жарко дышит в лицо, а за ней — белокаменная статуя Андрасте.
— А бельё тоже снимать?.. — спрашивает Сурана в пустоту.
Без одеяния ей зябко.

 

***

 

Страж появляется за их спинами — гремит доспехом, но Сурана своё дело не прекращает.
— Сколько ещё желает твоя ненасытная душа? — вздыхает он.
— Нам ещё с Мором сражаться, — говорит она, завязывая верёвочкой увесистый мешочек с прахом. — Кто знает, сколько раз мы пострадаем на пути до Уртемиэля? А эльфийский корень-то привыкание вызывает.
Страж смотрит на них со сложным лицом.
Лелиана виновато разводит руками. 

 

***

 

— А ведь я просила независимости для Круга... — тянет Сурана.

Мёртвые храмовники не складе не очень располагают к задушевным беседам, но, кажется, это никого из её спутников, особенно Андерса, не смущает.

Надо будет написать Аноре.

 

***

 

— Хороший посох.

Сурана вертит его, сине-золотой, в руках.
Торговец следит напряжённо.

— Могу дать Вам скидку, Страж-Командор…

 

***

 

— Мантия у Вас хорошая.

Взгляд у Архитектора — изумлённый.

— За это стоит благодарить, верно?
— Верно. Поменяемся?

 

***

 

— Красивая маска.
— Спасибо?

Архитектор напрягается.
И правильно.

— Меняемся?
— ...
— Пробирка крови дракона.
— У меня есть драконы...
— Не осквернённого.
— Две.
— Половина.
— Одна.
— Две трети.
— Договорились.

 

***

 

— ...что сам удостоюсь сострадания.

— Все достойны сострадания, — Сурана кивает вежливо. — Я думаю, Андрасте Вас простит.

Гессариан (или просто дух Тени?) только-только пытается исчезнуть, как...

— А хороший у Вас меч.

 

***

 

Сурана переводит взгляд с матушки Церкви на торговца.
Думает.
— Пусть проваливает эта жрица.
Алистер почти возмущается, но не успевает, ведь у Сураны — есть гениальный план.

В церквушке Лотеринга — не очень людно и немного холодно.
— Здравствуйте!
Женщина, та самая, вступившая в спор, смотрит зло.
— У меня предложение к Вам.
— И какое же?
— Вы делаете мне заказ, спросив у селян, что им надо, а я покупаю со скидкой у того торговца, который Вам так не понравился, и получаю процент с косвенной сделки между ним и Вами. Все довольны!
Доволен (почти) даже Алистер.

  • Ломай меня полностью 2
  • Ор выше гор 3


0 комментариев


Рекомендованные комментарии

Нет комментариев для отображения

×
×
  • Создать...